Читать онлайн Острые края, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Острые края - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Острые края - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Острые края - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Острые края

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— И вы еще говорите, что вам не нужен телохранитель. — Сайрус остановился перед камином, поворошил тлеющие поленья, чтобы не дать огню погаснуть. — Вас даже в туалет нельзя отпустить одну.
— В следующий раз все будет нормально, клянусь. — Юджиния взглянула на него поверх чашки с горячим чаем, и глаза ее озорно сверкнули. — Дайте мне еще шанс, я докажу, что могу самостоятельно сходить в туалет и вернуться. Честное слово, я смогу.
— Рад, что вас это забавляет, но хотелось бы услышать мнение Табиты Либрук, когда она узнает о вашем приключении.
— Я за то, чтобы мы ей ничего не рассказывали. Сайрус облегченно вздохнул.
— Мне нравится ваш план. Она разволнуется, а толку не будет никакого.
— И к тому же она начнет задавать вопросы, — заметила Юджиния. — Ведь я занимаюсь инвентаризацией коллекции Дэвентри, а не выяснением обстоятельств смерти Нелли. Табита уверена, что если здесь кто-нибудь и проводит расследование, то это вы.
— Похоже, дело запутывается, не так ли? Вы уверены, что согрелись? — Сайрус поставил кочергу на хромированную подставку.
— Все в порядке. Благодаря вам я не так уж долго пробыла в воде. Между прочим, как получилось, что вы первым выскочили из ресторана, опередив толпу, которая повалила из дверей?
— Какой-то помощник официанта поднял крик, что две женщины упали в воду.
— И вы сразу же смекнули, что одна из них я? Сайрус резким движением сунул руки в карманы брюк.
— Поскольку вас нигде не было видно, я в полном соответствии с правилами логики предположил, что одной из женщин, попавших в беду, оказались именно вы. И тут же представил себе Табиту Либрук, требующую, чтобы я объяснил ей, почему не сумел за вами уследить.
— А-а. — Юджиния кивнула, давая понять, что мотивы действий Колфакса совершенно ясны. — Значит, вы испугались за свою профессиональную репутацию.
— Скажем так — это заставило меня двигаться немножко быстрее обычного.
Сайрус решил не рассказывать ей, какой ужас охватил его, когда он услышал крик помощника официанта, зовущего на помощь. Еще не видя Юджинию, которая одной рукой цеплялась за ржавую лестницу, а другой поддерживала потерявшую сознание Ронду, он точно знал, что с ней что-то случилось.
— Больше можете обо мне не беспокоиться, Сайрус. Вы слышали, что сказала доктор Джоунс. Никаких симптомов переохлаждения у меня нет, если кто и пострадал, так это Ронда. Должно быть, она ударилась головой, потеряв равновесие, и упала с пирса. Так считает доктор, и Писфул с ней согласился.
— Знаю, — пробормотал Сайрус, глядя на огонь. Он не мог забыть, каким холодным было тело Юджинии и как она дрожала в ознобе, когда он спустился по лестнице, чтобы вытащить их с Рондой. Ледяная вода Пьюджета могла убить человека меньше чем за полчаса.
К счастью, небольшая клиника Медитэйшн Джоунс выглядела так, как и подобало выглядеть медицинскому учреждению. Сайрус боялся увидеть мрачную, набитую рухлядью комнату, украшенную пучками неизвестных трав и освещенную свечами, но испытал большое облегчение, оказавшись в чистом, светлом помещении с суперсовременным оборудованием. На Медитэйшн поверх длинного свободного платья был надет белый халат, на стене висели заключенные в рамки дипломы медицинского училища при Вашингтонском университете.
Вначале доктор осмотрела Ронду, после чего вызвала вертолет «скорой помощи», чтобы доставить находящуюся без сознания пациентку в больницу на материке. Затем она переключила внимание на закутанную в одеяло Юджинию, над которой нависал встревоженный Сайрус.
Закончив осмотр, Медитэйшн одарила его безмятежной улыбкой.
