Читать онлайн Всепоглощающая страсть, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Всепоглощающая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Я узнаю его, хотя не могу разглядеть в зеркале его лицо. Он призрак, вечный пленник серебристого стекла, ноя тут же его узнаю, стоит ему ко мне прикоснуться.
Его пальцы скорее теплые, чем холодные, хотя он и заперт в ледяном пространстве зеркала. Он хочет меня, как никто другой на свете никогда не хотел меня. А я хочу его. Я не могу ничего объяснить. Я только знаю, что он часть моего существа. И одновременно он заключен в своей тюрьме, а я в своей собственной.
Когда он придет ко мне этой ночью, он положит мне руки на грудь, и я задрожу. Жар охватит меня всю. Он поглядит мне в лицо и увидит желание. Мне не надо прятать от него свою страсть. Он один понимает мои пыл и влечение, которые я скрываю от всех других. В его объятиях я обрету свободу.


Макс закрыл книгу и положил ее на ночной столик рядом с кроватью. Он медленно вдохнул и выдохнул, стараясь обуздать овладевшее им неодолимое желание. Ему следовало прекратить чтение уже после первой главы;
Но он не смог удержаться от соблазна и принялся за вторую главу, хотя чувственные фантазии в ней были настолько явно женскими, что порой не воспринимались. Его влекло и покоряло лишь то, что эти фантазии исходили от Клео. Книга, словно окно в дом, позволяла Максу заглянуть в ее душу.
Открытия, которые он сделал этой ночью, еще долго не дадут ему заснуть.
Макс отбросил одеяло и опустил ноги на пол. Старая боль, знакомая и привычная, пронзила левое бедро, когда он поднялся на ноги. Автоматически он взглянул на шрам. Безобразный рубец, как всегда, вызывал неприятные воспоминания.
Воспоминания об одном из немногих случаев, когда Макс здорово спасовал.
Он протянул руку, взял трость, оперся на нее и подождал минуту. Постепенно боль отступила. Он подошел к окну и посмотрел на окутанный тьмой залив. Сквозь завесу дождя вдали светились огни женского приюта.
Макс долго смотрел на них, потом повернулся и окинул взглядом свое новое временное жилище. За годы он поменял немало квартир, от убогих дешевых трейлеров до европейских замков, но впервые он очутился на чердаке.
Просторная комната под самой крышей старой гостиницы была удивительно уютной. Она также была удобной, особенно если не забывать пригибать голову у стены, где снижался потолок. К счастью, на комнату не хватило викторианской обстановки и прочих вычурных штучек. Макс с облегчением отметил, что все предметы в комнате были старыми, изношенными, но простых незамысловатых форм. Это вполне отвечало его вкусу.
Он мысленно представил себе спящую Клео в кровати под балдахином и тут же пожалел о своей неосмотрительности. Опять им овладело еще более сильное желание. Впереди его ожидала долгая бессонная ночь. Сегодня утром он допустил тактическую ошибку, высказав Клео свои подозрения о ее роли в жизни Джейсона. Очень редко он был таким бестактным.
Одним ударом он лишил себя шансов с легкостью проникнуть в странную семью Клео, и теперь ему придется нащупывать новое слабое место в обороне противника. Ему предстоит поломать голову над тем, как убедить Клео оставить его в гостинице. Случай с алой лентой дал ему отличную возможность задержаться на время.
Он сказал Клео, что попросит О'Рилли проверить постояльцев гостиницы, и он действительно собирался выполнить свое обещание.
Правда, он также хотел попросить своего друга не торопиться с проверкой. Ему нужно было время для поисков картин Латгрелла.
Макс взял со стола алую атласную ленту и пропустил ее сквозь пальцы. Он почувствовал холодную ярость при мысли о том, что кто-то намеренно проник в комнату Клео, чтобы ее напугать. Литературная критика имела право на существование, но этот критик зашел слишком далеко.
Макс понял, что у него нет надежды заснуть. Ни один звук не долетал до него с этажа ниже. Следовало воспользоваться прекрасной возможностью и осмотреть подвал гостиницы. Он уже посетил несколько комнат на верхних этажах и ничего не обнаружил. Подвал был самым подходящим местом, где такая женщина, как Клео, могла спрятать пять ценных картин. Он неодобрительно покачал головой при мысли о том, что великолепные произведения хранятся где-то в сыром подвале.
