Читать онлайн Таинства ночи, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинства ночи - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Таинства ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Ужин подходил к концу, когда Мерси вдруг показалось, что изображенный на триптихе леопард ожил и тихо пробрался из гостиной на кухню. Да, он был здесь, этот пришелец из другого мира. И вместе с ним пришла опасность. Но несмотря на это, Мерси была очарована и заворожена этим неожиданно появившимся в ее доме незнакомцем, власть которого над ней становилась с каждым мгновением все больше и больше.
Понимание же того, что он чувствует ее влечение к себе и пытается воспользоваться им, не столько пугало Мерси, сколько странным образом возбуждало.
Крофт Фальконе был именно тем человеком, которого ей всегда хотелось встретить. И несомненно, этот ее интерес был в какой-то степени физическим влечением. Мерси была слишком большой реалисткой, чтобы попытаться отрицать это. Своим легким прикосновением он затронул каждую клеточку ее тела. Задрожали даже завитки волос на ее шее, а в душе Мерси что-то перевернулось.
Конечно, у нее уже очень давно не было мужчины. По правде говоря, в жизни Мерси не было никого после разрыва помолвки. Арон Сандерс, ее избранник, был ее первым и единственным сексуальным партнером. Те несколько раз, что она провела с ним в постели, не вызвали в ней ничего, кроме удивления: отчего это все вокруг так превозносят секс?
Однако сегодняшний необыкновенный вечер, казалось, мгновенно стер из ее памяти два проведенных в одиночестве года. В последнее время она часто встречалась с различными мужчинами. Однако ни одно из знакомств не закончилось постелью, что нисколько не расстраивало Мерси.
Секс никогда не играл в ее жизни важной роли, а потому она без труда могла подавить и свое физическое желание. Хотя ее воспитали довольно строго, вовсе не это было причиной ее небогатого сексуального опыта. Правда заключалась в том, что и эти последние два года, да и все время до знакомства с Ароном, она чувствовала себя просто прекрасно. Ей совершенно незнакомо было страстное, всепоглощающее желание ощутить рядом с собой мужчину. И Мерси уже не на шутку встревожилась, не фригидна ли она?
И только сейчас она впервые почувствовала, что природа наделила ее всеми необходимыми женщине гормонами и инстинктами.
Чувственное влечение словно наполняло собой воздух. В кухне повисло неловкое молчание. Мерси вновь и вновь повторяла про себя слова Крофта, что у любви много общего с насилием. Насилие и сексуальное влечение были похожи тем, что не поддавались контролю разума. Для Мерси это было открытием невероятной важности.
И все же, несмотря ни на что, Мерси была волевой женщиной. Ей многое пришлось пережить с тех пор, когда она узнала о чудовищном преступлении Арона Сандереа, пытавшегося воспользоваться ею для достижения своих грязных целей. Мерси была уверена в себе. Она сможет контролировать сильное физическое влечение, пусть это и было чем-то незнакомым, завораживающим. В конце концов, она может относиться к Крофту как к экзотическому, неотразимому, великолепному, манящему и интригующему произведению искусства, которое, однако, было ей недоступно, так как являлось слишком дорогим удовольствием. Мерси могла восхищаться им, возможно, даже мечтать о том, чтобы стать его обладательницей, и в то же время равнодушно пройти мимо, слегка вздохнув и пожав плечами.
Мерси было досадно, что чувства, которые вызвал Крофт Фальконе, были не обыкновенной увлеченностью. Этот мужчина так далек от нее своим спокойствием, своей бесстрастностью. И в то же время он притягивал Мерси с необъяснимой силой. Его замкнутость говорила лишь о его одиночестве. О невыразимом, ледяном одиночестве. И о своем мире, в который он никого не впускал.
Хотя, возможно, как и леопарду с триптиха из ее гостиной или привидению, Крофту Фальконе просто не нужно было делить свой мир с кем-то еще.
Мерси чувствовала, что главное в характере Кроф-та — это сила, гордость и власть. С какой стороны ни посмотри, этот человек казался прочным как гранит. За его спиной всегда можно укрыться от невзгод.
Во время ужина Мерси непринужденно болтала, стараясь направить разговор в безопасное русло. Она рассказала гостю о своем магазине, о жизни в Игнатиус-Ков, спросила, как он управляется со школами самозащиты в двух разных штатах. Он отвечал очень вежливо, однако то, что он поведал Мерси, было слишком мало и ничего не говорило о характере хозяина.
Мерси хотелось забросать Крофта вопросами, но она никак не могла придумать, с какой стороны подступиться. Она чувствовала, что ей просто необходимо узнать об этом человеке как можно больше, и его нежелание говорить о себе только разжигало ее любопытство.
