Читать онлайн Скрытые таланты, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скрытые таланты - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скрытые таланты - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скрытые таланты - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Скрытые таланты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13



На один ужасный миг паника почти овладела ею. Рука Сиренити выпустила телефонную трубку. Она чувствовала, как шарф обвился вокруг ее шеи подобно удавке. Но пока это было лишь угрозой. Она все еще могла дышать, могла глотать. С трудом, но могла.
— Кто вы такой? — прошептала она. — Что вам надо?
— Не твое дело. — Голос незваного гостя звучал так, словно проходил через терку для картофеля. Все звуки получались рваными. — Где она?
— Не знаю, о ком вы говорите. — Сиренити вспомнила уроки самообороны. Слова учителя зазвучали у нее в ушах, как если бы он стоял тут, рядом с ней.
Все это сначала происходит у тебя в голове. Если ты поддашься страху и панике, с тобой все будет кончено. Ты мертвое мясо. Сделай ход туда, где ты сможешь ясно мыслить. Сделай его.
— Мэрион. — Неуправляемая ярость пульсировала глубоко в голосе незнакомца. — Где она? Сегодня ночью все решится. Я собираюсь втолковать ей, что она никогда больше не сможет бросить меня. Где она?
— Я не знаю никого с таким именем. — Рука Сиренити незаметно подобралась к горлу.
— Теперь она называет себя каким-то чокнутым именем. Зоун или что-то вроде этого. И не говори мне, что не знаешь, где она. Я выследил ее. Она работает у тебя. Прошлой ночью я показался ей. Знал, что это ее испугает. Заставит думать, что она сходит с ума.
— Вы — Ройс Кинкейд, верно?
— Она тебе рассказывала обо мне? — Казалось, ему приятно было это слышать.
— Да. Сказала, что вы душевнобольной.
— Я не больной, чертова сучка, — прошипел Кинкейд. — Я лишь делаю то, что должен сделать. Эти она во всем виновата. Она довела меня до этого.
— Вот как? Она имеет над вами такую власть? Вы настолько слабы?
— Заткнись, — снова прошипел тот. — Заткнись. Я не слабак, слышишь ты, проклятая? И докажу это.
— Ее здесь нет.
— Это я знаю, сучка. Я уже обыскал дом. Сюда пришел после того, как побывал у нее. Думал, может, как раз ты и прячешь ее. Так где она?
— Я не знаю. — Сиренити удалось прикоснуться к цепочке в том месте, где она висела под шелковым жгутом. Она ощутила на коже форму грифона.
— Ты знаешь, где она. В таком маленьком городке, как этот, все знают, что происходит. Говори, где она, или я тебя удавлю. — Кинкейд туже затянул шарф.
Сделай ход туда, где ты сможешь ясно мыслить.
— Постойте, это действительно не мое дело, — прошептала Сиренити. — Это касается только вас двоих.
— Точно. Только нас двоих. Тебе вообще не стоило вмешиваться.
— Послушайте, если вы пообещаете, что сразу же уйдете, я скажу вам, где она прячется.
— Где она? — Кинкейд еще немного затянул шарф.
— Там есть тропинка, — задыхаясь проговорила Сиренити. — Она начинается сразу за домом и поднимается в гору через лес. Ее нельзя не увидеть, если воспользоваться фонариком. Просто идите все время в гору. Там и будет особое место. Безопасное.
— Для Мэрион нет и не будет безопасного места — торжествующе изрек он. — И для тебя тоже, сучка. Ты ведь пыталась помочь ей, а? Могу поспорить, что это ты уговорила ее спрятаться.
— Отпустите меня. — Сиренити зажала грифона в руке.
— Еще чего, сучка. Тебя тоже надо проучить. — Он еще крепче обкрутил свои руки концами шарфа. В таких ситуациях ты получаешь лишь один шанс. Используй его грамотно. Не смазывай ударов. По возможности целься в глаза. Даже если не попадешь, то заставишь противника на несколько секунд отвлечься.