Он открыл стенной шкаф. Как обычно, Макс путешествовал с вместительным саквояжем. Привычка быть готовым к внезапному переезду возникла у него еще в детстве, и он уже не мог с ней расстаться.
Он натянул темные брюки и надел одну из новых белых рубашек, недавно полученных от лондонского портного. По непонятной для него самого причине он засунул алую ленту в карман. Затем направился вниз.
В гостинице царила тишина. Все этажи были освещены, но нигде не было ни души. Видимо, интенсивная подготовка по методам позитивного мышления, проводимая Гербертом Т. Валенсом, окончательно сморила участников семинара.
Войдя в вестибюль, Макс сразу заметил, что в маленьком офисе позади конторки тоже горит свет. Он остановился, внимательно прислушиваясь. Затем двинулся вперед, ступая только по ковру, чтобы его не выдал стук трости. Он ожидал найти там ночного портье гостиницы Джорджа.
Неожиданно громкий храп разнесся по вестибюлю. Макс удивленно поднял брови. Он сделал еще несколько шагов и заглянул в офис через открытую дверь. Худой лысый мужчина лет шестидесяти пяти крепко спал, сидя на стуле и положив голову на стол. Это к вопросу об охране «Гнездышка малиновки». Но то, что было упущением для охраны, создавало удобство для Макса. Он не торопясь сможет осмотреть подвальный этаж. Он пересек холл по пути к лестнице в подвал, но, когда проходил мимо солярия со стеклянными стенами, нечто заставило его остановиться. Он приблизился к двери солярия. И, хотя огни внутри были потушены, из холла туда проникало достаточно света, чтобы можно было разглядеть знакомую хрупкую фигурку, расположившуюся в одном из плетеных кресел с высокой спинкой.
Клео в одиночестве коротала время в полутемном углу, задумчиво глядя во мрак дождливой ночи. Клеопатра, размышляющая о судьбе Египта.
Вновь в нем вспыхнуло горячее нетерпеливое чувство, затаившееся где-то внутри, но непобежденное. Невольно он прикоснулся к карману, куда спрятал алую атласную ленту.
— Добрый вечер, — негромко сказал Макс. — Вижу, вам тоже не спится?
Клео стремительно повернула голову. Она замигала, пытаясь разглядеть, кто же вторгся к ней и нарушил ее покой. Макс заметил, что заколка больше не сдерживала копну мягких темных волос, и они облаком окружали ее лицо. На ней были ее обычные тесные вылинявшие джинсы и полотняная рубашка. Ее золотые кроссовки поблескивали во тьме.
Неяркий свет из холла освещал усталое расстроенное лицо Клео. Некое другое чувство, помимо желания, зашевелилось внутри Макса. Он определил его как беспокойство. Он не видел прежде подобного выражения у нее на лице, даже когда они обсуждали непонятное появление алой ленты на подушке.
— Мне приснился плохой сон, — объяснила Клео. — Такое иногда случается. Я решила спуститься сюда и посидеть немного, чтобы избавиться от наваждения. А вы почему не спите?
Макс задал себе вопрос, какие же сны пробуждают Клео и заставляют прятаться в солярии.
Он сел на плетеный стул напротив нее и немного помолчал. Вода журчала и булькала в неглубоком изразцовом фонтане посередине солярия.
— Мне было нечем заняться, и я спустился вниз, чтобы выяснить, легко ли раздобыть у вас общий ключ или ключ от вашей комнаты, — тут же на месте начал импровизировать Макс.
— Ключ от моей комнаты? — испуганно переспросила Клео.
— Кто-то воспользовался сегодня тем или другим, чтобы открыть вашу дверь.
— Понимаю. — Ее пальцы с силой сжимали подлокотники кресла. — Боюсь, что раздобыть ключи совсем нетрудно. Вы, конечно, видели Джорджа?
— Он спит.
Клео сморщила нос.
— Он всегда спит. Дело в том, что нас никогда не беспокоил вопрос об охране гостиницы.
— Я также заметил, что у конторки в вестибюле днем часто никого не бывает, — подчеркнул Макс.
