Читать онлайн Свидание по контракту, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Свидание по контракту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лилиан внимательно наблюдала за выразительным лицом Октавии Брайтуэлл, пока та рассматривала картину. Хозяйка галереи была вся внимание.
Октавия стояла посреди студии, и ее рыжие волосы под ярким светом, льющимся с потолка, казались огненными. Вся ее маленькая стройная фигурка подобралась, указывая на предельную сосредоточенность ее обладательницы. Казалось, она затерялась где-то в ином мире, внутри картины, стоявшей напротив нее.
А может, работа вызвала у нее отвращение и теперь она не знала, как сообщить об этом художнице, подумала Лилиан, но тут же заставила себя отбросить такие мысли.
Вообще-то Лилиан по праву считала себя человеком в большинстве случаев мыслящим позитивно, и только когда речь шла о созданных ею работах, она становилась исключительно ранимой.
Октавия была первым и до сих пор единственным человеком из мира искусства, видевшим ее, Лилиан, работы. До недавнего времени Лилиан позволяла взглянуть на свои художества только членам семьи и нескольким близким друзьям.
Рисовать Лилиан любила всегда. Она никогда не расставалась с блокнотом и карандашом. С детства ее завораживали акварели, картины, написанные акрилом и пастелью. Она управлялась с кистями так же легко, как другие управляются с ножом и вилкой. В семье ее интерес к живописи считали всего лишь хобби, но Лилиан знала правду. Рисунок и живопись были для нее такой же необходимостью, как вода и воздух.
Она была рождена в семье финансистов и предпринимателей. Нельзя сказать, чтобы в семействе Харт искусство не пользовалось уважением. Некоторые члены ее семьи активно собирали произведения искусства. Но отношение к этим предметам было таким же, как и к иным вложениям капитала. Никто из Хартов не становился профессиональным художником. Лилиан лелеяла мечту стать художницей, но предпочитала ни с кем своей мечтой не делиться.
Так было вплоть до настоящего момента.
Пришло время, когда ее мечты могли осуществиться. Она чувствовала приближение заветного момента. Она была к нему готова. Что-то у нее внутри изменилось. Она чувствовала, что ее работы приобрели глубину, которой не было раньше, заиграли новыми гранями.
Лилиан была тверда в своем решении стать профессиональной художницей, но она отнюдь не была уверена в том, что ее картины будут хорошо продаваться. У нее хватало здравого смысла, присущего клану Хартов, чтобы понимать, что в реальном мире искусство – тот же товар. Если ее работы не будут пользоваться спросом, то для нее закроется возможность зарабатывать на жизнь живописью.
Для того чтобы заручиться финансовым успехом в качестве художницы, ей требовалась поддержка и помощь умного, информированного, обладающего деловой сметкой и пользующегося уважением дилера. Решение показать свои работы Октавии Брайтуэлл пришло чисто интуитивно.
Октавия владела и управляла влиятельной галереей «Новый взгляд» здесь же, в Портленде. Она также открыла филиал в Эклипс-Бей.
– Ну как? – спросила Лилиан, устав от неопределенности. – Что вы думаете?
– Что я думаю? – Октавия неохотно оторвала взгляд от картины. – Я думаю, что это весьма необычная вещь, такая же исключительная, как и прочие в вашей серии «Между полночью и рассветом».
У Лилиан немного отлегло от сердца.
– Хорошо. Отлично. Спасибо.
Октавия вновь устремила взгляд на картину.
– Я устраню все препятствия на пути подготовки к вашему первому показу и хочу добиться максимального эффекта.
– Не знаю, как вас благодарить, Октавия.
– Не стоит меня благодарить. Мы ведь одна команда. У меня такое ощущение, что, когда я вывешу ваши работы у себя в галерее, не только вы распрощаетесь со своей теперешней карьерой. Для меня, похоже, это тоже будет хорошей встряской.
Лилиан засмеялась:
– Лично я ничего не имею против новой жизни. Но не буду вам мешать – работайте, а я в среду уезжаю в Эклипс-Бей.
– Неужели вы действительно намерены это сделать? Закрыть «Прайвит эрейнджмент»?
– Да, но пока никому об этом не говорите. – Лилиан, скрестив руки на груди, пристально смотрела на картины, расставленные вдоль стен студии. – Я все еще не решила, как рассказать об этом членам семьи, чтобы сразу их не убить.
