Читать онлайн Свидание по контракту, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Свидание по контракту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Обманчиво яркое солнце заливало Эклипс-Бей радостным светом, но тепла давало очень мало. Белые барашки волн искрились под солнцем. Свежий ветер предвещал очередной шторм. Гейб и Лилиан проезжали по крохотному деловому центру городка, направляясь к летнему коттеджу Хартов. Лилиан обратила внимание на то, что несколько мужчин, стоявших возле грузовика на единственной в городке заправочной станции, были одеты в теплые толстовки либо в утепленные куртки-ветровки.
Сэнди Хиксон, владелец автозаправки, заметив машину Гейба, помахал ему в знак приветствия. Компаньоны Хиксона повернули головы в сторону машины Гейба. Даже отсюда, с пассажирского кресла, Лилиан заметила нескрываемый интерес в глазах мужчин.
Харт и Мэдисон не могли проехать в одной машине по городу, чтобы не привлечь к себе любопытные взгляды.
– Маленький город, – сказал Гейб таким тоном, словно его нисколько не потревожил проявленный к ним с Лилиан интерес.
– Очень маленький.
– Не сказать, чтобы тут было слишком уж весело зимой. Мы даже вроде как обязаны своим присутствием привнести в жизнь города немного приятного возбуждения.
– С каких это пор Мэдисонов беспокоят обязательства перед общественностью?
– С тех пор, как мы стали теснее общаться с вами, Хартами. Вы оказываете на нас благотворное влияние.
Войдя несколькими минутами позже в семейный летний дом Хартов, Лилиан заметила мигающий красный огонек на телефонном аппарате.
Гейб тоже его заметил.
– Готов поспорить, что Митчелл нас выследил.
– Возможно. А может, это звонила моя мама. Замечательно. – Лилиан поставила на пол картонную коробку с принадлежностями для рисования, которую принесла из машины. – Я потом этим займусь.
– Ты, кажется, говорила, что твои родители в Сан-Диего.
– Это так. Но тебе не хуже меня известно, как быстро разносятся слухи между Хартами и Мэдисонами, особенно с тех пор, как поженились Рейф и Ханна.
– Ну что ж, мы оба знали, что нам не удастся сохранить наши отношения в тайне. К тому же мы уже давно не дети.
Слишком уж философский у него тон, подумала Лилиан. Даже веселый какой-то. Словно предстоящее объяснение с родственниками не представлялось Гейбу чем-то заслуживающим внимания. Все равно что прогулка в парке.
– Да, конечно, – сказала Лилиан. – Мы давно взрослые люди.
Гейб поставил на пол ее чемодан и, приподняв брови, с подчеркнутой вежливостью спросил:
– Нужна поддержка?
– От Мэдисона? Это все равно, что подливать масла в огонь.
– У нас, Мэдисонов, это хорошо получается.
– Обещаю вспомнить об этом, когда мне вздумается развести огонь пожарче вместо того, чтобы потушить пожар.
– Этот пожар потушить будет непросто, – тихо сказал Гейб.
Лилиан не знала, как следует его понимать. Предупреждал ли он ее, или то была его очередная шутка? Немного поразмыслив, она решила принять последнюю версию.
– Я взрослый человек, – сказала она. – И сама принимаю решения. Мои родители об этом знают.
– Угу. – Она, похоже, его не убедила, но возражать он не стал, повернулся и направился к двери. – Ладно, если тебе не нужна моя помощь в разговоре с родителями, то я, пожалуй, пойду. Увидимся за ужином.
Он сказал это с потрясающей непринужденностью. Так, словно ни на миг не сомневался в том, что она ему не откажет. При этом явно подразумевалось, что после ужина они не разойдутся по своим домам. Гейб вошел в ее жизнь, в ее обычный распорядок дня и очень удобно там устроился.
Ну и что? Они оба согласились, что у них любовная связь, так к чему запоздалые приступы малодушия?
Но ответ на этот вопрос пришел сразу, со следующим ударом сердца: сколько бы Лилиан ни убеждала себя и других в том, что выросла, в ней крепко укоренилось сознание того, что заводить роман с Мэдисоном – дело опасное.
– Почему бы нам не сходить куда-нибудь вечером? – предложила она, повинуясь внезапному побуждению.
Ужин в ресторане все-таки больше похож на свидание. С этим она справится. Свидания более предсказуемы, они более обставлены условностями. Не придется опасаться острого и пронзительного ощущения близости, которое неизбежно родится в процессе совместного приготовления пищи и последующего ужина за кухонным столом. Свидание позволит ей держать дистанцию. Ну и что, если после свидания они поедут к нему и займутся любовью с необузданной страстью? Многие так и поступают после свидания. По крайней мере она о таком слышала.
– Отлично.
Отчего-то Лилиан показалось, что Гейб догадался о ее тайных мыслях. Но спорить он не стал, а просто вышел на террасу.
– Я за тобой заеду. В полседьмого подойдет?
– Я могу встретиться с тобой возле твоего дома. – Лилиан подошла к двери. – Идти совсем недалеко.
– Нет. Будет темно. Я не хочу, чтобы ты разгуливала одна после наступления темноты.
– Волноваться не о чем. Здесь, знаешь ли, не Чикаго времен «сухого закона». А сейчас, в мертвый сезон, и вообще тишь да благодать.
– Эклипс-Бей уже не тот город, каким он был во времена нашего с тобой детства. Теперь неприятности тут случаются не по вине одних лишь туристов. Колледж Чемберлена разросся, да и институт тоже. Так что я бы предпочел, чтобы ты не гуляла одна после заката.
Лилиан прислонилась плечом к косяку и сложила руки на груди.
– Ты всегда такой нудный? – спросила она с легкой насмешкой, скрывающей приятное удивление.
– Просто я осторожен.
– И может, совсем чуть-чуть склонен верховодить.
– Конечно, но разве я один такой? – Он прикоснулся губами к ее губам. – Пойди мне навстречу, ладно?
– Хорошо. Но только в этот раз.
Гейб удовлетворенно кивнул и быстро сошел по ступеням.
– Увидимся позже. Удачи в творчестве.
– А чем ты собираешься сегодня заниматься?
Гейб остановился и взглянул на нее через плечо.
