Читать онлайн Острые края, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Острые края - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Острые края - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Острые края - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Острые края

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Юджинии Свифт потребовалось все ее терпение, чтобы не взорваться.
— Ради всего святого, Табита, в охране я не нуждаюсь. К чему мне телохранитель?
На губах Табиты Либрук появилась уверенная улыбка. Так улыбаются люди, которые всю жизнь обладают богатством и влиянием, а потому имеют о себе очень высокое мнение.
— Телохранитель просто мера предосторожности, Юджиния, что-то вроде ремня безопасности.
— Или прививки от гриппа, — с готовностью добавил Сайрус Чендлер Колфакс.
Юджиния задумчиво сжала руку, и под ее пальцами захрустело недавно отпечатанное приглашение на ежегодный прием по случаю основания Музея стекла Табиты Либрук.
Она размышляла, каким может быть наказание за удушение очень крупного мужчины, носящего аляповатые гавайские рубашки, брюки цвета хаки и легкие туфли, похожие на мокасины. В конце концов Юджиния пришла к выводу, что судья и жюри присяжных ее оправдают, если примут к сведению мотивы и получат возможность ознакомиться с вещественными доказательствами.
До этого момента Колфакс молчал, ему, по всей видимости, доставляло удовольствие наблюдать за бурной сценой, разыгрывавшейся в комнате, но при этом никак в ней не участвовать. Он выжидал, когда Табита утомит Юджинию Свифт, и та понимала его тактику. Конечно, Сайрус будет держаться в тени, пока не решит, что сопротивление Юджинии в достаточной мере ослабло, затем вступит в игру, чтобы нанести решающий удар.
В своей цветастой сине-зелено-оранжевой рубахе он, казалось бы, должен выглядеть смешным в отделанном деревянными панелями и обставленном дорогой мебелью кабинете с персидским ковром на полу. Однако никто не решился бы сказать, что это так и есть. Сайрус, разумеется, не вписывался в дорогой интерьер, хотя никому бы не пришло в голову утверждать, что он здесь не на месте. Скорее, кабинет выглядел чересчур элегантным и даже вычурным.
Тем не менее Юджинию ни на секунду не ввели в заблуждение уловки Табиты и Сайруса. Она обладала талантом видеть то, что люди пытались скрыть, и этот дар позволил ей сделать карьеру сначала в качестве помощника куратора музея, а затем его директора.
Да, Колфакс может создать ей серьезные проблемы. Тропический наряд не скрыл от нее личность Сайруса Колфакса. Он напомнил Юджинии героя вестерна, приехавшего верхом с двумя шестизарядными «кольтами»у пояса, чтобы очистить город от всякой швали. Медленные движения, медленная речь. Он походил на шерифа-мстителя с Дикого Запада, даже руки у него были такие, какие, по представлениям Юджинии, должен иметь человек, который борется со злом, нажимая на курок револьвера. Сильные и в то же время изящные кисти Сайруса говорили как о его эмоциональной восприимчивости, так и о безжалостности.
Сайрус Колфакс не делал никаких лишних движений, не барабанил пальцами по столу, не вертел в руках ручку. Он просто занимал определенное пространство. Нет, поправила себя Юджиния, контролировал определенное пространство.
На вид она дала бы ему лет тридцать пять, но в определении его возраста можно легко ошибиться. У Колфакса было лицо того типа, которому возраст лишь придает значительности. В темных волосах кое-где блестела седина, пожалуй, единственное свидетельство, что Сайрус Кол-факс не так уж молод, хотя фигура безупречна, ни намека на дряблость или ожирение.
Но больше всего Юджинию поразили его глаза — холодные, таинственные, глубокого зеленого цвета. Ей никогда не приходилось видеть ничего подобного, таким цветом мог обладать только материал, изготовленный в условиях высоких температур.
Отбросив смятое приглашение, Юджиния сложила руки на полированном столе вишневого дерева. Это ее кабинет, здесь командовала она.
— Ваше предложение в высшей степени неэффективно и ведет к напрасной потере времени, — сказала она, метнув сердитый взгляд на Табиту. — Кроме того, я рассчитывала, что у меня будет отпуск.
