Читать онлайн Сокровище, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровище - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровище - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровище - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Волна восторга охватила Хью, когда он почувствовал, как податливо тело Элис. Он не ошибся: именно страсть была ключом к ее нежной, прекрасно укрепленной крепости.
Элис хотела его. Она была прекрасна в своем желании, волновала его, горячила кровь, словно экзотические специи.
Он приподнял ее и с силой прижал к своей груди. Она, тихонько охнув, еще крепче обхватила его за шею.
— Милорд, вы так удивительно действуете на мои чувства… — Элис наклонилась и поцеловала его в шею. — Я даже не могу объяснить свои ощущения.
— Поэты называют это любовью. — Хью сорвал тонкую сетку, стягивающую волосы Элис, — рыжие локоны рассыпались по плечам. — Но, на мой взгляд, страсть — более подходящее слово для описания этого чувства.
Она подняла голову с его плеча, на миг взгляды их встретились. Хью показалось, что он тонет в изумрудных глубинах ее глаз.
— Смею с вами не согласиться, милорд. По опыту своей матушки могу заключить: страсть — это еще совсем не любовь. Но я, кажется, начинаю верить, что эти понятия связаны между собой.
Хью слабо усмехнулся:
— Признаться, мне сейчас не до споров, Элис.
— Но, милорд, различие между этими двумя чувствами имеет большое значение.
— Совсем никакого. — Хью заставил Элис умолкнуть, впившись в ее губы поцелуем.
Он длил поцелуй, пока не почувствовал, как она задрожала от страсти. Тогда он мягко отстранил ее, не спеша отстегнул тяжелую перевязь и снял черную тунику.
Девушка смотрела на него как завороженная, и вот уже ножны брошены на камни. Хью перевел дыхание, пытаясь успокоиться, и расстелил тунику на каменном полу пещеры.
Простейшее действие далось ему с трудом. Когда наконец нехитрое ложе было готово, он поднялся и посмотрел на Элис.
Она выглядела испуганной. Хью даже показалось, что она сейчас убежит от него.
Но Элис, робко улыбнувшись, протянула ему руку.
Он опустился на тонкую черную ткань и привлек девушку к себе. Ее юбки пенились вокруг бедер. Теплая, нежная, она лежала у него на груди.
Но в глазах ее внезапно появилась тревога.
— Боже мой, вам же больно лежать на камнях!
Он хохотнул:
— Что ты, дорогая, никогда еще у меня не было ложа мягче. — И вдруг желание, все это время тлеющее внутри него, превратилось в море огня. И этот огонь жадно пожирал остатки его самообладания.
Элис провела кончиком пальца по его щеке и шевельнулась, устраиваясь поудобнее на его груди. Хью застонал: ее бедра тесно прижались к его твердому копью.
Элис жаждет его ласк, она его невеста. Почему бы не уступить своему желанию? Что держит его?
И Хью отдался во власть сжигающего его огня. Взяв ее лицо в ладони, он с ненасытной жадностью покрывал поцелуями глаза, щеки, губы. К его удовольствию, она с готовностью откликнулась на ласку страстным до боли поцелуем. Хью услышал ее приглушенный стон и едва сдержал смешок, когда они стукнулись зубами.
— Полегче, дорогая, иначе проглотишь меня целиком. Не волнуйся, ты получишь от меня все, что только пожелаешь, прежде чем мы достигнем вершины.
С тихим стоном она запустила пальцы в его волосы. Хью положил голову девушки себе на руку, а другой рукой поднял ее пышные юбки. Его ладонь скользила по нежному изгибу ее бедер.
— Хью!
Он осторожно поглаживал ее рукой, подготавливая к своему вторжению. Пылкими ласками он желал довести ее до исступления. Ей не должно быть больно, иначе он проклянет себя.
И снова прогремел вдали гром. Дождь серой пеленой повис над входом в пещеру. Невидящими, затуманенными от страсти глазами Элис наблюдала за тем, как Хью высвобождается из одежд. На долю секунды ему показалось, что она сейчас попросит его остановиться. Вот только сможет ли он теперь сдержать себя? Вряд ли.
— Хью!
Имя, слетевшее с ее нежных губ, заставило его сердце биться сильнее. Возбуждение с невиданной силой охватило его. Она попалась в сети их взаимной страсти, подумал он.
Его хитрость действительно удалась, если Элис решила заняться с ним любовью.
