Читать онлайн Опасность, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасность - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасность - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасность - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Опасность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Себастиан вернулся домой незадолго до рассвета. Поднимаясь по ступенькам, он слышал, что из кухни доносится приглушенный звон посуды. Если для высокородных членов высшего общества день заканчивался, то для прислуги уже начинался следующий.
Неторопливо развязывая галстук, Себастиан шел по холлу к своей спальне. Душу постепенно затягивал знакомый холод. Больше всего он ненавидел этот час — час, когда новый день борется с ночью и ни свет, ни тьма не несут надежды.
Себастиан знал, что сильнее всего он ощущает холод именно на рассвете. В такой предрассветный час ему всегда казалось, будто он опутан ледяным серым туманом.
Но сейчас это чувствуется не так остро, как раньше, подумалось ему, ведь его ждала Прюденс. Скоро он сможет отогреться ее теплом. Как же он жил без нее все эти годы?
Себастиан открыл дверь своей спальни и понял, что в ней кто-то есть. В его кровати спала Прюденс — к себе она не пошла. Рядом свернулся клубочком Люцифер. Кот открыл свои золотистые глаза и не мигая уставился на Себастиана.
Себастиан приблизился к кровати и какое-то время тихо стоял, глядя на Прюденс. Волосы распущены, с одного плеча соскользнула бретелька ночной сорочки. Она казалась такой теплой, мягкой и невинной. Благодаря ей он больше не чувствовал себя одиноким.
Себастиан подошел к маленькому столику, на котором стоял графин с коньяком. Налил себе рюмку и сел в кресло перед окном дожидаться рассвета.
И тут же рядом возник Люцифер. Он мягко прыгнул Себастиану на колени и устроился поудобнее, наблюдая вместе с хозяином за борьбой дня и ночи.
Себастиан погладил кота, и сделал глоток из бокала.
— Себастиан?
— Это я, Денси.
Т)н услышал, как она спрыгнула с кровати, подбежала к нему и, встав за спиной, положила руки ему на плечи.
— Все в порядке? — тихо спросила она. — Разговор с Келингом прошел так, как вы планировали?
— Да. — Себастиан перестал гладить кота и взял ее руку в свою. — Думаю, он скоро уедет из Англии. Прюденс тихонько сжала его пальцы:
— Я знала, что вы об этом позаботитесь, милорд.
— Вот как?
— Да. Вы замечательный человек, Себастиан. Я очень горжусь, что вы мой муж.
Эти простые слова тронули его до глубины души, еще немного растопив лед в его груди.
— Я сделал это ради вас, Денси.
— Вы сделали бы для Джереми то же самое, если бы даже никогда не встретили меня…
Ему не хотелось с ней спорить, и он ничего не ответил, сделав еще глоток коньяка.
Помолчав немножко, Прюденс вдруг спросила:
— Как вы думаете, вы когда-нибудь избавитесь от бессонницы на рассвете?
— Нет, никогда. Я ненавижу рассвет. Как бы ни был ясен день, холодный туман за окном все время ждет своего часа.
— Он поджидает каждого человека, Себастиан. Главное, не встречать его в одиночестве.
Он еще сильнее сжал ее руку. Вместе они наблюдали, как свет борется со мглой. Несколько минут — и серый туман стал бледнеть. Наступал рассвет.
Себастиан сбросил Люцифера на пол. Потом поднялся с кресла, подхватил Прюденс на руки и понес ее к кровати. Он крепко прижимал ее к себе, ощущая благодатное тепло.


Весть о том, что Келинг уезжает из Лондона, вызвала лишь слабый интерес среди гостей, собравшихся в тот вечер у Брэндонов. Прюденс поделилась этим наблюдением с Себастианом, когда они вместе стояли у окна.
Себастиан улыбнулся:
— Нет ничего необычного в том, что Келинг внезапно покидает Лондон.
— А когда все узнают, что он уезжает из страны, это вызовет больший интерес?