— Не волнуйтесь, мистер Колфакс, с Юджинией все в порядке. У нее такая же сильная аура, как у вас, тех же ярких и чистых цветов. Но ей нужно хорошенько отдохнуть ночью.
Сайрус усаживал завернутую в одеяло Юджинию на переднее сиденье джипа, когда услышал шум вертолета. Ронду увезли в больницу прежде, чем он успел доставить Юджинию в Стеклянный дом.
Глядя на нее, Сайрус вынужден был признать, что выглядит она хорошо. Нет, поправил он себя, она выглядит даже лучше, чем просто хорошо. Приняв душ, она надела белый махровый халат, и теперь Колфакс любовался ею. Темные волосы, янтарного цвета глаза и выразительное лицо контрастировали с белоснежной тканью халата и стеклянной комнатой, но в то же время удивительно гармонировали с ними.
— Вы спасли Ронде Прайс жизнь, — сказал он. — Интересно, поблагодарит ли она вас за это.
— Сомневаюсь. Перед тем как бежать, она ясно дала понять, что не хочет иметь со мной ничего общего. — Юджиния поморщилась. — Я не смогу поговорить с ней раньше, чем она выйдет из больницы. А вдруг она больше не вернется на остров?
Сайрус подошел к ближайшему окну и устремил взгляд в ночную тьму.
— Если она сбежит, я вам ее найду.
— Правда?
— У меня тоже есть к ней несколько вопросов.
— Каких вопросов? — быстро спросила Юджинии. — По-вашему, мое предположение о гибели Нелли — лишь фантазия, проистекающая из моего гипертрофированного чувства ответственности.
— Я сказал, что помогу вам с расследованием, и сделаю это. — Сайрус резко обернулся и наставил на Юджинию указательный палец. — Но чтобы такой самодеятельности, как сегодня вечером, больше не было. Ясно?
— Я не собиралась заниматься самодеятельностью. Все произошло само собой.
— Только это слишком часто с вами происходит.
— Послушайте, Сайрус…
— Вам не следовало общаться с Рондой наедине. Вы понятия не имеете, как надо разговаривать с людьми, которые что-то скрывают. Чем вы думали, черт возьми?
— У меня не было выбора, — возразила Юджиния, — Не забывайте, это она нашла меня, а не я ее.
— Мне дела нет, кто из вас кого нашел. Я знаю одно: вы оказались в воде вместе с ней. Все могло кончиться гораздо хуже.
— Это было опасно для Ронды, а не для меня.
— Вы так считаете? Между прочим, вы тоже могли удариться головой и потерять сознание, когда бежали по пирсу Ронде на помощь. Сегодня вечером шел дождь, пирс был скользкий…
Колфакс вдруг замолчал, поймав себя на том, что нервничает неадекватно ситуации и вот-вот потеряет контроль над собой, как это уже случилось во время обеда. Похоже, у Юджинии настоящий талант выводить его из себя.
— Думаю, сегодня больше не стоит читать мне лекции, Сайрус, — сказала она, зевнув. — У меня нет сил на препирательства. Отложим лучше до утра.
— Я не собираюсь препираться. — Сайрус медленно скрестил руки на груди. — Я лишь хочу знать факты.
Откинув голову на спинку дивана, Юджиния посмотрела на собеседника.
— Вы слышали, что я все рассказала шерифу Писфулу.
— Как бы не так. Вы выдали ему упрощенную версию истории.
— Упрощенную версию?
— Ну да. Согласно которой вы сказали Ронде, что хотите побеседовать с ней о ее картинах, а она не захотела это обсуждать, без всякой видимой причины развернулась и кинулась бежать из ресторана. Да вы сами помните, что говорили шерифу.
— Но именно так все и было, — нахмурилась Юджиния. — Я даже не успела назвать имя Нелли, когда она потребовала оставить ее в покое и бросилась наутек. Я побежала за ней. Оказавшись на пирсе, я остановилась, поскольку потеряла ее из виду, затем до меня донеслись крик и всплеск.