– Я собираюсь залезть в Интернет, чтобы хорошенько покопаться в подноготной одного потенциального клиента «Мэдисон коммершл». А почему ты спросила?
Лилиан скорчила рожицу.
– Желаю приятно провести время.
– Мне кажется, я уже объяснял тебе, что моя деятельность в компании называется работой, а не приятным времяпрепровождением. – И Гейб одарил ее коронной улыбкой Мэдисонов – лениво-сексуальной. – Удовольствие приходит потом, после работы. Я тебе это докажу.
Гейб спустился к машине, открыл дверцу и сел за руль.
Наверное, она допустила ошибку, предположив, будто он стал жертвой переутомления потому, что работа в «Мэдисон коммершл» перестала приносить ему удовольствие. В определенном смысле, подумала Лилиан, Гейб прав. Но называть его взаимоотношения с «Мэдисон коммершл» просто работой было бы тоже не вполне правильно. Истина состояла в том, что компания «Мэдисон коммершл» была его страстью.
А страсть – это не просто приятное времяпрепровождение. Страсть – дело серьезное.
Лилиан всегда интуитивно чувствовала это, когда речь шла о ее творчестве, а теперь начинала понимать и применительно к их с Гейбом взаимоотношениям. Дело серьезное.
Лилиан вернулась в дом, закрыла за собой дверь, подошла к телефону и включила прослушивание сообщений. Сообщений было два. Первое, как она и думала, было от матери.
Может, оно и лучше – побыстрее через это пройти. Лилиан мысленно подобралась и набрала номер телефона отеля в Сан-Диего.
«Мы давно взрослые люди».
Элайн Харт ответила после второго гудка. Как это принято у матерей, она не стала ходить вокруг да около, а сразу перешла к главному:
– Что, скажи на милость, происходит там у вас в Эклипс-Бей?
– Это длинная история.
– Вчера звонил твой дед. Они с твоим отцом очень долго говорили. И разговор тот никак нельзя назвать легким и приятным. Не помню, чтобы эти двое когда-нибудь так друг на друга наскакивали. Салливан сказал, что ты закрыла «Прайвит эрейнджмент». Окончательно. Это правда?
– Да.
– Но, дорогая, почему? – Голос Элайн взметнулся вверх с раздраженными интонациями, столь характерными для матерей на всем земном шаре. – У тебя так хорошо все получалось.
Элайн не произнесла сакраментального «наконец-то», но это слово, пусть и не озвученное, повисло в виде многоточия в конце фразы.
– Ты знаешь, почему я это сделала, мама.
После непродолжительной паузы Элайн вздохнула:
– Твоя живопись.
Протяжные интонации испарились как по волшебству, отметила про себя Лилиан. Умные матери всегда чувствуют, когда следует отказаться от тактики, которая не приводит к успеху.
– Я думала об этом достаточно долго, мама. Мне надо убедиться, что я смогу.
– Неужели для этого так уж необходимо закрывать «Прайвит эрейнджмент»? Ведь разобраться, сможешь ли зарабатывать искусством себе на жизнь, можно было бы и без отрыва от основной работы, тебе не кажется? Ты всегда рисовала в свободное время.
Лилиан плюхнулась на диван и задрала ноги на журнальный столик.
– Я чувствую, что пришло время поставить искусство на первое место. Я не могу больше разбрасываться. Факт остается фактом – после целого дня в офисе я устаю. У меня не остается сил для работы.
Для работы. Лилиан сама немного удивилась тому, что употребила это слово. Употребила в том же смысле, в котором его использовал Гейб, – для определения того важного, чем она занималась в жизни. Искусство для нее не было хобби. Не было и приятным времяпрепровождением. И развлечением тоже не было. Оно было ее страстью.
– А если с картинами у тебя пойдет не так уж хорошо? – спросила Элайн. – Ты тогда снова откроешь «Прайвит эрейнджмент»? У тебя ведь остались и программа, и список клиентов?
– Я не хочу сейчас об этом думать, мама. Мне надо сосредоточиться на главном.
– Ты говоришь так, как твой отец и дед. – Элайн после некоторых колебаний решила копнуть глубже. – Салливан рассказал твоему отцу еще кое-что. Он сказал, что вы с Гейбом Мэдисоном встречаетесь… на людях.
Лилиан рассмеялась, сама не ожидая того.
– Готова поспорить, что он выразился куда откровеннее.
Элайн прочистила горло.
– Кажется, он употребил слово «сожительствуют».
– Так я и знала. – Лилиан опустила ноги на пол и придвинулась к самому краю дивана. – Митчелл Мэдисон все-таки наябедничал деду. Разве не забавно, что он с этой новостью отправился прямиком к Салливану? Спрашивается, почему он это сделал?
Наступила еще одна непродолжительная пауза.
– Так это правда? – строго спросила Элайн.
– Боюсь, что правда. – Лилиан скорчилась, крепко сжав телефон в руке. – Но я предпочитаю выражение «встречаться на людях» слову «сожительствовать».
– У мужчин в возрасте Митчелла и Салливана иной взгляд на эти вопросы. И иной лексикон для их описания.
– Я уже догадалась.
– Извини, что вмешиваюсь, но как Гейб определяет ваши… э… отношения?
«Мы давно взрослые люди».
– Я его об этом не спрашивала, знаешь ли. Послушай, мама, я знаю, что ты делаешь это из лучших побуждений, но наш разговор переходит на слишком интимные темы. Я вполне способна сама разобраться со своей личной жизнью.
– Когда в Эклипс-Бей сходятся Харты и Мэдисоны, это перестает быть личным делом каждого из них, – возразила Элайн.
– Ладно, пусть так. Но все же хочу заметить, что я сама способна со всем разобраться.
– Ты уверена?
– Конечно. Я не школьница, мама. Я уже давно самостоятельный человек.
– Тебе ни к чему лишние проблемы, а они у тебя непременно появятся, если в твою жизнь войдет Мэдисон.
– Гейб не такой, как остальные Мэдисоны. Он получил высшее образование и выстроил весьма успешный бизнес. Когда я была девочкой, я, помнится, часто слышала, как дед называл Гейба исключением, которое лишь подтверждает то правило, что у всех Мэдисонов на роду написано плохо кончить.
