Читать онлайн Встреча, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Встреча - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Встреча - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Встреча - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Встреча

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Клодия вошла в спальню Августы и остановилась, ошеломленная бушевавшим там ураганом. Она, чуть нахмурившись, посмотрела на свою кузину, едва видневшуюся за грудой платьев, туфель, шляпных картонок и чемоданов.
— Я совершенно не понимаю, к чему эта безумная спешка, Августа. И зачем тебе понадобилось выходить замуж по специальному разрешению, если с твоими планами относительно четырехмесячной помолвки все были согласны? Вряд ли в таких делах, как брак, разумна поспешность. И уж Грейстоун должен был бы это понимать в первую очередь.
— Со всеми вопросами можешь обращаться именно к Грейстоуну. Это целиком его идея. — Августа, вся во власти суеты, царившей в спальне и гардеробной, заменявшей ей командный пункт, крикнула горничной:
— Нет, нет, Бетси, положите мои бальные платья в другой чемодан! А нижние юбки пусть кладут сюда. Вы уже упаковали мои книги?
— Да, мисс. Я сделала это еще утром.
— Хорошо. Мне вовсе не хочется иметь в Дорсете под рукой только те книги, которые мой жених выбирал для своей библиотеки. Боюсь, они в основном посвящены древним грекам и римлянам, но ни одного романа там нет.
Бетси извлекла из одного чемодана воздушную груду шелка и атласа и опустила ее в другой:
— Вот уж не знаю, зачем вам в провинции все эти платья, мисс!
— Лучше быть ко всему готовой. Да, Бетси, не забудь положить и бальные туфельки, и перчатки.
— Разумеется, мисс.
Клодия осторожно обошла гору чемоданов и шляпных коробок, потом кровать, заваленную нижними юбками, чулками и подвязками.
— Августа, я хотела бы поговорить с тобой.
— Говори. — Августа повернулась и крикнула в открытую дверь спальни:
— Нэнси, где вы? Идите-ка сюда скорее! Помогите Бетси, хорошо?
На пороге гардеробной появилась еще одна служанка:
— Мне помочь ей укладывать чемоданы, мисс?
— Да, будьте так добры. Мы не успеваем! Времени осталось совсем мало. А мой любезный жених прислал записку, что завтра утром, сразу после свадьбы, мы уезжаем.
— Боже мой, мисс! Но ведь еще столько нужно сделать! — И Нэнси поспешила на помощь уже ничего не понимающей от суеты Бетси.
— Августа, пожалуйста, остановись, — твердо сказала Клодия. — Разговаривать среди такого беспорядка совершенно невозможно. Давай выпьем чаю в библиотеке, хорошо?
Августа машинально подняла смятый чепец из муслина, разгладила его и оглядела спальню. Сборы были в разгаре, и ей казалось, что Гарри будет крайне недоволен, если придется отложить отъезд из-за того, что она просто не успела упаковать вещи. Но действительно, необходимо подкрепиться горячим крепким чаем, решила она.
— Хорошо, Клодия. Думаю, здесь и без меня пока управятся? Пойдем вниз.
Через пять минут Августа, влетев в библиотеку, буквально рухнула в кресло и положила ноги в легких туфельках на пуфик. Потом с наслаждением сделала большой глоток чаю, вздохнула и поставила чашку на столик.
— Ты была права, Клодия. Очень хорошо придумала! Мне и правда следовало прерваться хотя бы ненадолго. Я с самого рассвета в заботах, ни разу даже не присела на минутку. Господи, да у меня и сил-то ни на что не останется, когда мы приедем в Дорсет!
Клодия внимательно посмотрела на нее:
— Нет, ты мне все-таки объясни, какая необходимость в подобной спешке? Я не могу избавиться от ощущения, что все идет как-то не правильно.
— Я же тебе сказала: спроси об этом Грейстоуна. — Августа устало потерла виски. — По-моему, он немного сошел с ума, и в будущем это ничего хорошего мне не сулит. Особенно когда я стану его женой. Интересно, свойственно ли это другим членам его семейства?
— Ну вряд ли ты говоришь серьезно! — Клодия явно встревожилась. — Неужели он похож на безумного?
Августа застонала. Все-таки у гемпширских Баллинджеров всегда было плоховато с чувством юмора! И Клодия в этом отношении очень похожа на Грейстоуна.
