Читать онлайн Сладкая судьба, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая судьба - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая судьба - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая судьба - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Сладкая судьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Винсент Бенедикт весь кипел. Первоначальный взрыв бешенства перешел в привычный гнев, который постепенно сменился раздражением.
Джесси хорошо была знакома с таким развитием настроений. Ей приходилось иметь с этим дело всю жизнь. У отца явно имелся пунктик насчет денег, особенно если их надо было кому-то дать.
Нельзя сказать, чтобы он был жаден, как раз наоборот. За прошедшие годы Винсент отдал тысячи долларов членам своей семьи. Но Лилиан и Констанс говорили правду: он всегда ставил условия. Ему хотелось знать, что получатель достаточно благодарен ему, и надо было перед ним отчитываться, куда идет каждый его цент. Он считал возможным громко возвещать, рационально ли, с его точки зрения, потрачены его деньги. Он критиковал, одобрял или осуждал то, как ими распорядились. И он желал, чтобы все помнили, от кого они их получили. Джесси обычно приходилось выслушивать жалобы и с той, и с другой стороны.
– Милостивый Боже, этим женщинам все мало! – распалялся Винсент. Он хлопнул ладонями по столу и гневно воззрился на Джесси. – Они вроде губок, всасывают все больше и больше моих денег.
– Пап, ты же знаешь, это не так. – Джесси сидела в кресле напротив отца. Ноги вытянуты вперед, большие пальцы рук засунуты в карманы. На ней были джинсы, черная обтягивающая блузка, волосы сколоты за одним ухом серебряной заколкой.
– Ну да, не так! Что произошло с теми деньгами, которые я дал Конни и Лилиан два года назад, чтобы они открыли этот треклятый мебельный магазин?
– Это вовсе не мебельный магазин, папа. Это вроде выставочного салона, где они подсказывают своим клиентам, как лучше обставить дома. Теперь они хотят расширить салон, выставлять мебель в авангардистском европейском стиле.
– А чем плоха американская мебель? – Винсент показал на свой широкий стол красного дерева. – Это прочная мебель, как раз то, что надо.
– Папа, в числе клиентов Лилиан и Конни нет поклонников раннего американского стиля.
– Вот что я тебе скажу, Джесси. Все это европейское дерьмо нам не годится. У меня была здесь итальянская лампа какое-то время, но она сломалась.
– Потому что ты пытался согнуть ее не в том направлении. – Джесси помнила эту лампу. Прелестная была вещица. Но слишком хрупкая для огромных отцовских рук. – И твое мнение об итальянской мебели не имеет никакого отношения к этому вопросу. Многим этот стиль нравится. А Конни и Лилиан обслуживают именно таких людей.
– Это, наверное, те самые, кто платит бешеные деньги, чтобы посмотреть фильм с субтитрами, – проворчал Винсент.
– Вот тут ты попал в точку. Эти люди платят деньги, чтобы получить то, что им хочется. Да ладно, пап, ты же бизнесмен. А бизнесмен должен угождать вкусам клиентов. Вот мамы это и собираются делать. Им тоже пока все очень здорово удается, ты сам ими гордишься. Почему же не дать денег на расширение?
– Я для них что-то вроде банка.
– Ты хочешь, чтобы они обратились в банк?
– Черт, нет. – Лицо Винсента приняло опасно красный оттенок при этом предположении. – Эти проклятые проценты просто убийственны. Все равно что спускать деньги в унитаз. И банкирам я тоже не доверяю. Малейший намек на беду, и они требуют возврата ссуды.
Джесси усмехнулась.
– И, кроме того, если они обратятся в банк, тебе больше не на кого будет ворчать, так? Признавайся, папа, тебе нравится держать всю семью в узде с помощью денег.
– Кто-то должен это делать. Для них всех деньги – как вода. Никакого здравого смысла. Никто не понимает, как трудно их заработать.
– Ты сам знаешь, это неправда. Просто мы все не так прижимисты, как ты.
– Именно, и все потому, что у вас всегда эти деньги были. Вот мы с Хэтчем знаем, что значит быть без гроша. – Винсент прищурился. – А почему ты никогда не просишь денег?
Джесси изобразила оскорбленную невинность:
– Ты что, с ума сошел? Ты же поставишь множество условий и станешь постоянно допытываться, куда я их дела, на что их потратила. Пожалуй, потребуешь еженедельных и ежемесячных отчетов. Нет уж, спасибо большое.
