Читать онлайн Сюрприз, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сюрприз - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сюрприз - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сюрприз - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сюрприз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19



Она стояла в библиотеке дяди Сельвина, задрапированной, черной материей. Тускло горели свечи в черных подсвечниках. С потолка свисали темные светильники. Со стен смотрели глазницы надгробных масок. Казалось, все до боли знакомо — ив то же время она знала: в этот раз что-то было иным.
Имоджин обернулась, пытаясь рассмотреть в темном углу Маттиаса. Внезапно она обнаружила, что в комнате не один, а два саркофага. Тяжелые резные крышки были сняты и стояли рядом. Она застыла от ужаса, когда две фигуры поднялись и сели в гробах. Селена и Аластер… Они беззвучно засмеялись, в глазах их читалась издевка. Костлявыми пальцами они показали на распростертого на ковре одетого в плащ мужчину. Мучимая зловещим предчувствием, Имоджин приблизилась к мужчине. Лица не было видно, но q, hu различила серебряную прядь среди черных как смоль волос.
— Это целиком твоя вина, — сказал Аластер, выбираясь из гроба. — Он никогда не ввязался бы в эту рискованную игру, если бы ты не уготовила ему в ней роль.
— Целиком твоя вина! — подтвердила Селена. Она вылезла из саркофага и ступила на ковер.


Имоджин пробудилась внезапно. Призрачные образы кошмарного сна еще не отпустили ее. Она была вся в поту, в глазах стояли слезы. Имоджин сделала несколько глубоких вдохов, чтобы избавиться от владеющего ею панического чувства. «У меня крепкие нервы, — напомнила она себе. — Очень крепкие нервы».
С минуту она неподвижно лежала в темноте. Что-то было не так. Что-то случилось, но что? Затем она поняла, что она одна, что не чувствует знакомого, умиротворяющего тепла большого тела Маттиаса или тяжести его руки на своей груди. Ее охватил страх.
— Маттиас!
— Я здесь, Имоджин.
Она скорее почувствовала, нежели услышала, как он пошевелился. Она резко села в кровати, подтянув к подбородку край простыни. На фоне окна обозначился силуэт Маттиаса. Он подошел к ней, однако лица его не было видно. Зато при свете луны Имоджин увидела серебристую прядь в черных волосах… Все точно как во сне.
— Прости, — прошептала она и зажмурила глаза, чтобы выдавить остатки, сна и слез. — Это моя вина. Я не должна была тебя в это втягивать.
— Что за вздор ты несешь? — Маттиас сел на край кровати и обнял Имоджин. — Успокойся, моя дорогая.
Ты здорова?
— Я видела сон… Кошмарный сон. — Она уткнулась лицом ему в плечо. Вязаный халат колол ей щеку. — Он похож на тот, что снился мне раньше, только теперь мне снились Селена и Аластер.
— Неудивительно при нынешних обстоятельствах. — Маттиас погладил ее по волосам. — Я тоже имел несколько неприятных видений с участием этой парочки. Только при этом я лежал с открытыми глазами. Но сны прекратятся, как только я узнаю местонахождение Дрейка и его сестрицы.
— Маттиас, я не хотела подвергать тебя опасности. Я не должна была просить тебя о помощи, не имела права…
— Молчи! — Он нагнулся и закрыл ей рот поцелуем. Задрожав, Имоджин прильнула к нему. Оторвавшись от ее губ, он улыбнулся.
— Я скажу сейчас одну вещь, Имоджин… Очень важную вещь… Так что слушай внимательно. — Маттиас взял ее лицо в ладони. — Тебе никогда не удалось бы удержать меня от участия в этом.
— Не понимаю… Если бы я не напомнила тебе об обещании, которое ты дал дяде Сельвину, ничего бы этого не произошло. И ты был бы в безопасности.
— С того момента, как только я встретил тебя, ничто не удержало бы меня от того, чтобы войти в твою жизнь. Ты это понимаешь?
— Но, Маттиас…
— Абсолютно ничто!
— Но если бы я не пригласила тебя в Аппер-Стиклфорд…
— Рано или поздно я все равно нашел бы тебя… Я уже раньше принял твердое решение разыскать И.А.Стоуна. И для поисков мне не понадобилось бы слишком много времени. Ты видишь? Результат был бы тот же самый.