— Да, — холодно сказал Себастиан. — Этот факт, без сомнения, привлечет всеобщее внимание. — Он бросил взгляд в глубину комнаты. — А вот и леди Пемброук.
Прюденс поднесла к глазам болтающийся на шнурке лорнет и посмотрела на приближающуюся Эстер.
— Да, это и в самом деле она. — Прюденс энергично замахала веером, подзывая подругу. — Интересно, нашла она для меня очередных клиентов? Теперь, когда ваше расследование закончено, пора найти для нас что-нибудь новенькое.
— Я бы немного отдохнул, — сказал Себастиан и прищурился. — Черт! Джереми идет.
— Где? Этот дурацкий лорнет такой неудобный. — Прюденс снова поднесла к глазам модную вещицу. Джереми пробивался к ним сквозь толпу. Видно было, что ему не терпится быстрее добраться до Себастиана. — Мне кажется, вы стали в глазах вашего кузена, как и в глазах Тревора, настоящим героем.
— У меня есть более интересные занятия, чем разыгрывать героя в глазах юнцов. — Себастиан осушил бокал с шампанским.
В это время к ним подошел Джереми.
— Добрый вечер, леди Эйнджелстоун. — Джереми изящно склонился над ручкой Прюденс.
— Добрый вечер, Джереми, — улыбнулась ему Прюденс.
Джереми перекинулся с Себастианом понимающим взглядом:
— Надеюсь, ты слышал, что Келинг уехал сегодня из Лондона?
— Да.
— Наверное, уже подплывает к континенту. — Мимо проходил лакей с подносом, уставленным бокалами с шампанским. Джереми взял бокал. — Очевидно, я должен быть доволен тем, что его выдворили из страны, но меня тем не менее не оставляет мысль о слишком малой цене, которую Келинг заплатил за злодейство.
— Поверь мне, Келингу скоро придется совсем несладко, — заметил Себастиан, — особенно когда он увидит, как его только что обретенное состояние очень быстро испаряется.
Прюденс спросила с удивлением:
— С чего бы его капиталу быстро испаряться? Полагаю, вы не тронете компанию, если он уедет из страны.
— Верно. — Себастиан холодно улыбнулся. — Но когда все узнают, что он уехал, а единственным владельцем фирмы остается ненормальный Блумфилд, акции очень быстро упадут в цене. Через несколько месяцев они не будут стоить ни гроша. Компания все равно обанкротится.
Джереми пристально взглянул на Себастиана:
— Я об этом не подумал. Значит, Келинг не сможет сохранить свое состояние? Ты это хочешь сказать?
— Лишь на самое короткое время. Слух о том, что теперь во главе компании стоит Блумфилд, наверняка подорвет к ней доверие кредиторов.
— Отлично! — Джереми удовлетворенно улыбнулся. — Так вот что ты имел в виду, когда говорил, что собираешься его уничтожить. Очень умный ход, позволь тебе заметить, Эйнджелстоун.
Прюденс гордо улыбнулась:
— Эйнджелстоуну в уме не откажешь. Себастиан подмигнул ей:
— Благодарю вас, моя дорогая. Джереми нахмурился:
— Интересно, догадывается ли Келинг о своей незавидной доле?
— Думаю, он очень скоро поймет, как сурово мы его наказали, — заметил Себастиан. — Банкиры, без сомнения, сообщат ему о том, что его состояние тает как снег.
Джереми озабоченно взглянул на Себастиана:
— Значит, ты считаешь, он попытается вернуться в Англию?
— Чтобы встретиться с толпой разъяренных кредиторов и перспективой быть брошенным в долговую тюрьму? — спросил Себастиан, — Очень сомневаюсь. Но если даже он попытается это сделать, мы с ним разберемся.
— Значит, все кончено.
— По-моему, да, — заключил Себастиан. Прюденс хмыкнула:
— Знали бы вы, какими глазами на вас все смотрят. Джереми усмехнулся:
— Догадываюсь. Люди не привыкли видеть дружескую болтовню Эйнджелстоуна со своим близким родственником. Кстати, я сказал матушке, что благодаря тебе меня теперь не арестуют за убийство.
