Читать онлайн Таинства ночи, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинства ночи - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинства ночи - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Таинства ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Она даже неплохо отреагировала на его сообщение, подумал Крофт. В душе он порадовался, что Мерси не относилась к числу тех женщин, которые из-за малейшего пустяка начинают вопить и биться в истерике. Конечно, он мог бы быть и помягче. Однако Крофт все еще злился из-за того, что Мерси едва не захлопнула дверь своего магазина прямо перед его носом, а потому он просто не мог не поддаться искушению немного испугать ее.
Но, с другой стороны, Крофт был невероятно удивлен тем, что ей удалось заставить его разговориться. Он всегда держал себя в руках, умел подчинять чувства разуму. Крофт знал, что рядом с ним люди чувствовали себя неловко, и прекрасно понимал почему.
— Что вы хотите сказать? Эксперт в области жестокости?
Крофт вздохнул и вынул руки из карманов. Людей всегда настораживало, когда им не были видны руки их потенциального противника.
— У меня три школы самозащиты. Две в Калифорнии и одна в Орегоне.
Она опустила сумочку и облегченно вздохнула.
— Значит, вы эксперт в области карате или дзюдо?
— Что-то вроде этого, — кивнул он. — Я сам разработал тот метод, по которому обучаю в своих школах. В его основе лежит техника древних школ боевых искусств, с которой у нас мало знакомы.
Она улыбнулась, успокоенная тем, что получила столь простое и логичное объяснение.
— Это безумно интересно. Да, это все объясняет.
— Объясняет что?
— То, как вы двигаетесь. Вы как будто… летаете, что ли. Это сбивает с толку, знаете ли… Ладно. Я принесу «Долину». Я храню ее в кухонном шкафу. Раз уж вы ворвались в мой дом, то у меня не остается другого выбора, кроме как показать вам ее. Однако должна еще раз предупредить вас, эта книга не продается. — Мерси бросила сумочку на диван, повернулась и пошла на кухню.
Крофт проводил ее долгим изучающим взглядом, думая о том, что не отказался бы провести побольше времени рядом с женщиной, обладающей столь очаровательной улыбкой. Ему нравился огонь, то и дело загоравшийся в ее глазах. А у нее были очень красивые глаза:
Зеленоватого оттенка, удивительно четко отражавшие все ее мысли и переживания. Смотреть в них было все равно что смотреть через кусочек полупрозрачного камня. За время их непродолжительного знакомства Крофт успел увидеть в этом взгляде все, начиная от любопытства и заканчивая ужасом. И вдруг он поймал себя на мысли, что ему было бы очень интересно узнать, как глаза Мерси отражают страсть.
Крофт тряхнул головой. Он приехал сюда по делу. А когда он работал, то не позволял ничему, и особенно сексу, отвлекать его.
И все же Крофт был вынужден признать, что Мерси Пеннингтон привлекала его. И совсем не потому, что она была необыкновенно красива. Когда он впервые увидел ее, ему показалось, что Мерси похожа на горный хрусталь. Горный хрусталь был неброским камнем, и рассмотреть его истинную ценность мог только искусный и внимательный наблюдатель.
Для того чтобы пришло истинное восхищение этим камнем, сначала нужно познать его. Познать то, как он отражает свет, познать его внутреннюю силу и игру теней, то, как ласкает он взгляд. Обыкновенный человек пройдет мимо него, но человек наблюдательный обязательно заметит такое сокровище.
Давным-давно познал Крофт науку наблюдения, и особенно сосредоточен он был, созерцая что-либо заинтересовавшее его. Но ничто до сих пор так не возбуждало его интерес, как эта женщина — Мерси Пеннингтон. Возможно, все объяснялось просто-напросто тем, что она имела отношение к этой книге, но…
Крофт подумал, что ей, должно быть, около тридцати. Она была невысокого роста — по плечо ему. Волосы Мерси напомнили Крофту рыжевато-коричневую шерсть его любимого ротвейлера. Это был насыщенный, теплый оттенок коричневого цвета, и Крофт не мог отвести от них взгляд. Ему захотелось протянуть руку и Дотронуться до ее локонов. Он улыбнулся, представив, что сказала бы Мерси, узнав, что ее сравнили с собакой.
Ее волосы были собраны в аккуратный маленький пучок. А Крофт представил, как они рассыпаются по, ее плечам, когда она вытаскивает шпильки, держащие шелковистые пряди. Однако сейчас взору Крофта представилось совершенно изумительное зрелище: плавный изгиб ее шеи, мягкой и беззащитной, напоминающей стебелек цветка. Он подумал о том, как много чувственного и невероятно соблазнительного было в этой женщине. Тело Крофта напряглось от возбуждения, и тут он уже не на шутку рассердился. Много лет он учился тому, чтобы контролировать свое тело и управлять им, и сейчас его взбесило то, что он так легко потерял самообладание в присутствии этой стройной зеленоглазой женщины.
