Читать онлайн Скандал, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандал - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандал - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандал - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Эмили сосредоточенно нахмурилась, читая письмо поверенного ее отца, мистера Давенпорта.
«Дорогая мисс Фарингдон!
Настоящим сообщаю Вам, что выполнил Ваше распоряжение о продаже акций Южной морской компании и индийских облигаций. Вам будет приятно узнать, что конечная цена и того и другого оказалась весьма удовлетворительной.
Не будете ли Вы так любезны сообщить мне Ваше решение о капиталовложениях горнодобывающей промышленности, упомянутых Вами в Вашем прошлом письме.
Ваш покорный слуга Б. Давенпорт».
Эмили удовлетворенно улыбнулась и набросала записку, в которой Давенпорту рекомендовалось приступить к вложениям в строительство нортумберлендских шахт. Закончив, она протянула руку и дернула шнурок колокольчика, висевший у стола. Дакетт, дворецкий, появился почти мгновенно.
— А, Дакетт, вот и вы! — жизнерадостно улыбнулась Эмили. — Сообщите, пожалуйста, всем остальным, что акции Южной морской компании и индийские облигации принесли свои плоды. Вложенные вами деньги дали солидную прибыль, и ваши акции проданы в понедельник. Деньги в банке.
Благодарная радость осветила суровые черты лица Дакетта.
— Все очень обрадуются, мисс Фарингдон. Просто очень. Позвольте выразить вам нашу самую глубокую благодарность. Вы не представляете себе, какое облегчение — получить надежное финансовое положение в старости… — Он немного поколебался. — В сложившихся обстоятельствах…
Эмили сморщила носик:
— Мы знаем друг друга много лет, Дакетт. И можем быть откровенны друг с другом. Я прекрасно понимаю, если люди в нашем доме будут полагаться на то, что мой отец не забудет отложить кое-что для их пенсий, то все вы рискуете к старости умереть с голоду.
— Довольно резко, но недалеко от истины. — Дакетт позволил себе едва заметную улыбку. — В любом случае мы чрезвычайно благодарны вам за советы и помощь в размещении наших сбережений, мисс Фарингдон.
— Это я вам чрезвычайно благодарна, Дакетт, — очень серьезно произнесла Эмили. — Вы все так замечательно обо мне заботились. Не знаю, что бы я без вас делала. Мне было бы так одиноко, поверьте.
— Спасибо, мисс Фарингдон, — тепло сказал дворецкий. — Мы стараемся. Она улыбнулась:
— И весьма успешно. Да, и еще одно, Дакетт, пока вы не ушли.
— Слушаю, мисс?
Эмили помолчала, подыскивая слова. Ей очень не хотелось кого-нибудь обидеть.
— Нет ли у миссис Хикинботэм каких-либо… э-э… вопросов по поводу сегодняшнего чая?
Дакетт успокаивающе посмотрел на нее:
— Совершенно никаких, мисс Фарингдон. Могу вас заверить, на предыдущем месте работы миссис Хикинботэм тоже устраивала чаепития, так что у нее весьма богатый опыт.
Эмили сразу смутилась, что своим вопросом поставила под сомнение деловые качества домоправительницы.
— Конечно-конечно. Я просто немного волнуюсь. Мы так редко принимаем гостей здесь, в Сент-Клер-холле. И еще ни разу к нам на чай не приходил граф.
— Если я не ошибаюсь, миссис Хикинботэм как-то упомянула, что несколько лет назад ей довелось заниматься подготовкой чая для маркизы.
— Замечательно. — Эмили с облегчением признала необоснованность своих опасений. — Спасибо, Дакетт.
— Всегда к вашим услугам, мисс Фарингдон. Уверяю вас, сегодня все пройдет гладко.
— Вы, несомненно, правы. Только вот еще что: не попросите ли вы миссис Хикинботэм посмотреть, остался ли у нас чай сорта «Лэп Сэнг»? Если да, мне бы хотелось, чтобы она заварила его вместо «Конгу».
— «Лэп Сэнг»? Я обязательно спрошу.
— Благодарю вас. Понимаете, это для графа. Он почему-то назвал Лэп Сэнгом своего коня, так что я полагаю, он предпочитает именно этот сорт китайского чая.
— Коня? — слегка озадаченно спросил Дакетт, но тут же овладел собой. — Понимаю. Я немедленно переговорю с миссис Хикинботэм, мисс Фарингдон. — И дворецкий бесшумно удалился из библиотеки.
Эмили, глядя, как закрывается дверь, подумала, что надо бы не забыть как-нибудь поинтересоваться у Саймона, почему он назвал своего гнедого Лэп Сэнгом. У нее еще столько вопросов к нему…
Так много увлекательных тем для их будущих бесед ждут своего часа. Как замечательно выйти замуж за человека, с которым у них общие интеллектуальные интересы, с которым она может общаться на высшем, трансцендентальном уровне, за человека с такой утонченностью чувств.
Конечно, их общение на более земном, физическом уровне тоже очень привлекательно. Эмили почувствовала, как ее обдало жаром, хотя огонь в камине не горел.
Она мечтательно посмотрела в окно. Никогда еще в своей жизни она не испытывала ничего похожего на то всепоглощающее чувство полного расслабления, которое испытала вчера ночью здесь, в библиотеке. Оно позволило ей совсем по-новому увидеть некоторые поэтические отрывки из ее любимых авторов. Оно дало ей совершенно новое понимание выражения «вершина страсти».
Легкая дрожь чистого, ничем не омраченного счастья пронизала ее, как разряд от тех электрических устройств, что используются для научных экспериментов. Все это невероятно. Почти недоступно пониманию.
Она не привыкла к везению в чем-либо еще, кроме финансовых дел.
— Черт подери! — вслух прошептала Эмили. И тут же нахмурилась. Пора бы прекратить выражаться в столь не подобающей для леди манере. Она скоро станет графиней, а графини, по твердому убеждению Эмили, так не выражаются.
Она надеялась, что высокие и благородные принципы Саймона не вынудят его настаивать на длительном сроке помолвки. В обществе не редкость помолвки сроком на целый год. Как правило, возникает множество досадных мелочей, которые приходится обсуждать, тех мелочей, которые называются дурацким словом «соглашение». Эмили казалось, что ей просто не вынести целый год ожидания.
Она неохотно заставила себя вернуться к письмам, журналам и уведомлениям, горой возвышавшимся на ее столе. Меньше всего в это утро ей хотелось работать над распределением капиталовложений. Но при той скорости, с какой мужская часть семьи Фарингдон тратила деньги, было необходимо уделять постоянное внимание финансовым вопросам. Мать частенько объясняла Эмили, что кто-то же должен присматривать за папой и близнецами. И наконец со всей твердостью она внушила это Эмили перед самой своей кончиной. Без всякого энтузиазма Эмили придвинула поближе «Журнал для джентльменов»и раскрыла его на ежемесячной сводке о ценах на бирже. Она просмотрела ежедневные колебания цен на акции каналов, на индийские акции, на банковские облигации и фонды и сделала себе несколько быстрых пометок, прежде чем перевернуть страницу.
Затем она провела кончиком пальца по сводке последних цен на пшеницу, рожь, овес и бобы в центральных графствах и сравнила их с ценами в графствах побережья. И вновь взялась за перо и набросала пару-другую замечаний. Потом проверила средние цены на муку, сахар, сено и солому за последний месяц, стараясь понять общую тенденцию.
Выписав последние цены на товары, Эмили обратилась к ежемесячной метеорологической таблице. В нее она заглянула лишь на минутку. Пока стоит зима, ежедневная температура и количество осадков не так важны, как летом и весной. Через пару месяцев она начнет пристально их изучать, стараясь предугадать виды на урожай.
Наконец, выудив все, что нужно, из «Журнала для джентльменов», она обратилась к деловой переписке. У сэра Альфреда Чамли имелись сведения о новом угледобывающем предприятии, а некая миссис Мидл-тон осведомлялась в письме, не проявит ли Эмили интерес к кораблю, отплывающему вскоре в Ост-Индию. Предполагалось, что по возвращении он даст хорошую прибыль, как это было и в прошлый раз.