Ей безумно хотелось узнать о его прежней жизни, его интересах и привязанностях, о том, что заставило его связать свою жизнь с миром боевых искусств. До встречи с ним Мерси считала, что американец, занимающийся подобным бизнесом, наверняка должен быть похож на профессионального спортсмена, супергероя из боевиков, этакую тупоголовую гориллу с огромными бицепсами.
Однако не приходилось сомневаться в том, что Крофт относился к своему занятию как угодно, но только не как к спорту. И уж конечно, уровень его интеллекта отличался от интеллекта обезьяны. В его умных золотых глазах отражалась напряженная работа мысли. Стоило лишь взглянуть на него, как сразу становилось ясно, что он себе цену знает. И самоуверенность его происходила от того, что он понимал истинную ценность своих знаний и способностей.
Он жил в своем замкнутом мире. Там существовали особые правила, свои понятия о добре и зле, своя мораль, значительно отличающаяся от принятой в обществе. И одной из отличительных черт его характера было то, что он всегда и во всем поступал по-своему, так, как считал правильным.
По-видимому, философия насилия, ее изучение настолько прочно вошли в жизнь Крофта, что стали частью его. Мурашки пробежали по спине Мерси, когда она подумала, насколько искусен был Крофт в практическом применении насилия. И не в занятии боевыми искусствами было дело, ибо большинство мастеров по карате или дзюдо никогда не применяли свои знания за пределами спортивных залов. Мерси очень не хотелось верить в то, что Крофт получил возможность на практике изучить свой предмет.
Но почему тогда его глаза были такими бездонными и темными?
Мерси заставила себя забыть обо всех своих сомнениях и переживаниях до конца ужина. Она вдруг осознала, что хочет поскорее завершить этот странный ужин. Она и так уже слишком много позволила себе для первого вечера знакомства с этим мужчиной.
— Полагаю, на рассвете вы уже будете мчаться обратно в Орегону, — сказала она с нарочитым спокойствием, наливая две маленькие рюмочки бренди. Они снова вернулись в гостиную. Мерси казалось, что леопард с триптиха настороженно наблюдает за своим соперником.
— Нет, — сказал Крофт спокойно, и голос его прозвучал гораздо естественнее, чем ее голос, — не думаю. Я еще не рассчитался с вами, с меня — приглашение на ужин.
Она невольно улыбнулась.
— Боитесь оказаться у меня в долгу?
— Я всегда предпочитаю замыкать Круг.
— Да, да, помню. Вы об этом уже говорили.
— Это тот редкий случай, когда я с огромным удовольствием верну свой долг. — Он улыбнулся, поставил на столик недопитую рюмку и поднялся. Когда Мерси взглянула на него, он наклонился к ней и резким, быстрым движением поставил на ноги, так, что лицо ее оказалось на уровне его мощной груди.
Мерси этого никак не ожидала, она была изумлена его выходкой, даже шокирована, а потому, когда он взял ее за руку, она напряженно сжалась. Но невероятная нежность его прикосновения взволновала ее. Он не давал своей силе вырваться наружу. Рядом с этим мужчиной женщина всегда будет чувствовать себя в безопасности, подумала Мерси, и она не будет его бояться. Однако его чары не вечны, сказала себе Мерси, пытаясь успокоиться, ибо чувствовала, что ее неумолимо тянет к нему.
— Крофт?
— Поужинаем завтра вечером? — Он стоял очень близко, однако не предпринимал ни малейшей попытки обнять ее. Хорошо еще, что именно сейчас ей этого не особенно и хотелось. Только не так быстро. Мерси необходимо время. Ей вдруг снова послышался едва слышный звон колокольчика, предупреждающего об опасности. Но стоило ей только взглянуть в глаза Крофта, как далекий звук растаял без следа. Безрассудная потребность поближе узнать этого мужчину захлестнула все существо Мерси.
— Ужин. — И сама удивилась согласию, прозвучавшему в ее голосе. — Я буду ждать его. Боже, зачем она это сказала?
— Я тоже.
Он направился к двери, а она пошла следом. Он открыл дверь, перешагнул через порог и только тогда оглянулся. Стоя в дверях ее квартиры, он казался частичкой родной ему темноты, ее призраком. Что-то подсказывало Мерси, что она будет в большей безопасности, если он окажется подальше от нее. Невыносимо долго он смотрел ей в глаза, а потом вдруг протянул руку.
Пальцы Мерси сжали дверную ручку. Какая-то часть ее существа молила сделать шаг назад, чтобы он не мог коснуться ее, однако она не могла сдвинуться с места. Его пальцы едва прикоснулись к ее шее, чувственно поглаживая завитки волос и нежную кожу. Это было самое нежное из прикосновений, и Мерси мгновенно забыла о своем желании увернуться от этих настойчивых пальцев. Наоборот, ей захотелось поцеловать его ладонь.
