Читать онлайн Таинства ночи, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинства ночи - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Таинства ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Эрасмус Глэдстоун сидел развалившись в элегантном белом кожаном кресле, любуясь великолепным горным пейзажем за окном своего кабинета. Он потягивал дорогой портвейн, который Изабель только что налила ему, и в тысячный раз повторял себе, что это убежище в горах было то, что нужно, то, что он так долго искал. Вдалеке от людей. Надежно защищенное.
Но что самое главное, отсюда было несколько тайных выходов. На случай провала. Три года назад, когда его жизнь зависела от какого-то полуразрушенного старого туннеля, готового обвалиться в любой момент, он получил хороший урок. Тогда он не обратил внимания на этот туннель, поскольку ему и в голову не приходило, что придется спасаться этим путем. Но здесь первое, что он построил, — подземный ход. Он появился даже раньше подземелья.
С рабочими, помогавшими ему копать и укреплять коридор, произошел несчастный случай на горной дороге вскоре после того, как работы были закончены. Теперь Глэдстоун чувствовал себя в полной безопасности. Больше никто не знал о существовании туннеля. Даллас и Лене, а также Изабель прибыли в поместье только тогда, когда ход был надежно скрыт за панелью.
Там, на острове, он тоже думал, что находится в безопасности. Он был совершенно не доступен ни полиции США, ни властям Карибских островов. Деловая проницательность обеспечивала Глэдстоуну безопасность от конкурентов. А безумный фанатизм его последователей охранял от предательства, по крайней мере так он думал. Вооружив наиболее жестоких и фанатичных из верующих, он обезопасил себя от возможного нападения на его крепость небольших отрядов наемников.
Однако он не смог защитить себя от одного-единственного призрака, неожиданно появившегося из ночной темноты.
На этот раз Глэдстоун решил, что не повторит своей прежней ошибки и не станет окружать себя целой армией безмозглых идиотов. Нет, больше он не будет полагаться на фанатизм, не будет одурманивать с целью обеспечить покорность. Подобный метод был связан со слишком большим риском. Три года назад он едва не поплатился за это жизнью.
На этот раз он решил сделать по-другому. Изолированное убежище в горах, надежные и тайные пути для спасения, электронные охранные системы, собаки, три телохранителя, деньги и обаяние — вот гаранты его новой жизни. И еще была маленькая колония, где все всех знали. Она заменит ему ту, первую. И будет действовать не хуже. Любого незнакомца, будь он даже привидением, появившегося там, немедленно заметят.
Эрасмус откинулся на спинку кресла, закрыл глаза. И тут же перед ним заплясали языки пламени, раздались ужасные крики, запахло дымом. Он едва не погиб той ночью, едва не погиб от рук человека, которого никогда в жизни не видел, призрака, как кричали в ужасе его ученики.
Но Глэдстоун знал, что этот единственный воин был человеком, а никаким не призраком, несмотря на уверения паникующих членов Сообщества, которые как последние идиоты бросились к своему вдохновителю в поисках спасения в эти последние сумасшедшие минуты. Не было времени беспокоиться о ком-нибудь другом, кроме самого себя. Однако цитадель Сообщества Избранных на острове была очень хорошо защищена. И только тень могла бы проникнуть в нее незамеченной. Появление этого призрака привело к катастрофе, от последствий которой Глэдстоун еще только оправлялся.
Это была долгая борьба. Каждый день Глэдстоун ловил себя на мысли, что никак не может успокоиться и перестать думать о том, что случилось в его крепости, расположенной на уединенном острове. Там, на Карибах, он обладал огромной властью. Пройдет немало времени, прежде чем он снова станет тем, кем был тогда, прежде чем обретет былую власть и богатство.
Завладеть книгой «Долина мистических сокровищ»— вот кратчайший путь к тому, что так страстно желал Глэдстоун.
— Еще портвейна?
Он открыл глаза и увидел Изабель, стоявшую перед ним. Ее груди были красивой, округлой формы и вызывающе обнажились в глубоком вырезе шелкового платья. Глэдстоун наслаждался ее красотой, как наслаждался изысканным вином. Красивые женщины всегда окружали богатых мужчин, однако лишь некоторые из них могли бы сравниться с Изабель Асканиус.
— Благодарю, дорогая. Не хочешь выпить со мной?
— С удовольствием. — Она улыбнулась ему.
Голос Глэдстоуна был глубоким, бархатным» Он ласкал слух, очаровывал, будоражил. Еще в юности Глэдстоун понял, каким сокровищем наделила его природа. Люди неизменно откликались на звук этого голоса, и Глэдстоун немало преуспел, используя это свое тайное оружие.
— Ты подготовила карту для леди Пеннингтон?