– Знаешь, в чем твоя проблема, Джесси, девочка моя? Ты чертовски независима, чересчур. Слишком упряма, черт побери, самой себе во вред. Когда ты выйдешь замуж за Хэтча?
Джесси удивленно моргнула:
– И не надейся.
– Ты же спишь с ним, он сам сказал. Если ты можешь с ним спать, то, черт побери, вполне можешь выйти за него замуж.
– Мне придется поговорить с ним насчет его длинного языка. Это не к лицу джентльмену.
Дверь за ее спиной открылась, и голос Хэтчарда прервал спор:
– Что ты сказала насчет джентльмена? Джесси оглянулась через плечо:
– Папа говорит, ты тут болтал насчет моей личной жизни. Я ему сказала, что джентльмены так не поступают.
– Мне кажется, я просто кстати заметил, – объяснил Хэтч, входя в комнату и закрывая за собой дверь. Внешне он был спокоен, но скулы его слегка порозовели. – Я просил его не вмешиваться в мою личную жизнь, если я правильно помню. Так, Бенедикт?
Винсент хмуро взглянул на него и снова повернулся к Джесси.
– Забудь. Так какие же у вас на данный момент дела?
– Ты первый узнаешь, когда мы обо всем договоримся. – Хэтч прислонился к столу Винсента, сложил руки на груди и окинул Джесси внимательным спокойным взглядом. Его глаза оценивающе оглядели черную блузку, которая облегала ее, как вторая кожа. Он неодобрительно нахмурился:
– Что ты здесь делаешь?
– Небольшая беседа между отцом и дочерью, – пробормотала она.
Винсент фыркнул:
– Она пытается меня уговорить дать Лилиан и Конни двадцать тысяч для расширения их дела.
– Понятно. – Хэтч не отводил взгляда от Джесси. – И что, уговорила?
– Ага, – вмешалась Джесси. – Раз папа уже изменил тему разговора, то, я полагаю, он даст им деньги, верно, пап?
– Черт, видимо, придется. Если я откажу, эта парочка наверняка попадет в лапы к какому-нибудь сладкоречивому банкиру, который сдерет с них сумасшедшие проценты.
Джесси схватилась за подлокотники и вытащила себя из кресла.
– Спасибо, пап. Я сообщу им приятные новости. Уверена, они проникнутся подобающей благодарностью и будут неукоснительно сообщать тебе, на что потратят каждый цент. – Она вызывающе взглянула на Хэтчарда: – Ты сегодня, как обычно, придешь домой поздно, верно?
В его взгляде вспыхнуло раздражение.
– Возможно. Мне надо еще просмотреть некоторые цифры с твоим отцом.
– Да ты не беспокойся, – беспечно заметила Джесси, направляясь к двери. – Я сама сегодня собираюсь поздно работать. Мы с Алексом далеко продвинулись в нашем расследовании.
Лицо Винсента потемнело.
– Расследовании? Ты все еще балуешься с сектой? Мне казалось, с этой ерундой покончено.
Хэтч сказал, что парень явный мошенник и что твоя так называемая клиентка велела тебе прекратить расследование.
– Кое-что изменилось, – проговорила Джесси.
– Что именно, черт побери?
– Я все тебе позже объясню, Бенедикт. – Хэтчард оторвался от стола и направился к Джесси. – Мне хотелось бы поговорить с тобой перед тем, как ты уйдешь, Джесси.
– Конечно. Пока, папа.
Джесси поморщилась, когда рука Хэтчарда плотно охватила ее запястье. Но она лишь молча укоризненно взглянула на него, когда он выводил ее из офиса в холл.
Он остановился, отойдя достаточно далеко, чтобы их не было слышно, и отпустил ее у кадки с пальмой. Спокойно и уверенно он положил одну ладонь на стену у ее правого уха и наклонился поближе. Поза явно была унизительной для нее. «Такие вещи он проделывает классно», – подумала Джесси. Она попыталась заправить волосы за ухо, но обнаружила, что они уже закреплены заколкой.
– Я не хочу, чтобы ты продолжала этим заниматься, – тихо произнес Хэтчард.
Она поморщилась:
– Хэтч, мы все это уже обсуждали. Повторяю: я не могу вот так взять и все бросить. По крайней мере, пока не узнаю, что Сюзан Эггвуд жива-здорова.