– Полагаю, эта новость станет для них потрясением.
– Ну, надеюсь, это не будет для них таким ударом, как тогда, когда Ник объявил, что выходит из «Харт инвестментс», чтобы стать профессиональным писателем детективов. Ведь мой дед рассчитывал на него, считал, что он в свое время примет на себя руководство компанией. Что же касается меня, то трагедии в моем решении никто не увидит, хотя никто особенно и не обрадуется, узнав, что я намерена все свое время посвящать живописи. Харты не идут в художники. Харты идут в бизнесмены.
Спустя полчаса с ноутбуком под мышкой, надвинув на глаза капюшон, Лилиан быстро шагала сквозь пелену дождя к зданию, в котором располагался офис «Прайвит эрейнджмент». Мысленно она еще раз прокручивала недавний разговор с Октавией и даже не заметила крупного мужчину, пока тот не преградил ей дорогу.
– Вы ведь Лилиан Харт, верно? – гневно потребовал он ответа.
У Лилиан от страха пересохло во рту. Она остановилась посреди тротуара, по которому плотным потоком шли люди, радуясь тому, что не оказалась один на один с этим разгневанным великаном.
Мужчине было на вид лет сорок с хвостиком, он был крупный, крепкого телосложения, с грубыми чертами лица и коротко остриженными редеющими волосами. Лилиан не могла разглядеть его глаз, поскольку они были скрыты за темными стеклами солнечных очков, которые выглядели странно в этот пасмурный, дождливый и холодный день. Странно и как-то театрально, словно их главным предназначением было усилить ощущение исходящей от мужчины угрозы.
– Я вас знаю? – осторожно спросила она.
– Нет. – Под широкими скулами заиграли желваки. У него был тяжелый квадратный подбородок. – Но я, мадам, знаю вас. Вы ведь сваха, верно?
Лилиан судорожно сжимала ноутбук.
– Откуда вам это известно?
Мужчина скривил губы в ухмылке:
– Я наблюдаю за вами уже пару дней.
Страх судорогой сдавил горло. Ладони у Лилиан внезапно стали липкими от пота.
– Вы следили за мной? Вы не имели права меня выслеживать. Я сообщу о вас в полицию.
– Я не делал ничего противозаконного. – Он презрительно сжал губы. – Я просто хотел убедиться.
– Убедиться в чем?
– В том, что вы та самая женщина, которая управляет брачным агентством «Прайвит эрейнджмент».
– Какое вам дело до того, кто я такая?
Мужчина подошел ближе.
– Это вы отняли у меня Хизер. Вы свели ее с другим мужчиной, так? Я звонил ей пару дней тому назад, и она сказала мне, что собирается выйти за парня, которого вы ей подсунули. Она думает, что любит его. Это вы запудрили ей мозги.
По спине Лилиан пробежал холодок.
– Вы говорите о Хизер Саммерс?
– Хизер была со мной, пока вы обманом не заставили ее думать, будто я для нее недостаточно хорош. Она бросила меня из-за вас.
Лилиан огромным усилием воли заставляла себя сохранять самообладание.
– Кто вы?
– Меня зовут Уитли. – Мужчина сделал еще шаг, приблизившись к ней вплотную. Лицо его свело от ярости. – Кемпбелл Уитли. Мы с Хизер были вместе, пока не явились вы. Вы все разрушили.
Лилиан быстро огляделась, дабы убедиться, что рядом люди. Затем она взглянула Кемпбеллу Уитли прямо в глаза.
– Прошу вас, успокойтесь, мистер Уитли. Я действительно подобрала пару женщине по имени Хизер, но когда она заполняла анкету, которую ей дала я, то указала в ней, что в настоящее время ни с кем не встречается. Я твердо придерживаюсь принципа: мои клиенты должны быть незамужними и неженатыми и на момент обращения не должны ни с кем встречаться. В противном случае я отказываюсь подыскивать для них пару.
– Мне плевать, что Хизер написала в вашей дурацкой анкете. – Уитли ткнул себя в грудь коротким толстым пальцем. – Она была со мной.
Лилиан очень хорошо помнила Хизер. Эта женщина была застенчивой и покладистой. Ей, должно быть, было невыносимо трудно общаться с таким агрессивным типом, как Уитли.
Лилиан вспомнила и то, как изменилась Хизер после первого свидания с Тедом Бейкером. Бейкер был спокойным, серьезным мужчиной, интеллектуалом, настоящим джентльменом. Они с Хизер посетили оперу. То был редкий случай любви с первого взгляда.
