Читать онлайн Опасность, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасность - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасность - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасность - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Опасность

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

Себастиан с трудом сохранял самообладание. Желание вцепиться Келингу в глотку было всепоглощающим. Видя, что Прюденс взяли в заложницы, он пришел в, неописуемую ярость. Однако он понимал — если не сумеет обуздать свой гнев, последствия будут весьма плачевными.
— Чего вы добиваетесь, Келинг? — Себастиан заставил себя говорить тем скучающим тоном, которым так хорошо владел.
Улыбка Келинга стала угрожающей.
— Вы прекрасно знаете, чего я добиваюсь. Неужели вы и вправду решили, что я позволю вам выдворить меня из Англии и пустить на ветер мое состояние?
— Ваше состояние?
— Не притворяйтесь. Вы отлично понимаете, о чем идет речь. — Рука Келинга еще крепче сжала горло Прюденс. — Я не дурак и прекрасно осознаю, что главой компании теперь является этот ненормальный Блумфилд. Возникнет паника. И если я не буду участвовать в руководстве, компания тут же обанкротится.
Себастиан пожал плечами:
— Думаю, такое не исключено.
— Черт подери! Да ведь именно этого вы и добиваетесь! — завопил Келинг. — Но неужели вы и вправду рассчитывали, что я позволю вам это сделать? Я слишком долго вынашивал свой план, чтобы вы смогли легко все разрушить.
Гаррик, лежа на полу, пошевелился:
— Это все моя вина, не так ли? Келинг на него даже не взглянул. Он не сводил глаз с Себастиана.
— Можете, если хотите, взять часть вины на себя. Видите ли, мне нужны были сведения об Эйнджелстоуне. Все вокруг болтали о его ненависти к своим родственникам, но я не знал, насколько эта ненависть сильна.
— Вы хотите сказать, что сомневались, стану ли я использовать свое положение, чтобы защитить кузена, если он окажется замешанным в убийстве? — спросил Себастиан.
— Вот именно, — подтвердил Келинг. — Я никогда не мог понять, почему, если до такой степени ненавидите своих родственников, вы все еще не воспользовались своей властью, чтобы их уничтожить?
— Вы не могли понять этого, — строгим голосом заметила Прюденс, — поскольку сами, окажись на месте Эйнджелстоуна, давно уже покончили бы со всей семьей.
— Совершенно верно. — Келинг все еще не спускал глаз с Себастиана. — Мне нужно было знать как можно больше о самом Эйнджелстоуне, чтобы быть уверенным в том, как он поступит, если я включу в свой план Джереми Флитвуда.
— И вы напоили меня и выудили нужные сведения, — сказал Гаррик тоном, в котором слышалось презрение к себе.
— Это оказалось проще простого, — заметил Келинг, — и принесло свои плоды. Вы меня уверили, что Эйнджелстоун лишь счастлив услышать хотя бы о малейшей неудаче его родственников, а уж когда кого-нибудь из них действительно осудят за убийство, радости его не будет конца. А потом вы обмолвились об очень интересном увлечении. Гаррик в отчаянии выругался:
— Я рассказал вам о его хобби, да?
— Да. — Келинг неторопливо улыбнулся. — Вы поведали мне об очень интересном хобби Эйнджелстоуна и упомянули также имя сыщика с Боу-стрит, с которым он поддерживает связь.
— Черт побери! — Гаррик кинул взгляд на Себастиана. — Я ничего не помню, Эйнджелстоун. Клянусь Богом! Я тогда страшно пил!
— Я знаю. — Себастиан не отрываясь смотрел на Келинга. — Теперь это не имеет значения.
— В соответствии с полученными сведениями я внес изменения в свои планы, — продолжал Келинг. — Я решил, что было бы идеальным, если бы Эйнджелстоун действительно провел расследование. Он наверняка узнал бы улику, которую я хотел использовать, чтобы подозрение пало на его племянника.
— Интересная мера предосторожности, — тихо проговорил Себастиан. — Полицейские с Боу-стрит могли бы не заметить улики, а если бы и нашли, то не опознали бы. Значит, это вы оставили в моей карете записку в ночь гибели Оксенхема?
