Читать онлайн Сюрприз, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сюрприз - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сюрприз - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сюрприз - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сюрприз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



Если ситуация станет выходить из-под контроля, он разыграет свой вариант, дал себе слово Маттиас во вторник вечером, входя в сверкающий огнями зал. Он имел в виду, что, как только план Имоджин начнет осуществляться, он сможет сорвать его, дав понять Ваннеку и обществу, что, по его мнению, карта дяди — обман.
Но это было рискованным. Не было никакой гарантии, что подобная тактика сработает. Как-никак, Имоджин была И.А.Стоун. Она была намерена хранить этот факт в секрете, но ничто не мешало ей всюду цитировать мнение Стоуна.
Если И.А.Стоун, который имел немало горячих сторонников и почитателей, скажет, что считает карту подлинной, Ваннек может клюнуть на приманку и никакие ухищрения Маттиаса не помогут. В Замарском обществе было немало тех, кто хотел бы, чтобы Маттиас оказался не прав.
Он не обращал внимания на любопытствующие, удивленные и тайные взгляды, направленные на него, когда пересекал обширный зал. Он делал вид, что не слышит шепота и долетавших до него комментариев.
Он так и не избавился от репутации, которую приобрел десять лет назад. Впрочем, он и не делал попыток. В течение этих лет у него были более важные дела: Замар всецело поглощал его силы и душу. Во всяком случае, до того момента, пока Имоджин не впутала его в эту дурацкую затею.
По большому счету, Маттиас игнорировал мнение света. Он не скрывал того, что презирает светское общество за фривольность и любовь к сплетням, которые составляли его сущность и являлись его питательной средой. В результате общество пришло к выводу, что он интересен.
Маттиас обменялся сдержанными приветствиями со знакомыми и взял бокал шампанского с подноса. Он остановился возле вычурной, перегруженной позолотой колонны, украшавшей бальный зал, и вынул из кармана часы. Почти одиннадцать. Время выхода на сцену.
В чрезвычайно подробной записке, которую он получил утром, Имоджин давала ему инструкции относительно его роли в сегодняшнем представлении. Она даже составила сценарий их первого разговора на глазах всего общества. Он должен был вести себя так, словно впервые представлен Имоджин.
Пробежав глазами вызывающий улыбку диалог, который ему предлагалось заучить, Маттиас бросил листок в камин. Он не Эдмунд Кин
type="note" l:href="#FbAutId_1">1
, а гостиная леди Блант — не Друри-лейн. Тем не менее он там оказался.
И, несмотря ни на что, был заинтригован.
Затея Имоджин была сумасбродной, совершенно безумной. Он не сожалел о своем участии в ней, но не мог отделаться от дурных предчувствий.
Маттиас подумал, что за короткий период знакомства с Имоджин он пережил амальгаму незнакомых ощущений и эмоций, начиная от недоверия и кончая властным, необоримым желанием, а кроме того, в разные моменты испытал раздражение, удивление, изумление и другие чувства. Эта леди была опасной.
— Добрый вечер, Колчестер. Для нас это большой сюрприз. Вероятно, в этот вечер в салоне леди Блант должно произойти нечто весьма интересное. Иначе я не могу объяснить причину, по которой вы снизошли до принятия приглашения.
При звуках знакомого хрипловатого голоса Маттиас повернулся и увидел подошедшую к нему женщину. Он слегка наклонил голову.
— Селена. — Он поднял бокал в приветственном жесте. — Мои комплименты. Выглядите, как всегда, эффектно, мадам.
— Благодарю вас, сэр. Любой из нас делает все возможное для этого.
— Вы к тому же всегда этого добиваетесь.
Если Селена — леди Линдхерст — и почувствовала легкую насмешку в его словах, она не подала виду. Она просто улыбнулась, принимая комплимент как должное. Она была эффектной. Все в свете признавали это.
Селене было под тридцать. Она обосновалась в Лондоне четыре года назад после смерти своего престарелого мужа. Она не выказывала намерений вновь выйти замуж, но ее имя то и дело произносилось, хотя и тайно, рядом с именами некоторых светских львов. Красивая, элегантная и умная, она пользовалась свободой, пребывая в роли богатой вдовы.
