Читать онлайн Опасность, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасность - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасность - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасность - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Опасность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Когда на следующий день они с Себастианом вошли в дом лорда Блумфилда, Прюденс с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть от удивления.
В холле почти не было свободного места. Всюду какие-то корзинки и коробки. По углам кипы старых газет. Кругом раскиданы самые немыслимые вещи: книги, глобусы, маленькие статуэтки, трости, шляпы… Они занимали все свободное пространство.
На лестнице царил такой же хаос. Идти можно было только с краю — на остальной, большей части стояли либо чемодан, либо корзинка, а то и просто валялась какая-то старая одежда.
Стояла такая духота, будто в доме никогда не открывались окна. Вдобавок было еще и темно.
Душная атмосфера окутанного полумраком холла действовала угнетающе.
Прюденс искоса взглянула на Себастиана из-под широких полей своей новой фиолетовой соломенной шляпы внушительных размеров. Чтобы получше видеть мужа, ей приходилось придерживать болтающиеся концы огромного фиолетового банта. Себастиан осматривал обстановку, пытаясь скрыть свое чрезмерное любопытство.
— Его светлость никогда ничего не выбрасывает, — с гордостью объявила неряшливо одетая экономка.
— Это чувствуется, — сказал Себастиан. — Блумфилд здесь давно живет?
— Да, уже порядком. Но вещи стал копить года три назад. — Экономка издала хриплый смешок. — В то время его прежняя экономка уволилась, и он взял меня на освободившееся место. По мне, так хозяин может хранить все, что ему в голову взбредет, лишь бы исправно платил жалованье.
Дверь комнаты, которая, очевидно, служила гостиной, была открыта настежь. Прюденс бросила в гостиную быстрый взгляд — та тоже оказалась забитой до отказа коробками, бумагами и прочим хламом. Шторы были задернуты.
— Смотрите под ноги. — Экономка повела их к лестнице по узкому проходу. — К нам посетители не часто заглядывают. Его светлость любит бывать один. — Она снова хохотнула, да так, что широкая спина ходуном заходила.
Прюденс опять взглянула на Себастиана. Она никак не могла понять, в каком он сегодня настроении. С самого утра он говорил исключительно о предстоящем визите к Блумфилду. О прошлой ночи не было сказано ни слова.
Прюденс, хоть убей, никак не могла решить, возымело ли на него какое-то действие ее признание в любви.
Прошлой ночью он ее удивил. Прюденс уже почти заснула, когда он задал этот каверзный вопрос. И поймал ее врасплох, тепленькую, разгоряченную любовными ласками. Вот она и ответила не подумав.
— Почему вы вышли за меня замуж?
— Потому что я вас люблю.
Первая мысль, когда она проснулась сегодня утром, была о том, что сделана грубая ошибка. И она с тех пор не могла найти себе места, пытаясь понять, как Себастиан отнесется к ее признанию в любви. А поскольку он не сказал об этом ни единого слова, Прюденс нервничала еще больше..
Она бы все на свете отдала, лишь бы узнать, что он думает по поводу ее признания. А вдруг слова жены о любви вызвали его раздражение или, еще хуже, ощущение скуки?
Внезапно Прюденс осенило: а ведь возможно, она и не произносила свое признание вслух. От этого предположения ей стало немного легче. Может, ей только приснилось, что она сказала Себастиану о своей любви?
Но если ей снились свои собственные слова, значит, должен был присниться и его ответ. Печальная действительность состояла в том, что ни во сне, ни наяву ответа Себастиана она не получила. Узнав о ее любви, он, вероятно, решил никак на это не реагировать. Наверное, ее признание лишь позабавило его.
— Хозяин примет вас здесь. — Экономка остановилась возле горшка с цветком, в котором покоились давным-давно засохшие останки какого-то растения, и распахнула дверь.
Прюденс на мгновение почувствовала, как рука Себастиана сжала ей плечо, будто он инстинктивно хотел оттащить ее от двери. Она пристально всматривалась в глубину библиотеки, недоумевая, почему в такое раннее время темно, как глубокой ночью.
Оглядевшись, она поняла, что шторы задернуты. Комнату освещала одна-единственная свеча, стоявшая на столе в углу.
За столом сидел крупный тучный мужчина.
