Читать онлайн Сокровище, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровище - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровище - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровище - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Розовощекая торговка протянула Элис поджаристый пирожок с рубленой курятиной.
— Как же много здесь трубадуров, — произнесла Элис. — Вот только одного, в желто-оранжевой тунике, я нигде не вижу.
Женщина взяла монету из рук Элис и сунула ее в мешочек на поясе.
— Хотите еще чего-нибудь, миледи?
— Нет.
Торговка стряхнула с ладоней крошки и повернулась к другому покупателю:
— А, красавчик, выбирай на вкус: вот пирожки с начинкой фруктовой, а вот из молодого барашка…
Элис отошла от лотка и с отвращением посмотрела на пирожок — уже четвертый, купленный ею за последний час. Да, пожалуй, этот ей не осилить.
Элис решила тщательно обследовать всю площадь ярмарки в поисках трубадура Гилберта, но, судя по всему, переоценила свои возможности. Она обошла примерно треть. Найти нужного человека в тысячной толпе — задача не из легких.
Она пробовала завязать непринужденную беседу с торговцами нескольких ларьков и палаток, но вскоре поняла, что те не склонны тратить время на пустые разговоры.
Люди относились к ее осторожным вопросам с подозрением, и она решила, что, может быть, звонкая монета развяжет им языки. Но кошелек уже почти пуст, а толку никакого — Элис ничего не выяснила. Четыре пирожка и две кружки сидра — вот и весь результат.
Она остановилась в конце длинного ряда ярких разноцветных палаток со всевозможной снедью, размышляя, как ей поступить с последним пирожком. Выбросить его она не могла. Расточительство в любом виде, претило ей.
— Эй! Благородная леди! Взгляните-ка сюда!
Элис оторвалась от созерцания пирожка с курятиной и подняла глаза. Сорванец лет шестнадцати воровато вышел из тени ближайшего навеса. Чумазая мордашка расплылась в улыбке.
— Отличный товар, миледи. Только посмотрите. — Паренек, бросив быстрый взгляд через плечо, извлек из-под замызганной туники небольшой кинжал.
Элис охнула и попятилась назад. Воры и карманники — обычное явление на ярмарке. Она подхватила юбки и собралась уже припустить со всех ног.
— Нет-нет, не бойтесь, благородная леди. — Черные глаза юнца умоляюще глядели на нее. — Я не причиню вам вреда. Меня зовут Фалк. Купите его, пожалуйста. Лучшая испанская сталь. Превосходный кинжал, видите?
Элис с облегчением вздохнула:
— Ах да, и в самом деле очень миленький кинжальчик, но, боюсь, он мне совсем ни к чему.
— А может, вы подарите его своему повелителю? — предложил Фалк. Судя по блеску его глаз, он был решительно настроен продать его. — Хороший кинжал всегда пригодится воину.
— У сэра Хью хватает оружия, — возразила Элис. Она все еще сердилась на Хью за то, что он предпочел потратить драгоценное время на участие в турнире.
— Да разве может у мужчины быть много оружия? Подойдите ближе, леди, взгляните, какая работа!
Элис нехотя рассматривала кинжал:
— Где ты его взял?
— Мой отец торгует кинжалами и ножами. Вон там его лавка… хотя нет, она слишком далеко, отсюда не видно, — без запинки выпалил Фалк. — А я хожу в толпе и помогаю ему находить покупателей.
— Придумай другую байку, получше, парень.
— Ну ладно, — со стоном сдался Фалк. — Если вы хотите знать правду, то я нашел его в канаве у дороги. Что в этом плохого? Наверное, выпал у рассеянного путешественника.
— А по-моему, более правдиво звучит другое объяснение: ты стащил его из оружейной лавки.
— Нет, нет, как можно, миледи! Даю голову на отсечение, клинок попал ко мне честным путем. — Фалк перевернул кинжал так, чтобы была видна инкрустация на рукоятке. — Нет, вы только посмотрите, какая красота. Камни, должно быть, все настоящие!
Элис насмешливо улыбнулась в ответ:
— Со мной эти штучки не пройдут, и не старайся. К тому же в моем кошельке позвякивает всего несколько монет, и истратить их я собираюсь на кое-что более полезное, чем твой кинжал.