— Господи, Клодия, конечно же нет! Я просто пошутила. Впрочем, я и сама толком не поняла, зачем ему потребовалось добывать специальное разрешение и устраивать всю эту безумную суету и спешку. Я бы предпочла прожить эти четыре месяца спокойно и постараться получше узнать своего будущего мужа, а также дать ему самому возможность поближе познакомиться со мной.
— Ты совершенно права.
Августа мрачно кивнула:
— Знаешь, мне все время кажется, что он пытается сыграть со мной какую-то шутку, устроив этот поспешный брак. Боюсь, после свадьбы ничего особенно интересного он для себя не найдет. И я ему быстро наскучу.
— Мне и в голову не приходило, что Грейстоун способен на столь безрассудные поступки. Ну с какой стати ему понадобилось так спешить со свадьбой?
Августа закашлялась и принялась изучать свои туфельки.
— В этом, как всегда, виновата я, хотя он весьма галантно отрицает мою вину.
— Твою вину? Августа, о чем ты говоришь?
— Помнишь, мы с тобой однажды обсуждали проблемы, которые могут возникнуть, если дама позволит своему поклоннику кое-какие невинные вольности?
Клодия сдвинула брови; щеки ее чуть порозовели.
— Я очень хорошо помню этот разговор.
— Да? Ну так вот, Клодия, вчера вечером в силу некоторых непредвиденных обстоятельств я оказалась в закрытой карете наедине с Грейстоуном. Достаточно сказать, что на этот раз я позволила ему значительно больше, чем несколько поцелуев. Значительно больше!
Клодия побледнела, потом залилась ярким румянцем.
— Ты хочешь сказать… Августа! Я просто не могу поверить! Я отказываюсь верить твоим словам!
— Боюсь, что все же придется, — вздохнула Августа. — И знаешь, в следующий раз я еще подумаю, хочу ли повторения. Никакого особенного восторга я не испытала, хотя сначала все было довольно приятно. Но Грейстоун уверяет, что потом будет значительно лучше. Что ж, мне остается только верить ему. Наверное, он разбирается в подобных вопросах…
— Августа, ты действительно предавалась любовным утехам в карете? — с трудом выговорила потрясенная Клодия.
— Я понимаю, тебе, разумеется, отвратительна сама мысль об этом, однако мне в тот миг она вовсе такой не казалась. Я, конечно же, заслуживаю твоего осуждения, но хорошо бы тебе самой оказаться в подобной ситуации — тогда бы ты лучше поняла меня.
— Грейстоун соблазнил тебя? — уже гораздо более решительно спросила Клодия. Августа нахмурилась:
— Я бы, пожалуй, так не сказала. Наоборот, для начала он прочитал мне чрезвычайно суровую нотацию по поводу того, что я абсолютно не умею вести себя прилично. Он был мной страшно недоволен. Можно даже сказать, что он был разгневан. Но неожиданно его гнев обернулся совсем иным чувством. Надеюсь, ты понимаешь?
— Господи милосердный! Так он напал на тебя?
— Боже мой, Клодия, нет! Я же только что объяснила: мы с ним занимались любовью. А это совсем другое, неужели ты не понимаешь!.. — Августа помолчала и выпила еще чаю. — Хотя, если честно, я потом довольно долго размышляла, в чем же разница между насилием и плотской любовью. Должна признаться, мне было очень не по себе. Но сегодня, приняв ванну, я почувствовала себя гораздо лучше. Хотя верховую прогулку сегодня лучше отложить.
— Нет, это просто неслыханно!
— Не волнуйся, я и сама все прекрасно понимаю. И наверное, тетя Пруденция сумела бы извлечь из всего случившегося мораль. И сформулировала бы свою мысль кратко и четко, чтобы она пристала к человеку как смола. Ну например: никогда не садитесь в закрытую карету с джентльменом, иначе вы рискуете внезапно стать его женой и горько пожалеть о былой свободе.
— По-моему, при сложившихся обстоятельствах ты должна быть благодарна Грейстоуну, что он все-таки решил жениться на тебе! — заявила Клодия. — Кое-кто из мужчин мог бы счесть столь вольное поведение женщины до свадьбы признаком полного отсутствия у нее понятий о добродетели.
