Читать онлайн Таинства ночи, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинства ночи - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Таинства ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Мерси почувствовала, как сильно забилось ее сердце, лишь только он прикоснулся к ней. Она никогда в жизни не испытывала столь сильных и зажигающих чувств. В дурмане этого сладкого сна Мерси подумала, что именно о таких прикосновениях мечтала всю свою жизнь.
Бокал, который она все еще держала в руке, покачнулся, а потом и вовсе исчез, ибо Крофт, ни на мгновение не отрывая своего рта от ее губ, осторожно взял его из безвольных пальцев Мерси. А потом его сильные руки сжали ее в своих объятиях, отчего у Мерси захватило дух. Его теплота и сила вырвались наружу, чтобы заманить и заключить ее в ловушку. Все очарование, физическое влечение и непреодолимое желание узнать Крофта, мучившее ее эти два последних дня, теперь выплеснулись наружу.
Мерси прекрасно знала, что он понял, что с ней происходит. И от этого она чувствовала себя еще более беззащитной перед ним и на какое-то мгновение возненавидела его. Но это чувство тут же пропало. Крофт еще сильнее прижал ее к себе.
— Ты же хочешь меня, — сказал он, лаская своим ртом ее. — Я видел это в твоих глазах. Ты не можешь спрятать это от меня. Твои глаза для меня прозрачны, словно акварель. И я хочу тебя. Я буду очень осторожен с тобой. Тебе не стоит бояться меня, Мерси. Я уже говорил тебе раньше, что рядом со мной ты в безопасности. Ты же знаешь это, не так ли?
И снова она поверила ему, так же как и тогда, когда он сказал ей, что рядом с ним ей не стоит бояться беды. В его объятиях Мерси расслабилась, погружаясь в пленительный жар его тела. Его поцелуи были настойчивыми и глубокими, и не покориться им было невозможно. Когда его язык дотронулся до уголков ее рта и властно потребовал ответа, она тихо застонала. Мерси приоткрыла рот, наслаждаясь смелым посягательством его языка.
Его прикосновение было нежным и настойчивым, это осторожное и ласкающее пленение бросало ее в дрожь. Он еще только познавал вкус ее губ и поцелуев, а она уже знала, каким совершенным и неистовым будет его обладание всем ее телом. Этот поцелуй лишь только пробовал и утверждал свое владычество, и она знала — это была лишь прелюдия;
Мерси изумленно ахнула, когда он неохотно оторвался от рта и провел горячим языком по ее шее, от подбородка до мочки уха. Она обвила руками его шею, прильнула к нему. Она чувствовала его, чувствовала всем телом. Мерси провела рукой по его мускулистой спине.
— Я ошибался, — прошептал Крофт, едва касаясь губами ее кожи. — В тебе есть что-то большее, чем свет и Цвет. Сила. Прекрасная, нежная, женская сила. Вдвоем мы создадим невероятное, ты и я…
— Возможно, со временем, — прошептала она, закрывая глаза и наслаждаясь необыкновенными ощущениями, которые доставляли ей его зубы, нежно покусывающие ухо.
— Сегодня ночью, — сказал он.
Она не стала спорить. Мерси просто не могла сейчас спорить с ним, противиться ему. Она действительно хотела этого. Все случилось слишком быстро. Она слишком мало о нем знала. Но никогда в своей жизни не желала она ни одного мужчину так страстно и неистово, как Крофта Фальконе. Отказать своему желанию в этот вечер — значит предать свои мечты, предать себя. Мерси не могла и не хотела оставить это неизведанное чувство, не узнав его вкуса.
— Ты ведь еще немного боишься меня? — спросил он.
Его руки нежно скользили по ее спине, ласково, но настойчиво прижимая ее тело к его. Когда ладони Крофта коснулись ее округлых ягодиц, он прижал их к своим горящим бедрам.
— Да… Нет… Не знаю.
Какая разница, вдруг поняла Мерси. Даже если страх и существовал, он был затоплен волной первобытного желания. Обоюдного желания. Она чувствовала, как мужское достоинство Крофта настойчиво просилось выпустить его на свободу, упираясь в обтягивающие джинсы.