— Во время которого вы немного поработаете, — напомнила Табита.
Юджиния чувствовала, что проигрывает в споре, но сдаваться не в ее характере, даже если поражение казалось неминуемым. Да, она была директором музея, но Табита — главный администратор Либрукского фонда, который оказывал музею финансовую поддержку, и, следовательно, имела право решающего голоса.
В девяноста девяти случаях из ста подобное распределение полномочий не создавало для Юджинии никаких проблем, она очень уважала Табиту. Эта маленькая, изящная семидесятилетняя женщина обладала неисчерпаемой энергией, тонким вкусом и добрым сердцем, обожала пластические операции и располагала средствами, чтобы их себе позволить. Наконец, Табита Либрук обладала железной волей.
Она всегда относилась к Юджинии с благодарным уважением, отдавая должное ее уму, организаторским способностям, и с момента ее назначения директором музея Табита оказывала ей неизменную поддержку.
Табита и совет директоров Либрукского фонда были в восторге от достижений Юджинии Свифт. Под ее руководством Либрукский музей стекла быстро избавился от репутации скучного заведения. Более того, о нем вскоре заговорили как о на редкость интересном и даже выдающемся музее, собравшем великолепные коллекции древних и современных изделий из стекла.
Табита не имела обыкновения вмешиваться в дела Юджинии, и если сегодня она решила это сделать, то лишь потому, что была очень встревожена.
— Я буду чувствовать себя гораздо спокойнее, зная, что вы отправитесь на остров Фрог-Коув в сопровождении мистера Колфакса, — сказала она. — В конце концов, если речь идет об убийстве…
— Повторяю еще раз, — перебила ее Юджиния, — речь не идет об убийстве. По заявлению правоохранительных органов смерть Адама Дэвентри произошла в результате несчастного случая. Он упал с лестницы и сломал шею.
— Час назад мне позвонил адвокат, занимающийся вопросом о разделе имущества Дэвентри, — возразила Табита. — Душеприказчики настаивают на том, чтобы мистер Колфакс провел расследование.
— Вот и пусть он проводит расследование. — Юджиния недоумевающе развела руками. — С какой стати я должна в нем участвовать?
Колфакс слегка пошевелился в падавшем на него свете настольной лампы.
— Все нужно сделать осторожно, незаметно, очень ненавязчиво.
— Не обижайтесь, мистер Колфакс, но вы не кажетесь мне олицетворением осторожности и ненавязчивости, — съязвила Юджиния, глядя на его трехцветную гавайскую рубашку.
— У меня есть много полезных качеств, которые не бросаются в глаза, — загадочно улыбнулся тот.
— В таком случае вы отлично умеете их скрывать, — вежливо согласилась Юджиния.
— Операция тайная. — Глаза Табиты сверкнули воодушевлением. — Это ужасно интересно, вы не находите?
— Мне кажется, — ответила Юджиния, тщательно подбирая слова, — все это вздор. Я читала статьи в «Сиэтл таймс»и «Постинтеллидженсер», там не было никаких упоминаний о том, что с гибелью Дэвентри не все чисто.
Табита устремила на директора музея взгляд поверх очков, которые обычно надевала для чтения.
— Должна вам напомнить, что чем скорее требование душеприказчиков будет удовлетворено, тем скорее Либрукский фонд получит возможность перевезти коллекцию Дэвентри в музей.
Адам Дэвентри завещал Либрукскому музею великолепную коллекцию. Он собирал произведения искусства из стекла, изготовленные в период с семнадцатого по двадцатый век, однако за несколько месяцев до смерти начал приобретать более древние шедевры.
Юджинии очень хотелось заполучить для музея коллекцию Дэвентри, но не только это вызвало у нее желание провести свой летний отпуск на острове Фрог-Коув.