— Вы правы. Нам вечно не хватает персонала. Когда гостиница переполнена, в работу включаются все. А это означает, что портье в вестибюле помогает на кухне или в номерах.
Макс осторожно вытянул ногу и потер ноющее бедро.
— Вывод таков, что кто-то мог в течение дня зайти в гостиницу, взять ключ на несколько минут, открыть дверь вашей комнаты и оставить ленту на подушке.
— Верно. — Клео сдвинула брови. — Можете не сомневаться, что теперь мы будем строже присматривать за ключами.
— На мой взгляд, это неплохая идея, — строго сказал Макс. — Для начала ключи от комнат следует постоянно хранить в офисе, а не держать на доске за конторкой. Никто, кроме обслуживающего персонала, не должен заходить в офис, а если у конторки никого нет даже пять минут, дверь офиса надо запирать.
— Я уже сама до этого додумалась, — согласилась Клео.
— Завтра утром прошу вас дать мне полный список проживающих в гостинице на этот день, — продолжал Макс.
Клео откинулась назад на спинку кресла, поставила локти на подлокотники и сцепила пальцы. В раздумье она смотрела на Макса.
— Вы действительно хотите попросить вашего друга О'Рилли проверить моих постояльцев?
— А у вас создалось впечатление, что я шучу?
— Нет, что вы. Вы не похожи на легкомысленного человека.
— Как говорит мой опыт, именно те вещи, которые не принимают всерьез, и создают большие проблемы.
— Поэтому вы абсолютно все принимаете всерьез, — заключила Клео. — Наверное, вам скучно живется на свете.
— Себя не переделаешь.
— Представляю, какой из вас ухажер.
Насмешка в ее глазах лишила Макса равновесия. Его осенило, что она над ним смеется, и на мгновение он позабыл о боли в ноге. Люди по-разному относились к нему, но никто из них не считал его смешным.
— Мне никто не говорил ничего подобного.
— Вы странный человек. — Смешинки исчезли из ее глаз. — Не знаю, что о вас думать, Макс. Сначала все вроде было ясно, а теперь у меня появились сомнения.
— Я могу вам доказать, что я друг Джейсона, если именно это вас смущает.
Ее глаза расширились.
— Я верю, что вы были другом Джейсона.
— А я приношу извинения за то, что назвал вас его любовницей.
— Забудем это. — Клео великодушно махнула рукой. — Я, между прочим, решила простить вашу бестактность.
— Благодарю вас, — смиренно произнес Макс.
— Я хочу сказать, мне понятно, откуда у вас возникло впечатления, что мы с Джексоном… Ладно, оставим это. — Клео покраснела. — Я понимаю, откуда взялась эта идея.
— Когда вы наконец определите, что вас беспокоит во мне, обязательно дайте знать, — мягко сказал Макс.
— Конечно. — Она внимательно следила за тем, как он растирает бедро. — Что у вас с ногой?
— Она иногда побаливает. Особенно после утомительного дня.
— Каким образом вы ее повредили? — настаивала Клео. — Вы попали в аварию?
— Можете называть это аварией.
— Как давно это случилось?
Его удивило ее внезапное внимание к нему.
— Три года назад.
— Похоже, вы сильно страдаете.
— Бывает, меня очень мучают боли.
Она кусала губу.
— Наверное, сегодня нога разболелась от того, что вы таскали дрова для камина. Вам надо было меня предупредить, когда я вас об этом попросила.
— Дрова тут ни при чем. Просто она вдруг начинает ныть.
— Массаж помогает?
Макс пожал плечами.
— Не знаю. Я никогда не пользовался услугами настоящего массажиста.
— Я умею неплохо делать лечебный массаж. — Клео неуверенно улыбнулась. — Я научилась, когда Андромеда пригласила врача-массажиста, чтобы обучить женщин в Космической гармонии. Знаете, Андромеда изучает народную медицину.
— Это меня не удивляет.
— Хотите, я займусь вашей ногой?
Макс прекратил растирать бедро. Он медленно сжимал и разжимал пальцы, представляя свои ощущения, когда Клео коснется его ноги.
— Я не против.
Он не сомневался, что пожалеет о своем согласии. Но у него не было сил сопротивляться.
Клео медленно поднялась с кресла. Приблизилась к нему и опустилась на колени рядом с его стулом. Ее глаза за стеклами очков были огромными и сияющими.