Мерси была очень привлекательной. Большие миндалевидные глаза, дерзко вздернутый носик и пухлые чувственные губы, которые Крофту вдруг захотелось поцеловать.
Мерси была одета в обычном для Игнатиус-Ков стиле: широкие брюки защитного цвета и облегающая зеленая спортивная футболка. Только на футболке не было вышито, как у других, изображение животного, и на брюках не красовался фирменный знак, а мокасины были слегка потертыми и поношенными.
А грудь… Взгляд Крофта задержался на ней чуть дольше обычного, ибо она вызвала у него живой интерес. Она была невелика, однако ее мягкая округлость приятно радовала глаз. Крофта не привлекали полные женщины. Утонченность — вот что приковывало его взгляд. Не важно, что это было: женщина или китайская ваза.
Защитного цвета слаксы замечательно смотрелись на ее превосходной формы бедрах. Он представил, как сжимает ее ягодицы в своих руках, слегка приподнимая их, до тех пор пока не сможет, нежно покачивая, прижать к своим бедрам…
— Черт возьми, — пробормотал он.
— Что случилось? — раздался с кухни голос Мерси.
Стукнула дверца кухонного шкафа.
— Ничего.
Как мог он объяснить ей, что случилось, если и сам ничего не понимал. Лучше просто промолчать. Крофт услышал ее шаги и понял, что Мерси возвращается, чтобы показать ему книгу.
Итак, он находится здесь с единственной целью: ему нужна книга, а вовсе не Мерси Пеннингтон. И Крофт постарается сделать все, чтобы впредь не забывать об этом. Никогда прежде он не тратил столько сил, чтобы заставлять себя не отвлекаться. Он вообще редко отвлекался, да и то только тогда, когда ему этого самому хотелось.
Он огляделся по сторонам. Обстановка квартиры всегда много говорит о ее хозяине. А сейчас ему нужно было побольше узнать о характере Мерси.
Ее квартира была невероятно яркой, заполненной всяким бесполезным хламом. Сразу бросалось в глаза, что из всех оттенков она предпочитает самые насыщенные, яркие, колоритные. В этой уютной, хорошо освещенной гостиной не было ни следа розовато-лилового, светло-зеленого или девственно-голубоватого…
На диване лимонного цвета в художественном беспорядке валялись всевозможные подушечки и турецкие покрывала. На оранжевых светильниках висели разноцветные шнурочки и цепочки. Книжный шкаф тоже был оранжевым, а его полированное дерево наполняло комнату чудесными огненными бликами и ярким светом. Свет отражался и от огромных зеркал, расположенных возле дивана. Ковер же был ослепительно-синим, а стены — белоснежными.
Затем внимание Крофта привлекли висевшие на стене картины. Их было очень много, исключительно акварели, выполненные одной и той же рукой и свидетельствующие о полном отсутствии вкуса у художника. Были среди них пейзажи, изображавшие видневшуюся с балкона квартиры бухту, блики заходящего солнца, играющие на воде, корабли недалеко от бухты.
Небо и море были выполнены решительными широкими мазками. Слишком много пурпурной и синей красок. Паруса на кораблях были вульгарно яркими. А далекие острова походили на жирные зеленые пятна, вместо того чтобы казаться таинственными, едва видимыми точками. Заходящее солнце непременно изображалось в виде оранжевого круга, точь-в-точь под цвет книжного шкафа. Слабый намек на изысканность линий или цвета был с самого начала разрушен размашистыми движениями кисти, которая попала в чрезмерно настойчивую, но плохо тренированную руку.
Крофт был немало озадачен, когда вдруг обнаружил, что находит эти висевшие на стенах жизнерадостные пейзажи странно очаровательными. Он не любил слишком сильных проявлений чувств и старался поменьше общаться с такими людьми. Но сейчас ему захотелось взять художницу за руку, подвести к мольберту и показать, как нужно писать акварели.
В том, что художницей этой была Мерси Пеннингтон, он не сомневался.
В комнате была еще одна оригинальная, но опять же совершенно бесполезная вещица: невообразимо яркий триптих. Видно было, что это работа профессионала. Части триптиха были расписаны ошеломляющими экзотическими вариациями с тропическими мотивами: повсюду листья ядовито-зеленого цвета, бирюзовое небо, яркие цветы и сочно-оранжевые фрукты. Крофту в жизни никогда не приходилось видеть подобные фрукты. Эта картина напоминала тропический рай, первобытную невинность, сказочный яркий сон.
И среди этих причудливых растений лежал золотоглавый леопард. Он словно был незваным гостем, таинственным пришельцем, который случайно забрел в тропический лес. Он был созданием другого, зловещего, мира и принес с собой в этот рай неминуемую гибель. Он будто возвышался надо всем, что окружало его, презрительно и надменно глядя на эту нелепо-яркую красоту. Его глаза были задумчивы и бесстрастны. Казалось, леопард знал что-то, что никогда не дано было узнать людям. И непонятно было, что делает этот загадочный зверь в бушующем и ярком мире, который опутал его своей зеленой сетью.
