Читать онлайн Скандал, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Жениться? Будь я проклят, граф, вы, должно быть, шутите?! Что за дьявольскую игру вы затеяли теперь? — Бродерик Фарингдон, отгороженный от посетителя массивным письменным столом красного дерева, уставился на него с раскрытым от изумления ртом. — Мы оба с вами понимаем, что человек с таким титулом, как ваш, никогда не женится на девчонке с прошлым.
— Считаю себя обязанным предупредить вас о необходимости тщательно подбирать выражения, когда речь идет о моей невесте. То, что вы отец Эмили, не помешает мне вызвать вас на дуэль. Не скрою, это доставило бы мне большое удовольствие. — Саймон прошел к столику с бренди и налил себе бокал янтарной жидкости.
Он понимал, что этот слишком фамильярный жест еще больше взбесит растерянного и злого Бродерика Фарингдона.
— Вызвать меня на дуэль? Вызвать меня? Черт возьми, Блэйд, не могу поверить услышанному. Бессмыслица. Что здесь кроется, черт вас возьми? Я же знаю все ваши планы. Вы намеревались шантажом заставить меня отдать вам Сент-Клер-холл, угрожая сделать мою дочь своей любовницей.
— Откуда у вас такая мысль? Мои намерения вполне честны, уверяю вас.
— Черта с два честны! Я много слыхивал про вас, сэр. Вы слывете человеком себе на уме. Тут кроется что-то странное. С чего вам захотелось жениться на моей дочери?
Саймон, отхлебывая бренди, изучал пейзаж за окном.
— Мои соображения вас не касаются. Будем считать, что мы с ней, по моему мнению, прекрасно подходим друг другу.
— Если вы собираетесь ее обидеть, клянусь, вы за это поплатитесь.
— Рад слышать, что вы питаете к ней хоть какие-то отцовские чувства. Но не стоит опасаться. Я не собираюсь ее бить. — Саймон взглянул через плечо куда-то в сторону книжных полок. — Если она не будет причинять мне излишних огорчений, разумеется, — добавил он несколько громче.
— Надеетесь, я дам ей в приданое Сент-Клер-холл? Вы на это рассчитываете? — требовательно спросил Бродерик. — Если так, советую еще подумать.
— Да, вы отдадите мне Сент-Клер-холл, Фарингдон, Я собираюсь забрать у вас и дочь, и дом.
— Черта с два. И как же вы предполагаете заставить меня отдать вам мой дом и мою дочь?
— Я собираюсь прельстить вас возможностью — в качестве награды, разумеется — время от времени видеться с Эмили. Мы оба с вами понимаем, что ради хоть какого-то шанса поддерживать с ней связь, вы охотно выполните все, что я скажу. В противном случае я просто запрещу ей любые встречи с вами — а как муж, я смогу это сделать. И тогда вы знаете, что случится. Сент-Клер-холл пойдет с молотка уже месяца через три. Ну, максимум через шесть.
— Я способен сам заниматься собственным домом. И я сам вел дела, пока она не подросла! — рявкнул Бродерик.
— Да, вы вели дела. Мне это показалось удивительным сначала. Первое, что я предпринял, вернувшись в Лондон, — выяснил, как вам удалось хоть что-то удержать, пока не проявился замечательный талант Эмили. Так уж вышло, что мой поверенный знаком с вашим. Однажды вечером Давенпорт все ему разъяснил за парой бокалов кларета.
— Вы посмели сунуть нос в дела нашей семьи.
— Ответ оказался прост, — невозмутимо продолжил Саймон, побалтывая бренди в бокале. — Вам все-таки потребовалось несколько лет, чтобы спустить состояние моего отца, — конечно, благодаря сдерживающему влиянию вашей жены. Да и ваши сыновья в то время были еще совсем юными и не успели пойти по вашим стопам.
— Ваш отец потерял свое состояние в честной игре, черт вас побери. После того как я его выиграл, оно перестало быть его состоянием. Оно стало моим.
— Не уверен, что игра велась честно.
Бродерик побагровел от злобы:
— Вы обвиняете меня в шулерстве, сэр?
— Успокойтесь, Фарингдон. Я не обвиняю вас. Я ничего не могу доказать — через столько лет. Я просто говорю, что у меня имеются к вам некоторые вопросы. Мой отец слыл блестящим игроком и никогда прежде не заходил в игре слишком далеко. Поневоле задумаешься.
— Черт вас возьми!
Саймон еле заметно улыбнулся, уловив нотку бессильной ярости в голосе Бродерика, и продолжил:
— Состояние Блэйда тоже не бесконечно. Но как раз перед тем как разразиться новой катастрофе, вам опять повезло. На сей раз везение заключалось в смерти тетушки Эмили со стороны матери, не так ли? Почтенная женщина умерла очень своевременно, оставив Эмили приличную сумму. Но тетушка допустила ошибку, назначив вас опекуном бедной девочки. К тому времени как Эмили исполнилось шестнадцать, вы уже покончили с ее наследством. И положение дел какое-то время было довольно отчаянным, не правда ли?
— Негодяй! По-вашему, я промотал состояние собственной дочери?!
— Так оно и есть.
— Я потратил наследство Эмили на нее же и на этот дом, который является ее домом! — прохрипел Фарингдон.
