Читать онлайн Свидание по контракту, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Свидание по контракту

Читать онлайн

Аннотация

Кланы Хартов и Мэдисонов враждовали с давних пор. Но времена изменились.
И сегодня представители враждующих семей – Гейб Мэдисон и Лилиан Харт – готовы зарыть топор войны.
Лилиан, владелица брачного агентства, не сразу догадывается, что преуспевающий бизнесмен Гейб, намеренный стать ее клиентом, хочет жениться именно на ней.
Отказать! Немедленно!
Но… хитрый Гейб требует строгого соблюдения весьма своеобразно составленного контракта.


Следующая страница

Глава 1

– Вы отказываете мне? – Гейб Мэдисон в изумлении замер посреди офиса. Он едва сдерживал ярость. – Вы не можете так со мной поступить. Клиентами не бросаются.
– Я – могу. – Лилиан Харт сидела очень прямо за своим стильным столом, решительно опираясь ладонями о стеклянную столешницу. Она очень старалась не сорваться. Видит Бог, этот человек довел ее почти до точки. – Я провожу сокращение.
– Сокращение штатов подразумевает избавление от лишних сотрудников, а не от заказчиков. Что с вами такое? Может, я чего-то не понимаю? Разве у вас здесь не служба знакомств? – Гейб обвел рукой офис с его небедной обстановкой и потрясающим видом из широкого, во всю стену, окна. Портленд, штат Орегон, был весь как на ладони. – Вам нужны клиенты. Вы за них боретесь. И вы не можете ими швыряться.
– От некоторых клиентов проще избавиться, чем пытаться им угодить. Слишком много проблем.
Гейб недобро прищурил свои зеленые глаза:
– И вы причисляете к ним меня?
– Боюсь, что так. – Лилиан убрала ладони со стола и откинулась в кресле. – Послушайте, я искренне сожалею. Правда.
– О да, конечно. Это заметно. – Гейб холодно улыбнулся.
– Не стоило все это начинать, Гейб. Я совершила ошибку, когда поддалась на ваши уговоры и внесла вас в список клиентов «Прайвит эрейнджмент». Я вам объяснила, что в вашем случае едва ли все получится так, как хотелось бы. Но вы меня не послушали. «Нет» – для вас ответ неприемлемый.
И это не стало для Лилиан таким уж большим открытием. Ведь едва ли Гейб смог бы перебороть ту склонность к саморазрушению, что, казалось, была у Мэдисонов в крови, и построить с нуля «Мэдисон коммершл», весьма успешную компанию с венчурным капиталом, если бы не умел настоять на своем. Только член семейства Хартов, к которому принадлежала сама Лилиан, мог по достоинству оценить масштаб его достижений. Только Харты знают, какой путь пришлось пройти Гейбу, чтобы выбраться из той пропасти, в которую на протяжении трех поколений неуклонно скатывались Мэдисоны, какой подвиг самоотречения потребовалось ему совершить, чтобы построить столь могущественную финансовую империю.
Отец Лилиан не раз говорил, что Гейб достиг успеха лишь потому, что довел до совершенства искусство самодисциплины – весьма редкое качество для Мэдисонов. Но за те несколько недель, что ей пришлось работать с Гейбом как с клиентом «Прайвит эрейнджмент», у Лилиан окрепло подозрение в том, что Гейб не просто научился мастерски управлять своим взрывным темпераментом, доставшимся ему по наследству от отца и деда. Он превзошел самого себя и при этом был настолько безжалостен к себе, что в процессе совершенствования задавил те чувства и эмоции, которые присущи любому нормальному человеку. Он вообще запретил себе испытывать какие бы то ни было сильные чувства. Лилиан была убеждена в том, что за личные достижения он заплатил цену куда большую, чем это мог бы представить себе непосвященный.
Гейб улыбнулся в меру непринужденно. Однако не засмеялся. Похоже, он вообще не умел получать от жизни естественное удовольствие. Лилиан приходилось видеть его раздраженным – таким, как сейчас, но она ни разу не видела, чтобы он вышел из себя. Женская интуиция подсказывала ей, что его влечет к женщинам, однако она была абсолютно уверена, что он никогда не позволит себе переступить грань, отделяющую физическое удовлетворение от срывающей крышу страсти. Она готова была поставить немалую сумму на то, что Гейб Мэдисон никогда не позволял себе влюбляться, чтобы не рисковать.
И этот мужчина надеялся, что она найдет ему жену? Да у нее не было ни единого шанса.
– С моей стороны никакой ошибки не было, – заявил Гейб. – Я точно знал, что делаю и чего хочу, когда я подписывал с вами контракт. Это вы совершали ошибки. Пять ошибок, если быть точным.
– То, что все пять свиданий, которые я для вас организовала, прошли плохо, должно нас обоих заставить задуматься, – сказала Лилиан, стараясь придать тону умиротворяющие нотки.
– Мне это действительно кое о чем говорит. А именно о том, что вы пять раз сели в лужу.
Лилиан знала, что разговор будет непростой, однако не ожидала, что Гейб проявит такую несговорчивость. В конце концов, он не мог не понимать, что проект провалился. Другой на его месте довольствовался бы тем, что ему вернут деньги.
Лилиан становилось немного не по себе от этого его ледяного упорства. Неужели для него так важно остаться в списке? Впрочем, как она могла забыть! Гейб привык добиваться желаемого. И умел бороться. Она должна была с самого начала знать, что он не уйдет без боя.