Селена вступила в Замарское общество, однако, по мнению Маттиаса, ее интерес к античности скорее был данью моде. Она, без сомнения, была достаточно умна, чтобы разбираться в предмете, но, как и у других членов этого общества, интерес не вызывал у нее желания внести лепту в изучение проблемы. Когда мода на Замар пройдет, она займется чем-то другим.
Нежно-золотистые волосы, лазурного цвета глаза и небесно-голубые тона ее платьев утвердили за ней прозвище Ангел. Молодые поклонники сочиняли в ее честь оды, воспевая небесный облик и таинственный свет, который она излучает. Джентльмены постарше и поопытнее прилагали усилия к тому, чтобы заманить ее в постель. Насколько Маттиас знал, преуспевали в этом немногие. Селена была весьма разборчива в выборе любовников.
Чутье подсказывало Маттиасу, что она относилась к разряду женщин, чьи чары и красота возбуждали страсть в других, но сама она при этом не слишком воспламенялась.
Сегодня ее наряд, по обыкновению, был выдержан в голубых тонах. Платье, весьма откровенно оставлявшее открытой большую часть белоснежной груди, было отделано переливающейся золотистой вуалью. Тонкие нити маняще поблескивали при свете многочисленных канделябров. Волосы украшала золотистая диадема. На руках — облегающие длинные голубые перчатки. На ногах — синие атласные туфельки. Вылитый ангел, подумал Маттиас. Интересно только, куда подевались крылья.
Внезапно он вспомнил темно-желтые волосы и глаза цвета морской волны. В облике Имоджин Уотерстоун не было ничего неземного. Она была бодрой, энергичной и умной. Прямая противоположность духам, которых он видел в пламени камина. Ее страсть, в чем бы это ни выразилось, всегда будет настоящей, а не имитацией какой-либо эмоции. Маттиаса обожгло воспоминание о поцелуе, которым они обменялись.
Он сделал глоток шампанского и иронично скривил рот. Его не особенно влекло к ангелам, но, похоже, у него определилась склонность к женщинам с некоторой чертовщинкой.
— Так поведайте, Колчестер, что же все-таки привело вас сюда. — Селена оглядела зал. — Не есть ли это результат того, что вы получили титул? И снизошли до общества, чтобы начать охоту за невестой?
— А что, сложилось такое мнение?
— В настоящий момент склоняются именно к этому, — признала она. — Вы уже положили глаз на какую-нибудь юную леди из этой толпы?
— И что, если так?
Селена засмеялась, и ее смех был похож на позвякивание хрустальных подвесок.
— Если вы и в самом деле выбираете себе невесту, я смогу вам в этом помочь.
— Каким образом?
— Очень просто — представить вас. Возможно, вы слыхали, что я организовала небольшой салон. Мы собираемся у меня в гостиной два раза в неделю и изучаем все, что касается древнего Замара. Я приглашаю только молодых женщин из знатных семей. Скажите лишь, какой внешности и возраста должна быть она, какое должно быть у нее приданое, и я подберу одиу-двух юных леди на роль кандидатки в невесты.
Маттиас улыбнулся:
— Можно подумать, что вы работали на аукционе в Таттерсале, Селена.
— Выбор жены мало чем отличается от выбора хорошей лошади, разве не так, милорд?
— Право, не знаю. — Маттиас взял еще бокал шампанского с подноса и подал Селене. — Мне не приходилось этим заниматься… Расскажите о своем Замарском салоне, Селена. Это как-то выпадает из вашего стиля. Не понимаю, какой интерес вам два раза в неделю развлекать молодых дам?
Глаза Селены кокетливо блеснули.
— Вам не приходит мысль, что я могу испытывать удовольствие оттого, что посвящаю их в тайны древнего Замара?
— Нет, — без обиняков сказал Маттиас. — Я скорее готов допустить, что для вас эти молодые наивные леди — источник свежих сплетен о членах самых знатных и богатых семей.