— А также на вашу жизнь в Лондоне, на ваших превосходных лошадей, роскошную одежду и карточные долги, которых вы понаделали порядочно. Итак, не успела ваша дочь выйти из школьного возраста, как деньги кончились. Сомневаюсь, чтобы вы сумели наскрести ей достаточную сумму на светский сезон в Лондоне, даже если бы и собирались. Но разумеется, вы и не пытались, потому что к тому времени она уже проявила свой замечательный талант. Как видите, Давенпорт рассказал моему человеку и об этом, не забыл и о том, как вы нажились на ее таланте.
— Какой смысл было устраивать сезон? С ее внешностью она вряд ли привлекла бы много внимания на брачном базаре.
— А вы, конечно, не захотели увеличить ее шансы на заключение хорошей партии, предоставив ей приличное приданое, не так ли?
— Черт бы вас побрал, на следующий год умерла ее мать. Семья была в трауре. Никакой возможности устроить ей сезон. А потом она взяла и сбежала с этим негодяем Эшбруком. Нельзя же было после этого вывозить ее в свет. — Из-под насупившихся бровей Фарингдон метнул на мстителя полный злобы взгляд. — Она погибла для общества. Я понятно выразился? Совершенно погибла.
— Как посмотреть… — Саймон отставил пустой бокал. — Так вот, я хочу, чтобы вы с сыновьями ко дню свадьбы освободили Сент-Клер-холл от своего присутствия. Пожалуй, мы определим дату… где-то на первую неделю апреля.
Бродерик поперхнулся.
— Но это же меньше чем через шесть недель.
— Не вижу причин для отсрочки. Финансовые вопросы мы уладили. И я не думаю, что Эмили предпочтет длительную официальную помолвку. Я намерен провести медовый месяц здесь, в Сент-Клер-холле, так что к этому сроку вам с сыновьями следует съехать. Слуги могут остаться. Эмили к ним очень привязана, и они, кажется, неплохо вышколены.
— Еще нужно составить соглашение о распоряжении имуществом, — в отчаянии сопротивлялся Бродерик.
Саймон мрачно улыбнулся:
— Никаких соглашений как таковых не будет. Вы должны положиться на мое обещание, что я позабочусь о вашей дочери.
— Я никак не поверю, что все это не сон. — Бродерик весьма походил на рыбу, только что вытащенную из воды. Он жадно хватал ртом воздух, и его лицо окрасилось в совершенно неестественные тона. — Вы не можете жениться на ней после того скандала пять лет назад. Подумайте о своем титуле, граф.
Саймон сжал губы:
— Я вас предупредил, Фарингдон, и ни слова более. Я не шучу. Что ж, на этом будем считать переговоры законченными.
— Нет, господи ты боже мой, нет! Я собираюсь серьезно поговорить с Эмили. Она умная крошка, пусть даже и подвержена порой глупым романтическим фантазиям. Я обязан убедить ее, что ничего хорошего от вас ждать нельзя.
— Конечно, попытайтесь, но сомневаюсь, что вам удастся изменить ее мнение, — уверенно сказал Саймон. — Посмотрите правде в глаза. Ваша единственная надежда когда-нибудь снова увидеть Эмили — согласиться с тем, чего хочу я.
— Чтоб мне провалиться, просто дьявольщина какая-то! Эмили моя дочь! Я заставлю ее прислушаться к доводам разума.
— Вы вольны поступать, как вам нравится. Почему бы нам не спросить Эмили, собирается лн она присоединиться к вашему мнению? — Саймон шагнул к книжному шкафу, нащупал потайной рычаг и потянул его.
Книжный шкаф бесшумно скользнул в сторону, и Эмили, явно только что прижимавшая ухо к двери, подслушивая с той стороны, рухнула прямо к обутым в сапоги ногам Саймона.
— Черт подери! — пробормотала Эмили.
— Боже милостивый, что такое? — Бродерик в изумлении уставился сначала на проход в стене, а потом на дочь.
Эмили села на полу, пытаясь одновременно погасить свечу, которую держала в руке, одернуть юбки и поправить очки. Она пристально поглядела снизу вверх на Саймона, возвышавшегося над ней:
— Как вы узнали, что я там, милорд?
— Можете отнести мое сверхъестественное знание насчет того, что между нами действительно существует связь высшего порядка, дорогая моя. В метафизической игре такие вещи, как ментальная связь, являются, несомненно, вполне обыденными. Нам следует к этому привыкать.
— Ах, ну конечно же, — улыбнулась довольная Эмили.
Саймон протянул руку, помогая ей подняться, и легко поставил ее на ноги. Он улыбнулся ее сияющим глазам и подумал, стоит ли добавлять, что о ее присутствии за шкафом было не так уж трудно догадаться. Он уже достаточно хорошо знал ее, чтобы понять, что его невеста не устоит перед возможностью подслушать столь важный для нее разговор. Особенно когда для этого имелся такой удобный потайной ход.
Эмили философски вздохнула, стряхивая пыль со своего муслинового платья персикового цвета.
— Прощай, мое достоинство. Но no-крайней мере, дело сделано, правда? — Она с надеждой подняла взор на Саймона. — Мы помолвлены?
— Несомненно, дорогая моя, — заверил ее Саймон. — У меня много недостатков, что вы, конечно, довольно скоро заметите, но я не глуп. И ни за что не упустил бы случая сделать самое выгодное вложение средств в моей жизни.