— Боюсь, Грейстоуна куда больше потрясло собственное поведение. Бедняга! Он всегда так заботится о соблюдении правил приличия! Он был страшно недоволен собой, однако совершенно уверен, что снова нарушит все правила, и весьма скоро, не дождавшись окончания нашей четырехмесячной помолвки. Вот потому-то, собственно, он и поспешил получить это разрешение на брак.
— Да, теперь мне ясно… — уже совсем робко проговорила Клодия. — Ты жалеешь, что все так вышло, Августа?
— Если честно, не очень. Но, признаюсь, в целом я весьма обеспокоена нашим будущим браком. Мне бы очень хотелось, чтобы наша помолвка осталась в силе, чтобы я успела хоть что-то понять. Видишь ли, я даже толком не знаю, любит ли меня Грейстоун. Прошлой ночью он ни слова не сказал о любви, хотя… — Она запнулась и вспыхнула.
— Как? Грейстоун тебя не любит? — Клодия смотрела на нее расширившимися от ужаса глазами.
— Ну, во всяком случае, у меня есть сомнения на сей счет. Он заявил, что не желает и думать о подобной чепухе. И я вовсе не уверена, что сумею научить его любить меня по-настоящему. Вот что больше всего пугает меня в нашем поспешном браке, Клодия. — Августа мрачно посмотрела в окно. — Ах, как было бы чудесно, если бы он меня любил! Я тогда чувствовала бы себя совершенно иначе.
— А я уверена, он будет тебе хорошим мужем, и у тебя вряд ли найдутся поводы жаловаться, — решительно заявила Клодия.
— Я знаю, именно так сказал бы любой из гемпширских Баллинджеров.
— Ты должна понимать, как редко в нашем кругу браки заключаются по любви, Августа. В лучшем случае супруги испытывают друг к другу уважение и нечто вроде дружеской привязанности. А у многих нет даже этого. Ты и сама все знаешь.
— Да, конечно. Наверное, я зря позволяла себе так долго предаваться глупым мечтам о счастливом замужестве. Я хотела, чтобы мой брак был похож на брак моих родителей. Когда в семье много любви, тепла и веселья. Я не совсем представляю, что именно сулит мне брак с Грейстоуном. А совсем недавно я поняла, что в его душе есть некая, закрытая от меня дверь…
— Что за нелепости ты говоришь!
— Я, должно быть, не очень хорошо могу тебе это объяснить, Клодия, но мне кажется, будто большая часть его души как бы скрывается в глубокой тени, и я лишь начала чуть-чуть приоткрывать темную завесу над нею, однако понятия не имею, сколько еще тьмы там таится.
— Но все-таки ты увлечена им, не правда ли?
— Еще бы, с самого первого дня, — подтвердила Августа. — Что, впрочем, вовсе не свидетельствует о моей проницательности. — Она резким движением поставила чашку на столик. — Кроме того, есть еще одна серьезная проблема: его дочь. Я ведь никогда даже не видела ее, меня страшно волнует, как она воспримет наше знакомство, понравлюсь ли я ей.
— Ты всем нравишься, Августа!
Августа подозрительно заморгала, явно стараясь не расплакаться.
— Как это мило с твоей стороны! — Она храбро улыбнулась сквозь слезы. — Ну ладно, хватит мрачных разговоров! Завтра я выхожу замуж, вот и все. И мне нужно радоваться, верно?
Клодия помедлила, потом наклонилась к ней и заговорила торопливым шепотом:
— Августа, но если ты так сильно обеспокоена мыслью о предстоящем браке с Грейстоуном, то, может быть, тебе посоветоваться с папой? Ты ведь знаешь, как он тебя любит; он никогда не будет заставлять тебя выходить замуж…
— Сомневаюсь, чтобы даже дядя Томас сумел бы убедить Грейстоуна отложить свадьбу. Этот человек принял решение, а сила воли у него просто чудовищная. — Августа печально покачала головой. — Так или иначе, мне, наверное, уже поздно поворачивать назад. Я теперь подпорченный товар, как говорится… Падшая женщина. И должна быть благодарна за то, что джентльмен, из-за которого свершилось мое грехопадение, готов проявить благородство и жениться на мне.