Миссис Хикинботэм нашла «Лэп Сэнг».
Эмили с беспокойством наблюдала, как Саймон отхлебнул первый глоток экзотического дымящегося напитка. Когда он улыбнулся ей поверх чашки и они обменялись понимающим взглядом, ей даже захотелось заключить миссис Хикинботэм в объятия. Глаза домоправительницы вспыхнули от удовольствия, но выражение ее лица оставалось подобающе бесстрастным, и она, сделав реверанс, удалилась, оставив участников литературного собрания за беседой.
Эмили трижды меняла решение, какое платье ей надеть, пока Лиззи не уговорила ее выбрать муслиновое с воланами и круглым плотным воротничком. Платье было бледно-золотистого цвета в тонкую белую полоску, и Лиззи клялась, что оно очень удачно оттеняет цвет волос Эмили. Правда, та была не совсем уверена, следует ли оттенять рыжие волосы, но Лиззи развеяла ее опасения.
Леди из литературного общества приехали преисполненные самых радужных надежд, За эти дни они привыкли к присутствию графа, и его внимание к Эмили не осталось незамеченным. Почтенные леди пребывали в тайном восторге от возвышенных нежных отношений, расцветающих у них на глазах, и теперь приветствовали Саймона с истинной сердечностью.
Как всегда, расположившись среди них, он был похож на мрачного золотоглазого зверя, окруженного стайкой жизнерадостно щебечущих птиц. Саймон, казалось, не замечал контраста. Но впрочем, как Эмили уже знала, граф почти всегда сохранял невозмутимость.
В целом все, включая угощение и беседу, протекало настолько естественно и свободно, что Эмили начала подозревать в себе доселе скрытый талант к приему гостей. Пожалуй, стоит делать это почаще, решила она, радуясь, что разговор принимает все более оживленный характер.
— А как ваша поэма, Эмили? — спросила мисс Брейсгердл после завершения жарких споров о достоинствах лекций Сэмюеля Кольриджа о Шекспире.
Естественно, лекции эти никто из присутствующих не посещал, но они публиковались во многих изданиях, и общее заключение было таково, что они оказались не столь высокого уровня, какого можно было бы ожидать от Колриджа.
— Я работаю над дополнительными строфами, где описывается новое приключение, — объявила Эмили. Она взглянула на Саймона, и ее щеки чуть порозовели. — Меня посетила чудесная мысль о сцене в потайном ходе.
— Как замечательно! — Мисс Остли, более других увлекавшаяся романами «Минерва Пресс», была явно заинтригована. — И наверное, с привидением? Мне ужасно нравятся привидения.
Эмили, приподняв брови над стеклами очков, поразмышляла о возможности появления привидения в «Таинственной леди»:
— Привидение — отличный образ для приключенческой или любовной истории. Но вот рифму к нему подобрать нелегко. Так и напрашивается «провидение» или «заблуждение».
— Или «объедение», — предложил Саймон.
Мисс Хорнсби, уже угостившаяся вместо чая рюмочкой шерри, хихикнула. Лавиния Инглбрайт метнула на нее уничтожающий взгляд. Она уже открыла было рот, собираясь предложить другую рифму, но ее прервал шум колес экипажа и топот лошадиных копыт по подъездной дорожке. Она изумленно посмотрела на Эмили:
— По-моему, к вам кто-то приехал.
Эмили застыла на месте, ее взгляд устремился на невозмутимое лицо Саймона. К ней почти никогда никто не приезжал, и все в гостиной это знали.
— Без сомнения, вернулись отец и братья. — Значит, письмо Элиаса Прендергаста все-таки достигло Лондона, и он добился чего хотел. — Я не ждала их.
Не сейчас. Не так скоро.
Но Саймон, который, по-видимому, прекрасно понял, о чем она «думает, лишь улыбнулся своей непроницаемой улыбкой и отпил из чашки дымящегося» Лэп Сэнга «.
Топот сапог по коридору, гудение нетерпеливых мужских голосов, еще мгновение — и дверь в гостиную широко распахнулась.
Три прекрасных представителя мужской половины семейства Фарингдон ворвались в гостиную, словно три золотистых смерча. Высокие, красивые, одетые в наимоднейшие костюмы для верховой езды, с легкой эффектной небрежностью в одежде и прическах — после путешествия. Близнецы Девлин и Чарльз быстро оглядели почтенное собрание в поисках хорошенького женского личика и, видимо не найдя ничего себе по вкусу, удивленно воззрились на Саймона.
Бродерик Фарингдон, отец Эмили, порядком подрастерял часть своей некогда роскошной шевелюры, а та, что осталась, из золотой стала серебряной. Но ему еще удавалось сохранять ту особую элегантность, какой отличались и его сыновья. Орлиный нос и голубые глаза в сочетании с его амплуа беззаботного повесы по-прежнему привлекали женщин.
— Добрый день, леди. Блэйд.
Пока леди торопливо бормотали ответные приветствия, Бродерик Фарингдон небрежным кивком поздоровался с Саймоном.
Эмили почувствовала, как в комнате вдруг воцарился холод. Что-то было не так. Она инстинктивно чувствовала, что здесь не просто недовольство отца, рассерженного неподходящим поклонником дочери… Ее глаза вопрошающе устремились на Саймона.
Но дракон ответил на приветствие таким же кивком и вновь отхлебнул своего» Лэп Сэнга «.
— Папа! — Эмили встала с кресла. — Ты меня не предупредил: мы не знали, что ты приедешь.
— Я не предупредил, потому что знал, что окажусь здесь раньше почты. Мой новый жеребец обскачет любое четвероногое. Вы не хотите подойти и встретить своего отца как положено, мисс?
Эмили послушно приблизилась и, как того требовали правила, поцеловала его в щеку. Но тотчас отступила, сердито прищурившись. Теперь, когда прошло первое потрясение, она ужасно разозлилась из-за того, что ее чаепитие так бесцеремонно прервали.
— Право же, папа, тебе следовало меня предупредить.
— Это мой дом, девочка. Почему я должен предупреждать о себе, словно я здесь гость?
За спиной Эмили стайка леди из литературного общества быстро поднималась с кресел, собираясь уходить.
— Право же, нам пора, — заявила Присцилла Инглбрайт. — Благодарю вас за сегодняшний чай, Эмили.