— Конечно. — Келинг нахмурился. — Мне нужно было, чтобы вы первым оказались на месте преступления и обнаружили улику, разоблачавшую вашего кузена. Я, видите ли, очень хотел заполучить молодого Флитвуда.
— Потому что вы понимали, что вам не удастся убить троих компаньонов и встать во главе компании, не вызвав подозрений, — сказал Себастиан. — Одну или даже две смерти еще можно было списать на несчастный случай. Но три смерти объяснить трудновато, особенно если вы при этом явно оставались в выигрыше. Вам нужен был другой человек, не менее и даже более вас заинтересованный в этих смертях.
— И ваш кузен прекрасно подходил для такой цели, — подхватил Келинг. — У него были для убийства веские основания, о которых знал только я. Но он не смог бы опровергнуть их в суде. Видите ли, в мои планы входило рассказать, как умерла Лилиан. В конце концов, чего мне скрывать? Ненормальная потаскушка выбросилась из окна, когда мы с приятелями собрались с ней немного поразвлечься.
— Вы бы засвидетельствовали, что мой кузен, который был в нее влюблен, спустя несколько лет узнал о том, как она умерла, и решил отомстить «принцам целомудрия», — заметил Себастиан.
— Точно. — Келинг пожал плечами. — Выяснилось бы, что я намечался последней жертвой, но, к счастью, убийца был бы вовремя схвачен.
— И чтобы свалить всю вину на Джереми, вы подбросили на место преступления улики, подтверждающие его вину, — презрительно заключила Прюденс. — Лорд Келинг, позвольте сказать, что вы поступили чрезвычайно глупо. Неужели вы действительно верили в то, что Эйнджелстоун поможет осуществить ваши планы?
— Мне это казалось само собой разумеющимся.
— Ха! — надменно фыркнула Прюденс. — Вы совсем не знаете моего мужа.
Келинг плотно сжал губы.
— То, что я о нем слышал, давало мне основания заключить, что он был бы только рад обнаружить доказательства вины своего кузена.
Прюденс грозно сдвинула брови:
— Вы горько ошиблись в моем муже, не так ли? Себастиан заметил, что рука Келинга еще крепче стиснула ей горло:
— Ax, Денси…
— Эйнджелстоун знает свои обязательства перед семьей и умеет их выполнять, — бесстрашно продолжала Прюденс.
— Хватит! — скомандовал Келинг. — Вы начинаете действовать мне на нервы, леди Эйнджелстоун. — И он еще сильнее сжал ее шею.
Себастиан поморщился.
— Вы ошиблись в Эйнджелстоуне, — с трудом выдавила Прюденс. — Все в нем ошиблись.
Себастиан начал всерьез опасаться, что Келинг потеряет терпение и в самом деле задушит Прюденс.
— Довольно, Денси.
Она, заморгав, посмотрела на него. Выражение его лица заставило ее замолчать. Себастиан вскинул брови:
— Ответьте мне на один вопрос, Келинг. Как вы узнали, что мой кузен любил Лилиан?
— Я с самого начала это знал, — хмыкнул Келинг. — Ее дядя рассказал мне, что мальчишка Флитвуд без ума от девчонки. Но старик был не лишен здравого смысла. Он прекрасно понимал, что Флитвуды никогда не позволят своему драгоценному наследнику жениться на девке из таверны, поэтому продал ее мне.
— Что вы сделали после того, как девушка умерла? — спросил Себастиан.
Келинг пожал плечами:
— Сказал ее дяде, что она утонула, и, конечно, возместил ему потерю. Дал ему достаточно денег, чтобы вопросы, которые могли у него возникнуть, он держал при себе.
Себастиан, сложив на груди руки, облокотился о железную спинку кровати:
— Но от нас троих вам не удастся избавиться так, чтобы не возникло вопросов.
— Напротив, — тихо произнес Келинг. — Очень даже удастся. Я расскажу всем, что во время маленькой домашней вечеринки вы обнаружили свою новоиспеченную жену в объятиях своего лучшего друга.