— Она получит ее, как только возьмет в Денвере машину напрокат, — заверила его Изабель —
— А что насчет мотеля?
— Я сказала ей, что это единственный подходящий в округе. Она остановится именно в нем. С чего бы ей сомневаться в правдивости наших рекомендаций?
— Да уж… с чего… — задумчиво пробормотал Глэдстоун.
— Вы действительно хотите, чтобы она провела там ночь, прежде чем приедет к нам? — спросила Изабель. — Мне это кажется напрасной тратой времени.
— Это позволит нам убедиться, что она одна и никто за ней не следует. Если же обнаружится что-нибудь подозрительное, то мы сможем отнять у нее книгу прямо там. Обычная кража в дешевом мотеле. Никто ничего не сможет доказать. Лучше подстраховаться. Мало ли что может случиться. Надо быть готовым к любым неожиданностям. Книга опасна, моя дорогая. Чрезвычайно ценна и чрезвычайно опасна.
Изабель посмотрела в окно. Облако набежало на солнце, и сияющие вершины гор мгновенно померкли.
— Не слишком ли много шума из-за какой-то книги?
— Когда она будет у нас, я тебе объясню, почему она так важна.
— Однако сейчас вы не хотите говорить мне, не так ли? — спросила Изабель с грустной улыбкой. — Вы все еще не доверяете мне полностью?
— Я никому не доверяю полностью, моя дорогая. Однако уверяю тебя, что никогда ни на кого я не полагался так, как на тебя. — Глэдстоун сделал глоток. — В колонии все в порядке?
— Естественно. Все с нетерпением ожидают вечеринки.
Глэдстоун кисло усмехнулся.
— Да, полагаю, они действительно с нетерпением ждут ее.
— Вы хотите провести вечеринку именно тогда, когда леди Пеннингтон будет гостить у нас?
— Именно так. Это обеспечит нам отличное алиби на тот случай, если вдруг нам понадобится избавиться от нее. Просто еще одна предосторожность, моя дорогая. Тебе следовало бы уже привыкнуть к моим маленьким странностям.
— Я нахожу ваши странности весьма очаровательными, Эрасмус, — улыбнулась ему Изабель. — Я многому учусь у вас.
— Не сомневаюсь, — улыбнулся ей в ответ Глэдстоун.
Изабель была красивой женщиной, и она прекрасно знала об этом. Все комплименты, касающиеся ее внешности, она принимала с совершенно невозмутимым видом, словно это было нечто само собой разумеющееся. Они уже порядком утомили её. Но те, кто восхищался ее умом и умениями, могли рассчитывать на ее благосклонность. Ничто так не грело ее самолюбие, как перечисление ее талантов. Глэдстоун понял, что ею движет. Жажда абсолютной, безграничной власти. И он дал Изабель почувствовать, что сейчас она на верном пути. Что в один прекрасный день она сможет стать обладательницей того, чем владел сейчас Глэдстоун. Ибо Изабель была женщиной амбициозной.
А у Глэдстоуна, помимо его неотразимого голоса, был еще один талант. Он умел найти свой ключик к каждому. И не в характере Глэдстоуна было позволять своим уникальным способностям пропадать напрасно.
Когда на следующее утро Мерси проснулась, она прекрасно понимала, что в ее жизни произошли огромные перемены. Отныне сама судьба будет руководить ею. Однако эта уверенность длилась лишь мгновение, ибо тело Мерси затопило странное ощущение чего-то неприятного между ног, совершенно ей прежде незнакомое.
Осторожно она попробовала пошевелить ногами под одеялом. Нет, больно не было. То, что она чувствовала, скорее напоминало, как она провела ночь с Крофтом Фальконе, как любила его, как таяла в его объятиях.
Мерси задумалась, догадывался ли Крофт о том впечатлении, которое он произвел на нее прошлой ночью. Она боялась, что догадывался. Этот мужчина был чересчур чуток. Казалось, он без труда читает ее мысли, как раскрытую книгу.
Однако и она тоже кое-что о нем узнала. Фальконе, как правило, держал себя и весь окружавший его мир под надзором, но все же и у него были свои границы, которые, если постараться, можно было заставить его перешагнуть. Нужно было разозлить его, чтобы он отпустил поводья, которые так крепко держал в своих сильных руках. Прошлой ночью она весьма недурно справилась с этой задачей.
И в этот утренний час Мерси удивлялась, как у нее хватило смелости сделать это. Она была потрясена своей отвагой.
Мерси открыла глаза. В комнате было уже совсем светло. Она взглянула на часы. Половина шестого. Мерси была в комнате одна. Крофт куда-то делся.