Застонав, он накрыл ее рот поцелуем, и его рука скользнула между бедер Элис. В своей страсти она была подобна сладостному плоду инжира. Она воспламеняла его подобно волшебному эликсиру любви. Он желал ее все сильнее. Он упивался ею и был ненасытен.
Хью приподнял платье Элис к талии и широко развел ей ноги. Запах влажного женского тела сводил его с ума.
Он коснулся нежных лепестков, прикрывающих ее крепость. И медленно начал входить в нее. Тело Элис было невообразимо тугим. Он даже подумал, что легче протиснуться через узкую щель в пещеру…
Предположения подтвердились: она невинна.
Необходимо быть крайне осторожным, напомнил себе Хью, он не должен брать эту крепость приступом. Решительные действия здесь ни к чему. Его штурм был терпеливым и ласковым. Их тела покрыла легкая испарина. Ногти Элис впились ему в спину.
— А ты прекрасно защищена! — произнес внезапно осевшим голосом Хью. — Тебе больно?
— Да, немного.
Он закрыл глаза, пытаясь сохранить остатки самообладания.
— Пойми, мне не хотелось бы, но… Может, мне лучше остановиться?
— Нет, не надо.
Хью вздохнул с облегчением:
— Я постараюсь не спешить.
Элис потянулась к его плечу и легонько куснула:
— Вот это совсем ни к чему. По-моему, лучше, если это произойдет быстро.
Он застонал:
— Ну что ты, милая, я только хочу, чтобы мы оба получили удовольствие.
— Ты остановишься, если я попрошу?
Он сильнее сжал ее бедра:
— Возможно, ты права, тебе будет не так больно, если все произойдет быстро.
— Вам лучше знать, милорд.
И вдруг Элис вцепилась зубами в его плечо.
— Ад и все дьяволы! — вскричал Хью. Пораженный неожиданной острой болью, Хью еще крепче стиснул ее в объятиях, глубоко вдохнул и ворвался в нее.
Элис издала приглушенный вскрик. Но Хью не намерен был отступать. Последние остатки его самообладания разрушились так же, как и хрупкая преграда, охранявшая невинность Элис. Хью все глубже проникал в ее тело. И она послушно сомкнулась вокруг него, уютная и горячая.
А за стенами пещеры бушевала стихия. Все вокруг грохотало. Вспышки молнии то и дело освещали небо. Дождь стучал по камням скал. Но Элис и Хью ничего не замечали, словно на целом свете сейчас существовали только они двое. Только они…
Он услышал глухой стон Элис. Хью скользнул рукой меж их телами и нащупал маленький бутон женской плоти и стал ласкать его. Она напряглась и вскрикнула. Чувственная дрожь пробежала по ее телу. Хью задвигался в любовном ритме.
Оглушительные раскаты грома сотрясли скалы, когда он достиг вершины блаженства. Ничего подобного в жизни он еще не испытывал. Впервые он познал всепоглощающую страсть. Впервые понял поэтов, стремившихся дать этому безумному чувству более достойное название. И он, наконец, понял, почему они называли это любовью.


Элис не сразу пришла в себя. Тело немного саднило, но она чувствовала удивительное умиротворение. Какая-то частичка ее сознания, робко заглядывая в будущее, подсказывала, что она может быть счастлива с Хью.
Они только что совершили восхитительное путешествие в неизведанную страну. Этот полет на крыльях страсти, несомненно, должен сблизить их, связать неразрывными узами.
Элис открыла глаза и увидела, что Хью внимательно наблюдает за ней. Радость ее сразу померкла. Нежность и уязвимость, которые на какой-то момент появились в его глазах, исчезли без следа. Хью снова надел маску мрачного неприступного рыцаря из легенды.
Как быстро развеялись ее иллюзии. Нужно набраться терпения, попыталась успокоить себя Элис. В конце концов, не может же такой человек, как Хью, измениться за один день.
Она пыталась найти необыкновенные остроумные слова. Возвышенные слова, достойные женщины, разделившей восторг любви с легендарным рыцарем. Слова, которые тронули бы его сердце. Волшебные слова.
Элис деликатно прочистила горло:
— Кажется, дождь немного поутих, милорд.
— Ты хорошо себя чувствуешь?
Вот тебе и незабываемые слова, отругала себя Элис.
— Почему я должна себя плохо чувствовать? Что за глупый вопрос.
Усмешка скользнула по его губам.
— Вопрос вполне уместный в данных обстоятельствах.