— Как вы смеете?! — воскликнула Прюденс, задыхаясь от гнева. — Я бы никогда не изменила Эйнджелстоуну.
— Кажется, я понимаю, что вы придумали, Келинг, — холодно сказал Себастиан.
— Все очень просто. — Келинг явно был доволен собой. — Вы стреляете в жену и в лучшего друга, а когда вхожу я с пистолетом в руке, чтобы посмотреть, что тут происходит, вы бросаетесь на меня. Спасая свою жизнь, я вынужден пристрелить вас. Достойный конец Падшего Ангела.
— Этот номер не пройдет, — торопливо проговорил Гаррук.
— Еще как пройдет. — Келинг прицелился в Себастиана. — А теперь, боюсь, вам придется умереть первым, Эйнджелстоун. Вы наиболее опасны. Саттон будет следующим.
Себастиан весь подобрался. Сейчас он прыгнет прямо на Келинга. Вдруг первый выстрел не попадет в цель? А даже если попадет, может, он сразу свалит его с ног? Все, что ему нужно, подумал Себастиан, — это устоять на ногах и успеть вцепиться в Келинга.
— Негодяй! — завопила Прюденс, сжимая в руке осколки лорнета. — Не смейте убивать Себастиана! Келинг улыбнулся:
— Может, вам интересно узнать, что я сохраню вам жизнь до рассвета, леди Эйнджелстоун? Видите ли, мне всегда было любопытно, с какой женщиной Падшему Ангелу нравится развлекаться в постели. Сегодня я это выясню.
Себастиан заметил, что Прюденс подняла крепко сжатый кулачок, словно целясь в руку Келинга, которой он обхватил ее за шею, и понял, что она собирается сделать.
Она изо всех сил ударила Келинга по руке осколками стекла, бывшими еще недавно модным моноклем.
Келинг завопил от боли, на секунду выпустил Прюденс и схватился за руку. Между пальцами потекла кровь.
— Ах ты, маленькая дрянь!
Прюденс отскочила в сторону.
Келинг, спохватившись, повернулся к Себастиану, но было уже слишком поздно — Падший Ангел бросился на него.
Келинг попытался снова взять его на мушку — тщетно. Себастиан резким ударом ноги выбил из руки Келинга пистолет. Потом вплотную подскочил к мерзавцу и двинул ему прямо в челюсть. Сила удара была такова, что Келинга отбросило к окну. Видимо, задвижка в рамке не была закрыта — когда барон врезался в окно, оно распахнулось.
В спальню ворвался ветер. Свеча погасла, и комната погрузилась в кромешную тьму. Ставни на окне ходили ходуном.
Себастиан двинулся вперед. Он с трудом, но все-таки различал под окном скрючившуюся фигуру Келинга. В комнате завывал ветер.
— Нет! — закричала Прюденс, пытаясь его перекричать. — Себастиан, подождите! Не подходите к нему!
В ее голосе слышалось такое волнение, что Себастиан остановился и оглянулся. Он едва различал в темноте бледное пятно — ее лицо, но понял, что она смотрит мимо него.
Келинг завопил от страха.
— Бог мой, — прошептал Гаррик.
Себастиан резко обернулся. Келинг продолжал орать.
— Не подходи ко мне! — верещал он, но обращался явно не к Себастиану. Он смотрел на кровать, держа руки перед собой, будто защищаясь от того, что видел впереди. — Нет! Не подходи ко мне! Не подходи!!!
Ужас охватил Себастиана. Он увидел, как темная фигура Келинга пятилась к окну, пока не уперлась в подоконник.
— Это ты! — выдохнул Келинг. Он забрался на подоконник и стоял теперь спиной к окну. — Это ты, да? Нет, не прикасайся ко мне. Я никогда не желал тебе смерти. Понимаешь? Ты сама решила прыгнуть. Могла бы этого и не делать. Я только хотел немного поразвлечься. Ты же была простой потаскушкой… Не прикасайся ко мне!
Келинг еще раз вскрикнул, отпрянул от чего-то, что видел только он один, и, потеряв равновесие, рухнул вниз, в черную мглу, которая его поджидала. Казалось, этот крик никогда не кончится. А потом наступила тишина. Абсолютная тишина. Даже странный ветер, взявшийся ниоткуда, внезапно стих. Только густой туман окутывал замок Келинга.