— Весьма огорчена столь невысоким мнением о моем салоне.
— Не принимайте это лишь на свой счет. У меня весьма невысокое мнение обо всех играх, в которые играет светское общество.
— Вы вряд ли вправе критиковать его, Колчестер. Ведь несколько лет назад вы создали игорный дом «Потерянная душа» с одной вполне определенной целью лишить джентльменов их состояний. — Селена негромко засмеялась. — И подумать только, вы обвиняете меня в том, что я играю в какие-то игры, сэр!
Ни один человек никогда не проигрывал состояния за его игорным столом, подумал Маттиас. Он знал это определенно. Но он не считал нужным возражать Селене. Вряд ли она поверила бы ему. Как не верил никто в высшем свете. Даже сейчас, спустя много лет, в обществе прочно удерживалось мнение о том, что он разорил нескольких человек, когда держал игорный дом.
— Я предпочел бы иные развлечения сейчас. Маттиас обвел взглядом толпу людей, выискивая Имоджин. Ей пора бы уже появиться.
— Кого-то ищете? — спросила Селена. — Должна предупредить, что среди гостей я уже видела Теодосию Слотт.
Маттиасу удалось сдержать стон.
— В самом деле? — сказал он бесстрастным тоном.
— Однажды вы все же расскажете мне, что произошло в действительности в тот день, когда вы застрелили ее любовника.
— Не имею понятия, о чем вы говорите, — ровным голосом произнес Маттиас. Он дает Имоджин еще пятнадцать минут, решил он. Если и тогда она не появится, то пусть самостоятельно решает свои проблемы.
Но подумав таким образом, он тут же осудил себя. При мысли о том, что Имоджин будет предоставлена самой себе, у него пробежал холодок по спине,
Селена бросила на него взгляд, в котором читалось нескрываемое любопытство.
— Вы все еще не решаетесь говорить о дуэли, хотя это было так давно? Я разочарована. Хотя и не скажу, что очень удивлена. Все знают, что вы отказываетесь беседовать на любую тему и говорите только о Замаре.
— В светском обществе происходит мало такого, о чем есть смысл вести разговор.
— Боюсь, вы несколько циничны, милорд. — Селена сделала паузу, заметив оживление в противоположном конце зала. — Ну-ну, похоже, появилась персона не менее интересная, чем вы.
По толпе прокатился шумок. Маттиас проследил за взглядом Селены. Он испытал предощущение, похожее на то, когда собираются выпустить свору собак и начать охоту. В воздухе явственно ощущался запах крови.
Было названо имя пришедшей, и оно многократно прокатилось по залу.
— Нескромная Имоджин… Девица Уотерстоун. Вы помните ее историю, дорогая?
— Подробностей не знаю. Что-то произошло три года назад. Дело замяли, поскольку ее семья в родстве с маркизом Бланчфордом. Похоже, она решила появиться в свете после смерти дяди.
— Ее имя связывали с Ваннеком. Весьма деликатная история… Их обнаружили вдвоем в спальне у Сандаунов, если вы помните… леди Ваннек покончила с собой после этого.
— Да-да. И ее все еще принимают в свете?
— Нескромная Имоджин — это, в общем, мелочь… Ее тетя в родстве и дружеских отношениях с Бланчфордом.
Селена стала обмахиваться голубым с позолотой веером.
— Нескромная Имоджин… Я почти забыла про нее. Что ж, становится интересно, милорд.
— Вы так считаете?
— Да, считаю. Вас не было в Лондоне три года назад, когда ее история наделала много шума… Мягко говоря, весьма оригинальная особа. Этакий синий чулок. — Селена улыбнулась. — Я думаю, на вас произведет впечатление. Она прямо-таки помешана на древнем Замаре.
— В самом деле?
— Насколько я помню, у нее нет ни вкуса, ни понятия о стиле. Не удивлюсь, если она и вальс станцевать не умеет.
Маттиас искоса взглянул на собеседницу:
— Вы хорошо ее знаете?
— Ее узнали все после этой истории с Ваннеком. Об этом говорили весь сезон… Я не вижу ее отсюда, сэр. Вам позволяет ваш рост. Вы видите ее?