Фалк изобразил на лице ангельскую улыбку:
— И как же собирается истратить свои монетки благородная леди? Только дайте мне знать — и все будет исполнено. Заплатите — и вам не придется пачкать свое красивое платье, таскаясь по грязным лавкам.
Элис задумчиво смотрела на него:
— Очень любезно с твоей стороны.
Он шутливо отвесил ей галантный поклон:
— Счастлив служить вам, миледи.
Почему бы и нет, этот малый вполне может ей пригодиться, решила Элис.
— В чем я действительно нуждаюсь, так это в кое-каких сведениях.
— Сведениях? — Фалк мигом спрятал кинжал в рукав туники. — Чего же проще? Мне частенько приходилось продавать сведения. Вы не поверите, какой огромный спрос на этот товар. А что вас, собственно, интересует?
Элис в очередной раз принялась рассказывать историю, припасенную для торговцев.
— Я ищу одного трубадура, очень красивого, с длинными темно-русыми волосами, небольшой бородкой и светло-голубыми глазами. Он носит желто-оранжевую тунику. Я слышала, как он поет, и хотела бы послушать еще, но никак не могу разыскать его среди толпы. Ты случайно не встречал его?
Фалк склонил голову набок и проницательно посмотрел на Элис:
— Уж не влюблены ли вы в этого трубадура? Элис уже собралась негодующе затрясти головой, однако вовремя спохватилась и испустила, как она надеялась, страдальческий вздох:
— Он такой миленький!
Фалк раздраженно фыркнул:
— Смею заметить, вы не одиноки в своем мнении. И что особенного, ради святого Ансельма, вы находите в трубадурах, никак не пойму. Все хорошенькие женщины сразу падают в обморок к его ногам. Элис замерла:
— Значит, ты его видел?
— Видел, видел я вашего поэта. — Фалк презрительно повел плечами. — Красивая у него туника, точно, как вы ее описали. Мне тоже нравится желтое и оранжевое…
— Где же ты видел его? — нетерпеливо перебила Элис.
— Вчера вечером он сидел с рыцарями у костра и развлекал их своими песнями. А я случайно оказался поблизости.
— Уж не тогда ли ты споткнулся об этот якобы оброненный кинжал? — вежливо осведомилась Элис.
— А как вы догадались? — Фалк был не первым, кого неприятно поразила проницательность Элис. — Рыцари всегда так небрежны, особенно после кружки доброго вина. Вечно теряют кинжалы, кошельки и прочее свое добро. А сколько вы мне заплатите, если я найду вашего красавчика трубадура?
Элис нащупала кошелек:
— У меня совсем немного денег. Пожалуй, одной монеты будет достаточно за твои сведения. Впрочем, я дам тебе две, если найдешь его быстро.
— Ладно, — Фалк довольно осклабился. — Ступайте за мной, миледи, я знаю, где можно найти этого трубадура.
— Ты уверен?
— Говорю же, не вы одна вздыхаете о нем. Я слышал, как вчера вечером он договаривался с белокурой дамой встретиться сегодня, пока ее повелитель будет сражаться на турнире.
— Боже правый! — воскликнула Элис. — Ты и вправду знаешь обо всем на свете!
— А то! Продавать сведения не менее выгодно, чем любой другой товар, да и риск поменьше. — Фалк повернулся и с самодовольным видом повел ее по бесконечному лабиринту палаток, ларьков и лавок.
Элис решительно отбросила пирожок в сторону и поспешила за ним, стараясь не потерять его из виду.
Не прошло и четверти часа, как ярмарка осталась далеко позади. Фалк вел ее вдоль крепостной стены, окружающей главную башню замка Ипсток. Гул толпы сюда почти не доносился. Вокруг ни души, только она и Фалк.
Элис поднималась за ним по пологому холму. На самой вершине она оглянулась назад. Взору открылась удивительно живописная картина: ристалище и окрестные холмы, усыпанные разноцветными шатрами, были видны как на ладони.
Множество людей собралось наблюдать за поединками. Налетевший порыв ветра донес до Элис их возбужденные крики. Две группы всадников с противоположных концов поля стремительно неслись навстречу друг другу.
Элис даже вздрогнула, когда стороны схлестнулись.
Лошади и всадники сплелись в огромный ужасный клубок. Доспехи блестели на солнце. Лошади крутились на месте. Девушка пыталась отыскать в этой неразберихе знакомый черный флаг, но с такого расстояния узнать Хью среди других было просто невозможно.