— Но у тебя тоже есть сила воли, Августа! Никто не может принудить тебя выйти замуж, если ты действительно этого не хочешь… — Клодия запнулась и посмотрела на кузину. — Ах, боже мой! Я ведь только сейчас поняла! Ты влюблена в своего Грейстоуна по уши!
— А что, это заметно?
— Только для тех, кто тебя достаточно хорошо знает, — мягко заверила ее Клодия.
— Ну тогда еще ничего. Я совсем не уверена, что Грейстоуну понравится жена, которая сохнет от любви к нему. Он, пожалуй, сочтет это совершенно излишним. Этаким ненужным бременем.
— Значит, ты все-таки намерена заключить поспешный брак, а уже потом бороться с его последствиями в полном соответствии с репутацией в высшей степени беспечных людей, которой славятся все нортамберлендские Баллинджеры? — задумчиво проговорила Клодия.
Августа налила себе еще чаю.
— Какое-то время, видимо, будет довольно трудно. Я только очень не хотела бы следовать примеру той чрезвычайно добродетельной особы, которая оказалась моей предшественницей. Сравнения по принципу большей или меньшей добродетельности всегда казались мне весьма нелепыми, но в данном случае их явно не избежать.
Клодия понимающе кивнула:
— Да, тебе, должно быть, придется тяжело. Первая жена Грейстоуна явила собой высочайший образец. Со всех точек зрения Кэтрин Монтроуз была идеальной супругой. Но я думаю, Грейстоун обязательно поможет тебе исправиться и достигнуть должной высоты.
— Несомненно. — Августа нахмурилась. Они замолчали. В библиотеке воцарилась тишина, хотя сверху по-прежнему доносились звуки передвигаемых чемоданов. — А ты знаешь, Клодия, что больше всего меня беспокоит? То, что я не смогу видеться с Салли по меньшей мере несколько недель. Понимаешь, она так ужасно больна! Я буду все время беспокоиться о ее здоровье, я ее очень люблю.
— Мне никогда не нравилось твое увлечение этим клубом, — неторопливо проговорила Клодия, — но я понимаю, что Салли твоя лучшая подруга. Если хочешь, я стану заезжать к ней раз или два в неделю в твое отсутствие, а потом сообщать тебе обо всех новостях и о том, как она себя чувствует.
— Неужели ты сделаешь это для меня, Клодия?! — с огромным облегчением воскликнула Августа. Клодия только пожала плечами:
— Почему бы нет? А вдруг мне хоть в чем-то удастся ей тебя заменить? И может быть, ей будет даже приятно меня видеть. Ну а ты не станешь так тревожиться, если будешь знать, что я за ней присматриваю.
— У меня просто нет слов! Я так благодарна тебе, Клодия! Хочешь, заедем к ней сегодня вместе? Я с удовольствием вас познакомлю.
— Сегодня? Но ты же так занята подготовкой к отъезду!
Августа рассмеялась:
— Для поездки в клуб я уж как-нибудь сумею выделить время. От свидания с Салли я не откажусь ни за что на свете! Полагаю, тебя это не слишком удивляет, Клодия? Нет, ты просто не представляешь себе, дорогая, что упустила в жизни!


Питер Шелдрейк снова налил себе кларета и посмотрел на Гарри:
— Так ты хочешь, чтобы я собрал сведения о Лавджое? Но с какой стати они вдруг тебе понадобились?
— Трудно объяснить. Давай просто договоримся: этот человек мне неприятен, и мне очень не нравится, что он выбрал для своих грязных игр именно Августу.
— Может, они и грязные, — пожал плечами Питер, — но мы оба прекрасно знаем, что в карты играют множество людей. А такие, как Лавджой, никогда не упустят возможности еще и унизить женщину. Впрочем, чаще, всего они просто развлекаются, флиртуя с чужими женами. Постарайся держать Августу подальше от него, и все будет в порядке.
— Знаешь, хоть это и кажется невероятным, но, по-моему, она вполне усвоила полученный урок. Августа, конечно, немного беспечна по природе, однако она далеко не глупа. И Лавджою она больше никогда не поверит. — Гарри задумчиво провел пальцем по корешку книги, лежавшей на столе.