– Я не про это треклятое дело, – прошипел Хэтч. – Я про то, что ты делала в офисе у отца. Пора положить конец этой привычке всех членов семьи использовать тебя, когда им что-то нужно от Бенедикта. Если кому-то что-то требуется, пусть просит сам. Ты больше не посредница, поняла?
Она вздохнула:
– Хэтч, ты не понимаешь.
– Прекрасно все понимаю. Просто скажи им «нет». Ясно?
– Тебе легко говорить…
– И ты научишься. Нужна лишь небольшая практика. Я не позволю им продолжать тебя использовать, Джесси. Серьезно. Я не хочу, чтобы ты впредь оказывала им подобные услуги. Ни твоей матери, ни Конни, ни Дэвиду, ни тете Гленне. Хватит.
– Но мне с ним легче, Хэтч. Как ты не поймешь? Я всегда это делала. Знаю, как надо.
– Другие тоже могут выучиться, если им это всерьез потребуется.
Джесси печально покачала головой:
– В том-то и дело. Возможно, не так уж им это и нужно.
Он удивленно уставился на нее:
– О чем ты говоришь?
Джесси смотрела на него, мысленно умоляя его понять.
– Я боюсь, что они сдадутся, если им придется иметь с ним дело напрямую. Ведь сдались же Лилиан и Конни, когда были за ним замужем. Дэвид дошел до крайности, пытаясь ему угодить, и сейчас почти с ним не разговаривает. Тетя Гленна уверяет, что бесполезно пытаться наладить с папой отношения. Но она не права. Не совсем бесполезно.
– Ты хочешь сказать, что тебе удается сохранить какие-то связи между ним и остальными с помощью своих дипломатических уловок? Джесси, ты ошибаешься.
– Разве? – мягко спросила она. – Так по крайней мере у него есть хоть какая-то семья, и все мы поддерживаем с ним отношения. Вероятно, никто не считает, что он всегда прав, но это хоть какие-то родственные связи. Могло быть куда хуже. Он мог поступить, как отец Дэвида, и вообще исчезнуть из нашей жизни.
– Господи, какая же путаница! – Глаза Хэтчарда сверкнули. – Джесси, я не хочу, чтобы ты все это взваливала на свои плечи. Ведь все они, кроме Элизабет, взрослые люди. Пусть сами разбираются со своими проблемами.
– Значит, я должна уйти со сцены, так?
– Да, так.
– Так ведь у нас семья, Хэтч. Назови хоть одну причину, почему я должна тебя послушаться.
– Мне кажется, я все уже объяснил. Если ты согласишься выйти за меня замуж, я не хочу, чтобы это было исключительно ради клана Бенедиктов и Рингстедов.
– А я уже говорила, что не собираюсь за тебя замуж. – Но даже для ее собственных ушей слова прозвучали не слишком убедительно.
– Об этом поговорим в другой раз. Теперь же я хочу, чтобы ты знала: с твоей посреднической деятельностью покончено. Пусть остальные сами заботятся о себе.
– Но я уже пообещала Дэвиду, что поговорю с отцом насчет оплаты его обучения в колледже.
– Дэвидом я займусь сам.
– Ты им займешься? Хэтч, да ты его едва знаешь. Ты еще недостаточно долго связан с семьей, чтобы заниматься такими вещами. Дэвид – очень чувствительная натура.
– Я тоже, – тихо прорычал Хэтч, положив вторую ладонь на стену с другой стороны ее головы. – Ты просто не проявила достаточного внимания, слишком уж была занята волнениями по поводу чувствительности других людей. Последний раз говорю. Я хочу быть абсолютно уверен, что женюсь на тебе не для того, чтобы ты могла держать под своим крылышком Дэвида, его мамашу, свою сестру и Конни с Лилиан, как было до сего времени. Я ясно выражаюсь?
– У тебя чувствительности, как у носорога. И прекрати говорить о женитьбе… У нас роман, вот и все. – Джесси попыталась поднырнуть под его руку и налетела прямиком на кадку с пальмой. И кадка, и Джесси начали валиться на бок.
Тихо выругавшись, Хэтчард изловчился поймать и кадку, и женщину, не дав им позорно свалиться на пол. Он поставил пальму на место и держал Джесси за руку, пока она выплевывала кусок пальмового листа.
– Я хочу, чтобы ты дала мне слово. Слышишь?