— Скажите, если будет больно, — прошептала она.
— Обязательно.
Макс вздохнул и приготовился к блаженной пытке.
Клео положила руки ему на бедро. Сначала она не делала никаких движений, а ладонями согревала через брюки его ногу.
Макс поразился количеству успокоительного тепла, которое она излучала. Он посмотрел вниз на склоненную голову Клео. Она вся ушла в работу. Нежный чувственный изгиб ее шеи был совсем рядом. Стоило ему чуть-чуть подвинуть руку, и он ее коснется. Макс сжал подлокотники.
— Вы слишком напряжены. — Клео нахмурилась, нажимая кончиками пальцев на его твердое мускулистое тело. — Постарайтесь расслабиться. Врач-массажист говорил, что напряженность мускулов является основной причиной их болезненности.
— Попробую запомнить.
Спокойными мягкими движениями она принялась разминать ему бедро.
— Как вы себя чувствуете?
— Прекрасно.
К удивлению Макса, это соответствовало действительности. Никто раньше не предлагал ему массаж в качестве лечения. Он не представлял себе, как это приятно, когда кто-то другой разглаживает напряженные мускулы его ноги.
— Андромеда очень хорошо разбирается в травах. Я ее попрошу составить лекарство для расслабления мускулатуры.
Макс поморщился.
— Не надо. Когда мне плохо, я обхожусь бренди.
— Тогда, думаю, вам поможет наш фирменный чай из трав. У нас его несколько сортов, и все им довольны.
Макс не стал спорить. Он закрыл глаза и сосредоточился на ласкающем прикосновении рук Клео. Еще одно приоткрытое окно, подумал он. Еще один взгляд в загадочные глубины души Клео Роббинс.
Шли минуты, и боль постепенно отступала. Но массаж никак не утихомирил его неистового желания. Макс с трудом себя контролировал.
— Клео, я начал читать «Зеркало», — сказал он. Ее руки остановились. Макс чертыхнулся про себя, сожалея, что заговорил.
— Наверное, вы сочли мою книгу порнографией, как и Нолан.
— Нет. На мой взгляд, это прекрасно.
— Прекрасно?
Ее голос снизился до шепота.
— Более чем прекрасно. Это колдовство.
Руки Клео вновь начали двигаться.
— Вы так думаете?
Макс открыл глаза и посмотрел на Клео: ее голова была опущена.
— Ваша книга, словно прекрасное произведение живописи. В ней тысячи деталей для изучения. Некоторые сразу бросаются в глаза, другие требуют внимания. Некоторые можно выразить словами, другие, самые важные, не поддаются описанию. Их необходимо почувствовать самому.
Клео подняла голову и улыбнулась ему мечтательной улыбкой.
— Вы совсем как Джейсон. Он тоже говорил, что некоторые люди обладают особым зрением, когда речь идет об искусстве.
— Он это называл внутренним чутьем.
— Совершенно точно. Вы именно так видите произведения искусства?
— Да.
— Удивительно. А людей вы тоже так видите?
— Не всегда, — признался Макс.
«Но я учусь именно так видеть тебя», — подумал он. Внезапно его осенила мысль: чем больше он узнавал о Клео, тем больше ее желал. Именно такие чувства он испытывал перед прекрасной картиной, понятной ему до мельчайших подробностей.
Он хотел Клео.
— Хорошо, что вы не разбираетесь в людях так, как в произведениях искусства, — заметила Клео, продолжая поглаживать его ногу. — Я, например, разбираюсь, но в большинстве случаев только разочаровываюсь.
Он любовался трогательно беззащитной линией ее шеи.
— Почему же?
— Потому что от этого мало пользы. Даже если вы разбираетесь в людях, вы все равно не можете их изменить.
— Похоже, у вас большой опыт.
— Вы угадали. — Клео подняла голову; ее глаза выражали тревогу. — Вы знаете, почему Триша сегодня рыдала навзрыд? Она узнала, что беременна. Говорит, что Бенжи ее оставил, когда она сказала ему о ребенке.
— Понятно. Мне очень жаль Тришу, она производит хорошее впечатление. Но какое это имеет отношение к нашему с вами разговору?
Клео слегка пожала плечами.
