Читать онлайн Свидание по контракту, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Свидание по контракту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Часом позже Гейб усадил ее в «ягуар» и собрался закрыть дверцу машины. И вдруг неожиданно для себя, совершенно импульсивно Лилиан сказала:
– Ты не возражаешь, если мы по дороге заскочим ко мне в студию? Мне надо кое-что оттуда забрать.
– Конечно. Без проблем.
Гейб закрыл дверцу, обошел машину и остановился, чтобы снять пиджак. Затем бросил его на заднее сиденье и сел за руль. Лилиан говорила ему, куда ехать, однако у нее возникло ощущение, что дорогу он знал и без ее объяснений. Он плавно выехал со стоянки и завернул за угол.
Вскоре Гейб остановился на тротуаре перед кирпичным зданием, в котором Лилиан арендовала помещение под студию.
– Я быстро, – сказала она.
– Мы никуда не торопимся.
Гейб вышел из машины и открыл для нее дверцу. Они вместе подошли к подъезду. Он ждал, пока Лилиан набирала код.
В чердачное помещение второго этажа они поднимались молча. Вставляя ключ в замок, Лилиан почувствовала, что пульс у нее немного участился. Чувство приятного ожидания в сочетании с ощущением некоторой неловкости затрудняли дыхание.
Лилиан не могла бы объяснить, зачем она привела сюда Гейба. Какой смысл в том, чтобы показывать ему свою студию? Гейб – бизнесмен, и ему чуждо все связанное с искусством.
Лилиан открыла дверь и нащупала рукой панель выключателей на стене. Она нажала на две кнопки из шести. Большая часть чердака тонула в сумраке.
Гейб огляделся.
– Вот, значит, где ты работаешь, – сказал он абсолютно ровным тоном.
– Да. – Лилиан наблюдала за тем, как он медленно прошел вперед, рассматривая холсты, прислоненные к стенам. – Здесь я и работаю.
Гейб остановился перед портретом двоюродной бабушки Лилиан Изабель. Та была изображена сидящей в плетеном кресле на застекленной террасе «Дримскейп» с устремленным в сторону моря взглядом.
Гейб долго смотрел на картину.
– Я помню это выражение на лице Изабель, – сказал он наконец. Затем он машинально, не отрывал взгляда от картины, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. – Кажется, будто она смотрит на что-то такое, что она одна может видеть.
Лилиан подошла к большому рабочему столу в дальнем конце комнаты, оперлась бедром о его край и взяла в руки альбом и карандаш.
– У всех время от времени бывает такое выражение лица. Возможно, потому, что все мы всё в этом мире видим немного по-разному.
– Возможно.
Гейб снял запонки с ониксом и сунул их в карман брюк. И вновь Лилиан отметила, что движения его были машинальными и почти бессознательными. Так обычно ведет себя человек, сбрасывая напряжение после официального мероприятия.
Гейб перешел к следующей картине, на ходу закатывая рукава своей угольно-серой рубашки и обнажая предплечья, покрытые темными волосками.
Лилиан секунду-другую смотрела на него. Он выглядел бесшабашным парнем и был чертовски сексуален с этим своим распущенным галстуком и в рубашке с расстегнутым воротом. Но что ее буквально покорило, так это то, как он смотрел на ее картины. В нем чувствовалась сосредоточенность, которая подсказывала Лилиан, что между ним и образами, запечатленными на ее картинах, возникла некая незримая связь. Возможно, ему и не нравились люди «богемного типа», однако искусство явно не оставляло его безразличным. Даже если он сам того не желал.
Лилиан принялась увлеченно рисовать.
– Ты ведь был искренним во всем, что говорил о докторе Монтойе? – спросила она, оторвав взгляд от работы.
– Он был ближе всех моих преподавателей к тому, что я бы определил понятием «наставник». – Гейб изучал картину, изображавшую старика, сидящего на скамейке в парке. – Я пришел к нему мальчишкой из маленького городка. Я не знал, как себя вести. Не знал, что считается приемлемым, что – нет. Я был лишен всякого лоска. Никакой утонченности, никаких связей. Я знал, к чему хочу прийти, но не знал, как туда добраться. Он дал мне в руки многое из того инструментария, с помошью которого я построил «Мэдисон коммершл».
– А сейчас ты возвращаешь ему долг, принимая ежегодно на стажировку в «Мэдисон коммершл» нескольких его студентов.