— Как ты можешь бояться меня, когда ты чувствуешь, как сильно я хочу тебя? — Его голос был хриплым стоном, когда он еще сильнее прижал ее к себе.
— О, Крофт!
Мерси спрятала свое лицо на груди Крофта, вдыхая терпкий запах его тела.
— Я хочу увидеть, как ты оживешь в моих руках, как акварель оживает на бумаге. — Крофт чуть оторвался, медленно повернул ее спиной к себе. Когда Мерси попыталась слабо сопротивляться, не понимая, что он задумал, Крофт прошептал:
— Не мешай мне, дорогая. Открой глаза.
Мерси повиновалась и обнаружила, что смотрит на их отражение в зеркале. Она была невероятно изумлена, увидев свой собственный томный взгляд под опущенными веками. Она видела свое горевшее желанием тело, и это напугало ее. Ведь и Крофт видел его, ее откровенное приглашение, сочетание чувственной мольбы и женского приказания. Если бы рядом не было его, то Мерси, увидев свое отражение в зеркале, испугалась бы, решив, что серьезно заболела. Но Крофт был рядом, и зеркало также отражало его пылающее страстью лицо. Желание светилось в его золотых глазах.
Крофт, внимательно наблюдая за выражением ее лица, начал медленно раздевать ее. Медленно и уверенно двигались его пальцы от пуговицы к пуговице. Когда блузка была расстегнута, он снял ее с Мерси и отбросил в сторону. А потом, ни на мгновение не отрываясь от ее горящих глаз, сжал ее груди в своих руках.
Мерси почувствовала, как приятная слабость разлилась по всему ее телу. Она посмотрела в зеркало, очарованная своим собственным отражением в объятиях Крофта. Ее мягкие округлые груди покоились в его Руках. Она смотрела, не в силах оторвать свой взгляд, как нежно он провел большими пальцами по розовым соскам, заставляя их возбужденно сморщиться.
Она схватила его за руки, боясь нового прикосновения, ибо всякий раз, когда он дотрагивался до нее, она переживала странное чувство, что-то среднее между болью и наслаждением.
— Пожалуйста, — удалось произнести ей. — Я не… Это все так странно…
— Ты очень чувствительна. Я догадывался об этом. Неужели ты думаешь, что мои ласки могут принести тебе боль?
Крофт, едва прикасаясь, кончиками больших пальцев очертил каждый сосок нежной линией. И ни на мгновение не отрывал своего напряженного, проникающего в душу взгляда от отражения Мерси.
Она чуть слышно застонала, когда ее соски еще сильнее набухли. Это ощущение было почти невыносимым. Боль, страстное желание и обжигающая чувственность. Все слилось в едином огне. Мерси медленно опускала ресницы, пока совсем не скрылись от ее взора их пылающие отражения в зеркале. Она прошептала:
— Когда я с тобой, то не знаю, чего ждать в следующее мгновение. Иногда граница между болью и наслаждением бывает совсем незаметной. Скажи, ты всегда знаешь, где эта граница?
— Да. Всегда.
Она верила ему и знала, что, несмотря на то что знание его ужасало, оно одновременно опьяняло и дурманило ее. Крофт знал, что такое жестокость. Возможно, в моменты сильнейшего возбуждения он мог разрушить эти невидимые барьеры между болью и удовольствием. Однако, вместо того чтобы быть начеку, Мерси почувствовала, что доверяет ему, как никогда и никому в своей жизни не доверяла. Крофт знал эту границу, и он никогда не перейдет через нее. Она могла отдаться ему, ничего не боясь. С ним она могла познать лежащие на грани чувства возбуждения и наслаждения, не опасаясь падения в пучину боли.
Этот мужчина всегда будет защищать ее. Она могла доверять ему. Она снова посмотрела в зеркало и на этот раз улыбнулась отражению Крофта.