— Да, было очень мило, — решительным голосом произнесла мисс Брейсгердл, беря свою сумочку.
После этого прощание пошло весьма бурными темпами. Эмили, демонстративно улыбаясь, стояла в дверях, так и кипя внутри от негодования. Ее отец и браться все испортили.
Только Саймон не спешил с уходом.
За дверью в холле торопливо одевались накидки и завязывались шляпки… Через мгновение достопочтенные леди уже оказались в экипаже, который заранее заказала Эмили, чтобы развезти их по домам.
Над гостиной повисло холодное опасное молчание.
Черт подери, подумала Эмили. Она повернулась лицом к отцу:
— Итак, папа, чем я обязана счастью вашего столь поспешного возвращения?
— Спроси у Блэйда. Полагаю, ему известен ответ. — Бродерик Фарингдон не сводил взгляда с Саймона, который спокойно допивал чай. — Не скажете, какого дьявола вам здесь нужно?
Саймон чуть приподнял брови:
— По-моему, это очевидно, Фарингдон. Я приглашен на чай и наслаждаюсь чашкой очень недурного» Лэп Сэнга «.
— Не пытайтесь морочить меня своей болтовней о чае. Вы что-то замышляете, Блэйд.
Саймон улыбнулся своей самой леденящей улыбкой и отставил пустую чашку. Что-то похожее на удовлетворение или торжество вспыхнуло в его глазах.
— В таком случае я буду здесь завтра в три, чтобы обсудить этот вопрос.
— Черта с два вы здесь будете! — отрезал Фарингдон.
Эмили поразило безобразно побагровевшее лицо отца. Девлин и Чарльз смотрели на нее так, словно она навлекла на них позор и в очередной раз погубила себя.
— Непременно буду. — Все с тем же убийственным спокойствием Саймон встал — он оказался на голову выше Фарингдонов. — До завтра, Фарингдон. — Он подошел к Эмили, взял ее руку и поцеловал. Его глаза улыбнулись ей. — Спасибо за чай, мисс Фарингдон. Мне было очень приятно. Как, впрочем, и всегда в вашем присутствии.
— Прощайте, милорд. Благодарю, что посетили сегодня наш салон. — Эмили вдруг ощутила нестерпимое желание уцепиться за фалды его безупречного голубого фрака и не отпускать его из гостиной. Ей совсем не хотелось оставаться одной с отцом и братьями, но она ничего не могла поделать.
Через мгновение Саймон, приняв у Дакетта свою касторовую шляпу с элегантно загнутыми полями и коричневые кожаные перчатки, неторопливо прошел к поджидавшей у парадной двери двуколке Гиллингемов. Послышался стук копыт, прошумели колеса — он уехал.
Стиснув руки перед собой, Эмили свирепо воззрилась на отца и братьев:
— Надеюсь, вы довольны. Вам вполне удалось испортить мне чаепитие. Все было так чудесно, пока вы не ворвались, не соизволив даже предупредить меня.
— Повторяю, это мой дом, девочка. Мне не нужно ничьих разрешений, чтобы войти в свою собственную гостиную. Эмили, что здесь, черт возьми, происходит?! — Уперев руки в бока, Бродерик Фарингдон смотрел на дочь. — Я получил от Прендергаста письмо, где говорилось, что за тобой ухаживает ни много ни мало сам граф Блэйд.
— Да, ухаживает. По-моему, папа, ты должен бы гордиться и радоваться.
— Гордиться?! — Девлин налил себе бокал кларета из приготовленной для Саймона бутылки и с сожалением взглянул на сестру. — Ты что, спятила, Эм? Ты же понимаешь, что будет, когда Блэйд узнает о происшествии. И вообще, чего ради ты водишь его за нос? Тебе прекрасно известно, чем все кончится.
Чарльз покачал головой:
— К чему было принимать его ухаживания? Теперь, конечно, не избежать неприятной сцены. Вся старая грязь всплывет, и ты будешь чувствовать себя полной идиоткой.
— Он уже знает о скандале! — закричала Эмили, сжимая свои маленькие кулачки. — Он уже знает, и ему наплевать. Вы меня слышите?! Ему плевать на это!
Наступила мертвая тишина. А потом старший Фарингдон устало приложился к бокалу кларета.
— Теперь мне понятна его игра, — тихо произнес Бродерик. — Я не сомневался, что он замыслил какой-то гнусный план. Чертовски опасный тип. Всем в Лондоне это известно. Многое бы я отдал, чтобы он оставался в своей Ост-Индии. Какого дьявола он вернулся оттуда?
— Какой план? — требовательно спросила Эмили. — Что ты такое говоришь, папа? Этот человек собирается просить моей руки. Он знает, что для света я погибла, но все равно любит меня.
— Эмили, дорогая. Ты чертовски наивна. — Бродерик плюхнулся на диван и сделал хороший глоток. — Такие, как Блэйд, обычно не женятся на таких, как ты. К чему им это? С его титулом и состоянием, которое он сколотил в Ост-Индии, Блэйд может выбрать себе хорошенькую девственницу из тех, что выставляются на брачном базаре каждый сезон. Зачем ему подпорченный товар?
Эмили покраснела, борясь с привычным чувством унижения:
— Его, похоже, подобные вещи не задевают, папа.
— Подобные вещи задевают любого мужчину, — безжалостно заявил Чарльз.
— Неужели? — яростно обрушилась на них Эмили. — А не вы ли пускаетесь во все тяжкие, чтобы соблазнить первую попавшуюся бедную несчастную девицу и превратить ее в» подпорченный товар «?
— Ну, знаешь, — отрезал Девлин, — мы с Чарльзом джентльмены. И не занимаемся соблазнением невинных юных леди нашего круга.
— Только невинных юных леди низших классов, у которых нет выбора? Вы, наверное, думаете, что их зависимое социальное положение позволяет вам все, что угодно.
— Хватит! — взревел Бродерик Фарингдон. — Мы ушли от главного. Эмили, я буду откровенен с тобой. Ты поставила нас всех в очень серьезное положение, и я только теперь начинаю подозревать, во что нам это обойдется.
— Почему это должно нам во что-то обходиться?! — закричала она в ответ. — Я собираюсь выйти замуж. Что тут плохого?
Фарингдон со стуком опустил на стол бокал:
— Черт возьми, девочка, ты что же, ничего не видишь? У Блэйда нет никакого желания жениться на тебе. Ни малейшего.
— Тогда почему он собирается сделать предложение?
Бродерик Фарингдон на мгновение замолк. Он славился умением угадывать намерения своих противников в игре по-крупному.