– Компания тоже кое-что получает от этого. Студенты приносят с собой много молодой энергии и энтузиазма. И мы получаем возможность первыми заметить новый яркий талант.
– В самом деле? А я слышала, как мой отец говорил, что студенты-интерны доставляют компании массу хлопот.
– Не все могут работать в большом коллективе.
Карандаш Лилиан замер в воздухе.
– Например, я не могу.
Гейб кивнул:
– Например, ты. И очевидно, твои брат и сестра тоже. У каждого из вас есть сила характера, независимость, предпринимательская жилка. Вы все талантливы и не лишены амбиций, но не умеете играть в команде. Во всяком случае, в сфере бизнеса.
– А ты считаешь, что ты другой? Да брось, Гейб. Скажи честно: если бы ты был вице-президентом, а не собственником, президентом и генеральным директором «Мэдисон коммершл», ты бы по-прежнему находился в штате компании?
Последовала непродолжительная пауза.
– Нет, – сказал Гейб. Просто и ясно.
– Ты говоришь, что не все созданы для работы в больших коллективах. – Лилиан быстро двигала карандашом по бумаге, заштриховывая тени. – Но ведь и не все рождены, чтобы такими компаниями управлять. А вот ты для этого создан, не так ли?
Гейб оторвал взгляд от картины и посмотрел на Лилиан.
– Создан для того, чтобы управлять? Это что-то новенькое, скорее многие сказали бы, что я обречен на полное саморазрушение годам эдак к тридцати.
– У тебя природный талант лидера и дар организатора. – Лилиан слегка приподняла плечо, сосредоточенно работая над изображением его скулы. Затем принялась штриховать тени у него под глазами. – Ты тоже своего рода художник. Ты можешь заставить людей увидеть ту цель, которую пока еще видишь только ты один, заставить их желать достижения этой цели вместе с тобой. Неудивительно, что ты смог добиться финансовых инвестиций, необходимых для того, чтобы дать старт «Мэдисон коммершл». Думаю, ты просто вошел в кабинет какого-то финансиста и нарисовал ему сияющую картину будущего, дабы он смог воочию представить, сколько денег заработает, если тебя поддержит.
Гейб не шевелился.
– Уговорить ее инвестировать в мой проект было совсем не сложно.
Лилиан вскинула голову. Слова Гейба пробудили в ней любопытство.
– Уговорить ее? – осторожно переспросила она, пристально глядя на Гейба.
– Твоя двоюродная бабушка Изабель и есть тот самый финансист, кто ссудил меня начальным капиталом.
Лилиан чуть не выронила альбом.
– Изабель дала тебе денег?
– Да.
– Она никому из нас и словом об этом не обмолвилась.
Гейб пожал плечами:
– Значит, не хотела говорить.
Лилиан осмысливала услышанное.
– Поразительно, – сказала она наконец. – Все знали, что она мечтала положить конец междоусобной войне между Хартами и Мэдисонами. Ханна считает, что именно по этой причине она в своем завещании поделила «Дримскейп» между ней, Ханной, и твоим братом Рейфом. Но зачем она стала бы давать деньги тебе? Как этот ее поступок мог бы способствовать примирению Мэдисонов и Хартов?
– Я думаю, она считала, что Мэдисоны больше пострадали от банкротства «Харт – Мэдисон», и хотела уравнять ставки, поддержав Рейфа и меня.
– Но когда компания «Харт – Мэдисон» потерпела крах, все остались банкротами. И Харты, и Мэдисоны. Все были на нуле – куда уж ровнее!
– Ваша семья оправилась гораздо быстрее, чем наша. – Гейб пристально смотрел на картину, стоявшую перед ним. – И мы оба знаем почему. Думаю, и Изабель тоже это знает.
Лилиан покраснела. Кто стал бы отрицать, что крепкие и прочные семейные узы, столь же крепкие традиции и моральные устои Хартов, всегда считавших работу главной добродетелью человека, понимание важности получения образования – все это обеспечивало куда более прочные основы для роста, чем тот шаткий фундамент, на котором стояли Мэдисоны.
– Понятно, – сказала Лилиан. – Значит, Изабель решила по-своему, не распространяясь об этом, уравнять наши шансы с помощью своих денег.
– Я считаю так.
– А что было трудным?
– О чем ты?
– Ты сказал, что договориться с Изабель об инвестициях в «Мэдисон коммершл» было несложно. А что же было трудным?
Гейб задумчиво опустил уголки губ.