— Ах, Маттиас, ты такой добрый, но я…
— Молчи, — перебил он ее. — Я хочу тебя так, как ничего и никогда в своей жизни не хотел.
Он снова стал целовать ее. Имоджин попыталась оказать сопротивление, но весьма скоро позволила себе роскошь отдаться жарким чувственным ласкам.
Порой это так приятно — позволить Маттиасу взять верх, размышляла она. Опять же, иногда у нее не было выхода. Похоже, он привык брать на себя ответственность и вести не только в вальсе. А поскольку ей это тоже свойственно, то можно смело сказать, что их совместная жизнь скучной не будет.
Когда Маттиас поднял голову, взгляд его был суров.
— И поэтому никаких больше разговоров о сожалениях и вине, ясно? Я ни о чем не сожалею и тебе тоже не разрешаю испытывать никаких сожалений.
Имоджин почувствовала, что дрожит, и еще плотнее прижалась к мужу.
— Ты считаешь, что сможешь найти сыщика с Боу-стрит, которого нанимала Люси? — спросила она через некоторое время.
— Завтра мне станет кое-что известно, но я делаю ставку не только на сыщика. Конечно, было бы весьма полезно с ним переговорить, но есть и другие источники получения информации. Утром у меня будет возможность проверить один из них.
— Что ты планируешь делать?
— Хочу навестить Феликса Гластона.
— Своего бывшего партнера?
— Да. Информация протекает через «Потерянную душу» подобно тому, как Стикс проходит через ад. Феликс весьма искусный рыбак. В его сеть попадают интереснейшие факты.
Имоджин подняла голову:
— Мне хочется познакомиться с мистером Гластоном. Похоже, это очень интересная личность.
— Познакомиться с Феликсом? — удивился Маттиас. — Увы, это невозможно! Твоя тетя убьет меня, если я познакомлю тебя с ним. И никто ее за это не осудит.
— Моя тетя здесь совершенно ни при чем.
— Будь благоразумной, Имоджин! Феликс управляет игорным домом. Леди не приходят с визитами к владельцам заведений вроде «Потерянной души».
— Ты тоже был когда-то его владельцем.
— Это было несколько лет назад, и смею тебя заверить, что в то время ты не могла бы прийти и ко мне. — Он скривил рот. — Во всяком случае, не рискуя своей репутацией.
— Ты думаешь, меня это остановило бы?
Маттиас застонал:
— Знаю, что нет. Но факт остается фактом: леди не положено приходить в дом человека, который владеет игорным домом.
— Вздор! С каких это пор ты стал так ревностно соблюдать все условности светского общества?
— Имоджин…
— Безжалостный Колчестер и Нескромная Имоджин имеют определенную репутацию и должны оправдывать ее. Я надеюсь, Маттиас, что ты не превратишься в напыщенного, нетерпимого педанта, после того как возложил на себя обязанности мужа. В противном случае это меня дьявольски разочарует.
— В самом деле?
— Ты отлично знаешь: мне наплевать, что считает свет! Он всегда очень мало думал обо мне, так почему я должна о нем думать?
Маттиас засмеялся в темноте:
— И снова мой здравый смысл разбивается о вашу дерзкую логику, мадам! Так и быть, я возьму тебя с собой к Феликсу завтра. Интуиция мне подсказывает, что вы легко найдете с ним общий язык.


Маттиаса от души позабавило граничащее с испугом удивление на лице дворецкого Феликса. Бедняга вынужден был сглотнуть комок в горле, прежде чем ему удалось повторить имена визитеров.
— Вы сказали «Лорд и леди Колчестер», сэр?
— Ты правильно расслышал, Додж, — подтвердил Маттиас.
— Леди Колчестер? — вкрадчиво повторил Додж. — Вы уверены, сэр?
— Додж, неужели ты полагаешь, что я не знаю собственную жену?
— Н-нет, конечно, м-милорд, — заикаясь, проговорил дворецкий.
Имоджин наградила его ослепительной улыбкой.
— Прошу прощения, — сказал потрясенный Додж. — Я доложу о вас двоих… Простите.