— Сюда, миледи, — шепотом позвал Фалк. Он обогнул ветхий сарай. — Скорее!
Нет-нет, совершенно незачем беспокоиться, говорила себе Элис, вряд ли Хью пострадает — он слишком умен и искусен в бою. Такие рыцари, как он, всегда на коне! Она печально вздохнула. Ее отец, сэр Бер-нард, был точно таким же. Большую часть своей жизни он провел в Северной Франции, гоняясь за славой и богатством, которых, по его мнению, можно добиться только в турнирах. Но это были лишь слова, грустно вздохнула Элис. Чего он действительно добивался на турнирах — и в чем весьма преуспел, — так это свободы, свободы от всех обязательств мужа и отца.
Элис редко видела его. Обрывки воспоминаний, не очень ясные, рассыпанные бисером по длинной веренице лет, — вот все, что у нее сохранилось.
В ее памяти он остался красивым, веселым — с курчавой рыжей бородой и ярко-зелеными глазами. Шумный, неунывающий, со всем пылом отдающийся охоте, турнирам и, по словам ее матери, разгулу, — таков был ее отец.
Бернард редко появлялся дома, но его краткие визиты были самыми яркими событиями в жизни маленькой девочки. Он всегда приезжал неожиданно, обрушивался словно снег на голову — с подарками и с самыми невероятными историями. Он подхватывал Элис на руки и кружил ее по большому залу. Во время его короткого пребывания дома, казалось, все вокруг начинало светиться от счастья, и в первую очередь ее матушка.
Но вскоре Бернард снова отправлялся в путь, его душа жаждала приключений, и он уезжал на очередной турнир куда-нибудь очень далеко или отправлялся покутить в Лондон. Элис помнила, как убивалась матушка после очередного отъезда Бернарда.
Семья стала чаще видеть Бернарда после рождения сына и наследника. Тогда он решил остепениться и вернуться в лоно семьи. Радости Хелен не было границ. Но после несчастного случая, когда Бенедикт, упав с лошади, повредил ногу, Бернард снова принялся за свое, вспомнив старые привычки. И снова потянулись длинной чередой поездки то в Лондон, то на север Франции. И с каждым разом его отлучки становились все продолжительнее.
Хелен, чтобы скрасить свое одиночество, занялась составлением книги, где описывала свойства лекарственных трав и рецепты приготовления снадобий. Она увлекалась травами все больше и больше, незаметно отдаляясь от детей.
И когда Бернард приезжал домой, ее глаза уже не светились радостью, не было в них и слез, когда он уезжал. Теперь ее мать хотя бы не страдала.
Она все чаще уединялась в кабинете, забывая обо всем на свете, и вскоре заботу о большом хозяйстве Элис пришлось взвалить на свои плечи. Как и заботу о Бенедикте. Элис поклялась дать ему хорошее воспитание. Конечно, заменить родителей она не могла. Как и избавить его от той боли, какую причинил ему отец, отвергнув его. При одном упоминании имени отца в глазах Бенедикта вспыхивала обида, а Элис хотелось плакать от бессилия — она не могла ничего изменить.
Но настоящая беда пришла позже, когда Элис не смогла отстоять замок и земли — наследство Бенедикта…
— Миледи?
Элис тряхнула головой, прогоняя прочь печальные воспоминания.
— Куда мы идем, Фалк?
— Тише! — Он яростно замахал на нее руками. — Вы хотите, чтобы вас услышали?
— Я хочу знать, куда ты ведешь меня. — Элис обошла ветхий сарай и увидела, что сорванец, присев, притаился в кустах. — Вчера я слышал, как этот трубадур уговаривал белокурую даму встретиться здесь, в зарослях у ручья.
— Ты уверен?
— Если его там нет, можете не платить мне, — великодушно предложил Фалк.
— Прекрасно, — отозвалась Элис. — Веди.
Фалк пригнулся и начал пробираться через густой кустарник, разросшийся на берегу звонкого ручья.
Элис подобрала юбки и последовала за ним. Ее мягкие кожаные туфельки безнадежно испорчены, подумала она.
Через мгновение женский вскрик заставил ее замереть. Она схватила Фалка за руку.
— Что это? — не на шутку встревожилась Элис.
— Белокурая подает голос. — Этот звук, по всей видимости, нисколько не удивил мальчугана.