Она нахмурилась и привстала. В эту ночь она даже не надела пижаму. Мерси поднялась с кровати, накинула халат, прислушалась. Тишина. Не льется вода в ванной, не шипит кофейник на кухне. Неужели Крофт уехал?
Завязывая желтый пояс ярко-красного халата, Мерси подошла к ванной и опять прислушалась. И снова она ничего не услышала. Но теперь Мерси точно знала, что Крофт здесь. На цыпочках она прокралась в гостиную.
Он сидел совершенно обнаженный на полу у окна, по-турецки скрестив ноги и положив руки на колени. Казалось, он смотрел в никуда. Мерси поняла, что Крофт занимался медитацией.
Не желая мешать ему, она тихонько вышла из комнаты и пошла в ванную. Стоя под душем, она думала о Крофте. Она ведь очень мало знала о нем. Интересно, какие у него привычки? Что он любит? И как, собственно говоря, ей теперь вести себя с ним? Что сказать? Мерси попыталась представить: вот она выходит из ванной, вот подходит к Крофту, вот она говорит ему, что… Что же сказать? В этот раз воображение подвело Мерси.
Единственное, что она знала: она должна притушить этот бешеный огонь страсти, вспыхнувший в жаркий летний день. Ведь Крофт скорее всего прекрасно знал, чего хочет и как этого добиться. Но вот чего хочет она? Мерси не знала.
Возможно, именно ей требовалось заняться медитацией, чтобы привести в порядок свои мысли.
Через пятнадцать минут, завернувшись в полотенце, Мерси вышла из ванной и обнаружила Крофта в спальне, изучающего томик «Долины мистических сокровищ», который она оставила на ночном столике. Теперь на Крофте были надеты джинсы. Отчетливо вырисовывающиеся мышцы плеч и спины в утреннем свете выглядели просто потрясающе. Он поднял голову и взглянул на ее мокрые волосы, собранные в хвост, сияющее лицо и оголенные плечи, на которых все еще сверкали капли воды. Легкую улыбку, которая тронула его губы, можно было» бы назвать улыбкой коллекционера, заполучившего новую диковинку. Он шагнул было ей навстречу, однако тут же остановился, ибо Мерси даже не шелохнулась. В руках он все еще держал книгу.
— Не забудь обернуть ее.
— Не беспокойся, — ответила она. — Я не собиралась оставить ее дома.
— Полагаю, ты просто читала ее по вечерам.
— И делала это из чисто профессионального интереса, — сухо сообщила она и отвернулась, чтобы достать из шкафа одежду. Мерси чувствовала, как предательский румянец окрасил ее щеки.
— Профессиональный интерес? Теперь это так называется?
Она почувствовала дразнящие нотки в его голосе и просто разрывалась между удовольствием слушать его тихий смех и раздражением из-за того, что он нашел книгу в таком неподходящем месте.
— Да, это был чисто профессиональный интерес. Я даже сформировала свое профессиональное мнение о ее авторе.
— Ревингтоне Бурле? — Крофт подошел к ней сзади и положил руки на ее обнаженные плечи. И как будто невзначай обронил легкий нежный поцелуй на ее мокрые волосы. — И к какому же, интересно, выводу о нем ты пришла?
— Этот он, как ты его называешь, на самом деле — она.
— Что?
Она могла поспорить, что ей наконец удалось изумить его. Мерси самодовольно улыбнулась.
— Именно. Это действительно она. Полагаю, что Ревингтон Бурле была женщиной.
— Порнографический роман восемнадцатого века написан женщиной?! Это невозможно.
— Почему же? И в восемнадцатом веке были женщины-писательницы. К тому же немало. А кроме того, у них было принято писать под мужскими псевдонимами.
— Но подобного рода вещи?
— Ты что же, один из тех, кто думает, что женщин не интересует эротика? — Она высвободилась из его объятий. — Если это действительно так, у меня есть для тебя новость. Наши вкусы в этой области порой значительно расходятся с вашими, однако это вовсе не означает, что мы не ценим эротику.
— О! Я верю тебе, Мерси, — медленно протянул он, его глаза в этот момент загадочно блестели. — Я видел твое лицо вчера вечером, когда ты смотрела в зеркало, помнишь?
Она раздраженно взглянула на него.
— Истинный джентльмен не стал бы напоминать мне об этом.
— Истинный джентльмен, во-первых, не заставил бы тебя смотреть в это зеркало.
— Как интересно.
— Скажи мне, почему ты все-таки решила, что Бурле могла быть женщиной?
Мерси натянула джинсы. Задумалась.
— То, как здесь описаны чувства. Очень трепетно, нежно. Как правило, писатели-мужчины уделяют внимание только технике, а эмоции обходят стороной.
— А ты что, эксперт по порнографическим работам мужчин? Не думал, что твой профессиональный интерес простирается настолько далеко.