– Да, дорогая, я знаю. – Наступила еще одна небольшая пауза. – Но, только между нами – лично меня из всех Мэдисонов Гейб настораживал больше всех.
Лилиан похолодела.
– В самом деле?
Элайн ответила не сразу. Лилиан живо представила, как мать задумчиво смотрит вдаль, вспоминая прошлое.
– Не одна я за него переживала, – сказала наконец Элайн. – Мы часто говорили о нем с Изабель. Будучи еще совсем ребенком, Гейб отличался чрезмерной сосредоточенностью, слишком хорошо для ребенка умел владеть собой. Он никогда не терял головы, никогда не имел неприятностей в школе. Всегда получал хорошие оценки. Все это не вполне нормально.
– Ты хочешь сказать: не вполне нормально для Мэдисонов?
– Нет, для любого маленького мальчика. Теперь я понимаю, что даже тогда им двигала идея создания бизнес-империи.
– Думаю, ты права, – сказала Лилиан. – Он должен был что-то себе доказать. Но ведь он осуществил задуманное.
– Люди, которые ставят перед собой задачи длиной в целую жизнь, не меняются, даже если для всех окружающих очевидно, что они удовлетворили свои амбиции на все сто. Насколько я знаю, они продолжают себя подгонять. Это их неотъемлемое свойство.
Мэдисоны и их страсти.
– Мама, послушай, я же не…
– Я не хочу вмешиваться в твою личную жизнь, но все-таки я твоя мать.
– Я знаю, – со вздохом сказала Лилиан. – Ты должна делать то, что положено делать матери.
– Мне кажется, тебе следует принять во внимание, что Гейб остался все тем же.
– О чем ты?
– Компания «Мэдисон коммершл» всегда была главным делом его жизни. Была и остается. Все это упорство, вся эта железная воля, с которой он добивался того, что имеет сегодня, с годами только окрепли.
– И что?
– А то, – выпалила Элайн, – что если он решил встречаться с тобой на людях, как ты это называешь, то у него на то есть причина.
Лилиан почувствовала, как у нее свело внутренности.
– Не хочешь же ты сказать, что от меня Гейбу нужен только секс?
– Нет, не хочу. – Элайн выдержала паузу. – Откровенно говоря, я думаю, что Гейб с его деньгами и положением может иметь столько секса, сколько он хочет, и без твоего участия.
Лилиан болезненно поморщилась. В глубине души она была согласна с матерью.
– Только, пожалуйста, не говори мне, что он получает некое извращенное удовлетворение оттого, что имеет интимные отношения с женщиной из стана Хартов. Он не настолько одержим жаждой мести и не настолько убог духовно, чтобы думать, будто, соблазнив меня, докажет свое превосходство над Хартами.
– Нет, он не настолько глуп.
Лилиан почувствовала, что ее отпустило.
– Гейб не стал бы унижать себя, засчитывая себе очки за то, что переспал с женщиной из семейства Хартов. Да о чем тут говорить, если его родной брат сейчас женат на моей сестре. Даже дед не мог бы поверить, что…
– Нет, – повторила Элайн ровным, но твердым голосом. – Я не думаю, что Гейб тебя соблазнил только за тем, чтобы заработать очки в этом смехотворном давнем соперничестве. Он хороший стратег и не станет хвататься за первую подвернувшуюся возможность.
Лилиан почти совсем расслабилась.
– Тогда что ты пытаешься мне сказать, мама?
– Я просто хочу, чтобы ты была с ним осторожнее, дорогая. Мы с твоим отцом в последнее время много говорили о будущем «Харт инвестментс». Очевидно, компанию придется продать, когда через пару лет Хэмптон уйдет в отставку. Никто из вас троих не хочет взять на себя управление компанией, да и отец не собирается никого из вас принуждать к этому.
– Я знаю. Он молодец, что никогда на нас не давил.
– Видит Бог, он знает, что это такое – когда на тебя давят. Он испытал это на себе, когда был в вашем возрасте. Потому никогда и не давил на вас, что бы по этому поводу ни думал Салливан.
– Что? – Лилиан замерла. – Не хочешь ли ты сказать, что отец принял на себя руководство компанией только потому, что дед на него надавил?
– После того как развалилась компания «Харт – Мэдисон», твой дед вложил все средства и все силы в то, чтобы поднять «Харт инвестментс». С самого начала было ясно, что наследником дела станет Хэмптон. Твой отец исполнил мечту своего отца, но мечта Салливана никогда не была его мечтой.
– Понимаю.
Лилиан встала и подошла к окну, зажав трубку в руке. Она смотрела на белые гребешки волн, испытывая странное чувство. Чувство прозрения. Было так, словно с глаз ее внезапно упала пелена. Она вдруг с потрясающей ясностью увидела ту сторону семейной истории, о существовании которой до сих пор даже не догадывалась.
– Хэмптон не хотел, чтобы кто-либо из вас троих считал своим долгом жить ради исполнения мечты другого человека.
– Папа принял огонь на себя во имя нас? Мне всегда было любопытно, почему дед не поднимает шума из-за того, что никто из нас не выказывает особого интереса к «Харт инвестментс». Но я просто решила, что с годами он стал мягче.
– Да уж. – Элайн усмехнулась в трубку. – Твой отец не раз вступал с дедом в пререкания по этому вопросу. Он предупреждал Салливана, что не допустит использования принуждения для превращения компании в династическое предприятие. Хэмптон хотел, чтобы каждый из его детей был свободен в выборе собственного пути в жизни.
– Но у отца никогда не было такого выбора, верно?
– Когда он был молод – не было. Но с годами кое-что изменилось. Мы с Хэмптоном однажды решили, что жизнь слишком коротка для того, чтобы потратить ее на осуществление чужой мечты. У отца есть планы на будущее, и он полон решимости претворить эти планы в жизнь. Салливан и так слишком долго единолично правил в нашей семье. Пусть делает с «Харт инвестментс» все, что хочет. Мы с Хэмптоном считаем себя свободными от каких бы то ни было обязательств перед компанией и перед ним.
В голосе матери слышалась железная решимость. Это было для Лилиан новым.
– Ты говоришь о благотворительном фонде, который вы с отцом собираетесь организовать? – спросила Лилиан.
– Да. Хэмптон не может дождаться, когда примется за дело.