— На нее кто-то напал. Мы должны помочь ей!
Фалк изумленно уставился на нее широко раскрытыми глазами, словно она сошла с ума.
— Сомневаюсь, что ей нужна какая-то помощь, по крайней мере, от нас.
— Почему же нет?
— Судя по звукам, ваш красавец трубадур умело перебирает ее струны.
Из-за ближайших кустов снова раздался пронзительный женский вскрик.
— Перебирает, ее струны? Не понимаю. Ей причиняют боль! Нужно что-то делать.
Фалк закатил глаза:
— Да трубадур просто катает ее в высокой траве, миледи.
— Катает ее? Как мяч, хочешь сказать? Господи, да чего ради ему это делать?
Фалк тихонько застонал:
— Миледи, вы действительно не понимаете? Он занимается с ней любовью.
— Здесь? В кустах? — Элис была так шокирована, что споткнулась, зацепившись за какую-то ветку, и чуть не ткнулась носом в землю.
— А где же еще? — Фалк успел, поддержать ее. — Воспользоваться шатром ее мужа они не могут. А у трубадура своего шатра нет.
Лицо Элис залилось краской. Мальчишка совершенно озадачил ее. Совсем юнец, не старше Бенедикта, а знает о таких вещах гораздо больше ее.
— Понимаю. — Она постаралась сказать это как можно более непринужденно, будто нисколько не удивлена.
Фалк даже пожалел Элис, пребывавшую в явном замешательстве.
— Хотите подождать здесь, пока они закончат?
— Да, пожалуй, не стоит им мешать.
— Воля ваша. — Фалк протянул руку. — Я свою часть сделки выполнил. Если вы будете так добры и заплатите мне, я займусь другими делами.
— А ты уверен, что это тот самый трубадур Гилберт развлекается сейчас в кустах с дамой? — спросила Элис.
— Взгляните-ка. — Кивком головы Фалк указал туда, где на земле под склонившимися ветвями ярким пятном горела оранжево-желтая туника.
Элис проследила за его взглядом:
— Это же туника Гилберта, по крайней мере очень похожа, а рядом его лютня.
Хриплый мужской стон донесся из кустов как раз в тот момент, когда Элис расплачивалась с Фалком. — Теперь, судя по звуку, трубадур решил сыграть на своем инструменте, Я бы назвал его охотничьим рогом. — Фалк крепко сжал в руке монетки. — Но не беспокойтесь, благородная леди, я слышал, как он увещевал белокурую красотку, что знает не одну мелодию!
— Что ты этим хочешь… — сердито начала было Элис, но сорванца уже и след простыл. Он словно растворился в зарослях.
Элис растерялась. Что же ей делать? Она собиралась найти Гилберта и бросить обвинения ему в лицо, изобличив в воровстве, и потребовать вернуть камень. Но сейчас ей вдруг пришло в голову, что он никогда не сознается в краже. Как же ей поступить, если Гилберт заявит, что в жизни не видел зеленого камня?
А тут еще такая пикантная ситуация. Как подойти и заговорить с мужчиной и женщиной, только что занимавшимися любовью? Тем более, если любовь эта была настоящим прелюбодеянием.
Гилберт оказался способным на дерзкие поступки, вынуждена была признать Элис. Отчаянный тип, что и говорить. Тот, кто осмелился соблазнить замужнюю женщину, рисковал угодить в руки разгневанного мужа, — любовника могли кастрировать или даже убить. Мужчина, не побоявшийся пойти на такой риск во имя страсти, наверняка просто посмеется над ней, услышав ее требование вернуть камень.
Как бы все упростилось, подумала она, если бы Хью сопровождал ее сейчас. Он бы без малейших колебаний бросил Гилберту вызов.
Но разве можно надеяться на человека, который, вместо того чтобы заниматься делом, предпочел сражаться на дурацком турнире, раздраженно подумала Элис.
Очередной страстный стон из кустов — на этот раз более низкий и протяжный — заставил ее вздрогнуть. Проклятие, она не имеет ни малейшего понятия о том, как долго все это будет продолжаться. Но Гилберт и его дама могут появиться из-за кустов в любой момент. И что они увидят? Ее, с округлившимися глазами и застывшую на месте как истукан?
Если она хочет чего-то добиться, действовать надо без промедления.