Это была медленная, чувственная, истинная улыбка женщины, приглашающая и вожделеющая, обещающая неземное удовольствие, исходившая из самых глубин ее существа и отражавшаяся в ее глазах. Кожа Мерси возле груди и выше, вплоть до самых щек, покрылась розоватыми пятнами. Глядя на Крофта, она ни на мгновение не сомневалась, что он был уверен в ее страсти. В ответ на ее призыв его тело напряглось, и Крофт, зарывшись носом в ее разметавшиеся волосы, начал шептать горячие слова убеждения.
Когда он опустил руки на ее талию, Мерси возражать не стала. Затем последовал слабый металлический скрежет, и она поняла, что он пытается расстегнуть ремень и молнию на джинсах. Мерси чувствовала каждое движение мускулов его сильных рук, когда он начал снимать с нее джинсы. А сквозь ткань джинсов она ощущала сильный нажим его мужского достоинства. Вот он еще сильнее прижался к ней, и она отчетливо почувствовала его настойчивое нетерпение. Каким большим он должен быть, подумала она. Такой твердый, тяжелый, принадлежащий настоящему мужчине.
— Ты не представляешь, насколько ты сексуальна. Я могу смотреть на тебя долго-предолго, дорогая Мерси. Ты как пустыня, притихшая перед грозой, когда только свет и тень кругом…
Мерси слышала его слова, но не видела выражения его лица, ибо, когда он приспустил ее джинсы, она снова крепко зажмурилась. Она чувствовала, как ее трусики соскальзывают вместе с джинсами, и знала, что увидит себя совершенно обнаженной в зеркале, лишь только приподнимет ресницы.
И вдруг она набросилась на него со страстным упреком.
— Я не хочу быть единственной, кто стоит перед зеркалом обнаженной, — протестующе прошептала она.
Он рассмеялся, и звук его голоса был каким-то насыщенным и чувственным, он прозвучал возле самого ее уха, когда Крофт наклонился, чтобы поцеловать ее плечо.
— Тогда раздень меня.
Слабо вскрикнув, она повернулась к нему лицом и увидела сверкающие огни пламени в его взгляде. То, что она увидела, как-то странно возбуждало и беспокоило ее.
— Мне хочется дотронуться до тебя.
— И мне просто необходимо почувствовать твои прикосновения.
Она расстегнула его рубашку, ее руки все сильнее дрожали. Крофт же ни капли не помог ей с этой сложной задачей. Он продолжал нашептывать ей возбуждающие обещания и покрывал легкими, невероятно чувственными поцелуями ее висок и мочку уха. Его ласковые пальцы будоражили ее чувствительную шею, пока она путалась в его одежде.
Крофт нетерпеливо выдернул руку из рубашки, когда она наконец расстегнула все пуговицы, и еще сильнее прижал ее к своему телу. Когда груди ее оказались слегка прижатыми к его груди, он взглянул в зеркало и улыбнулся. Медленно провел он рукой по ее спине, постепенно приближаясь к обнаженным ягодицам. Когда он провел пальцем по краю маленькой ямочки, разделявшей ее нежные ягодицы, Мерси затаила дыхание.
— Крофт!
Он сделал вид, что не слышал ее мольбы. Его пальцы все опускались и опускались, пока он наконец не ощутил чувственный и влажный жар женского существа, кото-рый раскрыл ему все то, что он хотел еще узнать о ее готовности принять его. Чем глубже продвигались его пальцы по влажным складкам меж ее ног, тем сильнее Мерси прижималась к нему. Ее голова откинулась назад, а в горле замер еле слышный крик. Она изо всех сил вцепилась в него.
Когда Мерси почувствовала, как он вздохнул, она вдруг осознала, что делает. Взволнованно она взглянула на него.
— Я не хотела сделать тебе больно.
Он приглушенно засмеялся, глядя на нее.
— Ты и не можешь причинить мне боль. Однако тебе ничего не стоит свести меня с ума.
Мерси в ответ улыбнулась, успокоенная и ободренная его словами. А потом, удивляясь своей смелости, Мерси расстегнула пояс и молнию на его джинсах. Тяжелый стержень его мужского начала оказался прямо у нее в руке. Резкая, слегка Грубоватая его форма была настойчива и тверда, однако его кончик был мягче бархата. И этот. контраст был настолько захватывающим, что изумленная Мерси стала убаюкивать его в своей руке, нежно поглаживая.