С глазами навыкате, с нечесаными волосами и бородой до самой груди. В бороде блестела седина, из чего можно было сделать вывод, что этому человеку под пятьдесят. Руки, крепко сжатые в кулаки, лежали на столе. Ему и в голову не пришло подняться, когда появились на пороге гости.
— Значит, вы все-таки соизволили прийти, леди Эйнджелстоун. А я, честно говоря, сомневался. Теперь не многие сюда захаживают, не то что в былые дни.
— Полагаю, вы Блумфилд? — спросил Себастиан.
— Да, я Блумфилд. — Хозяин нахмурил косматые брови. — А вы, очевидно, Эйнджелстоун.
— Да.
— Хм… Я бы предпочел проконсультироваться с леди Эйнджелстоун наедине. Дело, видите ли, личного свойства. — Блумфилд вздрогнул, хотя в комнате было очень тепло.
— Я не разрешаю своей жене оставаться наедине с лицами мужского пола даже для личных консультаций. Надеюсь, вы меня понимаете. Если хотите поговорить с ней, можете сделать это в моем присутствии.
— Ха! Как будто я собираюсь к ней приставать, — сказал Блумфилд скрипучим голосом. — Женщины меня не волнуют.
— О чем вы хотели со мной проконсультироваться, лорд Блумфилд? — Прюденс пробралась мимо груды старых газет «Морнинг пост»и «Газетт», нашла стул и уселась. Пока тебе предложат сесть, сто лет пройдет, решила она. Очевидно, у Блумфилда были самые смутные понятия о правилах вежливости.
Этим утром за завтраком они с Себастианом выработали план действия. Договорились, что она постарается отвлечь внимание Блумфилда на себя, чтобы Себастиан без помех мог разглядеть его самого и обстановку, в которой тот обитает. Теперь же, увидев этот грандиозный беспорядок, Прюденс поняла, что в таком хаосе мало что разглядишь.
— Слышал, вы крупный специалист в области потусторонних явлений, леди Эйнджелстоун.
— Я и в самом деле довольно долго изучала этот предмет, — скромно подтвердила она.
Блумфилд хитренько посмотрел на нее:
— Когда-нибудь встречали привидение? В памяти почему-то всплыла темная спальня в замке Келинга, в которой, как ей казалось, она обнаружила привидение.
— Был один случай, когда мне показалось, что я столкнулась с настоящим привидением, — медленно проговорила она, — но я не смогла найти тому подтверждения.
Краешком глаза Прюденс заметила, что Себастиан изумленно смотрит на нее.
— Что ж… В честности вам не откажешь. Не то что некоторые так называемые специалисты, с которыми я беседовал. Уверяют, что постоянно встречаются с привидениями. Скажут тебе все что угодно, лишь бы получить денежки.
— Я работаю бесплатно, — заметила Прюденс.
— Слышал об этом. Потому-то и послал вам записку. Тихий шорох прервал его слова. Вместо того чтобы осторожно обернуться и посмотреть, откуда он взялся, Блумфилд резко повернулся на стуле.
— Что это было? — закричал он пронзительным голосом. — Откуда этот звук?
— Газеты свалились на пол. — Себастиан улыбнулся своей холодной улыбкой и пошел туда, где на полу лежало несколько экземпляров «Морнинг пост». — Я их подниму.
Блумфилд посмотрел на газеты таким взглядом, будто никогда их раньше не видел, и, вздрогнув, проговорил:
— Не трогайте.
— Ничего, мне это не составит труда. — Себастиан наклонился за газетами.
Блумфилд проворно повернулся к Прюденс:
— Не буду ходить вокруг да около, мадам. У меня есть основания считать, что меня преследует привидение. Я должен знать, сможете ли вы избавить меня от призрака, пока он не убил меня, так же как остальных.
Прюденс взглянула Блумфилду прямо в его странные глаза и поняла, что он верит каждому своему слову. Она снова оттолкнула мешавший конец фиолетового банта.
— А вы знаете, чья душа вас преследует?
— О да. Я ее знаю. — Блумфилд вынул из кармана платок и вытер вспотевший лоб. — Она сказала, что отомстит. Пока что убила только двоих, но рано или поздно придет за мной.
— Как зовут это привидение? — спросила Прюденс.
— Лилиан. — Блумфилд уставился на платок, который держал в руке. — Очаровательная была малышка. Но вопила не переставая. В конце концов им пришлось сунуть ей в рот кляп.