— Да, — негромко сказал Маттиас. — Я хорошо вижу ее.
Он со смешанным чувством зачарованности и уважения наблюдал, как Имоджин продвигалась через зал. Хотела она того или нет, но ее появление вызвало ажиотаж.
Одета она была в зеленое — замарских тонов! — платье с высокой талией. Но выделялось платье не цветом. В конце концов, зеленый цвет замарских оттенков был модным в этом сезоне. Приковывали внимание низкий вырез декольте и три яруса оборок на юбке. Маттиас улыбнулся про себя. Мотивы были явно замарского происхождения, хотя дельфины и раковины, украшавшие платье, смотрелись на бальном платье несколько непривычно.
На Имоджин была большая, опять-таки выдержанная в замарских зеленоватых тонах шляпа, которая сдерживала напор пышных каштановых волос, позволив выбиться лишь нескольким наиболее упрямым локонам. Подобный стиль одежды подошел бы скорее немолодой матроне. Головной убор также украшала золотистая брошь в виде дельфина.
Рядом с Имоджин шла Горация в серебристого цвета платье. Свои привычные очки она сменила на элегантный лорнет.
Маттиас подавил улыбку, глядя на то, как Имоджин пробирается через толпу. Она двигалась не маленькими шажками, как большинство из присутствующих, а шагала широко и энергично.
Наблюдая за ней, Маттиас внезапно ощутил, насколько обострилась его способность к восприятию. Он почувствовал запах цветов в саду, которые видны были через приоткрытую застекленную дверь. Свет свечей в огромных канделябрах стал ярче. Гул толпы, наоборот, стал приглушеннее, чем две-три минуты назад. И в каждом втором мужчине в толпе внезапно проявились черты хищника. Маттиас знал, что это последнее его наблюдение — отнюдь не плод больного воображения.
— Неужели она собирается найти себе мужа? — удивилась Селена. — Должно быть, тетя убедила ее в том, что наследство, которое она недавно получила, вынудит какого-нибудь отчаявшегося джентльмена сделать ей предложение… Что вполне вероятно.
Маттиас сжал зубы, едва не клацнув ими. Имоджин следует знать, что о скандале, произошедшем три года назад, вспомнили в считанные минуты. Отдаленное родство Уотерстоунов с маркизом Бланчфордом даст ей возможность снова вернуться в свет, но от сплетен не оградит. Скорее всего шепоток уже долетел до нее, как долетел и до него.
Он внимательно всмотрелся в Имоджин. С того места, где он стоял, она не выглядела обескураженной разговорами, которыми было встречено ее появление. Это служило лишним доказательством того, что мало что могло напугать Имоджин.
Он наблюдал за ней со все возрастающим восхищением, пока вместе с Горацией она шла по залу. Уж он-то великолепно знал, что нужно незаурядное мужество, чтобы входить в зал, где раздаются нелестные эпитеты в твой адрес. И он еще хочет отговорить отказаться от своей затеи — ее, демонстрирующую подобную силу воли?!
— Колчестер!
Маттиас заставил себя обратить свой взор на Селену, которая наблюдала за ним с каким-то странным выражением лица.
— Простите, я не расслышал… Что вы сказали?
— Я спросила — с вами все в порядке?
— В порядке? Вполне. — Маттиас поставил недопитый бокал с шампанским на ближайший поднос. — Извините, мне необходимо выяснить, действительно ли мисс Уотерстоун ищет мужа.
Очаровательный ротик Селены открылся от крайнего изумления. Такого ошеломленного выражения на ее лице он никогда не видел. Маттиас едва не расхохотался.
— Колчестер, надеюсь, вы говорите не всерьез. — Селена не без труда взяла себя в руки. — Чего вы хотите? Ради Бога, не говорите, что Имоджин Уотерстоун интересует вас как потенциальная жена! Милорд, я только что говорила вам, что о ней идет весьма неприятная молва.
— Я редко прислушиваюсь к сплетням, Селена. Я наслушался о себе столько, что не верю им ни на йоту!