– Понимаю. – Лилиан смахнула влагу, мешавшую ей любоваться заливом. – Наверное, мы все, Ханна, Ник и я, в огромном долгу перед папой за то, что он подставлял свою спину, не давая нас Салливану в обиду.
– Именно, – с нажимом ответила Элайн. – Но сейчас мы говорим не об этом. Я хочу, чтобы ты поняла, что Мэдисон очень хитрый, очень предусмотрительный бизнесмен. Новости в нашем мире распространяются со скоростью лесного пожара. Уверена, что он знаком с положением дел в «Харт инвестментс». Он, должно быть, знает, что компания скорее всего больше не будет функционировать в качестве семейного бизнеса.
– И что с того?
– Подозреваю, он исходит из предположения, что «Харт инвестментс» будет либо продана, либо вольется в другую корпорацию. И произойдет это довольно скоро. Но если он на тебе женится…
– Остановись. – Лилиан дышала с трудом. – Вот тут и остановись. Не продолжай, мама. Прошу тебя, не говори мне, что он спит со мной, чтобы таким образом завладеть третьей частью «Харт инвестментс».
На другом конце линии долго молчали.
– Чтобы отхватить этот жирный кусок компании, ему придется сделать куда больше, чем просто переспать с тобой, – произнесла наконец Элайн. – Для достижения этой цели ему придется жениться на тебе.
Из окна Лилиан видела, как приближалась очередная буря. Тучи стремительно надвигались на берег. Ветер хлестал в окна. Над заливом нависла зловещая мгла. Вода приобрела стальной цвет.
– Будем стараться во всем видеть лучшую сторону, мама. Гейб ни слова не сказал о браке. И я, как профессионал, могу тебя заверить, что я женщина не его типа. Он не считает, что я гожусь ему в жены.
Лилиан пошла ставить чайник. После телефонного разговора на душе ее было неспокойно. Голова полнилась всякими нехорошими, по большей части сумбурными мыслями. Но к тому времени, как вода закипела, она кое-что успела обмозговать и привести мысли в относительный порядок.
«Не отрывайся от реальности», – сказала себе Лилиан, наливая в чашку ароматный зеленый чай. Она сказала матери правду. Гейб даже и намека не сделал на возможность их брака. Судя по всему, его вполне удовлетворяла перспектива иметь с ней сексуальные отношения, не более того.
С другой стороны, в отношении Гейба Мэдисона на свою интуицию она едва ли могла положиться, ибо интуиция всегда базируется на анализе прошлого опыта. Что же касается Гейба, с анализом его побуждений и поступков дело у Лилиан обстояло неважно. К примеру, вплоть до вчерашнего дня она пребывала в заблуждении, будучи абсолютно уверенной в том, что он страдает от депрессии.
С чашкой в руке Лилиан побрела в явно импровизированную мастерскую. Взглянула на чистый холст на подрамнике. Она приехала сюда, в Эклипс-Бей, чтобы творить, но до сих пор только и успела, что распаковать коробки с кистями и красками. Лилиан сделала несколько набросков, но серьезно за работу так и не взялась. Отношения с Гейбом Мэдисоном отвлекали ее от работы. Не просто отвлекали – не давали работать!
Какое-то время Лилиан работала карандашом, пытаясь наметить основные контуры будущей картины – дожидаясь, когда к ней придет то особое состояние, когда она словно попадала в иное измерение, внутрь того, что потом ляжет на холст. Но для того, чтобы вдохновение тебя озарило, нужно быть к этому готовой. Нужна предельная концентрация.
А с концентрацией внимания у Лилиан что-то совсем не ладилось, поэтому она решила вернуться на кухню и налить себе еще чаю.
Проходя через гостиную, Лилиан увидела огонек на телефонном аппарате. Только сейчас она вспомнила, что сообщений было два. А прослушала она только одно – от матери.
И вместо того чтобы продолжить путь на кухню за чаем, Лилиан включила прослушивание второго сообщения.
– Это Митчелл Мэдисон. Нам надо поговорить.
Только этого ей не хватает для полного счастья! Ну что ж, зато теперь она точно знает, что сегодня на творчестве можно поставить крест.
Часа в три пополудни Лилиан открыла калитку и вошла в сад Митчелла Мэдисона. Она с интересом огляделась. Лилиан была наслышана о легендарном саде, похожем на сказочный лес с роскошными папоротниками, экзотическими цветами, многочисленными соцветиями роз. Уже много лет в Эклипс-Бей сад Митчелла Мэдисона был едва ли не главной местной достопримечательностью – самый роскошный, самый яркий и самый ухоженный сад в округе. Даже сейчас, в разгар зимы, когда почти все растения уже отцвели, сад Митчелла Мэдисона потрясал воображение. Настоящий рай на земле. Но с другой стороны, садоводство было страстью Митчелла Мэдисона, а каждый знал, что если Мэдисон проникнется к чему-то страстью, то уж отдастся ей без остатка.
Лилиан шла по усыпанной гравием дорожке, петлявшей между разросшимися папоротниками и идеально ухоженными клумбами. После недавно прошедшего дождя от земли поднимался густой аромат. В конце тропинки виднелась оранжерея. Лилиан различила силуэт, передвигавшийся за непрозрачными стеклами.
Открыв дверь, Лилиан попала во влажное, насыщенное запахами земли тепло. Митчелл сосредоточенно трудился над глиняными горшками, расставленными на высокой скамейке, доходящей ему до пояса. В правой руке он держал маленький секатор, а в левой – крохотный садовый совок. Из карманов его видавшего виды, испачканного землей фартука торчали всевозможные садовые инструменты. В настоящий момент Митчелл любовно обихаживал нежный росток какого-то саженца в горшке.
– Я получила ваше сообщение, Митчелл, – с порога сказала Лилиан.
Митчелл стремительно поднял голову, и седые брови его взметнулись вверх, сойдясь над переносицей крупного с горбинкой носа.
– А, вы все-таки пришли. Заходите и закройте дверь. На улице сегодня холодно. Растения боятся сквозняков.
Лилиан зашла в оранжерею, и дверь на тугих петлях сама за ней захлопнулась.
– Ваше сообщение заставило меня подумать, что у вас ко мне срочное дело. Что-то случилось?