– Хэтч, но…
– Я сказал, я хочу, чтобы ты дала гарантию, что не будешь больше изображать из себя посредницу, по крайней мере до того, как мы с тобой разберемся с нашими отношениями, – повторил он сквозь стиснутые зубы.
– Разберемся? – На секунду Джесси растерялась, глядя на него снизу вверх.
– Ты знаешь, что я имею в виду. – Он снова облокотился на стену и наклонился к ней вплотную.
– Хэтч, ты меня пугаешь. – Внезапно она почувствовала, что вконец запуталась. Она нужна Хэтчу?
– Так оно и есть, черт побери. Давай, Джесси, перестань тратить попусту мое и свое время.
– Ладно, я обещаю. – Слова слетели с губ, прежде чем она сообразила, что собирается их произнести.
Хэтчард удовлетворенно кивнул.
– Увидимся за ужином. – Он наконец опустил руку. Одарив ее последним предупреждающим взглядом, он круто повернулся и направился в офис Винсента.
Когда Джесси шла к лифту, ноги у нее дрожали. Наверное, она там на минуту рехнулась. Она же смогла противостоять ему относительно дела Эттвуд. Но тут она безоговорочно капитулировала. Совершенно непонятно почему.
Джесси искренне надеялась, что не лишилась остатков силы воли.
Через сорок пять минут Джесси припарковала машину у низкого здания в стиле модерн, где размещался офис Лилиан и Конни. Открыв дверцу машины, она медленно вылезла, не особенно радуясь предстоящей встрече.
Пригородный район Сиэтла, как обычно, был переполнен роскошными марками машин вроде «БМВ» и хорошо одетыми прохожими. У Джесси всегда создавалось впечатление, что она пересекает некую международную границу, переезжая через мост, отделявший Ист-сайд от остального Сиэтла.
Все здесь всегда выглядит чисто, модно и дорого. В самом Сиэтле модные магазины вечно соревнуются за пространство с грязными заведениями, построенными там в незапамятные времена.
Когда Джесси вошла в офис, Конни подняла голову от проекта дизайна, над которым работала, и улыбнулась:
– Привет, Джесси. Так какие новости – хорошие или плохие?
– Понемногу и того, и другого. Конни поморщилась.
– Тогда лучше подождем Лилиан. Она пошла за кофе. А вот и она.
– Привет, Джесси. – Лилиан вошла с двумя чашками кофе-гляссе в руках. – Приятная неожиданность. Полагаю, у тебя есть для нас новости?
– Папа даст вам деньги для расширения, – сообщила Джесси, опускаясь в черное кожаное кресло причудливой формы.
– Замечательно. Я знала, ты его уговоришь. Какие-нибудь особые условия на этот раз? – Лилиан сняла крышку со своей чашки.
– Нет, но у меня произошла небольшая ссора с Хэтчем по этому поводу.
– Хэтчем? – Констанс изумленно уставилась на нее. – А Хэтчу какое дело?
– Да в общем-то никакого. Но он почему-то считает, что это его касается. Короче, он сильно разозлился, что я за вас просила. Мне кажется, ему не нравится, когда я лезу к папе с подобными просьбами.
– Но тут личные отношения между нами и Винсентом, – нахмурилась Лилиан. – Он что, думает деньги идут непосредственно из «Бенедикт фастенерз» или что-то в этом роде?
– Да нет. – Джесси слегка поерзала в кресле, устраиваясь поудобнее. Отец прав. На иные европейские модели лучше глядеть, чем пользоваться ими. – Ему не нравится, что я в эти дела лезу. Уж не знаю почему. Я растолковала ему, что привыкла иметь дело с папой, но Хэтч не в состоянии понять, как тут все завязано, понимаете?
Лилиан и Констанс переглянулись.
– Нам ясно, – сухо заметила Лилиан. Констанс вздохнула и откинулась в кресле.
Провела длинным густо накрашенным ногтем по краю своей чашки.
– И он прав, знаешь ли. Мы все привыкли общаться с Винсентом через тебя и по крупным вопросам, и по мелочам. Тебе с ним удается договориться.
– Да, верно. – Лилиан внимательно посмотрела на дочь. – Непонятно только, какое дело до этого Хэтчу.
– Ему кажется, – осторожно заметила Джесси, – что все меня используют.
На лице Лилиан появилось выражение глубокой озабоченности.
– Тебе тоже кажется, что тебя используют? Джесси засмотрелась на пейзаж за окном.