– Простите мне мое любопытство, мистер Уитли, – сказала Лилиан, – вы любите оперу?
– Какое вам до этого дело?
– Хизер любит оперу. Мне просто хотелось узнать, разделяете ли вы ее интересы.
Уитли нервно дернул щекой.
– Вы хотите сказать, что у нас с Хизер нет ничего общего только потому, что я не хожу в эту проклятую оперу? Это все дерьмо собачье. У нас с Хизер полно общего. Мы ходили на бейсбол. Я брал ее с собой в походы. Мы сплавлялись на плотах по горным рекам. Мы много чего делали вместе.
– Вы занимались тем, что нравится вам. Но я не уверена, что многое из того, что вы перечислили, нравится также и ей.
– Откуда вы знаете, что ей нравится?
– Она очень конкретно отвечала на вопросы анкеты. Знаете, ей действительно очень нравится опера. И еще ей нравится посещать кинофестивали.
– Я водил Хизер в кино. Мы дважды смотрели «Боевую зону».
Убеждения бесполезны, подумала Лилиан. Уитли Кемпбелл, вероятно, никогда не поймет, да и не будет стремиться понять, что у них с Хизер нет ничего общего.
– Я сожалею, мистер Уитли, что у вас проблемы с личной жизнью, – сказала Лилиан, – но вы должны понять, что я не имею никакого отношения к вашему разрыву с Хизер.
– Черта с два вы не имеете к этому отношения. Если бы не вы, Хизер и сейчас была бы со мной.
– Когда она порвала с вами?
Уитли гневно осклабился:
– В тот вечер, когда мы пошли смотреть «Боевую зону» во второй раз. Когда я проводил ее домой после фильма, она сказала, что не хочет больше со мной встречаться. А почему вы спросили?
– Вы сказали, что она порвала с вами после того, как вы повели ее на «Боевую зону» во второй раз. Насколько я помню, фильм вышел на экраны в начале этой осени. Афиши были повсюду.
– И что с того?
– Хизер обратилась в агентство только в декабре. А в январе я подобрала ей пару.
– Какая разница, когда она зарегистрировалась в вашем проклятом агентстве?
– Я пытаюсь вам объяснить, что моя фирма не имеет никакого отношения к вашему разрыву с Хизер, – терпеливо внушала Лилиан. – Она пришла ко мне уже после того, как вы перестали встречаться.
– Не пытайтесь увиливать! Хизер уже давно бы ко мне вернулась, если бы вы не подсунули ей другого парня.
– Я так не думаю, – как можно мягче возразила Лилиан. – Непохоже, чтобы вы были идеальной парой. Вам нужна женщина спортивного типа – любительница походов и соревнований. И такая, которая не боялась бы с вами спорить.
– Вот, значит, как вы разбираетесь в людях. Да мне больше всего нравилось в Хизер именно то, что она никогда со мной не спорила.
– Наверное, потому что не видела в этом смысла.
Уитли наморщил лоб:
– Что вы хотите этим сказать?
– У меня такое чувство, что вы не слишком прислушивались к ее мнению, мистер Уитли.
– Это вранье, черт подери! Я ее слушал.
– Вы можете честно сказать, говорила ли вам Хизер, что предпочитает поход в оперу вылазке на природу?
Уитли скривился.
– Может, она и говорила что-то насчет этой дурацкой оперы раз или два, но я сказал ей, чтобы она выбросила из головы эту дурь. Вся эта муть для умников только скуку наводит. Ничего, знаете ли, не дает человеку.
– Иными словами, Хизер делала все, что хотели вы, но вы не делали ничего, что нравилось ей. Вам не кажется, что в этом уже кроется проблема?
– Говорю вам, у нас с Хизер были отличные отношения. – Уитли повысил голос. – А вы их разрушили. Кто дал вам право играть судьбами людей, Лилиан Харт? Вам не сойдет с рук то, что вы обращаетесь с людьми, словно с лабораторными крысами.
Лилиан выставила перед собой ноутбук, словно то был щит.
– Я так с людьми не обращаюсь.
– Не обращаетесь? Вы используете чертов компьютер, чтобы решать, кому с кем встречаться и кому на ком жениться! Вам не кажется, что это очень похоже на то, как пускают крыс бегать по лабиринту? Черт, да вы словно какой-то сумасшедший ученый из ужастика, который знает, как облагодетельствовать человечество!