— Ну и что из этого? — с вызовом спросила она. — Разве я не права? Разве мужчинам важна не физическая сторона дела, в то время как у женщин на первом месте чувства? Именно поэтому связь, начавшаяся и развивающаяся по инициативе мужчин, непременно начинается с секса. Однако, как мне кажется, если бы женщина взяла ситуацию под свой контроль, то все происходило бы гораздо медленнее, так, чтобы партнеры смогли получше узнать друг друга.
— Не превращается ли этот разговор из профессионального в личный?
Крофт сказал это так, что Мерси вдруг захотелось, чтобы этого разговора вообще не было. Но она гордо подняла голову и спокойно посмотрела ему в глаза.
— Да, — сказала она. — Именно в личный.
— Скажи же напрямую, Мерси. Мне бы не хотелось продираться сквозь дремучие заросли твоих мыслей.
— Хорошо. Я скажу. — Она судорожно глотнула. — Думаю, что прошлой ночью мы поторопили события. Это произошло слишком рано. Нам нужно больше, времени, чтобы узнать друг друга, Крофт. Если ты относишься серьезно к… к нашим взаимоотношениям, тогда тебе придется согласиться с тем, что на какое-то время нам нужно остудить физическую сторону дела.
— Ну, хорошо, черт возьми.
Этот злой, резкий ответ напугал и обидел Мерси.
— Если тебя интересует только секс, то, черт возьми, ты можешь поискать его где-нибудь в другом месте.
— Вчера ночью ты ничего не имела против секса.
В его голосе слышалась угроза. Мерси вздернула подбородок.
— Учитывая напряженность ситуации, подобные вещи иногда случаются. Человека можно сломить сильным, внезапным физическим влечением, которое…
— Но не тебя.
Она сощурила глаза.
— Что ты хочешь сказать?
— Ты вовсе не теряла голову из-за сильного, внезапного физического влечения. Вчера ночью твое истинное «я» вынырнуло наружу, и я был той соломинкой, за которую оно ухватилось, чтобы не утонуть.
— Очень оригинальное сравнение, однако оно ничего не меняет.
Он подскочил к ней и прижал ее к стене. Мерси даже не успела отшатнуться. Чувство, горевшее неистово в его глазах, могло быть и злостью, и возмущением или и тем и другим сразу. Схватив Мерси за плечи, он слегка тряхнул ее.
— Неужели ты действительно думаешь, что все, что меня интересует, — секс? — спросил он намеренно приторным голосом.
Мерси попыталась освободиться.
— Ну что ж, есть еще книга. Она тебя, конечно, тоже очень интересует.
— При чем здесь «Долина»? Мы говорим не об этой чертовой книге. Мы говорим о нас! О тебе и обо мне. И я хочу знать, действительно ли ты считаешь, что единственное, что интересует меня в тебе, это тот спектакль, что ты устраиваешь в постели?
Услышав это, она вздрогнула, ибо слишком велик был ее страх, что спектакль этот, как в постели, так и на ковре, был довольно дилетантским. Опыта у нее действительно было немного, и она подозревала, что это не осталось для него незамеченным.
— Я уверена, что это достаточно распространенная проблема во взаимоотношениях, — отчаянно сказала Мерси.
— О, и в этом вопросе ты столь же компетентна?
— Хватит, Крофт. Ты специально пытаешься запугать меня. У меня есть свои убеждения, и ты должен уважать их.
— И где это сказано, что я должен уважать твои идиотские убеждения?
— Мои убеждения вовсе не идиотские. Крофт, мы едва знаем друг друга. Ты просто возник мне на беду из ниоткуда в моем магазине в пятницу. А в воскресенье мы уже оказались в постели. Все происходит слишком быстро, как на это ни смотри. С моей же точки зрения, все произошло со скоростью света. Я хочу сбавить скорость, и если ты серьезно хочешь поехать со мной в Колорадо, тогда тебе придется согласиться с этим.
— Это твое последнее слово по данному вопросу?
— Да, — сказала она горячо, — последнее.
Он смотрел на нее, казалось, целую вечность. Выражение его глаз то и дело менялось, как будто в его мозгу прокручивались всевозможные варианты ответов. Неожиданно он отпустил руки, качая головой.
— Как, черт возьми, тебе удается делать это со мной? — зло спросил он, отвернулся и подошел к окну.
Вопрос прозвучал так тихо, что Мерси не была даже уверена в том, что он был адресован ей. Он разговаривал сам с собой, и, совершенно очевидно, у него не было ответа на этот вопрос.
— Крофт…
Он не ответил. Провел рукой по волосам и продолжал смотреть в окно.