Лилиан облокотилась о стол. Она тянула время, вращая между пальцами перьевую ручку и собираясь с мыслями. Аргументация должна быть сильной. Отношения между Мэдисонами и Хартами никогда не были простыми, напомнила себе Лилиан. Младшие члены обеих семей предпочитали делать вид, будто давняя междоусобица, начавшаяся еще между их дедами и приведшая к краху процветающей империи бизнеса много лет назад, не оказала на них своего губительного влияния. Но в этом они ошибались. Тот обвал лавиной прокатился по трем поколениям. И Гейб являлся живым доказательством того, что прошлое способно стать наваждением.
– Мне кажется, я сделала все от меня зависящее для выполнения своих обязательств, – сказала Лилиан. – За последние три недели я отправила вас на пять свиданий.
– Подумаешь, пять свиданий. К тому же я заплатил за шесть.
– Вы остались недовольны каждым из пяти свиданий. На мой взгляд, организовывать для вас шестое свидание совершенно бессмысленно. Пустая трата моего и вашего времени.
– Те пять неудачных свиданий – ваша вина. – Гейб стиснул зубы. – Или, возможно, в том вина вашей компьютерной программы. Это не важно. Важно то, что они, эти ваши дамы, мне не подходили.
– В самом деле? – Лилиан одарила его любезной улыбкой. – Представить не могу, чем они вам не подходили. Они идеально отвечали изложенным вами запросам. Программа-анализатор оценила соответствие как восемьдесят пять процентов.
– Всего восемьдесят пять? Ну что ж, это ваши проблемы. – В его усмешке не было и тени приветливости. – Все дело в том, что вы и ваш компьютер плохо работаете. Вы не нашли ни одной дамы, которая на сто процентов соответствовала бы моим требованиям.
– Гейб, спуститесь на землю. – Одним точным движением Лилиан опустила ручку, зажатую между двумя пальцами, на стол. – Стопроцентных совпадений не бывает. В принципе. Я пользуюсь компьютерной программой, а не волшебной палочкой.
– Хорошо. Пусть будет девяносто пять. – Гейб развел руками. – Я готов пойти на уступки.
– И это вы называете «пойти на уступки»? – Лилиан смотрела на него не мигая секунды две или три, с трудом подавляя желание рассмеяться ему в лицо. – Не обижайтесь, но ваша гибкость сродни гибкости тех стальных свай, что используются при строительстве небоскребов.
Его стойкости позавидовал бы соляной столб, подумала Лилиан. И жесткости курса. Не в его привычках вилять из стороны в сторону. И это проявлялось во всем, даже в одежде. Здесь речь шла не столько о стиле – скорее, об униформе, которую Гейб сам для себя изобрел. Дорогие костюмы цвета стали, угольно-серые рубашки, серебряные запонки с ониксом, галстуки в серебристо-черную полоску – этот наряд обеспечил ему почти легендарный статус в «Нортуэст бизнес комьюнити»
type="note" l:href="#n_1">[1]
, тяготеющем к большей непринужденности в манере одеваться. Однако этот щегольской, даже несколько пижонский прикид был всего лишь камуфляжем, скрывавшим железную волю, выкованную в жарких баталиях бизнеса.
И присутствие этой железной воли в Гейбе было налицо. По крайней мере ей, Лилиан Харт, не составляло труда paзглядеть в нем эту волю. Ему даже не надо было ничего говорить – ей достаточно было видеть, как он двигается с врожденной безыскусной грацией охотника. Эта воля проявлялась в манере держаться, в его взгляде, взгляде стороннего наблюдателя, отчужденном, холодном, но подмечающем каждую мелочь. Этот мужчина всегда был настороже, даже тогда, когда хотел казаться расслабленным. Гейб принадлежал к породе людей, сконцентрированных на достижении одной, главной цели, он был человеком невероятно собранным и неспособным на спонтанные поступки. Одним из тех, у которых все под контролем.
Лилиан вынуждена была признаться себе в том, что, увы, Гейб вызывал в ней интерес и как личность, и как мужчина.
Лилиан, можно сказать, знала Гейба всю свою жизнь. Он родился и вырос в Эклипс-Бей, курортном городке на Орегонском побережье, где у Хартов был загородный дом и где всегда проводила каникулы Лилиан. Однако Гейб принадлежал к семье Мэдисонов, а ни для кого не было тайной, что от мужчин с этой фамилией только и жди неприятностей. Девушки из приличных семей могли предаваться фантазиям, но ходить с Мэдисонами на свидания они не стали бы. Из-за этого, и еще из-за сложных отношений между семьями Хартов и Мэдисонов, да еще из-за того, что Гейб был на пять лет ее старше, дружбы между ними быть не могло. Брешь в каменной стене появилась, когда сестра Лилиан Ханна вышла замуж за брата Гейба – Рейфа. Произошло это несколько месяцев назад. Свадьба потрясла весь город. Кого-то этот альянс шокировал, но по большей части народ воспринял новость радостно, как предвестие того, что недоброй памяти война между Хартами и Мэдисонами наконец закончится. Однако до мира было все еще далеко.
Естественно, и Гейб, и Лилиан принимали участие в свадебной церемонии и общались уже на короткой ноге. Но после праздника в душе Лилиан поселилось беспокойство. Ей никак не удавалось выбросить Гейба из головы. Лилиан говорила себе, что это пройдет, что она справится. Но, когда несколько недель назад он зашел к ней в офис, она поняла, что подсознательно ждала его. Она и самой себе не могла бы объяснить, откуда взялось это чувство радостного ожидания, но, когда Гейб объяснил цель своего визита, ее словно окатили ледяной водой. Он явился лишь за тем, чтобы подписать с ней контракт.