– Мистер Уитли, я не могу обсуждать с вами эту тему, особенно когда вы в таком настроении.
Лилиан хотела обойти его, но Уитли преградил ей путь.
– Я не позволю вам сломать мне жизнь, а потом вот так запросто отмахнуться от меня, как от мухи, – заявил он. – Вы отняли у меня Хизер. Вы не имели права так поступать. Это вам понятно? Не имели права, черт вас дери!
– Простите меня, но я должна идти, – сказала Лилиан.
Она резко вывернула влево и скрылась за стеклянной дверью магазина, который занимал большую часть квартала. В магазине есть охрана на случай, если вдруг понадобится помощь, подумала Лилиан.
Но Уитли Кемпбелл не пошел за ней в магазин. Лилиан остановилась возле прилавка с косметикой и оглянулась, чтобы посмотреть, стоит ли он всё еще на тротуаре.
Но Уитли и след простыл.
Лилиан смотрела сквозь стекло на нарядные баночки и тюбики, чувствуя, как участился у нее пульс. К тому же в животе были какие-то неприятные ощущения.
«Кто дал вам право играть судьбами людей, Лилиан Харт? Вам не сойдет с рук то, что вы обращаетесь с людьми, словно с лабораторными крысами».
Лилиан не могла объяснить это тошнотворное ощущение паники лишь встречей с Кемпбеллом Уитли, какой бы неприятной она для нее ни была. Неприятные симптомы она ощущала уже несколько недель. И эти симптомы послужили одной из причин, почему она решила закрыть «Прайвит эрейнджмент».
– Я могу вам помочь? – спросил участливый голос с противоположной стороны прилавка.
Лилиан подняла взгляд и сразу же поняла, что продавщица предлагает ей не медицинскую помощь. Она надеется продать товар.
– Нет, благодарю. – Лилиан постаралась взять себя в руки. – Я только смотрю.
Улыбка продавщицы несколько поблекла, как и всегда, когда она слышала эти магические слова.
– Дайте мне знать, если вас что-нибудь заинтересует, – сказала она и направилась к другому потенциальному покупателю.
– Да, конечно. Обязательно. Спасибо.
Лилиан прошла мимо других прилавков с косметикой, свернула за угол, миновала отделы аксессуаров и туфель и вышла из магазина через противоположную дверь.
На улице она тревожно огляделась. Кемпбелл Уитли исчез.
Но ведь прошлым вечером он проследовал за ней до самого ее дома. Значит, он знает, где она живет.
И это пугало.
Лилиан сделала глубокий вдох и решительно направилась к зданию, в котором находился ее офис. Определенно она приняла верное решение, когда надумала закрыть «Прайвит эрейнджмент».
Через четверть часа она уже выходила из лифта. На полпути к своему кабинету Лилиан заметила знакомую фигуру, маячившую у дверей «Прайвит эрейнджмент». Доктор Андерсен Флинт.
Увиденная в пятницу сцена с поразительной яркостью всплыла перед глазами. Во всех омерзительных подробностях, включая красное бикини. Вот она, обратная сторона того, что называется особым видением художника, подумала Лилиан. Часто ты помнишь такое, о чем предпочла бы забыть.
Лилиан с трудом удержалась от того, чтобы не броситься к лифту и не скрыться в нем, пока тот еще не уехал.
Она все же заставила себя продолжить движение. Ей надо было закончить кое-какие дела перед отъездом из города. Она не могла избежать встречи с Андерсеном. Бегство ничего не решит. Рано или поздно ей все равно придется объясниться с этим человеком.
Андерсен заметил ее позже, чем она его. Он был слишком занят тем, что сверял время по своим элегантным, черным с золотом, наручным часам.
– Доброе утро, Андерсен.
Он обернулся на ее голос и улыбнулся. Лилиан уже не в первым раз пришло в голову, что Андерсен отлично подошел бы на роль сексопатолога – понимающего и осведомленного – в какой-нибудь «мыльной опере». У него определенно была телегеничная внешность. Особенно строение лица с широкими скулами и хорошо очерченным подбородком. И еще глаза. Очень яркие, очень голубые и пронзительные, как у гипнотизера. Ему еще не было сорока, но он производил впечатление человека, не по годам мудрого. Его густые, красиво постриженные, преждевременно поседевшие волосы и аккуратная эспаньолка довершали образ.