– Черт меня дери, конечно, случилось. – Митчелл положил на козлы секатор и совок и снял перчатки. – Я рассказал об этом деле Салливану, но, насколько я понимаю, он и пальцем не шевельнул, чтобы все уладить. Похоже, придется приложить руку мне.
– О чем идет речь?
– Начнем с главного. У вас с Гейбом серьезно или вы с ним дурака валяете?
Лилиан замерла на месте. Все оказалось еше хуже, чем она ожидала. На мгновение ей показалось, что она вот-вот задохнется в этой душной, спертой атмосфере. Усилием воли Лилиан поборола желание обратиться в бегство.
– Простите?
– Не играйте со мной, Лилиан. Вы знаете, о чем я сейчас говорю. Если вы решили разбить Гейбу сердце, то я должен узнать об этом сейчас.
– Я? Разбить сердце Гейбу? – Откуда ни возьмись в ней всколыхнулась ярость. – С чего вы взяли, что такое вообще возможно?
Мэдисон презрительно фыркнул:
– Он у вас в руках, и вы об этом прекрасно знаете. Вопрос в том, что вы намерены теперь с этим делать.
– Но это же просто смешно. Только потому, что мы часто встречаемся…
– Вы думаете, что никто не заметил, как вы вдвоем удрали в Портленд с ночевкой? Черт побери, да вы даже не пытаетесь скрывать свои отношения.
– Вы не хуже меня знаете, что я ничего не могу поделать со сплетнями, которые ходят по Эклипс-Бей.
– Когда я был в вашем возрасте, мы по крайней мере понимали, что такое приличия, и не водили шашни у всех на глазах.
Лилиан видела, что Митчелл не на шутку раздражен. И он действительно считал, что имеет право читать ей нравоучения. Но его раздражение лишь подлило масла в огонь – она разозлилась всерьез.
– А я вот слышала совсем другое, мистер Мэдисон. Мои родственники рассказывают, что вы в моем возрасте не слишком заботились о приличиях, когда водили шашни со своими подругами. Скажу вам больше, мистер Мэдисон, если кто и лил воду на мельницу сплетен в Эклипс-Бей с завидной регулярностью, так это вы, Мэдисоны.
– Все меняется. Теперь это не так.
– То, что сейчас вы не даете местным кумушкам повода для сплетен, ничего не меняет.
– Мы говорим сейчас не обо мне, а о Гейбе. – Митчелл подбоченился. – Он не такой, как остальные Мэдисоны.
– Да, так говорят, но мне откуда знать, что это правда?
– Придется вам поверить мне на слово.
Лилиан холодно улыбнулась.
– Почему я должна верить вам на слово?
– Послушайте, я могу понять, почему вам трудно его постичь. Гейб не так прост. Он не всегда говорит то, что думает.
– Не всегда – слишком мягко сказано.
– Говорит он вам правду или нет, в конце концов не так уж важно. Что важно, так это то, что я не хочу, чтобы ему было больно. Если вы к нему относитесь несерьезно, то лучше порвать сейчас, пока у него это не зашло слишком далеко.
– Из того, что мы встречаемся, – сквозь зубы процедила Лилиан, – еще не следует, что Гейб в меня влюблен.
– Если вы с ним просто кувыркались в одной постели в Портленде – это одно. Я бы на это и внимания не обратил. Но Гейб махнул рукой на «Мэдисон коммершл» ради того, чтобы оказаться рядом с вами здесь, в Эклипс-Бей. А вот это уже означает, что с его стороны все очень серьезно.
– Господи, да вы говорите так, словно компания – его жена, а я его у нее отбиваю.
Митчелл кивнул:
– Не слишком далеко от истины, если подумать.
– Послушайте, так, для справки: Гейб оставил «Мэдисон коммершл» не ради меня. – Лилиан развела руками. – Он решил взять отпуск, только и всего.
– Дерьмо. Простите за выражение. Гейб не берет отпуска. И уж конечно, он не уходит в отпуск на целый месяц. Он бросил все дела в «Мэдисон коммершл», потому что потерял от вас голову. Вот единственное объяснение.
– Очень романтичное предположение, но, увы, оно слишком далеко от истины. Бесконечно далеко. Не знаю, открою ли я вам глаза, если скажу, что в здешних краях найдется немало людей, в том числе и среди членов моей семьи, которые будут только счастливы рассказать вам, что именно, по их мнению, заставило Гейба оставить «Мэдисон коммершл» на целый месяц.
– И что же, черт возьми, здесь считают главной причиной его отъезда?
– Уверена, вы слышали такие разговоры. Ходят сплетни, будто Гейб хочет жениться на мне, чтобы отхватить жирный кусок «Харт инвестментс».
Митчелл смотрел на нее словно громом пораженный.
– Вы что, свихнулись? Мэдисоны не женятся ради денег.
– Может, Мэдисоны и не женятся. Но вы и сами сказали, что Гейб не такой, как остальные Мэдисоны.
Митчелл презрительно шмыгнул носом.
– Не настолько же он другой.
– Послушайте, мы все знаем, что «Мэдисон коммершл» – самое важное, что есть у Гейба в жизни. Это его творение. Он стольким ради него пожертвовал, столько за него боролся, так пестовал его. Почему бы ему не попытаться завоевать ту, кто может внести существенный вклад в его империю?
– Если бы он был из тех, кто женится на деньгах, он бы в свое время женился на Мэрилин Торнли. В ее семье наличности в избытке.
Лилиан нахмурилась:
– У меня сложилось впечатление, что они расстались, потому что Мэрилин предпочла Гейбу Мэдисону Тревора Торнли, а не потому, что Гейб не захотел на ней жениться.
– Черт возьми, неужели вам это надо объяснять? Они расстались потому, что Гейб ясно дал ей понять, что «Мэдисон коммершл» для него важнее, чем она. А эта женщина любит быть во всем номером первым.
– И я тоже, мистер Митчелл.
– Вы Харт. Вы понимаете, что бизнес прежде всего.
– Нет, поверьте мне, я этого не понимаю.
– Еще как понимаете. Послушайте, вы знаете, что Гейб занят только вами и больше никем, и это означает, что для него все очень и очень серьезно. Я хочу знать, что вы к нему чувствуете. Вы хотите выйти за него замуж?