Две недели спустя холодным туманным утром Саймон сидел в библиотеке своего дома на Гросвенор-сквер и читал письмо от Эмили, полученное после завтрака. В послании, как обычно, живо описывались последние дискуссии литературного общества, — похоже, они снова были целиком посвящены Байрону. Имелся в письме и обширный абзац, где рассказывалось о новых дописанных к» Таинственной леди» строфах, и еще несколько отдельных замечаний о погоде.
Закончив чтение, Саймон ощутил некоторое разочарование. Было очевидно, что Эмили доблестно боролась, дабы не поддаться искушению написать в своем послание что-нибудь такое, что могло бы быть истолковано как проявление пылкой страсти.
Саймон бережно сложил письмо и сидел, задумчиво глядя на огонь в камине. Потом он протянул руку к чудесно расписанному китайскому чайнику, стоявшему на столике рядом, и налил себе «Лэп Сэнга»в тонкую чашку, украшенную золотисто-зеленым драконом, Поднося ее к губам, он на мгновение помедлил, разглядывая фигурку мифического животного. Эмили назвала его драконом… И когда она это говорила, ее глаза были полны и восхищения, и страсти, и нежного обожания.
Саймон обвел взглядом комнату. Когда она увидит этот лондонский дом, несомненно, сочтет его подходящим для пещеры дракона.
Весь дом был выполнен в богатых экзотических тонах — ярко-красных, темно-зеленых, полуночно-черных и сверкающе-золотых, которые он научился любить, живя на Востоке.
Роскошная библиотека тоже полна напоминаний о чужедальних землях, где ему довелось побывать. Богато расшитый восточный ковер служил подходящим фоном для черных лакированных шкатулок с росписью на сказочные мотивы. Резная кушетка и кресла из тикового дерева покрыты красным бархатом с каймой из золотых кистей…
Массивный письменный стол, причудливо инкрустированный — произведение выдающегося мастера. Его сделали на заказ в Кантоне. Курительные урны из Индии, наполняющие комнату ароматом специальной смеси, составленной в Бомбее по личным указаниям Саймона. Возле каминной решетки — достаточно большие, чтобы служить и постелью, подушки, расшитые шелком и парчой.
И повсюду драконы — искусно выполненные фигурки свирепых мифических существ восточного фольклора. Черные, зеленые, красные и золотые драконы, и каждый украшен россыпью драгоценных камней. По всей библиотеке, куда бы ни устремлялся взор, стояли эти фантастические звери с изумрудными и рубиновыми глазами, золотой чешуей, ониксовыми клыками и топазово-шипастыми хвостами.
Саймон чувствовал, что эти существа понравятся Эмили…
Откинув голову на алую спинку кресла, он вдыхал горьковатый аромат чая и размышлял о предстоящей свадьбе. Он так и не знал, когда именно пришло к нему решение жениться на Эмили Фарингдон. В его первоначальные планы несколько месяцев назад ничего подобного не входило. Но жизнь, как он понял с годами, имеет обыкновение менять человеческие планы.
Он уже начал мысленно сочинять ответ на письмо Эмили, когда его на редкость безобразный дворецкий объявил о визите леди Араминты Мерриуэдер. Саймон поднялся навстречу энергичной женщине лет пятидесяти, влетевшей в комнату, развевая шлейф дорогих духов.
Леди Мерриуэдер была, как всегда, одета по последнему слову моды. В этот день она облачилась в бледно-голубое платье из тонкой шерсти с длинными, плотно облегающими рукавами и изящными воланами. Ее рост, необычный для женщины, придавал ей царственный вид. Прелестная маленькая шляпка, чуть сдвинутая набок, сидела на самом верху ее начинающих седеть локонов. Ее глаза были того же золотистого цвета, что и у Саймона. Красивое патрицианское лицо горело любопытством и нетерпением.
— Саймон! Я только что вернулась в город и услышала новость о твоей помолвке. С Фарингдон — ни больше ни меньше! Я, разумеется, тут же примчалась. Не могу поверить. Просто поразительно. И хотя бы намекнул. Ты мне должен все об этом рассказать, дорогой мой мальчик.
— Тетушка Араминта. — Саймон поцеловал ей руку и предложил присесть поближе к камину. — Я рад, что ты заглянула ко мне. Вообще-то я сам собирался навестить тебя завтра.
— До завтра я бы не выдержала, — заверила его Араминта. — Так вот, я желаю знать точно, что происходит. Как ты умудрился обручиться с этой Фарингдон?
Саймон слабо улыбнулся;