Это были «Некоторые замечания относительно» Римской истории от основания города» Тита Ливия «— одна из последних его работ, недавно опубликованная, чем Гарри чрезвычайно гордился, хотя и понимал, что подобная книга никогда не станет столь же популярной, как» Уэверли» Вальтера Скотта или эпические поэмы Байрона. Августа, без сомнения, сочтет ее чудовищно скучной. Гарри утешал себя мыслью, что его труды предназначены для читателей иного склада ума.
Питер, с беспокойством взглянув на друга, быстро прошелся по комнате и остановился у окна.
— Но если ты уверен, что твоя мисс Баллинджер получила хороший урок, то чего же тогда беспокоиться?
— Интуиция подсказывает мне, что за недостойными забавами Лавджоя кроется нечто большее, чем просто желание пофлиртовать с Августой или даже соблазнить ее. Здесь явно есть некий весьма точный расчет, это-то меня больше всего и беспокоит. Знаешь, когда я заехал к нему, он с непонятной настойчивостью намекал, что Августа совсем не подходит на роль моей жены.
— Похоже, он просто собирался шантажировать тебя. Может, надеялся, что ты выложишь за расписку Августы гораздо больше тысячи фунтов, только чтобы сохранить все в тайне и замять эту историю? У тебя репутация чуть ли не пуританина, если позволишь напомнить.
— Ну почему же не напомнить! Августа, например, напоминает мне об этом при каждом удобном случае.
— О да, уж она-то об этом не забывает, — усмехнулся Питер. — Между прочим, именно поэтому она отлично подходит тебе, Грейстоун. Однако вернемся к Лавджою. Объясни, пожалуйста, что именно ты рассчитываешь обнаружить?
— Повторяю: я ни в чем не уверен. Попробуй узнать о нем как можно больше. Даже Салли считает, что этот человек для нее всегда оставался загадкой.
— М-да, Салли наверняка первая узнала бы о нем все — и хорошее, и дурное… — Питер задумался. — Возможно, я попрошу нашу подругу немного помочь в этом расследовании. Это ее развлечет. Пусть вспомнит прежние деньки…
— Как хочешь, только не слишком утомляй бедняжку. Сил у нее совсем мало.
— Я это отлично понимаю. Но Салли принадлежит к тому типу женщин, которые каждую минуту своей жизни хотят прожить в полную силу, а не тянуть время, отлеживаясь в постели.
Гарри кивнул, глядя через окно в сад:
— Полагаю, ты прав. Ну что ж, отлично. Посмотрим, приятно ли ей будет вспомнить былое. — Он искоса глянул на своего друга. — И я, разумеется, рассчитываю, что вы оба будете соблюдать величайшую осторожность, ведя расследование.
Питер выслушал его с видом оскорбленной невинности.
— Осторожность в делах — одно из немногих дарованных мне достоинств! И тебе это прекрасно известно! — А потом, усмехнувшись, добавил:
— Как раз осторожностью я и отличаюсь от одного знакомого джентльмена, который занят теперь исключительно тем, чтобы добыть специальное разрешение на брак, ибо проявил непростительную неосторожность, оказавшись в закрытой карете с одной особой…
Гарри грозно нахмурился:
— Еще слово о прошлой ночи, Шелдрейк, и можешь спокойно сочинять себе эпитафию.
— Не бойся. Я же никому ничего не скажу. В некоторых случаях я нем как могила. Но черт побери, приятель! Видел бы ты собственную физиономию, когда вы с мисс Баллинджер вылезли из кареты! Поистине бесценные наблюдения! Абсолютно бесценные!
Гарри тихонько выругался. Вспоминая прошлую ночь — а он в общем-то только о ней и думал, — он всякий раз приходил в изумление. Он все еще не мог поверить, что вел себя столь непозволительным образом. Никогда еще он не оказывался в такой зависимости от собственной природы. И самое ужасное — он ничуть не жалел о случившемся.
Ему стало легче при мысли о том, что теперь Августа принадлежит ему полностью, как никогда и никому не принадлежала. Более того, это происшествие дало ему желанный предлог, чтобы ускорить свадьбу.
Единственное, о чем он сожалел, и сожалел весьма значительно, — это то, что, утратив власть над собой, он не дал Августе насладиться первым порывом страсти. Но он надеялся вскоре исправить то отвратительное впечатление, какое, видимо, произвел на нее. Он не знал иной женщины, которая столь же пылко отвечала бы на его чувства. Да, Августа действительно его любит, она сгорает от страсти. И она отдалась ему с такой нежностью, с такой невинной готовностью, что до конца своей жизни он не забудет этих чудесных мгновений!