Прюденс почувствовала, как у нее вспотели ладони. Украдкой они обменялись взглядами с Себастианом. Он закончил собирать газеты и тихонько стоял в тени. Внезапно она порадовалась тому, что он настоял на своем и отправился сопровождать ее.
Взяв себя в руки, Прюденс повернулась к Блумфилду.
— Что сделали с Лилиан? — спросила она. На самом деле ей не хотелось слушать ответ, но она знала — чтобы выяснить обстоятельства дела, нужно заставить Блумфилда рассказать все, с самого начала.
Блумфилд уставился на ярко горящую лампу. Казалось, он ушел в свой таинственный мир.
— Хотели только немного поразвлечься с этой девкой из таверны. Мы же заплатили за удовольствие… Но она устроила такой шум. Орала не переставая.
Прюденс сжала руки в кулаки:
— Почему она кричала?
— Не знаю. С другими никогда такого не было. — У Блумфилда тряслись руки. — А эта вела себя так, будто очень нежного воспитания. Я предложил найти другую, более сговорчивую. Но Келингу только эту подавай! Наконец мы запихнули ее в карету, сунули в рот кляп. — Черты лица его немного расслабились. — Крики прекратились.
— Куда вы ее отвезли?
— В замок Келинга. У него была там комната как раз для таких дел. Специально для «принцев целомудрия». — Блумфилд взглянул на Прюденс таким взглядом, будто позабыл о ее присутствии, и нахмурился. — Так назывался наш клуб. Нам нравилась заложенная в этом названии ирония, понимаете?
— Понимаю. — Прюденс готова была вцепиться ему в гордо.
Себастиан, видимо, понял, какая ярость клокочет в ней, — он подошел и встал у нее за спиной. Она почувствовала на плече его руку.
— И что же, «принцы целомудрия» до сих пор используют эту комнату для подобных развлечений? — спросил Себастиан деловым тоном, будто такая мерзость являлась для высокородных джентльменов нормой поведения.
— Что? — Блумфилд на секунду смешался. — Нет-нет. Сейчас с этим покончено. После той ночи мы никогда больше не встречались. Она все разрушила. Все, черт бы ее побрал!
— Как же она это сделала? — удалось спросить Прюденс относительно спокойным голосом.
— Покончила с собой. — Блумфилда передернуло. Потом он снова уставился на лампу.
Прюденс изо всех сил старалась не терять самообладания. В ее задачу входило получать от Блумфилда ответы, а не высказывать ему свое мнение о нем.
— Она покончила с собой из-за того, что вы с ней сделали?
— Первым был Келинг. — Блумфилд говорил теперь очень тихо. — Было много крови. Мы этого, понимаете ли, не ожидали. Келинг выглядел довольным. Сказал, что не зря потратил деньги. Потом за нее принялись Ринг-кросс и Оксенхем.
— А вы? — спросила Прюденс.
— Когда настала моя очередь, веревки ослабли. Она сбросила их и ринулась к окну. Келинг попытался схватить ее, но поскользнулся и упал. А все эти длинные рубашки… мы все были в черных длинных рубашках. Остальные оказались слишком пьяны и не могли ее поймать.
Прюденс припомнилось смутное видение — черные шторы, развевающиеся перед окном, которое ведет в темноту.
— Лилиан выпрыгнула из окна?
— Секунду она постояла на подоконнике. Потом вырвала изо рта кляп и взглянула на нас. Никогда не забуду ее глаз, когда она прокляла нас! Всю жизнь буду помнить. — Блумфилд стукнул кулаком по столу. — Все эти три проклятых года ее глаза преследовали меня.
Прюденс задохнулась от гнева. Несколько секунд она просто не могла говорить. Тогда допрос спокойно продолжил Себастиан.
— Что она сказала, когда проклинала вас? — бесстрастным голосом спросил он. — Ее точные слова, Блумфилд?
— «Вы заплатите. Видит Бог, клянусь, вы заплатите. Справедливость восторжествует». — Блумфилд бросил взгляд на свои трясущиеся руки. — Она выпрыгнула из окна прямо на камни и сломала себе шею.
— Что вы сделали потом? — спросил Себастиан.