— Ты тоже похож на картину, — сказала она. — У тебя есть много больше, чем может показаться с первого взгляда. Даже больше, чем я ожидала.
Много больше, добавила она про себя. Он казался ей невероятно огромным. Мерси задумалась над тем, действительно ли они так хорошо подходят друг другу, как думал Крофт. Она облизала пересохшие губы.
— Ты очень большой, Крофт.
Крофт провел по мягкому моху, скрывающему ее богатство. А потом, без какого-либо предупреждения, ввел один палец прямо в ее горячую, влажную выемку.
— О!
Тело Мерси сжалось вокруг этого смелого атакующего пришельца, и она пошатнулась, пытаясь схватить Крофта за руки, чтобы восстановить равновесие.
— А ты очень маленькая, — прошептал он нежно. — Нежная, как шелк. Мы просто созданы друг для друга. Я не могу дождаться того момента, когда наконец войду в тебя и буду чувствовать, как твое тело страстно охватывает мое. Все случилось совсем не так, как я думал. Ты уже готова принять меня. Я боялся, что мне понадобится больше времени, чтобы ты ответила мне. Мне не хотелось торопить время. Все должно было произойти так, как надо.
— Ты все делаешь так, как надо. Уж поверь мне. — Она прижалась к нему с новой силой, и он почувствовал, как тело его напряглось.
— Ты не понимаешь, — пробормотал он. — Но сейчас не время для объяснений. Взгляни на нас, Мерси. Посмотри в зеркало и сама увидишь, что ты создана только для меня и ни для кого другого.
Он снова повернул ее к зеркалу. Сжимаясь от страха, Мерси все же бросила взгляд в его сторону и… не смогла оторвать. Вид ее стройного тела, прижатого к Крофту, немного смущал, даже несмотря на то что она ожидала увидеть нечто подобное. Мерси глубоко вздохнула.
— Ну что, Мерси? Неужели ты не видишь, как великолепно мы смотримся вместе? Неужели тебе не нравится то, что ты видишь? В этом зеркале мы, ты и я, создаем живую акварель.
Ласкающим движением он коснулся ее бедер, провел рукой по всему ее горячему телу, пока его пальцы не коснулись груди Мерси и не сжали ее властно и страстно. Контраст между его загорелой рукой и ее белой грудью казался очень эротичным. А его жгучие черные волосы, смешавшись с каштановой волной, создавали не менее чувственный блик. Сильная нога Крофта, обхваченная нежными ножками Мерси, словно получила право первой познакомиться с ее смелой и нежной мягкостью.
— Свет и тень…
Она оторвала свой взгляд от магического изображения в зеркале. Взглянув на Крофта, Мерси застонала. 1 устой, хриплый звук его голоса был так нежен, так обольстителен. Когда он начал медленно двигать своей ногой меж ее, она почувствовала себя очень свободной и готовой для него. Твердая и соблазнительная нога Крофта нежно скользила по стройной ножке Мерси. Она знала, что ее непредсказуемая и не поддающаяся никакому контролю реакция обескураживала его, она знала, что это невероятно возбуждало его.
И оттого она никак не могла понять, как ему удается настолько контролировать себя, несмотря на явное возбуждение. Что-то здесь было не так.
— Крофт, ты ведь абсолютно уверен в том, что ты делаешь, не так ли? — прошептала она, пытаясь поймать его взгляд.
Он был с ней рядом, и душой и телом, подумала она, но все равно чего-то не хватало. Отклик ее собственного тела изумлял и обескураживал ее, но еще больше ее поражало то, что Крофт все еще полностью контролировал себя. Чтобы заставить его потерять самообладание, одной ночи мало, даже если это ночь с женщиной, которая, как горячий мед, таяла в его руках. И сознание этого задевало ее, мгновенно разрушая ту сладкую паутину страсти, что окутывала их обоих.