Однако надежда, как известно, умирает последней.
Гейб, разумеется, заполнил длинный опросный лист для занесения информации в клиентскую базу, и Лилиан поняла, насколько несбыточными были ее мечты. «Никаких эстетствующих особ». Этот ответ, как ей помнилось, был одним из весьма немногих, который Гейб – она была уверена в этом почти на сто процентов – дал вполне искренне.
– Не моя вина, что вы выбрали для меня неподходящих партнерш, – сказал он.
– Я подобрала вам пять отличных партнерш. – Лилиан подняла руку, сжатую в некрепкий кулак, и принялась отгибать пальцы. – У всех высшее образование. – Она отогнула один палец. – Все находятся в указанном вами возрастном диапазоне. – Она отогнула второй палец. – У всех есть перспективная работа, и все они финансово независимы. – Еще один палец. – И все с пониманием отнеслись к вашему пожеланию, чтобы ваша избранница помогала вам развлекать ваших партнеров по бизнесу. – Четвертый палец. – К тому же, как вы и хотели, ни одну из них даже с натяжкой нельзя отнести к «эстетствующим особам».
– Все пять выразили весьма недвусмысленный интерес к портфелю ценных бумаг моей компании.
– А что тут странного? Вас ведь интересовал финансовый статус ваших партнерш. По сути, именно этому пункту вы придавали главное значение. Вы заявили, что хотели бы встречаться только с той, у кого с финансами полный порядок.
– Только потому, что я не хочу, чтобы за меня вышли лишь из-за моих денег. – Гейб снова принялся ходить по комнате. – И еще один момент. Все пять повели себя так, словно мое предложение обсудить брачный контракт их оскорбило.
– Господи, ну кто же поднимает эту тему на первом свиданий?
Гейб сделал вид, что ее не услышал.
– И все пять говорили о продолжительном отпуске на Французской Ривьере и о загородных домах в Майами. А я не беру длинных отпусков.
– Но у вас все-таки бывают отпуска?
– У меня есть компания, которой нужно управлять, черт побери!
– Да-да, понимаю. – Никаких отпусков. Отличный парень. Сплошное веселье. Но Лилиан воздержалась от того, чтобы высказывать свои соображения вслух.
– И еще одно. – Гейб повернулся к ней лицом. – Все эти потенциальные невесты показались мне чересчур властными.
– А вы сами не такой?
Гейб, похоже, был искренне изумлен ее вопросом.
– Конечно, нет. Я же вам только что сказал, я человек очень гибкий.
Лилиан резко подалась вперед:
– Послушайте, Гейб, судя по тому, что сообщили мне все эти женщины, вы уже через полчаса после начала свидания с каждой из них стали выказывать признаки скуки.
Гейб пожал плечами:
– Да, в каждом из пяти случаев этого времени мне хватило для того, чтобы понять, что данная партнерша меня не устраивает.
– Вы начинали украдкой поглядывать на часы еще до того, как официант принес аперитивы.
– Что значит «украдкой поглядывать»? Да, я периодически смотрю на часы. Я так привык. Время – деньги.
– И еще: все пять сошлись на том, что в вас нет ни капли романтики.
– Эти свидания устраивались не ради романтики. – Гейб сделал резкое движение ребром ладони, словно разрезал воздух. Давал понять, насколько ему неприятна эта тема. – Что касается меня, то я считал эти встречи исключительно деловыми.
– Деловые встречи, – повторила Лилиан, стараясь удерживаться в нейтральных рамках. – Странно, но женщины, с которыми я вас свела, не рассматривают свидания в этом ключе.
– Я ищу жену, черт побери! Жену, а не подружку.
– Понимаю. – Лилиан деликатно кашлянула. – Все пять сообщали, что когда они пытались вовлечь вас в разговор, он обрывался из-за вашего параноидального страха жениться на той, кому нужны ваши деньги.
– Хотел бы я посмотреть на вас, если бы каждый, с кем вы пришли на свидание, стал бы интересоваться тем, сколько вы инвестировали в акции высоких технологий и сколько у вас недвижимости. – Гейб вдруг замолчал, задумался и сказал: – Может, мне стоило встречаться с ними под вымышленным именем?
– О да, разумеется. Скрывая свое настоящее имя, вы, конечно, устанавливаете отличную базу для прочных, долговременных отношений. И, да будет вам известно, мне не раз приходилось сталкиваться с тем, что мужчина, приглашавший меня на свидание, вдруг выказывал нездоровый интерес к моему финансовому положению. Я ведь Харт, вы помните?
– О да. Верно. «Харт инвестментс».
– Именно. Любой, кто меня знает, понимает, что мой брат, сестра и я – каждый из нас – унаследует лакомый кусок семейной компании. Кроме того, и с «Прайвит эрейнджмент» у меня все неплохо складывается.
Гейб обвел взглядом с шиком обставленный офис.
– Я слышал, что ваши клиенты весьма высокопоставленные люди. И деньги за свои услуги вы берете немалые – это я вам говорю.
Лилиан одарила его ледяной улыбкой:
– Одним словом, мои активы выглядят весьма аппетитными в глазах мужчин определенного типа. Но я не допускаю, чтобы этот факт бросал тень на все мужское население. Я не ношусь с мыслью, что любой парень, который назначает мне свидание, рассчитывает жениться на мне из-за денег.