— Я только что целых полчаса старался привести свои мысли в порядок, и за пять минут ты смогла разрушить все то, чего я достиг.
— О, Крофт…
Он резко повернулся.
— Черт побери, я никогда не выхожу из себя!
— Ты не должен сердиться на себя только потому, что рядом со мной немного нервничаешь. У тебя есть все права быть немного… — она запнулась, стараясь подыскать нужное слово, — удивленным из-за того, что я решила взять развитие наших отношений в свои руки. Ты по натуре человек подавляющий, и в последние два дня ты так или иначе руководил ситуацией. Естественно, тебя шокирует, когда я говорю, что нужно притормозить с физической стороной, но…
Он резко взмахнул рукой.
— Ни слова больше, Мерси. Я предупреждаю тебя. Если ты сама не хочешь получить несколько сеансов шоковой терапии или здорово удивиться, ты закроешь рот и помолчишь до тех пор, пока я не выпью чашку чая и не позавтракаю.
Мерси, которая уже собиралась сказать, что невозможно всегда держать себя в руках, тут же закрыла рот. Не вымолвив ни единого слова, наблюдала она за тем, как он направился в ванную.
Вспомнив, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, она решила, что приготовит на завтрак что-нибудь особенное. И она будет делать все очень тихо. Крофту необходимо время, чтобы прийти в себя.
Мерси улыбнулась. Она опять победила.
Спустя несколько часов Мерси сидела в «тойоте», взятой напрокат, и пыталась разобраться в огромной, довольно подробной карте Колорадо, которую она взяла в агентстве проката. Они выехали из аэропорта Денвера и направились по Двадцать пятому шоссе на юг, следуя указаниям, аккуратно и точно напечатанным в записке, которая ожидала Мерси по прибытии в агентство.
Чем дальше они удалялись от города, тем прекраснее становился серебристо-голубой цвет манящего неба Колорадо. Полуденное солнце, казалось, светило ярче и веселее, чем в Вашингтоне. По правую сторону от шоссе высился горный хребет. Он словно манил путешественников, призывал их покинуть дорогу и испытать удачу в Девственно-невинной глубине гор. Однако водители Редко обращали внимание на этот гордый вызов.
Крофт сосредоточил все внимание на дороге. Он выбирал машину сам и, решив, что ничего не подойдет для горных дорог лучше, чем «тойота-селика», остановился на ней. Мерси исподтишка наблюдала за ним, восхищаясь его спокойствием. Она понимала, что всегда, что бы он ни делал, он был спокоен. Крофт словно всякий раз ставил перед собой некую задачу, для решения которой и направлял все свои усилия независимо от того, легкой она была или невероятно сложной.
Он не относился к тем мужчинам, которые отвлекались от поставленной перед ними цели на какие-нибудь пустяки.
Эта мысль не давала Мерси покоя. И почему она не додумалась до этого раньше, корила она себя. Но прошлой ночью Мерси так хотелось поверить в то, что ей удалось сбросить оковы самоконтроля с Крофта хоть на одно мгновение. Теперь она понимала, что на самом деле этого не было. Необходимо было приложить немало сил, чтобы действительно отвлечь Крофта Фальконе, гораздо больше, чем ласки не слишком искушенной в искусстве любви женщины, которая просто-таки стремительно летела к нему в объятия.
— В чем дело? — Крофт бросил на нее вопросительный взгляд из-под бровей. — Ты что, ошиблась в выборе маршрута?
Мерси поморщилась.
— Нет, не ошиблась. Через пару миль будет поворот на дорогу, ведущую в горы.
Вполне нормальные отношения между Мерси и Крофтом установились сразу же после домашних блинов и кленового сиропа, которые она приготовила на завтрак. Однако это вовсе не означало, что временами они еще не были довольно грубоваты друг с другом. Например, когда Крофт сказал, что ему надоел чай в пакетиках, на него чуть не опрокинули этот самый чай. Он попытался было объяснить своей хозяйке, как правильно нужно готовить чай, но обнаружил угрожающе нависшую прямо над его головой полную чашку. К счастью, у него хватило ума замолчать.
Сначала она подумала, что Крофт грубит ей из-за того, что она сказала ему этим утром. Однако потом Мерси поняла, что ошиблась. Здесь что-то было не так. У Мерси появилось странное ощущение того, что голова Крофта занята вовсе не строптивой женщиной, а чем-то другим, более важным для него. И от этого Мерси чувствовала себя уязвленной и смешной.
— В своей записке господин Глэдстоун предлагает нам остановиться на ночь в мотеле, на территории горнолыжного курорта. Это один из тех немногих, что сейчас открыты. А завтра утром мы направимся в его резиденцию. — Мерси наклонилась вперед, чтобы разглядеть светящиеся буквы дорожного указателя. — Сюда. Поверни и направляйся в сторону гор.