Элис вдруг поняла, что у него тоже небогатый опыт вести беседы после минут любви. Эта мысль немного успокоила ее.
— Как уместно не ответить на мое замечание о дожде?
Выражение лица Хью смягчилось.
— Несомненно. — Он помог ей сесть рядом с собой. Хью нахмурился, когда она отодвинулась от него. — В чем дело, Элис?
— Все хорошо, милорд. — Она старательно оправляла платье.
Но прежде чем она привела одежду в порядок, рука Хью успела побывать между ее бедер. Элис зарделась от смущения, когда он показал ей свои пальцы, испачканные красной жидкостью.
— Элис, мы должны кое о чем поговорить.
— О дожде или здоровье?
— О свадьбе.
Руки Элис, тщетно пытавшиеся разгладить юбки, замерли.
— Это уже слишком, сэр. Вы действительно достойны называться Безжалостным и не упускаете случая подтвердить свою легенду.
— Элис.
— Как вы посмели испортить чудесный миг бесконечными глупыми спорами, даже не дождавшись, пока я приведу в порядок платье?
— Чудесный миг? Ах, вот как ты это называешь?
Элис вспыхнула:
— Нет, милорд, но, полагаю, именно так должны называть это вы. Вы же не собираетесь меня убеждать, будто занимались сегодня любовью с женщиной в первый раз? — Элис помедлила. А было бы замечательно, подумала она, если б это восхитительное чувство они оба испытали сегодня впервые. — Я не ошиблась?
Его глаза сузились.
— Я впервые занимался любовью с моей невестой.
— Ясно. — Разумеется, для него это не впервые. Впрочем, чему удивляться: ему уже тридцать, и он зрелый мужчина. Его честь с целомудрием никак не связана. — Правда, особой разницы не вижу.
Хью коснулся ладонью подбородка Элис и приподнял ее лицо:
— Большинство женщин в твоем положении были бы счастливы поговорить о свадьбе.
— А я бы предпочла поговорить о погоде.
— Мне очень жаль, но мы будем говорить о свадьбе. «Ни за что! Только после того, как ты полюбишь меня!» — мысленно воскликнула Элис.
— Спешу напомнить вам, сэр, мы заключили с вами сделку!
— Но после того, что произошло между нами, все изменилось, Элис. На карту поставлена моя честь.
Элис затаила дыхание, заметив, какой решимостью горят его золотые глаза. Ни капли мягкости в голосе, ни слова о любви или даже страсти. Хью просто всегда умел найти кратчайший путь к цели. И ничто не могло остановить его. Сердце Элис сжалось.
— Если вы думаете, сэр, что, занимаясь со мной любовью, достигнете цели быстрее всего, то глубоко заблуждаетесь.
Он был поражен ее словами, и это не укрылось от Элис. Однако удивление на его лице тотчас сменилось гневом.
— Ты же была невинна!
— Да, но разве это что-то меняет? Замуж выходить я не собираюсь, а значит, и хранить чистоту для супруга нет никакой необходимости. Я свободна так же, как и вы, сэр, а сегодня решила всего-навсего воспользоваться своей свободой.
— Черт возьми, ты самая упрямая из всех женщин, которых я когда-либо встречал! — взорвался он. — Ты-то, может, и свободна, а вот я — нет. Здесь замешана моя честь.
— А какое отношение к делу имеет ваша честь? — изумилась она.
— Ты моя невеста. — Хью в бессильной ярости махнул рукой. — И только что мы самым недвусмысленным образом скрепили наш брак.
— Я так не считаю, К тому же каноническое право не имеет четкого мнения на сей счет.
— Дьявольщина! — прорычал Хью. — Не смей говорить со мной так, словно изучала право в Париже и Болонье. Речь идет о моей чести. Мне самому судить, что имеет значение, а что нет.
Элис похлопала ресницами:
— У вас точно помутился рассудок, сэр. Уверена, когда вы сможете успокоить свои нервы…
— С моими нервами все в порядке, не беспокойся. А вот тебе действительно стоит опасаться моего гнева. Послушай, Элис, мы переступили черту, разделяющую помолвку и брак. Упорствовать бессмысленно. Теперь мы почти женаты.
— Но что касается законности наших отношений, — не уступала Элис, — повторяю вам, каноническое право высказывает свое мнение на сей счет крайне неопределенно. — Ошибаетесь, мадам, все более чем определенно. Если собираетесь привлечь на свою сторону церковный суд, вы пожалеете об этом. Тогда вам придется иметь дело с самим дьяволом!