Себастиан чуть не поперхнулся шампанским:
— Черт подери! Надеюсь, ты не стал ей всего рассказывать.
— Конечно же, нет, — серьезно ответил Джереми. — Она бы с ума сошла. Просто объяснил ей, что, зная о нашей вражде, убийца предпринял попытку сыграть на этом, чтобы замести следы.
— А что ты ей еще сказал? — зловеще прошептал Себастиан.
— Только то, что ты воспользовался своей властью, чтобы заставить полицейских с Боу-стрит не трогать меня.
— Хм…
В этот момент Прюденс заметила в толпе знакомую фигуру. Она опять подняла монокль:
— Если уж заговорили о миссис Флитвуд, так вот она, кстати, сама идет.
— Боже правый! — воскликнул Себастиан. — Неужели я обречен провести весь вечер в компании моих родственников?
— Я думаю, мама хочет извиниться перед тобой, — заверил его Джереми.
— Не сомневаюсь, что именно это она и намерена сделать. — Прюденс бросила на Себастиана предостерегающий взгляд. — Самое меньшее, что от вас требуется, Эйнджелстоун, — это быть полюбезнее.
Себастиан хмуро улыбнулся:
— Если тетя Друцилла и в самом деле принесет мне извинения, я съем свой собственный галстук.
Друцилла подошла к Себастиану и остановилась перед ним:
— Так вот вы где, Эйнджелстоун!
— Да, мадам, я здесь.
— Ведите себя прилично, — шепнула Прюденс.
Друцилла даже не удостоила ее взглядом. Она сверлила глазами Себастиана.
— Мой сын рассказал, что вы выполнили свой долг перед семьей, уладив дела, которые могли бы иметь весьма неприятные последствия.
В глазах Себастиана заплясали знакомые дьявольские искорки.
— Можете быть спокойны, мадам, Джереми в данный момент уже не грозит опасность быть повешенным.
— Надеюсь, что нет. В конце концов, он носит фамилию Флитвуд. А ни одного Флитвуда не подвергали смертной казни через повешение со времен Кромвеля. — Друцилла элегантным жестом сложила свой веер. — Кроме того, по словам Джереми, отнюдь не вы пытались подстроить, чтобы на него пало подозрение в убийстве двух человек.
— Джереми сказал вам это? — спросил Себастиан.
— Да.
— И вы ему поверили, мадам? Прюденс подтолкнула его локтем в бок, приветливо улыбаясь Друцилле:
— Эйнджелстоун шутит, мадам. Вы ведь знаете, у него очень необычное чувство юмора.
— Ох! — Себастиан осторожно пощупал ребра. — Но сейчас я не шучу, мадам, — процедил он сквозь зубы. Друцилла бросила на Прюденс испепеляющий взгляд:
— Право, моя дорогая, такой дурацкий спектакль не стоит разыгрывать в бальной зале.
— Я вовсе не играю, — пробормотала Прюденс, но тут увидела, что присутствующие оборачиваются в их сторону.
Гости явно ждали, что вот-вот разразится скандал. Себастиан уже открыл рот, готовясь дать тетке достойный отпор. Ну хотя бы кто-нибудь подошел к ним сейчас, взмолилась Прюденс. И спасение пришло в лице Эстер.
Увидев, что назревает ссора, Эстер сделала отчаянную попытку предотвратить ее. Бросив на Прюденс беспокойный взгляд, она с хорошо разыгранным изумлением повернулась к Друцилле.
— Добрый вечер, Друцилла, — сказала она. — Я не видела, что вы здесь. Как вы себя чувствуете сегодня?
— Великолепно, благодарю вас, Эстер. Я как раз хотела поговорить с Прюденс о ее платье.
— Оно просто очаровательно, не правда ли? — воодушевилась Эстер, довольная тем, что удалось найти безопасную тему. — Этот бледно-лиловый оттенок сейчас, знаете ли, в моде.