Крофт выехал на узкую двухполосную дорогу, ведущую в горы. И вскоре прямо перед ними выросли скалы, нависая над узенькой лентой дороги. Редкая растительность неожиданно стала пышнее, превратившись в лес темно-зеленого цвета, скрывавший из виду далекие вершины.
— Мне никогда особенно не нравились горы, — заметила Мерси, стараясь оживить разговор. — Все в них кажется таким гнетущим. И к тому же даже днем они навевают ощущение сумерек, ночью же, наверное, все скрывает непроглядная тьма. И деревья издают таинственные звуки.
— Весьма забавное представление, особенно учитывая то, что ты живешь на северо-восточном побережье Тихого океана. — Крофт внимательно смотрел на дорогу, ехать по которой становилось все труднее. — Вашингтон ведь знаменит своими горами.
— Я вовсе не против того, чтобы смотреть на них, — объяснила она. — Однако, как ты мог заметить, я живу не в горах. Я живу возле моря.
— Я тоже.
Мерси кивнула.
— Это меня не удивляет.
Он еле заметно улыбнулся.
— Почему же?
— Возможно, причина заключается в твоем увлечении акварелями. Они гораздо больше подходят для изображения морских пейзажей. А может, ты просто кажешься мне человеком, который предпочел бы наслаждаться спокойной жизнью на побережье океана. Я, конечно, не могу быть уверена, просто меня ничуть не удивляет, что ты живешь у моря.
— Когда все проблемы, касающиеся Глэдстоуна, будут решены, я обязательно возьму тебя с собой в Орегону.
Она улыбнулась.
— Согласна.
Мерси воодушевилась, услышав, как он заговорил о будущем. А потом она подумала, что Крофт опять хитрит. Он ведь говорил не о покупке книги у Глэдстоуна. Он говорил о каких-то проблемах, связанных с ним.
Мерси нахмурилась. Определенно Крофт что-то скрывает. Она взглянула на дорогу.
— Не лучше ли тебе немного сбавить скорость? Эта дорога совсем не похожа на скоростное шоссе.
— Не волнуйся, Мерси. Все под контролем.
Она откинулась на спинку сиденья и вздохнула, ибо он был прав. Этот мужчина вел машину аккуратно и умело, так, как настоящий профессиональный гонщик. «Тойота» повиновалась каждому малейшему повороту руля, как собака, выполняющая едва заметные команды хозяина.
— У тебя чертовски здорово развита реакция, не так ли, Крофт? — Это прозвучало почти как обвинение.
— Да, — сказал он равнодушно.
Около семи часов вечера Крофт остановил «тойоту» на стоянке старого, но довольно прилично выглядевшего мотеля. Здание находилось у самого подножия того, что, несомненно, в зимнее время года служило замечательным горнолыжным курортом. Двухэтажный мотель, должно быть, выглядел гораздо более приветливым и красивым, когда вокруг него был ослепительно белый снег и куча лыжников. А теперь, в конце ленивого летнего дня с его длинными тенями, которые неожиданно прорезало своими лучами заходящее солнце, это место показалось раздраженной Мерси мрачным и тоскливым.
Крофт взглянул на нее, вынимая из машины багаж.
— Мы можем попытаться найти другой мотель дальше по дороге.
Мерси окинула взглядом те несколько машин, что были оставлены на стоянке.
— Да нет, зачем. Уже темнеет, к тому же нет никакой гарантии, что другой мотель будет открыт. По крайней мере у них есть кафе. Я просто умираю с голоду.
Крофт на мгновение замешкался, затем пожал плечами и направился ко входу в мотель.
И вдруг Мерси кое-что вспомнила. Она догнала его.
— Две комнаты, Крофт.
Он ничего не сказал, даже не взглянул на нее. Он просто молча шел дальше.
— И я бы хотела комнату на втором этаже, — громче добавила Мерси.
— Что-нибудь еще?
Ей было совершенно наплевать на холодный тон его голоса.
— Да. Узнай, есть ли у них сейф. Мне бы хотелось оставить там «Долину» на ночь.
Он резко остановился и уставился на нее.
— Какого черта? Ты не волновалась, когда хранила ее последние несколько недель у себя дома. С чего же начинать беспокоиться об этом сейчас?
— Не знаю, — призналась она. — Возможно, потому, что это место выглядит довольно неуютно. И посетители не внушают особого доверия. Не говоря уже о тех, кто здесь работает. Могу поспорить, что замки на дверях могут быть запросто открыты кредитной карточкой. Женщины, путешествующие в одиночестве, научились принимать меры предосторожности, Крофт. Если какой-нибудь воришка попытается украсть у меня деньги, пока я сплю, он может нечаянно найти «Долину»и забрать ее.