Она ничуть не похожа на Кэтрин, на эту вероломную дрянь!
Питер снова обернулся к нему:
— Кстати, я все думаю: а что, если и мне попробовать остаться наедине с Ангелочком в закрытой карете?
— Полагаю, тут все будет зависеть от той заинтересованности, которую ты проявишь по отношению к ее будущей книге, — буркнул Гарри.
— Господи, да я только об этой книге с ней и разговариваю! «Путеводитель по стране полезных знаний для юных леди»! Я возвращаюсь к нему при каждом удобном случае, с тех пор как ты мне о нем сказал. Черт побери, Гарри! Ну почему меня угораздило влюбиться не в ту мисс Баллинджер?
— Потому что ты предпочел Ангелочка. А вторая мисс Баллинджер тебе не по зубам. Напишешь мне в Дорсет, если обнаружишь что-нибудь интересное относительно Лавджоя?
— Ну конечно, сразу же, — пообещал Питер. — А теперь мне пора. Скраггзу через час заступать на дежурство в «Помпее», а еще нужно надеть эти чертовы тряпки и приделать усы и бакенбарды.
Гарри проводил Питера, потом снова открыл «Некоторые замечания…»и попытался прочитать хотя бы несколько страниц: ему хотелось посмотреть, как работа выглядит в напечатанном виде. Однако далеко он не продвинулся. Сейчас он мог думать лишь об одном: о любовных играх со своей молодой женой, которым они предадутся на сей раз в супружеской постели.
Через несколько минут Гарри окончательно убедился, что работать он сегодня не в состоянии, и уж тем более читать исследование по римской истории, хотя бы и написанное им самим. Он захлопнул книгу и подошел к полке, чтобы взять томик Овидия.


— Дело в том, Клодия, — говорила Августа кузине, поднимаясь на крыльцо особняка леди Арбутнотт, — что «Помпея» изначально затевалась как светский салон. А потом в один прекрасный день мне пришло в голову, что куда интереснее превратить ее в настоящий клуб, вроде тех, что расположены на Сент-Джеймс-стрит. Ты, возможно, сочтешь это не совсем обычным?
— Да нет, я готова познакомиться с членами твоего клуба и постараюсь вести себя соответственно и ничем тебя не смутить, — сдержанно шепнула в ответ Клодия.
— Спасибо, однако у тебя особые представления о правилах приличия, и кое-что в клубе может оскорбить твои чувства.
— Ну, например?
— Например, здешний дворецкий, — быстро шепнула Августа, ибо Скраггз уже распахнул перед ними двери.
— Ну-ну, мисс Баллинджер, — проворчал он, пропуская Августу в дом. — Немного странно сегодня видеть вас здесь. Слыхал, вы замуж выходите? Да еще так поспешно, что кое-кого это удивило…
— А вот это уже не вашего ума дело, милейший! — резко оборвала его Клодия.
Скраггз так и застыл с открытым ртом, словно он только что заметил радом с Августой и Клодию. Его ясные голубые глаза сначала изумленно расширились, потом хитро прищурились. Впрочем, Клодия ничуть его не смутила.
— Великий боже! Неужели и вы, мисс Баллинджер, которую все считают чистым ангелом, решились спуститься с небес на землю и наведаться в наш клуб? И куда только катится этот мир?
Повисло неловкое молчание. Клодия метнула на Скраггза сердитый взгляд, потом с истинно королевским презрением отвернулась и заявила Августе:
— Боже, что это за нелепое существо?
— Это и есть Скраггз, — пояснила та. — Но ты не должна обращать на него внимания. Леди Арбутнотт считает, что ее дворецкий придает атмосфере клуба пикантности. Ей всегда нравились люди несколько эксцентричные, забавные.
— И это очевидно. — Клодия медленно оглядела Скраггза с ног до головы, а потом двинулась мимо него в прихожую. — Знаешь, Августа, мне что-то не по душе столь эксцентричное поведение вашего дворецкого. Идем же…
Августа с трудом подавила смех.