Сайрус потер ладонью затылок.
— Пока вами занималась Медитэйшн Джоунс, я переговорил с помощником официанта, который видел, как вы и Ронда выбежали через заднюю дверь. К счастью, он подтвердил, что первой на улицу выскочила Ронда, да к тому же видел сквозь открытую дверь, как вы стояли у входа в тот самый момент, когда с дальнего конца пирса раздался ее крик.
Юджиния вопросительно взглянула на Сайруса.
— Что вы хотите этим сказать?
— То, что рассказ помощника официанта упрощает дело.
— Каким образом?
— Из его показаний ясно, что не вы столкнули Ронду с пирса.
— Боже мой, а разве кто-то мог подумать, будто это я ее столкнула?
— А почему же тогда шериф Писфул настойчиво расспрашивал вас в клинике?
— Хорошенькое дело. — В глазах Юджинии сверкнула ярость. — Я не имела понятия, что ему может прийти такое в голову.
— Я вовсе не говорю, что он так считает. Он просто отрабатывал различные варианты. Как я уже сказал, версия помощника официанта совпадает с вашей, и это снимает проблему.
— Боже мой, — испуганно повторила Юджиния. — Не хотите же вы сказать, что и у вас были какие-то подозрения?
— Нет, — улыбнулся Сайрус.
— И на том спасибо. — Юджиния передернула плечами. — Даже зло берет, когда подумаешь, что кто-то мог заподозрить меня в таком поступке.
— Не переживайте. — Сайрус изобразил успокаивающую улыбку. — Писфул знает, что Ронда упала в воду случайно. По его мнению, она всегда была нервной, а в последнее время, судя по ее поведению, была еще больше на взводе, чем обычно.
— В самом деле? — Юджиния буквально впилась взглядом в лицо собеседника. — А у шерифа нет предположений относительно того, почему она в последнее время нервничала больше обычного?
— Мне показалось, он допускает возможность, что она могла употреблять наркотики, хотя прямо он ничего не сказал. Писфул упомянул, что, по мнению его жены, аура Ронды в последнее время истончилась и стала бледной.
Юджиния сморщила нос.
— О да, это все объясняет. Каждому известно, что истончившаяся и бледная аура может сделать человека исключительно нервным.
— Точно, — ухмыльнулся Сайрус. — Это действительно всякий знает. Кроме того, Писфул сообщил, что вот уже много лет городской совет обещает сделать на старом пирсе нормальное ограждение. Видимо, Ронда не первый человек, свалившийся в воду.
— Как только подобное случится с кем-нибудь из туристов, тут же заведут судебное дело, — фыркнула Юджиния.
— Возможно.
— Значит, помощник официанта услышал крик Ронды и поднял тревогу?
— Он услышал чей-то вопль, но не сообразил, что произошло, пока до него не донеслись ваши крики о помощи. Тогда он бросился в ресторан и поднял шум.
— Пожалуй, это все объясняет.
— Что объясняет?
Задумчиво глядя на огонь, Юджиния щелкнула пальцем по чашке с чаем.
— Должно быть, это были его шаги.
— Шаги?
— Да, шаги. Откуда-то со стороны мусорных баков. — Юджиния напряженно размышляла. — Но я готова поклясться, что тот человек не возвращался в ресторан за подмогой, а убегал вдоль пирса.
— Боюсь, вы не можете судить об этом с такой определенностью. В тот момент вам было не до того, чтобы прислушиваться, откуда идет звук.
— Вы правы, я услышала шаги, когда оступилась на лестнице. Мне пришлось цепляться за спасательный круг и одновременно стараться ухватить Ронду, поэтому голова у меня была занята другим. — Юджиния вздрогнула. — И потом, вода оказалась такой холодной.
Сайрус тоже невольно поежился.
— Хотите еще чаю? — спросил он.
— Нет, спасибо. Я не рассказала шерифу Писфулу лишь о своих подозрениях насчет того, что картина написана не Рондой. А не рассказала я об этом потому, что не могу ничего доказать, а Ронда наверняка станет все отрицать.