— Тебе бы не пришлось беспокоиться об этом, если бы ты спала со мной.
Его логика была железной, и поэтому она решила, что единственный способ не поддаться — не замечать ее.
— Конечно. Не пришлось бы. Ты ведь не похож на человека, который по ночам грабит дамочек в мотелях, не так ли?
— Только не по понедельникам.
Портье оказался весьма услужливым и вежливым, что очень удивило Мерси. После того как он назвал им номера комнат, он взял завернутую в целлофан «Долину»и убрал ее в сейф. Сейф был старый, но казался довольно прочным, подумала Мерси. Она сразу же почувствовала себя лучше. Теперь «Долина» была в безопасности.
Во время обеда, состоящего из гамбургеров и жаркого, Мерси пыталась разговорить Крофта. Однако он упорно отмалчивался. И снова у Мерси появилось ощущение, что мысли его где-то далеко. Ей было очень обидно, что Крофт не обращает на нее внимания.
Они хотели использовать эту недолгую поездку в Колорадо, чтобы получше узнать друг друга, подумала она мрачно.
Когда Мерси выключила ночник и свернулась под холодным одеялом, она вновь задумалась о Крофте. Существовал ли кто-нибудь, кто хорошо знал этого человека? Вряд ли.
В течение нескольких минут Мерси лежала, прислушиваясь к звукам, доносившимся из соседней комнаты. Номер Крофта был рядом. Стены комнат были Довольно тонкими, однако, кроме звуков льющейся воды, она больше ничего не слышала, ни шагов, ни скрипа кровати.
Вряд ли этому стоило удивляться, подумала она. Этот мужчина двигался как привидение. Мерси взбила подушку, повернулась на бок и закрыла глаза.
Крофт стоял в темноте, наблюдая за тенями, двигающимися за окном мотеля. Окно было распахнуто, и ночной ветерок освежал затхлую, сырую комнату. Сосна и пихта тоскливо вздыхали. Мерси была права, подумал он, и мимолетная улыбка осветила его суровое лицо. Деревья действительно издавали мрачные звуки. А кроме того, они непреодолимой преградой вставали на пути неяркого света луны. Тьма же у самой земли, у корней деревьев, была еще более густой.
В отличие от Мерси Крофт вовсе не находил эту темноту гнетущей. Однако он понимал, почему Мерси не нравится здесь. Она была созданием света. Сияющая, подвижная, воплощение игры красок. Темнота была его другом, собеседником, помощником. А он признавал и понимал ее. Полчаса назад Мерси наконец заснула. Он прислушивался к шорохам в ее комнате. По звукам он безошибочно определял, что она делает. Вот она открыла свой чемодан. Вот вынула из него длинную ночную рубашку. Теперь пошла в ванную. Включила воду. Сейчас она, должно быть, снимает свою ярко-желтую, цвета перезревшей дыни блузку, быстро расстегивает пуговицы. Обнажается ее прекрасная грудь. Из-за холода в комнате соски ее грудей, вероятно, чуть затвердели.
Теперь джинсы. Он слышал, как она выскользнула из них, и мысленно представил себе ее стройные ноги. А через мгновение за джинсами последовали трусики. Он слышал легкое, неуверенное движение, которое она сделала, когда ухватилась за дверь шкафа, чтобы восстановить равновесие, снимая их. Теперь она была абсолютно обнажена. Крофт представил светло-коричневый треугольник в ее паху, блестевший в скупом свете, отбрасываемом слабой лампочкой.
Приятное ожидание сменилось острым разочарованием, когда Крофт услышал, как Мерси забралась под одеяло. Его едва сдерживаемое желание не давало ему покоя.
А теперь, стоя у открытого окна своей пустой комнаты, он мечтал о том, чтобы пойти к Мерси и почувствовать ее теплое и мягкое тело рядом с собой. Да, во сне она, должно быть, такая теплая и податливая, и она уж точно будет не в состоянии читать ему лекцию о том, как должны складываться их взаимоотношения.
Взаимоотношения. Он терпеть не мог этого слова. Возможно, потому, что он не совсем понимал его смысл. Оно было слишком неопределенным, слишком неясным и громоздким. Это было слово, которое он не мог полностью принять или понять, женское слово. Только женщина может использовать его, придавая ему всякий раз новое значение, по своему собственному желанию, оставляя мужчину мучиться в поисках более точного определения. Кроме того, это слово совсем нельзя было применить к Крофту и Мерси, чтобы говорить об их жизни теперь, когда они стали любовниками.