— Он и сделает предложение. Предложит какую-то сделку.
— Черт! Ты прав, отец. — Чарльз налил себе еще кларета.
— Вот проклятье! Конечно, это надо было предвидеть, — пробормотал Девлин. Эмили уставилась на отца:
— Сделку? Папа, о чем, скажи на милость, вы все тут толкуете?
Бродерик покачал головой:
— Еще не уловила, девочка? Блэйд вовсе не собирается жениться на тебе. Он собирается пригрозить, что сбежит с тобой, если я не дам ему того, что он хочет. — Бродерик обвел задумчивым взглядом элегантную гостиную. — И по-моему, я знаю, что он потребует в обмен на то, чтобы сделать величайшее одолжение и убраться из нашей жизни.
Девлин внимательно посмотрел на него:
— Чего же он хочет, отец?
— Сент-Клер-холл. — Бродерик одним глотком проглотил остатки кларета из своего бокала. — Чертов мерзавец ненавидит меня. Он двадцать три года ждал своей мести и теперь наконец получил возможность ее осуществить.
У Эмили потемнело в глазах. Она судорожно села в парчовое кресло, не сводя глаз с отца:
— Думаю, тебе лучше объясниться, папа. И сейчас же.
Бродерик долго изучал лица трех своих отпрысков, а потом тяжело вздохнул:
— Хорошо, если бы ваша мама сейчас была с нами! Она всегда управлялась с подобными неприятностями. Умела как-то. Я бы предоставил все это ей…
Девлин взглянул на Чарльза, потом на отца:
— Мы с Чарльзом кое-что понимаем: Блэйд просто пытается как-то использовать Эмили. Но вот насчет Сент-Клер-холла… С чего вдруг он потребует его в обмен на отказ от побега с Эм? Этот парень богат как Крез. Он может купить дюжину домов ничуть не хуже нашего.
Эмили крепко сплела пальцы.
— Он говорил, что здесь был когда-то его дом, — медленно произнесла она. — Он жил здесь мальчиком.
У Бродерика на лице застыло загнанное выражение.
— Это он тебе сказал?
— Да, папа. Мы очень близки. — Эмили вызывающе прищурилась за стеклами очков.
— Насколько близки? — немедленно спросил Девлин. — Интимно близки? Бога ради, Эм, этот негодяй уже соблазнил тебя? И конечно, уверен, что ты убежишь с ним?
— Граф вел себя как истинный джентльмен, — гордо сообщила Эмили.
— Ну что ж, слава богу, у этого человека есть еще остатки совести, — вяло заметил Бродерик. — Хотя вряд ли мне от них будет много проку…
— Папа, — резко потребовала Эмили, — ты нам все объяснишь. И немедленно.
Фарингдон-старший угрюмо кивнул:
— Рано или поздно вам придется узнать обо всем. Блэйд об этом позаботился, чертов мерзавец. В общем, я не покупал Сент-Клер-холл после крупного выигрыша, как говорил вам когда-то… Я просто выиграл его и почти все состояние Траэрна у отца Блэйда в карты двадцать три года назад. Граф, как джентльмен, заплатил долг.
— И?.. — нахмурилась Эмили. — Я знаю, что это еще не все, папа.
— А потом этот дурак вернулся сюда и пустил себе пулю в лоб.
Эмили в ужасе закрыла глаза:
— Боже мой!
— Не понимаю, — заговорил Чарльз, — что тут особенного? Это был долг чести, и проигравший уплатил. То, что потом он совершил самоубийство, нас не касается.
Эмили вздрогнула:
— Как ты можешь быть таким бессердечным? Ты что, не понимаешь, чем все кончилось? Бродерик крепко выругался.
— Больше особенно нечего рассказывать. Мальчишка с матерью освободили дом и отправились куда-то на север. Мать в свете больше не появлялась, насколько я знаю. Она, кажется, умерла несколько лет назад.
— А Блэйд? — спросил Девлин. — Что стало с ним?
— Кто-то из родственников, — по-моему, тетка — сумел наскрести достаточно монет и купить ему офицерский чин. Может, чтобы избавиться от него. Пару лет Блэйд повоевал за Пиренеями. Потом продал свой офицерский патент и отправился в Ост-Индию.
— И все потому, что был лишен своего состояния! — яростно вмешалась Эмили. — Ты украл у него наследство, отобрал принадлежащие ему по праву земли и дом. После того как его отец покончил с собой, Саймон с матерью оказались выкинутыми на улицу без единого пенни. Они зависели от милосердия родственников. Как же было ненавистно Блэйду его положение. Он такой гордый. Как ты мог это сделать, папа?
Бродерик метнул на нее грозный взгляд:
— Я выиграл все в честной игре, и не смейте забываться, мисс. Так уж устроен мир. Не играй, если не в состоянии заплатить.
— Папа!
— В любом случае Блэйд неплохо о себе позаботился. В лондонских клубах говорят, что он жил как паша на каком-то острове: оказав кое-какие услуги Ост-Индской компании, он был вознагражден долей в торговле чаем. Теперь у него довольно внушительное состояние. Видит бог, ему от нас ничего не нужно.
— Но он считает, что ты задолжал ему Сент-Клер-холл? — спросил Девлин. Бродерик кивнул:
— Мстительный негодяй. За все годы я встречал его лишь дважды. Он выследил меня, перед тем как отправился на войну, а потом — когда отплывал на Восток. И оба раза он только и сказал, что однажды я заплачу за все, что причинил ему и его семье. Он поклялся, что моя семья будет страдать так же, как страдала его. И еще он поклялся, что вернет себе Сент-Клер-холл. Я посчитал тогда все это пустой угрозой.
— А теперь он нашел способ вынудить тебя отдать ему дом, — заключил Чарльз, свирепо глядя на сестру. — Но раз он так богат, почему бы ему не выкупить его обратно?
— Положим, тут дело принципа. Он считает, что я ему должен этот дом. Говорю вам, он жаждет мести. Да и понимает, наверное, что я не продам Сент-Клер-холл даже на самых выгодных условиях.
— Но почему? — нетерпеливо спросил Чарльз. — Мы тут все равно почти не живем. — Кроме Эмили, конечно.
Бродерик снова огляделся, любуясь убранством красивой комнаты:
— Самый лучший дом, какой когда-либо был у Фарингдонов! Лучше, чем все приобретенное моим отцом или дедом или самим бароном, черт его побери. Я преуспел больше любого из них. Первый Фарингдон, который чего-то добился. И Сент-Клер-холл тому доказательство.