— Учтите, Скраггз, мисс Баллинджер — новый член нашего клуба. Она весьма любезно предложила мне навещать леди Арбутнотт, пока меня не будет в городе, и сообщать о ее здоровье.
— Я думаю, без вас тут будет скучновато, особенно моей хозяйке. Кто ж ее теперь развлечет, мисс Баллинджер? — Скраггз буквально глаз не сводил с Клодии, с высокомерным видом стоявшей у дверей гостиной.
Августа улыбнулась, снимая свою широкополую, украшенную цветами шляпу:
— Ну что вы, и без меня здесь скучно не будет, хотя самой мне ужасно жаль расставаться с «Помпеей».
Скраггз с улыбкой распахнул перед ними двери гостиной.
Августа сразу заметила, что Клодия очень внимательно присматривается ко всему, что творится вокруг.
— Как все необычно! — тихонько воскликнула она, разглядывая картины с изображением знаменитых героинь античности.
Салли, как всегда сидевшая у камина, закрыла лежавшую у нее на коленях книгу, поправила свою любимую индийскую шаль и с интересом посмотрела на Августу и Клодию:
— Добрый день, Августа. Неужели это новый член нашего клуба?
— Да, Салли, это моя кузина Клодия. — Августа быстро представила их друг другу. — Она вызвалась навещать тебя, пока меня не будет в Лондоне.
— С нетерпением жду ваших визитов, мисс Баллинджер. — Салли улыбнулась Клодии. — Мы, разумеется, заскучаем без Августы. Вокруг нее всегда кипит жизнь.
— Да, это правда, — сказала Клодия.
— Прошу вас, садитесь! — Салли изящным движением указала на ближайшее к ней кресло.
Августа наклонилась, чтобы взглянуть на книгу, лежавшую у Салли на коленях.
— Ах, у тебя уже есть «Кубла Хан» Колриджа! Я тоже собираюсь непременно его прочесть. Ну и как, нравится?
— Чрезвычайно. Совершенно потрясающий роман. Знаешь, он уверяет, что сюжет истории явился ему во сне, а сон приснился после употребления опиума. Я нахожу героев просто восхитительными. И удивительно знакомыми. Не могу объяснить почему, но в этой истории есть нечто успокаивающее. — Она повернулась к Клодии и улыбнулась. — Но хватит о Колридже… Лучше скажите, каково ваше первое впечатление от нашего маленького клуба?
— Мне кажется, — задумчиво проговорила вдруг Клодия, — ваш дворецкий напоминает мне одного хорошего знакомого…
— Это, должно быть, потому, что он хромает, — живо откликнулась Августа. — Ты вспомни, Клодия, ведь у нашего садовника походка почти такая же, а все из-за того, что у обоих ревматизм.
— Возможно, ты и права, — отозвалась Клодия. Салли быстро обернулась к Августе:
— Значит, ты выходишь замуж по специальному разрешению, дорогая? И тебя, разумеется, сразу же увозят в Дорсет?
— Просто невероятно, как быстро все становится известно в нашем обществе!
— Особенно в «Помпее»! — подхватила Салли. — Мне следовало бы догадаться, что ты и на этот раз поступишь не так, как все.
— Это не моя затея. Все Грейстоун! Надеюсь только, что он не пожалеет о своем решении. — Августа кивнула, благодаря за переданную ей чашку чаю. — А знаешь, мне, пожалуй, даже приятно было узнать, что и моему строгому жениху иногда свойственны непредсказуемость и импульсивность.
— Импульсивность? — Салли покачала головой. — Не думаю, что это слово подходит Грейстоуну.
— А какое же подходит? — с любопытством спросила Августа.
— Внешность его обманчива. Он невероятно упрям. Порой весьма суров. Однако Грейстоун — в высшей степени необычный человек. Да-да, Августа! — Салли пригубила чай.
— Но я полностью согласна с тобой! Мало того, именно это больше всего меня беспокоит, — прервала ее Августа. — Понимаешь, у него совершенно невыносимая привычка всегда быть в курсе любых задуманных мною планов! Как бы я ни старалась все держать в тайне! Честное слово, меня точно преследует сама Немезида!
Салли поперхнулась и промокнула свои бледные губы носовым платочком. В глазах ее искрился смех.