Сиренити резко рванула грифона. Тоненькая цепочка порвалась, и грифон остался у нее в руке. Она бысто шагнула назад и с силой столкнулась с Кинкейдом. Тот крякнул от неожиданности. Прежде чем он успел оправиться, Сиренити закинула руку назад и ударила металлическим грифоном по его лицу. Она почувствовала, как острый край одного крыла прорвал кожу, и изо всех сил рванула им книзу. Кинкейд сдавленно крикнул от боли и ярости. На секунду его руки ослабили натяжение шарфа, когда он попытался отвести лицо в сторону.
Большего Сиренити и не требовалось. Она резко повернулась вокруг своей оси и правым каблуком нанесла ему удар по левой коленной чашечке.
Кинкейд вскрикнул и отшатнулся назад, пытаясь удержаться на ногах. Сиренити не стала задерживаться, чтобы посмотреть, удалось ли ей вывести его из строя. В этот момент нельзя делать глупости. При первой же возможности — беги.
Сиренити кинулась к двери. У нее за спиной стопка книг обрушилась со стола и рассыпалась по полу, когда Кинкейд пытался подняться на ноги.
— Ах ты, сучка проклятая. Я убью тебя. А потом убью и ее.
Сиренити распахнула входную дверь.
— Калеб! — закричала она изо всех сил. Не oжидая ответа, она бросилась через крыльцо, сбежала по ступеням и окунулась в густой туман. — Блейд! Он здесь!
Сиренити понимала, что Кинкейд не преследует ее, но все равно бежала не останавливаясь, не видя дороги в пелене тумана.
— Калеб? Где же ты? Скорее! Ради Бога, скорее!
Первыми нашли ее собаки. Ослепленная темнотой и туманом, Сиренити с разбега споткнулась о Стикса, не успев понять, что он прямо перед ней, и упала. Стикс встал над ней и стал мордой тыкаться ей в лицо. Подошел Харон и остановился, глядя на нее сверху вниз с явной собачьей озабоченностью.
— Сиренити? — Голос Калеба звучал резко. Луч света пронзил завесу тумана. — Где ты, черт возьми?
— Я здесь. — Она легонько отпихнула Стикса с Хароном и поднялась с земли. Ее колотила дрожь.
— С тобой все нормально? — Калеб быстрыми шагами приближался к ней сквозь туман. В отраженном свете фонарика и луны он казался какой-то странной фигурой без лица.
Сиренити побежала навстречу и бросилась ему на грудь.
— Я так испугалась, — пробормотала она, уткнувшись в его куртку. — Никогда в жизни мне не было так страшно.
— Что случилось? — Его руки сомкнулись вокруг нее охранительным кольцом.
— Он был там, в доме, ждал меня.
— Кинкейд?
— Да.
Он крепче прижал ее к себе.
— Вот ублюдок.
— Он хотел убить меня. Захлестнул мне шею шарфом.
— Боже мой, — простонал Калеб.
— Я вырвалась и убежала. — Сиренити так резко вскинула голову, что ударилась о подбородок Калеба. — Надо найти ею. Я не успела предупредить Зоун и Ариадну. Надо найти его.
— Найдем. — Голос Калеба вдруг оказался лишенным всякого намека на чувство.
— Где же Блейд? — Сиренити беспокойно оглянулась.
— Тут я, тут. — Темная массивная фигура Блейда возникла в просвете между двумя деревьями. — Я слышал, что ты сказала. Значит, этот тип был у тебя в доме, так? Вот черт. Я должен был подумать о такой возможности. Ты в порядке?
— Да. — Сиренити вдруг поняла, что все еще крепко сжимает в руке фигурку грифона. Его крылья впивались ей в ладонь. — Он хотел задушить меня, набросившись сзади. Я попыталась выцарапать ему глаз грифоном. Когда он на секунду ослабил шарф, я врезала ему каблуком по колену. Он упал, а я убежала.
— Молодчина. — Блейд произнес это с явным удовлетворением и гордостью. — Я знал, что у тебя получится.
— Где, черт возьми, ты научилась так драться? — спросил Калеб.
— Я научил ее, — сказал Блейд.
Калеб посмотрел на него.
— В самом деле?
— Ну да.
— Я ваш должник.