— Как будто сшито из тряпки, — проворчала Друцилла. — А все эти рюшечки смотрятся на ней просто нелепо. — Она сверлила Прюденс глазами. — Вижу, вы еще не нашли себе новую модистку.
Прюденс почувствовала, что краснеет. Она с мольбой взглянула на Себастиана, надеясь, что он придет ей на помощь. Тщетно.
— Да, мадам, у меня не было возможности. Но я собираюсь сделать это в самое ближайшее время.
— Ну, ничего не поделаешь, придется познакомить вас с моей, — величаво произнесла Друцилла. — Надеюсь, она сможет что-то с вами сотворить. Данные у вас, надо признать, неплохие.
У Прюденс упало сердце. Она заметила в глазах Себастиана веселый блеск, но попыталась выдавить из себя вежливую улыбку:
— Очень любезно с вашей стороны, мадам!..
— Кто-то же должен вами заняться. В конце концов, вы графиня Эйнджелстоун. Так что обучать вас, по всей видимости, придется мне. От жены главы семейства требуется знание определенных вещей.
— Да, конечно, — жалобно проговорила Прюденс.
— Отправлюсь с вами за покупками, как только представится возможность. — Друцилла повернулась и величественно прошествовала сквозь толпу.
Эстер принялась возбужденно обмахиваться веером:
— Бог мой, Прюденс, а ведь она права. Теперь и я вижу, что бледно-лиловые и фиолетовые цвета тебе не очень-то к лицу.
— Ты их сама выбирала, — напомнила Прюденс.
— Да, конечно, но они ведь сейчас в моде. И тем не менее стоит прислушаться к совету Друциллы. — Эстер бросила взгляд на строгий темный фрак и белоснежную сорочку Себастиана. Потом взглянула на Джереми — тоже неотразим. — Флитвуды умеют одеваться, они инстинктивно чувствуют, как и что нужно делать. Так что можешь у них поучиться.
Себастиан ласково улыбнулся Прюденс:
— Совершенно верно, моя дорогая. Доверьтесь моей тетушке, а расходы пусть вас не пугают. За то, чтобы посмотреть, как вы вдвоем расхаживаете по магазинам, я готов заплатить любую цену.
Прюденс сердито посмотрела на него. Знает ведь, что она заранее с содроганием думает о предстоящем мероприятии.
— Не смейте смеяться надо мной, Эйнджелстоун, иначе, клянусь, я вам сейчас такое устрою!
— Простите, моя дорогая. — Глаза Себастиана весело сверкали. — Мне вдруг пришло в голову, что для меня открывается новый мир развлечений.
— Право, Себастиан…
— Вы же сами хотели спокойствия в нашей семье, мадам. И ваше заветное желание исполнилось. С нетерпением жду, как вы поладите с этой старой ведьмой… прошу прощения — с тетей Друциллой.
Джереми усмехнулся;
— У матушки самые благие намерения, леди Эйнджелстоун, но боюсь, у нее очень сильно развито чувство ответственности за семью.
— Не сомневаюсь, — печально согласилась Прюденс.
— Как и у вас, моя дорогая, — ровным голосом заметил Себастиан. — Так что вы отлично поймете друг друга. — И он рассмеялся.
Прюденс с изумлением наблюдала за ним — Себастиан захохотал еще громче. И хотя все в комнате повернулись и с удивлением уставились на него, он не перестал смеяться.
Прюденс многозначительно взглянула на Джереми:
— Не могли бы вы потанцевать со мной, Джереми? Если я еще секунду останусь здесь с Эйнджелстоуном, то наверняка покрою себя позором, поколотив его на глазах изумленной публики.
Себастиан так и заливался хохотом.
Джереми с любопытством посмотрел на него, потом усмехнулся и протянул Прюденс руку:
— С удовольствием, мадам.
— Благодарю вас.
И только закружившись с Джереми в вальсе, Прюденс поняла, что нечаянно дала светскому обществу еще один повод для изумления. Теперь все присутствующие не сводили с нее глаз.
— На нас смотрят.