– Нет. Я делала это по своей воле. Просто так сложилось. Традиция, как сказала бы тетя Гленна. Наверное, мне казалось, пока я мечусь между папой и всеми остальными членами семьи, мы все как-то связаны. Сохраняем эту семью.
– Так оно и было до известной степени, – пробормотала Констанс. – Мы все живем вместе в одном районе, разговариваем друг с другом, кроме разве Дэвида. С Винсентом трудно, но в целом он достаточно справедлив, когда дело касается денег. Если бы не ты, я сомневаюсь, чтобы Элизабет так часто встречалась с отцом, как сейчас. Он бы отошел и от нее, и от всех остальных, если бы не ты, Джесси.
Лилиан согласно кивнула.
– Винсент вроде миссурийского мула. Его постоянно надо бить палкой по голове, чтоб привлечь внимание. Но, когда удается этого добиться, он ведет себя как вполне порядочный человек.
– Я и была всегда этой палкой, – заметила Джесси.
– Боюсь, что так, – согласилась ее мать. – Ты самым настоящим образом была тем, что Гленна назвала консьержкой в семье, так ведь? То есть за всеми присматривала.
– Мне кажется, тетя Гленна называла меня семейным исполнителем, – пробормотала Джесси.
Лилиан нахмурилась:
– Не уверена, что мне по душе эти модные слова, которыми теперь психиатры называют старые, привычные вещи. Звучит как-то оскорбительно. И вообще я не считаю, что она права. Но так или иначе, ясно одно: Хэтч желает, чтобы ты оставила эту роль, как там ее ни называй.
– Он говорит, что не хочет, чтобы я выходила за него замуж под давлением семьи, – медленно произнесла Джесси.
Констанс оживилась.
– Так он сделал тебе предложение?
– Нет, не совсем. Он вроде как предполагает, что мы должны пожениться. Вы же знаете, как действуют мужчины. На манер генералов. Ставят цель и стремятся к ней, пока своего не добьются.
Лилиан с любопытством посмотрела на нее:
– А это странное выражение твоего лица не означает ли, что ты поставила ту же цель, что и Хэтч? Ты наконец серьезно подумываешь о замужестве?
– Да нет, что ты! У нас что-то вроде романа, только и всего.
– Но почему, Джесси? – Констанс удивленно смотрела на нее. – Если он достаточно нравится тебе для романа, почему бы не выйти за него замуж?
Джесси отвернулась и вдруг расплакалась:
– Пропади все пропадом, не хочу я тратить свою жизнь на борьбу за любовь мужчины. Я не хочу повторять ваши ошибки.
– Джесси, Джесси, пожалуйста, не плачь. – Лилиан вскочила с кресла, обошла стол и наклонилась к ней, обняла ее и прижала к себе, слегка покачивая, как она делала, когда Джесси была маленьким ребенком, а Винсент отменял очередную прогулку, ссылаясь на дела.
– Все в прядке, милая. Все будет в порядке.
Джесси не глядя нашла салфетку, чувствуя отвращение к себе за эту слабость. Она испугалась доказательства глубины своих чувств к Хэтчарду.
Какое-то время все молчали. Джесси смахнула слезы и высморкалась. Затем с усилием улыбнулась матери.
– Прости. Последнее время мне здорово достается.
– Это бывает, когда любишь, – мягко заметила Констанс. – Ничего страшного, Джесси. Мы с твоей мамой все понимаем. Любая женщина поймет.
– И все равно я не выйду за него замуж. – Джесси вытерла глаза, скомкала салфетку и бросила ее в стильный цилиндр, служащий мусорной корзиной. – Я буду с ним пока встречаться, но он уйдет первым, когда сообразит, что не получит желаемого.
– Ты в самом деле считаешь, что он хочет жениться на тебе лишь из-за «Бенедикт фастенерз»?
– Нет, – вынуждена была признаться Джесси. – Все чертовски сложнее. Он уважает папу. Хочет ему угодить. И тут еще бизнес. Мы все знаем, что женитьба на мне ему очень выгодна для продвижения. И признаю, есть еще и физическое влечение. Мне кажется, что все это вместе взятое его вполне устраивает.
– Джесси, полагаю, у Хэтча куда более глубокие чувства. Каким бы он тебе ни казался, он человек значительный. Даже мне это ясно, – твердо сказала Лилиан.