— Ничего вы мне не должны, — возразил Блейд. — Сиренити мне не чужая. Ее растила вся семья. Каждый из нас чему-то научил ее.
— Давайте поговорим об этом как-нибудь в другой раз, — перебила Сиренити. — Неизвестно, находится ли Кинкейд все еще в доме. И неизвестное, вооружен он или нет. Я не видела у него пистолета, но это не значит, что его у него нет.
— Нет, конечно, не значит, — согласился Блейд. — Прежде всего надо узнать, в доме он или уже ушел. — Из-за своего матерчатого пояса он вытащил небольшой пистолет и взглянул на Калеба. — Давно хотел спросить, умеете ли вы обращаться с такой штукой.
Калеб бросил взгляд на пистолет.
— Умею. — Он протянул руку и взял у Блейда оружие.
Сиренити вдруг пришли на память медали за стрелковoe искусство, виденные в застекленной витрине у Вентрессов. Страх другого рода прокатился по ней холодной волной.
— Калеб, пожалуйста, я не знаю…
— Пошли. — Блейд сделал знак собакам. Стикс и Харон мгновенно переключили все свое внимание на него. Он выключил фонарик и бесшумно заскользил между деревьями. Псы побежали по обе стороны от него.
Калеб тоже выключил свой фонарик и опустил его в карман куртки. Рукой в перчатке коснулся щеки Сиренити. В темноте нельзя было видеть выражения его лица, но голос по-прежнему оставался неестественно ровным.
— Иди за нами, но держись у меня за спиной, пока мы не узнаем, что происходит.
Сиренити кивнула, потом поняла, что он вряд ли мог увидеть в темноте движение ее головы.
— Ладно. Калеб, обещай мне, что будешь осторожен. У Кинкейда ненормальная психика.
— Как ни странно, но я уже сам об этом догадался.
Сиренити прошла вслед за Калебом и Блейдом между деревьями и вышла к краю своей подъездной дорожки. При свете лампочки на крыльце ей было видно, что дверь все еще открыта настежь, в точности так, как она ее оставила.
Блейд подал знак собакам. Стикс и Харон метнулись вперед сквозь туман, подобно темным клинкам, гладким и смертоносным. Сиренити затаила дыхание, когда псы взбежали по ступенькам крыльца и скрылись внутри дома.
Несколько минут не было слышно ни звука. Потом в дверях появился Стикс, а сразу за ним и Харон. Псы сбежали по ступенькам и потрусили через подъездную дорожку к ожидавшему за деревьям Блейду.
— Похоже, все чисто, — сказал Блейд. — Подонок смылся.
— Здесь он не выходил, — заметил Калеб. — Собаки бы учуяли. Наверняка вышел через заднюю дверь.
— Пещеры, — прошептала Сиренити.
Блейд и Калеб переглянулись. Потом оба посмотрели на нее.
— А зачем ему идти в пещеры? — спросил Блейд.
Сиренити сунула руки поглубже в карманы.
— Потому что я сказала ему, что именно там прячется Зоун. Может, он и правда мне поверил. Говорю вам, он сумасшедший.
— Если он пошел вверх по этой тропинке, то попался, — сказал Блейд. — Спуститься он сможет только тем же путем, каким поднялся. Разве что полезет по отвесной скале. Надо пойти проверить, Вентресс.
— Сиренити придется идти с нами, — вполголоса произнес Калеб. — Я не рискну снова оставить ее одну в доме.
— Правильно. — Блейд взглянул на Харона и Стикса, которые сидели в позе готовности, ожидая его команды. Он что-то тихо сказал им.
Псы снова заняли места справа и слева от него, и в этом порядке сторожевая группа отправилась в обход коттеджа.
— Мне это не нравится, но я не вижу другого выхода, — пробормотал Калеб, обращаясь к Сиренити. — Держись между Блейдом и мной.
— Я не собираюсь соваться вперед и играть в героиню, если ты это имеешь в виду, — отозвалась Сиренити. — Сегодняшних волнений мне, похоже, хватит на всю жизнь.
— И тебе, и мне тоже. Как только этот подонок попадется мне в руки, я…
Из темноты до них донесся голос Блейда:
— Тихо.