— Не надо, Мерси, — выдохнул он, наклоняясь, чтобы попробовать вкус ее кожи и целуя ее плечо. — Не думай, забудь обо всем. Сейчас не время для рассуждений. Сейчас время для чувств. Просто позволь своему телу ответить мне. Посмотри на эту женщину в зеркале. Она ничуть не боится. Она свободна, безумна и горяча. Она вовсе не хочет задавать вопросы, на которые нет ответов, но которые способны испортить эту чудесную ночь.
Однако еще прежде чем Мерси удалось собраться с мыслями, Крофт опустил ее на ковер.
Краешком глаза Мерси видела в зеркале женщину, прильнувшую к склонившемуся над ней мужчине. И когда эта другая женщина вскрикнула и выгнулась дугой, приближая свои груди к жадному рту своего любовника, Мерси была ошеломлена степенью ее безудержной страсти. Ее волосы — мои волосы, напомнила себе Мерси — разметались по зелено-серому ковру. Мужчина нежно гладил их, осторожно целовал грудь той женщины в зеркале.
И вдруг Крофт дернул Мерси за волосы. Боль. И тут же она взвилась от еще более сильного ощущения, наполнившего ее существо диким удовольствием. Она затаила дыхание, наслаждаясь этим ни с чем не сравнимым чувством, когда зубы Крофта дразнили соски ее грудей. Женщина в зеркале приподняла колено, и в тот же момент Мерси почувствовала бедра Крофта меж своих ног.
Она была абсолютно уверена в его страстном желании, чувствуя мускулистую плоть, расположившуюся меж ее бедер, и знала, что женщина в зеркале так же безумно напряжена в нетерпеливом ожидании.
— Сейчас. — Голос Мерси был хриплым, страстным. — Прошу тебя, Крофт, сейчас.
Женщина в зеркале распутно приподняла свои бедра, настойчиво приглашая. Мерси почувствовала; как вьющийся шелк волос меж ее бедер встретился с жесткой свитой, окружавшей разбухшую плоть Крофта. Крофт застонал.
— О, как долго я ждал… — произнес он сквозь стиснутые зубы. — Слишком долго. Годы. Может быть, всю жизнь.
Мерси не поняла, что он имел в виду, однако теперь в ее голове не осталось ни одной мысли. Он медленно, словно хотел насладиться каждым завоеванным сантиметром, который теперь принадлежал только ему, входил в нее, в самую глубину ее тела. И вдруг, как будто наконец осознав, насколько глубоким и уверенным будет его обладание ее телом, Мерси сжалась.
Женщина в зеркале впилась ногтями в плечи Крофта, выражая тем самым неожиданный, немой протест мужчине, который тем не менее пытался сломить сопротивление ее напряженного тела. Мерси напряглась, сдерживая находящееся на грани боли и все усиливающееся ощущение, затаив дыхание. И вдруг эта необыкновенная боль, сводившая ее с ума, неожиданно прекратилась. Все чувства ее сплелись в единый клубок реальности, и неожиданный страх поглотил ее.
— Расслабься, — нежно приказал Крофт. Он сдерживал себя с очевидным усилием. Он был еще только на пути к своей цели. Крофт лежал, опершись о локти, дожидаясь, когда наконец она хоть немного расслабит свое тело. — Ты противишься ему. Ну что ж, нам не нужно спешить, у нас впереди целая ночь.
Его пальцы откинули с ее лица растрепанные пряди волос. Он внимательно смотрел на нее.
Мерси почувствовала, как напряглись все его мышцы. Он прекрасно владел собой и мог остановиться в любое время.
— Ты все время контролируешь себя! — взорвалась она.
— Если бы это было не так, то сегодня ночью я мог бы причинить тебе боль. Ты так напряжена и скована. Ты, наверное, все еще боишься меня. Причиной этому именно я или то, что ты очень долго была без мужчины?
— Возможно, я нервничаю потому, что ты уж слишком уверен в себе, слишком хорошо владеешь своим телом. — Она была разочарована. — Я не смогу расслабиться и позволить тебе сделать это. Остановись. Прекрати все это. Все зашло слишком далеко.