— Я и сам не вполне понимаю, как все вышло. Мисс Фарингдон чрезвычайно необычное создание.
В глазах Араминты появилось недоверчивое выражение.
— Но ты же слишком умен, чтобы попасться на крючок какой-нибудь энергичной особы.
— В самом деле?
— Конечно. Саймон, не разыгрывай передо мной комедию. Не сомневаюсь, ты что-то замыслил. Ты всегда все просчитываешь. Клянусь, ты самый хитроумный из всех, кого я когда-нибудь встречала, и во всем городе не найдется ни единой души, которая думала бы иначе. Но мне-то ты, конечно, доверишься?
Улыбка тронула губы Саймона.
— Ты единственный человек в Англии, кому я полностью доверяю, Араминта. Ты ведь знаешь.
— В таком случае мне незачем убеждать тебя, что я никому ни словом не обмолвлюсь о твоих замыслах. Выкладывай, ты же заранее разработал какой-то чудовищный план, призванный сокрушить шайку вертопрахов Фарингдонов?
— В первоначальный план внесены некоторые изменения, — признал Саймон. — Но главное, я верну Сент-Клер-холл.
Араминта в изумлении взметнула вверх свои тонкие выщипанные ниточками брови.
— В самом деле? И как тебе удалось?
— Дом пойдет в приданое моей жене.
— О господи! Я знаю, что мысль о доме не покидала тебя с тех пор, как погиб твой отец, но стоит ли привязывать себя к Фарингдонам только ради того, чтобы заполучить его?
— Эмили Фарингдон не совсем обычный Фарингдон. И скоро она вообще перестанет быть Фарингдон. Она станет моей женой.
— Только не убеждай меня, что это брак по любви! — воскликнула Араминта.
— Скорее деловое приобретение. По крайней мере, мне так сказали…
— Деловое приобретение? Даже для меня это слишком. Саймон, что же ты все-таки задумал?
— Мне тридцать пять лет. — Саймон смотрел на пламя в камине. — И я последний в нашем роду. Ты уже довольно давно твердишь, что я должен выполнить свой долг и завести наконец в доме детскую.
— Согласна. Но ты граф Блэйд и за прошедшие годы приобрел внушительное состояние. Ты мог сделать любой выбор на брачном базаре. Зачем же выбирать именно мисс Фарингдон?
Саймон поднял бровь:
— По-моему, все наоборот. Она меня выбрала.
— О небо, что я слышу! Надеюсь, у нее хоть внешность Фарингдонов? Высокая блондинка?
— Нет. Она совсем маленькая, ярко-рыжая, с веснушками и курносым носом, на котором почти всегда торчат очки. Она смахивает на невероятно умного эльфа и имеет привычку говорить «черт подери», когда чем-то очень взволнована.
— Боже мой! — Леди Мерриуэдер была потрясена. — Саймон, что ты натворил?!
— В общем, полагаю, она произведет сенсацию, когда ты введешь ее в свет, тетя Араминта.
— Ты хочешь, чтобы я представила ее обществу? — Араминта, казалось, сначала ужаснулась самой этой мысли, а потом заинтересовалась ее дерзостью. — Ты хочешь, чтобы я добилась успеха в свете для твоего эльфа?
— Не вижу более подходящей кандидатуры для этой роли. Боюсь, задача довольно тонкая. Эмили явно нуждается в некотором руководстве, так как она еще ни разу не появлялась в свете, но я не сторонник подавлять или омрачать ее чувства чрезмерным количеством правил и запретов. Тебе понравится, что она не похожа на других, и ты сумеешь представить все ее необычные качества в лучшем свете.
— Саймон, я не уверена, что существует хоть какой-то способ представить в лучшем свете твоего маленького рыжеволосого эльфа, произносящего время от времени ужасные вещи, вроде «черт подери».
— Чепуха. Ты все равно что-нибудь придумаешь. Я полностью верю в тебя.
— Что ж, конечно, я приложу все усилия. Видит бог, Саймон, это будет самой малой благодарностью за то, что ты сделал для меня когда-то. Я бы все еще прозябала среди развалин в Нортумберленде, если бы ты не спас меня от моей почтенной бедности.
— Ты мне ничего не должна. Это я в вечном долгу перед тобой — ты помогла мне позаботиться о матери и продала свои последние драгоценности, чтобы купить мне офицерский патент.
Араминта усмехнулась:
— Выпустив тебя в жизнь, я осуществила лишь самое удачное вложение капитала в моей жизни. Драгоценности и наряды, которые я покупаю себе теперь, стоят куда больше, чем несколько жалких вещиц, что я продала тогда.
Саймон пожал плечами:
— Ты их заслужила. И все же, как ты предполагаешь ввести мою жену в светское общество? Впрочем, я все оставляю на твое усмотрение. Но мне предстоит позаботиться об одном возможном затруднении, которое несколько омрачает горизонт…