Она подняла голову и увидела радость в его глазах. Тогда Мерси поняла, что выдала себя, что он прочел в ее взгляде страстное желание. И ей стало страшно. Кончики его пальцев еще раз провели по ее шее, едва дотрагиваясь до кудряшек. Мерси вздрогнула.
Крофт убрал руку.
— Целый вечер я мечтал об этом. Спокойной ночи, Мерси.
— Спокойной ночи, Крофт, — едва вымолвила она. Он повернулся и растворился в темноте, прежде чем она успела закрыть дверь. Мерси задумчиво прислонилась к стене, переживая за него, думая, как он идет один по темной улице к машине. Игнатиус-Ков был, конечно, спокойным маленьким городком, но…
О какой ерунде она думает! Мерси тряхнула головой. Глупо волноваться за судьбу Крофта Фальконе. Если уж и беспокоиться о чьей-то судьбе, то прежде всего о своей собственной.
Весь субботний день Крофт провел в сильнейшем нетерпении. Он признался себе, что не может дождаться наступления вечера. Прежде он никогда не испытывал такого волнения. Так случилось, что его жизнь состояла из периодов действия и ожидания. Каждый этап словно предварял последующий и в то же время возрождал его на новом уровне, что позволяло неизменно замыкать Круг. Однако на этот раз период ожидания показался Крофту совсем другим, новым и необъяснимо волнительным. Это чувство было совсем не похоже на то, что он испытывал перед тем, как отправлялся на опасное дело, и в то же время оно странно напоминало его. Каждой клеточкой своего тела ощущал он знакомое нетерпение, почти физическую напряженность ожидания. Разница была лишь в том, что ему никак не удавалось обуздать свои чувства, направить их так, как он того сам желал, что обычно без труда ему удавалось.
А причиной всего происходящего было то, что на этот раз он ждал женщину, Мерси Пеннингтон. Ждал для того, чтобы познать ее. Без остатка. Для того, чтобы предъявить на нее права.
На рассвете ему удалось найти уединенное местечко на побережье недалеко от гостиницы, где он снова попытался заняться медитацией. Результаты вставляли желать лучшего. И хотя пробежка принесла некоторое облегчение, он все равно никак не мог избавиться от этого назойливого нетерпения, поглотившего его.
Он приказал себе не торопиться. Он владел ситуацией. И события должны будут развиваться по его сценарию. Он знал, что делал. К тому же он мог предсказать, чем все это закончится. В конце концов, прошлой ночью он заметил не только интерес, но и желание, светившееся в глазах Мерси.
Он сжал кулаки, когда вспомнил, как прикасался к ее телу. Дотронувшись до ее шеи, он понял, что уже не сможет отступить. Он бил уверен, что она не осознала, насколько много узнал он о ней, позволив себе эту невинную ласку. В постели она будет податлива, чувственна, ранима и грациозна.
Он попытался представить себе, о чем она думает сейчас, на своей работе. Крофт отлично знал, что она все еще относилась к нему с долей настороженности. И он «старался вести себя так, чтобы она все время чувствовала некоторую опасность с его стороны. Он не мог рассказать ей обо всем, однако вдруг изумленно осознал, что испытывает странное желание быть с ней откровенным.
Возвращаясь с побережья в гостиницу, чтобы позавтракать, Крофт вспомнил о том мужчине, который обманул Мерси в Калифорнии, и поморщился. Не скоро она забудет еще одного мужчину, который оказался обыкновенным лжецом и охотником за удачей.
Однако у него свои причины, напомнил себе Крофт. Книга была ключом, а Мерси — ее обладательницей. А она отнюдь не собиралась уступать ему. Он не мог просто забрать у нее книгу. Она тут же поймет, кто это сделал. Нет, решил Крофт. Независимо от того, нравилось это Мерси или нет, но какое-то время они с Крофтом будут крепко связаны одной веревочкой. Он не мог выпустить ее из виду, пока ему не удастся выследить, как» Долина» попала к Мерси и жив ли ее хозяин.
Однако были и другие причины, по которым он не хотел отпускать Мерси. Причины, которые не имели ничего общего с закрытием Круга жестокости.
В два часа дня он поднимался по ступенькам ресторана. Солнце светило ему в лицо, и он вновь чувствовал жар от огня, видел языки пламени, поднимающиеся в ночное небо, слышал крики. Крофт всегда вспоминал о том пожаре, когда смотрел на солнце.
К тому времени, когда Крофт сел за стол, его настроение ничуть не улучшилось. Ему опять принесли чай в пакетике и стакан чуть теплой воды.
Как обычно, сталкиваясь с подобного рода досадными неприятностями в ресторанах, он не оставлял чаевых. И Крофт нисколько не заблуждался насчет того, каким взглядом одарила его официантка, когда он покидал сие заведение, однако ему на это было совершенно наплевать.