– Так составить договор, чтобы Изабель получила свои деньги обратно, да еще с процентами и дивидендами. Она была против такого договора. Она хотела дать мне деньги просто в дар.
– Но ты не мог принять такой подарок.
– Не мог.
Вот она, гордость Мэдисонов, подумала Лилиан, но вслух этого не сказала. Она продолжала работать над рисунком. Гейб перешел к другой картине.
– Знаешь, я ошибалась насчет тебя. – Лилиан растерла штриховку подушечкой пальца.
– Ошибалась?
– Наблюдая за тобой сегодня на банкете, я вдруг поняла, что составила о тебе совершенно неверное мнение.
– Трудно представить, чтобы Харт ошиблась в Мэдисоне. Вы так хорошо нас знаете.
– Да, мы вас хорошо знаем. Именно поэтому мне непростительно было ошибиться. И все же я ошиблась.
– В чем же?
Лилиан подняла глаза и встретилась с Гейбом взглядом.
– Ты не страдаешь от нервного истощения.
Гейб молчал, пристально глядя на нее.
– Почему ты мне не возразил? – Она вернулась к своему рисунку, добавляя ему еще больше глубины, больше контрастов. – Решил, что будет лучше оставить меня в неведении? Пусть, дескать, считает, будто я мучаюсь депрессией. Может, пожалеет тогда. Ты хотел, чтобы я тебя жалела?
– Нет. – Гейб шел к ней по проходу, образованному двумя рядами холстов на подрамниках. – Нет, я совсем не хотел, чтобы ты испытывала ко мне жалость.
– А чего ты хотел? – Карандаш ее порхал по бумаге, словно живой. Лилиан работала с лихорадочной сосредоточенностью, стараясь успеть ухватить образ и перенести его на бумагу во всем великолепии игры света и тени.
Гейб подошел и остановился напротив Лилиан.
– Я хотел, чтобы ты увидела во мне живого человека. Со своими слабостями. Человека, а не стальной агрегат. Вот я и подумал, что, если бы ты увидела во мне замордованного бесконечной работой несчастного невротика, тебе было бы проще понять, что я человек.
Лилиан какое-то время пристально смотрела на эскиз, затем медленно опустила карандаш.
– Я всегда знала, что ты человек.
– Ты уверена? У меня сложилось несколько иное впечатление. Должно быть, это связано с твоим замечанием, будто бы я хотел встречаться с роботами.
Гейб протянул руку к альбому. Лилиан позволила взять альбом у нее из рук, пытаясь по выражению лица Гейба угадать, что он думает по поводу рисунка.
Она изобразила Гейба таким, каким увидела его несколько минут назад, – стоящим напротив одного из холстов, засунув руки в карманы брюк, с расстегнутой верхней пуговицей рубашки, с закатанными рукавами, с галстуком, свободно висящим на шее. Он стоял в тени, несколько отвернувшись от зрителя, и сосредоточенно смотрел на картину, видеть которую мог только он один. Но, что бы он там ни видел, тени, сгустившиеся вокруг него, выдавали его напряжение.
Лилиан внимательно смотрела на лицо Гейба. По тому, как напряглись его скулы, образовав продольные складки в уголках губ, Лилиан догадалась – Гейб понял, что означали эти тени на рисунке.
Лилиан показалось, что прошла целая вечность, прежде чем Гейб вернул ей рисунок.
– Ну что ж, – сказал он. – Похоже, ты действительно видишь во мне человека.
– И ты понял это по моему рисунку?
Гейб пожал плечами:
– Трудно не понять, что ты хотела им сказать.
– Многие, глядя на этот эскиз, увидели бы лишь мужчину, стоящего перед холстом. Но ты увидел все. – Лилиан обвела рукой холсты, расставленные вдоль стен студии. – Ты знаешь, что я вкладываю в свои картины. Ты делаешь вид, что презираешь искусство, но в действительности ты откликаешься на него.
– Большую часть из первых десяти лет жизни я провел в художественной мастерской. Когда тебя в самые благодатные, самые восприимчивые годы окружает все это, хоть что-то да ухватишь.
– Да, конечно. Ведь твой отец был скульптором, а мать – его моделью. – Лилиан положила рисунок на рабочий стол. Ей было неловко и стыдно за себя. – Прости, Гейб. Я знаю, что ты рано потерял родителей. Я не хотела поднимать столь болезненную тему.