– Очень мило с вашей стороны, – пробурчал Гейб. – Но несколько наивно, вы не находите?
Она почувствовала, что у нее заломило зубы.
– Я не наивна.
Гейб пожал плечами и отошел к окну, откуда открывался вид на лежащий далеко внизу омытый дождем город и реку Уилламет на горизонте. Лилиан проследила за его взглядом и заметила, что в городе начали зажигаться огни. Коротки зимние дни. Здесь, на северо-востоке, зимой приходилось расплачиваться за долгие-долгие летние деньки.
– Ладно, может, я действительно немного опасаюсь того, что за меня стремятся выйти замуж ради «Мэдисон коммершл», – тихо сказал Гейб. – Но у меня есть кое-какой печальный опыт.
– Подождите. Вы хотите мне сказать, будто ни разу не женились из-за боязни, что каждая женщина, с которой вы встречаетесь, охотится за вашими деньгами? – Лилиан даже не пыталась скрыть скепсис. – Знаете, даже я со своей наивностью, как вы говорите, не могу проглотить такую ложь. Вы не всегда были таким успешным и богатым. Далеко не всегда. Я ведь отлично знаю, откуда вы родом, помните?
Гейб созерцал туман, окутывавший темнеющий на глазах город.
– В те времена, когда у меня не было денег, я был слишком занят «Мэдисон коммершл», чтобы строить с кем-то серьезные отношения и задумываться о браке.
– Вот в это я верю.
Наступила непродолжительная пауза.
– Дело в том, что не одна лишь предусмотрительность удерживает меня от брака.
– Так что же еще?
– Мне не хочется торопиться продолжать традицию Мэдисонов.
Лилиан пристально смотрела на Гейба.
– И о какой же именно традиции вы ведете речь?
– Натянутые отношения. Развод. Так у нас в семье повелось. В браке мы не слишком удачливы.
Лилиан выпрямилась в кресле.
– Простите, но вы больше не можете прикрываться этой отговоркой. Ваш брат положил конец этой знаменитой мэдисоновской традиции, когда женился на моей сестре. Рейф и Ханна отлично ладят.
– Вы так говорите, словно знаете наверняка.
– Я в этом уверена.
Гейб смотрел на Лилиан, буравя ее взглядом.
– Откуда такая уверенность? Вы же не пропускали их через свою компьютерную программу, чтобы проверить, насколько хорошо они друг другу подходят. Так как же вы можете утверждать, что их брак окажется прочным?
– Это чувствуется, когда они рядом, – тихо сказала Лилиан. – Между ними есть связь. Я не думаю, что одному из них придет в голову посмотреть на кого-то еще, пока у него есть она, а у нее – он.
– Хотите сказать, что вы это чувствуете?
– Назовите это женской интуицией.
– Странно слышать об интуиции из уст женщины, которая использует компьютер, чтобы подбирать женщинам мужей, а мужчинам – жен. Ни за что бы не подумал, что у вас действительно так развита интуиция.
Лилиан подобралась.
– Каждой женщине хочется думать, что она обладает неплохой интуицией. – Разговор перемещался в опасное русло. – А вы не верите, что их брак окажется прочным?
– Ах вы об этом, – небрежно бросил Гейб. – У них-то все будет хорошо.
Лилиан опешила. Пару секунд она находилась в состоянии прострации. Почему он так уверен?
– Простите, может, я чего-то не понимаю. Вы только что обвинили меня в том, что я неоправданно полагаюсь на интуицию. На чем же зиждется ваша уверенность?
– Ну, уж точно не на моей интуиции.
– А на чем же?
– На элементарной логике. Ведь абсолютно ясно, что Рейф от Ханны без ума. А вы же знаете, что говорят о Мэдисонах и их страстях.
– «Ничто не может встать между Мэдисоном и его страстью», – процитировала Лилиан.
– Верно. Кроме того, у Хартов репутация хороших семьянинов. Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из Хартов разводился. Отсюда я делаю вывод, что Ханна и Рейф – отличная комбинация.
– Понимаю. – Время сменить тему. – Ну что ж, похоже, по данному пункту мы пришли к согласию. Так стоит ли продолжать спор?
Гейб отвернулся от окна и снова принялся ходить по комнате.
– Мы и не спорим. Просто меня заинтересовало, откуда у вас такая уверенность в своих выводах, если вы не пропускали Рейфа и Ханну через свой компьютер, только и всего.
Лилиан бросила тревожный взгляд на ноутбук, стоящий на столе. Она не собиралась объяснять Гейбу, что в последние несколько месяцев у нее появилось ощущение, что компьютер не единственная вещь, способствовавшая процветанию ее бизнеса. Но выводы, к которым она пришла, оказались слишком тревожными, чтобы у нее возникало желание говорить на эту тему с кем бы то ни было, а уж тем более с Мэдисоном.
Осознание того, что в своей работе она в основном полагалась на интуицию и добрую толику здравого смысла и лишь потом на компьютерный анализ, наводило на грустные размышления. Подбирая пару для каждого из своих клиентов, Лилиан брала на себя громадную ответственность. Она направляла их и помогала принять решение – пожалуй, главное решение в жизни. И с каждым днем возможность ошибки все более тяжким грузом ложилась на ее совесть. Несмотря на то что до сих пор ничего страшного не произошло, у Лилиан было такое чувство, будто она ступила на тонкий лед и идет по нему, рискуя в любой момент провалиться в холодную пучину.