Второй вечер с Крофтом начался довольно гладко, думала Мерси, лежа в постели. Весь день она, как девчонка, ждала и волновалась. И сама удивилась той радости, когда Крофт заехал за ней на своем «порше»и отвез в замечательный рыбный ресторан, находившийся недалеко от города.
Она расслабилась и наблюдала за тем, как он вел машину, наслаждаясь его мастерством. Он обращался с машиной спокойно и уверенно. И очень профессионально. У него была просто бесподобная реакция. А его спокойствие вселяло уверенность, подумала Мерси.
Хотя в основном оно чертовски раздражало. Крофт обладал способностью отгораживаться словно стеной или просто уходить от вопросов, которые он не хотел обсуждать. Мерси наталкивалась на это упрямое сопротивление всякий раз, когда начинала осторожно расспрашивать о его прошлом. В конце концов она решила, что не собирается портить себе весь вечер, выслушивая односложные ответы Крофта. Не хочет говорить — не надо. Наверное, вызвать Крофта Фальконе на откровенный разговор труднее, чем оживить мумию.
Она уже наполовину разделалась с семгой, когда он вдруг сказал:
— Думаю, что отправлюсь вместе с вами в Колорадо.
— Что?
— Вы правильно расслышали меня. Полагаю, что поеду вместе с вами. Хочу встретиться с Глэдстоуном.
Она была в ужасе.
— Но вы не можете.
— Почему же?
— Потому что вас не приглашали. Пригласили только меня. Когда я разговаривала с ним по телефону, то у меня сложилось впечатление, что он любит уединение. Не думаю, что он радостно примет незваного гостя, который, ко всему прочему, охотится за его книгой.
— Вам вовсе не обязательно говорить ему, что я охочусь за книгой. Пусть он думает, что я всего лишь ваш приятель и вы просто-напросто собираетесь провести вместе со мной отпуск.
— Вообще-то вы мне не приятель, а даже если бы это и было так, то я не вижу никакого смысла в том, чтобы тащить вас с собой. Это чисто деловая поездка. Я действительно надеюсь, что она позволит открыть новое направление в моей деятельности. Меньше всего мне бы хотелось испортить мою репутацию профессионала, надежного торговца антикварными книгами. Деловые люди не смешивают работу и личные дела.
— Вы еще не торговец антикварными книгами, — спокойно заметил он. — Это всего лишь первая ваша сделка.
— Это начало!
— И вас нисколько не смущает то, что вы собираетесь начинать новую карьеру с продажи этого порнографического романа?
Мерси обиделась.
— На тот случай, если вам это неизвестно, хочу заметить, что мы, профессионалы, относимся к изданиям, подобным «Долине» Бурле, как к весьма примечательным образцам куртуазной литературы.
— Это действительно весьма любопытная вещица. Большинство людей, если они, конечно же, честны настолько, что признают это, начинают увлекаться подобного рода книгами с пятилетнего возраста… Не волнуйтесь. Даже если бы вы были всеми уважаемым торговцем, никто не посмел бы поинтересоваться причиной, заставившей вас путешествовать с другом.
— Почему вы так стремитесь встретиться с Глэдстоуном?
Он вызывающе улыбнулся.
— Причины чисто делового характера.
— Вы все же хотите приобрести эту чертову книжку для своей собственной коллекции?
Он пожал плечами.
— А разве это тяжкое преступление? Я коллекционер. А коллекционерам не страшны ни огромные расстояния, ни любые препятствия, когда они ищут то, что им нужно. Запомните это, Мерси.
— Это что, угроза?
— Конечно, нет, просто дружеский совет. Я никогда не угрожаю.
— Ха!
— Это действительно так. — Крофта весьма озадачило то, что она сомневается в его искренности. — Угрозы — пустая трата времени. Слишком много сомнений оставляют они после себя. Они вдохновляют противника на то, чтобы тот бросил тебе вызов и проверил, блефуешь ты или нет.
— Теперь я вижу, что вы много об этом думали, — Сказала она холодно.
— Но кроме «Долины», есть еще одна причина, почему я собираюсь поехать с вами в Колорадо.
— И что же это за причина?
— Мне бы хотелось побыть с вами подольше.
Теперь она действительно встревожилась.
— Я совсем не уверена, что мне хотелось бы оказаться втянутой в эту вашу погоню за книгой. — Она склонилась над тарелкой.
— Мерси.
Она враждебно взглянула на него.
— Что?
— Я искренен с вами настолько, насколько могу позволить себе при сложившихся обстоятельствах. Мне крайне необходима эта книга. Больше того, мне просто необходимо встретиться с Глэдстоуном. Но мне нужны и вы.
— И вы надеетесь получить все?
— Вы расстроены?
— Да, черт возьми!
Он помолчал, а потом кивнул, как будто принял какое-то решение.
— Хорошо. Оставим это.
— Вы хотите сказать, что вечер закончен? — спросила она резко.
— А вы как думаете?