Элис глубоко вздохнула, собралась с духом и решительно направилась к дереву, где была в беспорядке свалена одежда. Рядом с туникой Гилберта лежала не только его лютня, но и небольшой холщовый мешочек, по размерам вполне подходящий, чтобы вместить крупный камень.
Элис неожиданно заколебалась, не решаясь взять его.
«Но ведь Гилберт-то не постеснялся украсть у меня кристалл, — напомнила она себе. — Так что я имею полное право вернуть его».
Она осторожно раскрыла мешочек. Вот что-то завернутое в грязную тряпицу. Дрожащими пальцами Элис отогнула край — и ее глазам предстал знакомый дымчато-зеленый кристалл. Ровные грани кристалла словно вбирали в себя свет, отчего казалось, будто он светится изнутри.
Здесь не могло быть никакой ошибки — это ее зеленый камень! Элис захлестнула волна восторга. Конечно, нельзя сказать, что этот кристалл очень красив, но ей он представлялся просто восхитительным. Элис никогда не видела ничего подобного. Она чувствовала, что в нем сокрыты удивительные тайны. Но какие именно тайны хранил странный камень, за то время, что он у нее находился, она разгадать не успела.
Очередной хриплый стон из ближайших кустов подстегнул Элис: медлить нельзя. Она вскочила на ноги, не выпуская камня из рук, и тут услышала голос Гилберта:
— Когда я буду вечером развлекать у костра людей твоего мужа, знай, моя милая, я буду петь о тебе. Ты покраснеешь от смущения?
— Конечно, да кто в темноте заметит это? — хохотнула дама. — А вы проказник, сэр Трубадур!
— Благодарю вас, миледи, — рассмеялся в ответ Гилберт, — Я буду воспевать твою алебастровую грудь и молочно-белые бедра. А еще я буду петь о грешном меде твоих прекрасных бедер и серебряной росе, выпавшей между ними. И твой муж ни о чем не догадается.
— Лучше молись, чтобы так и случилось и муж не узнал меня в твоей балладе. Иначе тебе придется распрощаться со своей лютней. И не только с ней.
Гилберт вызывающе громко рассмеялся:
— Какой интерес в охоте, когда нет риска. Риск придает любви особую остроту. Некоторым мужчинам нравится развлекаться, сражаясь на турнирах. Я же нахожу свое сокровище между нежных ножек их дам.
Элис не раздумывала больше ни секунды. Крепко сжимая в руках завернутый в тряпицу камень, она понеслась со всех ног прочь, моля Бога о том, чтобы только Гилберт не услышал шума ее шагов по мягкой земле.
Она пробежала совсем немного, когда у нее за спиной раздались гневные крики. Трубадур обнаружил пропажу.
Элис понеслась еще быстрее. Вряд ли Гилберт заметил ее.
Она буквально задыхалась, когда наконец достигла крепостной стены замка. Элис юркнула в полуразрушенную башню, чтобы немного прийти в себя. Самое лучшее сейчас, лихорадочно соображала она, поскорее смешаться с ярмарочной толпой. Только там она будет в безопасности и Гилберт не сможет найти ее.
Она сделала еще один глубокий вздох — сердце по-прежнему билось так, словно хотело выпрыгнуть из груди, — выглянула из башни и припустила к ярмарочной поляне, к спасительным рядам ярких палаток.
Но вдруг, словно из-под земли, на ее пути возникли два головореза с кинжалами в руках. Один усмехался ей беззубым ртом, у другого правый глаз закрывала черная повязка.
Элис в ужасе замерла.
— Кого мы видим! Благородная леди, да еще и с таким интересным узелком в руках. Похоже, парень не обманул нас, Хьюберт.
Человек с повязкой на глазу зловеще загоготал:
— Похоже на то. Может, заплатить ему за услугу? Как-никак не соврал?
— Заруби себе на носу: никогда не стоит платить f-за то, что можно получить даром. — Беззубый подошел к Элис почти вплотную и протянул руку. — Отдайте нам камень, леди, и у вас не будет причин для волнения.
Элис гордо расправила плечи и смерила его гневным взглядом:
— Этот камень принадлежит мне. Посторонитесь!
Одноглазый сдавленно рассмеялся:
— А леди говорит так, будто и в самом деле из благородных, верно? Всегда хотел позабавиться хоть с одной из таких!