— Разве можно их за это винить? — хмыкнул Джереми. — Жена Падшего Ангела танцует с одним из клана Флитвудов. Более того, не похоже, чтобы дьявол попытался обрушить на мою голову гнев и проклятия. Он слишком занят тем, что хохочет над шуткой, которую никто не может понять.
— Они подумают, что Эйнджелстоун спятил, — сказала Прюденс. — И будут недалеки от истины.
— Завтра же утром по всему городу пройдет слух, что с враждой Флитвудов покончено, — задумчиво заметил Джереми.
— Что ж, оказаться под покровительством вашей матушки не слишком большая плата за это, — сказала Прюденс, стараясь не терять оптимизма.
— Как сказать… — протянул Джереми.


Когда Себастиан вывел ее в холодную, окутанную туманом ночь, Прюденс все еще никак не могла успокоиться по поводу предстоящего похода по магазинам.
— Как мне все это надоело, Себастиан! Дома никто никогда не обращал внимания, во что я одета, а здесь, похоже, все мной недовольны. А что мне прикажете делать с гардеробом, который мы заказали с Эстер, позвольте вас спросить?
— Кому-нибудь подарите. — Себастиан пытался найти свою карету, но ее не было видно среди множества экипажей, запрудивших улицу перед особняком.
— И кому же? Себастиан усмехнулся.
— Кому идут фиолетовые тона. — Он взял ее за руку и увлек по ступенькам. — Пошли. Карета будет еще минут двадцать пробираться сюда, так что лучше нам самим к ней подойти.
— Хорошо. У меня тоже нет желания долго стоять здесь. Сегодня довольно холодно. — Слава Богу, надела плащ, подумала Прюденс. Себастиан заставил.
В густой мгле трудно было отличить одну карету от другой. Черный экипаж Эйнджелстоуна стоял в самом конце длинной вереницы. Лакей в знакомой черной с золотом ливрее Эйнджелстоуна распахнул дверцу.
Что-то в нем было не так. Прюденс вгляделась пристальнее и поняла, что она его не узнает. Но не успела она достать свой лорнет, как услышала, что Себастиан тихонько выругался.
— Кто, черт побери… — И замолчал на полуслове. Застонав, он стал бесшумно оседать на землю.
Прюденс, почувствовав, что он больше не держит ее за руку, резко обернулась.
— Себастиан! — Она машинально попыталась поднять его, но он был слишком тяжел. Она опустилась рядом с ним на колени. — Боже мой, Себастиан, что случилось?
Из тумана вынырнул какой-то человек. Лица мужчины не было видно, но большой короткий предмет в его руке Прюденс разглядела хорошо.
— Не беспокойтесь, мадам. Ничего с ним не случится. Я свою работу знаю. А теперь полезайте-ка в карету. Вашего мужа я сейчас тоже туда затолкаю.
Прюденс вскочила и хотела закричать, чтобы позвать на помощь, но грубая мужская рука тотчас же закрыла ей рот.
— Не вздумайте кричать, ваша светлость, — прошептал ей на ухо мнимый лакей.
Прюденс принялась отбиваться. Она отчаянно барахталась, но тяжелый плащ сковывал ее движения. Кто-то схватил ее за ноги. Она поняла, что нападавших трое, включая кучера.
— Ну-ка прекратите, а то вашему муженьку хуже будет, — пробормотал «лакей». — У нас мало времени. Мы не можем тут торчать всю ночь. Я с приятелями обещал доставить вас вовремя, иначе нам не заплатят.
Прюденс с отчаянием взглянула на козлы.
— Давайте их в карету, — послышался оттуда голос, принадлежавший явно не кучеру Себастиана. — Сколько можно возиться?!
Похитители швырнули Прюденс на пол кареты. Что-то легко хрустнуло — Прюденс поняла, что это ее лорнет. Путаясь в складках плаща, она попыталась добраться до сиденья.
— Не дергайтесь, — проворчал один из мужчин. Он забрался в карету и сам усадил Прюденс на место. — Поберегите ваш пыл. У моего клиента, кажется, есть свои планы насчет такой горяченькой красотки, как вы.