— Милорд, вы явно не в себе.
— И в этом случае, — не слушая ее, продолжал Хью, — дьявол получит свое, прежде чем у церкви дойдут руки до вашего дела. Я достаточно ясно выражаюсь?
Вся решимость Элис испарилась в один момент от столь неприкрыто выраженной угрозы. Она с трудом сглотнула комок, вставший в горле от волнения, и собрала остатки храбрости.
— Предупреждаю вас, сэр, я не дам запугать себя и не позволю вам силой заставить выйти за вас.
— Поздно отступать, Элис. Мы стоим в начале пути, и пойдем мы по нему только вперед.
— Ха! А как же наша сделка? К тому же я еще не решила…
Какая-то тень мелькнула в глубине пещеры, и Элис инстинктивно спряталась за, широкую спину Хью. Испуганный вскрик замер у нее на устах. На несколько мгновений она потеряла дар речи.
— Хью! — наконец прошептала она.
В мгновение ока рыцарь оказался на ногах. Тихий звон стали — меч скользнул из ножен, — и вот уже Хью готов встретиться лицом к лицу с опасностью, от кого бы она ни исходила.
Элис тоже поднялась на ноги, выглядывая из-за широких плеч Хью. Фигура человека, облаченного в монашескую рясу, возникла из темного туннеля. В руке он держал догорающий факел.
— Приветствую вас, лорд Хью. — Это был Калверт Оксвикский, его скрипучий голос трудно было не узнать.
Хью резко вложил меч в ножны:
— Какого дьявола ты здесь шастаешь, монах?
— Молюсь, милорд. — Глаза Калверта лихорадочно блестели. — Я услышал голоса и решил посмотреть, что здесь происходит. Я опасаюсь грабителей, их немало бродит по округе.
— Ты здесь молился? — Хью быстро накинул тунику и привычным движением пристегнул перевязь. — В пещере?
Калверт весь сжался под его тяжелым взглядом.
— Да, здесь, в глубине этих скал, я нашел место, где можно помолиться, не боясь, что тебя потревожат. В этой каменной келье я усмиряю свой дух и умерщвляю плоть.
— По твоим словам, местечко и вправду приятное, — усмехнувшись, произнес Хью. — Лично я, однако, предпочел бы сад, но каждый выбирает место по душе. Не беспокойся, монах, мы больше не потревожим тебя.
Он взял Элис за руку и повел к выходу из пещеры с тем же достоинством, как если бы выходил из тронного зала короля.
Калверт ничего не ответил, а только стоял и смотрел им вслед. Элис чувствовала на себе его неодобрительный и даже злобный взгляд, словно монах пытался просверлить ей спину глазами.
— Думаете, он видел, как мы занимались любовью, милорд? — встревожено спросила она.
— Не имеет значения. — Хью осторожно продвигался по скользкой тропинке, ведя Элис за собой. До Калверта ему, очевидно, не было никакого дела.
— А что, если он распустит слухи? Будет очень неловко. — Если у него есть хоть капля здравого смысла, он будет держать рот на замке. А если он и сболтнет, кому какое дело до того, что произошло между нами? Мы же помолвлены, или ты забыла? Неловко будет только в том случае, если ты откажешься дать брачный обет.
— Вы никогда не упускаете случая обернуть все к своей выгоде, не так ли?
— Я давно уяснил: решительность и воля — единственное, что может привести меня к любой цели. — Хью подхватил Элис под локоть, не дав ей упасть, когда она поскользнулась на мокрых камнях. — Кстати говоря, мне придется отлучиться в Лондон, меня ждут неотложные дела. Всего на несколько дней, самое большее на неделю.
— В Лондон? — Элис остановилась. — А когда вы уезжаете?
— Завтра утром.
— Понимаю. — Элис, к немалому своему удивлению, почувствовала разочарование. Мысль провести без Хью целую неделю показалась ей ужасной. На целую неделю она лишится бурных ссор и споров, коротких мгновений страсти, приятного возбуждения.
— Как моя невеста, до моего возвращения из Лондона ты возьмешь все дела здесь, в Скарклиффе, в свои руки.
— Я? — Она изумленно распахнула глаза.
— Да, ты. — Хью невольно улыбнулся, глядя на ее удивленное лицо. — Я передаю власть тебе. Замок будет охранять Дунстан с воинами. С собой я возьму только двух рыцарей. Мой гонец, Джулиан, тоже останется здесь. Пошли его в Лондон, если понадобится сообщить мне о чем-то важном.