Надо было выбираться из опасной зоны, пока не грянула беда.
Лилиан была готова к смене деятельности. Пусть даже стремительно нараставшее беспокойство по поводу риска совершить ошибку и не было основной причиной ее решения закрыть бизнес, оно все же подталкивало ее к тому, чтобы расстаться с «Прайвит эрейнджмент». И побыстрее.
Лилиан не радовала перспектива сообщить о своих намерениях семье. Она слишком хорошо понимала, что новость не будет встречена кланом Хартов с радостным энтузиазмом. Но она приняла решение. И единственной помехой на данный момент был Гейб Мэдисон. Он являлся последним клиентом, по которому контракт не был завершен.
К несчастью, избавиться от него оказалось сложнее, чем Лилиан думала.
Гейб остановился перед ее столом, откинул полу своего сшитого на заказ эксклюзивного пиджака и засунул большой палец под брючный ремень.
– Давайте подведем черту, – произнес он. – Вы хотите от меня избавиться, потому что я Мэдисон, а вы Харт.
Лилиан подняла глаза к потолку, моля о том, чтобы ей были ниспосланы терпение и выдержка. Поскольку помощи сверху не последовало, она глубоко вздохнула.
– Это тут совершенно ни при чем. Мне совершенно наплевать на семейные разборки. Но даже если бы это было не так, я не могла бы обосновать свой отказ продолжать с вами работу тем, что вы Мэдисон, а я Харт, хотя бы уже потому, что ваш брат теперь женат на моей сестре.
– Того, что Ханна и Рейф поладили, вряд ли достаточно, чтобы вы изменили свое отношение к остальным Мэдисонам.
– Господи, Гейб! Эту войну начали еще наши деды. Мне совершенно безразличны те дела давно минувших дней.
– Да? – Он ухмыльнулся. – Неужели вы действительно верите в то, что я могу построить с кем-то долгие и прочные отношения?
С нее довольно сарказма. Лилиан была сыта им по горло с самого первого дня, как Гейб появился у нее в офисе, чтобы стать клиентом. И дело не в такой чепухе, как разбитые мечты.
– Я думаю, что вы вполне способны на длительные отношения, – заявила она. – Тем более что, как мне кажется, они у вас уже есть.
– О чем, черт побери, вы ведете речь? Нет у меня никаких отношений.
– Еще как есть. У вас очень серьезные, очень прочные, надежные и на сто процентов эксклюзивные отношения с «Мэдисон коммершл».
– «Мэдисон коммершл» – моя компания, – пояснил он. – Разумеется, я ей предан. Но к браку это никакого отношения не имеет.
– «Мэдисон коммершл» – ваша страсть, Гейб. Вы всю свою жизнь положили на то, чтобы построить этот бизнес.
– И что с того?
– Вы Мэдисон, – сказала Лилиан, приходя в отчаяние от его непонятливости. – А как вы только что заметили, ничто не может встать между Мэдисоном и его страстью.
– Черт, конечно же, я прав: все дело в том, что я Мэдисон. – Гейб выдернул палец из-за брючного ремня и уперся ладонями в столешницу. – Вы настроены против меня из-за вражды между нашими семьями.
– Проблема тут не в истории отношений наших семей. – Лилиан чувствовала, как в ней закипает ярость. И сильно подозревала, что лицо ее залила краска. Вероятно, весьма неприятный оттенок красного. – Проблема в вас. В вас лично.
– Не хотите же вы сказать, что умение успешно вести дела мешает мне иметь жену?
Лилиан задумалась.
– Я бы не стала заходить так далеко в своих выводах, – осторожно заметила она. – Но я действительно думаю, что вам стоит несколько сместить акценты, если вы хотите, чтобы у вас что-то получилось на личном фронте.
– Выражайтесь точнее.
Лилиан вздохнула.
– Вы все не так понимаете, Гейб.
– Я пытаюсь использовать рациональный, логичный и научный подход в поисках супруги. И мне хотелось бы думать, что именно вы могли бы мой подход к поиску подруги жизни оценить по достоинству.
– Почему? Потому что вы Мэдисон, а я Харт и вы, Мэдисоны, считаете, будто у нас в венах вместо крови течет ледяная вода?
– Но вы ведь владеете и управляете фирмой по подбору супругов с помощью компьютера, верно? Многие люди сочли бы, что ваша работа требует довольно хладнокровного подхода к браку.
Черт! Она не должна была позволять Габриелю Мэдисону вводить ее в краску в собственном офисе. В конце концов, разве ее фамилия не Харт? Харты не мирятся с таким отношением к себе со стороны Мэдисонов.
– Существует разница между разумным, логически обоснованным подходом к поиску спутника жизни и холодным, бесчувственным отношением к этому вопросу, – веско заметила Лилиан.
– А я, выходит, холодный и бесчувственный.
– Послушайте, ведь это вы заполняли опросный лист, а я лишь загрузила данные в программу.
Повисло гробовое молчание. Гейб пристально смотрел на нее.
– И что же не так в моих ответах? – спросил он почти вкрадчиво.
Лилиан набрала код вывода данных.
– В соответствии с полученными результатами вы хотите иметь жену-робота.
– Это бред. – Гейб тряхнул головой и провел ладонью по темным густым волосам. – Если к такому выводу пришла ваша идиотская программа, то вам следует подумать о том, чтобы заменить ее другой.