Себастиан вдруг заметил, что все, включая его самого, замерли. Он сделал глубокий вдох и стряхнул с себя оцепенение, потом повернулся и быстро подошел к свече. Взял ее в руки, попробовал зажечь, но с первого раза не получилось.
Когда наконец загорелось пламя, оно было сильным и ровным. Себастиан повернулся к Прюденс, думая, что увидит в ее глазах ужас.
Она стояла посередине комнаты, задумчиво сдвинув брови, и ничем не напоминала женщину, которая только что видела привидение.
— Вам не кажется странным, Себастиан, что сейчас здесь уже не так холодно, как было раньше? — спросила она.
Себастиан изумленно уставился на нее.
— Да, — услышал он свой собственный тихий голос. — Сейчас гораздо теплее.
Гаррик, с трудом сев, скривился от боли. Бросил взгляд на человека, лежавшего на полу.
— Мерзавцев было трое. Всех наняли на одну ночь в публичных домах. Этот отправил остальных в Лондон, когда с ними расплатились.
Себастиан покачал в руке пистолет, словно пробуя его на вес.
— Тогда они больше не представляют для нас угрозы. — Он подошел к окну и посмотрел вниз. Там клубился туман и с трудом можно было различить обутые в сапоги ноги Келинга, распростертого на каменных плитах.
— Нужно сообщить судье, — произнес Гаррик.
— Кто расскажет ему о призраке Лилиан? — поинтересовалась Прюденс.
— По-моему, не нужно впутывать сюда призрак, — заметил Себастиан. — Лично я его в глаза не видел. Да и вы тоже.
— Верно, — поддержал его Гаррик. — Ничего похожего на призрак я не видел.
— А я в этом не уверена, — возразила Прюденс. Она приняла торжественный и задумчивый вид. — Только что на моих глазах свершилось то, что служит серьезным доказательством существования потусторонних явлений.
— По-моему, вы ошибаетесь, моя дорогая, — сказал Себастиан. — Расследование веду я, и объясняться с судьей тоже придется мне. Но никакого призрака я не видел.
Прюденс вскинула брови:
— Как хотите, милорд. Но я тем не менее убеждена, что проклятие Лилиан сбылось. «Принцы целомудрия»— все четверо — уничтожены. Даже Блумфилд заплатил за содеянное.
Себастиан хотел ей возразить, но передумал. Нельзя отрицать, что Лилиан наконец отомщена.


Было уже почти три часа ночи, когда местный судья выслушал их объяснения. Мистер Льюэл оказался крупным грубоватым мужчиной, который серьезно относился к своим обязанностям. Общение с графом, казалось, наполняло его душу благоговением. Вопросов он задал мало, что было Себастиану только на руку, поскольку он решил изменить некоторые факты.
Как он объяснил Прюденс и Гаррику, в подобных обстоятельствах не было смысла впутывать в дело еще и Джереми. Тогда никто не сможет опровергнуть, что смерти Рингкросса и Оксенхема не что иное, как несчастный случай и самоубийство, как все и считали с самого начала.
— Значит, Келинг покончил жизнь самоубийством. — Льюэл, выслушав рассказ Себастиана, покачал головой. — Ну, он всегда был со странностями. Ходили слухи, что в его замке время от времени происходили необычные вещи.
— Вот как? — вежливо проговорил Себастиан.
— Да. Лакеи, знаете ли, чесали языками. И тем не менее напрашивались вопросы. Несколько лет назад исчезла молоденькая девушка. Поговаривали, что Келинг с друзьями… — Льюэл оборвал себя на полуслове. — Ну, дело давнее. Значит, он умер…
— Да, — подтвердил Себастиан.
Льюэл глубокомысленно кивнул головой:
— Могу сказать вам, что его здесь не очень-то будут оплакивать.
— Потому что в замке происходили непонятные вещи? — спросил Себастиан.