Что-то злое на мгновение зажглось в его глазах.
— Ты знаешь, что я хочу тебя.
— О, ты просто хочешь соблазнить меня, а это разные вещи.
— А ты что, эксперт по этой части?
— Я не полная дура! И не смей смеяться надо мной.
— Нет, — выдохнул он, — ты не дура. Однако ты позволяешь каким-то идиотским страхам диктовать тебе, что нужно делать. Если я позволю, то сегодня ночью ты разорвешь себя на части.
— Именно ты разрываешь меня на части. В буквальном смысле!
— Ты и сама знаешь, что это не правда. Я же не раз говорил тебе, что со мной ты в безопасности.
— Я не верю тебе!
Она хотела уколоть его, сделать ему больно. Но вот зачем? Это было загадкой и для самой Мерси. Она была уверена лишь в том, что ей непременно нужно вывести его из себя. Он сам сделал так, чтобы у нее возникло неистовое желание принадлежать ему. И сейчас все, что ей необходимо было знать, так это то, что он так же, как и она, отдался власти желания и страсти.
— Ты слышишь меня, Крофт?! Я не верю тебе! Я едва тебя знаю. И откуда мне знать, что значит для тебя честь? Как я могу доверять тебе? Женщина должна быть совершенной идиоткой, чтобы отдаться в руки человека, уверяющего ее, что он эксперт в области насилия. Я больше не верю тебе. Я не доверяю тебе!
Наконец Мерси почувствовала в нем долгожданную перемену. Она ликовала: тело Крофта охватила внезапная дрожь. Но вдруг заметив необыкновенный блеск его глаз, она испугалась, что зашла слишком далеко.
— Черт возьми, но у тебя нет другого выбора, кроме как поверить мне. — Голос Крофта неожиданно стал грубым. — Ты будешь принадлежать мне!
Он прижал ее к себе так, что она с трудом могла дышать.
— Ну признай же это, — выдохнул он дико. — Признайся, ты же хочешь меня. Скажи это.
Она затаила дыхание, а потом прошептала, не в силах больше скрывать от него правду:
— Я хочу тебя.
— Скажи, что доверяешь мне. Скажи, что солгала, когда заявила, что думаешь, что не сможешь доверять мне.
Она вздохнула и, подчинившись, призналась во всем. Ее контроль над чувствами и эмоциями не мог состязаться с контролем Крофта. Ни силой его, ни властью она не обладала. Но больше того, она сама нестерпимо хотела его.
— Я доверяю тебе.
— Слава Богу, что ты не знаешь, как соврать мне.
Его руки сжали ее плечи, а рот атаковал ее губы с такой неистовой страстью, что она грозила затопить Мерси. Его мышцы напряглись, когда он начал медленно, но неизбежно входить внутрь нее.
Она чувствовала, как он входит в нее, погружаясь в ее бушующий океан. Мерси задыхалась от желания. Ее тело отвечало ему. Боли не было, только невероятное, полное странных ощущений, напряжение. И тогда она забыла о женщине в зеркале, забыла обо всем.
— О Господи, Крофт! — Она прильнула к нему, обхватывая его своими ногами в отчаянной попытке удержать его настолько глубоко внутри себя, насколько это было возможно.
— Мерси, дорогая, — прошептал он. Это были клятва, молитва, хриплый крик триумфа. Он сжимал ее так же крепко, как и она его. Его пальцы осторожно ласкали ее. А Мерси отдавалась этому увлекательному ощущению, счастливая, что теперь тело ее напряглось по совсем другим причинам, не желая отпускать Крофта, который танцевал над ней в четком ритме страсти, то поднимаясь, почти лишая сознания от желания вернуть его, то проникая в самую глубь ее тела, отчего казалось, что их тела превращаются в единый сосуд любви.
Мерси чувствовала себя настолько свободной, что была готова взлететь. Она устремилась к неведомым ей прежде звездам, впервые в жизни поняв, что скрывалось за этим порогом. Протягивая к этому чуду руки, отдаваясь ему без остатка, она не боялась того неизведанного, что ожидало ее за этим порогом. С ней был Крофт. Вместе они превратят этот мерцающий финал в закрученную спираль невероятных ощущений.