– По-моему, не следует все валить на программу.
– Робот, говорите? – Гейб решительно кивнул. – Возможно, в этом причина неудачи со всеми пятью подобранными вами кандидатками. Похоже, вы отправляли меня на свидание с роботами. Дайте подумать: все пять были чересчур худыми, и в поведении всех пяти было что-то автоматическое. Особенно когда речь заходила о моем портфеле ценных бумаг.
– Вы получили именно то, что хотели, если судить по вашей анкете, – мягко проговорила Лилиан. – При ответах на вопросы у вас ни разу не было зарегистрировано эмоционального всплеска, за исключением ответа об абсолютном неприятии женщин «богемного типа» и о том, что вы настаиваете на заключении брачного договора.
– Вы видите проблему в том, что я не продемонстрировал сильных эмоций?
– Во всяком случае, отсутствие эмоционального отклика делает задачу подбора для вас партнерши исключительно трудной.
– А я бы посчитал, что исключение эмоциональной составляющей делает решение проще, а не труднее.
– Не поймите меня превратно, – сказала Лилиан. – Я верю в логический подход к поиску спутника или спутницы жизни. На этом построен мой бизнес. Но вы впадаете в крайности. Вы ищете жену так, словно подбираете кандидатуру на должность топ-менеджера в «Мэдисон коммершл». Такой подход обречен на провал.
– Почему? – Зеленые глаза Гейба опасно блеснули. Не только цветом, но и твердостью взгляд его напоминал изумруд. Он понизил голос еще на пару тонов. – Потому что я Мэдисон, а Мэдисоны не способны действовать, не подключая эмоции?
– Хватит. – Лилиан выключила компьютер. – Это не имеет никакого отношения к тому, что вы Мэдисон. Вы не можете требовать от меня найти вам подходящую пару, скрывая свои истинные чувства по ряду вопросов.
– Я скрываю свои истинные чувства?
– Да. – Лилиан закрыла крышку ноутбука, наклонилась и вытащила из выдвижного ящика стола сумку.
– Одну минуту. Вы обвиняете меня в том, что я намеренно дал уклончивые ответы по ряду вопросов вашей анкеты?
– Нет. – Лилиан встала и перекинула через плечо ремешок сумки. – Я не думаю, что вы дали уклончивые ответы. Я думаю, что вы бессовестно лгали в своих ответах, за исключением тех, где вы заявили, что для вас неприемлемы женщины богемного типа, и где вы настаивали на брачном контракте.
– С какой стати мне лгать в этой дурацкой анкете?
– Откуда мне знать? Вам надо проконсультироваться по этому поводу с хорошим специалистом. Я могу порекомендовать вам такого, если хотите. Он находится прямо здесь, в этом же здании. Тремя этажами ниже. Доктор Андерсен Флинт.
Гейб помрачнел.
– Что-то слишком быстро и кстати вы вспомнили его имя.
– Возможно, это потому, что я сейчас о нем думаю. – Лилиан взглянула на часы. – И как раз иду к нему в офис.
– Вы встречаетесь с психиатром?
– Можно сказать и так. – Лилиан открыла дверь, ведущую в небольшое подсобное помещение позади ее рабочего стола, и сняла с вешалки длинный, по щиколотки, плащ с капюшоном. – Андерсен собирает материал для новой книги. Он хочет взять у меня интервью.
– С какой стати?
– Дело в том, что он специализируется на лечении людей, у которых, так сказать, возникают проблемы в физических отношениях с их партнерами.
– Иными словами, Андерсен – сексопатолог?
Лилиан почувствовала, что снова краснеет.
– Действительно, сексопатология – его основное занятие.
– И он хочет взять у вас интервью. Ну что ж, я представляю, как поднимутся брови у многих наших знакомых в Эклипс-Бей.
– Выбросите из головы свои грязные мысли. – Лилиан взяла со стола ноутбук и убрала его в непромокаемый чехол. – У меня очень высокий уровень положительных результатов в «Прайвит эрейнджмент», и Андерсен полагает, что ключ к успеху лежит в моей компьютерной программе. Он хочет применить принципы, лежащие в основе программы, для помощи тем парам, которые стремятся к устойчивым отношениям.
– Мой случай не добавляет вам рейтинга, это уж точно.
– Вы правы. – Лилиан взяла со стола компьютер в чехле и вышла из-за стола. – Я признаю, что в случае с вами потерпела явную неудачу. Однако большинство других моих клиентов вполне удовлетворены тем, что они получили в «Прайвит эрейнджмент».
«И я намерена завязать со всем этим, пока все именно так и обстоит», – подумала Лилиан, направляясь к выходу.
Гейб снял с вешалки свой черный тренч.
type="note" l:href="#n_2">[2]
– Ваша программа-сваха, на мой взгляд, просто жульничество.
– Вы вполне ясно изложили свое мнение поданному вопросу. – Лилиан открыла дверь. – И именно поэтому я освобождаю вас от обязательств по контракту с «Прайвит эрейнджмент».
– Вы не освобождаете меня от обязательств, вы меня выгоняете.
– Считайте как хотите. – Лилиан нажала на настенный выключатель, и офис погрузился в полный мрак.
– Какого черта? Подождите, черт возьми! – Гейб подхватил кожаный портфель с монограммой, стоящий на полу возле вешалки. – Вы не смеете вот так просто взять и вычеркнуть меня из своей жизни.