Он нырнул в зал, повернулся и захлопнул дверь перед Маттиасом и Имоджин.
— Дворецкий мистера Гластона, похоже, несколько разволновался, — заметила Имоджин.
— Он видел меня на пороге этого дома довольно часто, но, смею тебя уверить, ему не приходилось открывать дверь для графини…
Имоджин взглянула на закрытую дверь:
— Не могу сказать, что он открыл дверь… По крайней мере в эту минуту.
— Он был потрясен. Я уверен, что он очень скоро осознает свою ошибку и бросится ее исправлять.
Буквально при этих словах дверь распахнулась, и показался изрядно вспотевший Додж.
— Прошу прощения… Извините… Ветер захлопнул дверь. Прошу вас, заходите… Мистер Гластон немедленно примет вас.
— Спасибо, Додж. — Маттиас взял Имоджин под руку и провел ее в просторный холл.
— Сюда, пожалуйста, мадам. — Додж остановился в дверях библиотеки, прокашлялся и громко объявил:
— Лорд и леди Колчестер, сэр.
— Колчестер! — Опираясь на трость, Феликс поднялся с кресла. — Вот так сюрприз! — Он бросил изучающий взгляд на Имоджин. — Додж сказал, что ты в сопровождении жены.
— Позволь мне познакомить тебя с женой. — Произнося эти простые слова, Маттиас испытал поразительное удовлетворение. — Имоджин, это мой старый друг, Феликс Гластон.
— Рада познакомиться с вами, мистер Гластон. — Имоджин протянула руку так, как если бы ее представили какой-нибудь высокопоставленной особе. — Колчестер много рассказывал о вас.
— Понятно. — В глазах Феликса отразилось удивление. Несколько секунд казалось, что он не знал, как поступить с протянутой ему рукой Имоджин. Но затем вдруг быстро взял ее и наклонился к затянутым в перчатку пальцам, — Весьма польщен. Прошу вас, садитесь.
Маттиас подвел Имоджин к креслу возле камина, затем сел в кресле рядом. Он видел, как поморщился Феликс, осторожно опускаясь в свое кресло. Руки его при этом крепко сжимали набалдашник трости.
— Что, разболелась нога? — тихо спросил Маттиас.
— На погоду. — Феликс вздохнул и прислонил трость к креслу. — Думаю, не ошибусь, если предскажу дождь через несколько часов.
— У моей тети есть великолепное средство от ревматизма, — вступила в беседу Имоджин. — Я попрошу ее написать вам его рецепт.
— Вы очень добры, леди Колчестер. Имоджин улыбнулась:
— Это ее персональное средство. Она сама его изобрела.
— Вы очень добры, — повторил те же слова Феликс. Похоже, он был так же ошарашен, как и Додж пару минут тому назад.
Маттиас решил, что ему пора направить разговор в нужное русло. Если он не сделает это сейчас же, то его старинный друг может повести себя как вполне законченный идиот.
— У нас есть весьма важное и срочное дело, — заявил Маттиас.
Феликс оторвал взгляд от лица Имоджин:
— Срочное дело? Какое именно?
— Речь идет о жизни и смерти, — сказала Имоджин.
Маттиас слегка поморщился:
— Моя жена иногда склонна к преувеличениям, но уверяю тебя, что дело довольно серьезное. У меня есть к тебе вопрос, Феликс.
Феликс развел руки:
— Спрашивай" мой друг. Если у меня есть ответ, буду счастлив помочь.
— Что ты знаешь об Аластере Дрейке?
— О Дрейке? — Феликс на момент задумался. — Он появился в городе, я думаю, года три назад. Иногда играет в карты в «Потерянной душе». В последнее время, правда, что-то не появлялся. А что?
— Вы знали, что он брат леди Линдхерст? — спросила Имоджин.
Феликс поднял бровь:
— Нет. Это очень важно?
— Мы хотим выяснить, почему они держали свое родство в тайне, — сказал Маттиас. — Для начала я хотел бы выяснить, где они жили до того, как обосновались в Лондоне.
Имоджин вдруг подалась вперед:
— Вам, случайно, не доводилось знать лорда Линдхерста, мистер Гластон?
Феликс и Маттиас обменялись друг с другом взглядами.