— Как только я впервые увидела вместе Тришу и Бенжи, я сразу поняла, что они предназначены друг для друга. Они очень похожи. Две одинокие души в бурном океане жизни. Я не удивилась, когда их дружба переросла в любовь. Но я также знала, что это плохо кончится.
— Почему?
— Потому что для того, чтобы держаться на плаву, Трише и Бенжи не хватало силы воли, они оба беспомощны в своих отношениях с другими людьми. Теперь вы поняли, почему я вам это рассказываю?
— Не совсем.
— Им и так трудно приходится в жизни, а тут еще ребенок. Для Бенжи это было слишком. Он никогда не знал своего отца, и он испугался, что ему самому придется играть незнакомую роль. Вот он и скрылся на время.
Макс коснулся выбившейся пряди волос Клео. Она не обратила на это внимания.
— Вы не должны себя винить в несчастье Триши.
— Я хочу сказать, я понимала и Тришу, и Бенжи и могла предугадать, чем все кончится для Триши. Но я не могла ничего поделать. Мое предвидение было ни к чему, я не сумела предотвратить катастрофу.
— Это не входило в ваши обязанности, — заметил Макс.
Клео горько улыбнулась.
— Триша и Бенжи — оба члены нашей семьи. Я должна была что-то предпринять, прежде чем ситуация станет неуправляемой.
— Я думал, я один смотрю на вещи чересчур серьезно.
Улыбка исчезла с лица Клео.
— Положение действительно серьезное. Триша и Бенжи нам больше чем родные. Я к ним очень привязана.
Макс не знал, что ответить. У Клео явно было весьма необычное представление о семье. С другой стороны, он не мог подыскать лучшего определения. Макс решил воздержаться от комментариев.
Некоторое время Клео молча массировала ногу. Мягкое прикосновение ее пальцев проникало в самую глубину напряженных мускулов.
— Я рада, что вы не сочли «Зеркало» порнографией, — сказала она немного погодя.
— Совсем напротив.
Макс снова закрыл глаза.
— Вы очень уверены в своем мнении, — продолжала Клео.
— Вам известно, что такое порнография? Она распознается с первого взгляда. О «Зеркале» этого не скажешь. — Макс задумался, подбирая слова, чтобы выразить то, что ему подсказывало внутреннее чутье. — «Зеркало» очень современная книга. В ней находишь ответы на множество проблем, а не просто сексуальную реакцию. Ваша книга утверждает жизнь и будущее. А порнография статична.
— Вы сказали — статична? — повторила Клео.
— Порнография имеет всего одно измерение. У нее нет ни прошлого, ни будущего, ни глубины, ни длительных эмоций, только короткое возбуждение, которое очень скоро кончается. Не берусь утверждать, хорошо это или плохо, но через десять минут порнография становится скучной.
— Десять минут? — неверяще повторила Клео. Макс разобрал насмешку в ее голосе. Он поднял глаза и, прищурившись, посмотрел на Клео.
— Ладно, пусть будет пятнадцать, если это действительно качественная порнография.
Она негромко рассмеялась. Ее пальцы растирали его бедро.
— Как теперь ваша нога?
— Совсем хорошо.
Он говорил правду.
— Вы ведь не художник, Макс?
— Нет.
— Чем же вы зарабатывали себе на жизнь до появления здесь?
— То тем, то этим, — ответил Макс. — Я занимался самой разной работой.
— Что значит — разной?
Он остановился, раздумывая, как много он может сказать. Если он откроет ей, что работал на Джейсона, она примет его за рядового служащего, который не имеет никаких прав на картины Латтрелла. Она даже может вообразить, что у нее больше прав на картины, чем у него, Макса. Макс доверил ей лишь часть правды, а именно, что он был другом Джейсона. В таком случае они с ней на равных. В конце концов, Клео не могла, вопреки своей совести, утверждать, что их с Джейсоном связывали более тесные узы, чем просто дружба и поэтому картины принадлежат ей.
Впервые Макс осознал, что признает у Клео наличие совести.
— Я работал у одного владельца художественной галереи, — ответил Макс.
— Наверное, вам очень хорошо платили, — заметила Клео.
— Да, — согласился он.
Он догадался, что она намекает на его «ягуар»и дорогую одежду, и решил, что пришло время переменить тему.
— Но я больше не работаю в этой области.