Крофт отвернулся от картины, на которой страдал леопард, обреченный на вечные муки, способный лишь созерцать рай, вместо того чтобы самому наслаждаться буйством жизни. Уж лучше бы он оставался в своем родном мире, пускай более опасном и зловещем, но все же близком и знакомом, с горечью и досадой подумал Крофт.
В комнату впорхнула Мерси, держа в руках старинную книгу в кожаном переплете, бережно завернутую в целлофан.
— Интересно, вы мебель покупали так, чтобы она соответствовала триптиху, или наоборот? — спросил он. Мерси улыбнулась, ее глаза смеялись.
— Сначала я привезла триптих, а потом уж мне пришлось подбирать к нему мебель. Не самый лучший способ обставлять комнату, не правда ли?
— Вы правы, однако это вовсе не лишено смысла.
— Уверена, вы не одобряете мой вкус.
Он замялся, придумывая, как ответить, чтобы не обидеть ее. Однако, заметив, что ее бровь недовольно приподнялась, поспешил сказать:
— Он подходит вам.
— Замечательно! Ну что ж, спасибо. Могу поспорить, что угадаю, как выглядит ваш дом… Все предельно просто, ничего ненужного и бесполезного, кругом царит полный порядок. Гм… Возможно, обстановка выдержана в строгом японском стиле, деревянные полы, пара изысканных образцов мебели, панно… Это неплохо бы подходило вашей работе и соответствовало вашему стилю и имиджу, всему вашему облику.
Он был просто ошарашен тем, как легко она отгадала. Мерси оказалась очень близка к истине. И тот факт, что ей так просто удалось раскрыть его привязанности, не только расстроил, но и насторожил его. Да нет, это случайность, отмахнулся Крофт от неприятных мыслей.
— Как вы догадались?
— У всех нас есть свои скрытые таланты, — сказала Мерси, многозначительно улыбнувшись.
Она, несомненно была рада, что попала в цель. Ее глаза сияли от удовольствия. Казалось даже, что ее отношение к нему улучшается с каждой секундой, и теперь в его обществе она чувствует себя уверенно и свободно.
— Некоторые из нас, например, могут сделать так, чтобы не звонил колокольчик входной двери, когда они ее открывают, а другие неплохо угадывают, как выглядят жилища совершенно незнакомых им людей… На самом деле все очень просто. В вас есть что-то такое, что заставляет вспомнить об аскетизме. Честно говоря, мне бы вовсе не хотелось познакомиться поближе с вашими взглядами на жизнь. Не думаю, чтобы они отличались большой раскованностью. Может быть, вы один из тех чокнутых, которые живут в лесах Орегоны и ищут большие пушки и маленькие танки?
Крофт никак не мог понять, поддразнивает она его или нет, и это выбивало его из колеи.
— А вы как думаете?
Она вздохнула.
— Полагаю, что вы кто угодно, но только не чокнутый. С вашим ледяным спокойствием вы не смогли бы жить в тех условиях, в которых существуют эти бродяги.
— Я думаю, смог бы, — сказал он осторожно, — однако меня совершенно не интересует оружие. Это слишком безлично. К тому же у меня нет желания стать владельцем танка, ни большого, ни маленького.
— Ну конечно, у вас ведь есть «порше».
Она кивнула так, как будто это объясняло что-то еще. Крофт хотел было выяснить, какое отношение к этому имеет машина, однако Мерси уже протягивала ему книгу:
— Вот книга. Возможно, это вовсе не то, что вы ищете. Тогда, я думаю, вы не слишком расстроитесь, что не сможете купить ее.
— Существует всего несколько подобных книг. И все они находятся в частных коллекциях в Европе. Я почти уверен, что это именно та книга, которая мне нужна. Поэтому сегодня утром я и приехал из Орегона.
— Могу поспорить, что вы никогда и ничего не предпринимаете, пока не будете все знать наверняка, — пробормотала Мерси.
Он оторвался от титульного листа «Долины мистических сокровищ»и, взглянув на нее, увидел огонь влечения в ее глазах. Сознание того, что она была увлечена им, заставило его усмехнуться про себя.
— Я давно понял, что весьма полезно сначала все узнать, а уже потом действовать. Особенно если это касается общения с людьми. Есть старая поговорка о том, что необходимо знать своего врага. Я полностью согласен с ней.
Она рассмеялась как-то чересчур весело.
— А у вас много врагов?
— Нет. В выборе своих врагов я так же придирчив, как и в выборе друзей.
Он осторожно листал старые пожелтевшие страницы.
— А ваши любовницы? К ним вы тоже придирчивы?
Вопрос поразил его. Он никогда бы не подумал, что Мерси Пеннингтон так осмелеет и задаст подобный вопрос. Крофт медленно поднял глаза. Он знал, что, еще це успев закончить фразу, Мерси пожалела о своей опрометчивости, и ее голос, когда она произносила последние слова, выдал ее с головой. И когда он увидел смущение в ее взгляде, Крофт ничуть не сомневался, что она все бы отдала за то, чтобы никогда не произносить этих слов. Невольно она открыла ему слишком многое. И теперь он мог воспользоваться тем, что знал о ней.