Человек в ливрее лакея Эйнджелстоуна запихнул безжизненное тело Себастиана в карету. Тот лежал распластанный на полу лицом вниз и не шевелился.
Прюденс с ужасом смотрела на него, пытаясь разглядеть, есть ли на голове кровь, открыты ли его глаза. Но ничего не могла разобрать… Даже если достать из ридикюля очки, все равно не определить, насколько серьезно пострадал Себастиан, — слишком темно в карете.
Похититель в ливрее прыгнул в экипаж и уселся напротив Прюденс. В руке его блеснул пистолет.
— Придется вам разговаривать со мной, мадам. Час, а то и больше. Ваш муж пока ни на какие разговоры не способен. — И он пнул ногой неподвижно лежащее тело.
— Не трогайте его, — сказала Прюденс.
— Не беспокойтесь, пока доедем до замка Келинга, он уже очухается. Я обещал его светлости, что оба пассажира будут доставлены в наилучшем виде.
От волнения Прюденс едва могла дышать.
— Так вы везете нас в замок Келинга?
— Именно туда. Из-за этого чертова тумана доберемся немного позже. Джек — тот, что на козлах, — умеет править лошадьми. Так что скоро будем на месте…


В черной спальне стоял такой же холод, как и в ту ночь, когда Прюденс и Себастиан исследовали эту комнату. Казалось, холод живет здесь своей собственной жизнью. И исходит он из промозглых стен, не имея ничего общего с леденящим ночным воздухом улицы. Как и туман, черный холод окутывал все вокруг.
Прюденс повернула голову. Мужчины, которые притащили ее и Себастиана сюда несколько минут назад, ушли, оставив на столе зажженную свечу. Пламя ее не могло развеять мрачной темноты, наполнявшей комнату.
Прюденс не шелохнувшись лежала на кровати, вслушиваясь в удаляющиеся шаги. Чувство облегчения охватило ее. Похитители оставили их в покое.
Кое-как ей удалось сесть. Руки и ноги были связаны, но по крайней мере мерзавцы не сунули ей в рот кляп. Впрочем, у нее не было желания кричать.
Меньше всего ей хотелось, чтобы похитители снова вернулись сюда.
На стене звякнули цепи.
Прюденс подняла голову, вглядываясь во тьму:
— Себастиан, вы пришли в себя?
— Черт подери!
Услышав его сердитый голос, Прюденс почувствовала, что к ней возвращается присутствие духа.
— Они заковали вас в эти ужасные кандалы на стене.
— Я и сам догадался. — Снова тихонько звякнули цепи, будто Себастиан осторожно проверял их. — С вами все в порядке?
— Да. — Прюденс удалось усесться на краю постели. — А с вами?
— Чувствую себя так, будто провел не меньше ста раундов с самим Виттом.
— Вы очень долго были без сознания. Я ужасно за вас волновалась.
— Я не был без сознания, меня просто оглушили. — Голос Себастиана теперь дрожал от ярости. — Некоторое время я не мог двигаться, по крайней мере не настолько быстро, чтобы отнять у негодяя пистолет. И я решил пока не лезть на рожон.
— Мы в замке Келинга, — сообщила ему Прюденс.
— Хотите верьте, хотите нет, но я это и сам понял. Прюденс нахмурилась:
— Можете не паясничать. Я просто хотела помочь вам сориентироваться.
— Простите, мадам. Я зол как черт. — Опять послышался звон цепей. — Дьявольщина!
— Что-то не так? — спросила Прюденс.
— И вы еще спрашиваете! Да все не так. С самого начала наше расследование пошло наперекосяк, черт подери!
— Я имела в виду, в данный момент что не так? — спросила Прюденс, стараясь сохранять спокойствие. — Почему вы ругаетесь?
— Никак не могу добраться до замков на этих кандалах. Всего несколько дюймов не хватает. Прюденс просияла:
— Вы пытаетесь открыть замки?
— Да. — Цепи тихонько звякнули. — Черт бы их побрал!