— Но, Колчестер, ее застали в спальне с Ваннеком! Человек вашего положения не может сделать предложения Нескромной Имоджин! Ведь вы вовсе не нуждаетесь в деньгах! Всем известно, что вы богаты, как Крез.
— Простите, Селена, я хочу позаботиться о том, чтобы меня ей представили.
Он повернулся на пятках и зашагал к ближайшей группе людей. Толпа раздвинулась словно по мановению волшебной палочки, когда он приблизился. Маттиас чувствовал на себе неотступные взгляды, когда направился к Имоджин и Горации.
Он достиг группы, окружавшей эту пару, одновременно с Флетчером и лордом Ваннеком.
Внимание Ваннека было всецело направлено на Имоджин, и он не видел Маттиаса до тех пор, пока едва не наступил на носок его начищенной до зеркального блеска штиблеты.
— Прошу прощения, — пробормотал Ваннек, маневрируя и пытаясь занять удобную позицию. Внезапно он узнал Маттиаса. В его глазах с тяжелыми веками вспыхнуло удивление. — Колчестер? — Первоначальное удивление сменилось выражением любопытства. — Я слышал, что вы в Лондоне. Что вас занесло сюда? Я полагал, вы терпеть не можете всю эту суету.
— Кажется, все намерены сегодня задавать мне один и тот же вопрос. Это становится скучным.
Ваннек вспыхнул и сердито поджал губы:
— Простите.
— Ничего, Ваннек. Я сегодня поглощен другим делом.
— Действительно?
Маттиас проигнорировал откровенное любопытство в глазах Ваннека. Он всегда недолюбливал этого человека. Их пути иногда пересекались не только потому, что Ваннек был членом Замарского общества, но еще и потому, что они были членами одних и тех же клубов.
Маттиас знал, что среди женщин света Ваннек имел репутацию красавца. Но сейчас ему было около сорока пяти, и годы пьяной и разгульной жизни наложили свой отпечаток. Он потолстел, кожа на его квадратных скулах обвисла.
Маттиас наблюдал за представлением Имоджин хозяйке — пухлой, оживленной Легации… Леди Блант… Было очевидно, что Горация и Летти были старинными подругами. Летти была явно взволнована тем эффектом, который произвело появление нежданных гостей. Назавтра о бале будут говорить все. Горация верно рассчитала, у кого следует появиться в первый раз.
— Имоджин, Уотерстоун, — пояснил Ваннек. — Не появлялась в городе около трех лет. Была другом моей покойной жены.
Маттиас бросил в его сторону короткий взгляд:
— Я слыхал об этом. Ваннек нахмурил брови:
— Вы знаете ее?
— Скажем так: знаю ее достаточно, чтобы хотеть быть ей представленным.
— Действительно?.. — пробормотал Ваннек. — Она женщина со странностями.
Внезапно Маттиас представил, как этот развратный, самоуверенный негодяй увлекает Имоджин в спальню, и у него возникло отчаянное желание съездить кулаком по его мясистой физиономии. Он заставил себя отвернуться и двинуться через толпу.
Имоджин, вежливо слушавшая, как Горация и Летти обменивались новостями, оживилась при виде Маттиаса. Он едва заметно улыбнулся.
— Колчестер! — Летти расцвела. Его появление произведет фурор, и она знала, чем ему обязана. Своим появлением в ее доме он сделал ее хозяйкой, с которой следует считаться,
— Летти. — Маттиас склонился к ее пухлой руке в перчатке. — Поздравляю с весьма успешно начавшимся вечером. Могу я попросить вас представить меня вашим новым гостям?
Круглое лицо Летти просияло.
— Конечно, милорд. Позвольте мне представить мою лучшую подругу миссис Горацию Элибанк и ее Племянницу Имоджин Уотерстоун. Сударыни, граф Колчестер.
Уловив обеспокоенность в глазах Горации, Маттиас улыбнулся ободряющей улыбкой и склонился к ее руке.
— Рад познакомиться, миссис Элибанк. — Он скользнул взглядом по лицу Имоджин, на котором читалось еле заметное волнение.