Сейчас Андерсен был одет менее экстравагантно, чем тогда, когда Лилиан видела его в последний раз. На нем был серый грубошерстный свитер с высоким, плотно облегающим шею воротом, темные, сшитые на заказ брюки и кожаные туфли типа мокасин. Он как-то за чашкой кофе объяснил Лилиан, что с доктором в костюме и галстуке пациенты чувствуют себя более скованно. Она попыталась не думать о том, надето ли на нем сейчас красное бикини.
– Лилиан! – Казалось, он испытал облегчение, увидев ее. – Я даже начал немного волноваться. Уже почти одиннадцать. Я несколько раз звонил вам в офис сегодня с утра. Поскольку никто не отвечал на мои звонки, я решил подняться и посмотреть, все ли в порядке.
– Доброе утро, Андерсен. – Лилиан вставила в замок ключ и, повернув его один раз, открыла дверь. – У меня на сегодня не назначено никаких встреч в офисе, и я решила воспользоваться этим, чтобы с утра заняться кое-какими личными делами.
– Ну конечно.
Лилиан включила свет и прошла к столу.
– Вы что-то хотели?
Андерсен шел следом за ней.
– Я подумал, что мы могли бы сегодня поужинать.
– Спасибо, но у меня вряд ли получится. – Лилиан несколько виновато ему улыбнулась и опустила ноутбук на стол. – Я буду занята весь день, и вечером у меня тоже много работы.
– Но вы же сказали, что у вас не назначено на сегодня никаких встреч.
– Я должна подготовиться к отъезду. Меня некоторое время не будет в городе.
– Вы ничего не говорили о том, что отправляетесь в путешествие.
– Я не ухожу в отпуск. Я собираюсь сменить род деятельности.
– Сменить… род деятельности? – В голосе Андерсена слышалась тревога. – В чем дело? Вы говорите странные вещи, Лилиан. И вы напряжены. Что-нибудь случилось?
– Ничего не случилось, Андерсен. Просто я собираюсь некоторое время пожить в нашем семейном коттедже в Эклипс-Бей, вот и все.
– Как долго вас не будет в Портленде?
– Месяц.
Андерсен смотрел на нее во все глаза. Едва ли он бы выглядел более ошеломленным, если бы она заявила, что собирается постричься в монахини.
– Понимаю. – С видимым усилием он взял себя в руки. – Но я не думал, что вы можете позволить себе уехать на столь длительный срок. А как же «Прайвит эрейнджмент»?
– Я могу позволить себе сколько угодно времени, Андерсен. «Прайвит эрейнджмент» прекратило существование в пятницу вечером.
У Андерсена во второй раз отвисла челюсть.
– Нет, я не понимаю, – сказал он. И похоже, он действительно был озадачен. – Что вы имеете в виду?
– Вы меня слышали. Я закрылась.
– Но это невозможно. Вы же не можете просто так взять и бросить «Прайвит эрейнджмент»!
– Почему?
– Хотя бы потому, что вы столько в него вложили. – Он обвел рукой помещение. – Ваш офис. Ваша программа. Ваш список клиентов.
– Срок лицензии истекает в следующем месяце. Я уже давно окупила программу. И список клиентов ужался до одного человека. – Лилиан махнула рукой. – Не могу не признаться, что у меня возникли трудности с тем, как от него избавиться, но думаю, что эта маленькая проблема вскоре разрешится.
– А как же насчет книги?
– Это другое дело, Андерсен. Сожалею, но я решила, что не стану помогать вам с вашей книгой.
Андерсен замер.
– Что-то тут не так. Это на вас не похоже. Вы ведете себя неадекватно. Очевидно, что вы что-то скрываете.
Лилиан присела на край стола и посмотрела на Андерсена.
– Андерсен, сегодня утром со мной приключилось нечто весьма неприятное. Мужчина по имени Кемпбелл Уитли остановил меня на улице. Раньше он встречался с одной из моих клиенток. И знаете что? Мистер Уитли был по-настоящему зол – очень и очень зол – на меня за то, что я помогла его бывшей подружке найти другого парня.
– Но какое отношение этот Уитли имеет к вашему решению закрыть бизнес?
– Он недвусмысленно дал мне понять, что я не имею права, используя свою компьютерную программу, вмешиваться в судьбы людей.