— Не только. У Келинга, к сожалению, была привычка привозить сюда своих закадычных друзей. К разочарованию владельцев местных магазинчиков, он всегда брал продукты с собой. Говорил, что деревенские товары не того качества. Ни пенни здесь не потратил.
— Понятно, — улыбнулся Себастиан. Когда с делами было покончено, Гаррик решил провести остаток ночи неподалеку в гостинице.
— У меня так раскалывается голова, что я даже подумать не могу о поездке в карете. Вернусь в Лондон завтра. А вы?
Прюденс широко зевнула, прикрыв рот ладонью:
— Я готова заснуть прямо здесь! Себастиан взглянул на нее. Ему хотелось отвезти ее домой, где она была бы в полной безопасности.
Хотел, чтобы она заснула в кровати, а он обнял бы ее так крепко, что ни один призрак не смог бы ее отнять у него. Хотел защищать и не отпускать ее от себя всю оставшуюся жизнь.
— Вы поспите немного в карете по дороге домой, — тихо сказал он.
— Конечно, милорд, — ровным голосом согласилась она.
Сборы в дорогу не заняли у Себастиана много времени. Полчаса спустя они с Прюденс отправились в Лондон в наемном экипаже.
— Похоже, садится туман. — Прюденс зевнула и натянула на колени меховой плед. — Нужно поспешить, Себастиан.
Себастиан обнял ее и притянул к себе, вглядываясь в ночную мглу.
— На рассвете мы уже будем дома…
— Очень может быть. И хотя все было чрезвычайно занимательно, у меня уже слипаются глаза. — Прюденс уютно устроилась, прильнув к его плечу.
— Денси?
— Да? — пробормотала она сонным голосом.
— Как бы я хотел познакомить вас с моими родителями. Вы бы им очень понравились.
— А я вас со своими, — прошептала она. — Они были бы счастливы иметь такого зятя.
Себастиан попытался найти нужные слова и не мог. Он замер, проверяя, ощущает ли в душе привычный леденящий холод.
Его не было. Но Себастиан боялся заглянуть в душу, еще до недавнего времени заполненную льдом, опасаясь обнаружить вместо холода пустоту.
— Скверно же я сегодня о вас заботился, Денси, — наконец проговорил он. — В будущем подобное не повторится.
Прюденс не ответила. Себастиан посмотрел на нее. Ресницы сомкнуты. Она крепко спит. Можно только гадать, слышала она его или нет.
До города они добрались очень быстро. Когда карета остановилась перед домом, Себастиан подхватил Прюденс на руки и понес по лестнице. В спальне осторожно положил на кровать. Она не проснулась, когда он лег рядом.
Себастиан крепко прижал ее к себе и впервые за четыре года заснул прежде, чем забрезжил серый рассвет.


Прошел месяц. Себастиан сидел в кресле, вытянув ноги и положив голову на спинку, и просматривал записи в бухгалтерской книге. Покончив со счетами, он отодвинул книгу в сторону. Люцифер поднялся со спинки софы, прыгнул на стол и, прошествовав прямо по бумагам, спрыгнул Себастиану на колени.
Себастиан, поглаживая кота, взглянул на часы из золоченой бронзы.
— Она придет домой с минуты на минуту. Посмотрим, что тетке удалось с ней сотворить?..
Люцифер, свернувшись клубочком, замурлыкал в ответ.
— Надеюсь, моя бедняжка Денси выживет после такого эксперимента, — улыбнулся Себастиан. — А как же она боялась ехать! Тянула сколько могла. Но в конце концов тетка Друцилла настояла на поездке.
Люцифер подергал ушами и опять замурлыкал. Через несколько минут в холле поднялась суматоха, возвещающая о том, что Прюденс возвратилась из похода по магазинам.
— А вот и мы…
Себастиан в ожидании не отрывал глаз от двери.
— Клянусь, тетушка обрядила ее во что-нибудь изумрудно-зеленое и темно-желтое…
Дверь библиотеки резко распахнулась, и на пороге возникла Прюденс. Все в том же бледно-лиловом чересчур пышно украшенном платье, в котором и уехала из дома. Поля ее шляпы — нелепого громоздкого сооружения, украшенного огромными бледно-лиловыми цветами, — отчаянно колыхались. Глаза за стеклами очков сверкали от возбуждения.