Смерть Адама Дэвентри привлекла внимание газет Сиэтла по двум причинам. Во-первых, он был последним прямым потомком рода Дэвентри, одного из самых известных семейств на северо-западе Штатов, которое сколотило огромное состояние на торговле лесом, а затем еще больше увеличило его за счет морских перевозок по Тихому океану. Во-вторых, за пять лет до смерти Адам Дэвентри переселился с побережья штата Вашингтон на остров Фрог-Коув, создав там нечто вроде дома-музея, где жил, и одновременно колонии художников. Остров стал популярным местом отдыха жителей Сиэтла, туристов и тех, кому нравилось ходить по галереям, в которых выставлены произведения искусства. Ежегодно проводившийся на острове фестиваль резьбы по стеклу собирал огромное количество зрителей.
Тем не менее хотя и музей, и фестиваль были теснейшим образом связаны с именем Дэвентри, сам он избегал появляться на людях. На редких снимках, которые все же удалось сделать фотографам, был запечатлен стройный, элегантный темноволосый мужчина средних лет с острым взглядом и мефистофельскими чертами лица.
Юджиния познакомилась с ним полгода назад, когда он приезжал в Сиэтл, чтобы проконсультироваться с ней по вопросам, относящимся к сфере ее профессиональной деятельности. Она быстро поняла, что у них с Дэвентри есть общая страсть к стеклу, однако у нее сразу сложилось о нем четкое мнение, которое можно было выразить одним словом: кровопийца.
— Не понимаю, что вас так не устраивает, — сказала Табита. — Ведь каждый из вас будет жить отдельно, сам по себе. Насколько я поняла со слов адвоката, Стеклянный дом очень велик, в нем три этажа, подвал и соответственно множество спален и ванных комнат. Между прочим, душеприказчики собираются продать его компании, которая занимается гостиничным бизнесом и намерена сделать из него отель.
— Я знаю, но… — возразила Юджиния.
— Вы будете встречаться с Сайрусом только на кухне, — не дала ей закончить Табита.
— Насчет кухни тоже не беспокойтесь, — добавил тот. — Я привезу еду с собой и буду готовить сам, мисс Свифт.
— Никто, разумеется, не может помешать вам поехать на Фрог-Коув, мистер Колфакс, — заговорила Юджиния тем мягким, вкрадчивым тоном, к которому всегда прибегала, пытаясь уговорить частных коллекционеров передать их лучшие экспонаты Либрукскому музею. — Но вряд ли есть достаточные основания для нашего совместного проживания в Стеклянном доме, даже если он достаточно велик для того, чтобы стать гостиницей.
— Основание простое, мисс Свифт. Я должен иметь постоянный и беспрепятственный доступ во все помещения Стеклянного дома. Кроме того, я хочу порыться в бумагах и компьютерных файлах Дэвентри, а на доскональное и качественное расследование потребуется довольно много времени. Так что мне лучше жить непосредственно в доме.
Юджиния нервно забарабанила пальцами по столу.
— Полагаю, душеприказчики имеют право нанять человека для проведения расследования, — сказала она. — Однако должна заметить, что меня ваше расследование нисколько не интересует, мистер Колфакс, и я по-прежнему не могу понять, почему вы считаете необходимым, чтобы мы с вами жили под одной крышей.
— Это же очень логичный ход, — снова подала голос Табита.
Юджиния стиснула пальцами ручку. Табита обожала читать детективы, и мысль о том, что она помогает настоящему частному сыщику в расследовании убийства, явно будоражила ее воображение.
— На Фрог-Коув мне предстоит определенная работа, — продолжала настаивать Юджиния. — Я намерена провести инвентаризацию коллекции Дэвентри, проследить, чтобы всю ее должным образом упаковали и отправили в Сиэтл. У меня не будет времени на детективные игры.
— Вы не будете принимать участие в расследовании, — заверила ее Табита. — Это дело мистера Колфакса. Но чтобы сделать свою работу, ему необходимо прикрытие.
— С какой стати ему скрывать, чем он будет там заниматься? Почему он не может сказать людям, что расследует обстоятельства гибели Дэвентри?
— Я вам уже объяснил. Душеприказчики хотят, чтобы все было сделано максимально тихо и незаметно, я не должен привлекать внимания, — откликнулся Сайрус. — Кроме того, людей, живущих на острове, очень немного, и все они очень замкнуты. Вряд ли кто-нибудь станет откровенничать со мной, узнав, кто я такой и чем занимаюсь.