— Выбирая своих любовниц, мужчина должен быть несравненно более придирчивым, чем в выборе друзей или врагов. Всегда легко узнать, кто враг, а кто друг. Ты об этом быстро догадываешься, если, конечно, ты не полный идиот. И знаешь, как поступить. А вот с любовницами сложнее. До последней минуты не знаешь, кто они тебе — друзья или враги. А когда узнаешь, обычно бывает уже слишком поздно.
Смущение и сожаление, которые он заметил в ее глазах, стали более чем откровенными. Так же как и яркий румянец, заливший ее щеки. Это достойное наказание за проявленное ею безрассудство, подумал он. Она искренне жалела, что поддалась искушению задать этот идиотский вопрос.
Такая порывистость была очень характерна для Мерси. И наверное, она хлебнула из-за нее горя. У Крофта сложилось впечатление, что однажды Мерси уже поплатилась за свое безрассудство, жестоко поплатилась. Она прекрасно знала об этом, но ничего не могла с собой поделать. Мерси была из тех женщин, для которых чувства всегда важнее доводов рассудка. В сложных ситуациях она всегда поступала так, как подсказывало ей сердце. Если у нее когда-нибудь, появятся дети, то она будет защищать их, как львица.
С любовником же она будет страстно неистова, безраздельно предана ему, но лишь до того момента, пока не почувствует, что ее предали. И вот тогда она превратится в разъяренную фурию.
Крофт едва заметно улыбнулся, поздравляя себя с тем, что ему удалось разгадать загадку характера Мерси. Он стал дальше рассматривать книгу. Перевернув несколько страниц, он засмотрелся на удивительной красоты гравюру с мужчиной и женщиной, занимающихся любовью.
— Это именно то, что мне нужно. Это действительно подлинник.
— Естественно, это подлинник. Неужели вы думали, что я пытаюсь спихнуть подделку? — Мерси рассердилась.
— Вполне возможно, вы могли ошибиться, — сказал он спокойно.
— Ничего я не ошиблась. Я очень подробно описала господину Глэдстоуну книгу, и он сказал, что, судя по моим ответам, книга подлинная. Он был весьма доволен и не сомневался ни секунды.
— Господин Глэдстоун, кто это?
— Тот человек из Колорадо, который покупает ее.
— Вы должны подробнее рассказать мне о господине Глэдстоуне. — Крофт обратил внимание еще на одну иллюстрацию. Там была изображена полулежащая женщина, между ног которой склонился мужчина, удовлетворяющий ее страсть. Мерси шагнула вперед, чтобы получше рассмотреть гравюру.
— Я не обязана рассказывать вам что-либо о господине Глэдстоуне. Я соблюдаю интересы моих клиентов. И кроме того, — добавила она в приступе честности, — я знаю о нем очень немного… Надеюсь, вы не собираетесь рассматривать эту иллюстрацию вечно, вы, знаете ли, можете обслюнявить ее. А, должна заметить, слюнявые пятна значительно снижают стоимость книги.
— Я постараюсь сберечь свою слюну для более важного занятия.
— Это весьма посредственная гравюра, — объявила она, заметив, как пристально рассматривает он рисунок. — Вы читали «Долину»?
— Нет. Вообще-то я вижу ее впервые. До этого я лишь знал о ее существовании. У меня были серьезные причины познакомиться с ней три года назад.
— Какие еще причины?
— Она являлась частью одной ценной коллекции. Меня интересовал человек, владелец этой коллекции. Мне хотелось узнать о его книгах как можно больше, и именно тогда мне стало известно о существовании этой книги. Вы должны признать, что «Долина» довольно… запоминающаяся вещь.
— А почему именно эта коллекция так вас заинтересовала? — полюбопытствовала она. — Вы что, собирались приобрести кое-что из книг?
— Нет. Я хотел лишь получить максимум информации об их владельце. Коллекция книг может сказать невероятно много о своем хозяине.
Она помолчала.
— Да, — в конце концов согласилась Мерси. Она необычайно серьезно смотрела на Крофта. — Коллекция книг и в самом деле может многое рассказать об их владельце.
— Или владелице. — Крофт бережно закрыл книгу. — Вы читали эту книгу, Мерси?
— Если бы даже и читала, то сейчас не стала бы в этом сознаваться. По крайней мере не здесь и не перед вами.
— А почему же не передо мной?
— Вы, черт возьми, совершенно чужой мне человек. А эта книга не что иное, как обыкновенный эротический роман. Более придирчивый критик назвал бы ее даже порнографической.
— А почему вы не собираетесь признаваться перед незнакомцем в том, что читаете подобные романы? Она насмешливо улыбнулась в ответ.
— Даже если я и просматривала или читала «Долину», то только с одной целью: установить ее подлинность и происхождение. Я, видите ли, работала библиотекарем. И меня учили смотреть на книги с профессиональной точки зрения.