Араминта внимательно посмотрела на него;
— И в чем же суть этого затруднения, Саймон?
— Моя невеста весьма темпераментная особа, из-за чего, собственно, несколько лет назад и случилось одно несчастное происшествие.
— Происшествие? — требовательно переспросила Араминта. В ее голосе звучала угроза, — И насколько серьезно это происшествие?
— Как объясняет Эмили, она оказалась во власти излишней пылкости романтических чувств и сбежала с молодым человеком.
Араминта откинула голову на спинку кресла и в ужасе зажмурилась:
— Боже мой! — Ее глаза широко распахнулись, и она бросила на племянника сердитый взгляд. — Насколько все было серьезно? Успел ли ее отец остановить парочку, прежде чем они перешли границу?
— Все указывает на то, что молодой человек не имел действительных намерений устремиться в Гретна-Грин. Так или иначе, Эмили провела с ним ночь в гостинице. Фарингдон настиг ее на следующий день и привез домой.
— На следующий день? Он отыскал ее только на следующий день? — Араминта теперь была уже по настоящему шокирована. Она подалась вперед, глаза ее сверкали. — Саймон, не может быть, чтобы ты говорил всерьез. Это все какая-то странная шутка, которую ты сыграл со своей бедной тетей. Сознавайся.
— Нет, не шутка, тетушка Араминта. Я собираюсь жениться на леди с прошлым. Но ие надо бояться. Я прослежу, чтобы ее скандальное прошлое… исчезло без следа.
— Бог ты мой, Саймон, но как?!
Он беззаботно пожал плечами:
— Мой титул и состояние довольно эффективное средство. Мы с тобой это прекрасно понимаем. И я лично берусь вычистить все пятнышки поменьше, если они вдруг проявятся.
— О небо! Да ведь тебе все это нравится, не правда ли? — с внезапным прозрением посмотрела на него Араминта. — Ты просто устроил себе еще одно невероятное приключение.
— Ах, тетушка, Эмили придаст остроту и твоей жизни, в чем ты, без сомнения, скоро убедишься.
— Саймон, я говорю с тобой откровенно. Девчонка, видимо, и в самом деле оригиналка, а я знаю, что тебя всегда привлекало все необычное. Но ты обязан подумать о том, что делаешь. Мы оба понимаем, что ты не можешь жениться на молодой особе — какой бы очаровательной она ни была, — утратившей свою девственность. Одно дело, если женщина заводит тайные связи, уже будучи замужем, и совсем другое, если она оказывается вовлеченной в скандальную историю с мужчиной до замужества. Ты — граф Блэйд. Ты должен помнить о своем имени и положении.
Саймон отвел глаза от камина и бросил на тетушку смеющийся лукавый взгляд.
— Ты же понимаешь, тетя Араминта, — мягко возразил он. — Нет никаких сомнений в невинности моей жены. Уверяю тебя, она чиста как кристалл.
— Но ты только что сказал, что у нее в прошлом большой скандал. Ты сказал, что она сбежала с каким-то молодым человеком и провела с ним ночь.
— Пока в точности неизвестно, что все-таки случилось той ночью, — пробормотал Саймон. — Но мне вполне достаточно и того, что Эмили не делила постель с тем молодым человеком.
— Но откуда у тебя такая уверенность? — спросила тетя Араминта, и тут ее брови поползли вверх. — Если только ты сам не делил с ней постель?!
— Нет, как ни жаль. Уверяю тебя, я с нетерпением жду моей брачной ночи. Я убежден, это будет чрезвычайно захватывающее событие.
— Тогда почему ты уверен в ее невинности? — спросила выведенная из себя Араминта. Саймон улыбнулся про себя:
— Затрудняюсь объяснить. По-видимому, у нас с Эмили установилась редкая форма связи, которая возможна лишь на высших уровнях.
— На высших уровнях?
— Я имел в виду метафизический мир. Твоя беда в том, что ты почти не читаешь современной поэзии, тетя Араминта. Позволь тебя заверить, что некоторые вещи становятся совершенно очевидными на трансцендентальном уровне, где два родственных сознания встречаются и вступают в пылкую и чисто интеллектуальную связь.
Леди Мерриуэдер глядела на него, онемев.
— И давно тебя стали волновать высшие уровни и чисто интеллектуальные связи? Я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы понять, что ты замыслил какое-то темное дело, Блэйд. Я это чувствую.
— Правда? Как интересно. Может, ты и сама уже достигла понимания на более высоких уровнях, тетя Араминта?