– Но это просто смешно.
– Как бы там ни было, я склонна с ним согласиться.
Андерсен смотрел на нее так, словно перед ним было привидение.
– Что это значит? – резко спросил он. – Зачем вы мне это говорите?
Лилиан скосила взгляд на закрытый ноутбук. Она не знала, как объяснить Андерсену то, что ей казалось очевидным. Он, вероятно, не поверит ей, если она скажет, что программа работает только в союзе с интуицией и доброй толикой здравого смысла. Лилиан и самой не слишком хотелось в это верить.
Нужна была более технически обоснованная отговорка, чтобы заставить его отвязаться.
– У программы есть существенные недостатки, – сказала она наконец. Впрочем, это заявление было не слишком далеко от истины. По крайней мере по мнению Лилиан.
– В программе есть изъян? Вы уверены?
– Да.
– Ничего не понимаю. Ваш бизнес был таким успешным. Вы привлекли стольких влиятельных клиентов.
– Слепая фортуна мне улыбалась. У меня есть только такое объяснение. – Лилиан пожала плечами. – Не забывайте, что я еще не имею статистики за длительный срок. Вполне вероятно, что пары, которые были подобраны с помощью программы, окажутся менее прочными и счастливыми, чем те, которые создаются людьми без участия компьютера.
Андерсен посмотрел на нее долгим внимательным взглядом.
– Кажется, я знаю вашу проблему.
– Проблема, – с нажимом сказала Лилиан, – состоит в том, что в словах Кемпбелла Уитли есть доля истины. У меня нет права лезть в чужие жизни. Кроме того, эта работа сопряжена с сильным стрессом.
– Стрессом? О чем это вы?
– В последнее время меня очень беспокоило, а что будет, если я серьезно оплошаю и сведу вместе не тех людей. Конечно, я проверяю всех моих клиентов, чтобы убедиться, что за их плечами не стоит ничего криминального, что они психически здоровые люди и все такое. А если я что-нибудь упущу? Разве вы не понимаете? Здесь есть весьма широкое поле для ошибки. Ошибки, которая может вылиться в катастрофу.
Андерсен кивнул:
– Согласен.
– Вы согласны?
– Да. – Он засунул руки в карманы брюк и немного покачался на носках. – Если быть откровенным, я и сам собирался обсудить с вами эту тему.
– Вы?
– Да. Но я хотел получше вас узнать, прежде чем поднимать столь деликатный вопрос. В конце концов, «Прайвит эрейнджмент» – ваш бизнес.
В его улыбке определенно есть нечто покровительственное, подумала Лилиан.
– Какой именно деликатный вопрос? – осторожно спросила она и отчего-то посмотрела на ноутбук.
– Как вы знаете, меня ваша программа всегда интересовала, но меня несколько тревожило то, что вы пользуетесь ею, не прибегая к помощи специалиста.
– Помощи специалиста? – переспросила Лилиан после некоторой паузы.
– Давайте будем честными, Лилиан. Вы не психолог по образованию. У вас нет опыта работы в клинике, вы не знакомы с профессиональными психотерапевтическими приемами. И то, что до сих пор вы столь успешно вели свое дело, говорит лишь в пользу вашей программы, а не против нее. Но я согласен, что при подборе реальных супружеских пар вы берете на себя громадную ответственность и немало рискуете. Очевидно, что такая сложная программа должна использоваться только профессионалами.
– Я поняла. Профессионалами. Такими, как вы.
– По сути дела, да. Если вы не шутите насчет того, чтобы закрыть дело, я бы хотел сделать вам предложение относительно приобретения вашей программы и тех файлов, которые вы создали в процессе вашей работы.
Эта фраза мгновенно ее насторожила. Лилиан не думала торговаться. Она не заключала подобных сделок и не собиралась их заключать. Но если бы даже она решилась продать кому-то свою программу, то уж, разумеется, не Андерсену. Если он попробует ею воспользоваться, то очень скоро поймет, что сама по себе программа мало что дает. А сколько ошибок он может совершить, прежде чем осознает ограниченность возможностей программного обеспечения! Чудес не бывает.
– Нет, – сказала Лилиан. – Я же объяснила вам, что программа дефектна.
– Вы говорите о вирусах?
– Нет, это не компьютерные вирусы. – Лилиан пыталась отвечать уклончиво. – Она просто не слишком хорошо работает.
Андерсен позволил себе смешок.