— Да, конечно. — Крофт снова поймал себя на том, что смеется. И причиной тому по-прежнему была Мерси. — Я очень уважаю профессионалов в любых областях.
— Вот и хорошо. Вы посмотрели «Долину»?
— Нет. Я же сказал вам, что хочу купить ее.
Его слова возмутили Мерси.
— Это невозможно. Я уже говорила вам, что книга продана. И я не собираюсь, перепродавать ее за спиной у моего клиента.
— Когда он получит ее?
— Во вторник.
— Глэдстоун приедет в Игнатиус-Ков специально для того, чтобы забрать ее? — Все может оказаться значительно проще, чем он предполагал, подумал Крофт.
Она нетерпеливо тряхнула головой.
— Отнюдь. Я сама собираюсь доставить ему книгу. Могу я, с вашего позволения, все же забрать «Долину»?
Он, однако, все еще продолжал держать ее в руках.
— Вы собираетесь доставить ее? Лично?
— Да.
— И каким же образом? — Он заметил, что она вздрогнула от неожиданности, и осознал, что говорит с ней чересчур жестким голосом. В ее глазах вновь появился страх.
— Я беру отпуск на несколько дней, чтобы вылететь к нему в Колорадо. В Денвере я возьму напрокат машину и отправлюсь на виллу господина Глэдстоуна. Не понимаю, какое вам до этого дело?
— Не думаю, что вам нужно это понимать. Где живет Глэдстоун?
— Он сказал, что где-то в горах расположено его имение. По телефону он не дал мне никакой конкретной информации. Вероятно, добраться к нему не так уж и просто. Когда в Денвере я возьму машину, меня уже будет ждать подробная карта. — Она быстро протянула руку, чтобы выхватить у него книгу.
Крофт разгадал ее намерение по выражению глаз и ленивым движением убрал «Долину» за пределы досягаемости Мерси. Он лишь отодвинул ее, всего на несколько сантиметров. Однако этого было вполне достаточно для того, чтобы ее цепкие пальчики промахнулись и упустили добычу. Теперь Мерси просто кипела от ярости. Она приняла воинственную позу: одной рукой уперлась в бок, подбородок вызывающе подняла вверх.
— Вы что, собираетесь украсть книгу? Вот так гость!
Он вздохнул, неохотно протягивая ей книгу.
— Не собираюсь я ничего красть. Однако мое желание поближе познакомиться с вашим клиентом становится все сильнее и сильнее.
Она пожала плечами, забрала у него книгу и прижала к себе.
— Ну что ж, возможно, вам и удастся убедить его перепродать книгу. Как только она окажется в руках у господина Глэдстоуна, он может делать с ней все, что захочет. Я же обязана доставить «Долину» ее новому владельцу.
— А вы всегда выполняете свои обязательства, Мерси?
— Пытаюсь, — сухо ответила она.
— Я тоже, — услышал он свой собственный тихий голос, в то время как его взгляд ни на мгновение не отрывался от глаз Мерси. — Именно поэтому сейчас я нахожусь здесь. У нас есть что-то общее, Мерси Пеннингтон.
Она покачала головой, однако ей не удалось погасить огонек невольного любопытства, вспыхнувший в ее глазах.
— Сомневаюсь.
— Со временем вы это поймете. — Теперь Крофт был абсолютно уверен в том, что выражение, которое промелькнуло в ее зеленых глазах, не было обыкновенным женским интересом. Она смотрела на него, как на мужчину, который, кроме чувства опасности, пробуждал в ней желание. А Мерси была достаточно импульсивна, чтобы руководствоваться в столь завораживающей и необычной ситуации только своими чувствами.
Подобная ее несдержанность и вспыльчивость, несомненно, будут ему на руку, решил Крофт. Несколько ненавязчивых комплиментов, и она забудет об опасности и будет делать только то, что подсказывала ей ее чувственность. А Крофт не сомневался в том, что он легко сможет заставить ее забыть об опасности.
То, что влечение существовало, и то, что оно было обоюдным, было для Крофта истиной. Он не мог те признать, что находил Мерси Пеннингтон весьма сексуальной, но делал это с таким же хладнокровием и спокойствием, как будто говорил об испытываемом им чувстве голода. При необходимости он легко мог забыть и о голоде, и о сексе. Однако на этот раз ему вовсе не обязательно было это делать. Да и для Мерси было бы лучше, если бы он не стал сдерживать свое влечение к ней. Но она уже успела продемонстрировать ему, что была женщиной с непредсказуемым и упрямым характером, а в данном случае ее несговорчивость могла ему очень повредить.
Многое сейчас было весьма туманно и неопределенно. Крофту же было необходимо найти ответы на все стоявшие перед ним вопросы как можно быстрее, и Мерси Пеннингтон — самая короткая, хотя, возможно, и не самая простая, к ним дорожка. А самой короткой дорожкой к Мерси Пеннингтон будет секс.