— Вы считаете, она знала действительную причину вашего желания с ней встретиться?
— Да, — сказала Юджиния после некоторого колебания. — Ронда была явно испугана. Я уверена, она догадалась о моих подозрениях относительно картины. С какой еще стати она стала бы так себя вести?
— Кто знает? Может, она просто неврастеничка или больна шизофренией. Ничего удивительного, если она балуется наркотиками.
— Она не просто нервничала, Сайрус. Она была обозлена и напугана, возможно, боялась, что я ее разоблачу. Я уверена, Ронде что-то известно о Нелли. Может, она даже знает, как Нелли умерла.
— Не надо увлекаться фантазиями. Наверное, она просто воспользовалась смертью Нелли, украла ее работы и решила продать их за любую цену, которую ей предложат.
— Возможно, — сказала Юджиния, но было непохоже, что слова Колфакса ее убедили. — Знаете, Медитэйшн сказала мне, что Ронда может пролежать в больнице два или три дня.
— Вы никогда не сдаетесь, верно?
— Простите?
— Не делайте вид, будто не понимаете. Вы ищете способ заставить меня помочь вам проникнуть в ее коттедж и осмотреть его.
— У меня даже в мыслях нет втягивать вас во что-либо незаконное.
— Так я вам и поверил, — едва заметно улыбнулся Колфакс.
— Ну и?.. — вопросительно подняла брови Юджиния.
— Ладно, я подумаю, — тяжело вздохнул он.
— Знаете, если уж идти на это, то нам лучше сделать все сегодня ночью.
— Нет, сегодня мы ничего делать не станем. Я хочу все как следует обмозговать, чтобы мы не наделали глупостей.
— Но, Сайрус…
Подойдя к дивану, Колфакс наклонился, уперся руками в подушки, чтобы Юджиния не могла ни встать, ни отодвинуться, и вплотную приблизил лицо к ее лицу.
— Не сегодня, мисс Свифт, — прорычал он. Юджиния моргнула, в ее янтарных глазах зажглись искорки смеха.
— Если вы типичный представитель вашей профессии, то частные детективы, оказывается, куда менее решительны, легки на подъем и падки на приключения, чем я думала.
— От ваших идей по поводу решительности и легкости на подъем у меня бегут мурашки по спине. — Сайрус вдохнул запах ее вымытого тела, сразу ощутив, как внутри его все сжалось от желания. Он не без труда заставил себя выпрямиться. — Вечер был долгим, а я уже не так молод и устаю, когда мне приходится вылавливать женщин, с которыми я собирался только посидеть в ресторане. Пора спать.
— Будь по-вашему. — Смешливое выражение исчезло с лица Юджинии, голос ее разом посерьезнел. Она с преувеличенной осторожностью поставила чашку. — Но прежде чем идти спать, я должна извиниться.
— Если вы собираетесь выразить сожаление по поводу того, что из-за вас мы оба промокли, то можете не трудиться.
— Я не о том. — Юджиния взглянула ему прямо в глаза. — Я хочу извиниться за слова, которые произнесла за обедом. О вашей жене. Я не имела права так о ней говорить. Я не жду, что вы простите меня, но мне хочется, чтобы вы знали, как я сожалею.
У Сайруса опять возникло тянущее ощущение в животе, которое он испытал в ресторане, когда Юджиния так страстно и убежденно говорила о любви, чести и верности. Не выдержав ее взгляда, Сайрус отвернулся.
— Вы извиняетесь по той причине, что изменили свое мнение о ней? — спросил он нарочито бесстрастным тоном.
— Мое мнение в данном случае не важно. Вы любили ее, и я не имела права травмировать ваши чувства. Это была непростительная жестокость.
— Зачем же вы тогда это сделали? — поинтересовался Колфакс, глядя на Юджинию через плечо.
— Просто вы напомнили мне о неприятных моментах из моего собственного прошлого. Мои родители развелись, когда мне было четырнадцать лет. Отец тогда преподавал социологию в колледже, у него был роман с одной из выпускниц.