– Я уверен, что моих знаний хватит, чтобы уладить те мелкие проблемы, которые будут возникать в процессе работы. Я хочу предложить вам сделку, выгодную для обеих сторон. Например, лицензионное соглашение.
– Эта программа не продается.
– Лилиан, будьте разумны.
– Извините, но я не изменю своего решения.
Андерсен нахмурился:
– Очевидно, та стычка с Уитли обернулась для вас психологической травмой. Вы явно встревожены. Но я уверен, что когда вы успокоитесь, то поймете, что слишком бурно отреагировали на тот досадный эпизод.
Лилиан соскользнула со стола, подошла к двери и открыла ее настежь.
– Если вы не возражаете, я займусь делами, Андерсен. Я собираюсь уехать из города послезавтра. Это значит, что у меня нет времени для подобного рода бесед.
После непродолжительного колебания Андерсен, очевидно, решив, что дальнейший спор бесполезен, сказал:
– Хорошо. Мы обсудим этот вопрос потом.
«Не задерживай дыхание», – приказала себе Лилиан. И изобразила нечто, что должно было выражать вежливую улыбку.
Андерсен понял намек и вышел в коридор. Но уходить не спешил.
– Лилиан, возможно…
– До свидания, Андерсен. – Она очень выразительно захлопнула дверь перед его носом.
И ей сразу стало хорошо.
Вероятно, она переборщила, зато какое получила удовлетворение! Она имела право на выплеск эмоций. Гейб, Уитли и Андерсен крепко потрепали ей нервы, и все за каких-то три дня!
Лилиан подошла к столу, взяла трубку и набрала знакомый номер.
Нелли Таунсенд ответила после второго гудка:
– «Таунсенд инвестигейшнз».
– Нелли, это я.
– Привет, Лили. Что я могу для тебя сделать? Заполучила нового клиента и хочешь устроить ему проверку?
– Не совсем. Я хочу, чтобы ты нашла для меня информацию о человеке по имени Кемпбелл Уитли.
– Это не клиент?
– Нет. Бывший приятель одной моей клиентки.
На другом конце провода воцарилось многозначительное молчание.
– У тебя проблемы? – спросила Нелли.
– Пока не знаю. Вот это я и пытаюсь выяснить.
– Ладно. Что у тебя на него есть?
– Не так уж много. Мне известно только то, что он до прошлой осени какое-то время встречался с Хизер Саммерс, моей клиенткой. Ты проверяла ее, когда она зарегистрировалась в «Прайвит эрейнджмент».
– Поняла. Много времени это не займет. Вероятно, он всплывет где-то среди данных на нее. К концу дня у меня будет готов для тебя предварительный отчет.
– Отлично. Я заберу его по дороге домой. Спасибо, Нелли. Я действительно тебе очень благодарна за все.
– Без проблем. Какие планы на вечер?
– Буду собирать вещи.
– Сбор вещей требует энергии. Тебе надо поесть. Почему бы тебе не поужинать у нас с Чарлзом?
– Я принесу вино.
В половине шестого того же дня Лилиан уселась на уютный диван в гостиной Нелли и скинула туфли.
– Я совсем без сил. Целый день упаковывала вещи в офисе. Думала, часам к двум все закончить. И как можно накопить в офисе столько всякого барахла?
– Это секрет.
Нелли взяла со стола синюю папку и направилась к подруге, уютно устроившейся на диване. Хозяйка дома была одета в джинсы и желтую блузу с воротником апаш. На темно-коричневой коже Нелли поблескивала широкая золотая цепочка. Черные волосы ее были коротко пострижены, подчеркивая идеальную форму черепа.
Нелли взяла стул, поставила его напротив дивана, на котором сидела Лилиан, уселась на него, подогнув под себя одну ногу, и открыла папку.
– Мне кажется, ты говорила, что все твои файлы хранятся на жестком диске твоего компьютера, – сказала она.
– Файлы на клиентов хранятся в компьютере вместе с программой, но бумаг все равно много. Квитанции, переписка, записки техническому персоналу, сообщения от компании, у которой я арендую помещение, и так далее. Мне пришлось все это перебрать и сто раз подумать, прежде чем решиться выбросить какой-нибудь документ. – Лилиан тяжело вздохнула. – Но все это позади, и «Прайвит эрейнджмент» закончило свое существование.
– Мои поздравления, – сказала Нелли. – Ты рада?