Калеб замолчал, но Сиренити чувствовала кипящую в нем ярость.
Блейду хватило света из окон дома, чтобы найти начало тропинки. А света луны, который отражался и рассеивался в тумане, было достаточно, чтобы маленький отряд мог беспрепятственно продвигаться вверх по лесистому склону. Люди шли по тропинке гуськом, собаки бежали впереди.
Напряжение было плотнее тумана. Сиренити казалось, что ночь пронизана неким зловещим флюидом. Светящийся туман создавал какую-то внеземную атмосферу, придававшую знакомому лесу вид странный и неестественный. Она обнаружила, что вздрагивает от любого негромкого ночного звука. Ее успокаивала лишь уверенность в том, что собаки заблаговременно предупредят о присутствии Кинкейда.
Наверху тропы Блейд внезапно вскинул руку. Сиренити, напряженно следившая за тем, куда ступает, не заметила, что он остановился, и налетела на него. Калеб поддержал ее, поймав за локоть.
Она подняла голову и увидела, что и Блейд, и Калеб наблюдают за ротвейлерами. Харон и Стикс, словно каменные изваяния, застыли в нескольких футах от входа в пещеру.
Далеко в глубине пещеры луч фонарика плясал на каменных стенах.
— Будь ты проклята, Мэрион, выходи! — Голос Кинкейда будил внутри пещеры дикое, тревожное эхо. — От меня тебе не спрятаться. Я убью тебя за то, что ты меня бросила. Должен убить тебя, слышишь, сука?
Блейд приблизил губы вплотную к уху Калеба и что-то сказал так тихо, что Сиренити ничего не расслышала. Только увидела, как Калеб кивнул один раз. Потом он что-то сделал с пистолетом, который держал в руке. Раздался слабый щелчок.
Охваченная тревогой, Сиренити дрожащими пальцами коснулась руки Калеба. Она смотрела на него, без слов умоляя об осторожности. Он рассеянно пoxлопал ее по руке и показал на скалистый выступ. Было ясно, что он велит ей спрятаться за выступом и не высовываться.
C неохотой она подчинилась его молчаливому приказy. Блейд подал еще один знак собакам. Харон и Стикс остались охранять ее, а мужчины разделились и нырнули в пелену тумана.
Сиренити вдруг ощутила, что ей трудно дышать, Она сунула руку в карман куртки и нащупала грифона, спасшего ей жизнь. Подарок ее родителей. Она крепко зажала фигурку в кулаке и сказала себе, что с Калебом и Блейдом ничего дурного не случится.
Луч от фонарика Кинкейда беспорядочно кружил по пещере, отражаясь от каменных стен, потолка и пола. Снаружи казалось, будто в пещере происходит какое-то странное, безумное световое действо.
— Я убью тебя за это, Мэрион, ты, распутная сучка. — Голос Кинкейда звучал все визгливее, готовый вот-вот сорваться, почти выйдя из повиновения. — Я убью тебя, а когда покончу с тобой, то вернусь обратно и рассчитаюсь с той твоей помощницей. Ей тоже от меня не ускользнуть. Я покажу вам обеим, какой я слабак.
Калеба охватило какое-то призрачное чувство не правильности происходящего, когда он слушал бредовую речь Кинкейда. Он ощутил, будто его мимолетно коснулось нечто отвратительное и злое. Низко пригнувшись, он подобрался с левой стороны ко входу в пещеру и остановился, выжидая, пока Блейд займет аналогичную позицию справа.
— Жаль, что нельзя использовать собак для отвлекающего маневра, — сказал Блейд. — Они взяли бы его и в темноте, это не проблема. Но в пещеру они не пойдут.
— Освещение, — вспомнил Калеб. — Можно использовать освещение пещеры, чтобы дать ему небольшую встряску. Выключатель здесь, снаружи, верно?
— Точно. Включайте. Посмотрим, как это подействует.
Калеб нащупал металлическую коробку рядом с собой и щелкнул выключателем, от которого загорался ряд лампочек на внутренней стене пещеры. Вспыхнули слабые огоньки, тускло осветившие внутреннее пространство.