— Ужин, — сказал он кратко.
Она нахмурилась, все еще сжимая обеими руками «Долину».
— Что ужин?
Он улыбнулся.
— Я бы хотел пригласить вас на ужин. При сложившихся обстоятельствах это самое малое, что я могу для вас сделать.
— Это вовсе не обязательно.
— Но это доставит мне невероятное удовольствие.
— А разве вам не нужно возвращаться в Орегону?
— Только не сегодня вечером. Эту ночь я проведу в местной гостинице.
— О!
Он дал ей время обдумать предложение, а затем слегка подтолкнул ее.
— У вас другие планы на сегодняшний вечер?
— Нет. Но… Завтра рабочий день. И мне нужно рано вставать.
Крофт кивнул.
— Обещаю, что не задержу вас и доставлю домой не очень поздно. Даю вам слово.
Она посмотрела на него с каким-то странным любопытством. Затем он прочел в ее глазах согласие. Вероятно, она сама не до конца понимала смысл происходящего, однако Крофт был более внимательным. Независимо от того, осознавала она это или нет, она доверяла ему, подсознательно, инстинктивно, своим шестым чувством.
И ему это нравилось. К тому же он мог этим воспользоваться.
— Сегодня я собиралась поужинать дома, — наконец осторожно сказала Мерси, словно шла по минному полю и каждый шаг мог оказаться роковым. — У меня оставалось немного гречневой муки и бутылочка «Заинфанделя». В конце концов, сегодня ведь пятница.
— Отлично, — кивнул Крофт.
Она враждебно сощурилась.
— Прошу прощения?
— Я сказал, что звучит это весьма заманчиво. Я люблю гречневые оладьи с острым соусом и не откажусь от рюмки старого «Заинфанделя».
Мерси удивленно уставилась на него. Она смотрела так, словно в душе ее бушевала буря, и она никак не могла решить, смеяться ей или вцепиться ему в волосы.
Крофт улыбнулся в душе. Мерси стремительно падала прямо в его объятия.
И двадцать минут спустя Мерси занимал все тот же вопрос, что же ей все-таки делать: смеяться или топать ногами? Она перестала резать цветную капусту, взяла бокал и прислонилась к столу, задумчиво глядя на вино. Ее гость, которого по всем параметрам можно было отнести к категории незваных, стоял, небрежно положив руку на спинку плетеного черного стула, похожего на жемчужную ракушку. Он грациозно покачивал своим бокалом. Вино, ярко-красное, в его руках потемнело. И снова Мерси пришло в голову, что Крофта окружает какая-то странная темнота.
Кто этот таинственный мужчина, можно было гадать сколько угодно, делать самые невероятные предположения. Одно можно сказать точно, он не был пьяницей. Он наслаждался вином, едва потягивая ароматный напиток, сдержанно и не спеша. У Мерси появилось ощущение, что Крофт Фальконе все и всегда делает с невероятной сдержанностью. Ей вдруг стало интересно: когда он занимается любовью, он тоже держит себя в руках? Да, наверное, так и было. Он скорее всего весьма искусен в этом деле, однако контроля над собой никогда не теряет. Невозможно представить себе этого человека в ярости или в истерике.
Мерси все еще не могла понять, почему она оставила его на ужин. Сейчас ей казалось, что их встреча была не случайной. Мерси была так сильно увлечена Крофтом, так заинтригована, что не задумывалась о том, к чему может привести это знакомство. Как бы там ни было, он здесь, и именно она позволила ему остаться.
— Вы давно открыли ваши школы самообороны? — осторожно спросила она.
Последние двадцать минут Мерси заставляла себя поддерживать непринужденную светскую беседу. Ей просто необходимо было время, чтобы подумать и наконец понять, что их с Крофтом связывает и каковы их истинные чувства.
— Первую я открыл три года назад. Вторую через год, а третью — совсем недавно.
— Откуда у вас эти знания? Школа самообороны — это не придорожная забегаловка.
— Учился. И путешествовал.
— И много вам приходится путешествовать?
— Нет. По крайней мере не сейчас. Лишь изредка я посещаю свои школы, чтобы провести специальные уроки или показательные занятия.
— А кто же тогда там преподает?
— Друзья. Бывшие ученики. В их руках сосредоточено все управление школами.
— И это позволяет вам чувствовать себя совершенно свободным и бездельничать в уединенном доме на побережье? — с улыбкой спросила она.
— Думайте как хотите.
— Неплохая работенка, повезло же тому, кому удалось ее заполучить, — заявила она с шутливой завистью. — Конечно, не сравнить с моей каждодневной каторгой.
Он чуть заметно улыбнулся.
— Вы сказали, что раньше были библиотекарем. А когда вы начали свое собственное дело?
— Пару лет назад. — Она поставила стакан на стол и снова занялась цветной капустой. Ей очень не хотелось говорить о себе. Особенно о своем прошлом.
Как будто почувствовав это, Крофт стал спрашивать ее именно о прошлом.