— Как хотите, — вздохнула Мерси. — Я не знаю, что мне делать.
— Если вас это хоть немного утешит, то могу сообщить, что, когда я рядом с вами, я порой тоже не знаю, что делать.
— Я вам не верю. Вы всегда уверены, что знаете, как поступать. — Она указала на него вилкой. — А это плохая привычка, Крофт, она может привести к серьезным неприятностям.
— Неужели? — Казалось, замечание Мерси позабавило его.
— Лучше уж вам поверить мне на слово. — Мерси была довольна собой, ибо хоть раз последнее слово осталось за ней.
Только около полуночи Крофт привез ее домой. Он не стал задерживаться возле ее квартиры. Однако когда она уже решила, что он уходит, отделавшись простым пожеланием спокойной ночи, он прикоснулся к ней так же, как и прошлым вечером. Глубокое декольте белого платья, которое Мерси выбрала для этого ужина, открывало ее шею и плечи. Его нежные пальцы будто очертили на ее коже чувственный узор. Невольно Мерси задрожала.
Это ласкающее прикосновение странным образом оказалось более интимным, чем прошлым вечером. Как возмутительно, подумала она. Однако что ни говори, а ведь это едва ощутимое движение его пальцев можно было назвать небрежным, почти бесстрастным.
И все же, когда она почувствовала приятную дрожь, пронзившую все ее тело, и посмотрела в глаза Крофта, Мерси вдруг поняла, что она только что заглянула в свое будущее. Казалось, она прочитала его самые потаенные и сокровенные мысли. Крофт хотел ее. И Мерси знала это.
Однако не только интуиция сказала ей об этом. Незнакомое и волнующее влечение заполнило ее существо, когда она ощутила желание Крофта. Словно она действительно читала его мысли.
Мерси растерялась. Что делать? Повернуться и убежать или броситься в его объятия?
Однако именно он повернулся и пошел прочь, прежде чем она успела принять решение. Она осталась наедине с непонятным, дразнящим ощущением, которое он пробудил в ней.
И это чувство не покидало ее до тех пор, пока она наконец не оказалась в своей постели и вдруг поняла, что он ни слова не сказал об их встрече на следующий день. А ведь воскресенье — это выходной.
В воскресенье она будет укладывать вещи, твердо сказала себе Мерси. Да и какой смысл был в том, чтобы потратить целый день на бестолковое шатание с мужчиной, которого она и понять-то как следует не могла. Мерси не была уверена даже в том, хотелось ли ей вообще понимать Крофта.
Почему-то ей казалось, что это было небезопасно.
Она долго не могла заснуть и лежала в постели, глядя в потолок. Ее мысли возвращались то к Крофту, то к «Долине мистических сокровищ», лежащей в кухонном шкафу. Ее тело и ум были напряжены, и она чувствовала себя ужасно измученной. Их прощание встревожило ее не меньше, чем та первая встреча, когда не прозвенел колокольчик.
Все ее тело ныло от незнакомого, странно неприятного ощущения физического влечения. И когда она наконец поняла, что было причиной этого, то невероятно удивилась. Никогда прежде не лежала она в своей постели, мучаясь и ощущая действительно физическую боль от того, что рядом с ней не было мужчины.
Обычно перед сном она размышляла о бланках продаж, книжных ордерах, расчетных счетах и деловых договорах. Прошло уже два года с тех пор, как, лежа в постели, она действительно всерьез думала о мужчине.
Но даже тогда мысли о ее избраннике не волновали ее тело. Однако теперь эта странная боль меж бедер все никак не отступала.
Возможно, стакан молока поможет ей немного расслабиться и отвлечься.
Она встала, прошла в кухню и открыла холодильник. Мерси заглянула внутрь и только тут вспомнила, что забыла купить молоко. Черт побери!
Когда она собралась было закрыть дверцу холодильника, луч света вдруг упал на кухонный шкаф, и она вспомнила про «Долину». В памяти Мерси возник Крофт, держащий книгу в своих сильных, чувственных руках, осторожно переворачивающий старые пожелтевшие страницы.
Мерси рассеянно закрыла холодильник, включила свет и подошла к кухонному шкафу.
«Долина мистических сокровищ» лежала на том самом месте, куда Мерси ее положила, аккуратно завернутая в целлофан. Сквозь него в неярком свете был виден потертый кожаный переплет. «Долина» прошла через сотни жадных рук, и далеко не все они принадлежали уважаемым коллекционерам двадцатого века. Многие читали и перечитывали «Долину»и век, и два назад, порой из обыкновенного любопытства, но порой действительно наслаждаясь ее содержанием. Именно столь жадный интерес читателей к этой книге объяснял ее довольно потрепанный вид.