— Что такое? — заорал испуганный Кинкейд. — Не входите сюда никто! — Прогремел выстрел. Пуля предупреждающе взвизгнула, отскочив рикошетом от поверхности скалы. — Это не ваше дело, кто бы вы ни были. Это между Мэрион и мной.
— Положите оружие на пол и выходите спокойно, — приказал Калеб.
— Нет, я с ней еще не закончил. Держитесь от меня подальше, а то я и вас убью. Я всех вас прикончу, начиная с той сучки, что послала меня сюда. Она солгала мне, верно? Это была просто уловка.
— Парень ведет себя так, будто у него не все дома, — тихо пробормотал Блейд.
В этом случае не скажешь даже, что рыбак рыбака увидел издалека, подумалось Калебу. Диагноз и так очевиден.
— Не думаю, что нам удастся уговорить его выйти оттуда.
— Бесполезно. Я знал одного такого парня. Наверно, придется убить его, — обыденным тоном сказал Блейд.
— Он никуда не денется. Один из нас может блокировать его в пещере, пока другой вызовет шерифа. Полицейские знают, как надо действовать в таких случаях. Они могут уговорить его выйти.
— Беда в том, что неизвестно, не заодно ли с ними шериф.
— Блейд, сейчас не время углубляться в ваши теории.
— Это никакая не теория. Это факт. Спорю на что угодно, что, если мы сдадим Кинкейда шерифу, он будет гулять по улице уже через неделю. Кинкейд, наверно, один из лучших их агентов. Этот его фокус с сумасшествием — очень ловкое прикрытие. Наверняка он разрабатывал его несколько лет.
— Этот тип — явный псих. И виновен в попытке убийства. Его не могут выпустить через неделю.
В пещере прогремел еще один выстрел.
Блейд пожал плечами.
— Ну, значит, они могут устроить спектакль — отправят его на несколько месяцев в психиатрическую лечебницу. Подержат его там, пока все не затихнет. А потом скажут, что он выздоровел. Выпустят его на волю. Первое, что он сделает, это явится посчитаться с Сиренити и Зоун.
— Проклятие, — прошептал Калеб. — Ты жуткий параноик, дружище, но ты, вероятно, прав.
— Я же сказал, что знал одного такого парня. Он захочет отомстить. И будет все время возвращаться, пока не добьется своего или пока его не остановят раз и навсегда.
Мысль о том, что Кинкейд — агент банды каких-то таинственных заговорщиков, может, и была безумной, но остальной сценарий, только что изложенный Блейдом, был, к сожалению, очень похож на правду, и Калеб это понимал. Это знали все, кто регулярно читал газеты. Пока Кинкейд жив, он представляет угрозу для Сиренити и Зоун.
Снова рявкнул пистолет Кинкейда. Пуля громко взвизгнула внутри пещеры.
— Не входить! — завопил Кинкейд. — Это наше дело, Мэрион и мое.
— Как, черт побери, меня угораздило влипнуть в эту историю? — спросил Калеб у ночи.
— Наверно, просто повезло, — сказал Блейд. — Свет фонарика больше не двигается. Мне видно, что луч направлен на левую стену. Должно быть, он положил его, когда мы осветили пещеру. Вы готовы действовать?
— Готовее не бывает. — Калеб попробовал вспомнить, как он готовился к соревнованию в те дни, когда завоевал целую связку медалей за точность стрельбы. Он слышал слова деда так явственно, как если бы тот стоял сейчас рядом с ним.
Очисти голову от мыслей и сосредоточься. Сделай глубокий вдох и выдохни наполовину. Спускай курок. Может случиться так, что, если тебе придется делать это по-настоящему, твой противник будет стремиться убить тебя, так что старайся попасть с первого раза.
Во всяком случае, это будет самооборона, подумал Калеб, когда в пещере прозвучал очередной выстрел. Кинкейд лез из кожи вон, чтобы убить и его, и Блейда. А если подонок ускользнет, то обязательно начнет охоту на Сиренити и Зоун. Его надо остановить.
— Если он положил фонарик, то запаникует, когда погаснет свет, — сказал Калеб. — Он ни зги не увидит.
— Хорошая мысль. Выключайте.