— Забавляйся с ней сколько хочешь, — проворчал беззубый, — но только после того, как мы покончим с нашим делом.
Элис мертвой хваткой вцепилась в камень и раскрыла было рот, чтобы позвать на помощь. Однако что толку кричать, в отчаянии подумала она, все равно никто не услышит.


— Бенедикт вернулся? — Хью вглядывался в дальний конец поля. Ему хорошо были видны развевающиеся на ветру знамена Винсента. Хью с нетерпением ожидал начала состязаний и в то же время сохранял ледяное спокойствие.
Я никогда не забуду, дедушка, — повторил он клятву про себя.
— Нет, милорд. — Дунстан проследил за его взглядом. Старый воин понял Хью без слов. — Так, так, так… Винсент Ривенхоллский уже готов выйти на поле.
— Да, время пришло! — Хью смотрел в сторону шатров, в надежде увидеть Бенедикта. Но юноши там не было. — Ад и все дьяволы! Куда запропастился этот мальчишка? Ему уже давно бы пора вернуться.
Хью послал Бенедикта разыскать Элис, когда стало ясно, что среди зрителей она так и не появилась. Удивительно, но сначала его это только разочаровало. Раздражение пришло потом. Он имел веские причины быть недовольным ею: в конце концов, он дал Элис ясные указания, а она пропустила их мимо ушей. Однако что-то ему подсказывало: дело здесь не только в непослушании.
Элис, вне всякого сомнения, по-прежнему думает, что вольна поступать так, как ей заблагорассудится.
Еще бы, ведь она не считает его своим законным господином.
— Может, ей просто неинтересно смотреть состязания? — Дунстан сплюнул на землю. Он хмуро обозревал разодетых дам, собравшихся под ярко-желтым навесом, натянутым для них на другой стороне поля. — В конце концов, это мужские игры.
— Верно. — Хью вновь обратил свой взгляд в сторону шатров, надеясь среди толпы отыскать Бенедикта.
— Я помню времена, когда женщин вообще не допускали на турниры, — со вздохом продолжал Дунстан, — а вот теперь это стало модным. Разве они что-нибудь смыслят в рыцарских поединках?
— Ждать больше нельзя, — бросил Хью. — Винсент уже почти готов. Прикажи привести моего коня.
— Да, милорд. — Дунстан подал сигнал оруженосцу, державшему под уздцы черного боевого коня Хью.
Хью в последний раз окинул взглядом толпу зрителей. Элис по-прежнему там не было.
— Черт побери, я проучу эту девицу! Широкоплечий, с окладистой бородой и маленькими, жадно поблескивающими глазками мужчина вышел из расположенного неподалеку шатра и направился к Хью.
— Слышал о вашем приезде. Не иначе как собираетесь сбросить с лошади Винсента Ривенхоллского?
Хью не выразил радости при виде бородача:
— Говорят, сегодня удача была на твоей стороне, Эдуард.
— Моя добыча — отличный боевой конь и доспехи Элдена Гранторпского, — довольно ухмыльнулся тот. — Оставил сэра Элдена барахтаться в грязи со сломанной ногой. Ну и видок, замечу, у него был! Крутился точно перевернутая черепаха.
Хью ничего не ответил. Он недолюбливал Эдуарда Локтонского. Этот человек был на несколько лет старше его. Жестокий бесчестный наемник продавал свой меч любому, кто готов был заплатить запрашиваемую им цену. Впрочем, быть наемником — само по себе не преступление. И неизвестно, как сложилась бы судьба самого Хью, если бы его не взял на воспитание Эразм Торнвудский. Он избежал сей печальной участи, но при иных обстоятельствах вполне мог избрать путь наемника.
Неприязнь Хью к Эдуарду была вызвана другими причинами. Наемник был, несомненно, опытным воином, но крайне грубым и с дурными манерами. До Хью доходили слухи, что, движимый тайными страстишками, он брал силой молоденьких девушек. А последний слух, разнесшийся по округе, был и вовсе ужасен: несколько месяцев назад двенадцатилетняя девочка, прислуживающая в таверне у дороги, стала жертвой его похоти и вскоре умерла. Хью не знал, верить ли слухам, хотя склонялся к тому, что это вполне могло быть правдой.
— Готово, милорд. — Оруженосец с трудом сдерживал разгоряченного коня.
— Отлично. — Хью отвернулся от Эдуарда.