— Может, я могу чем-то помочь?
— Посмотрите, стоит ли еще под кроватью горшок, который я видел в прошлый раз? — спросил Себастиан.
— Ночной горшок? Вы что, не можете немного потерпеть? У нас не так уж много времени, Себастиан.
— Мне нужен этот чертов горшок, чтобы встать на него и достать проволокой до отверстия в замках, — сквозь зубы процедил Себастиан. — Если найдется, попытайтесь пододвинуть его ко мне.
— Да, да, конечно.
Прюденс, пристыженная, начала сползать с кровати. Поскольку руки и ноги были связаны, она приземлилась на колени. Послышался глухой стук.
— Ой! — простонала она.
— Быстрее!
Прюденс наклонилась и заглянула под кровать. В темноте виднелись смутные очертания ночного горшка.
— Здесь.
— Давайте его сюда, — приказал Себастиан. Это легче сказать, чем сделать, подумала Прюденс. Однако жаловаться на то, что задача трудновыполнима, не было смысла. У нее возникло нехорошее ощущение, что от того, достанет ли она из-под кровати этот горшок, зависит их жизнь.
Она легла на бок и с трудом протиснулась под железную кровать. С третьей попытки Прюденс удалось обхватить горшок связанными ногами.
— Есть, — прошептала она.
— Толкайте его сюда.
— Пытаюсь.
Прюденс перепробовала три различных положения, прежде чем ей удалось наконец перекатиться на спину и ногами подтолкнуть горшок.
— Чувствуешь себя червяком, — пожаловалась она и дюйм за дюймом принялась двигать горшок по холодному каменному полу.
Казалось, это никогда не кончится. Несмотря на жуткий холод, Прюденс вся покрылась потом. Раздался треск — тонкие шелковые юбки порвались о каменные плиты.
— Еще немножко, Денси, — ласково сказал Себастиан. — Осталось совсем чуть-чуть.
Извиваясь, ей удалось подвинуть горшок еще на несколько дюймов.
— Достал! — В голосе Себастиана послышались торжествующие нотки.
Дотянувшись до ночного горшка носком сапога, он подтянул его к себе.
Прюденс села и, скосив глаза в сторону Себастиана, смотрела, что он — тот уже успел взгромоздиться на перевернутый горшок — будет делать дальше.
— Вот так, моя любовь, — тихонько шептал он. — Откройся, мой милый. Пусти меня в себя. — Раздался тихий щелчок. — Вот так. Молодец.
— Открыли? — спросила Прюденс.
— Один открыл. Остался второй.
Со вторым дело пошло гораздо быстрее. Секунду спустя Себастиан был свободен.
Он соскочил со своей подставки и принялся за веревки, которыми были опутаны руки и ноги Прюденс. Сначала ей показалось, что рук она не чувствует. Потом пришло ощущение острой боли. Прюденс чуть не заорала во весь голос и, сунув в рот край плаща, изо всех сил вцепилась в него зубами.
— Бог мой! Как же я не догадался! — Себастиан принялся осторожно растирать ее руки. — Держитесь, Денси. Через минуту все будет нормально. Чувствуете мои руки?
Прюденс кивнула, все еще не рискуя вытащить плащ изо рта.
— Хорошо. — В голосе Себастиана послышалось облегчение. — Это означает, что они не слишком сильно вас связали. С вами будет все в порядке.
Прюденс была в этом не слишком уверена. Но через некоторое время она уже не боялась, что закричит, если начнет двигать руками. Себастиан потянул ее за руки, и она встала.
— Бог мой, — прошептала она.
— Нужно выбираться отсюда, — сказал Себастиан. — Промедление может стоить нам жизни.
— Я знаю.
Прюденс глубоко вздохнула, взглянув на разбитый лорнет, болтавшийся на модной фиолетовой ленточке, — он был уже ни на что не годен. Крошечный ридикюль, расшитый бисером, однако, все еще висел у нее на запястье. Она открыла его — на дне лежали очки. Проволочные дужки погнуты, но стекла оказались целы. Прюденс быстро нацепила очки на нос.