Калеб снова щелкнул выключателем, и лампочки в пещере погасли. И сразу раздался яростный вопль Кинкейда, внезапно оказавшегося в темноте.
— Я слышу, как он пытается найти фонарик, — тихо сказал Блейд. — Надо достать его, пока он до него не дотянулся.
Рука Калеба уже лежала на выключателе, и он им щелкнул. Тусклые лампочки снова осветили пещеру, а Калеб уже рванулся ко входу. Он видел темную фигуру Блейда, стремительно бегущего на соединение с ним.
Пронзительный, полный неистовой ярости вопль Кинкейда разорвал темноту как раз в тот момент, когда Калеб достиг устья пещеры. Внутри, при бледном свете лампочек, Кинкейд был хорошо виден. Он стоял, шатаясь, на гладком, мокром краю самого большого озерца из тех, что образовались от горячих источников. Он отчаянно махал руками, пытаясь сохранить равновесие на скользкой поверхности. Прямо на глазах у Калеба он, еще раз крикнув, сорвался и полетел в воду вниз головой. Пистолет ударился о камень. Как и голова Кинкейда, когда он падал.
Внезапно в пещере наступила гробовая тишина.
Блейд опустил свой пистолет и посмотрел на Калеба.
— Что-то он не торопится всплывать, а?
— Нет. — Калеб тоже медленно опустил оружие и стал пробираться к озерцу. — Не торопится.
Он подошел к воде и заставил себя заглянуть в озерцо. Кинкейд смотрел на него со дна широко открытыми, невидящими глазами, разинув рот в беззвучном крике. Темная ленточка крови струилась из головы мертвеца, смешиваясь с кристально чистой водой источника. Рядом с телом Кинкейда лежал фонарик.
— Наверно, запаниковал и попытался схватить его, когда мы выключили свет, — проговорил Блейд. — Как вы и говорили.
— Думаю, пора звонить шерифу.
— У меня идея получше, — сказал Блейд. — Просто выкопать яму, свалить его туда и зарыть. Я знаю хорошее местечко, где его ни в жизнь не найдут.
— Нам ни к чему обычай хоронить трупы в окрестностях Уиттс-Энда, — возразил Калеб. — Это плохо скажется на бизнесе. Кроме того, это не так просто. Вопросов не избежать. Лучше утрясти все сейчас.
Блейд смотрел на него с сомнением.
— Ну, не знаю. Не люблю обращаться к властям.
— Я возьму это на себя, — устало произнес Калеб. — У меня такие вещи хорошо получаются.
Негромкий звук, раздавшийся у входа в пещеру, заставил его взглянуть в том направлении. Там стояла Сиренити, ее полные тревоги глаза казались огромными. Калеб решил, что перспектива ответить официальным властям на несколько вопросов — совсем небольшая плата за удовольствие знать, что Кинкейд больше никогда не будет угрожать ее жизни.
— Вы оба в порядке? — спросила Сиренити.
— Ситуация под контролем, — доложил Блейд.
Второй раз за эту ночь Сиренити бросилась в объятия Калеба. Это именно то место, где ей и надлежит быть, подумал он.


— Две случайные смерти за последнюю неделю в таком маленьком поселке, как Уиттс-Энд, — это как-то вроде не совсем обычно, — заметил шериф Бэннер два часа спустя.
— Чертовски неприятное совпадение, — признал Калеб. Он наблюдал, как тело Кинкейда грузят в санитарную машину.
— Оказывается, около года назад Кинкейду был предписан режим ограничения свободы передвижения. — Бэннер был крупный мужчина, явно питавший страсть к жевательной резинке. Его челюсти не переставали ритмично двигаться, пока он смотрел, как медики закрывают дверцы санитарной машины. — Похоже, он пытался его нарушить.
— Действительно пытался. И в процессе чуть не убил Сиренити Мейкпис.
— Приятная леди. Я всегда останавливаюсь у ее магазина, когда мне случается проезжать через Уиттс-Энд. — Бэннер продолжал методически жевать. — У нее лучшая гранола, какую мне доводилось пробовать. Вы ее знакомый?
— Да.
— Вы немного не такой, как большинство здешних жителей, верно?