— Хорошо, милорд. — Элис внезапно почувствовала, что у нее закружилась голова, она с ужасом представила себе, какую ответственность он возлагает на ее плечи. Хью вверил ее заботам свой драгоценный Скарклифф. Он доверяет ей!
— А поскольку вскоре после моего возвращения мы поженимся, — добавил он как бы между прочим, — будь любезна проследить за приготовлениями к церемонии венчания!
— Боже мой, сэр! Ну сколько же можно повторять вам: я никогда не выйду замуж только потому, что вы считаете этот брак разумным и практичным!
— Разумности и практичности тебе как раз и недостает. И последнее.
— Что еще?
Хью снял с пальца черное ониксовое кольцо.
— Вот, возьми. Это будет знаком того, что я передаю тебе всю власть в Скарклиффе. Теперь все будут знать о том, что я доверяю тебе и полагаюсь на тебя как на свою законную жену…
— Но, Хью!
— …Или как на делового партнера, — добавил он с усмешкой. — Возьми его, Элис. — Он опустил массивное кольцо ей на ладонь и крепко сжал ее кулачок. Какое-то время он не выпускал ее руки из своей. — И ты должна мне обещать…
— Да, милорд? — Сердце ее сжалось.
— …Никогда не ходить в эти пещеры одна.
Элис недовольно сморщила носик:
— Да, сэр. Осмелюсь заметить, какое счастье, что вы стали рыцарем, а не поэтом. Как поэт или трубадур, вы никогда бы не добились успеха. Говорить красивые слова вы совсем не умеете.
Хью передернул плечами:
— Если мне понадобятся красивые слова, я просто найму какого-нибудь поэта или трубадура.
— Вы всегда нанимаете только тех, кто прекрасно владеет своим ремеслом, не так ли, милорд? Кажется, это ваше любимое правило?
— Элис, я хотел спросить у тебя…
— О чем же? — она удивленно вскинула брови.
— Ты утверждаешь, что никогда не собиралась выходить замуж и потому не считала нужным хранить целомудрие для мужа.
— Это действительно так. — Элис смотрела вдаль.
— Если это правда, то почему у тебя до сих пор не было мужчины?
— Причина совершенно очевидна, — сердито произнесла она.
— Очевидна?
— Просто я не встречала мужчину, который бы привлекал меня.
Элис решительно рванулась вперед, оставив Хью недоуменно смотреть ей вслед.


Элис снова и снова тщательнейшим образом изучала зеленый кристалл. Она подносила его к свету и смотрела, как солнечные лучи играют на его гранях. В камне было что-то странное, но что именно, Элис, как ни пыталась, понять не могла. Он хранил в себе тайну, которую ей предстояло разгадать.
Думая о Хью, она чувствовала в нем подобную же тайну.
Она убеждала себя, что будет только рада, если избавится от него хотя бы на несколько дней. Своим присутствием он подавлял ее, мешая спокойно подумать. А теперь у нее появилась прекрасная возможность поразмышлять над создавшимся положением в тишине и покое. Может быть, она даже найдет какое-нибудь разумное решение.
Резкий стук в дверь прервал ее мысли.
— Войдите.
— Элис? — Бенедикт заглянул в дверь. Его лицо горело от возбуждения. — Никогда не догадаешься, что произошло.
— Тогда говори сам.
— Я еду в Лондон вместе с лордом Хью. — Громко постукивая палкой по каменным плитам пола, Бенедикт вошел в комнату. В мешочке, привязанном к его поясу, хранился абак. — Ты только подумай, Элис! В Лондон!
— Тебе можно позавидовать. — Такого восторженного выражения на его лице Элис не видела давно. И причина приподнятого настроения брата — Хью. — Тебе чертовски повезло. В Лондоне ты увидишь много интересного.
— О да! — Бенедикт зажал палку под мышкой и радостно потер ладони. — Я буду помогать лорду Хью в его делах.
Элис встревожилась:
— Каким образом? Ведь ты даже не знаешь, чем он занимается.
— Он обещал научить меня премудростям торговли специями. Я буду его помощником. — Он похлопал по абаку. — Он уже начал учить меня, как пользоваться этим инструментом. С его помощью можно складывать и вычитать числа.
— А когда лорд Хью сообщил тебе о своем намерении взять тебя с собой в Лондон? — осторожно спросила она. — Сразу после обеда.