— Понимаю.
— Развод сам по себе достаточно неприятное событие. Но еще хуже было выслушивать объяснения, когда отец пытался представить дело так, словно от развода всем стало лучше.
Сайрус невольно вспомнил, с каким отвращением воспринимал Рик объяснения Джейка Таскера по поводу его ухода из семьи.
— Да, я понимаю, что вы имеете в виду.
— Отец устроил все так, что сообщать нам о разводе пришлось не ему, а маме. Он заставил ее взять все на себя. Но я в один прекрасный день отправилась к нему в офис и спросила его, зачем он это делает. Я сказала ему, что он нам нужен. Я умоляла его остаться. — В голосе Юджинии теперь звучало отвращение к себе. — Он долго нес всякую ахинею насчет того, как люди меняются, становятся чужими, а каждый обязан заботиться о собственном счастье. Каждый человек должен самореализоваться, это его обязанность перед самим собой. Дескать, я вырасту и тогда пойму.
— Ну и как, вы поняли?
— Разумеется, — слабо улыбнулась Юджиния. — Но чтобы разобраться в этом, мне не потребовалось ждать, пока я стану взрослой. Я все поняла уже в офисе отца.
— И что же вы поняли?
— Что мой отец — слабый человек, ему не хватает чувства собственного достоинства, он не может хранить верность другому человеку и не способен брать на себя серьезные обязательства по той простой причине, что у него отсутствует чувство ответственности перед другими. И еще я поняла, что в серьезных вещах на него нельзя положиться.
— Все это вы поняли сразу? — спросил Сайрус, чувствуя в словах Юджинии застарелую боль.
— Да. В тот момент я была зла, обижена, но мне следовало держать себя в руках. Ради мамы. У нее и без того проблем хватало, ей требовалась моя помощь. Я не хотела еще больше осложнять ей жизнь. И потом, мне следовало быть сильной ради брата и сестры.
Слушая ее, Сайрус подумал о том, что и сам он уже в раннем возрасте осознал свою ответственность за деда и бабушку Он был нужен им и всегда старался вести себя так, чтобы не доставлять им неприятностей, они и без того пережили слишком много горя.
— У меня было то же самое с моими дедушкой Бо и бабушкой, — сказал он. — В какой-то момент самоконтроль становится второй натурой.
— Странно, но сейчас, когда я вспоминаю о прошлом, мне почему-то жаль отца. Трудно все время сердиться на человека, который просто оказался слабым в очень важных вещах.
Сайрус вспомнил Кэти — чудесную, хрупкую, слабую Кэти.
— Гнев способен уничтожить человека. Когда вы обращаете его на кого-то другого, нужно быть осторожным.
— Да. В офисе отца я поклялась: чем бы мне ни пришлось заниматься в жизни, я никогда не позволю себе проявить слабость вроде той, которую проявил он.
— Значит, вы стали сильной.
— Некоторые люди считают, что я даже несколько переборщила, — поморщилась Юджиния.
— Кто именно?
— Помимо прочих, кое-кто из моих бывших приятелей-мужчин.
— Слабаки весом в девяносто фунтов. Угадал?
— Пожалуй, — улыбнулась Юджиния, но улыбка тут же погасла. — А как вы стали сильным?
— Почему вы думаете, что я сильный?
— Чувствую. Вы излучаете силу и мощь, как древнее стекло.
Спокойная, убежденная интонация вызвала у него странное ощущение, похоже, их с Юджинией беседа повернула в какое-то неожиданное русло. Сайрусу никогда не доводилось так говорить с женщиной, ему вообще никогда не приходилось говорить с кем-либо о таких вещах.
— Вы прямо как Медитэйшн Джоунс, — пробурчал он. — Того и гляди начнете говорить всякую чушь про ауры.
Юджиния подтянула колени к груди и оперлась о них подбородком. Глаза ее превратились в два глубоких золотистых озерца.