— Я — деловой консультант. Работаю на Сиренити.
— Ага. — Некоторое время Бэннер жевал молча. — Немного непонятно, почему Кинкейд оказался в этой пещере.
— Сиренити убедила его, что именно там прячется Мэрион. Парень был чокнутый. Поверил ей.
— А вы и Блейд захлопнули мышеловку?
— Правильно. Как я вам говорил, мы собирались посторожить его там, пока кто-нибудь не вызовет вас, но прежде чем мы успели послать за подмогой, Кинкейд поскользнулся и свалился в источник.
— Да, у меня это все записано. — Бэннер выплюнул жвачку и похлопал по блокноту. — Похоже, все ясно.
Калеб встретился глазами с Бэннером в ярком свете фар санитарной машины.
— Я ответил на все ваши вопросы?
— Угу. Кинкейд нарушал режим ограничения свободы передвижения, пытаясь найти свою бывшую невесту. Он был вооружен и опасен и уже совершил нападение на мисс Мейкпис. Направился в пещеры на поиски женщины, которую он называл Мэрион. Место ему было незнакомо, он поскользнулся и упал. Ударился головой о камень в одном из водоемов, образованных горячими источниками. Конец.
— Да, пожалуй, это все. Если я могу оказаться вам еще чем-нибудь полезен, звоните без стеснения.
— Обязательно. — Бэннер снял обертку с новой пластинки жвачки. — Но думаю, что этого будет достаточно. Знаете, мне и раньше приходилось иметь дело с такими типами, как Кинкейд.
— Не сомневаюсь. При вашей работе это естественно.
— Это действительно неприятные типы.
— Согласен с вами, — сказал Калеб.
— У нас нет отработанной методики, как с ними поступать, — Бэннер нахмурился, закладывая в рот жвачку. — Всем понятно, что они самые настоящие чокнутые, но запереть их вы не имеете права, пока они в конце концов кого-нибудь не убьют.
— Это, должно быть, сильно действует на нервы сотрудникам правоохранительных органов.
— Еще как действует. — Бэннер положил руку на рукоятку своего револьвера и возобновил жевание. — Но в случае с Кинкейдом такой ситуации, похоже, не возникнет. Проблема решена, не так ли?
— Наверно, так, — согласился Калеб.
— Тем лучше. — Бэннер кивнул со спокойным удовлетворением. — Проблем у меня и так хватает с избытком. Приятно избавиться хотя бы от одной. — Он отошел, чтобы отдать последние распоряжения медикам.
Сиренити отделилась от небольшой толпы жителей Уиттс-Энда, собравшейся на улице. Она подошла и остановилась рядом с Калебом, когда санитарная машина готовилась последовать за машиной шерифа вниз по горной дороге, ведущей в Буллингтон.
— Все в порядке? — спросила она. Калеб обнял ее за плечи и притянул к себе.
— Ситуация под контролем, мэм. Но я хотел бы, пользуясь случаем, проинформировать вас, что в моем обычном контракте консультативная работа такого рода не предусматривается. Поэтому я просил бы вас избегать в будущем подобных ситуаций.
— Непременно, если вы будете поступать так же. — Сиренити уткнулась лицом ему в куртку и крепко к нему прижалась.
— О Боже мой, Калеб, я так испугалась, когда услышала эти выстрелы в пещере.
— Но не так сильно, как я, когда узнал, что Кинкейд чуть не задушил тебя. Этот шарф будет мне сниться в кошмарах бог знает сколько еще лет.
— И мне тоже. — Сиренити разжала кулак и взглянула на грифона, лежащего у нее на ладони. — У тебя когда-нибудь бывает такое ощущение, что в теориях Куинтона о пересекающихся плоскостях что-то есть?
Калеб посмотрел на противоположную сторону улицы, где Зоун стояла совсем рядом с Блейдом, прижавшись лицом к его плечу. Света от фонаря, горевшего над магазином Сиренити, было достаточно, чтобы увидеть, как она положила руку на широкий лоб одного из ротвейлеров.
— Не бывало — до нынешней ночи.