— Не доводилось, — ответил Феликс.
Имоджин перевела взгляд на Маттиаса:
— А ты знал его, Колчестер?
— Нет, — задумчиво проговорил Маттиас. — Я никогда не встречал его.
— Как странно! Мне казалось, что вы оба должны были за многие годы перевидать всех джентльменов в Лондоне. Говорят, что рано или поздно они непременно появлялись в «Потерянной душе». — Помолчав, Имоджин добавила:
— А вообще лорд Линдхерст когда-либо существовал?
В глазах Феликса блеснули искорки.
— Хороший вопрос.
— Да, верно, — согласился Маттиас. — Я должен был бы и сам об этом задуматься.
— В самом деле. — Феликс пошевелил пальцами. — Ты женился на весьма умной леди, Колчестер. Поздравляю. Я счастлив, что ты нашел человека, который способен заставить тебя действовать решительно.
— Уверен, что скучать мне не придется, — пробормотал Маттиас.
Имоджин доброжелательно улыбнулась мужу:
— У Колчестера и у меня очень много общего.
— Я это заметил. — Феликс поудобнее уселся в кресле. — Думаю, что будет нетрудно дать ответы на ваши вопросы. Я сразу же займусь этим.
Глаза Имоджин благодарно и возбужденно блеснули.
— Было бы замечательно, мистер Гластон! Чем мы можем вас отблагодарить?
— Если бы вы остались на чашку чая, леди Колчестер, — мечтательно проговорил Феликс. — Я никогда не пил чай с графинями.
— Это будет, пожалуй, менее интересно, чем выпить чашку чая с самим владельцем игорного дома, — сказала Имоджин. — Вы знаете, когда Колчестер сообщил мне о предстоящем визите к вам, не скрою, я подумала, что мы поедем прямо в игорный дом. Мне никогда не доводилось там бывать.
В глазах Феликса отразилось изумление. Он перевел взгляд на Маттиаса.
Маттиас снова повернулся к Имоджин.
— Возможно, как-нибудь в другой раз, леди Колчестер, — проговорил он.
Лицо Имоджин просияло.
— Это было бы великолепно! Завтра вам будет удобно?
— Даже и думать об этом не смей, — сурово сказал Маттиас.
Имоджин безмятежно улыбнулась Феликсу:
— Не обращайте на него внимания, мистер Гластон. Моего мужа часто мучают страхи. Это от повышенной чувствительности его нервной системы.
Феликс подарил ей улыбку, которую вполне можно было назвать ангельской:
— Я надеюсь, вы окажете благотворное влияние на его нервную систему, мадам.


Когда Имоджин и Маттиас вернулись домой, их ожидало послание с Боу-стрит. Едва открыв дверь, Уфтон сообщил:
— Сыщик, которого вы разыскиваете, убит почти три года назад, милорд. Его застрелил разбойник, которого он хотел арестовать.
Маттиас метнул взгляд на Имоджин:
— А скорее всего убил его Аластер Дрейк.
Холодок пробежал по телу Имоджин.
— Да. После смерти Люси сыщик был единственный человек, который знал их тайну. От него надо было отделаться.
Горация заглянула в уютную гостиную и, увидев Патрицию и Хьюго, улыбнулась. Они сидели за небольшим столиком и были заняты игрой в карты.
— Нужно сказать, весьма красивая пара, — шепнула Горация племяннице. — Правда, меня удивляет, что Колчестер позволил мистеру Бэгшоу ухаживать за Патрицией. В свете все были уверены, что Хьюго и Колчестер обречены встретиться на дуэли до конца сезона.
— Это лишний раз показывает, как часто светское общество неверно оценивает ситуацию, — заметила Имоджин.
Хьюго весьма ответственно отнесся к своим новым обязанностям. В последние дни он неизменно сопровождал Патрицию, а в случае занятости Маттиаса — и Имоджин. Он терпеливо ждал, пока женщины занимались покупками, сопровождал их во время прогулок в парк и проводил бесконечные вечера в душных бальных залах.
Патриция призналась, что ее галантный защитник стал носить с собой небольшой пистолет. — В кобуре, — пояснила она Имоджин. От этой информации Имоджин стало как-то не по себе, но в то же время она подумала, что Хьюго поступает мудро. Интересно, носит ли оружие Маттиас?