– Я не вычеркиваю вас из жизни, я закрываю офис. – Лилиан вышла в коридор и выразительно звякнула ключами. – Я вам только что сказала, что тороплюсь на встречу с доктором Флинтом.
Гейб надел тренч, но застегивать его не стал.
– Значит, вы спешите на сеанс. Сексопатолог, с ума сойти! Не могу в это поверить.
– Я не на прием к нему иду. Я просто собираюсь заскочить к нему в офис, чтобы сообщить кое-что важное. И мне не нравится ваш саркастический тон. Должна заметить, что Андерсен – профессионал высокого класса.
– Даже так? Профессиональный сексопатолог. – Гейб вышел в коридор. – Полагаю, мне следует питать к нему почтение. Говорят, это самая древняя профессия. Хотя погодите, я, кажется, перепутал эту профессию с другой.
На это и отвечать не стоит, решила Лилиан. Она закрыла дверь, повернув ключ в замке одним быстрым движением руки, и бросила ключи в сумку, висевшую у нее на плече. Затем повернулась и пошла к лифту.
Гейб поспешил следом.
– Не забудьте, вы должны мне еще одно свидание.
– Простите? – не поняла Лилиан.
– Я был только на пяти свиданиях, помните? Контракт гарантирует шесть подборов.
– Не переживайте. Я верну вам шестую часть той суммы, что вы мне заплатили.
– Я не хочу, чтобы вы возвращали мне деньги. Я требую шестого свидания.
– Советую вам взять деньги. – Лилиан остановилась возле лифтов и нажала на кнопку. – Больше вы все равно ничего не получите.
Гейб уперся ладонью о стену над ее головой. По спине у нее пробежал холодок страха.
– Послушайте меня, – сказал он, отчетливо разделяя слова. – Думаю, судебные тяжбы вам не нужны.
Лилиан стремительно развернулась, и лицо ее оказалось в опасной близости от его лица.
– Вы пытаетесь меня запугать? – спросила она.
– Нет, просто высказываюсь.
Лилиан холодно улыбнулась ему:
– Представляю заголовки в газетах. «Президент «Мэдисон коммершл» подал в суд за отмененное свидание». Это о том, как приятно оказаться посмешищем.
– Вы должны мне это свидание.
– Полегче, Гейб. Мы оба знаем, что вы не станете подавать на меня в суд. Вы будете выглядеть дураком в глазах прессы, а вам этого совсем не хочется. Представьте, что станет с имиджем вашей компании.
Гейб ничего не сказал. Он лишь смотрел на нее тем взглядом, каким, видимо, римские гладиаторы смотрели друг на друга перед сражением. За спиной Лилиан с тихим шипением открылся лифт. Она быстро повернулась и вошла в кабину. Гейб вошел следом.
Она нажала кнопку нужного ей этажа, а затем – без особой, правда, надежды на успех – нажала кнопку вестибюля. Может, Гейб все же поймет намек и не станет выходить следом за ней на том этаже, где располагался офис Андерсена.
Лилиан стояла в напряженной позе, уставившись взглядом в панель с кнопками, и ждала, пока дверь лифта закроется. Она слишком остро ощущала присутствие за своей спиной Гейба. Казалось, он заполнил собой все небольшое пространство лифта и втянул в себя весь кислород. Лилиан почти нечем было дышать.
– Признайтесь, – сказала она, не выдержав гнетущей тишины, – ведь вы лгали в той анкете.
– Анкета тут ни при чем. Вы должны мне свидание.
– Вы не давали честных ответов, а сообщали то, что, по вашему мнению, выглядело правдой.
Гейб в недоумении приподнял бровь.
– А что, есть разница?
– В большинстве случаев это как день и ночь.
Дверь лифта открылась. Лилиан быстро вышла в коридор. Гейб вышел следом. «Могла бы догадаться, что именно так и будет».
– Зачем вы вышли? – спросила Лилиан. – Я сказала вам, что иду к доктору Флинту.
– Я подожду, пока вы закончите.
– Нет.
– Почему нет? У него разве нет приемной?
– Неужели это мне не снится?
– Я не уйду, пока вы не дадите мне гарантию шестого свидания.
– Мы поговорим об этом в другой раз. Позвоните мне завтра.
– Мы поговорим об этом сегодня.
– Я запрещаю вам на меня давить.
– Я вас пальцем не тронул.
«Мне не следует опускаться до его уровня, – сказала себе Лилиан. – Я взрослая, умудренная опытом женщина. Более того, я Харт. Харты не устраивают сцен. Это скорее в духе Мэдисонов».
Вместо того чтобы накричать на него, Лилиан должна была сделать вид, что его тут попросту нет. Но это было нелегко.
«Вероятно, я действительно слишком долго испытывала судьбу с «Прайвит эрейнджмент», – мрачно подумала Лилиан. – Надо было уйти из дела чуть раньше». Как было бы здорово, если бы она перестала набирать клиентов за день до того, как порог ее офиса переступил Гейб!
Лилиан подошла к двери с табличкой «Доктор Дж. Андерсен Флинт», открыла ее и оказалась в приемной. Гейб успел проскользнуть следом. В этом своем дорогом, с развевающимися полами тренче он сильно смахивал на графа Дракулу.
Первый тревожный звонок, сообщавший о том, что ситуация может еще более усугубиться, Лилиан получила тогда, когда увидела, что миссис Коллинз, секретарши Андерсена, за столом не было. Только тогда Лилиан поняла, что подсознательно рассчитывала на то, что присутствие секретарши не позволит Гейбу зайти слишком далеко.