— Себастиан, вы никогда в жизни не догадаетесь, что произошло!
Себастиан сбросил кота на пол и встал, приветствуя жену:
— Прошу вас, садитесь, дорогая. Я горю желанием услышать о вашей поездке по магазинам во всех подробностях.
— О какой поездке? — озадаченно спросила она, опускаясь в кресло.
— Уверен, что вы вспомните, если хорошенько постараетесь. Вы уехали чуть больше трех часов назад в компании моей тетушки. — Себастиан снова сел. — Она собиралась одеть вас заново с головы до ног.
— Ах да! Поездка по магазинам… — Прюденс сняла шляпу и отшвырнула ее в сторону. — Думаю, она прошла успешно. Во всяком случае, ваша тетушка, похоже, осталась довольна. Надеюсь, вам нравятся зеленые и желтые цвета. Боюсь, мне придется носить теперь исключительно их.
Себастиан в ответ улыбнулся.
— Но я вовсе не об этом хотела вам рассказать. — Прюденс тоже улыбнулась. — Я добыла нам нового клиента, милорд.
Улыбку Себастиана как рукой сняло.
— Черт побери!
— Право, Себастиан, не нужно к этому так относиться. Расследование буду вести я, поскольку оно касается потусторонних явлений. А вы, как мне кажется, на этот раз с удовольствием согласитесь мне помогать.
Себастиан осторожно взглянул на нее:
— Я не хочу, чтобы вы рисковали, мадам. Это решено окончательно и бесповоротно.
— Если вы беспокоитесь о наследнике, то не стоит. — Прюденс погладила себя по плоскому пока животу. — Я уверена, он сделан на совесть и встреча с парочкой привидений ему никак не повредит.
— Но, Денеи…
— Успокойтесь, милорд. — Прюденс безмятежно улыбнулась. — Нет никакого риска. Это дело касается одного очень старого солидного привидения. Его в последнее время как будто частенько видели в загородном доме Крэншоузов. Они хотят, чтобы я выяснила, существует ли оно в действительности.
— И если существует?
— Ну, тогда они попросят меня найти способ избавиться от него. Очевидно, оно терроризирует прислугу. Крэншоузы были вынуждены за последние два месяца нанять трех новых служанок и одну кухарку. Такой разброд среди прислуги ужасно действует на нервы, поведала мне миссис Крэншоуз.
Она вся в предвкушении расследования, подумал Себастиан. Достаточно посмотреть, как сияют ее глаза. Да и сам он уже почувствовал, как его охватывает едва сдерживаемое возбуждение.
— Ну что же, надеюсь, от одного маленького расследования вреда не будет.
— Никакого, — радостно согласилась Прюденс. Себастиан снова встал и подошел к окну:
— Но вы совершенно уверены, что это расследование касается только потусторонних явлений?
— Совершенно уверена.
— И что ни о каком убийстве, избиении и подобных злодействах речь не идет?
— Конечно, нет.
— Значит, ничего опасного в этом деле нет? — не отставал Себастиан.
Прюденс снисходительно хмыкнула:
— Право, Себастиан. Смешно даже предполагать, что это расследование касается какого-то опасного преступления. Мы ведь говорим всего лишь о старом привидении.
— Ну хорошо, — сдался он. — Думаю, вы можете заняться этим делом. Я, естественно, буду вас сопровождать. Мне ведь интересно узнать, какими методами вы пользуетесь.
— Конечно. Он улыбнулся:
— Забавное может оказаться дельце.
— Надеюсь, и будет, милорд, — проговорила Прюденс, потупив взор.
Да она смеется надо мной, решил Себастиан. Эта маленькая плутовка прекрасно понимает, что он — как, впрочем, и она сама — ухватится за возможность расследовать еще одну интересную загадку. Она слишком хорошо его знает. Не мудрено, ведь Прюденс, в конце концов, его вторая половина.
Себастиан окинул взглядом залитый солнцем сад.
— Я соглашусь проводить с вами расследование только при одном условии.