Лилиан отступила на шаг и взялась за дверную ручку.
– Мистер Мэдисон, наша дискуссия носит чисто гипотетический характер. К вашему сведению, тема брака ни разу между нами с Гейбом не возникала.
– Похоже, что возникнет. И очень скоро, насколько я знаю Гейба. Он не станет медлить там, где медлить нельзя.
– Я так не думаю, мистер Мэдисон. – Лилиан крепче взялась за ручку, чтобы придать себе уверенности. – Для справки: Гейб очень ясно дал мне понять, что не желает жениться на женщине, имеющей какое-то отношение к богеме. Смею вам напомнить, что я художница. Таким образом, я выбываю из игры. Вам так не кажется?
– Нет, не кажется. С Мэдисонами такое не проходит. Мы не умеем мыслить логически, когда речь идет о любви.
Лилиан понимала, что ей срочно надо отсюда убираться. Она вот-вот готова была взорваться.
– Позвольте мне кое-что прояснить. Если – я повторяю, – если Гейб когда-либо поднимет тему брака, я, уж поверьте, постараюсь выяснить, видит ли он во мне прежде всего личность или рассматривает лишь в качестве ценного приобретения, добавляющего солидности его империи.
– Но как, черт возьми, он сможет доказать, что любит вас?
– Не знаю. Это уже не моя проблема. Это проблема Гейба. Если вообще ему есть что доказывать.
– Черт побери, как это похоже на вас, Хартов! Требовать железных гарантий там, где ничего нельзя гарантировать. – Митчелл наставил на нее указательный палец. – Знаете, что я думаю? Я думаю, вы решили с ним немного поиграть. Вы просто развлекаетесь, верно? У вас это несерьезно.
К этому времени Лилиан уже успела открыть дверь, но что-то в тоне Митчелла заставило ее задержаться на пороге.
– Вы ведь искренне за него переживаете, верно?
– Имею на это право. Он мой внук, черт возьми! Может, из меня получился не очень хороший воспитатель, когда после смерти их родителей мне пришлось растить Гейба с Рейфом, но я старался учить ребят правильным вещам. Я в ответе за Гейба и поэтому должен быть настороже, когда ему грозит беда.
Лилиан посмотрела Митчеллу в глаза.
– У Гейба сложилось впечатление, будто вам все равно, насколько успешно у него идут дела с «Мэдисон коммершл». Будто его успех вам безразличен.
– Разумеется, мне не все равно, – пробурчал Митчелл. – Я горжусь тем, что он сделал с компанией. Он доказал вам, Хартам, и всем прочим, что Мэдисоны тоже кое-чего стоят. Он доказал, что тот из Мэдисонов, кто решил чего-то добиться, добьется своей цели. Что у нас у всех не написано на роду поганить все, к чему прикоснешься, как это было с его отцом или со мной.
Наступила напряженная тишина.
– Вы ему когда-нибудь это говорили? – тихо спросила Лилиан. – Понимаете, мне кажется, что ему очень нужно услышать эти слова.
Митчелл открыл было рот, но тут же закрыл его, так ничего и не сказав.
Лилиан не спеша вышла в сад.
* * *
Гейб обмакнул кусочек крабового мяса в острый красный соус.
– Слышал, что ты сегодня выходила из дома, чтобы встретиться с Митчеллом.
Лилиан вздрогнула. Вилка в ее руке тоже слегка задрожала. Она покрепче взялась за вилку и воткнула ее в капустный салат.
– Кто тебе это сказал? – спросила она.
Едва не сорвалась, отметил Гейб. С чего бы? Что с ней происходит?
Утром, когда они вместе выехали из Портленда, у него было очень хорошо на душе. Спокойно. Словно наконец появилась стабильность в их отношениях. Ему даже показалось, что некоторые вопросы, которые у него накопились, получили ответы.
У них с Лилиан был роман. Не подразумевающий никаких дополнительных обязательств. Они оба сошлись на этом. Все просто и недвусмысленно. Куда уж проще и яснее.
Но теперь, с возвращением в Эклипс-Бей, все опять запутывалось.
Гейб раздумывал на эту тему под обычный ресторанный шум – негромкий гул разговоров и звон посуды. «Крэб трэп» – так назывался ресторан – был местом веселым и шумным. Пока Рейф и Ханна еще не открыли свой отель, этот ресторан оставался лучшим в городке. Отсюда открывался вид на залив, на столе были настоящие скатерти и маленькие свечи горели в старинных бутылках из-под кьянти. В праздники этот ресторан всегда бывал полон.
Выбор этого ресторана для романтического ужина показался Гейбу самым естественным.
Однако не ему одному. Очевидный выбор не всегда самый правильный. В этом Гейб убедился несколько минут назад, когда с некоторой помпой сюда явилась Мэрилин Торнли и заняла большую кабинку в дальнем углу.
– На автозаправке я случайно встретился с Брайсом, – сказал Гейб, отправляя кусочек краба в рот. – От него и узнал. Брайс не стал бы сообщать мне об этом, будь то обычный визит, ведь он и вообще-то мало разговаривает. Должно быть, он решил, что это важно.
Лилиан после некоторого колебания чуть пожала плечами.
– Твой дед оставил мне сообщение на автоответчике, когда мы были в Портленде. Сказал, что хочет со мной увидеться. Я заехала к нему. Просто визит вежливости, показавшийся мне уместным при данных обстоятельствах.
– И что ему было нужно?
– Кажется, он решил, что я испытываю на тебе свои женские чары. Плету сети, чтобы затянуть тебя в них. Очевидно, он боится, как бы я не разбила тебе сердце.
Гейб сумел проглотить кусочек краба, не поперхнувшись, что было нелегко.
– Он так и сказал? Сказал, что переживает, как бы ты не разбила мне сердце?
– Ну да.
– Черт возьми!
– Он тоже часто говорит «Черт возьми!».
– Все это несколько неожиданно.
– Он хотел знать, благородны ли мои намерения, – не моргнув глазом сообщила Лилиан.
Гейб заставил себя подцепить еще кусочек на вилку.
– И что ты ему сказала?
– То же самое, что сказала сегодня своей матери, когда она спросила меня о наших с тобой отношениях.