– Он не говорит, что любит меня, – печально шмыгнула носом Джесси. – Он говорит, что доверяет мне. Что я могу быть преданной, так он считает. Его первая жена ехала к другому мужчине, когда попала в катастрофу. Мать его сбежала, когда ему было пять лет, бросила сына и мужа. Поэтому преданность и верность имеют первостепенное значение для Хэтча. Куда большее, чем любовь. Не думаю, что он когда-нибудь поверит в любовь.
– Похоже, у вас есть все для прекрасных отношений, Джесси, – заявила Констанс.
– Хэтчу достаточно доверия и влечения плюс пара деловых соображений. Но мне этого мало.
Лилиан в задумчивости закусила губу.
– Не кажется ли тебе, что ты слишком уж романтично настроена, Джесси? Тебе двадцать семь лет, не семнадцать. Будь реалисткой. Не слишком ли много ты требуешь от мужчины?
Констанс согласно кивнула:
– Твоя мать права, Джесси. Ты достаточно взрослая, зачем тебе розовые очки? Мне не хочется тебя разочаровывать, но в браке редко можно рассчитывать на большее, чем доверие и физическое влечение. Многие и этого не имеют. Чего же ты ждешь?
– Не знаю, – прошептала Джесси. Открылась дверь, и в офис влетела Элизабет.
Темные волосы забраны двумя яркими заколками, очки на аккуратном носике сидели немного вкось.
– Привет всем! Что происходит?
– Привет, Элизабет. – Джесси сморгнула остатки слез. – Я тут плачу без особых на то причин.
– Месячные, да? Констанс застонала:
– Вот вам результаты сексуального обучения в школе.
– И не в школе вовсе. Я от тебя это слышала, – просветила Элизабет свою мать. – Уверена, Джесси, ты ревешь из-за Хэтча. Угадала?
– Боюсь, что так, – согласилась Джесси.
– Лучше бы стукнула его раз как следует.
– Вот это куда более разумный подход к проблеме, – заметила Джесси. – Но он намного меня больше.
– Не думаю, чтобы он дал тебе сдачи, – задумчиво произнесла Элизабет. – Во всяком случае, не сильно.
– Разумеется, он не даст мне сдачи. Именно поэтому я и не могу его стукнуть, – терпеливо объяснила Джесси. – Несправедливо, понимаешь? Он не может ответить тем же.
– Ну и что остается? – спросила Элизабет,
– Сама не знаю, – ответила Джесси. – Все пытаюсь придумать.
– Остается, – решительно вмешалась Лилиан, – призвать на помощь здравый смысл.
Констанс улыбнулась:
– Мы уверены, ты поступишь, как надо. Как обычно.
Примерно посередине моста Джесси поняла: на самом деле она хочет, чтобы Сэм Хэтчард доказал, он любит ее настолько, что может ради нее отказаться от «Бенедикт фастенерз» или что там есть еще важного на земле.
Но Лилиан и Констанс правы. Совершенно нереалистично требовать такое. Что она может? Сказать, что выйдет за него замуж, если он разорвет контракт с ее отцом? Чистый шантаж. Если даже Хэтчард пойдет на это, то возненавидит ее, поскольку для такого требования нет логичных оснований. И она сама себе будет противна, если потребует подобного.
Как она сказала Элизабет, женщина должна играть по правилам. Джесси отчего-то стало страшно. Ее сознание как бы покрывал серый туман, ей казалось, что будущее таит опасность.
Если это и есть интуиция, предчувствие или еще какое парапсихическое свойство, то не надо ей этого, решила Джесси.
В тот вечер Хэтч вошел в квартиру Джесси в восемь часов, беспокоясь, как она встретит его после той сцены у дверей офиса Бенедикта.
Он сразу понял, что его ждет, когда Джесси едва взглянула на него с дивана, на котором расположилась с книгой.
– Привет, – произнесла она, не поднимая глаз.
– Добрый вечер. – Хэтч закрыл дверь и поставил портфель. Заметил, что в кухне не горит свет. – Хочешь пойти куда-нибудь перекусить?
– Я поела час назад. Я же говорила, что так поздно не ужинаю.
– Ясно. – Хэтчу ужасно хотелось есть. – Что-нибудь осталось?
– Я опять варила равиоли. Тебя не было, и я все съела. Ты не можешь рассчитывать, будто я стану ждать тебя с ужином. Тем более что ты не позвонил и не предупредил о задержке.
Хэтч почувствовал, что начинает злиться.