Лилиан лихорадочно огляделась, обшаривая взглядом спокойную, выдержанную в бежевых тонах приемную, надеясь заметить в каком-нибудь дальнем углу секретаршу. Но той и след простыл.
Из-за закрытой, обшитой деревянными панелями двери, ведущей во врачебный кабинет Андерсена, доносилась довольно громкая музыка. Рок шестидесятых.
Зловещее предчувствие без всяких на то причин многократно усилилось.
– Похоже, секретарша доктора Андерсена сегодня ушла домой пораньше, – сказала она. – Он, вероятно, работает над своими записями.
– По-моему, это рок.
– Андерсен любит классический рок.
– Вы его довольно хорошо знаете, верно?
– Мы познакомились внизу в кафе примерно месяц назад. – Лилиан осторожно постучала в дверь кабинета. – У нас много обшего. Схожие профессиональные интересы.
– Неужели? – усмехнулся Гейб. – Вы знаете, вряд ли он вас слышит из-за музыки. Похоже, он там отрывается по полной со своим классическим роком.
Музыка с каждой секундой звучала все громче.
Лилиан повернула ручку и открыла дверь.
И замерла при виде доктора Андерсена Флинта, растянувшегося на своем офисном диване. Он был наг, если не считать очень маленьких, очень красных трусов-бикини, которые с трудом прикрывали его весьма выразительную эрекцию. Кисти его рук были связаны над головой. На глазах у него была черная повязка.
Женщина плотного телосложения в обтягивающей «кошечке» из черной кожи, в длинных черных кожаных перчатках и в туфлях на двенадцатисантиметровой шпильке стояла над ним. Одной ногой она опиралась о спинку дивана, другой – о журнальный столик. Она была повернута спиной к двери, но Лилиан успела заметить в ее правой руке маленькую бархатную плетку, а в левой собачий ошейник с шипами.
Присутствующие в кабинете не заметили появления посторонних из-за гремящей музыки.
Лилиан попыталась сдвинуться с места, но не смогла. Она словно приросла к полу, как будто ее обездвижили каким-то фантастическим оружием.
– Общие профессиональные интересы, говорите? – шепнул ей в ухо Гейб.
Его откровенная насмешка над ней привела Лилиан в чувство. Она повернулась, готовая сбежать. Гейб стоял у нее на пути. Он с нескрываемым интересом наблюдал за происходящим на диване и улыбался.
– Простите, – сдавленно пробормотала Лилиан и, уперев ладони ему в грудь, с силой оттолкнула его, освобождая себе путь к бегству.
Гейб послушно отступил и, выйдя следом за Лилиан, закрыл дверь кабинета.
Музыка гремела, знаменуя финал.
Лилиан стремглав миновала элегантную приемную и выскочила в коридор. Назад она не смотрела. Гейб поравнялся с ней у лифта.
Пять долгих секунд прошли в полном молчании. Лилиан никак не могла оправиться от потрясения.
– Доктор Флинт, очевидно, приверженец практических приемов в лечении сексуальных расстройств, – глубокомысленно заметил Гейб. – Любопытно, каким образом он собирается внедрять вашу компьютерную программу в свои схемы лечения.
Это был сон, думала Лилиан. Галлюцинация. Именно так нормальные, здравомыслящие люди и превращаются в параноиков, одержимых всякого рода идеями о «секретных материалах». Может, правительство все же проводит какие-то опыты, добавляя галлюциногены в питьевую воду?
А может, что-то не так с ней, Лилиан. Последнее время она жила в состоянии постоянного стресса. Решение закрыть «Прайвит эрейнджмент» и сменить род деятельности далось ей нелегко. А такие клиенты, как Гейб, только усугубляли ситуацию.
Вне всяких сомнений, это стресс, да еще секретные эксперименты правительства с питьевой водой привели к тому, что в кабинете Андерсена она увидела то, что увидела.
– Я думаю, вам надо выпить, – сказал Гейб.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Свидание по контракту - Кренц Джейн Энн



Очень неплохой роман. С юмором. Можно разочек почитать.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннАнна
17.11.2012, 21.14





...Впечетляющий!
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннтори
3.07.2013, 19.04





Какая-то странная вражда между двумя семьями: много лет назад глав семей "кинула" хитроумная девица, а они таят обиды.Это как минимум глупо, но без этого не было б романа
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннItis
15.07.2013, 14.48





Незря мужчины читают романы Кренц!Во всех романах мужчины идеальны,ни одного плохого или дурного поступка(я имею ввиду главного героя).А женщины и ошибаются,и ,иногда поступают глуповато.А еще Уинстон очень симпатичен! Роман хорош!
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВалентина
4.11.2013, 13.16





Вот жаль, что мужчины не читают книг таких авторов, ну очень правильными мыслями бы прониклись..
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннОльга
14.09.2014, 1.11





Прикольные герои. Понравилось. Не хватило интимных сцен и страсти. 9/10
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннВикки
18.09.2015, 13.29





Класный роман! Рекомендую.
Свидание по контракту - Кренц Джейн Эннмэри
19.09.2015, 13.21





Средненький роман, читать интересно, но ничего выдающегося - 7 баллов.
Свидание по контракту - Кренц Джейн ЭннНюша
26.09.2015, 23.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100