С каждой минутой ситуация все более усложнялась.
– И что же именно ты сказала?
Лилиан поднесла к губам стакан с водой.
– Что тема благородных намерений у нас ни разу не поднималась и едва ли поднимется.
– Ты им обоим так и сказала?
– Да. Это ведь так и есть, не правда ли?
– Ты хочешь сейчас о них поговорить? – спросил Гейб.
Лилиан покраснела и торопливо огляделась, дабы убедиться, что их никто не слышит.
– Это не смешно.
– Я и не собираюсь шутить.
– Ради Бога, Гейб, говори потише.
– Я и так говорю тихо. Это ты повышаешь голос.
– Знаешь, мне сейчас совсем не до таких разговоров. У меня и так был трудный день. Я приехала сюда, чтобы работать. А пока я ничего не сделала. Абсолютно ничего.
– Живопись плохо идет? – спросил Гейб.
– О чем ты говоришь? Я даже начинаю подумывать, не вернуться ли мне в Портленд, чтобы хоть что-то делать.
– Расслабься. Ты сегодня слишком напряжена.
– Вовсе я не напряжена, – буркнула Лилиан.
– Пусть так. Но выглядишь ты напряженной.
Лилиан демонстративно положила вилку.
– Если так ты представляешь себе непринужденную беседу в ресторане, то я… – Лилиан осеклась и замерла. – О черт!
– Что случилось? Ты из-за Мэрилин? Я видел, как она вошла еще минут пятнадцать назад. Не переживай, она занята своими делами и сидит далеко. Не думаю, что она станет нам сегодня досаждать.
– Нет, дело не в Мэрилин. – Лилиан смотрела мимо Гейба на дверь. – Андерсен.
– Флинт? Здесь? Какого черта? – Гейб обернулся и посмотрел в ту сторону, куда смотрела Лилиан. Действительно, у двери стоял Андерсен Флинт собственной персоной и общался с метрдотелем. – Ну, что скажешь? Я с трудом узнал его в этой одежде.
– Какого черта он притащился в Эклипс-Бей?
– Я бы сказал, что это и ежу понятно. – Гейб снова занялся едой. – Он поехал сюда следом за тобой.
– У него нет никаких причин меня преследовать.
– Я могу назвать одну причину.
Лилиан нахмурилась:
– Какую?
– Он хочет заполучить твою программу для подбора пар, помнишь?
– Ах да. Я совсем забыла. Но я же сказала ему, что не собираюсь ее продавать.
– Возможно, он надеется тебя уговорить.
– Черт! Только этого мне не хватало.
Гейб обернулся, чтобы еще раз взглянуть на Флинта. В этот момент Андерсен увидел Лилиан. На лице его появилась улыбка, которая возникает при неожиданной встрече с другом, которого сто лет не видел. Андерсен жестом отпустил метрдотеля и направился через зал к Лилиан.
– Он действительно тебя выслеживал, – сказал Гейб.
Лилиан смяла в руке салфетку.
– Не могу поверить, что ему настолько необходима моя программа.
– Ты заработала кучу денег с помощью этой программы. Почему ты думаешь, что и он не хочет того же?
Лилиан сдвинула брови.
– Когда речь заходит о деньгах, ты становишься параноиком. Я тебе точно говорю.
– Я не страдаю паранойей. Просто я осторожен.
– Осторожен, конечно…
– Лилиан, здравствуйте. – Андерсен оказался возле их столика, и Лилиан не успела закончить фразу. Он наклонился с явным намерением чмокнуть ее в щеку в знак приветствия. – Какой приятный сюрприз!
Лилиан слегка повернула голову – ровно настолько, чтобы уклониться от поцелуя Андерсена.
– Что вы тут делаете?
– Я здесь на конференции, устраиваемой Колледжем Чемберлена. Приехал сегодня днем. Остановился в мотеле за городом. Я помнил, что вы собирались отдохнуть в Эклипс-Бей, и был уверен, что непременно вас здесь встречу. – Андерсен протянул руку Гейбу. – Андерсен Флинт. Кажется, мы раньше не встречались.
– Гейб Мэдисон. – Гейб медленно поднялся и без особого воодушевления обменялся с Флинтом рукопожатием. – Мы не были официально представлены друг другу, но однажды я вас уже видел. Однако, думаю, вы меня не помните. Вы были в тот момент несколько заняты.
– Гейб Мэдисон? Из «Мэдисон коммершл»? Вот уж точно удача. Вы, случайно, не один из клиентов Лилиан?
– Вообще-то…
– Мы друзья, – торопливо перебила Лилиан. – Мы оба выросли здесь, в Эклипс-Бей. Моя сестра замужем за его братом. У наших семей давняя история.
– Понятно. – Андерсен не спускал с Гейба глаз. – Как долго вы намерены пробыть в городе?
– Пока не надоест, – сказал Гейб.
У входа в ресторан наметилось какое-то оживление. Гейб почувствовал, как изменилась атмосфера в зале. У двери интересная женщина разговаривала с метрдотелем на повышенных тонах.
– Это Клер Дженсен. – Лилиан казалась искренне обеспокоенной. – Новый менеджер предвыборной кампании Мэрилин. Похоже, что-то случилось.
Да уж, подумал Гейб. Что-то точно случилось, потому что даже отсюда было видно, как свело от гнева лицо Клер.
Гейб также отметил, что Мэрилин покинула свою кабинку и быстрым шагом направилась к двери. Губы у нее были сжаты, а в глазах читалась решимость.
– Ой-ой, – сказала Лилиан. – Мне это совсем не нравится.
Голос Клер перекрывал гул голосов посетителей.
– Уйдите с дороги, я сказала. – Она попыталась оттолкнуть администратора зала. – Я должна кое-что сообщить этой стерве и не уйду отсюда, пока этого не сделаю.
Мэрилин приблизилась к Клер и схватила ее за руку.
– Я сама справлюсь, – тихо, но решительно заявила она администратору зала.
– Отпусти меня, ты, сука! – истерично кричала Клер. – Убери руки! Я добьюсь, чтобы тебя в тюрьму посадили. Тебе это так не пройдет!
Но Мэрилин уже успела втащить Клер в дверной проем. Еше секунда, и обе женщины оказались на улице, под холодным дождем.