— Я готова, — объявила она.
— Вы потрясающая женщина, моя дорогая. — Себастиан схватил ее за руку и потащил к двери.
В холле раздались шаги. Они с Себастианом услышали их одновременно.
— Черт подери! — Себастиан остановился. — Почему нам так не везет сегодня?
Прюденс почувствовала, как его пальцы сжали ее запястье. Он толкнул ее в угол за дверью.
— Не двигайтесь, — прошептал он.
Прюденс готова была вжаться в каменную стену. Себастиан быстро подбежал к горшку, схватил его и тоже прижался к стене рядом с Прюденс.
Дверь распахнулась. В комнату ввалился человек с завязанными за спиной руками. Кто-то толкнул пленника в спину, тот не устоял на ногах и упал.
Пламя свечи осветило лицо Гаррика Саттона. Он поднял глаза и встретился взглядом с Прюденс.
Она не успела ничего предпринять — в комнату вошел один из похитителей. В руке он держал пистолет.
— Вот так, — удовлетворенно сказал он. — Хорошая работенка, смею вас уверить.
Но тут его внимание привлекла пустая кровать. Глаза расширились от удивления, а уж когда он заметил болтающиеся на стене кандалы, и вовсе вылезли из орбит.
— Что такое… Сбежали!
Он уже раскрыл рот, чтобы позвать на помощь, но Себастиан сделал шаг и обрушил ночной горшок ему на голову. Пистолет выпал из руки и закатился под кровать.
Похититель, тихо застонав, осел на пол и больше не шевелился.
Себастиан взглянул на Гаррика:
— Ваше появление все несколько усложнило.
— Мне очень жаль, — спокойно проговорил Гаррик. — Меня схватили, когда я выходил из клуба.
— Развяжите его, — попросил Себастиан Прюденс, — а я достану пистолет.
Но не успела Прюденс и шагу ступить, как дверца массивного черного шкафа распахнулась. На пороге стоял Келинг с пистолетом в руке. За ним зияло черное отверстие и виднелась потайная лестница. Тут только Прюденс вспомнила о второй стенке, которую Себастиан обнаружил в шкафу. Теперь-то она знала, что за ней скрывается.
— Прошу оставаться на месте, Эйнджелстоун. — Келинг вышел из шкафа. — Иначе я пристрелю вашу жену. Себастиан замер:
— Вы слишком далеко зашли, Келинг.
— Пока нет. — Келинг кивнул Прюденс. — Идите сюда, моя дорогая.
Прюденс не пошевелилась. Келинг прищурил глаза:
— Я сказал, идите сюда. Или я первую пулю всажу в вашего ненаглядного Падшего Ангела.
Прюденс нехотя пошла к нему. Как только она оказалась рядом с ним, Келинг схватил ее за горло и укрылся у нее за спиной.
— Так-то лучше, — сказал он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасность - Кренц Джейн Энн



Немного затянуто, но в целом роман интересный, читайте!
Опасность - Кренц Джейн Эннюляша
10.03.2012, 12.09





У Кренц есть и поинтереснее романы. 7\10
Опасность - Кренц Джейн ЭннВеруся
1.05.2013, 11.56





Согласна, что не лучший, но милый. Для чтения перед сном.
Опасность - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.05.2013, 14.01





Героиня раздражала, в общем остался неприятный осадок.
Опасность - Кренц Джейн ЭннТаня Д
11.01.2015, 23.47





Согласна, что не лучшее у автора. Героиня немного туговата...И все же люблю Кренц за нежность и мягкость ГГ-ев к друг другу.
Опасность - Кренц Джейн ЭннЯзваЖелудка
1.11.2015, 19.24





Увлекательная книга, прочел просто залпом. Сюжет очень хороший, местами очень смешной, я чуть не описался от смеха.
Опасность - Кренц Джейн ЭннМарк
26.03.2016, 4.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100