Однако, напомнила себе Мерси, она была торговцем книгами, а значит, ее интерес к «Долине» был чисто профессиональным. Книга интересовала ее постольку, поскольку представляла собой немалую ценность. Мерси не относилась к тому типу людей, которые стали бы сжимать книгу потными руками, сладострастно вздрагивая от предстоящего удовольствия. Ее интерес был чисто профессиональным, еще раз напомнила она себе. В конце концов, книга стоила несколько тысяч долларов и отождествляла собой новый этап карьеры, а возможно, и всей жизни Мерси.
Мерси осторожно развернула целлофан и отнесла книгу в спальню, чтобы посвятить немного времени ее изучению, ожидая, когда наконец волшебный сон опутает ее своим туманом.
На следующее утро Мерси встала рано и сразу же, еще не раскрывая глаз, забралась под горячий душ. Возможность вставать когда пожелаешь казалась ей настоящей роскошью. Ведь остальные шесть дней в неделю Мерси приходилось вскакивать с постели под назойливое дребезжание будильника и торопливо совершать необходимый ритуал: душ, одевание и мгновенное поглощение завтрака. Так повторялось изо дня в день. И только на седьмой день недели она могла позволить себе насладиться церемонией пробуждения.
Лишь допивая вторую чашку крепкого кофе. Мерси позволила себе задуматься о Крофте Фальконе.
Ей хотелось верить, что ему надоело ее сопротивление. И устав от безрезультатных попыток добиться ее согласия на то, чтобы он сопровождал ее к Эрасмусу Глэдстоуну, Крофт сдался и почел за лучшее вернуться в Орегону.
Правда, он был весьма решительно настроен отправиться с ней в Колорадо, чего Мерси никак не могла ему позволить, а потому она чувствовала, что отделаться от него будет еще сложнее.
Но ведь он сказал, что встреча с Глэдстоуном была ему так же необходима, как и общество самой Мерси.
Вероятно, он просто лгал.
К десяти часам Мерси собрала все вещи. Теперь она хотела заглянуть в «Букинистический магазин Пеннингтон», чтобы еще раз убедиться, что все было в полном порядке и Дорри сможет без труда приступить к выпол-нению своих новых обязанностей в понедельник. Но когда Мерси выглянула в окно, то ахнула от восхищения. Такого красивого пейзажа она никогда еще не видела.
Бухта была просто испещрена разноцветными пятнышками лодок. Чистое голубое небо, синее море, изумительная игра солнечных бликов, серо-зеленые горы над бухтой. Крыши домов, видневшихся из ее окна, казалось, растворились в ярком сиянии света. Ее учитель рисования был бы наверняка потрясен великолепием этого зрелища.
Мерси знала, что другого случая запечатлеть этот вид ей никогда больше не представится. Возможно, занявшись пейзажами, ей удастся отделаться от навязчивых мыслей о Крофте Фальконе. Она притащила коробку с красками и мольберт и расположилась у окна.
А спустя полчаса, когда она увидела черный «порше», припарковавшийся рядом с ее домом. Мерси призналась себе, что была права лишь частично. Момент действительно был просто превосходный для рисования акварелью, однако это занятие не особенно-то помогло ей отвлечься от мыслей о Крофте. Глядя, как он выбирается из машины, Мерси поняла, что ждала его приезда. Крофт взглянул на ее окно, увидел Мерси и сказал:
— Доброе утро, Мерси.
— Привет, Крофт.
Ей пришлось взять себя в руки и успокоиться, иначе она закричала бы ему, что уже перестала надеяться. Каким возмутительным было ее столь откровенное ликование. Она заставила себя положить кисть, подняться и подойти к перилам, не спеша, с ленивой грациозностью и томностью. Облокотившись о перила, она с деланным равнодушием наблюдала за тем, как он поднимается по лестнице. Крофт казался полной противоположностью Этому теплому, летнему свету, он был словно сын темноты, свободно странствующий по миру даже тогда, когда светило солнце. На нем были черные джинсы и черная рубашка с короткими рукавами, обнажавшая его мускулистые руки. Джинсы изящно облегали его стройную фигуру. Открытый ворот рубашки подчеркивал мощь его шеи. А темный шелк волос притягивал и поглощал свет.
Поднявшись на веранду, он остановился, задумчиво рассматривая изображенный на мольберте пейзаж.
— Итак, я был прав. Вы и есть тот самый художник, работами которого увешаны все стены вашего дома.
— Я беру частные уроки. И, как вы видите, кое-чему уже научилась.
Он кивнул.
— Да, научились.
Мерси недовольно сморщила носик.
— Вы могли бы сказать мне, что я удивительно точно сумела передать уникальность пейзажа или, на худой конец, что у меня есть талант, — сообщила она ему.
Он вопросительно посмотрел на нее, как будто старался понять, шутит она или нет. Наконец он все-таки решил, что Мерси пошутила.
— Вам удалось передать всю уникальность и неповторимость пейзажа.
— А как насчет моего таланта?