— Мистер Колфакс вам ничем не помешает, — сказала Табита с ободряющей улыбкой.
Юджиния в отчаянии уставилась на Сайруса. Конечно, он будет ей мешать, и еще как, достаточно бросить на него единственный взгляд. Такого человека просто невозможно игнорировать. Одна рубашка чего стоила!
В обычных условиях его присутствие не оказалось бы для нее серьезной помехой, он раздражал бы ее, но вряд ли мог стать настоящей проблемой. Как справедливо заметила Табита, размеры Стеклянного дома были внушительными. Однако дело, ради которого Юджиния отправлялась на остров Дэвентри, не позволяло назвать ситуацию обычной.
У нее был свой план действий, не имеющий никакого отношения к проведению инвентаризации принадлежавшей Дэвентри коллекции стекла.
Через двадцать четыре часа после смерти коллекционера его любовница, Нелли Грант, утонула во время катания на лодке. Тело не нашли. По официальной версии ее смыло за борт в ледяные воды пролива Пьюджета. Неофициально же поговаривали, что, придя в отчаяние из-за гибели Дэвентри, она покончила жизнь самоубийством, нарочно бросившись в волны.
Юджиния не верила, что Нелли могла наложить на себя руки, поскольку знала, что ее подруга отлично умела управляться с лодкой. Правда, она не могла придумать никакого логического объяснения гибели Нелли и твердо знала, что не сможет успокоиться до тех пор, пока не получит ответы на некоторые вопросы. В конце концов, именно она в свое время познакомила Нелли с Адамогд Дэвентри. Получалось, что если бы Нелли не встретилась с Дэвентри и не отправилась на остров Фрог-Коув, она, вероятно, до сих пор была бы жива и здорова.
— Мистер Колфакс может поехать на остров в качестве туриста, — сказала Юджиния, надеясь, что голос ее звучит спокойно и рассудительно. — Таким образом он получит возможность прочесать все галереи и сколько угодно торчать в местных тавернах. Разве не так настоящий профессионал должен добывать информацию?
Колфакс даже не моргнул, услышав это слегка прикрытое оскорбление в свой адрес. Что же касается Табиты, то ее четко очерченная нижняя челюсть обозначилась еще четче.
— Мистер Колфакс очень хороший профессионал, — сказала она. — У него своя фирма, которая называется «Колфакс секьюрити»и имеет два отделения на западном побережье, в том числе одно в Портленде.
— В этом году мы планируем открыть филиал в Сиэтле, — непринужденно заметил Сайрус.
— Вот как? — Глаза Юджинии сузились. — А почему душеприказчики, распоряжающиеся наследством Дэвентри, подозревают, что в его гибели что-то нечисто?
— Дело не в подозрениях, — ответил Сайрус. — По мнению душеприказчиков, местные правоохранительные органы провели расследование небрежно. Им нужно еще одно мнение, и они хотят, чтобы я сделал все по-тихому.
— Если это убийство, то каков мотив? — поинтересовалась Юджиния.
— Понятия не имею.
Юджиния заставила себя досчитать до десяти.
— Не знаю, стоит ли об этом спрашивать, но, возможно, у вас есть подозреваемые?
— Нет.
Юджиния вздохнула.
— Вы попросили Либрукский музей обеспечить вам прикрытие, мистер Колфакс. Интересно, как вы себе это представляете? Чем я должна объяснить тот факт, что провожу летний отпуск в Стеклянном доме в вашем обществе?
Прежде чем Сайрус успел ответить, его опередила Табита:
— Думаю, мы можем отправить его на остров под видом вашего ассистента.
— Моего ассистента? — Юджиния резко крутнулась на своем стуле. — Послушайте, Табита, никто ни на секунду не поверит, что мистер Колфакс мой ассистент и вообще имеет хоть какое-то отношение к музейному делу.
Сайрус бросил взгляд на пальмы у себя на груди.