– Не переживай. В конце концов, это факт, а не плод твоего воображения. Кроме того, я, кажется, ясно сказал, что не хочу, чтобы ты меня жалела. Жалость повредила бы динамике ведения войны между Хартами и Мэдисонами.
– Верно. Не хотелось бы нарушать динамику. – Лилиан помолчала. – Гейб!
– Да?
– Когда ты указал в анкете, что тебе не нравятся женщины богемного типа, ты говорил правду?
– По-моему, мы уже установили, что я нагло врал, отвечая на большинство вопросов анкеты.
– Я думаю, что здесь ты не солгал. Для тебя было принципиально важным не знакомиться с женщинами так называемого богемного типа в расчете на создание семьи, верно? Это ведь из-за твоих родителей? Все знают, что они не дали вам с Рейфом того, что можно назвать стабильной семьей.
Какое-то время Гейб молчал.
– Многие годы я считал, что все плохое в моем детстве происходило именно потому, что мои родители принадлежали к миру искусства, – сказал он наконец. – Возможно, для детского сознания проще было все объяснить неуправляемостью темпераментной и страстной артистической натуры. Во всяком случае, проще, чем воспользоваться другим объяснением.
– Каким?
– Что у всех у нас, Мэдисонов, есть серьезный врожденный порок: в определенных ситуациях мы не можем себя контролировать.
– Но разве ты не доказал своим примером ошибочность такой теории? Я не встречала человека, лучше умеющего собой владеть.
Гейб посмотрел на нее:
– Ты тоже не очень-то вписываешься в образ темпераментной, эгоцентричной художницы, для которой в жизни не существует ничего, кроме искусства.
– Таким образом, мы пришли к выводу, что оба не вписываемся в те представления, которые должны были бы иметь друг о друге.
– Зачем ты привела меня в свою студию, Лилиан? Я же знаю, что вовсе не за тем, чтобы забрать что-то отсюда.
Лилиан обвела взглядом запачканную красками мастерскую.
– Возможно, чтобы понять, как ты в действительности относишься к людям богемного типа.
Гейб поднял руку и обвел кончиком пальца контур декольте ее черного платья.
– Давай посмотрим, что у нас получилось. Мы выяснили, что ты не считаешь меня роботом.
От его прикосновения у Лилиан перехватило дыхание.
– А ты не считаешь меня типичной представительницей богемы.
– И что же получается?
– Я не знаю, – прошептала Лилиан.
Гейб опустил голову, губы его замерли в дюйме от ее губ.
– По-моему, стоит это выяснить, как ты считаешь?
– Но секс, вероятно, не лучший способ исследования этого вопроса.
Гейб поцеловал ее долгим томительным поцелуем. Когда он поднял голову, в глазах его Лилиан увидела желание. Она почувствовала жар в крови.
– Ты можешь предложить другой способ исследовать этот вопрос? – спросил он.
Лилиан сглотнула слюну.
– Нет. Сейчас – нет.
Гейб положил ладонь ей на колено, как раз под подолом ее маленького черного платья. Улыбнувшись, приподнял юбку чуть выше. Лилиан ухватилась за концы его шелкового галстука и притянула к себе.
Гейб принял приглашение со стремительностью акулы, хватающей добычу. Он не оставил Лилиан времени на то, чтобы обдумать возможность возвращения в более мелкие и безопасные воды.
За краткий миг между двумя ударами сердца он оказался между ее коленей, бедрами раздвинув ее ноги, открыв ее для себя. Теперь уже ее черное платье было задрано до бедер, и лишь узкая черная полоска кружев стояла на пути его ладони. Преграда прискорбно неадекватная. Лилиан почувствовала, как увлажнился шелк под его прикосновением.
Она изо всех сил вцепилась в концы его галстука и отключилась…
Много позже Гейб очнулся, довольный и удовлетворенный. По крайней мере в этот момент он ощущал себя таковым. Он присел на край стола, на котором среди разбросанных листов бумаги для рисования, кистей и тюбиков с краской лежала Лилиан. Волосы, собранные в аккуратный пучок на банкете, рассыпались по плечам. Маленькое черное платье, смотревшееся так элегантно и стильно на празднике, теперь было смято и выглядело весьма своеобразно и никак не отвечало представлениям о хорошем вкусе. Но на ней, как подумалось Гейбу, оно сейчас выглядело потрясающе.
Галстук его теперь уже висел у нее на шее, а не у него, Гейб усмехнулся, припомнив, как он там оказался посреди любовной игры.