— Вы сами устанавливаете правила и живете по ним, не меняете их, когда следование им причиняет вам неудобства. Для этого требуется сила.
— Правила?
— Кэти предала вас, но она была вашей женой; — сказала Юджиния, не отводя взгляда. — Вы чувствуете себя обязанным отомстить за нее, следуете собственному кодексу, хотя кое-кто, наверное, счел бы вас просто упрямцем, одержимым навязчивой идеей.
— А вы как считаете? — спросил Сайрус и поморщился.
— Я считаю, что у вас есть честь и достоинство. Это тоже своеобразное выражение силы.
Сайрус вздохнул с облегчением. Внутреннее напряжение, которое он испытывал во время этого странного разговора, спало.
— Некоторые люди сочли бы навязчивой идеей и ваше желание непременно выяснить, что случилось с Нелли Грант.
— А вы что по этому поводу думаете? — поинтересовалась Юджиния, внимательно вглядываясь в лицо Колфакса.
— Я бы назвал это чувством ответственности, верностью долгу. Вы тоже следуете в жизни вашим собственным правилам, не так ли? Тем самым, которые вы приняли в тот день, когда решили, что не будете слабой, как ваш отец.
Уголки губ Юджинии чуть вздернулись.
— Вам никогда не приходило в голову, что мы с вами не очень хорошо вписываемся в современную жизнь?
Сайрус опять подошел к дивану и, глядя на Юджинию сверху вниз, спросил:
— А вам не кажется, что у нас, возможно, несколько больше общего, чем вы думали поначалу?
— Да. — Она не отвела взгляда. — Меня сейчас беспокоит лишь то, что я слишком часто перед вами извиняюсь. Сначала за то, что обидела вас как профессионала, а сегодня — из-за Кэти.
— Почему это вас беспокоит?
— Мне кажется, что когда один человек без конца перед другим извиняется, это создает некий дисбаланс в отношениях.
Сайрус оперся о диван коленом и наклонился к Юджинии.
— Очень рад, что вы употребили именно это слово.
— Извинения?
— Отношения.
— А, это… — Юджиния обняла Сайруса за шею и легонько коснулась губами его губ.
Молчаливое приглашение подействовало на него как спичка, брошенная в кучу сухого хвороста. Он прижал ее к спинке белого дивана и впился поцелуем в ее губы. Юджиния успела пробормотать что-то неразборчивое и крепко стиснула его плечи, а он сжал ладонями ее голову, и поцелуй стал еще жарче.
Соскользнув по спинке дивана, оба мягко опустились на подушки. Сайрус оказался сверху, одной ногой решительно раздвинув бедра Юджинии. Пояс ее махрового халата развязался, полы разошлись, обнажая полную, упругую грудь. Колфакс чуть приподнялся, ровно настолько, чтобы получить возможность распахнуть халат пошире. Юджиния тем временем запустила обе руки ему под рубашку и уперлась ладонями в грудь.
— Пожалуй, это не лучшая идея, — сказала она севшим голосом.
— А я думал, вам нравится спонтанность и приключения.
— Спонтанность и приключения — это одно, а подвергаться опасности — совсем другое.
— Не волнуйтесь. — Сайрус глубоко вздохнул, переводя дыхание. — Я обо всем позабочусь, у меня в кармане есть презерватив.
— Я имела в виду не эту опасность, — прошептала Юджиния и поцеловала его в плечо так, что он ощутил ее зубы и язык.
Сайрус крепко зажмурился, стараясь держать себя в руках, а когда решил, что самоконтроль уже восстановлен, неожиданно для себя захватил губами правый сосок Юджинии и осторожно сжал его зубами.
— Сайрус!
Она попыталась вскочить, но тот обхватил ее талию и повернулся на бок. Оба упали на толстый ковер, причем сверху оказалась Юджиния. Расстегнув его рубашку, она принялась страстно целовать ему грудь.
— Ты собираешься съесть меня живьем? — хрипло засмеялся он.
— А ты боишься?