— Милорд, — Горация прокашлялась, — вам, должно быть, будет интересно узнать, что моя племянница занимается изучением древнего Замара.
— В самом деле? — Маттиас взял затянутую в перчатку руку Имоджин. Он вспомнил сценарий, который передала ему утром Имоджин. — Какое совпадение!
Ее глаза одобрительно сверкнули — именно этими словами открывался по сценарию их диалог.
— Сэр, вы, случайно, не тот лорд Колчестер, который открыл затерянный Замар и сделал его более модным, чем даже Древний Египет?
— Бесспорно, я Колчестер. — Маттиас решил, что пришла пора отойти от сценария. — Что касается Замара, могу лишь сказать, что он вошел в моду потому, что это — Замар.
Имоджин слегка прищурилась, услышав со стороны Маттиаса импровизацию, однако тут же решительно вошла в новую роль:
— Я рада познакомиться с вами, милорд. Полагаю, нам есть что обсудить.
— Сейчас самое время начать нашу беседу. Вы не откажете мне в танце?
Имоджин удивленно заморгала глазами.
— Ах да… Конечно, сэр.
Кивнув Горации, Маттиас хотел взять Имоджин за руку. Он на какое-то мгновение опоздал, ибо девушка уже начала пробираться сквозь толпу. Он сумел догнать ее как раз в тот момент, когда они достигли заполненного людьми центра зала.
Имоджин повернулась к нему, положила руку на его плечо и энергично закружила в быстром вальсе.
— Уже началось. — Возбуждение светилось в ее глазах. — Я страшно обрадовалась, когда увидела вас здесь, сэр.
— Я лишь исполнял ваши инструкции.
— Да, понимаю, но должна признаться — я волновалась, не начнут ли вас снова одолевать сомнения.
— Я скорее надеялся на то, что у вас самой появятся какие-то сомнения, Имоджин.
— Ни в коем случае. — Она бросила несколько взглядов по сторонам и повела его в угол, где народу было поменьше. — Вы видели Ваннека?
— Он здесь. — Быть ведомым в танце было для него в новинку.
— Превосходно! — Рука Имоджин сжала пальцы Маттиаса. — В таком случае он уже заметил, что вы проявили ко мне интерес?
— Не только он один, но и все в зале. Они знают, что я не имею привычки появляться на подобных раутах.
— Тем лучше. Тетя Горация в этот момент нашептывает леди Блант сказочку о Великой печати королевы. Она сообщит ей, что дядя Селвин оставил карту мне… Слухи распространяются быстро. Я думаю, что до Ваннека они дойдут уже сегодня, от силы — завтра.
— Да, сплетни в свете распространяются мгновенно, — мрачно согласился Маттиас.
— Как только он узнает, что я владею ключом к печати королевы, он вспомнит, как вы ухватились за первую же возможность быть мне представленным. — Имоджин удовлетворенно улыбнулась. — Он сразу же задумается о причине. И сделает вывод, что причина может быть лишь одна,
— Печать королевы.
— Именно!
Маттиас внимательно посмотрел на нее:
— Но есть другая причина, почему я искал встречи с вами.
Она бросила на него непонимающий взгляд:
— Что же это за причина, милорд? Наконец Имоджин поняла.
— О да, вы действительно намекнули об этом. Но никому и в голову не придет, что это возможно.
— Почему бы нет? Она нахмурилась:
— Не надо притворяться тупицей, Колчестер. Никто не допускает, что вы всерьез заинтересуетесь мной как потенциальной женой. В обществе поймут ваш интерес ко мне так, как мы хотим. Вы охотитесь за картой.
— Если вы так считаете. — Зная, что за ним наблюдают, Маттиас улыбнулся, чтобы скрыть раздражение. — Полагаю, нет никакой надежды отговорить вас от этого плана?
— Абсолютно никакой, милорд! Я весьма довольна тем, как пошли дела. Постарайтесь не волноваться. Я сделаю все, чтобы вас не подстерегла никакая опасность.
— Если нет никакой возможности отговорить вас от вашего плана, могу ли я уговорить, чтобы вы позволили мне вести вас?