— Милорд! Сэр Хью! — Бенедикт появился из-за шатра в тот самый момент, когда Хью уже собирался вскочить на коня. Юноша с трудом переводил дыхание. — Милорд, я не нашел ее.
— В шатре ее нет?
— Нет, милорд. — Бенедикт остановился перед ним, опираясь обеими руками на палку. — Может, она осматривает торговые ряды на ярмарке? Ей ведь совсем не нравится турнир.
— Я же велел ей наблюдать за состязаниями вместе с другими леди.
— Да, милорд. — Бенедикт выглядел очень обеспокоенным. — Вы должны понять мою сестру. Элис не привыкла следовать приказаниям. Она предпочитает поступать по-своему.
— Теперь мне все ясно. — Хью вскочил в седло и наклонился, принимая копье от одного из своих воинов. Он взглянул на тоненькую ярко-зеленую ленточку, привязанную у самого наконечника.
— Милорд, прошу вас, будьте снисходительны к ее причудам, — взмолился Бенедикт. — Она терпеть не может, когда ей приказывают, тем более мужчины.
— Значит, пришло время дать ей урок. — Хью посмотрел на другой конец поля. Винсент Ривенхоллский уже восседал на лошади под красными развевающимися знаменами.
Своей выходкой Элис порядком разозлила Хью, но в то же время он все больше тревожился за нее. Даже неприятное покалывание в затылке следовало отнести на ее счет, а не на счет предвкушения поединка с Винсентом.
Что-то здесь было не так.
Конечно, Элис, обидевшись на него, могла не явиться на состязания. Надо признать, его слова для нее пока ничего не значат. Он предполагал, что она дуется на него в шатре под черным флагом, и собирался объясниться с ней сразу после поединка с Винсентом Ривенхоллским.
Хью и Винсенту было запрещено открыто проявлять неприязнь друг к другу, поскольку оба являлись вассалами Эразма Торнвудского. Разумеется, сеньор не мог допустить, чтобы его лучшие рыцари растрачивали силы, воюя между собой. Оба должны были сдерживать свои чувства, пока редкий случай не сведет их вместе на турнире, где они под вполне благовидным предлогом могли излить в схватке всю ненависть друг к другу.
В последний раз Хью с легкостью выбил Винсента из седла одним ударом копья. Турнир устраивался на деньги двух очень важных лордов, и потому никаких ограничений в размере выкупа не было. Рыцарь-победитель имел полное право требовать от побежденного всего, что пожелает.
Ни у кого не было сомнений, что Хью назначит Винсенту самую высокую плату. По меньшей мере, потребует от поверженного противника его боевого коня и доспехи.
Но Хью отказался от выкупа. Он покинул поле боя, оставив Винсента на земле, словно с него и взять было нечего. Нанесенное оскорбление было жестоким и не осталось незамеченным. Трубадуры воспели его поступок в своих балладах, а к легендам о подвигах Хью Безжалостного добавилась еще одна.
Никто, кроме Хью и его наперсника Дунстана, не знал всей правды. Хью не нуждался ни в доспехах Винсента, ни в его лошади, какой бы дорогой она ни была. Он разработал тонкую и куда более действенную стратегему мести Винсенту Ривенхоллскому. И в свое время всем станет известно об этом. Через полгода, самое большее год.
Победа его будет полной. И тогда, наконец, успокоятся мятежные бури в его душе и он обретет покой и умиротворение.
Между тем случайные встречи на турнирах только разжигали аппетит Заклинателя Бурь.
Хью зажал шлем под мышкой и бросил взгляд вниз на Бенедикта:
— Возьми двух грумов и разыщи Элис среди торговых палаток.
— Да, милорд. — Бенедикт уже собирался уйти, но задержался. — Сэр, позвольте спросить, как вы намерены поступить с Элис после того, как она объявится?
— Пусть это беспокоит Элис, а не тебя.
— Но, милорд…
— Я же сказал, это касается только меня и Элис. Ступай же, Бенедикт. Дело не терпит отлагательства.
— Конечно, милорд. — С явной неохотой Бенедикт поспешил через толпу обратно к шатрам.
Хью собирался обратиться к своему небольшому отряду воинов под черным знаменем. Они с нетерпением ждали его сигнала. Каждый знал, что можно заработать немалые деньги, участвуя в состязаниях вместе с Хью Безжалостным.