— А почему вы вдруг решили открыть книжный магазин?
— Неужели вам кажется странным, что библиотекарь интересуется торговлей книгами? Для меня продажа книг — это лишь коммерческая сторона библиотечного дела.
— Вы родом из Вашингтона?
Мерси покачала головой. Нужно было уйти от разговора, но она не знала как.
— Нет, из Калифорнии.
— Почему же тогда вы не открыли свой магазин там?
— Несколько месяцев я искала подходящее место. Мне понравился Вашингтон, мне понравился Игнатиус-Ков, потому я подумала, что было бы просто чудесно обосноваться здесь. — Мерси сделала вид, что целиком поглощена приготовлением цветной капусты: сосредоточенно отрезала соцветия, ополаскивала их холодной водой и аккуратно укладывала в скороварку.
Со своего места Крофт следил за ней.
— Почему все-таки вы оставили Калифорнию? — спросил он.
Мерси едва сдержалась, чтобы не нагрубить ему.
— Я же объяснила вам, что много времени потратила на то, чтобы подобрать достойное местечко, и только после долгих раздумий остановила свой выбор на Игнатиус-Ков, потому что, по-моему, это идеальное место для такого бизнеса, как мой.
— Я думаю, дело было не только в этом. Для того чтобы заставить вас сняться с места и переехать в совершенно другой город, должна быть гораздо более серьезная причина. Вы не относитесь к числу тех женщин, которые не подумав срываются с нажитого места. Вы привязываетесь и пускаете корни.
Она в смятении закружилась по кухне, напуганная его холодными размышлениями, трезвой логикой.
— С чего вы, черт возьми, взяли?
Он отпил глоток вина и только тогда посмотрел в ее горящие глаза.
— В этом был замешан мужчина?' Она стиснула зубы. Ей очень хотелось выгнать его. В конце концов, она его сюда не звала.
— А это, — заявила она ему, — не вашего ума дело, ясно?
— Ага, мужчина все же был. — Он вскинул голову, довольный сделанным открытием. Затем снова пригубил вино. — Вы что же, сбежали от него?
Его небрежное вторжение в ее личную жизнь взбесило Мерси. Она со стуком отложила в сторону нож.
— Нет, я вовсе не сбегала от него. Я была помолвлена с ним. А когда я разорвала помолвку, решила начать новую жизнь где-нибудь в другом месте.
— А почему вы разорвали помолвку? Он обманывал вас?
Наливая в кастрюлю воду. Мерси чувствовала, как у нее трясутся руки. Она постаралась, чтобы Крофт этого не заметил.
— Нет. А если и обманывал, то я об этом не знаю. Помолвка была разорвана не по этой причине.
— Бесспорно, произошло что-то очень серьезное, если вы решились на такой шаг.
— Да нет, ничего особенного. Просто разошлись и все.
— И все-таки почему?
— Вы всегда такой настырный?
— Ничего не поделаешь, таков уж мой характер. Я привык досконально узнавать то, с чем мне приходится сталкиваться.
— Сегодня вечером вам придется столкнуться всего-навсего с бесплатным ужином. А это вовсе не требует особого понимания.
— Черт возьми, действительно не требует. Вы прекрасно знаете, что нет такого понятия — бесплатный ужин. За все приходится платить.
Она никак не могла понять, смеется он или говорит серьезно. Однако Мерси не решилась спросить это у него.
— Дверь там. Вы можете уйти, пока не поздно, пока еще не почувствовали себя обязанным слишком многим.
— Я и так уже порядком увяз. Однако не беспокойтесь, думаю, я с радостью отдам этот мой долг. Так что же случилось в Калифорнии, Мерси?
Ну, это уже слишком. Однако когда она резко обернулась и взглянула на него, то с удивлением поняла, что все ее раздражение испарилось. Вместо насмешливого любопытства она увидела в его глазах влечение. И тогда ей захотелось все объяснить ему. Она никогда и ни с кем не обсуждала эту страницу своей биографии. Но с ним она могла об этом говорить.
— Помните, чуть раньше вы сказали, что выбрать любимого человека очень сложно, ибо никогда нельзя быть уверенным в том, друга или врага приобретаешь.
— Да, конечно.
— Так вот, мой избранник оказался врагом. Он попытался обмануть моих дядю и тетю, которые разбогатели на весьма удачных вложениях в «Калифорнийскую недвижимость». Я узнала, что он задумал, как раз вовремя, разорвала помолвку и обо всем рассказала моим родственникам. было очень неприятно. К сожалению, я не могла доказать что-либо. Когда все закончилось, уверена, Арон быстро пришел в себя и отправился на поиски новой жертвы. Единственное, что принесло мне хоть немного удовлетворения, это то, что обо всем происшедшем я сообщила полиции. Теперь по крайней мере они смогут наблюдать за ним. И возможно, если он снова задумает какую-нибудь аферу, им удастся остановить его.
— Но вам этого мало?