— Келинг сказал, что нужно избавиться от тела — создать видимость, что она утонула. Он заставил нас завернуть ее в одеяло и отнести к ручью. — Блумфилд нахмурился. — Она была такая легонькая. Как перышко.
Прюденс расправила плечи и поклялась довести расследование до конца, даже если это будет невыносимо тяжело.
— И теперь вы считаете, что Лилиан вернулась, чтобы отомстить.
В глазах Блумфилда вспыхнул едва сдерживаемый ужас.
— Это нечестно. Она была обыкновенная девка из таверны, а мы хотели развлечься.
— У девок из таверны тоже есть чувства, как и у всех остальных женщин, — сдавленным голосом сказала Прюденс. — Какое вы имели право силой затащить ее в карету и увезти? — Она замолчала, тихонько вскрикнув — пальцы Себастиана впились ей в плечо. Но она тут же поняла, что для беспокойства нет причин — Блумфилд выложит им все до конца.
Он снова уставился на лампу, вглядываясь в одному ему видимую даль.
— Это нечестно, — пробормотал он. — Эта девка мне уже отомстила. Почему она хочет меня убить? Неужели ей недостаточно того, что она уже сделала?
Прюденс вся подалась вперед:
— Что вы хотите сказать? Как Лилиан уже отомстила вам?
— С той самой ночи я ни разу не спал с женщиной, — признался Блумфилд. На его лице отразилось отчаяние. Похоже, он позабыл о присутствии Прюденс. Он все еще не отрывал глаз от лампы. — Я уже ничего не могу. Той ночью она уничтожила во мне мужчину.
Прюденс хотела объяснить ему, что он сам виноват в том, что последние три года был импотентом, но Себастиан снова предостерегающе сжал ей плечо.
— И теперь вам кажется, что она собирается вас убить? — тихонько подсказал Себастиан.
— Она уже покончила с Оксенхемом и Рингкроссом. — Блумфилд стиснул трясущиеся руки. — Я знаю, ходят слухи, что Рингкросс погиб в результате несчастного случая, а Оксенхем покончил жизнь самоубийством, но это не правда. Вот какую записку я получил. — Он вытащил маленький клочок бумаги и протянул его Прюденс.
Записка была короткой:
«Лилиан будет отомщена».
— Откуда вы это взяли? — спросила Прюденс.
— Нашел вчера на столе. Наверное, она ее туда положила. Я хочу, чтобы вы заставили ее уйти и оставить меня в покое, — устало произнес Блумфилд.
— И как именно? — спросила Прюденс.
— Вызовите ее. Скажите, что я уже заплатил сполна за то, что произошло.
Прюденс взглянула на него:
— Я думаю, нелегко будет убедить ее, что она должна считать себя отомщенной. В конце концов, вы все еще живы, а она мертва.
— Так нечестно, — повторил Блумфилд. — Я уже заплатил за то, что произошло. А ведь я и пальцем до нее не дотронулся.
— Но вы спокойно смотрели, как ее насилуют остальные, — возразила Прюденс. — И дождались бы своей очереди, если бы Лилиан не выпрыгнула из окна и не разбилась.
— Я не заслужил того, чтобы ее дух замучил меня до смерти. Говорю вам, я уже за все заплатил.
— По-моему, — холодно сказал Себастиан, — вам на время следует уехать из города.
— А что толку? — Блумфилд испуганно посмотрел на Себастиана. — Она привидение. До Рингкросса и Оксенхема уже добралась. И до меня доберется, где бы я ни был.
Прюденс перевела глаза на Себастиана и догадалась, что ему зачем-то нужно, чтобы Блумфилд уехал из Лондона. Она задумчиво поджала губы:
— Я, как профессионал, считаю, что у вас будет прекрасный шанс на первое время скрыться от нее, если сегодня же уедете из города, — Никому не говорите, куда вы отправитесь, — подхватил Себастиан. — Абсолютно никому. Даже экономке. Блумфилд беспомощно помотал головой:
— Вы не понимаете. Я хочу, чтобы леди Эйнджелстоун поговорила с духом Лилиан. Сказала бы ей, что та ухе достаточно отомстила.
— Мне потребуется некоторое время, чтобы придумать, как ее вызвать, — заметила Прюденс. — Такие вещи требуют тщательной подготовки и планирования. Эйнджелстоун прав — будет лучше, если вы уедете из города на неопределенное время.