— Может, все дело в рубашке? — невинно осведомился он.
Юджиния, не обратив внимания на его вопрос, продолжала сверлить глазами Табиту.
— Это не сработает. Вы же сами видите. Табита в раздумье поджала губы.
— У него действительно эксцентричный стиль. Тогда выдадим его за фотографа, который приехал, чтобы сфотографировать коллекцию Дэвентри. Фотографы нередко склонны к эксцентричности.
— Но не до такой же степени. Мне, во всяком случае, такие не попадались, — пробормотала Юджиния сквозь зубы.
— Действовать под видом фотографа очень сложно, — заявил Сайрус. — Мне пришлось бы таскать с собой гору всякого хитрого оборудования, с которым надо уметь обращаться, а учиться этому у меня нет времени. К тому же в таких случаях всегда есть риск, что к тебе подойдет какой-нибудь настоящий фотограф и начнет толковать на профессиональные темы. Боюсь, в подобной ситуации меня раскололи бы в первые же пять минут. Я не мастер управляться со всякими техническими штучками.
— Ну и дела, — произнесла Юджиния, прикрывая глаза. — Положение безнадежное.
— Не расстраивайтесь, — успокоил Сайрус. — У меня есть идея, которой можно воспользоваться.
— О Господи. И что же это за идея?
— Мы можем отправиться на остров под видом пары. Юджиния устремила на Колфакса непонимающий взгляд.
— Какой пары?
— Ну разумеется! — ликующе воскликнула Табита. — Замечательная идея, мистер Колфакс!
— Спасибо, — с подчеркнутой скромностью улыбнулся Сайрус. — Думаю, она в самом деле открывает кое-какие возможности.
Юджиния застыла, пораженная услышанным.
— Подождите секунду. Вы говорите о нас с вами? Вы хотите, чтобы мы отправились на остров как пара? Мужчина и женщина, находящиеся в близких отношениях?
— Почему бы и нет! — Колфакс с невозмутимым выражением лица смерил ее невинным взглядом. — Это отличный предлог для того, чтобы, находясь в Стеклянном доме, проводить какое-то время вместе.
— Не волнуйтесь, вы будете там не одни, — поспешила добавить Табита. — Там есть дворецкий Леонард Хастингс. Душеприказчики решили оставить его при доме, чтобы он присматривал за вещами, и особенно за коллекцией стекла.
— Это же просто смехотворно! — Юджиния резко встала. — Любому, у кого есть хоть капля мозгов, должно быть очевидно, что из этого ничего не выйдет.
— А по-моему, план очень умный, — сказала Табита.
— И простой, что немаловажно, — встрял Сайрус. — Я вообще считаю, чем проще, тем лучше.
— Не спорю, план у вас простой, — едко заметила Юджиния, чувствуя, что все развивается не в том направлении, в каком бы ей хотелось. — Я бы даже сказала, примитивный.
— Критиковать всегда легко, — возразил Сайрус. Да уж, невзирая на внешнее впечатление, Сайруса Чендлера Колфакса нельзя было назвать ни простым, ни тем более примитивным, в этом она была уверена.
Их взгляды встретились, и Юджинии показалось, что на несколько долгих секунд время остановилось. Все ее существо напряглось, получив из подсознания сигнал тревоги. Ощущение сродни тому чувству, которое она испытала однажды, рассматривая египетскую вазу, выставленную в том крыле Либрукского музея, где были собраны изделия древних мастеров. В той вазе чувствовалась такая сила и мощь, что Юджиния тогда насторожилась.
Строго говоря, по правилам цивилизованного общества Колфаксу следовало бы носить на себе предупреждающие сигналы, чтобы кто-нибудь по неосторожности не подошел к нему слишком близко. Одной гавайской рубашки для этого явно недостаточно.
К тому же некоторая внешняя неотесанность Сайруса была не более чем фасадом. Юджиния определила это с такой же уверенностью, с какой отличала арабское стекло четырнадцатого века от китайского стекла начала эпохи династии Цинь. Его сильные, безжалостные руки и таинственные зеленые глаза сразу же сказали ей все. Даже когда она разглядывала его, Колфакс не отвел взгляда, а продолжал внимательно изучать ее, словно опытный и умный охотник на дичь. И, разумеется, она сумеет узнать о нем лишь столько, сколько он сочтет нужным ей позволить.