— Каком же, милорд?
— Если вы скажете мне еще раз, что любите меня, — шепотом проговорил Себастиан.
Наступила такая тишина, что, упади на землю перышко, услышишь. Себастиан затаил дыхание, потом заставил себя медленно обернуться.
Прюденс стояла, прижав руки к груди. Глаза сияли, но смотрели немного настороженно.
— Значит, вы все слышали той ночью?
— Да. Но с тех пор вы больше ни разу не произносили этих слов. Разлюбили?
— Нет, милорд. Я влюбилась в вас с первого взгляда и буду любить всю жизнь. — Она печально улыбнулась. — А не говорила я больше этих слов, поскольку думала, что вам они, возможно, в лучшем случае покажутся смешными.
— Что может быть смешного в том, что вы меня любите? — Себастиан вдруг ощутил, как от избытка чувств у него начали дрожать руки. — В вашей любви мое спасение.
— О Себастиан! — Прюденс бросилась к нему в объятия.
— Я люблю вас, Денси. — Себастиан крепко прижал ее к себе. — И всегда буду любить.
Наконец-то он может без опаски заглядывать себе в душу, подумал Себастиан. И никакой пустоты, как он опасался, в ней не оказалось. Там, где так долго царила леденящая мгла, расцвел роскошный сад любви, жаркий и пьянящий.
Себастиан долго прижимал Прюденс к себе. Ее тепло, переливаясь в него, полностью вытеснило холод.
— Я должна вам сообщить только о нескольких особенностях нашего расследования, — пробормотала наконец Прюденс. Мягкая ткань его сорочки заглушала ее слова.
— Каких особенностях? — Себастиан поднял голову. Прюденс изобразила на лице самую обаятельную улыбку:
— По словам моей клиентки, у нее недавно пропало бриллиантовое ожерелье.
— Бриллиантовое ожерелье? Подождите-ка минутку. Я по опыту знаю, что если речь идет о пропавших драгоценностях, то тут дело нечисто.
Прюденс тихонько откашлялась:
— Ну… Есть парочка моментов — совсем маленьких, заметьте, — говорящих о том, что кто-то пытался обыскать дом Крэншоузов.
— Черт побери, Денси, я же сказал — на этот раз ничего опасного.
— Я уверена, милорд, что расследование совершенно безопасно. Просто есть несколько довольно интригующих деталей, которые, мне кажется, вас позабавят. Мне бы не хотелось, чтобы вы заскучали.
Себастиан усмехнулся:
— Надеетесь обвести меня вокруг пальца, моя любовь?
— Точно так же, как вы меня! — Прюденс, встав на цыпочки, обняла его за шею. — Я думаю, мой дорогой Себастиан, что мы с вами просто созданы друг для друга.
Себастиан заглянул в ее сияющие глаза и почувствовал, как его захлестнула всепоглощающая любовь.
— О, несомненно!
Он провел рукой по ее волосам и закрыл ей рот поцелуем. Он знал, что никогда больше леденящий холод не заполнит его душу.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Опасность - Кренц Джейн Энн



Немного затянуто, но в целом роман интересный, читайте!
Опасность - Кренц Джейн Эннюляша
10.03.2012, 12.09





У Кренц есть и поинтереснее романы. 7\10
Опасность - Кренц Джейн ЭннВеруся
1.05.2013, 11.56





Согласна, что не лучший, но милый. Для чтения перед сном.
Опасность - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.05.2013, 14.01





Героиня раздражала, в общем остался неприятный осадок.
Опасность - Кренц Джейн ЭннТаня Д
11.01.2015, 23.47





Согласна, что не лучшее у автора. Героиня немного туговата...И все же люблю Кренц за нежность и мягкость ГГ-ев к друг другу.
Опасность - Кренц Джейн ЭннЯзваЖелудка
1.11.2015, 19.24





Увлекательная книга, прочел просто залпом. Сюжет очень хороший, местами очень смешной, я чуть не описался от смеха.
Опасность - Кренц Джейн ЭннМарк
26.03.2016, 4.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100