Девлин скользнул взглядом по бледному лицу Эмили:
— Положение и вправду очень неприятное. Блэйд не из тех, от кого можно отмахнуться. Эмили, неужели ты так глупа, чтобы потерять голову от Блэйда?
— Да она уже ее потеряла, — пробормотал Чарльз. — Посмотри на нее. Не сомневается, что этот тип мечтает на ней жениться. Именно так он ей и скажет, уговаривая сбежать. Она ему поверит, как поверила Эшбруку. Господи, ну и заварушка. Нам бы надо ее запереть.
— Не будь идиотом! — выпалила Эмили. — Я сумею сбежать из любой комнаты в этом доме. — Она горделиво выпрямилась, ярость пожаром разливалась по ее жилам. — Вот увидите. Блэйд собирается просить моей руки, а я собираюсь выйти за него замуж.
— Ты ему не нужна, девочка. Во всяком случае, не в качестве жены. Разве не ясно? — Чарльз раздраженно покачал головой. — Не собирается он завтра просить твоей руки. Он намерен шантажировать отца.
— Он сделает мне предложение по всем правилам, черт подери! — парировала Эмили звонким от напряжения голосом. — Я знаю его!
Бродерик тяжко вздохнул:
— Нет, Эмили, ты его не знаешь. Его никто не знает. Ты не слышала, что говорят о Блэйде в клубах. Он окутан тайнами. И чертовски влиятелен. Утверждают, что он прижал к ногтю даже таких людей, как Канонбери и Пеппингтон. Единственное, в чем все уверены, — это то, что он очень богат и очень опасен.
— Не говори ей таких вещей, отец, — пробормотал Девлин. — Он только станет для нее еще привлекательнее. Ты ведь знаешь ее романтическое воображение…
— Послушай меня, Эм, когда дело касается финансов, ты же разумная девочка, — примирительно сказал Бродерик. — Надеюсь, ты будешь разумной и тут. Это не какая-то идиотская романтическая выдумка. Это реальность. На карту поставлено твое будущее. Блэйд играет в старую игру, хотя, должен заметить, люди его положения обычно в нее не играют. Обычно какой-нибудь разорившийся мерзавец предлагает прекратить свои ухаживания за дочерью, если домашние выложат ему за это кругленькую сумму.
— Единственная разница, — заметил Чарльз, — что Блэйд не разорился.
— Убеждена, вы ошибаетесь, — процедила Эмили сквозь зубы. — Граф сделает предложение по всем правилам, и я, собираюсь его принять, даже если ты не дашь своего согласия, папа. Вам меня не остановить.
Бродерик потер виски:
— Вспомни о несчастье пять лет назад, дорогая. Не хочешь же ты опять пройти через унижение и горе. Ты тогда вся истаяла от страданий.
— Теперь все совсем по-другому! — закричала Эмили. — Граф женится на мне.
— Да все то же самое, черт подери! — рявкнул в ответ Бродерик. — И Блэйд никогда на тебе не женится. Но к тому времени, когда ты это поймешь, все мы будем совсем… — Он внезапно умолк.
— Вы будете совсем что, папа? — Но вдруг Эмили осенило. Когда дело касалось финансовых материй, романтические чувства редко застилали ей разум. Ее глаза широко раскрылись, оттого что она поняла. — А, кажется, я начинаю понимать всю глубину угрозы графа. Он очень умен, не правда ли?
— Ну ладно, Эм, не мучай себя пустяками, — быстро проговорил Чарльз. — Предоставь отцу все уладить. — Он обменялся обеспокоенным взглядом с мрачно насупившимся Девлином.
— Вас ведь не моя репутация беспокоит, да? — медленно произнесла Эмили. — В конце концов, вы это уже однажды пережили. Нет, настоящая опасность в том, что Блэйд действительно может увести меня на какое-то время. Пожалуй, даже на несколько месяцев. Или даже на год-другой. А без моих финансовых способностей вы очень скоро потеряете за карточным столом и Сент-Клер-холл, и все остальное.
— Да чтоб мне провалиться! Дело совсем в другом, Эмили. Я же о тебе беспокоюсь, девочка. Ты моя единственная дочь. Разве мне хочется увидеть, как ты погубишь себя во второй раз? — Бродерик не сводил с нее глаз.
Эмили скрестила на груди руки и удовлетворенно кивнула:
— Нет, в самом деле, очень умно. Бьюсь об заклад, что, если здесь не будет меня, чтобы время от времени латать ваши состояния на бирже, вы трое не сумеете сохранить ни этот дом, ни ваших дорогих лошадей, ни много чего еще даже на год, и это в лучшем случае.
— Не правда! — рявкнул Чарльз. — Мы беспокоимся о тебе. Твоя репутация и счастье — вот что важно.
— Благодарю вас, — сухо отозвалась Эмили. — Как любезно с вашей стороны.
— Ну вот что, Эм!.. — яростно начал Девлин.
— А знаете, — задумчиво пробормотала Эмили, — что самое интересное: как граф догадался, насколько важна моя роль в вашем финансовом положении, папа?
— Чертовски хороший вопрос! — буркнул Бродерик, наливая себе в бокал еще кларета. — Что вовсе не означает, будто твой брат не прав, — быстро добавил он. — Я тревожусь за тебя, моя девочка. Очень тревожусь.
— И мы тоже, — заверил ее Чарльз. — Деньги тут вовсе ни при чем.
— Рада это слышать. Так приятно знать, что твоя семья заботится о тебе. — Эмили встала и вышла из комнаты.
Бродерик плеснул в свой бокал остатки кларета. Он и его сыновья погрузились в мрачное молчание.
Эмили отправилась прямиком в свое святилище — библиотеку. Там она села за большой письменный стол красного дерева, обратив невидящий взор в окно. Долгое время она не шевелилась. Потом открыла ящик и извлекла из него красивую шкатулку, в которой хранились аккуратно сложенные в пачку письма Саймона.
Пора очнуться от романтического дурмана, в котором она жила последние несколько дней. Ее отец прав в одном: на карту поставлено все ее будущее. Настало время серьезно обдумать вставшую перед ней проблему.
В самом деле, пришла пора использовать свой бритвенно-острый ум, присущий ей в финансовых вопросах, чтобы найти выход из тупика, в котором она оказалась. Эмили открыла первое письмо в стопке. Она читала его бессчетное количество раз и выучила наизусть.
» Дорогая мисс Фарингдон!