Хью давно открыл секрет, позволяющий ему выигрывать на всех турнирах, да и в настоящих битвах. Секрет был прост — дисциплина и продуманная стратегия. Хью всегда удивляло, почему лишь немногие рыцари следовали этим, в общем-то, нехитрым правилам.
Рыцари были по натуре людьми безрассудными, готовыми безоглядно рисковать. Они рвались в бой — будь то турнир или настоящая битва, — движимые одним-единственным желанием: завоевать славу и добычу. На эти подвиги рыцарей вдохновляли их сеньоры, которые были ничем не лучше — также жаждали славы и наживы. А трубадуры воспевали в песнях подвиги победителей. Да и дамы предпочитали дарить свою благосклонность героям баллад. Глупое фиглярство — так оценивал все это Хью. Баллады балладами, но все эти победы в большинстве своем были случайными.
Хью же предпочитал заранее все просчитывать, чтобы уже в самом начале исход битвы был предрешен в его пользу. Именно дисциплина и продуманная стратегия — вот что помогало ему выигрывать. Эти два правила были основными и при подготовке его людей.
Тяжеловооруженные воины и рыцари, которые думали прежде всего о славе и наживе, а уж потом о приказах Хью, недолго задерживались в его отряде.
— Вы должны сохранять строй и четко следовать выработанной стратегии, — наставлял Хью. — Все ясно?
Надевая шлем, Дунстан широко улыбнулся:
— Да, милорд, Мы всегда готовы следовать вашим указаниям, можете не сомневаться.
Все дружно закивали в знак согласия.
— Помните, — предупредил Хью, — Винсент Ривенхоллский — мой. Вы должны драться только с его людьми.
Все снова закивали. Они знали о той неприязни, которую питал их повелитель к Винсенту Ривенхоллскому. Их давняя вражда не была ни для кого тайной.
Все были готовы, и Хью собрался уже пришпорить коня. Черт возьми, с Элис он разберется позже.
— Милорд, подождите! — остановил его пронзительный крик Бенедикта.
Хью раздраженно оглянулся назад. Лицо Бенедикта было перекошено от страха.
— В чем дело?
— Этот юноша, Фалк, говорит, что знает, где Элис. — Бенедикт указал на грязного сорванца, приблизительно одних с ним лет. — Он говорит, что два разбойника с кинжалами в руках сейчас преследуют ее. Он может рассказать нам, как найти Элис! За определенную плату!
Теперь Хью понял, почему Элис нет среди зрителей на поле. Нет, она не дуется на него в своем шатре. Элис все-таки пустилась на поиски трубадура Гилберта.
Она не должна была поступать так безрассудно.
Но как Хью ни пытался сохранить спокойствие, внутри у него все похолодело.
Его взор на мгновение затуманило страшное видение: незадачливый торговец из Клайдемера с перерезанным горлом в луже крови…
Он взглянул на довольно ухмыляющегося Фалка:
— Это правда?
— Чистая правда, милорд. — Ухмылка сорванца стала еще шире. — Я, знаете ли, продаю сведения и все, что попадает мне в руки. С удовольствием сообщу вам, где сейчас рыжеволосая леди. Но вам лучше поспешить, если хотите спасти ее, не то те два разбойника живо разделаются с ней.
Хью безжалостно подавил гнев и страх, готовые захватить его душу. Все свои чувства он постарался вложить в свой приказ:
— Говори.
— Обязательно, милорд, но прежде давайте потолкуем о цене.
— Ценой, — угрожающе тихо произнес Хью, — будет твоя жизнь. Говори правду или приготовься заплатить!
Нахальная ухмылка живо слетела с лица Фалка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокровище - Кренц Джейн Энн



несмотря на сказочную анатоцию вполне приличная вещица о средневековье.типичное произведение данного автора без жестокостей и диких страстей с весьма практичной гг-ней.понравилось.
Сокровище - Кренц Джейн Эннтаня
27.10.2012, 13.53





Обожаю романы этого автора,этот бесподобный как и все другие.
Сокровище - Кренц Джейн Эннтая
30.10.2012, 18.57





отличная книга.
Сокровище - Кренц Джейн Эннчитатель)
19.06.2014, 7.39





хороший роман. 10 балов.
Сокровище - Кренц Джейн Эннтату
5.10.2015, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100