— Как вы познакомились с Джейсоном?
— У нас были общие интересы.
— Искусство?
— Да.
Он надеялся, что она перестанет задавать вопросы.
Клео помолчала.
— Макс, вы меня не обманывали, сказав, что Джейсон был богатым человеком?
— Нет.
Макс хотел бы прочесть ее мысли. Он никак не мог определить, изображает ли она с таким блеском наивность или в самом деле ничего не знает. Он не накопил большого опыта общения с наивностью и не умел ее распознавать.
Клео задумчиво наморщила лоб.
— Я догадывалась, что мы многого не знаем о Джейсоне. Чувствовалось, он что-то скрывает, но я его никогда не расспрашивала. Думала, он сам скажет, когда придет время.
— Наверное, так оно и случилось бы. Просто такое время для него не пришло.
Возможно, она действительно была тем, чем казалась, подумал Макс, сердясь на себя за свою непроницательность.
Он с ошеломляющей ясностью понял, что она нравилась ему именно такой наивной, какой выглядела. Он не хотел бы обнаружить, что она не более чем хитрая маленькая воровка, о чем свидетельствовали все имеющиеся факты.
Макс также хотел еще одного. Он хотел, чтобы Клео хотела его.
Он не сомневался, что вчера вечером она испытывала, как и он, глубокое чувственное желание. В первые короткие мгновения он поймал подтверждение этому в ее глазах. Но сейчас он не ощущал ничего откровенно чувственного в прикосновении ее рук к его бедру. Движения ее пальцев были осторожными и успокаивающими, но уж никак не соблазняющими.
Он попытался примирить две противоположности: женщину на коленях рядом с ним и ту, что написала «Зеркало». Это был парадокс, привлекавший Макса: лед и пламя в одной оболочке.
Весь его мужской опыт подсказывал ему, что Клео Роббинс неопытная женщина, но необузданная горячая чувственность «Зеркала» свидетельствовала об обратном.
Макс вдруг вспомнил об атласной ленте в кармане.
— Клео?
— Да?
Макс не мог придумать, в какую форму облечь свой вопрос. Вместо этого он опустил руку в карман и медленно вытащил оттуда алую ленту.
Руки Клео остановились. Словно зачарованная, она смотрела на яркую полоску. Она застыла в полной неподвижности. Максу показалось, что она его боится.
Потребность защитить Клео была так велика, что его рука с лентой невольно задрожала.
— Не бойтесь.
Она посмотрела на него глазами, полными немых вопросов.
— Я не боюсь.
— Вот и хорошо.
Лента свисала с его пальцев почти до полу. Он подхватил другой рукой ее свободный конец и сделал из блестящей ленты петлю.
— Я вам уже говорил, что читаю «Зеркало».
— Я помню.
Она почти шептала.
— Сейчас я читаю вторую главу.
— Вот как?
Кончиком языка Клео провела по губам. Она снова посмотрела на ленту.
— Я знаю, что героиня книги надеется узнать своего призрачного возлюбленного, когда увидит его наяву, хотя прежде не могла разглядеть его лицо в зеркале.
— Она его обязательно узнает.
За стеклами очков глаза Клео были глубокими, бездонными озерами, выражавшими беспокойство и томление.
— Но мне пока неизвестно, как она даст ему знать, — негромко сказал Макс.
— Ей не надо будет ему это говорить. Во всяком случае, словами.
— Но он будет знать, что она знает?
— Да, — выдохнула Клео.
Кровь, бешеная и горячая, закипела у Макса в жилах. Он не мог припомнить, чтобы когда-нибудь за всю свою жизнь был охвачен таким сильным волнением, даже когда любовался своим великолепным собранием книг и картин. Он балансировал на опасном гребне между блаженством и мукой.
Без единого слова, потому что ему не хватало слов, Макс медленно накинул петлю из алого атласа на шею Клео.
Клео не двигалась. Пламя ждет освобождения из ледяной тюрьмы.
Макс осторожно расправил дешевую алую ленту на шее Клео, словно это было бесценное ожерелье из рубинов. Он тихонько потянул за концы ленты, привлекая Клео к себе. Как во сне, Клео безропотно подчинилась.
Макс опустил концы ленты и снял очки с Клео. Он положил их на пол рядом со стулом. Он все время глядел ей в глаза.