Лилиан шевельнулась.
– На что это ты уставился?
– На произведение искусства.
– Хм… – Лилиан одобрительно кивнула. – Произведение искусства. Быстро ты, Мэдисон.
– Быстро для мужчины, который все еще не вполне оправился от сногсшибательного приключения?
– Надо же! Так то были твои ноги? – Улыбка Лилиан была как у кошки, съевшей канарейку. – А я и не поняла.
Гейб усмехнулся:
– Кажется, я предельно ясно выразил себя, это ты можешь признать?
– Признаю. Ты славный малый, Гейб. Но ты и сам об этом знаешь. Тебе хорошо?
– Сейчас мне не просто хорошо, мне гораздо больше, чем хорошо. – Он наклонился, чтобы поцеловать ее в обнаженное бедро. – Мне классно. А тебе?
– Думаю, я останусь в живых. – Лилиан приподнялась на локтях и осмотрела себя. – Но платье вконец испорчено.
– Уверен, что там, откуда оно было взято, их больше чем достаточно.
– Вероятно. В магазинах полно маленьких черных платьев. – Лилиан заметила висящий у себя на шее галстук и нахмурилась: – Как он здесь оказался?
Гейб поднялся со стола и потянулся.
– На некоторые вопросы лучше не отвечать.
Застегивая молнию и ремень, он изучающе смотрел на холст, стоявший у стены как раз напротив него. То было еще одно из уникальных творений Лилиан: захватывающая игра света и тени. Гейбу показалось, будто этот холст затягивает его в себя, пытаясь утащить в иной мир. Те же ощущения рождали и некоторые другие ее картины. Ему приходилось делать над собой усилие, чтобы отвести глаза от холста.
Гейб повернулся к Лилиан и увидел, что чувственный веселый огонек в ее глазах потух. Она смотрела на него так же, как он смотрел на картину – словно боялась, что ее затянет в омут, унесет в параллельный мир.
– Значит ли это, что мы с тобой стали любовниками? – спросила она.
С некоторой долей любопытства. Вежливо. Очень сдержанно. Спросила просто так, на всякий случай.
Ее нарочитая непринужденность сразу же лишила Гейба большей части того удовлетворения, которое он испытывал только что. Что бы между ними ни происходило, до стабильности было весьма далеко.
– Да, – сказал он. – Пожалуй, нам лучше назвать это любовной связью. Не думаю, что у нас есть реальный выбор.
Лилиан медленно приподнялась и села, свесив ноги со стола.
– Почему?
У нее узкие изящные лодыжки и красивый подъем, отметил про себя Гейб. А ведь он никогда не считал себя мужчиной, которого возбуждают женские стопы.
Гейб снова подошел к столу, взял Лилиан за талию, приподнял и поставил на пол. Отпускать ее он не стал.
– Было бы неудобно признаться себе, будто у нас роман на пару ночей, верно?
– Пришлось бы сознаться в собственной поверхностности.
– Для нас это неприемлемо, – сказал Гейб без тени сомнения. – Так что поедем к тебе. Нам надо немного поспать. Завтра утром предстоит долгий путь назад, в Эклипс-Бей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн



Очень неплохой роман. С юмором. Можно разочек почитать.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннАнна
17.11.2012, 21.14





...Впечетляющий!
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннтори
3.07.2013, 19.04





Какая-то странная вражда между двумя семьями: много лет назад глав семей "кинула" хитроумная девица, а они таят обиды.Это как минимум глупо, но без этого не было б романа
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннItis
15.07.2013, 14.48





Незря мужчины читают романы Кренц!Во всех романах мужчины идеальны,ни одного плохого или дурного поступка(я имею ввиду главного героя).А женщины и ошибаются,и ,иногда поступают глуповато.А еще Уинстон очень симпатичен! Роман хорош!
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВалентина
4.11.2013, 13.16





Вот жаль, что мужчины не читают книг таких авторов, ну очень правильными мыслями бы прониклись..
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннОльга
14.09.2014, 1.11





Прикольные герои. Понравилось. Не хватило интимных сцен и страсти. 9/10
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВикки
18.09.2015, 13.29





Класный роман! Рекомендую.
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннмэри
19.09.2015, 13.21





Средненький роман, читать интересно, но ничего выдающегося - 7 баллов.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннНюша
26.09.2015, 23.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100