— Ясно. — Элис немного помедлила, собираясь с духом, прежде чем спросить его:
— Бенедикт, я хотела бы задать тебе один вопрос. Это очень важно для меня. Обещай ответить мне предельно откровенно.
— Конечно.
— Вы, случайно, не обсуждали с сэром Хью… э… почему я не обедаю со всеми в большом зале?
Бенедикт уже хотел открыть ей всю правду, но в самый последний момент передумал:
— Нет.
— Ты уверен? И никто не упоминал, что я веду себя неуважительно по отношению к лорду Хью?
Бенедикт нерешительно повел плечами:
— По словам сэра Дунстана, вчера кто-то отпустил по этому поводу колкость. Но лорд Хью сразу велел шутнику убираться вон из зала. Сэр Дунстан говорит, что теперь никто даже заикнуться не посмеет.
Элис недовольно поджала губки:
— Но все они, без сомнения, думают об этом. Хью был прав.
— В чем?
— Не имеет значения. — Элис поднялась на ноги. — Где он сейчас?
— Кто? Лорд Хью? Кажется, в своих покоях. Он намеревался рассчитать нового слугу, Элберта.
— Как? Элберта? — Элис вмиг позабыла о своем намерении извиниться перед Хью за доставленные ему неприятности. — Нет, он не посмеет. Я не позволю. Из Элберта получится отличный слуга.
Бенедикт состроил гримасу:
— Сегодня он прислуживал лорду Хью за столом и умудрился вылить ему на колени целую бутыль эля.
— Такое может со всяким случиться. — Элис обогнула стол и стремительным шагом направилась к двери. — Я немедленно должна все уладить.
— Элис, подожди, по-моему, лучше оставить их одних, они сами разберутся. В конце концов, лорд Хью здесь хозяин.
Элис пропустила предупреждение брата мимо ушей. Она подхватила юбки и поспешила через холл к лестнице. Сбежав по ступенькам, она направилась в кабинет Хью.
Девушка задержалась на пороге и заглянула внутрь. Элберт стоял у стола, за которым расположился Хью. Юноша трясся от страха и время от времени обреченно кивал головой.
— Прошу вас, милорд, простите меня, — едва слышно мямлил Элберт. — Я старался сделать все так, как велела леди Элис. Но со мной происходит что-то странное, стоит только вам появиться рядом…
— Пойми, Элберт, мне совсем не хотелось бы увольнять тебя, — спокойно рассуждал Хью. — Тебя отобрала леди Элис. Но терпеть твою ужасную неловкость у меня нет больше сил.
— Милорд, если бы вы только дали мне последний шанс… — пробормотал Элберт.
— Полагаю, это будет пустой тратой времени.
— Но, сэр, я так хочу работать здесь, в замке. Родных у меня нет. Кто обо мне позаботится, кроме меня самого?
— Понимаю, и все же…
— У меня нет другого дома. Моя мать перебралась в Скарклифф вскоре после смерти моего отца. Ее заветной мечтой было найти утешение в монастыре. А я стал работать здесь, когда этими землями правил сэр Чарльз, ваш предшественник. Но, как вам известно, его убили, потом приехали вы и…
Хью нетерпеливо прервал его:
— Так значит, твоя мать сейчас живет в местном монастыре?
— Она жила там, но прошлой зимой умерла. Мне совсем некуда идти.
— Тебе незачем покидать Скарклифф, — успокоил его Хью. — Я подыщу тебе другую работу. Может быть, конюхом.
— Конюхом? — ужаснулся Элберт. — Но я… как бы это… я боюсь лошадей, милорд.
— Так избавься от своего страха поскорее, — без капли сострадания потребовал Хью. — Лошади чувствуют, когда их боятся.
— Да, милорд. — Плечи юноши опустились. — Я постараюсь.
— Нет-нет, Элберт, тебе не придется этого делать. — Элис стремительно прошла в комнату. — Юноша ты сообразительный, научишься. Просто нужно время, дельный совет и определенное усердие с твоей стороны.
Элберт повернулся к ней с отчаянной надеждой в глазах:
— Леди Элис!
Хью смерил Элис взглядом:
— Я сам разберусь, миледи.
Элис приблизилась к Хью и опустилась перед ним в таком глубоком реверансе, что юбки ее разметались по полу. Головка изящно наклонена — само смирение и покорность.
— Милорд, прошу вас, позвольте Элберту проявить себя, прежде чем вы уволите его.