– Да, но мне будет еще лучше, если ты убедишь меня в том, что Кемпбелл Уитли не является серийным убийцей.
– По моим данным, он вполне чист. – Нелли заглянула в свои бумаги. – Уитли служил в армии. Вышел в отставку, как положено, с почестями и благодарностями. После военной службы он возглавил отцовскую строительную фирму и весьма преуспел в бизнесе. Шесть лет он был женат. Развелся. Детей не было. Не имел ни приводов в полицию, ни не оплаченных долговых обязательств. К суду не привлекался. Нигде нет свидетельств о склонности к насилию.
– Именно это я и хотела услышать, – сказала Лилиан.
– И еще мне удалось связаться с его бывшей женой. Она сказала, что Уитли из тех, кто любит покомандовать, иногда покричать, но мой вопрос о том, способен ли он на насилие, ее удивил. Она назвала его «безобидным».
– Отлично.
Нелли закрыла папку и посмотрела на Лилиан. Глаза ее были очень серьезными.
– И все же это не значит, что при определенных обстоятельствах он не может быть опасен.
– Я знаю. Но, полагаю, это же можно сказать о любом человеке.
– И это верно. – Нелли покусала губу. – Проверка была поверхностной. У меня не было времени, чтобы копнуть глубже. Хочешь, я продолжу проверку завтра?
– Нет. Не вижу необходимости. Если его бывшая жена поручилась за него, я удовлетворена. Спасибо, Нелли. Правда, спасибо. Сегодня я буду спать лучше.
Во входной двери повернулся ключ.
Нелли вскочила со стула:
– Это Чарлз. Пора разливать вино.
Лилиан повернулась к двери, чтобы поприветствовать Чарлза. Тот вошел в дом с большим бумажным пакетом под мышкой. Из пакета торчал батон. В руке Чарлз держал портфель.
Чарлз был стройным чернокожим мужчиной с карими глазами, серьезно смотревшими через очки в тонкой золоченой оправе. Он был похож на ученого. Чарлз поцеловал жену и передал ей продукты. Нелли скрылась на кухне.
Чарлз улыбнулся Лилиан, снимая пиджак.
– Слышал, что сегодня мы празднуем закрытие «Прайвит эрейнджмент».
– Угу. Я наконец сделала решительный шаг. Теперь я стала настоящей художницей. Официально. Или официальной безработной – кому как больше нравится.
Чарлз кивнул с серьезным видом.
– Закрытие «Прайвит эрейнджмент», конечно, создаст прореху в бизнесе Нелли. Но я всегда говорил тебе, что брачное агентство – это такое дело, которое рано или поздно закончится судебными тяжбами.
Нелли вышла из кухни с подносом, на котором стояли бокалы с вином и тарелка с сыром. Она поморщилась, услышав последние слова мужа.
– Ты юрист, Чарлз. Послушать тебя, так лучше вообще из дома не выходить. Как будто просто гуляя по улице, уже рискуешь нарваться на судебные иски.
– Опасные места эти улицы. – Чарлз взял с подноса бокал. – Выпьем за искусство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн



Очень неплохой роман. С юмором. Можно разочек почитать.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннАнна
17.11.2012, 21.14





...Впечетляющий!
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннтори
3.07.2013, 19.04





Какая-то странная вражда между двумя семьями: много лет назад глав семей "кинула" хитроумная девица, а они таят обиды.Это как минимум глупо, но без этого не было б романа
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннItis
15.07.2013, 14.48





Незря мужчины читают романы Кренц!Во всех романах мужчины идеальны,ни одного плохого или дурного поступка(я имею ввиду главного героя).А женщины и ошибаются,и ,иногда поступают глуповато.А еще Уинстон очень симпатичен! Роман хорош!
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВалентина
4.11.2013, 13.16





Вот жаль, что мужчины не читают книг таких авторов, ну очень правильными мыслями бы прониклись..
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннОльга
14.09.2014, 1.11





Прикольные герои. Понравилось. Не хватило интимных сцен и страсти. 9/10
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВикки
18.09.2015, 13.29





Класный роман! Рекомендую.
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннмэри
19.09.2015, 13.21





Средненький роман, читать интересно, но ничего выдающегося - 7 баллов.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннНюша
26.09.2015, 23.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100