Он замялся, а потом осторожно сказал:
— Вообще-то если у вас действительно есть талант, то, боюсь, он заживо похоронен под всеми этими слоями краски.
Мерси махнула рукой, невесело улыбаясь.
— Забудьте об этом. Вы не слишком-то умело дарите дамам комплименты.
— И тем не менее, раз уж это так вам необходимо, могу постараться и подарить один.
— Но в нем не будет ни капли искренности. — Она лукаво склонила голову, с любопытством изучая его. — А что вы делаете здесь сегодня, Крофт? Я думала, вы вернулись в Орегону.
— С чего вы так решили? Я же сказал, что еду с вами в Колорадо.
— У вас довольно прямолинейнее мышление, — сказала она, слегка вздохнув.
Он покачал головой.
— Отнюдь. Просто все в этом мире взаимосвязано. Стараясь понять целое, я нахожу более: точнее определение частного. Я лишь пытаюсь сконцентрировать свой мозг, но это не имеет ничего общего с узостью или однообразностью мышления. В этом-то и заключается разница. Она подняла руки.
— Хватит-хватит! Сегодня слишком замечательный день, чтобы портить его спорами о вашей способности или неспособности к мышлению.
— Возможно, вам больше понравится идея прокатиться в Сиэтл? — спросил он.
Ее глаза удивленно расширились:
— В Сиэтл?!
— Мы можем пообедать там. Сходим на Площадь Пионеров, в галереи или прокатимся на пароме. Ну как?
— Звучит заманчиво, — призналась Мерси. — Минутку. Я отнесу все это барахло в дом.
Она крутанулась на каблучках, схватила краски, мольберт и незаконченный пейзаж и свалила все это в гостиной. А через пять минут она уже довольно вытирала руки о джинсы, обтягивающие ее крепкие бедра.
— Я готова.
— Что, вот так? — спросил он удивленно.
— А вы что, хотите дожидаться еще как минимум полчаса, пока я буду приводить себя в порядок?
Он улыбнулся, и на его лице появилось какое-то плутовское выражение.
— Ну уж нет, я не стану испытывать судьбу дважды. Идемте.
Весь день они провели как туристы, забыв оба всем, спорили о достоинствах выставленных в галерее картин, наслаждались обедом в одном из многочисленных кафе на побережье, бродили по книжным магазинам в центре города. А потом они катались на пароме. А когда на город опустились вечерние сумерки, наблюдали за ними сквозь цветное стекло ресторана. Каждая минута, проведенная вместе, казалось, несла в себе невероятно важный смысл. Когда солнце скрылось за горизонтом, они вернулись в Игнатиус-Ков.
Во время их прогулки исчезла та напряженность, которую Мерси постоянно ощущала, находясь рядом с Крофтом. Теперь она чувствовала себя легко, свободно — просто прекрасно. Однако странное сомнение вновь охватило ее, когда Крофт остановил машину возле ее дома. Мерси вдруг пришло в голову, что он предложил ей эту поездку, чтобы усыпить бдительность.
Самолет в Колорадо улетал через несколько часов. Крофт больше ни слова не сказал о их совместной поездке, но Мерси была уверена, что так просто он не отступится.
Мерси вышла из автомобиля. Ей вновь стало не по себе. Нет, так просто он не отступится. Захлопнув дверцу машины, Мерси взглянула на Крофта. Тот выжидающе смотрел на нее.
— Так вот, я не собираюсь приглашать вас с собой в Колорадо, — сказала она, надеясь, что голос ее звучал достаточно уверенно и в то же время небрежно.
— Вечер еще не закончен, — совершенно спокойно бросил он. — Я надеялся, что вы пригласите меня к себе на стаканчик бренди.
— Неужели? — Сердце ее бешено заколотилось.
Он ничего больше не сказал. Просто подошел к ней и взял за руку. Мерси подумала, что сегодня ей нужно было оставаться дома.
Но она знала, что если бы поступила так, то потом горько бы жалела об этом.
К двери ее квартиры они поднялись вместе.
Он, ни слова не говоря, забрал у нее ключ и уверенно вставил его в замок, как будто имел на это полное право. Мерси вздохнула, вошла в квартиру и включила свет. Посредине гостиной стоял ее незаконченный пейзаж. Крофт подошел к нему и стал внимательно рассматривать.
— Я принесу бренди, — мягко сказала Мерси. Она поспешно исчезла на кухне. А может, взять Крофта с собой? Она собиралась провести у Глэдстоуна всего пару дней. А если ее клиент откажется приютить у себя ее спутника, то Крофт всегда может остановиться в каком-нибудь отеле. Если бы она только могла убедить его не говорить с Глэдстоуном о «Долине», тогда, возможно… всего лишь возможно…
Она представила себе, как бы они с Крофтом Фальконе провели эту неделю в горах. Воображение рисовало ей заманчивые картины.