По ресторану пронесся шепоток. Секунд пять было непривычно тихо, а потом взволнованно заговорили все разом.
– Это была Мэрилин Торнли? – с нотками благоговейного ужаса поинтересовался Андерсен. – Жена того политика, который снял свою кандидатуру с выборов в сенат?
– Уже почти бывшая жена. – Лилиан смотрела на закрытую дверь в ресторан. – И что-то мне подсказывает, что Клер Дженсен тоже уже не менеджер ее избирательной кампании. Бедная Клер. Интересно, что же между ними произошло? Я-то думала, у нее все отлично складывается с новой работой.
Вскоре входная дверь открылась вновь. Мэрилин вошла внутрь. Выглядела она спокойной и уверенной, словно нападки Клер никак ее не затронули. Она остановилась и что-то тихо сказала метрдотелю. Затем направилась прямо к столику, за которым сидели Гейб и Лилиан.
– Вы ее знаете? Вы знаете Мэрилин Торнли? – с видимым интересом спросил Андерсен.
– У ее родителей здесь летний дом, – пояснила Лилиан. – Хотя Гейб знает Мэрилин куда лучше, чем я.
Гейб неодобрительно на нее посмотрел. Он надеялся, что его взгляд заставит Лилиан замолчать. «Только попробуй заткнуть мне рот», – тоже взглядом ответила ему Лилиан.
Мэрилин подошла.
– Прошу прощения за эту неприятную сцену, – сказала она. – Мне пришлось сегодня уволить Клер, и она не слишком хорошо приняла эту новость.
– Увольнение – всегда стрессовая ситуация, – сочувственно заметил Андерсен. – Но я должен сказать, что вы блестяще со всем справились. Вы полностью контролировали ситуацию. Да, именно так.
– Кто-то должен был привести Клер в чувство, пока она не испортила вечер всем присутствующим. – Мэрилин улыбнулась и протянула Андерсену изящную руку. – Мэрилин Торнли.
Андерсен выглядел так, словно блеск Мэрилин Торнли его несколько ослепил.
– Андерсен Флинт. Я участвую в конференции, организованной Колледжем Чемберлена. Очень раз с вами познакомиться, миссис Торнли.
– Пожалуйста, зовите меня Мэрилин.
– Спасибо. Конечно.
Все это выглядит откровенно пошлым, подумал Гейб.
– Подготовили себе нового менеджера? – спросил Гейб.
– Я вот-вот собираюсь заявить об участии в выборах, так что проблема возникла совсем некстати. Я не могу терять ни минуты.
Андерсен бросил взгляд в сторону двери. Лицо его приняло озабоченное выражение.
– Надеюсь, ваша бывшая помощница не создаст вам проблем. Подчиненные, которые считают себя незаслуженно уволенными, способны на всякое.
– Клер будет паинькой, если не хочет навлечь на себя неприятности, – заявила Мэрилин. – Приятно было с вами познакомиться, мистер Флинт. В нашем институте друзьям Гейба и Лилиан всегда рады. Прошу вас, заезжайте, когда будете здесь, и захватите, пожалуйста, кое-какой рекламный материал.
– Непременно, – с готовностью согласился Андерсен.
Мэрилин ответила вежливым наклоном головы.
– Вот и славно. Пора прощаться, а то у вас на столе все остынет. Приятного вам вечера.
Мэрилин направилась к кабинке в дальнем углу. Андерсен не сводил с нее глаз.
– Очень впечатляющая женщина, – восторженно сказал он. – Очень впечатляющая. Такая сильная, такая динамичная. Авторитетная. Нам нужны такие политики.
Лилиан и Гейб понимающе переглянулись. У Лилиан в глазах плясали веселые искры.
– Идеальная парочка, – пробормотала она еле слышно.
Гейб усмехнулся:
– Ты как профессионал говоришь?
– Именно как профессионал.
Еще до того как Лилиан начала придумывать отговорки, Гейб уже понял, что она не собирается проводить с ним ночь.
– Пойми, мне надо выспаться, – сказала Лилиан, когда некоторое время спустя они вышли из ресторана. – Я хочу завтра встать пораньше и успеть кое-что сделать.
– Ну вот, мы снова вернулись к отправной точке. Это из-за твоих разговоров с матерью и Митчеллом? – Гейб открыл дверцы «ягуара» с несколько большим усилием, чем требовалось. – Они запудрили тебе мозги.
Лилиан скользнула в темное нутро машины, в глубокое и удобное кресло.
– Они не имеют к этому никакого отношения. Мне просто надо немного побыть одной.
– Конечно. Побыть одной. В тишине и покое.
– Я уже говорила тебе, что еще ничего толком не написала за то время, что живу здесь. Если я поеду сегодня к тебе, то завтра раньше полудня за работу не возьмусь.
– Ну что ж. Не хочу мешать тебе заниматься творчеством в твои излюбленные часы.
И он закрыл дверцу. С чуть большим усилием, чем требовалось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн



Очень неплохой роман. С юмором. Можно разочек почитать.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннАнна
17.11.2012, 21.14





...Впечетляющий!
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннтори
3.07.2013, 19.04





Какая-то странная вражда между двумя семьями: много лет назад глав семей "кинула" хитроумная девица, а они таят обиды.Это как минимум глупо, но без этого не было б романа
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннItis
15.07.2013, 14.48





Незря мужчины читают романы Кренц!Во всех романах мужчины идеальны,ни одного плохого или дурного поступка(я имею ввиду главного героя).А женщины и ошибаются,и ,иногда поступают глуповато.А еще Уинстон очень симпатичен! Роман хорош!
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВалентина
4.11.2013, 13.16





Вот жаль, что мужчины не читают книг таких авторов, ну очень правильными мыслями бы прониклись..
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннОльга
14.09.2014, 1.11





Прикольные герои. Понравилось. Не хватило интимных сцен и страсти. 9/10
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВикки
18.09.2015, 13.29





Класный роман! Рекомендую.
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннмэри
19.09.2015, 13.21





Средненький роман, читать интересно, но ничего выдающегося - 7 баллов.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннНюша
26.09.2015, 23.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100