Тем не менее мало-помалу жизнь вошла в спокойное и даже скучноватое русло. Патриция была счастлива, что ее повсюду сопровождал Хьюго, а вот Имоджин начала тяготиться ограничениями, которые наложил Маттиас. Она привыкла жить, не оглядываясь на кого бы то ни было.
К сожалению, несмотря на оптимистические прогнозы Феликса, добыть информацию об Аластере Дрейке и Селене оказалось не так-то просто. Создавалось такое впечатление, что эта парочка каким-то неведомым образом материализовалась на лондонской сцене три года назад. У них были средства, чтобы вести светскую жизнь. Они были приняты в лучших домах. Ни у кого никогда не возникали вопросы об их прошлом.
Прошло четыре дня, но об исчезнувшей паре не было никаких вестей. Слухи тем не менее ходили разные, и Феликс прислал несколько записок, в которых излагал то, что ему удавалось узнать. Впрочем, подтвердить даже эту скудную информацию было невозможно. Напряженность в доме росла.
Маттиас сделался беспокойным и раздражительным. Он расхаживал по библиотеке и ворчал на слуг. По ночам он целые часы стоял перед окном спальни, вглядываясь во тьму. И только после любовных игр с Имоджин он испытывал умиротворение. Правда, такие спокойные периоды длились недолго.
Что касается Имоджин, то она боялась засыпать. Ей постоянно снились сны с саркофагами и кровью, и они становились все явственнее и мучительнее. Она часто просыпалась среди ночи и касалась Маттиаса, чтобы убедиться, что он находится рядом.
Похоже, вся эта история способна свести с ума даже человека с крепкими нервами.
В то утро Маттиас объявил за завтраком, что намерен встретиться с Феликсом в «Потерянной душе». Когда Имоджин напомнила, что хотела бы его сопровождать, он наотрез отказался даже обсуждать этот вопрос.
Оказавшись домашними пленницами, Имоджин и Патриция сразу же стали строить планы, как им вырваться на несколько часов из дому. Имоджин предложила отправиться в Замарский музей. Она надеялась, что это хотя бы на время отвлечет ее от тревожных мыслей. Однако Патриция заявила, что умрет от скуки, если ей придется целый день находиться среди пыльных реликвий древнего Замара.
После оживленного обсуждения они согласились нанести визит Горации. Патриция направила Хьюго записку с уведомлением, что требуются его услуги в качестве сопровождающего. Хьюго явился в точно назначенное время и проводил их до дома Горации.
— Что вы будете делать, если Колчестеру не удастся узнать местонахождение леди Линдхерст и мистера Дрейка? — обеспокоенно спросила тетя.
— Так не может продолжаться вечно, — ответила Имоджин. — Я не намерена больше находиться в заточении.
— В заточении? — подняла Горация брови. — Ты явно преувеличиваешь.
— Как бы не так! Маттиас не позволяет ни мне, ни Патриции пользоваться такой же свободой, какой пользуется сам.
— Я думаю, скоро все изменится.
— Хотелось бы надеяться… Колчестер дважды за последние четыре дня обещал отправиться со мной в Замарский музей, но оба раза откладывал, потому что получал послания от своего друга мистера Гластона… Это очень раздражает.
После некоторого колебания, слегка понизив голос, Горация спросила:
— А если отвлечься от этой ситуации, ты счастлива в браке, дорогая?
— Прошу прощения… — Имоджин отбросила мысли о музее. — Странный вопрос… А почему ты спрашиваешь?
— Ты ведь необычная женщина, Имоджин… Да и Колчестера не назовешь типичным представителем светского общества… Вполне понятно, что у меня могут возникать определенные опасения.
— Я очень довольна своим браком. Единственно, что меня беспокоит, — как найти Аластера и Селену? Пока это не произойдет, никто в доме не заснет спокойно.
— Еще бы! Так неприятно знать, что где-то ходит убийца, — согласилась Горация.