Нет, она не должна делать этого. Дурацкая идея. Мерси была едва знакома с Крофтом. А вдруг он что-нибудь выкинет у Глэдстоуна? Кроме того, хотя она и поверила его словам, что ему нужна она сама, не было никаких сомнений, что эта чертова книга интересует его гораздо больше. А Мерси вовсе не нравилось быть второй после какого-то бесстыдного порнографического романа восемнадцатого века.
Она могла бы назвать много причин, чтобы только не позволить Крофту Фальконе ехать с ней в Колорадо.
Когда Мерси вернулась в гостиную с бренди, Крофт все еще рассматривал ее рисунок. Он быстро взглянул на нее, когда она подошла к нему. Казалось, он хотел ей что-то сказать.
— Должна предупредить вас, что не выношу критики. — Мерси протянула Крофту стакан бренди.
— Вы с самого начала выбрали неверный подход к своему рисунку, — сказал он очень серьезно.
— Это всего лишь подготовка к моему уроку рисования. — Она беззаботно взглянула на изображенный на мольберте пейзаж. — Мне просто показалось, что сегодня замечательный день для того, чтобы попрактиковаться в рисовании. А вы что, тоже рисуете?
— Я изучал акварели.
— Удивительно.
— Да? По-моему, акварели — самое интересное в изобразительном искусстве.
— Почему? — спросила она с внезапным интересом.
— Потому что они прозрачны. Не нужно продираться через слои краски, чтобы увидеть суть. Она будто лежит на поверхности. Когда смотришь на акварель, видишь чистый, непорочный цвет. Художник передает настроение при помощи игры света. А что может быть прозрачнее света?
Мерси покачала головой.
— Вы сказали, что в акварели суть лежит на поверхности. Однако у меня сложилось такое впечатление, что если бы в акварели не было чего-то кроме этого, чего-то особенного, то она не привлекала бы столь сильно вашего внимания.
— Вы правы. Когда начинаешь изучать свойства этой чистоты, прозрачности света, то открываешь для себя много нового и удивительного. Столь огромное знание содержится в столь прозрачной картине. Думаю, в этом и есть ваша основная ошибка, Мерси. Вы стараетесь нарисовать все до мельчайших подробностей, каждую деталь. А этого делать не нужно. Вы рисуете акварелью так, словно это обыкновенный карандаш, чернила или масляные краски.
— Это все интересно, конечно, но мне кажется, сегодня вечером я пригласила вас не для того, чтобы послушать лекцию об особенностях рисования акварелью.
Он еле заметно улыбнулся.
— Да? Тогда для чего же вы пригласили меня сегодня вечером?
Она промолчала, не желая отвечать скорее себе, чем ему. Пусть думает что хочет. Потом сказала чопорно:
— Вероятно, чтобы поблагодарить вас за прекрасный день, что вы сегодня мне подарили.
Он улыбнулся уже открыто.
— Не правда. Быть может, вы и благодарны мне, но пригласили-то совсем не поэтому.
— Крофт…
— Смотрите.
Он взял кисть, чуть смочил ее водой, смешал на палитре желтую и голубую краски, создав замечательный оттенок зеленого.
Мерси молча наблюдала. Сначала ей показалось, что он слишком сильно развел краску. Однако когда Крофт провел кистью по бумаге быстрым, уверенным движением, то она вдруг поняла, что это именно тот цвет, каким было небо над бухтой сегодня утром. Ей никогда и в голову бы не пришло использовать зеленый цвет, к тому же настолько блеклый, чтобы передать этот оттенок. Результат покорил ее.
— Изумительно, прошептала она, зачарованно глядя на мольберт.
Крофт положил кисть.
— Думаю, — медленно произнес он, — что заниматься любовью с вами — все равно что рисовать акварелью.
Мерси сжалась. Крофт обнял ее одной рукой, а другой, едва прикасаясь, приподнял подбородок. Его глаза были почти золотыми.
— Только игра света?
Он поцеловал ее прежде, чем Мерси успела подумать, что ей нужно подальше отодвинуться от него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинства ночи - Кренц Джейн Энн



очень хороший и серьезный роман. читала его пару лет назад и опять с удовольствием перечитала.читайте - не пожалеете!
Таинства ночи - Кренц Джейн Эннлюдмила
11.10.2012, 0.09





очень замечательный роман!прочитала с большим удовольствием!сюжет отличный.эротические сцены красиво описаны.и "член" это наконец-то "член",а не "копье страсти" ))))
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннТанита
13.04.2013, 9.57





Очень интересно и легко наптсано! Читать всем!
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннЮлия
13.06.2013, 16.16





Мне героиня не понравилась, самка себе противоречила. На меня роман сильного впечатления не произвел. Так себе.
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннКристина
7.06.2014, 17.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100