— Табита, я не могу поверить, что вы требуете от меня работы в таких условиях, — сказала Юджиния, делая последнюю попытку избежать неотвратимого.
— Перестаньте. — Умные, проницательные глаза Табиты горели радостным возбуждением. — Где ваша страсть к приключениям? Как жаль, что у меня все уже расписано на несколько недель вперед! Господи, да если бы я не была так занята в Сиэтле, то поехала бы вместо вас.
Юджиния окончательно убедилась, что шансов поехать на остров Фрог-Коув без Колфакса у нее просто нет: она не могла допустить, чтобы туда отправился кто-либо другой, даже Табита Либрук. Но для реализации своего плана ей нужна свобода, то есть она должна полностью контролировать ситуацию, а Колфакс вряд ли позволит кому бы то ни было собой командовать.
Юджиния взяла перьевую ручку, которыми писали, видимо, еще в 30-е годы (она подписывала ею официальные письма), и откинулась на спинку стула.
— А если я откажусь участвовать в этом предприятии, которое может закончиться только провалом?
— Все очень просто. — Сайрус резким движением сунул руки в карманы и едко улыбнулся. — Я скажу людям, которые занимаются имением Дэвентри, что вы не желаете помогать расследованию.
Юджиния некоторое время молча ждала продолжения и, не дождавшись, поинтересовалась:
— И все?
— Не совсем, — медленно произнес Сайрус. — Когда я сообщу душеприказчикам, что Либрукский музей не хочет мне помогать, они, вероятно, проинструктируют своих юристов таким образом, чтобы те обеспечили возможно долгое пребывание экспонатов коллекции на территории имения. По моим прикидкам, команда хороших адвокатов сможет удерживать там коллекцию Дэвентри в течение четырех или пяти лет. А может, и дольше.
Юджиния молча уставилась на него, у Табиты от ужаса отвисла челюсть.
— Господи, мы не можем пойти на такой риск, — пробормотала она. — Мы должны получить эту коллекцию. Она потрясающая.
Юджиния еще какое-то время сверлила Колфакса взглядом, потом сказала:
— Он блефует, Табита. Сайрус поднял брови.
Нет, не блефует, подумала Юджиния. Если она ему не поможет, он в самом деле убедит исполнителей завещания, и тогда Либрукскому музею скорее всего пришлось бы потратить целое состояние, борясь в суде за право обладать замечательными экспонатами.
— Это шантаж, — сказала она.
— Юджиния, вы сгущаете краски, — вмешалась Табита. — Мистер Колфакс не угрожает нам, он просто объясняет, какова будет реакция исполнителей завещания, если он не получит возможности провести должным образом свое расследование.
— Черта с два, он именно угрожает.
— Не преувеличивайте, дорогая. Никакого шантажа нет, мы просто обсуждаем проблему. Я, например, уже согласилась ему помочь, и вовсе не оттого, что это придется по вкусу исполнителям завещания.
— Знаю, — устало произнесла Юджиния. — Вы беспокоитесь обо мне.
— Я только проявляю осторожность, — сказала Табита, и ее лицо приняло серьезное выражение. — Если существует вероятность, что Адама Дэвентри убили, то, возможно, его смерть была каким-то образом связана с коллекцией. Я не хочу, чтобы вы оставались в окружении ценнейших экспонатов под защитой всего лишь дворецкого, этого маловато для обеспечения вашей безопасности.
— Хорошо, если вы настаиваете, я готова участвовать в этой идиотской затее, — ответила Юджиния, поняв, что проиграла.
— Спасибо, дорогая, — просияла Табита. — Если я буду знать, что рядом с вами в Стеклянном доме находится мистер Колфакс, мне будет гораздо спокойнее.
— Но есть одно маленькое условие, — мягко добавила Юджиния.
— Какое? — насторожился Сайрус.