Она чувствовала на себе его пристальный взгляд, даже когда повернулась к плите, чтобы усилить огонь под кастрюлей с водой.
— Честно говоря, да. Мне бы очень хотелось сделать Арону Сандерсу что-нибудь гораздо более неприятное.
— Потому что он попытался обмануть ваших родственников?
— Нет, потому что он использовал меня. — Она вытерла руки полотенцем и попыталась немного успокоиться. Черт бы побрал этого мужчину, если он будет вот так весь вечер нервировать ее своими расспросами. Это была непоправимая ошибка с ее стороны, что она оставила его ужинать.
Да нет, она не оставляла его. Он сам остался. Мерси опять начинала злиться. Как у него это получилось?
Она посмотрела на Крофта. Его взгляд был необычайно серьезен.
— Я понимаю, что вы чувствуете: Однако думаю, что для вас все закончилось наилучшим образом. Стоило вам только сделать хотя бы еще один шаг к мести, которая, не сомневаюсь, была бы весьма жестокой, то уже непросто было бы остановиться. И вы могли бы пострадать от вашей мести ничуть не меньше, чем он. Стоит лишь однажды жестокости появиться на свет, как в движение приходят силы, которые не всегда можно контролировать. Так образуется новый Круг, и он должен быть непременно замкнут.
Она удивленно смотрела на него.
— Круг?
Он кивнул.
— Некая субстанция в структуре реальности Вселенной, которая для предотвращения осложнений в других обстоятельствах жизни непременно должна быть заполнена.
— О чем вы говорите? — удивилась она. — Что еще это за история про какой-то Круг?!
— Концепция.
— Ваша собственная?
Он пожал плечами.
— В какой-то степени мой стиль занятий боевыми искусствами тоже мой собственный. Каждый из нас в ответе за то, что совершает в этой жизни.
Мерси замялась. Она никак не могла понять, о чем он говорит.
— Эта концепция о Круге — ваша… ваша жизненная философия, так?
— Можно сказать и так.
— Расскажите мне о ней, — попросила она. Мерси совершенно забыла о недавнем своем возмущении, неловкости и даже ее собственном сексуальном влечении к этому незнакомцу. Ей хотелось узнать как можно больше о Крофте Фальконе.
Он замолчал, подбирая слова. Когда он снова поднял голову, то в глазах его было какое-то Странное выражение.
— Это связано со способом познания. Способом понимания… Жизни. Вы правы. Это моя философия жизни, Я научился ей для того, чтобы поддерживать равновесие в моем собственном мире, а для этого в первую очередь необходимо, чтобы все Круги реального мира были замкнуты.
— Боюсь, что я все равно не понимаю…
— Вам и не нужно все понимать. Возможно, однажды я объясню вам все более подробно.
— Но не сегодня вечером?
— Нет, не сегодня. Поверьте мне на слово. Вы поступили мудро, не став мстить и тем самым открывать новый Круг жестокости. Вы не умеете правильно с ним обращаться.
Она затаила дыхание, почувствовав какую-то странную убежденность в его словах. Его взгляд светился странным, недоступным другим людям знанием. Это одновременно пугало и завораживало Мерси. Она не могла бы объяснить почему, но она действительно верила Крофту. Но понять его было уже сложнее. Этот мужчина не только знал о той яростной силе, что таится в физическом насилии, но и умел подчинять себе жестокость. Он сказал ей, что область его интересов — философия насилия, и как-то вдруг до Мерси дошел истинный смысл его слов.
— Знаете ли вы, — непринужденно продолжал Крофт, как будто не замечая, что Мерси смотрела на него, как на инопланетянина, — что сильное сексуальное влечение имеет много общего с насилием?
Он подошел к ней. А Мерси словно приросла к месту, не в силах ни отступить, ни хотя бы опустить глаза. Он приблизился к ней и, едва касаясь, провел рукой по щеке, словно нарочно.
— Стоит только сделать первый шаг, и человек теряет контроль над пробудившимися силами. Рождается новый Круг.
Огромным усилием воли Мерси удалось вернуть самообладание.
— Отлично, — заявила она, повернувшись спиной к плите, — нам остается только убедиться в том, что первый шаг еще не сделан, не так ли?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинства ночи - Кренц Джейн Энн



очень хороший и серьезный роман. читала его пару лет назад и опять с удовольствием перечитала.читайте - не пожалеете!
Таинства ночи - Кренц Джейн Эннлюдмила
11.10.2012, 0.09





очень замечательный роман!прочитала с большим удовольствием!сюжет отличный.эротические сцены красиво описаны.и "член" это наконец-то "член",а не "копье страсти" ))))
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннТанита
13.04.2013, 9.57





Очень интересно и легко наптсано! Читать всем!
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннЮлия
13.06.2013, 16.16





Мне героиня не понравилась, самка себе противоречила. На меня роман сильного впечатления не произвел. Так себе.
Таинства ночи - Кренц Джейн ЭннКристина
7.06.2014, 17.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100