Я взял на себя смелость познакомиться с Вами, послав Вам это письмо, так как не мог не обратить внимания на общность наших духовных интересов. Я узнал, что Вас заинтересовали романтические поэмы, опубликованные за последнее время книгоиздателем по фамилии Паунд. Мистер Паунд был так любезен и предоставил мне Ваш адрес…«
Через час перечитывания писем и тщательного обдумывания всего сказанного между ней и Саймоном за последние дни Эмили была вынуждена сделать для себя некоторые неоспоримые выводы.
Во-первых, ее семейство не ошиблось: Саймон завязал с ней отношения с единственной целью — использовать ее для осуществления мести отцу. Вся последовательность событий, которые она считала поразительной улыбкой фортуны, теперь предстала перед ней со всей своей ужасающей логикой.
Но, перечитав письма Саймона, Эмили сделала и второй вывод. Человек, писавший эти тонкие, умные письма, просто не мог быть монстром, каким его представил отец.
И третьим неоспоримым выводом было то, что она все равно продолжала любить этого загадочного золотоглазого восточного дракона.
Все ее предки слыли завзятыми игроками, напомнила себе Эмили. Что ж, пришел черед и ей рискнуть ради спасения своего будущего счастья.
Придвинув к себе лист бумаги, она взяла перо и написала коротенькую записку:
» Достопочтимый, сэр!
Я должна немедленно увидеться с Вами. Прошу Вас оказать любезность тайно встретиться со мной в том месте, где мы впервые обсуждали особенности рифмы к «молча»… Прошу Вас проявить благоразумие и осторожность и никому ничего не говорить. На карту поставлено многое.
С уважением Друг «.
Эмили, озабоченно хмурясь, сложила листок и позвонила в колокольчик, чтобы позвать посыльного. Она надеялась, что записка написана достаточно неопределенно, чтобы ничего не выдать, если ее сообщение окажется перехваченным. При организации тайных свиданий следует быть очень осмотрительной.
Саймон ждал ее у пруда. Завидев его гнедого, спокойно пасущегося около вяза, Эмили вздохнула с облегчением.
Дракон шагнул к ней из-за деревьев, золотые глаза пристально смотрели на нее. Эмили внутренне собралась.
— Как видите, я получил вашу записку, мисс Фарингдон. — Граф помог ей спешиться.
— Благодарю вас, милорд. — Эмили говорила подчеркнуто официальным, совершенно лишенным эмоций голосом. Тепло его рук жгло ее сквозь ткань амазонки. Едва ее ноги коснулись земли, она немедленно отступила от Саймона и, резко повернувшись, направилась к ручью. — Я не отниму у вас много времени. Становится уже поздно.
— Да. — Он следовал за ней, его черные высокие сапоги бесшумно ступали по мягкому ковру опавшей листвы, устилавшему землю.
Эмили чинно присела на валун, где Саймон впервые поцеловал ее, и отважилась бросить на него быстрый взгляд из-под полей своей соломенной шляпки. Он не улыбался. Поставив одну ногу на валун, он просто стоял, облокотившись на колено, и ждал.
Этот человек умеет ждать, подумала Эмили. Он двадцать три года ждал часа своей мести.
— Я говорила с отцом и братьями. Выяснились некоторые подробности, — медленно начала Эмили.
— В самом деле?
Она смотрела на ручей.
— Я хочу, чтобы вы поняли, милорд: мне полностью известны причины, побудившие вас столь необычным образом приступить к отмщению. На вашем месте я бы скорее всего попыталась сделать что-нибудь столь же радикальное. Мы с вами некоторым образом похожи.
— Ваш отец был весьма разговорчив, как я вижу.
— Он объяснил, что произошло двадцать три года назад. Как моя семья заполучила Сент-Клер-холл. И об ужасной трагической смерти вашего отца. Вы имеете право на месть.
— Вы все понимаете, дорогая моя.
Она подумала, не издевается ли он над ней… Но понять это по его спокойному тону было невозможно. Эмили перевела дыхание и продолжила, ибо отступать уже не имело смысла:
— Я понимаю, что вы не собирались просить моей руки. Вы планировали пригрозить моему отцу, что сбежите со мной и несколько месяцев продержите меня в качестве вашей любовницы, если он не вернет вам Сент-Клер-холл. Несомненно, все это время вы поддерживали бы мои чувства, обещая жениться.
— Всего несколько месяцев? Эмили кивнула:
— Не дольше, чем понадобилось бы, чтобы моя семья пришла к полному финансовому краху, что вынудило бы их отдать вам великолепный дом. Без моего контроля над капиталом и своевременного покрытия их издержек, чем занималась раньше моя мама, катастрофа не заставит себя ждать. Особенно если вы устроите так, что они увлекутся необычно крупной игрой. А едва заполучив Сент-Клер-холл, вы, без сомнения, с позором отослали бы меня домой.
— Прямо макиавеллиев план.
— Просто блестящий. — Эмили не могла не воздать должное там, где того требовала справедливость.
— Благодарю вас, — мягко произнес Саймон. — Но теперь, когда вы разгадали мой замысел, сей план, я полагаю, сорвался?
— Нет, он еще сработает. Вам лишь необходимо мое содействие. И вы прекрасно знаете, что оно у вас есть, милорд.
— Вы хотите сказать, что готовы сбежать со мной и жить какое-то время в качестве моей любовницы? — Он подобрал с земли прутик и вертел его в руках.
Эмили стиснула руки:
— Да. Даже если у меня не было бы иного выбора. Вы же знаете, что у меня к вам очень глубокое чувство, милорд. Но я бы все же предпочла выйти за вас замуж. Я хотела бы жить с вами всю оставшуюся жизнь, а не только несколько месяцев или год.
— Понятно.
— Я знаю, что женитьба не входила в ваши первоначальные планы, но мне хотелось бы рассмотреть некоторые стороны этой проблемы, которые могли от вас ускользнуть.
Несколько секунд Саймон ничего не отвечал. А потом прутик хрустнул в его пальцах.
— Какие же?
Она не смотрела на него.
— Я понимаю, что я совсем не та, кого человек вашего положения желал бы заполучить в жены. У меня нет ни внешности, ни положения, достойных внимания, и вряд ли у вас могут быть сейчас теплые чувства к кому-нибудь из Фарингдонов. Ну и, конечно, мое несчастное происшествие… Но кажется, у меня найдется несколько доводов в свою защиту.