— Я знала одного убийцу, — послышался негромкий бесцветный голос миссис Вайн, которая появилась с чайным подносом в дверях. — Снимал у меня квартиру пять или шесть лет назад. На вид джентльмен как джентльмен. С хорошими привычками, не в пример другим жильцам…
Все присутствующие повернули головы в сторону миссис Вайн.
Первой отреагировала Имоджин:
— Вы сдавали квартиру убийце, миссис Вайн?
— Ну да… Конечно, я не знала об этом. — Она поставила поднос на стол и принялась расставлять чашки. — Всегда платил вовремя… Жалко было потерять такого жильца.
— А как вы узнали, что он убийца? — спросил заинтригованный Хьюго.
— Совершенно случайно, — со вздохом сказала миссис Вайн. — У меня был выходной, и я ездила навещать сестру. Только в этот раз я не осталась у нее на ночь, а вернулась домой. И в зале столкнулась с мистером Леверседжем… Совсем неожиданно… Он вернулся домой за несколько минут до меня… Ну да… И тащил тело в подвал…
— Боже милостивый! — ахнула Горация. — Он прятал тела в подвале?
— Он делал свою работу по ночам, когда я бывала у сестры… Оттаскивал тела в подвал, разрезал и складывал в ящики. А потом вывозил ящики за город и отделывался от них.
— Господи Боже мой! — Патриция прижала ладонь ко рту и широко раскрыла глаза. — И что вы сделали, когда обнаружили убийцу со своей жертвой, миссис Вайн?
Миссис Вайн покачала головой:
— Я не могла закрыть на это глаза, хоть он и был таким хорошим жильцом… Я спустилась по лестнице и позвала охрану. Никогда не забуду последние слова, которые сказал мне мистер Леверседж…
— И что это были за слова?
— Он сказал: «Не беспокойтесь о пятнах крови в зале, миссис Вайн. Я их все вытру». Очень чистоплотным был джентльменом…


На следующее утро Маттиас стоял вместе с Имоджин в центре зала, в котором размещался Замарский музей, и разглядывал пыльные экспонаты. Имоджин улыбалась, и в ее улыбке чувствовалось не только удовлетворение, но и нечто близкое к триумфу. Маттиас знал об этом, потому что за завтраком жена выиграла небольшую баталию.
Он возражал против того, чтобы тратить утренние часы на музей, но не сумел найти подходящих аргументов. От Феликса не было никаких новых вестей. А главное, было очевидно, что у Имоджин больше не было сил ходить по магазинам в компании Патриции и Хьюго. И Маттиас в конце концов сдался. А затем подумал: сможет ли он вообще в чем-либо отказать Имоджин?
— Мы начнем с дальней части комнаты, Маттиас. — Она завязала вокруг талии тесемки белого фартука. — Записывать будешь ты или я?
— Я стану записывать, пока ты будешь осматривать экспонаты, — предложил Маттиас, снимая пальто. — Конечно, ты здорово испачкаешь руки… Убежден, что среди этой кучи камней нет ничего, что представляло бы большой интерес.
— Маттиас, преждевременно так заявлять, пока не составлен каталог. — Она прошла мимо поврежденных статуй и каменных гробниц к деревянным ящикам, сложенным штабелями у стен. — Кто знает? А вдруг мы найдем Великую печать королевы в одном из этих ящиков!
— Чертовски маловероятно, — тихо сказал Маттиас, вешая пальто на крюк. Что-то при этом стукнуло в кармане, ударившись о стену.
— Что это? — спросила Имоджин.
— Я сунул пистолет в карман пальто, — объяснил Маттиас, закатывая рукава белой рубахи.
Имоджин посерьезнела:
— Ты тоже стал носить пистолет?
— Вполне разумная предосторожность при нынешних обстоятельствах.
— Маттиас, неужели ты в самом деле веришь, что Аластер вернется в Лондон? Наверняка он и Селена постараются держаться отсюда подальше. Бьюсь об заклад, что они сбежали на континент.
— Я не знаю, что они собираются делать, как не знаешь этого и ты. — Маттиас посмотрел ей в глаза. — Похоже, они совершили уже три убийства. И нет никакой гарантии, что не попытаются совершить еще одно.
— Но какой в этом смысл — убивать нас?