– Восемь часов – это еще не слишком поздно.
– Для меня поздно.
– Мне уже давно не приходилось звонить домой и предупреждать, что опаздываю к ужину. Отвык, наверное.
– Угу. Ладно, пусть это тебя не беспокоит. – Джесси перевернула страницу книги. – Ты вовсе не должен передо мной отчитываться. Мы просто спим вместе. Это совсем не то, что быть женатыми.
– Ты в самом деле обиделась, верно?
– Нет, просто реально смотрю на вещи.
Он подошел к дивану и остановился, глядя на нее.
– Поможет, если я пообещаю, что это больше не повторится?
Она искоса взглянула на него. Явно растерялась от такого предложения.
– Ты обещаешь?
Он сел рядом, не касаясь ее.
– Обещаю, Джесси.
Она молчала, покусывая нижнюю губу, и Хэтч сообразил, что она вспоминает всякие обещания, которые когда-то давал отец. Случайные, ничего не значащие обещания, нарушенные в девяти случаях из десяти.
– Мне кажется, я могу сделать тебе бутерброд с арахисовым маслом или еще что-нибудь. – Она отбросила книгу, встала и заторопилась на кухню.
Хэтч с облегчением вздохнул и пошел следом. Он понимал, что на этот раз был очень близок к катастрофе. И всего лишь потому, что опоздал к ужину.
– Джесси, еще раз хочу напомнить: я не копия твоего отца. Я выполняю свои обещания.
Она взглянула на него, открывая холодильник:
– Я знаю.
Хэтч понял, что он сейчас прошел очень важный рубеж. Он улыбался, как последний идиот.
– Повтори.
– Что повторить? – Она открыла банку с арахисовым маслом и потянулась за ножом.
– Все повтори. Скажи: «Я знаю, что ты не копия моего отца и что ты не нарушаешь обещаний».
Она повертела нож в банке с маслом.
– Я знаю, что ты не копия моего отца, и я знаю, что ты не нарушаешь обещаний.
– Чертовски верно, – сказал Хэтч. – Я рад, что мы это выяснили. У тебя есть хлеб, или мне придется есть арахисовое масло прямо с ножа?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкая судьба - Кренц Джейн Энн



Перечитывала роман несколько раз и всегда как-то тепло на душе становится. Сильный мужчина, который знает, что хочет - это всегда здорово
Сладкая судьба - Кренц Джейн ЭннНадежда
7.03.2012, 21.18





Понравился роман. Немного напрягала детективная мура, но любовные отношения описаны, по-моему, очень хорошо.
Сладкая судьба - Кренц Джейн ЭннАлсу
15.07.2012, 21.31





Скучно!!!
Сладкая судьба - Кренц Джейн ЭннВера Яр.
16.07.2012, 7.52





хотела читать любовный роман.....а не детективную муть
Сладкая судьба - Кренц Джейн Эннсвета
19.10.2012, 7.41





А мне понравился и захватывающий и детективный и как гл.герой добивается любви.
Сладкая судьба - Кренц Джейн ЭннАнна
16.06.2013, 22.41





Ах, как он ее соблазнял целовалrn ласкал так нежно и влюбленно,его бешенная страсть заставляет вновь и вновь чувствовать себя в его крепких руках самой желанной единственной любимой и нужной только лишь ему одному.Страстный роман,прочитала с большой страстью.Прелесть.
Сладкая судьба - Кренц Джейн ЭннSia
3.07.2013, 18.09





Очень понравился!
Сладкая судьба - Кренц Джейн ЭннStefa
19.12.2013, 22.03





Действительно - детективная муть, а ведь так вначале заинтриговало.
Сладкая судьба - Кренц Джейн Эннтатиана
12.11.2015, 12.49





Действительно - детективная муть, а ведь так вначале заинтриговало.
Сладкая судьба - Кренц Джейн Эннтатиана
12.11.2015, 12.49





Кому детективная муть, а кому любовь. Ах, как он ее добивался... Да, Кренц пишет своеобразно, не все ЛР равнозначны, но Гг-и всегда хороши. Гг-ини верные, любящие, не унывающие, а Гг-и "Мачо". Ну и детективная линия...
Сладкая судьба - Кренц Джейн Энниришка
12.11.2015, 18.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100