Лорд Ричард Эшбрук редко посещал клубы, что были по вкусу Саймону. И значит, разыскивать лихого стихотворца следовало в одном из маленьких клубов Сент-Джеймса, где ублажали столичных денди.
В конце концов Саймон настиг свою жертву в игорном зале. Эшбрук играл в карты с той небрежной беспечностью, которая в последнее время сделалась чрезвычайно модной.
Саймон понял с первого взгляда, что сей поэт просто мечта всех дев, если только они ничего не имеют против некоторого слабоволия в глазах и подбородке. Эшбрук, несомненно, красив в этаком байроническом духе: черные волосы, задумчиво мрачный взгляд и пресыщенный, слегка капризный изгиб рта.
Саймон спокойно ждал в легком кресле, развлекая себя бутылкой рейнвейна и газетой, пока около полуночи его жертва наконец не встала из-за карточного стола. Но Эшбрук тут же подхватил какого-то мужчину, и они вместе устремились к дверям клуба, обсуждая по пути, в какое заведение им отправиться, дабы поискать игры поострее.
Саймон поднялся и не торопясь пошел за ними. Эшбрук подозвал экипаж и забрался на сиденье.
Спутник поэта уже собрался последовать за ним, но Саймон решительно тронул его за плечо. Обернувшийся мужчина был старше Эшбрука и, в отличие от своего юного друга, походил на беспутного гуляку, к тому же он был совершенно пьян. Саймон узнал заядлого игрока по фамилии Крофтон, завсегдатая игорных притонов.
— Что вам угодно? Кто вы? — невнятно проворчал Крофтон. Его когда-то красивое лицо исказилось в раздраженной гримасе.
— Мне угодно сказать Эшбруку пару слов. Боюсь, вам придется немного подождать. — Саймон слегка оттолкнул Крофтона, и тот, пошатнувшись, отступил.
— Черт бы вас взял! — рявкнул Крофтон, пятясь и едва удерживая равновесие.
— Гросвенор-сквер, — приказал Саймон кучеру, закрывая за собой дверцу.
Эшбрук откинулся в тень и недовольно нахмурился:
— Что, черт побери, здесь происходит? Вы Блэйд, не так ли?
— Да. Я Блэйд, — подтвердил Саймон, устраиваясь поудобнее.
И они медленно покатили по запруженной экипажами улице.
— Что вы сделали с Крофтоном? У нас с ним были планы на вечер.
— О, я вас долго не задержу. Вы успеете вернуться и подобрать вашего приятеля, после того как отвезете меня домой. А по дороге мы с вами попробуем прийти к пониманию насчет одного небольшого дельца.
— О чем, шут возьми, вы толкуете? Какому такому пониманию? — С выражением непреходящей скуки Эшбрук вытащил из кармана маленькую табакерку с нюхательным табаком и взял щепотку.
— Можете меня поздравить, Эшбрук. Вероятно, вы еще не слышали, но я собираюсь жениться.
Эшбрук насторожился:
— Я слышал.
— Ну, тогда вы должны были также слышать, что жениться я собираюсь на небезызвестной вам молодой леди.
— Эмили Фарингдон. — Эшбрук отвернулся, уставившись в окно экипажа.
— Да. Эмили Фарингдон. Похоже, у вас с моей невестой случилось одно маленькое приключение несколько лет назад.
Эшбрук резко повернулся к нему;
— Она рассказала вам?..
— Эмили очень честная молодая женщина, — тихо заметил Саймон. — Я думаю, она не сумела бы солгать, даже если бы и пыталась. Мне хорошо известно также, что между вами той ночью не произошло ничего, скажем так… интимного характера.
Эшбрук простонал и снова отвернулся в окно:
— Это было фиаско с самого начала.
— Эмили порой непредсказуема…
— Не хочу оскорбить вас, сэр, но Эмили Фарингдон порой не просто непредсказуема — она опасна. Конечно, она выложила вам все?
— Все, — тихо повторил Саймон.
— Я три дня ходил с больной головой, после того как она огрела меня этим чертовым горшком!
— В самом деле? Эмили довольно сильная для своего роста.
— Я чуть не умер от простуды, проведя ночь на убогой кушетке в холле! Негодяй хозяин гостиницы заявил, что у них, видите ли, нет свободной комнаты. Но по-моему, он просто повторил то, что ему велела сказать жена. Бог знает почему она тогда сразу настроилась на защиту Эмили, хотя никогда ее не видела до того вечера.
— Многим хотелось бы защищать Эмили. У нее немало друзей. Но теперь защита становится моей привилегией. И заверяю вас, я уж постараюсь…
Эшбрук скользнул по нему быстрым взглядом:
— На что вы намекаете, Блэйд?
— Я не намекаю, а прямо говорю вам, что, если когда-нибудь, кто-нибудь в беседе вдруг упомянет о вашем приключении с мисс Фарингдон, вы ясно дадите понять, что никакого приключения не было.
— Вы желаете, чтобы я делал вид, что ничего не случилось?
— Совершенно верно.
— Но это же случилось. Уверяю вас, у меня нет ни малейшего намерения распространяться, но вряд ли вам удастся сделать вид, будто ничего не произошло.
— Разве для вас новость, что очень многое можно заставить бесследно исчезнуть, если есть власть, деньги, титул… и содействие определенных лиц.
Эшбрук изумленно уставился на него:
— И вы сумеете устроить так, что скандал просто исчезнет?
— Да. Я сумею сделать так, что он исчезнет.
Эшбрук поколебался. На мгновение он пришел в явное замешательство, потом вызывающе улыбнулся и взял еще щепотку табаку.
— И что же я, по-вашему, должен отвечать, если кто-нибудь затронет эту тему?
— Если кто-то позволит себе дерзость полюбопытствовать, вы сообщите ему, что в то время вас и близко не было от Литл-Диппингтона и что вы понятия не имеете ни о каком скандале. Вы скажете, что сочинительствовали тогда в Кумберленде, благоговейно идя по следам Кольриджа, Вордсворта и других поэтов «Озерной школы».
— А надо ли мне это? — протянул Эшбрук. — Ужасная скука.
— Да, но боюсь, что надо.
Несколько напряженных секунд Эшбрук молча смотрел на него, пытаясь понять Саймона.
— Говорят, вы загадочный человек, Блэйд. Полный сомнительных планов, которые обнаруживаются другими слишком поздно. Вы что-то замышляете. Какую игру вы затеяли с малюткой Фарингдон?
— Мои планы касаются только меня, Эшбрук.
— А мне-то к чему утруждать себя, помогая вам, и лгать о том, что случилось пять лет назад?
— Если вы не согласитесь, я сделаю то, что должен был сделать пять лет назад один из Фарингдо-нов. Я вызову вас на дуэль.
Эшбрук резко выпрямился:
— Черта с два вы меня вызовете.
— Если вы пожелаете побеседовать с теми, кто упражняется в Ментон-галлери, то быстро выясните, что стреляю я превосходно. А теперь должен пожелать вам спокойной ночи, Эшбрук. Благодарю за весьма содержательный вечер. — Саймон постучал тростью по крыше экипажа, и кучер остановил лошадей.
Когда Саймон открывал дверь, Эшбрук наклонился к нему. В его темных глазах вдруг появилось упрямое выражение.
— Вы не знали, так ведь? Пока я не сказал вам про горшок и про то, что спал в холле, вы ничего не знали о том, что произошло той ночью между мной и Эмили. Вы просто блефовали.
Ступив на тротуар, Саймон чуть заметно улыбнулся:
— Ошибаетесь, Эшбрук. Я с самого начала знал, что ничего серьезного не произошло. Моя невеста имеет склонность к приключениям, но она далеко не глупа. Просто мне хотелось услышать от вас подробности. Кстати, поблагодарите Эмили за горшок…
— Почему?
— Только из-за него я не убил вас сегодня.
Эшбрук снова откинулся на подушки и потянулся к табакерке. Его глаза яростно сверкнули в темноте, когда он бросил взгляд на Блэйда.
— Проклятье! То, что о вас говорят, правда, Вы хладнокровный негодяй. И знаете, мне жаль малютку Эмили…