— Да, черт возьми, да! — не выдержал Крофт, когда Мерси закричала. — Возьми его, дорогая. Он твой!
Она задрожала в его руках, ища и находя неизвестное, до сего момента неиспытанный оргазм, а потом закружилась, как будто он заполнил все ее существо.
— Крофт, о, Крофт, пожалуйста, я не выдержу этого. — Она прижалась к нему изо всех сил, пряча свое лицо у него на груди. Языком она могла чувствовать вкус его пота, сжимая его тело в агонии наслаждения.
— Мерси, дорогая, я тоже не могу больше! — Его голос трепетал от страсти, охватившей его.
А потом уже не было связных слов, только дикие, счастливые крики. Разразился шторм их желания, выбрасывая их на берег, промокших насквозь и вздрагивающих, но свободных.
Прошло много времени, прежде чем Мерси открыла глаза. Крофт все еще лежал на ней. Он был очень тяжелым. Она улыбнулась и стала чертить пальцем на его спине диковинные узоры. Голова Крофта была повернута к зеркалу, он лежал и наслаждался их отражением.
Мерси не думала, что он следит за ее движениями, пока не повернула голову и не увидела, что он внимательно наблюдает за ней.
Она дерзко ему улыбнулась.
— Эй, господин эксперт по боевым искусствам, на что это вы так уставились?
— На тебя.
— Не помню, чтобы давала вам разрешение на это, — сказала она. В ее глазах плясали бесовские огоньки.
— А я и не спрашивал. — Он скатился с нее на ковер. — Не было смысла. Ты бы вероятнее всего сказала «нет». Просто для того, чтобы покапризничать. — Он нежно поцеловал ее. — Господи, когда я впервые увидел объявление о «Долине»в букинистическом каталоге, я и подумать не мог, что с тобой придется так непросто.
Мерси не почувствовала шутливого изумления в его словах. Наоборот, ей показалось, что он встревожен.
— А что, это что-нибудь изменило бы?
Он покачал головой.
— Нет. Это ничего бы не изменило. В котором часу мы уезжаем?
У Мерси перехватило дыхание. Крофт ничего не сказал. Просто ждал.
— Ты соблазнил меня сегодня специально, чтобы поехать со мной?
— Нет. Я бы соблазнил тебя сегодня ночью независимо от того, уехала бы ты завтра утром в Колорадо иди нет. Я слишком сильно хотел тебя. Мне кажется, я никогда никого не хотел так сильно, как тебя.
Она взглянула в его глаза и снова поверила.
— Я рада, — мягко сказала она. — Потому что никогда не чувствовала ничего подобного.
— О, Мерси! Я знаю это. Ты так прозрачна, как акварель. — Он слабо улыбнулся и поцеловал ее в носик. — Я видел изумление в твоих глазах, когда в первый раз показал тебе наши отражения в зеркале. Но я переживал то же самое всего несколько минут назад, когда ты неистовствовала в моих руках.
Она вспыхнула.
— Что, гордишься собой, да?!
Хищная улыбка обнажила его белоснежные зубы.
— Ты сама виновата в том, что так рьяно и с явным Удовольствием отвечала на мои ласки.
— Не уверена, что мне бы хотелось, чтобы ты с такой легкостью читал мои мысли.
— Ты к этому привыкнешь. — Он легко вскочил на ноги и наклонился, чтобы поднять ее и поставить рядом с собой.
— Неужели? — Мерси оценивающе смотрела на него.
— Гм… — Он нежно дотронулся пальцем до уголка ее рта. — Мне не терпится провести с тобой эти несколько дней в Колорадо.
— Ты имеешь в виду, что тебе не терпится отговорить Глэдстоуна от покупки книги?
Крофт покачал головой.
— Нет. Мне абсолютно не нужно отговаривать Глэдстоуна приобретать «Долину».
— Это действительно так? Слово чести?