— Если нас не будет, никто не свяжет их имена с убийством лорда и леди Ваннек, не говоря уж о сыщике. Они смогут снова вернуться в Лондон… Я ведь тебе уже говорил, что и Дрейк, и его сестра — это продукт светского общества. Они добровольно не откажутся от того образа жизни, к которому привыкли.
— Но они вряд ли смогут занять прежнее место в обществе после всего случившегося. Может, доказать их вину и нет возможности, но слухов и сплетен будет больше чем достаточно.
— Слухи и сплетни они переживут, — еле заметно улыбнулся Маттиас, садясь на край саркофага. — Я ведь пережил.
— У тебя была цель. — Имоджин сдернула холст со штабеля глиняных табличек, отбросила его в сторону и взяла верхнюю табличку в руки. — Я все-таки должна сказать тебе, что долго терпеть подобные ограничения не смогу. Может, Патриция против этого и не возражает, но меня такая жизнь способна довести до Бедлама.
Маттиас искренне удивился:
— А ты не задумывалась, что те ограничения, которые я наложил на тебя и Патрицию всего лишь неделю назад, ничем не отличаются от обычных условностей, которые свято соблюдают все светские дамы?
— А я не намерена слишком долго с ними мириться. — Имоджин нагнулась, чтобы рассмотреть табличку на полу. — Маттиас, я хочу тебя спросить об одной вещи.
— Спрашивайте, мадам. Я сегодня к вашим услугам, — ответил Маттиас, не спуская глаз с аппетитно обозначившихся округлых ягодиц. Поза была весьма провоцирующая, и у Маттиаса появилось желание задрать юбки и заголить обольстительный зад. А затем можно будет объяснить, что это еще один замарский способ любовной игры.
— Тебе известно, что произошло с Ратледжем на самом деле?
Вопрос, по-видимому, застал Маттиаса врасплох. Ему понадобилось несколько мгновений, чтобы прийти в себя. Он сделал глубокий вдох:
— Да.
— Я так и думала. — Имоджин выпрямилась и стала аккуратно складывать таблички. — Так что же, милорд? Вы намерены мне рассказать?
Маттиас задумчиво смотрел на блокнот, который захватил.
— Ратледж пытался убить меня. И во время этой попытки погиб.
— О Боже! — Имоджин так резко повернулась, что зацепила локтем сложенные таблички. Она тут же бросилась поправлять их, не сводя взгляда с его лица. — Ты не шутишь?
— Нисколько… Мы исследовали один из коридоров лабиринта. Я шел впереди. Ратледж всегда говорил, что я лучше ориентируюсь.


…Маттиас вступил на каменную лестницу без предупреждения. Он только что был в узком, тесном коридоре — и вдруг сразу оказался на верхней площадке бесконечной лестницы, берущей начало у сплошной стены.
— Что это? — спросил за его спиной Ратледж. Голос его был хриплым, казалось, он задыхался.
— Еще одна лестница. — Маттиас поднял фонарь повыше, но его света было недостаточно, чтобы осветить всю лестницу. Создавалось впечатление, что лестница ведет в черную преисподнюю. — Чтобы спуститься, нам нужны канаты.
— Пошли вперед! — распорядился Ратледж. — Обойдемся без канатов.
— Это рискованно. Здесь даже дна не видно. Маттиас услышал позади себя настороживший его
Шум. Он резко повернулся и увидел, что Ратледж догоняет его, подняв занесенную для удара лопатку.
— Ратледж, нет!
— Я сказал, что не нужны никакие канаты! — Лицо Ратледжа было искажено яростью. Он с силой опустил лопатку.
Маттиас сделал попытку уклониться от удара, но в узком коридоре было слишком мало места для маневра. Удар пришелся ему в плечо, а не в голову. Оглушенный, он выронил фонарь, но затем бросился на человека, который до этого был его самым близким другом.
— Будь ты проклят, умри! — взвизгнул Ратледж. — Ты сделал свое дело и больше мне не нужен!
Он снова поднял лопатку. Маттиасу удалось схватиться за рукоятку и вырвать ее из рук Ратледжа.
Ослепленный яростью, Ратледж ринулся на Маттиаса.
— Ты должен умереть!
Маттиас прижался к каменной стене. Ратледж промахнулся и вылетел на верхнюю площадку лестницы.