Десятью днями позже Саймон вновь сидел в своей уставленной драконами библиотеке, собираясь насладиться письмом Эмили, когда его прервал дворецкий, доложив о неожиданных посетителях.
— Два джентльмена по фамилии Фарингдон желают вас видеть, милорд. Вы принимаете? — зловеще осведомился Гривз.
Природную свирепость лица верного слуги подчеркивали многочисленные старые шрамы, в том числе и глубокий ножевой след от удара, когда-то раскроившего ему почти всю щеку. Чтобы зашить рану, поблизости не оказалось никого, кроме Саймона, и он сделал все, что мог. Но он первый готов был признать, что, хотя его швы достаточно прочны, художественными их никак не назовешь.
Саймон неохотно сложил письмо:
— Пригласите моих гостей, Гривз. Я их ждал.
Мгновение спустя в комнату вошли Чарльз и Девлин Фарингдоны — у них был упрямый и решительный вид, насколько это возможно для столь красивых особ.
— А, мои будущие шурины. Чем обязан чести вашего визита?
Он проводил молодых людей к креслам напротив собственного.
— Мы решили, что нам необходимо поговорить с вами лично, сэр, — заявил Девлин. — Мы прекрасно понимаем, что вы затеяли какую-то дьявольскую игру со всей этой ерундой… я имею в виду вашу помолвку с Эмили. Полагаю, вы раскроете карты, прежде чем вступите в брак.
— Теперь нам ясно, что вы действительно на ней женитесь, — мрачно заключил Чарльз.
— Я преисполнен решимости осуществить свое намерение. — Облокотившись на алый бархат и сложив ладони домиком, Саймон внимательно изучал Фарингдонов. — Я и помыслить бы не мог о таком неджентльменском поступке, как вдруг пойти на попятный. Так что если вас это тревожит, то готов заверить, что свадьба состоится в условленный срок.
— Видите ли, — вмешался Девлин, — мы с Чарльзом не вчера родились. Вы нас не обманете, Блэйд. Вы что-то затеяли, мы понимаем. Мы все обдумали и решили, что существует только одна причина, по которой вы стремитесь жениться на Эмили.
— И в чем же она заключается? — мягко осведомился Саймон.
Чарльз вызывающе вздернул подбородок:
— Вы рассчитываете, что она сделает вам еще одно состояние на бирже. Таким образом вы получите все: Сент-Клер-холл, вашу месть и в будущем — в результате удачных биржевых операций — еще одно состояние.
— Вы собираетесь самым бессовестным образом использовать нашу сестру, — заявил Девлин. — А она, бедняжка, так наивна и романтична, что и не подозревает о ваших истинных намерениях.
Саймон мгновение помолчал.
— Почему вы, собственно, полагаете, что я женюсь на вашей сестре не потому, что очень увлекся ею и считаю, что она будет мне подходящей женой?
— Не пройдет, Блэйд, — отрезал Девлин. — Вы в нее не влюблены. Только перспектива заиметь еще одно состояние заставила вас закрыть глаза на скандал в ее прошлом.
— Точно. Мы же не идиоты, черт возьми! Вы легко подыскали бы что-нибудь получше, чем глупая девчонка, погубившая свою репутацию, — добавил Чарльз с видом опытного джентльмена. — Надо ли повторять, но наша бедная Эмили — подпорченный товар.
Саймон встал, в два шага преодолел расстояние, разделявшее его и Чарльза, одной рукой сгреб его за безукоризненно завязанный галстук и рывком поставил на ноги.
Чарльз вытаращил глаза:
— Какого черта?!
Но его восклицание замерло на устах, когда Саймон резко крутанулся грациозным движением древнего боевого искусства, которому обучился на Востоке. Он понимал, что его необычный, потенциально смертельный способ борьбы должен ошеломить юнцов, тренировавшихся в джексоновской школе бокса для джентльменов. Еще больше ошеломили бы их те сложные методы становления дисциплины духа и самоконтроля, которым наряду с умением владеть своим телом научили его монахи.
Бешено завертевшись, Чарльз отлетел к камину. Юный Фарингдон врезался в каминную доску, больно стукнувшись подбородком о черный мрамор. С ошеломленным выражением в красивых глазах Чарльз медленно сполз на ковер.
— Боже мой, сэр! — Девлин вскочил на ноги и метнулся к брату. — Что вы с ним сделали?
Саймон перехватил Девлина на полпути и отправил в бесславный полет вслед за братом. Тот ударился о стену, с приглушенным криком согнулся пополам и распростерся на ковре рядом с Чарльзом. Близнецы разъяренно и ошалело уставились на Саймона, все еще не понимая, что произошло.
— За что, негодяй? — прошипел Девлин, с трудом поднимаясь на ноги.
— За оскорбление вашей сестры, разумеется. А вы как полагали? — Саймон рассеянно проверил галстук. Тот был по-прежнему безукоризненно завязан. — И вероятно, за то, что пять лет назад не вызвали Эшбрука на дуэль, как вам следовало бы поступить.
— Эмили нам не позволила, — бормоча, Чарльз доплелся, потирая подбородок, до кресла и тяжело рухнул в него. — Она сказала, что ее вина не меньше, чем его. Заявила нам, что Эшбрук когда-нибудь станет великим поэтом и что мы не смеем лишать мир великого таланта.
— Эмили вообще ничего не должна была говорить. — Саймон смерил двух красивых юнцов презрительным взглядом. — Это был ваш долг.
— Отец сказал, что лучше все поскорее замять. Если бы мы вызвали Эшбрука на дуэль, скандал разгорелся бы еще сильнее, — смущенно пробормотал Девлин.
— Так уж получилось, что Эмили сама позаботилась о своей чести в ту ночь. Впрочем, Эмили всегда приходилось самой стоять за себя, не правда ли? — мрачно осведомился Саймон.
Девлин, нахмурившись, посмотрел на него:
— О чем бы? Бога ради, она же провела с ним ночь. Она запятнала свою честь.
— Нет. Она огрела Эшбрука по голове ночной вазой, и ночь он провел в холле гостиницы…
— Ну, нам известно, что произошло на самом деле, — раздраженно произнес Чарльз. — Эмили наутро все объяснила. Но репутация ее все равно уже пострадала. Так сказал отец.
— А с сегодняшнего дня, — холодно заявил Саймон, — происшествия больше не существует и никогда не существовало. Я лично уничтожу всякого, кто посмеет утверждать обратное. Я, кажется, ясно выразился, джентльмены?
Близнецы уставились на него, раскрыв рты, а потом обменялись озадаченными взглядами.
— Вам не удастся уничтожить столь заметное пятно на ее репутации, — наконец осторожно отважился Чарльз.
— Посмотрим, — спокойно произнес Саймон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал - Кренц Джейн Энн