— Мисс Фарингдон, вы не перестаете меня удивлять. С нетерпением жду продолжения.
— Я не шучу, милорд. Во-первых, я хотела бы подчеркнуть, что, женившись на мне, вы достигнете цели своего отмщения точно так же, как если бы просто убежали со мной. Вы поставите мою семью в экономическую зависимость от вас. Получать доступ к моим финансовым способностям они смогут, только обращаясь к вам за разрешением посоветоваться со мной. Разве это не подходящий способ для мести?
— Любопытная мысль.
— Вы сможете все время держать Фарингдонов болтающимися на ниточках финансовых проблем в ваших руках.
Саймон, казалось, задумался:
— Верно.
Эмили в волнении закусила губу.
— Учтите еще, пожалуйста, и другое, милорд. Я полагаю, вскоре вы обнаружите, что я стала прекрасной женой. Видите ли, я вас понимаю. Я чувствую, что очень хорошо узнала вас из ваших писем. У нас много общего в интеллектуальном плане, и мы достигнем такого взаимопонимания в беседах, которое большинству супружеских пар просто недоступно.
— В общем, вы хотите сказать, что не заставите меня скучать за обедом.
— Я уверена, у нас найдется много общих интересов и тем для разговоров на долгие годы. Несомненно, дружба подобного рода должна быть привлекательна для человека вашего интеллектуального уровня.
— Вы предлагаете продолжать наши взаимоотношения на том высоком уровне, который отличал их вначале? Вы видите наш союз как интеллектуальную связь людей со схожим складом ума?
— Вот-вот, — подхватила Эмили, воодушевляясь от проявленного им интереса. — Милорд, теперь я вполне понимаю, что вы меня не любите. Зная это, я понимаю также, что вы не станете приветствовать никакого проявления пылкости нежных чувств с моей стороны, и, уверяю вас, я ни в коей мере не потребую их от вас.
— Мисс, Фарингдон, вы меня просто поражаете.
— А вы надо мной просто издеваетесь, — уязвленно ответила она.
— Нисколько. Просто я удивляюсь, с чего вы решили, что я не стану приветствовать никакого проявления пылких чувств с вашей стороны…
Она смотрела на свои стиснутые руки, лицо ее горело.
— Подробный анализ событий последней ночи в библиотеке, милорд…
— И что же вы думаете об этой ночи?
Она подавила легкий вздох:
— Тогда я подумала, что вы отказались от моего предложения вступить в незаконную любовную связь из благородства и галантности. Я сочла, что вы прекратили свои любовные ласки, потому что не могли позволить себе воспользоваться слабостью женщины, которая вам небезразлична, даже если у нее и не все безупречно в прошлом.
— Другими словами, вы сочли, что я вел себя как истинный джентльмен? Она быстро кивнула:
— Да. Теперь-то я понимаю, что вы отвергли мое совершенно бесстыдное предложение, потому что не любите меня.
— Ясно.
— И поскольку вы не собирались на самом деле жениться на мне, а бежать со мной вряд ли пришлось бы, потому что мой отец наверняка уступит вашим требованиям, не было необходимости изображать страсть, которую вы не испытываете. Фактически, учитывая все обстоятельства, вы действительно вели себя как джентльмен… — Она задумчиво нахмурилась. — То есть как мог бы вести себя джентльмен, замысливший отмщение. Я считаю вас необыкновенно благородным и великодушным человеком, Блэйд.
— Теперь вы мне льстите.
— Позвольте закончить, милорд. Я еще раз перечислю преимущества вашей женитьбы на мне. Вы достигнете своей цели — сполна отомстить моей семье. Вы получите жену, которая даст вам общение на высоком духовном уровне. Вы получите гарантию, что я не буду досаждать вам своими необузданными романтическими чувствами. И еще одно…
— Я уже почти потрясен своей большой удачей, но умоляю, продолжайте.
Эмили поглядела на него, задрав подбородок кверху. Она рассчитывала, что последний пункт окажется решающим для ее успеха.
— Но это же очевидно, милорд. Вы получите все преимущества от моих финансовых способностей.
Глаза Саймона сверкнули.
— Действительно, любопытная мысль.
— Подумайте, милорд, — серьезно продолжала Эмили. — Конечно, вы очень богаты, но осмелюсь напомнить вам, что даже с самым крупным состоянием может произойти неприятность. Несколько неудачных решений по вложениям капитала, несколько неудачных вечеров в игорном зале, заминка с фондами в банке — и все развалится.
— Но, имея вас под рукой, я смогу быть уверен, что сумею восполнить любые возможные финансовые потери в будущем. Я правильно вас понял?
Эмили вновь обрела надежду. Она почувствовала, что сделка, кажется, близка к своему удачному завершению.
— Да, именно так, милорд. Подумайте об этом как о чем-то вроде женитьбы на богатой наследнице. Мои финансовые таланты послужат для вас своего рода экономической страховкой, чем они и были в последние годы для моей семьи.
— Другими словами, дорогая моя, вы хотите убедить меня, что женитьба на вас будет для меня чем-то вроде особенно удачного вложения капитала?
Впервые с того момента, как было загублено ее чаепитие, Эмили позволила себе расслабиться. Она сияюще улыбнулась:
— Именно так, милорд. Женитьба на мне будет, без сомнения, наилучшим вложением капитала, когда-либо сделанным вами… — Она вдруг замолчала, честность взяла в ней верх. Ее улыбка угасла. — Конечно, нельзя забывать о несчастном происшествии в моем прошлом. Я понимаю, это весомый аргумент не в мою пользу. Но может, если я останусь в деревне и не вернусь в свет, никто не вспомнит о нем?
— Мисс, Фарингдон, уверяю вас, меньше всего меня волнует ваше несчастное происшествие.
— Вы считаете, нам удастся утаить скандал? — жадно спросила она.
— Я обещаю, мисс Фарингдон, если мы обвенчаемся, скандал перестанет существовать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандал - Кренц Джейн Энн