— Легенду выберу я. Поскольку вариантов у нас очень мало, я выбираю схему, в которой вы будете играть роль моего ассистента.
На некоторое время в комнате наступила тишина.
— Вряд ли это сработает, — сказал наконец Сайрус.
— В таком случае мне очень жаль. Это единственный вариант, который я готова принять к рассмотрению.
— Могу я спросить, почему вы остановились именно на этом и не согласны, чтобы мы выдавали себя за влюбленную пару?
— Я думала, это очевидно, — сказала Юджиния, окинув взглядом его рубашку. — Хотя выдавать вас за моего ассистента будет очень непросто, однако убедить других в том, что мы с вами находимся в близких отношениях, вообще невозможно.
— Ясно, — кивнул Сайрус. — Вы намекаете, что я не в вашем вкусе.
— Да, вы определенно не в моем вкусе, — отрезала Юджиния. — И потом, я хочу прояснить еще одну вещь. Я не слишком много знаю о частных детективах, но, судя по фильмам, которые показывают по телевизору, они всегда имеют при себе оружие.
— Я настоящий частный детектив, мисс Свифт, а не герой телесериала.
— Надеюсь, вы в самом деле не таскаете с собой пистолет. Я категорически отказываюсь находиться под одной крышей с вооруженным человеком. Я ненавижу оружие.
— Я тоже, — ответил Сайрус, едва заметно шевельнув левым плечом. — У меня был очень неприятный опыт.


В шесть тридцать вечера Юджиния налила себе бокал холодного белого вина и подошла к окну гостиной. Ее апартаменты находились в высотном здании, расположенном в самом центре города. Она выложила дополнительную сумму за вид на залив Эллиотта, но считала, что потратила деньги не зря. Глядя на расстилавшуюся перед ней бескрайнюю водную гладь, она чувствовала, как расслабляется и успокаивается душой.
Последние четыре месяца она занималась генеральной перепланировкой своего жилища, которая наконец-то завершилась. По ее требованию архитектор снес все перегородки за исключением тех, которые отделяли спальню и ванную. Белые стены создавали отличный фон для принадлежащей ей коллекции работ из стекла, изготовленных современными мастерами западного побережья. Скульптуры были расставлены по всей квартире на специальных подставках с тщательно продуманной подсветкой.
Из холла через арку можно было пройти в гостиную с белым ковром на полу, низким белым диваном, белыми кожаными креслами и несколькими стеклянными столиками.
Единственным цветовым пятном, за исключением скульптур, была янтарная и зеленая плитка вокруг газового камина. Дизайнерская идея принадлежала Нелли Грант.
В последний раз Юджиния видела подругу в этой самой комнате. Перепланировка уже заканчивалась, но стену, к которой примыкал камин, еще не успели оштукатурить и покрасить, а плитка еще лежала на полу Это было на следующее утро после смерти Адама Дэвентри.
Решив не дожидаться частного парома, курсировавшего между островом Фрог-Коув и материком, Нелли воспользовалась катером Дэвентри, потом взяла напрокат машину и через полтора часа добралась до Сиэтла. Она не выглядела слишком опечаленной случившимся.
«Ты права, Юджиния, он был мерзавцем, мне совсем не жаль, что он умер. Знаю, мои слова звучат ужасно, но это правда. Сегодня днем я должна вернуться на остров, чтобы забрать свои вещи, но потом я больше не хочу видеть это место».
Юджиния взглянула на картину, висящую над камином, одну из работ Нелли, первую из серии под названием «Стекло». Она изображала французскую вазу конца девятнадцатого века из коллекции Дэвентри. Нелли удалось передать богатые, сочные цвета и чудесную игру света, проходившего сквозь толщу стекла.
«Дэвентри заявил, что, поскольку у него нет детей, портреты которых я могла бы написать, он хочет, чтобы я изобразила что-то вроде портретов некоторых любимых экспонатов. До его смерти я успела сделать четыре штуки. Теперь, я думаю, они принадлежат мне. Эту картину я хочу отдать тебе, Юджиния, Пусть это будет подарком, который поможет тебе создать уютную атмосферу в твоей квартире. Ты все время ободряла меня и тем самым очень помогла в моей работе».