Клео несколько раз моргнула, будто из темноты смотрела на яркое солнце. С негромким стоном Макс прижался губами к ее губам. При первом прикосновении его губ Клео вздрогнула, но не отодвинулась. Она пробовала вкус его губ, словно незнакомый экзотический напиток. Ее осторожное ищущее прикосновение чуть не лишило Макса самообладания.
Он водил губами по ее губам, стараясь вызвать ответный отклик. Под внешней холодностью он чувствовал еле сдерживаемую готовность.
Он также чувствовал и ее неуверенность. Она хотела его, но что-то ее сдерживало. Она будто сомневалась, как далеко готова пойти.
Макс знал, что толща льда отделяет его от пламени, горевшего внутри Клео. Но пламя пылало вовсю и только ждало, чтобы его выпустили наружу.
Его губы раскрылись на ее губах. Клео мгновение колебалась, затем коротко вздохнула и обвила руками его шею.
Макс внезапно понял, что уже давно испытывает эту жажду. Губы Клео были нежными, мягкими и необычайно свежими. Надкусив плод, Макс готов был немедленно съесть его до конца. Ничто на земле не могло сравниться с его вкусом.
Губами он раздвинул ее губы. Она не сопротивлялась и разрешила проникнуть в ее влажный теплый рот.
Макс напомнил себе, что есть два способа растопить лед. Можно его нагревать, а можно просто расколоть топором. Последний способ был куда более скорым, а Макс как раз не мог ждать.
Он приподнял Клео с пола, чтобы посадить к себе на колени.
Она тихо вскрикнула, сопротивляясь. Макс почувствовал, как в ней зародилась паника. Вот тебе и скорый способ. Он сделал глубокий вдох, стараясь подавить бешеное желание.
Он неохотно оторвался от ее губ и посмотрел в ошеломленные глаза.
— Простите меня, — прошептала Клео. Макс слегка улыбнулся.
— Наверное, извиняться следует мне. Он сожалел только, что не успел довести до конца то, что начал.
Она застенчиво улыбнулась в ответ.
— Прошу вас, не извиняйтесь. Просто я сама не готова осуществить одну очень личную фантазию.
— Фантазию?
Клео недоверчиво посмотрела на Макса.
— Не говорите мне, что вы не читали третьей главы.
— Третьей главы?
Макс был в растерянности.
— В этой главе мужчина в зеркале завязывает алую ленту на шее женщины и притягивает ее к себе в Зазеркалье. Она попадает в его мир, и там они становятся любовниками.
— Совсем как у нас с вами?
Макс был очень доволен собой.
— Да, совсем как у нас с вами. За исключением того, что мы с вами не занимались любовью. — Она тронула пальцами свои нежные полные губы. — Вы ограничились поцелуем. — Она нахмурилась. — А вы уверены, что не читали третью главу?
— Совершенно уверен. Но я обязательно прочитаю ее сегодня на сон грядущий, — пообещал Макс. — Возможно, также и главу четвертую.
Щеки Клео стали пунцовыми.
— Может быть, вам лучше остановиться. Мне кажется, вы уже достаточно прочитали, чтобы составить себе представление о «Зеркале».
Макс смотрел ей прямо в глаза.
— Теперь я уже не могу остановиться.
На лице Клео было непонятное, слишком серьезное выражение.
— Давайте не будем ходить вокруг да около. Если вы приехали сюда на побережье, чтобы развлечься, вам нечего на это рассчитывать. Я не занимаюсь интрижками.
— Я тоже, — отозвался Макс.
Клео подняла с пола очки и решительным жестом посадила их на нос.
Ее лицо покраснело, но глаза смотрели ясно и твердо.
— Если говорить правду, то я вообще не занимаюсь никакими интрижками, пусть даже самыми увлекательными.
— Совсем никакими?
— Никакими.
— И никогда? — из любопытства настаивал Макс.
Клео села в свое плетеное кресло, укрывшись в глубокой тени. Она долго смотрела в темное ночное небо.
— Когда-то, очень давно, когда мне было двадцать три, у меня был близкий человек. Но мы расстались… После смерти родителей. С тех пор у меня никого не было.