10
Скандал - Кренц Джейн Энннина
15.01.2013, 17.32





Ох... Дочитала...
Скандал - Кренц Джейн ЭннПсихолог
25.03.2013, 19.32





Класс!
Скандал - Кренц Джейн ЭннНана
25.03.2013, 20.34





Мне понравилось, довольно неплохо.
Скандал - Кренц Джейн ЭннК
26.03.2013, 0.29





Милый роман. Вот уж эти картежники! Еще дети о них заботятся, относятся как к больным. Но в те времена это было как чума. Можно почитать на досуге.
Скандал - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
9.10.2013, 10.53





Обожаю эту писательницу Супер
Скандал - Кренц Джейн ЭннАнна
22.05.2014, 18.06





Наивно,слащаво.
Скандал - Кренц Джейн ЭннГалинка
22.05.2014, 23.21





Восхитительно! Красивые Ггерои (причем без идеализации), тонкий юмор, интересная история. Мне очень понравилось.
Скандал - Кренц Джейн ЭннЮлия
23.05.2014, 0.35





Слишком наивный и через чур слащавый, если бы знала не теряла бы своего времени зря.
Скандал - Кренц Джейн ЭннТанюшка
23.05.2014, 10.22





Никогда так не делаю,но эту книгу бросила на 3 главе.какой бред она несет,просто читать не возможно.1 из 10 и то,только за аннотацию
Скандал - Кренц Джейн Эннюстиция
27.06.2015, 15.25





Автор немнего грешит словом" трансцендентальность", но, в общем, роман забавный. Конечно, трудно представить, что такая кнопка- эльф может вызывать сильное сексуальное возбуждение у альфа - самца. Но простим ей за,скажем...финансовый гений :-) Много смешных моментов, то , как Гг склоняет ее к физической близости, чтобы, так сказать , объединить духовное и телесное и подбить героиню на "метафизическую связь ."А уж ее аргументы в пользу женитьбы на ней... Заставили меня хохотать! Конечно, наивна" перековка" героя во имя любви, но так приятно читать и посмеиваться...
Скандал - Кренц Джейн ЭннЕлена Ива
11.08.2015, 21.02





Кренц Джейн Энн один из псевдонимов Аманды Квик. "Скандал" один из самых удачных романов. Помню, слушала аудиокнигу в оригинале, это очень ироничная книга с хорошим английским "духом". Сюжет набирает обороты не сразу, но лично мне больше всего нравится именно стиль, диалоги, ситуации, отношения героев. Советую. Однако, если вам по душе насильники и абьюзеры ( ах, пардон, страстные альфа-самцы) из романов Джудит Макнот, то этот автор вряд ли понравится.
Скандал - Кренц Джейн ЭннФредди Хичкок
11.08.2015, 21.36





Понравилось. Но под настроение. Чисто по духу это ближе к "забудкам" Клейпас, чем, скажем, романам Линдсей. Интеллигентный такой роман с юмором (действительно хихикала на протяжении книги), но и эротика, и романтика на высоте. Наверное, в оригинале еще лучше было бы.
Скандал - Кренц Джейн ЭннКвакерша
26.09.2015, 21.12





Как же классно наверное обладать умственным развитием главной героини. Она мастерски играет на бирже, так что финансово обеспечивает себя, семью, друзей и слуг, при этом тупа как самая тупая пробка во всех остальных областях. Прибавить к этому ее чувственность и страстность, и получится не женщина, а мечта. "Оу, Саймон" - и похлопать глазами. С "метафизической связью" уже перебор был, поначалу да, прикольно, но потом уже бесило просто. В какой-то момент уже и герой, и отец героини посмотрели на нее с недоумением, как можно быть такой дурой. Потом уже герой не выдержал и напрямик ей сказал, что это был просто фак, а не слияние душ. А героиня: "Оу, Саймон...но... как же... метафизическая связь..." В целом понравилось, развлекло. Герой уж очень хорош, ради него стоит читать.
Скандал - Кренц Джейн ЭннДракониха
19.12.2015, 18.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100