Хью взял перо и задумчиво повертел в руках, постукивая кончиком по столу.
— Уж не знаю почему, но каждый раз, когда вы демонстрируете свои превосходные манеры, миледи, я спешу напомнить себе, что с вами нужно держать ухо востро. В последний раз, когда вы были сама любезность, я ввязался в крайне сомнительную сделку с вами, и это не принесло мне ничего, кроме лишних хлопот.
Элис почувствовала, как щеки ее заливает краска. «Терпеть не могу, когда меня приводят в замешательство, — подумала девушка, — надо собраться с мыслями».
— Элберту нужно всего лишь немного времени, милорд.
— У него было достаточно времени, чтобы хоть чему-то научиться. Кстати, мне в скором времени понадобятся несколько новых туник к зиме.
— Об этом могу позаботиться я, если хотите, — откликнулась Элис. — Элберт просто немного перестарался, он очень хочет угодить вам, оттого и неловок, милорд. — Элис медленно поднялась из глубокого реверанса. — Ему нужен хороший учитель и время, чтобы привыкнуть.
— Элис, — теряя терпение, проговорил Хью, — у меня нет времени на такие пустяки. Столько важных дел ждут своего часа. Я не вправе позволить себе держать в доме эту недотепу.
— Прошу вас, сэр, позвольте ему остаться хотя бы до вашего возвращения из Лондона. Я позабочусь о том, чтобы обучить его всем премудростям. Вернетесь домой, и решите, как с ним поступить. Если и тогда вам покажется, что он не справляется со своими обязанностями, мы подыщем ему замену.
Хью, откинувшись на спинку стула, пристально смотрел на девушку из-под полуопущенных ресниц:
— Еще одна сделка, мадам?
Элис вспыхнула:
— Да, если угодно.
— Что вы можете предложить со своей стороны на этот раз?
Элис едва не задохнулась от ярости, увидев, каким торжеством засветились его глаза. Гнев заставил ее позабыть о хороших манерах.
— Я предлагаю подготовить для вас отличного слугу. Вас это устроит?:
— Вполне. — Губы Хью изогнулись в довольной усмешке. — Вот теперь я вижу перед собой настоящую Элис. Прекрасно. У тебя есть несколько дней. К своему возвращению надеюсь увидеть, что за хозяйством следит человек, знающий свое дело. Ясно?
— Да, милорд. — Элис улыбнулась. В успехе она нисколько не сомневалась.
— Элберт? — обратился к слуге Хью.
— Да, милорд. — Элберт поклонился ему несколько раз. — Я буду стараться, буду прилежно учиться, вот увидите, сэр.
— Остается лишь надеяться… — сказал Хью.
Элберт упал перед Элис на колени и, прижав к губам край ее платья, благоговейно покрывал его поцелуями.
— Спасибо, миледи. Я так благодарен вам, так благодарен за то, что вы поверили в меня. Я обещаю вам выполнять все ваши распоряжения и стану лучшим на свете слугой!
— Разумеется, ты станешь хорошим слугой, — успокоила его Элис.
— Довольно, — вмешался Хью. — Ты свободен, слуга. Оставь нас.
— Сию минуту, милорд. — Элберт вскочил на ноги и, продолжая кланяться, попятился спиной к выходу.
Элис вздрогнула, когда он с размаху врезался в стену. Хью страдальчески закатил глаза, однако не произнес ни слова.
Элберт резко выпрямился, отскочил от стены и бросился вон из комнаты.
Элис повернулся к Хью:
— Благодарю вас, милорд.
— Постарайся сделать так, чтобы к моему возвращению он не превратил замок в руины.
— Скарклифф будет стоять где стоял, не беспокойтесь, милорд. — Элис помолчала. — Я слышала, вы собираетесь взять моего брата в Лондон.
— Да, верно. Бенедикт очень способный юноша, и у него явный интерес к арифметике. Мне понадобится помощник, и твой брат подойдет для этой роли как нельзя лучше.
— Я хотела, чтобы он изучал право, если помните, — с расстановкой произнесла Элис.
— Ты против того, чтобы он занимался настоящим делом?
— Нет. По правде говоря, я уже давно не видела его таким счастливым, как сегодня утром. — Элис улыбнулась. — И все благодаря вам, милорд.
— Не так уж много я и сделал. К тому же не забывай, мне это выгодно. — Он задумчиво поигрывал пером, пропуская его между пальцев. — Ты будешь скучать по мне, Элис?