10
Скандал - Кренц Джейн Энннина
15.01.2013, 17.32





Ох... Дочитала...
Скандал - Кренц Джейн ЭннПсихолог
25.03.2013, 19.32





Класс!
Скандал - Кренц Джейн ЭннНана
25.03.2013, 20.34





Мне понравилось, довольно неплохо.
Скандал - Кренц Джейн ЭннК
26.03.2013, 0.29





Милый роман. Вот уж эти картежники! Еще дети о них заботятся, относятся как к больным. Но в те времена это было как чума. Можно почитать на досуге.
Скандал - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
9.10.2013, 10.53





Обожаю эту писательницу Супер
Скандал - Кренц Джейн ЭннАнна
22.05.2014, 18.06





Наивно,слащаво.
Скандал - Кренц Джейн ЭннГалинка
22.05.2014, 23.21





Восхитительно! Красивые Ггерои (причем без идеализации), тонкий юмор, интересная история. Мне очень понравилось.
Скандал - Кренц Джейн ЭннЮлия
23.05.2014, 0.35





Слишком наивный и через чур слащавый, если бы знала не теряла бы своего времени зря.
Скандал - Кренц Джейн ЭннТанюшка
23.05.2014, 10.22





Никогда так не делаю,но эту книгу бросила на 3 главе.какой бред она несет,просто читать не возможно.1 из 10 и то,только за аннотацию
Скандал - Кренц Джейн Эннюстиция
27.06.2015, 15.25





Автор немнего грешит словом" трансцендентальность", но, в общем, роман забавный. Конечно, трудно представить, что такая кнопка- эльф может вызывать сильное сексуальное возбуждение у альфа - самца. Но простим ей за,скажем...финансовый гений :-) Много смешных моментов, то , как Гг склоняет ее к физической близости, чтобы, так сказать , объединить духовное и телесное и подбить героиню на "метафизическую связь ."А уж ее аргументы в пользу женитьбы на ней... Заставили меня хохотать! Конечно, наивна" перековка" героя во имя любви, но так приятно читать и посмеиваться...
Скандал - Кренц Джейн ЭннЕлена Ива
11.08.2015, 21.02





Кренц Джейн Энн один из псевдонимов Аманды Квик. "Скандал" один из самых удачных романов. Помню, слушала аудиокнигу в оригинале, это очень ироничная книга с хорошим английским "духом". Сюжет набирает обороты не сразу, но лично мне больше всего нравится именно стиль, диалоги, ситуации, отношения героев. Советую. Однако, если вам по душе насильники и абьюзеры ( ах, пардон, страстные альфа-самцы) из романов Джудит Макнот, то этот автор вряд ли понравится.
Скандал - Кренц Джейн ЭннФредди Хичкок
11.08.2015, 21.36





Понравилось. Но под настроение. Чисто по духу это ближе к "забудкам" Клейпас, чем, скажем, романам Линдсей. Интеллигентный такой роман с юмором (действительно хихикала на протяжении книги), но и эротика, и романтика на высоте. Наверное, в оригинале еще лучше было бы.
Скандал - Кренц Джейн ЭннКвакерша
26.09.2015, 21.12





Как же классно наверное обладать умственным развитием главной героини. Она мастерски играет на бирже, так что финансово обеспечивает себя, семью, друзей и слуг, при этом тупа как самая тупая пробка во всех остальных областях. Прибавить к этому ее чувственность и страстность, и получится не женщина, а мечта. "Оу, Саймон" - и похлопать глазами. С "метафизической связью" уже перебор был, поначалу да, прикольно, но потом уже бесило просто. В какой-то момент уже и герой, и отец героини посмотрели на нее с недоумением, как можно быть такой дурой. Потом уже герой не выдержал и напрямик ей сказал, что это был просто фак, а не слияние душ. А героиня: "Оу, Саймон...но... как же... метафизическая связь..." В целом понравилось, развлекло. Герой уж очень хорош, ради него стоит читать.
Скандал - Кренц Джейн ЭннДракониха
19.12.2015, 18.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100