Несколько часов спустя Сиренити зашевелилась в глубинах своей постели, окруженной занавесом из бусинок Крошечные кусочки стекла вздрогнули и тихонько зазвенели в темноте. Калеб нежно погладил своей ногой ее ногу.
— Не спится? — спросил он.
— Я проснулась несколько минут назад, — призналась она. — Стала думать об одной вещи, которую сказал Кинкейд, когда затягивал шарф у меня на шее.
Калеб крепче прижал ее к себе.
— Не думай об этом.
Сиренити виновато улыбнулась.
— Не могу не думать об этом.
— Он мертв, Сиренити. Он больше не может ничего тебе сделать.
— Я знаю. Это благодаря тебе и Блейду. — Она теснее прижалась к его покрытому гладкими мускулами телу, инстинктивно стремясь под защиту его мужского тепла. Поцеловала его в плечо. — Но эти слова не идут у меня из головы.
— Что же он сказал?
— Он сказал, что в прошлую ночь специально показался Зоун. Хотел запугать ее, перед тем как убил бы этой ночью.
— Ну и ублюдок, сукин сын.
— Это уж точно. Но сейчас мне не дает покоя другoe. Зоун сказала мне, что ей показалось, будто она мельком видела его в тумане и раньше, в ночь смерти Эмброуза.
— Может, он проводил кампанию террора, — предположил Калеб. — Ведь этот парень был чокнутый, Сиренити.
— Я знаю, но в его действиях была своя внутренняя логика. Он знал, кто такая Зоун, где живет, что он собирался с ней сделать. Ему доставляло удовольствие рассказывать мне об этом. Но он говорил, что только один раз показался ей в окне.
— Возможно, ему не пришло в голову, что она уже видела его до этого, — заметил Калеб. — Он мог шататься вокруг для рекогносцировки, как сказал бы Блейд, перед тем как нанести решающий удар.
— Может, и так.
— Похоже, я тебя не убедил.
— Вот послушай: из окна передней комнаты Зоун за деревьями немного видно заднее крыльцо Эмброуза. Зоун сказала мне, что сидела у этого окна, погруженная в медитацию, в ночь, когда Эмброуз упал с лестницы. Ей показалось, что она кого-то видела в тумане.
— Судя по всему, в ту ночь был довольно густой туман. Она могла видеть оленя или Блейда, делавшего свой обычный обход.
— У нее было всего несколько мгновений, пока этот человек не выключил фонарик и не исчез и тумане. Она не могла рассмотреть его как следует, но ей показалось, что это был Кинкейд.
— Точно мы этого уже не узнаем, — сказал Калеб.
Сиренити попыталась заглянуть ему в лицо.
— А что, если это был не Кинкейд, не олень и не Блейд? Что, если это был кто-то совсем другой и шел он — или она — специально к Эмброузу?
Калеб застонал и притянул ее к себе.
— Так вот в чем дело. Твое воображение сорвалось с тормозов. Ты имела несчастье столкнуться с одним убийцей, и теперь они начинают мерещиться тебе повсюду.
— Я серьезно, Калеб.
— Я тоже.
Он перекатил ее на спину и сдвинул кверху подол ее ночной рубашки.
— Калеб?
— Посмотрим, не удастся ли мне заставить тебя думать о чем-нибудь другом. — Одна его рука сжала ей бедро, когда он накрыл ее рот своим.
Сиренити обняла его за шею. Он прав, подумала она. Ей и правда необходимо сейчас подумать о чем-нибудь другом. Как всегда, у Калеба были ответы на все вопросы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скрытые таланты - Кренц Джейн Энн



Еще один роман моей любимой Д.Э. Кренц прочитан.Для меня она № 1 среди писателей,могу перечитывать ее.Меня восхищает Калеб и главная героиня не плоха. Вообще как всегда очень нравится роман Жаль расставаться с персонажами.
Скрытые таланты - Кренц Джейн ЭннВалентина
13.11.2013, 23.41





Прелесть. Люблю Кренц и исторические Квик \ это она же\ Гг-и всегда нормальные, не красавцы и красавицы. Без соплей, немного с детективной линией. Получаю наслаждение.
Скрытые таланты - Кренц Джейн Энниришка
29.08.2014, 14.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100