— Прошу прощения?
— Я понимаю, что это банально и чисто условно, но меня учили, что, танцуя вальс, вести даму должен мужчина.
— О! — Щеки Имоджин слегка зарумянились. — Простите, милорд. Я брала уроки у учителя танцев три года назад. Он был француз. Французы очень сильны в этих вещах.
— Я слыхал об этом. — Уголком глаза Маттиас в толпе заметил Ваннека, который с явным интересом наблюдал за Имоджин.
— Филипп сказал, что у меня природная предрасположенность вести в танце.
— Филипп?
— Филипп Д'Артуа, французский учитель танцев, — пояснила Имоджин.
— Ах, вот оно что… Учитель танцев.
Имоджин несколько смущенно опустила ресницы:
— Филипп говорил, что его приводит в восторг, когда дама ведет его.
— В самом деле?
Она незаметно прочистила горло.
— Он говорил, что это разогревает ему кровь в жилах… Знаете, французы ведь такие романтики…
— В самом деле.
Внезапно Маттиас ощутил острое желание узнать как можно больше об Имоджин. Нужно найти место, где они могли бы побеседовать спокойно, решил он. Вероятно, в саду.
Применив в полном смысле силу, он принудил ее остановиться.
— Вы не желаете глотнуть свежего воздуха, мисс Уотерстоун?
— Спасибо, но я не испытываю потребности в свежем воздухе.
— Чепуха. — Он крепко сжал ей локоть и повел к открытой двери, выходящей в сад. — Здесь слишком тепло.
— Если честно, я нисколько не перегрелась.
— Перегрелся я.
— Простите?
— Я полагаю, это оттого, что вы вели меня в танце. Ведь вы сами сказали, что при этом разогревается кровь в жилах.
— Ах, вот что! — Похоже, она наконец поняла. — Да, конечно, свежий воздух — это именно то, что вам требуется, сэр.
Маттиас вместе с Имоджин пробрался через толпу. Возле самых дверей он вынужден был резко взять влево, чтобы избежать столкновения с группкой любопытствующих зевак.
Имоджин не ожидала этого и натолкнулась на официанта, который нес поднос с шампанским.
Официант вскрикнул. Поднос выскользнул из его рук и упал на пол. Раздался звон разбившихся бокалов, шампанское выплеснулось на платье дам, стоявших поблизости.
Среди этих дам, как успел заметить Маттиас, была Теодосия Слотт. Глаза ее округлились при виде Маттиаса, рот в ужасе приоткрылся. Она прижала руку к своей пышной груди.
— Колчестер… — Ахнув, она побледнела и грациозно упала в обморок.
— Черт бы тебя побрал, — пробормотал Маттиас.
Последовало замешательство. Мужчины растерялись. Они сконфуженно переводили взгляды с упавшей Теодосии на Маттиаса и обратно. Некоторые дамы очнулись от столбняка и полезли за нюхательной солью, то и дело бросая страшные взгляды на Колчестера.
— По размышлении, мисс Уотерстоун… Маттиас замолчал, увидев, что Имоджин опустилась на колени и пытается помочь слуге собрать разбитые бокалы. Он энергично поднял ее на ноги. — Я полагаю, что время уезжать. Этот вечер становится невыносимо скучным. Давайте разыщем вашу тетю и прикажем подать карету.
— Но я только что приехала. — Имоджин оглянулась назад, подчинившись, однако, Маттиасу, который уводил ее от разбитых бокалов и упавшей женщины. — Кто эта странная леди? Мне показалось, что она упала в обморок, увидев вас, сэр.
— Моя репутация такова, что оказывает подобный эффект на некоторых людей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сюрприз - Кренц Джейн Энн



очень слабое произведение,иначе чем бредом не назовёшь.
Сюрприз - Кренц Джейн Эннтаня
26.10.2012, 23.35





Хороший роман. Прочитала с большим интересом за день, почти не отрываясь.
Сюрприз - Кренц Джейн ЭннNadia
16.11.2014, 13.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100