— Почему? — спросил Макс, жадно собирая, пусть по крохам, все сведения о Клео. Он хотел знать о ней все до мельчайших подробностей. Он должен добраться до самой ее сути и раскрыть все тщательно хранимые секреты.
— Я не знаю почему. — В глазах Клео вдруг вспыхнула обида, но через секунду она погасла. — А может быть, знаю. Врач утверждает, что я никак не могу примириться с тем, как умерли мои родители.
— А как они умерли?
Клео посмотрела на свои сцепленные пальцы, будто раздумывая, сколько она может ему сказать. Наконец она приняла решение.
— Говорят, отец застрелил мать, а потом застрелился сам.
— Господи, — пробормотал Макс.
— Предполагается, что я не могу примирить два факта: то, как сильно они друг друга любили, и то, как они умерли. Я не могу поверить, что взаимная любовь родителей была погублена безумием моего отца.
— Что ж, в вашем рассуждении есть своя логика, — тихо сказал Макс. — Простите, Клео, я задаю слишком много вопросов. Я не имею на это права.
— Не знаю, зачем я вам все это рассказываю. — Клео вскочила на ноги и принялась ходить по комнате. — Сегодня вы уже второй мужчина, которому я доверилась. Наверное, анонимные записки и лента потрясли меня больше, чем я думала.
Макс прищурился.
— Вы рассказывали Гильдебранду о ваших родителях?
— Я вышла из себя, когда он намекнул, что я недостаточно порядочна для жены политического деятеля. — Клео вздохнула. — Наверное, я перешла границы. Сказала ему, что за мной числятся и другие грешки, помимо «Зеркала». Добавила, что пресса наверняка ухватится за обстоятельства смерти моих родителей.
— Ясно. И как он это принял?
Клео пожала плечами.
— Он был потрясен до глубины души. Макс, я очень жалею, что втянула вас в свои дела. Это глубоко личный вопрос. До сегодняшнего дня только члены семьи знали, что произошло с моими родителями.
— Я не собираюсь обсуждать ваши дела с кем-нибудь еще.
— Я знаю. — Она кусала нижнюю губу. — Я хочу, чтобы вы поняли, что я мало пригодна для короткой связи и даже для продолжительного романа.
Макс дотянулся до трости и медленно поднялся на ноги. Он положил руки на голову орла и стоял, не спуская глаз с Клео.
— Я не стану вас принуждать к тому, что вам претит.
— Спасибо за понимание. Я сожалею о случившемся. Это моя вина.
В ее улыбке странным образом сочетались неуверенность и облегчение.
— Я сомневаюсь, что виноваты только вы одна. До завтра.
Макс улыбнулся про себя и пошел к двери.
— Макс!
— Не беспокойтесь, Клео. В дальнейшем мы будем действовать строго по книге. Я имею в виду «Зеркало».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Энн

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Энн



очень скучно - не соответствует аннотации, дочитывать даже не имеет смысла, не тратьте времени зря
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн ЭннХелен
13.08.2011, 17.00





А по-моему, очень миленько. И Героиня молодец - сумела создать семью из своих друзей... Видимо, то, что получила в детстве, очень хочется возродить. Только не каждый это сможет - создать Семью. Единственное, что непонятно - это почему роман находится в "историческом" списке, если они вино пьют 1972 года?...
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн ЭннАлена Го
28.04.2012, 10.25





А мне очень нравится. Периодически перечитываю отрывками
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн ЭннКассия
4.08.2013, 22.27





Понравился роман. Обычные нормальные люди, а не до невозможности прекрасные и идеальные.
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн ЭннОльга
17.09.2014, 17.33





Романы Аманды Квинк не все одного уровня,но скучных нет. И прочитав однажды перечитываешь часто.И герои у неё живые, нормальные люди, и юмор уместен. Добрые истории
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Эннлюбовь
12.12.2014, 16.57





12
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн ЭннТатьяна
1.03.2016, 7.03





Помогите найти истрrn Роман она вдова нанимается секреторём к графу унего на лице следы от оспы
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн ЭннОльга
30.05.2016, 20.07





Элизабет Хойт "Объятия Графа"
Всепоглощающая страсть - Кренц Джейн Энн=
30.05.2016, 20.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100