— Слово чести. Клянусь, что не заикнусь об этом у Глэдстоуна.
Ей до боли хотелось поверить ему, и когда она посмотрела в его лицо, то убедилась, что он говорит правду. И Мерси решилась.
— Хорошо, — ответила она.
Крофт снова улыбнулся, наклонился и поднял с пола их одежду.
— Я уверен, все будет хорошо, — сказал он, направляясь с ней в спальню.
А позже Крофт лежал рядом со спящей Мерси. Он пытался заснуть, но то, что произошло сегодня ночью, не давало ему покоя. Что-то было не так. Но что? Он никак не мог понять.
Его отношения с Мерси были похожи на акварель. На поверхности все было прозрачным. Он добился того, чего хотел. Физически, эмоционально и интеллектуально Мерси принадлежала ему. Он отправится вместе с ней к тому таинственному коллекционеру, который купил «Долину».
А теперь для Крофта существовало одно маленькое «но». И это его очень беспокоило. Дело было в том, что несколько минут назад Мерси удалось заставить его потерять самообладание. До того момента все шло так, как было задумано. Мерси таяла в его руках, подчиняясь с приятной, соблазнительной чувственностью, которая принесла ему немало наслаждения. Черт, он действительно наслаждался ею. Более того, упивался ею, вдыхал ее аромат всем своим телом.
Он был опьянен, охвачен мыслью о нежном завоевании, которое, как он надеялся, привяжет ее к нему прочными узами.
Когда Крофт составлял свой план соблазнения, он упорно повторял себе, что собирается воспользоваться ею. Это было для ее же собственного блага. Он улыбнулся. Интересно, что бы сказала Мерси, если бы узнала, о чем он думает? Она была бы вне себя от ярости.
И все-таки он сделал это для ее же блага. Ему было очень нужно, чтобы она привязалась к нему. Ему были необходимы эти узы на тот случай, если в Колорадо все пойдет плохо. Они могли иметь важное значение. Они могли спасти ей жизнь.
Крофт знал, что ему не удастся отговорить Мерси от поездки или убедить не связываться с книгой. У него не оставалось другого выбора, кроме как отправиться вместе с ней в Колорадо к Глэдстоуну. Вдруг Глэдстоун и есть тот человек, который должен был умереть три года назад? Тогда Мерси грозит опасность. К тому же Крофту нужно было попасть в дом Глэдстоуна, чтобы выяснить правду.
Все сильно запуталось. И не было никакой возможности быстро размотать клубок, не порвав при этом тонкой нити событий. Восстановить разорванный Круг непросто, необходимо проявить терпение и дей-ствовать осторожно.
Он сделал то, что должен был сделать, убеждал себя Крофт. Это было необходимо, необходимо так же, как и другие части его плана. И не важно, как бы отнеслась к этому Мерси, если бы узнала обо всем. Он сделал то, что должен был сделать.
Нет, вовсе не это не давало ему заснуть. Крофт снова и снова возвращался к тому моменту, когда терял контроль над собой, занимаясь с Мерси любовью. Он был пойман в сети ее страсти. Это захватило его врасплох, несмотря на то что он говорил себе; она уже принадлежит ему.
Он вовсе не был осторожным, расчетливым соблазнителем, способным руководить происходящим. Он сам был соблазнен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинства ночи - Кренц Джейн Энн



очень хороший и серьезный роман. читала его пару лет назад и опять с удовольствием перечитала.читайте - не пожалеете!
Таинства ночи - Кренц Джейн Эннлюдмила
11.10.2012, 0.09





очень замечательный роман!прочитала с большим удовольствием!сюжет отличный.эротические сцены красиво описаны.и "член" это наконец-то "член",а не "копье страсти" ))))
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннТанита
13.04.2013, 9.57





Очень интересно и легко наптсано! Читать всем!
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннЮлия
13.06.2013, 16.16





Мне героиня не понравилась, самка себе противоречила. На меня роман сильного впечатления не произвел. Так себе.
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннКристина
7.06.2014, 17.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100