Чувствуя подвох, Элис поспешно отступила назад и постаралась выдавить из себя улыбку:
— Ах да, спасибо, милорд, что напомнили… Мне еще надо послать записку настоятельнице Джоан. Хочу, чтобы перед вашим отъездом были произнесены особые молитвы во время утренней мессы.
— Особые молитвы?
— Да, милорд. Мы помолимся за то, чтобы ваше путешествие прошло благополучно.
С этими словами девушка повернулась и выбежала из комнаты.
Вечером того же Дня Элис и Хью сидели за шахматной доской. Рука девушки на миг замерла с шахматной фигурой из черного оникса. Хью был мрачнее тучи.
— Сэр, вы совсем забыли об игре. А я собираюсь взять вашего слона.
Хью покосился на инкрустированную черным хрусталем доску:
— Вижу. Отличный ход, мадам.
— Да у вас мог выиграть и ребенок. — Элис встревожено смотрела на него.
Хью вел себя как-то странно. Он пригласил ее сыграть партию в шахматы у камина, и Элис с радостью согласилась. Но с самого первого хода стало ясно, что мысли его витают где-то далеко.
— Посмотрим, смогу ли я отыграться. — Хью подпер кулаком подбородок и принялся изучать расположение фигур на доске.
— Все приготовления к вашему отъезду уже закончены. Завтра утром сразу после мессы вы сможете отправиться в путь. Но вас определенно что-то беспокоит, сэр.
Хью скользнул по ней взглядом и пожал плечами:
— Я думал о своем сеньоре.
— Сэре Эразме?
— Хочу навестить его в Лондоне. Он отправился туда еще раз за вердиктом к лекарям, по словам Джулиана.
— Мне очень жаль, — прошептала Элис. Хью сжал кулаки:
— Уже ничего нельзя сделать. Но, черт возьми, он выглядел совершенно здоровым и полным сил во время нашего последнего свидания несколько месяцев назад.
Элис с сочувствием покачала головой:
— Я знаю, вы очень к нему привязаны.
Хью откинулся на спинку стула, взял в руки бокал подогретого со специями вина и устремил задумчивый взор На пылающие в камине поленья.
— Всем, что у меня есть, я обязан ему. Образованием, рыцарским званием, землями. Чем я могу отплатить Эразму за все, что он сделал для меня?
— Преданностью. Всем известно, как вы преданы своему сеньору, милорд.
— Но это так мало. — Хью отхлебнул вина из бокала.
— Скажите, каковы признаки его болезни? — Для Элис это был далеко не праздный вопрос.
— Что?
— Признаки его болезни. Расскажите поподробнее. Хью нахмурился:
— Ничего определенного… Эразм стал очень нервным, пугается каждого звука, точно он дикий олень, а не бывалый воин. Это только то, что я заметил. Он крайне раздражителен. Засыпает с трудом. Очень похудел. По его словам, его сердце временами начинает биться так, точно он пробежал целую милю. Элис задумалась:
— Должно быть, он участвовал во многих сражениях.
— Все началось с Крестового похода, в который он ушел, когда ему не было и восемнадцати. Однажды он признался мне, что поход в Святую Землю был самым ужасным событием в его жизни. Да, это принесло ему богатство и славу, но сэр Эразм видел там такое, что не пожелал бы видеть даже своему врагу.
Рассказ Хью никак не давал Элис уснуть. Она выскользнула из кровати, накинула на плечи халат, зажгла свечу и тихонько вышла из спальни. Пройдя через холодный холл, она направилась в свой кабинет.
Элис поставила свечу на столе рядом с зеленым кристаллом, протянула руку к полке и взяла с нее книгу своей матери.
Только через час она отыскала то, что хотела найти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокровище - Кренц Джейн Энн



несмотря на сказочную анатоцию вполне приличная вещица о средневековье.типичное произведение данного автора без жестокостей и диких страстей с весьма практичной гг-ней.понравилось.
Сокровище - Кренц Джейн Эннтаня
27.10.2012, 13.53





Обожаю романы этого автора,этот бесподобный как и все другие.
Сокровище - Кренц Джейн Эннтая
30.10.2012, 18.57





отличная книга.
Сокровище - Кренц Джейн Эннчитатель)
19.06.2014, 7.39





хороший роман. 10 балов.
Сокровище - Кренц Джейн Эннтату
5.10.2015, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100