Крофт вспомнил, как она вся растворялась в его объятиях, и сказал себе, что стоило ему немного поднажать, и сегодня ночью случилось бы то же самое. Как это ему нравилось, нравилось сознавать, что ему так легко удается преодолевать столь обычную для нее враждебность.
Крофт отмахнулся от воспоминаний о том, как потерял контроль над собой. Так было проще. Будто этого и не было.
Ощутив, как напряглось его тело, Крофт попытался взять себя в руки. Сейчас о Мерси надо забыть. Он заставил себя думать о книге. Он должен работать, мрачно напомнил он себе. Но эта женщина почему-то отвлекала его, что было весьма странно и очень опасно.
«Долина мистических сокровищ»— вот самая важная вещь, о которой ему нужно было думать в данный момент. Крофт нахмурился. Мерси все-таки решила оставить книгу в сейфе мотеля. Он предложил бы ей позаботиться о книге, однако чувствовал, что она непременно откажется. Ей не нравилось, что его интересовала «Долина». Поэтому она и не доверяла ему. Ему, в свою очередь, не нравилось то, что она ему не доверяет, поэтому он даже не стал предлагать ей оставить книгу на ночь у него. Как чертовски все было запутано, нахмурился Крофт.
Да, он никак не мог предполагать, что с этой женщиной будет так трудно.
Однако ему очень не нравилось то, что «Долина» находится внизу, в этом жалком подобии сейфа. И для беспокойства были серьезные причины.
Если Глэдстоун был обыкновенным коллекционером, то проблема отпадала сама собой. Однако если он действительно был тем человеком, который когда-то носил имя Эган Грейвс, то сейчас скорее всего ему уже было известно, что Мерси путешествует не одна. Глэдстоун, окажись он честным коллекционером, не возражал бы, если бы узнал, что его продавец едет вместе с компаньоном. Однако если это Грейвс, тогда другое дело. Его это насторожит. И он может принять меры. А значит, «Долина» может оказаться в ловушке там, внизу, в сейфе. Книга будет в большей безопасности, если Крофт вытащит ее и принесет к себе в номер.
Крофт наконец решился. Утром он объяснит Мерея, что взял книгу потому, что не доверял портье. Портье в удаленных мотелях очень любопытны. Такого портье, естественно, заинтересует, почему путешественник решил положить книгу на хранение в сейф. Возможно, слишком заинтересует.
Крофт открыл дверь, беззвучно прошел по коридору к лестнице.
Внизу лампа, что возле службы приема, была выключена. Не горел свет и в вестибюле. Крофт нащупал выключатель. Очевидно, портье отключил верхнее освещение вместе с ночной лампой. Интересно, подумал Крофт, знал ли хозяин, как выглядит его мотель и каково здесь приходится посетителям.
Однако, возможно, хозяин вовсе и не возражал против этого. Только сумасшедшему взбредет в голову гулять по ночам в коридоре.
Крофт отступил от двери, критическим взглядом окинул замок и решил, что Мерси была права. Это было одно из тех местечек, где замки можно было открыть при помощи кредитной карточки.
Спустя мгновение он уже проскользнул в довольно обшарпанный вестибюль, позволив двери легко и бесшумно закрыться за собой, Мгновенно ему в нос ударил запах дешевого вина. Да, портье знал, чем заняться долгими ночными дежурствами. Слабый храп, доносившийся из-за перегородки, подтвердил его предположения.
Интересно, кто отключился раньше — портье или свет? Пустая бутылка валялась рядом с его раскладушкой. Крофт попробовал растолкать портье, но вскоре бросил это бесполезное занятие. Парень, несомненно, нашел верное лекарство от бессонницы. Теперь он не проснется до утра.
Крофт прошел за стойку. Старинный сейф стоял в углу — неясная тень, видневшаяся в темноте.
Крофту пришлось выдвинуть всего лишь три ящика стола, прежде чем он нашел комбинацию шифра, вырезанную на дне одного из них. О чем угодно, но только не о безопасности и надежности беспокоились в этом заброшенном мотеле Колорадо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинства ночи - Кренц Джейн Энн



очень хороший и серьезный роман. читала его пару лет назад и опять с удовольствием перечитала.читайте - не пожалеете!
Таинства ночи - Кренц Джейн Эннлюдмила
11.10.2012, 0.09





очень замечательный роман!прочитала с большим удовольствием!сюжет отличный.эротические сцены красиво описаны.и "член" это наконец-то "член",а не "копье страсти" ))))
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннТанита
13.04.2013, 9.57





Очень интересно и легко наптсано! Читать всем!
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннЮлия
13.06.2013, 16.16





Мне героиня не понравилась, самка себе противоречила. На меня роман сильного впечатления не произвел. Так себе.
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннКристина
7.06.2014, 17.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100