Нелли хотелось проявить себя в живописи, видимо, это и стало одной из причин, по которым она полпала под влияние чар Дэвентри. Он убедил Нелли, что может познакомить ее с нужными людьми и добиться, чтобы ее работы выставлялись в наиболее престижных картинных галереях.
Юджиния прошлась по новому белому ковру, остановилась перед одной из подставок и вгляделась в зеленую глубину экзотической скульптуры, изготовленной молодым мастером из Анакортеса. Созерцание игры света на стеклянных гранях и округлостях всегда помогало ей сосредоточиться.
Затем Юджиния перелистала кляссер с визитными карточками и отыскала домашний номер подруги, которая работала в фирме «Миллз энд Миллз», занимавшейся обеспечением безопасности Либрукского музея.
Интуиция, помогавшая Юджинии в вопросах, связанных с искусством, теперь посылала ей слабые, но вполне различимые предупредительные сигналы по поводу Сайруса Чендлера Колфакса.
— Салли? Это Юджиния. Я хочу попросить тебя об одолжении.
— Уже почти семь часов, — послышался в трубке удивленный голос Салли Уоррен. — Ты еще в музее?
— Нет, дома. — Юджиния села на подлокотник дивана. — Послезавтра мне придется уехать из города, и я хочу получить кое-какую информацию.
— Наконец-то собралась в отпуск? Давно пора. Бьюсь об заклад, ты даже не помнишь, когда отдыхала в последний раз.
— Разумеется, помню, — нахмурилась Юджиния. — Два года назад я ездила в Англию.
— И провела весь отпуск, изучая коллекции в Британском музее. Ладно, оставим эту тему. Что тебе нужно?
— Фирма «Миллз энд Миллз» давно работает в охранном бизнесе, верно?
— Тридцать лет.
— Значит, вам известны все основные охранные агентства на западном побережье.
— Возможно. А в чем дело?
— Сегодня я познакомилась с одним из ваших конкурентов. Неким Сайрусом Чендлером Колфаксом. Ты когда-нибудь о нем слышала?
На другом конце провода наступила короткая пауза.
— О Колфаксе? — осторожно переспросила Салли.
— Да. Ты его знаешь?
— Лично никогда с ним не встречалась, но слышала о нем. Я бы не назвала его конкурентом. «Миллз энд Миллз» специализируется на охране музеев, а Колфакс занимается безопасностью корпораций и частных лиц. Он специалист высокого класса, и его услуги стоят очень дорого.
Юджиния крепче сжала телефонную трубку.
— Что еще ты можешь о нем сказать?
— Подожди. Надеюсь, ты не собираешься прервать отношения с нами и заключить контракт на охрану Либрукского музея с «Колфакс секьюрити»?
— Разумеется, нет. Просто я хочу, чтобы ты разузнала о нем все, что только возможно.
— Мне понадобится какое-то время. Могу я спросить, зачем тебе информация о Колфаксе?
— Затем, что мне придется провести в его обществе летний отпуск.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Острые края - Кренц Джейн Энн



Прекрасная детективная история и любовные отношения двух,казалось бы , противоположных по сути людей - как в образовании, происхождении, так и в привычках одеваться...Но, по сути похожими в своих принципах и в честности в отношениях. Ободряющая история любви!!
Острые края - Кренц Джейн Эннстарушенция
11.08.2012, 22.30





Легко, трепетно. не навязчиво. Читала с удовольствием и отдыхала. Читайте смело.
Острые края - Кренц Джейн Эннелена
14.08.2013, 20.22





Очень увлекательно! И детективная линия хороша, и любовная!rnлюблю этого автора. У неё все вещи читабельны. С мистическим уклоном мне нравятся меньше, а бытовые хороши.
Острые края - Кренц Джейн ЭннГалина
22.06.2015, 21.42





Хорошая детективная и любовная линии. Приятные герои. 9/10
Острые края - Кренц Джейн ЭннВикки
30.09.2015, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100