— Нет. — Сайрус провел рукой по ее спине от лопаток до крепких ягодиц. — Я просто хочу убедиться, понимаешь ли ты, что мы теперь поменялись ролями.
— Лично я ничего не имею против. — Юджиния легонько укусила его в шею.
Возбуждение охватило Сайруса, особенно когда он увидел, что халат Юджинии совсем распахнулся, обнажив не только ее грудь, но и ноги. Он жадно рассматривал ее, сидящую на нем верхом, широко раздвинув бедра. Тело было прекрасным, стройным, а где надо округлым.
— Ты очень красивая, — выдохнул Колфакс.
Юджиния на секунду замерла, потом вскинула голову.
— Спасибо. И ты ужасно красивый.
— Ты считаешь меня красивым? — ухмыльнулся Сайрус.
— Да. — Юджиния улыбнулась ему дразнящей улыбкой. — О такой красоте в музейном бизнесе говорят: «Настоящее произведение искусства».
— То есть я напоминаю тебе красивую стеклянную вазу?
— Нет. — Юджиния перестала улыбаться. — Стеклянные вазы от ударов и давления трескаются или разбиваются. А ты… По-моему, ты выдержишь любые удары и любое давление.
Увидев в ее глазах желание, настоящий сексуальный голод, Сайрус начал ласкать ее между ног и ощутил под пальцами влагу. Стоило ему коснуться набухшего бугорка, как тело Юджинии содрогнулось от наслаждения.
— Беру свои слова обратно, — прошептал Сайрус. — Ты не просто красивая, ты сногсшибательная.
— Мне так хорошо с тобой, — сказала Юджиния, целуя его.
Сайрус почувствовал, что его терпению пришел конец, и расстегнул молнию на брюках. Он вытащил из заднего кармана презерватив. Как только Сайрус надел его, Юджиния охватила руками его член, который, казалось, вот-вот взорвется от прилива желания. Перевернувшись, Сайрус уложил Юджинию на спину.
— Да, — прошептала она и потянулась к нему. — Я знала, что ты большой, но не подозревала, что…
В этот момент Сайрус проник в нее, и она впилась ногтями ему в спину, а затем, подняв колени, сжала его тело бедрами. Лаская ее рукой, он снова ощутил под пальцами маленький набухший комочек. В ту же секунду Юджиния, к его изумлению, негромко вскрикнула и забилась, словно птица, попавшая в сеть. Но Сайрус был не способен думать, а уж тем более задавать вопросы.
— Ты в порядке? — спросил он, восстановив дыхание.
— Мм… да, — промурлыкала Юджиния.
— Ты в какой-то момент вскрикнула, я ведь не сделал тебе больно?
— Нет. Я раньше часто думала, каким бывает оргазм без вибратора, и просто немного удивилась.
Сайрус хорошо знал, что значит быть кому-то необходимым. В нем нуждались его дед с бабкой, его клиенты, Кэти, Рик и Мередит.
Но до сегодняшнего вечера он даже не подозревал, что значит быть желанным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Острые края - Кренц Джейн Энн



Прекрасная детективная история и любовные отношения двух,казалось бы , противоположных по сути людей - как в образовании, происхождении, так и в привычках одеваться...Но, по сути похожими в своих принципах и в честности в отношениях. Ободряющая история любви!!
Острые края - Кренц Джейн Эннстарушенция
11.08.2012, 22.30





Легко, трепетно. не навязчиво. Читала с удовольствием и отдыхала. Читайте смело.
Острые края - Кренц Джейн Эннелена
14.08.2013, 20.22





Очень увлекательно! И детективная линия хороша, и любовная!rnлюблю этого автора. У неё все вещи читабельны. С мистическим уклоном мне нравятся меньше, а бытовые хороши.
Острые края - Кренц Джейн ЭннГалина
22.06.2015, 21.42





Хорошая детективная и любовная линии. Приятные герои. 9/10
Острые края - Кренц Джейн ЭннВикки
30.09.2015, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100