— Немезида? И каких только глупостей ты не придумаешь!


Немезида. Августе снова пришлось вспомнить имя греческой богини возмездия уже на пути в Дорсет, сидя в карете Грейстоуна.
Венчание утром было быстрым и праздничным. Но Грейстоун казался чем-то чрезвычайно озабоченным и почти не обратил никакого внимания на тщательно выбранное белое муслиновое платье своей невесты. Он даже не подумал похвалить ее за то, что она прикрыла гофрированной вставкой слишком смелый вырез. Ну что ж, ее первая попытка стать скромной и произвести на него хорошее впечатление окончилась неудачей.
Грейстоун с самого начала настаивал, чтобы после свадьбы они немедленно отправились в Дорсет и провели медовый месяц в его родовом имении. И вот сейчас, развалившись на подушках напротив Августы, он упорно хранил молчание, полностью погруженный в свои мысли с тех самых пор, как они выехали из Лондона.
Они впервые оказались наедине после той ночи, когда предавались любовным утехам в карете Салли.
Августа нервничала, не с силах сосредоточиться ни на чтении, ни на чем-либо еще. Она то перебирала вещицы в своем ридикюле, то теребила бахрому дорожного платья цвета меди, изредка поглядывая на Грейстоуна. Он казался удивительно суровым и сильным в своих до блеска начищенных сапогах, идеально сидевших на нем бриджах и элегантном сюртуке. Белоснежный галстук, как всегда, завязан самым безукоризненным образом… Господи, просто воплощение благопристойности!
«Благопристойности… Интересно, — печально размышляла Августа, — удастся ли мне жить в соответствии с его идеалами?»
— Что-то случилось, Августа? — спросил он наконец.
— Нет, милорд.
— Ты уверена? — Голос его звучал ласково.
Она заставила себя с небрежным видом пожать плечами:
— Да, конечно. Просто у меня странное ощущение нереальности происходящего… Словно я вот-вот очнусь и пойму, что все это мне только приснилось.
— По-моему, не стоит тревожиться, дорогая. Ты совершенно точно теперь моя жена.
— Да, милорд.
Он глубоко вздохнул:
— Ты, наверное, очень волнуешься?
— Да, пожалуй. — Она подумала о той жизни, которая ей предстоит: о его дочери, которую она никогда не видела; о новом незнакомом доме; о муже, первая жена которого, согласно всеобщему мнению, была образцом добродетели… Августа мужественно выпрямилась. — Я постараюсь быть примерной женой, Гарри.
— Вот как? Это была бы интересная попытка, — усмехнулся он.
Августа тут же нахмурилась:
— Я прекрасно понимаю, что в ваших глазах, милорд, я обладаю множеством недостатков, и отдаю себе отчет в том, что передо мной стоит труднейшая задача. Конечно же, сначала мне будет очень непросто соответствовать тому высочайшему примеру, который явила ваша первая супруга. Но я убеждена, сэр, время и терпение помогут мне достигнуть определенного уровня…
— Моя первая супруга была лживая, вероломная дрянь, — спокойно проговорил Гарри. — И я бы меньше всего хотел, чтобы ты последовала ее примеру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Встреча - Кренц Джейн Энн



Понравилось!!! Герои так похожи на обычных людей! Она - предприимчивая, немного лекгомысленная, увлекающаяся... А он - с твёрдыми понятиями о том, что ему нужно. Очень интересно наболюдать, как всё же они осознают, что "то что мне нужно"9 а точнее, чего хочется) отличается от того, что действительно нужно душе...
Встреча - Кренц Джейн ЭннAlenaGo
28.04.2012, 9.56





Роман имеет высокий рейтинг и единственный отзыв. Полностью к нему присоединяюсь. Добавлю наличие тонкого юмора и остросюжетность. Да и сексуальные сцены к месту и не перегружены подробностями. Рекомендую прочитать этот милый роман.
Встреча - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
3.12.2013, 11.41





Читать!Да, согласна с мнениями, интересно. Загадка,постельные сцены без мельчайших подробностей. Случайно прочитала "Компаньонку" этого автора, понравилась, решила поискать его творения, нашла эту книгу, не разочарована))
Встреча - Кренц Джейн ЭннНадежда
18.08.2015, 6.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100