Несколько секунд он возился там, ища в темноте упор. Маттиас сделал шаг к нему, чтобы оттащить его назад в коридор.
Но он опоздал. Ратледж перевалился через край лестницы и рухнул в черную бездну. Эхо его последнего крика еще долго звучало в лабиринте.


— Но почему он это сделал? — тихо спросила Имоджин, выводя Маттиаса из задумчивости и возвращая к настоящему.
Глядя на ухмыляющуюся глиняную маску на стенке саркофага, Маттиас сказал:
— Он стал вести себя весьма странно, с тех пор как я двумя днями раньше сделал довольно ценное открытие.
— Ты открыл библиотеку?
— Нет. Кое-что еще… Но сейчас это не имеет значения. Мы заключили с ним договор. Если дело касалось просто замарских предметов, каждый берет себе то, что он обнаружил. Ратледжу не давала покоя та вещь, которую я нашел. Он решил убить меня, чтобы ею завладеть. — Маттиас поднял глаза на Имоджин. — Все дело в том, что я отдал бы эту вещь ему, если бы он просто попросил.
Имоджин поставила руки на бедра и стала постукивать носком своего маленького полусапожка по полу.
— Ты не считаешь, что Ратледж сошел с ума, как и бедная Люси?
— Нет, — спокойно сказал Маттиас. — Я думаю, что он с самого начала задумал использовать меня в своих интересах. Он раньше меня понял, что именно я могу найти ключ к тому, как отыскать Замар. Он сделался моим другом… Дал мне доступ к своей библиотеке… Сопровождал меня в экспедиции… А затем попытался убить, когда решил, что больше от меня пользы не будет.
— Но ведь он был твоим другом!
— В настоящее время я выбираю друзей с большей осторожностью. — Маттиас поморщился при мысли о своей юношеской наивности. — Как же я был глуп! Мне льстило, что Ратледж верит в мои исследовательские способности. По какой-то мне самому не понятной причине я искал его одобрения…
В глазах Имоджин мелькнула неожиданная догадка.
— Может, он дал тебе то, что твой отец… — Она оборвала фразу, услышав стук камня о камень, и повернулась в ту сторону, откуда послышался шум. — Что за дьявольщина?
Маттиас отложил блокнот и медленно поднялся:
— Похоже, мы здесь не одни.
Из приоткрытого саркофага у противоположной стены поднялся Аластер:
— Меня всегда интересовало, что же случилось с Ратледжем.
— Дрейк! — Маттиас смотрел, как Аластер вылез из саркофага и встал на пол.
— Стало быть, ты спустил его с лестницы, Колчестер? Очень умненько. — Аластер улыбнулся улыбкой, которая сделала его столь популярным в самых фешенебельных гостиных, и направил на Маттиаса пистолет. — Очень жаль, что ты больше никогда не сможешь рассказать эту историю сам.
— Аластер! — Имоджин в смятении уставилась на Дрейка. — Что вы здесь делаете?
— Полагаю, что это не нуждается в объяснении, — ответил Аластер.
— В самом деле. — Маттиас с сожалением посмотрел на пальто, которое висело вне пределов досягаемости. Он проклинал себя за то, что оставил пистолет в кармане. — А где твоя обольстительная сестрица?
— Я здесь, Колчестер. — Из-за холста, которым были задрапированы несколько статуи, грациозно вышла Селена, держа в руке миниатюрный пистолет. — Мы давно ждем, когда вы придете к нам. Мы вели наблюдение за вашим домом и не сомневались, что рано или поздно встреча состоится.
Аластер улыбнулся Имоджин:
— Надеюсь, вам приятно сознавать, что вы с мужем завершили свои исследования Замара в столь дорогом вашему сердцу месте. Для всех вы станете последними жертвами проклятия Ратледжа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сюрприз - Кренц Джейн Энн



очень слабое произведение,иначе чем бредом не назовёшь.
Сюрприз - Кренц Джейн Эннтаня
26.10.2012, 23.35





Хороший роман. Прочитала с большим интересом за день, почти не отрываясь.
Сюрприз - Кренц Джейн ЭннNadia
16.11.2014, 13.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100