— Но я не люблю никуда ездить, — захныкал Блумфилд. — Я даже из дома редко выхожу. Мне становится от этого не по себе. Я ведь страдаю нервным расстройством.
— У меня сложилось такое впечатление, что если вы как можно скорее не уедете из дома, — сказал Себастиан, — то вам будет грозить более серьезная болезнь, чем нервное расстройство.
У Блумфилда глаза расширились от ужаса.
— Она придет за мной, да?
— Весьма вероятно, — беззаботно отозвался Себастиан.
— По-моему, Эйнджелстоун прав, — быстро проговорила Прюденс. — Конечно, я не могу гарантировать вам полную безопасность, — в конце концов, речь идет о духе. Но я убеждена, что, если вы немедленно покинете город и никому не скажете, куда отправляетесь, может, мне и удастся для вас что-то сделать.
— По крайней мере мы выиграем время, Блумфилд, — сказал Себастиан. — А чутье мне говорит, что время в вашем деле чрезвычайно важно.
Блумфилд взглянул на Прюденс:
— Вы ведь найдете способ вызвать дух Лилиан и потолковать с ним, когда я уеду, правда?
— Если я его встречу, я непременно потолкую с ним обо всем, — пообещала Прюденс.
— Очень хорошо. — Блумфилд с трудом поднялся на ноги. — Я отдам распоряжение немедленно трогаться в путь. Я вам очень признателен, леди Эйнджелстоун, а то ведь представления не имел, к кому мне еще обратиться. Я начал волноваться, когда Рингкросс выпал из окна башни. А уж когда узнал, что Оксенхем тоже умер, начал всерьез опасаться за свою жизнь.
— Вы правильно поступили, что обратились к моей жене за советом, — заметил Себастиан. — Она прекрасно разбирается в таких делах.
— С той ужасной ночи все пошло прахом, — прошептал Блумфилд. — Все.
Себастиан взял Прюденс за руку:
— Думаю, нам пора идти, дорогая. Вам предстоит работа, да и Блумфилд, уверен, хочет отправиться как можно скорее.
Пока Себастиан вел ее по узкому лабиринту, проложенному среди хлама, заполнившего погруженную в полумрак библиотеку, Прюденс не проронила ни слова. Когда добрались до двери, она оглянулась.
Блумфилд стоял за столом, все так же не отрывая взгляда от лампы. В глазах его был смертельный ужас.
Себастиан с Прюденс быстро прошли по холлу к двери. Ни у одного из них не возникло желания подождать экономку. Себастиан открыл дверь, и Прюденс вышла на улицу, озаренную холодными солнечными лучами.
— Скажите, дорогая, — тихо спросил Себастиан, помогая Прюденс сесть в поджидавший их экипаж, — что вы будете говорить духу Лилиан, если вам вдруг удастся вызвать его?
Прюденс яростно сжала свой ридикюль:
— Я ей скажу, что она совершенно правильно сделала, что отомстила «принцам целомудрия».
И пожелаю ей успехов в ее благородном деле. А еще я скажу, что Джереми очень ее любил и тоже хотел за нее отомстить.
— Да. — Себастиан, усевшись напротив нее, холодно улыбнулся. — По-моему, вы все правильно говорите. Но я все-таки считаю, что за смертью Рингкросса и Оксенхема стоит не дух Лилиан.
Прюденс глубоко вздохнула:
— Я об этом догадалась, когда вы предложили Блумфилду уехать из города. Это нужно, чтобы защитить его, да, Себастиан? Вы хотите отправить его на время, чтобы он не стал следующей жертвой убийцы Рингкросса и Оксенхема? А почему вы не хотите предупредить и Келинга?
— По правде говоря, мне наплевать, если Блумфилда или Келинга кто-то убьет. Будет весьма справедливо, если все «принцы целомудрия», следуя проклятию Лилиан, погибнут. Я только хотел, чтобы Блумфилд не путался у меня под ногами, пока я буду на досуге обыскивать его мавзолей.
От этого заявления гнев Прюденс как ветром сдуло. Она мигом вернулась к теме расследования:
— Вы собираетесь обыскать его дом?
— Во всяком случае, библиотеку. — Себастиан откинулся на подушки. — Похоже, Блумфилд за последние три года, со дня смерти Лилиан, ничего не выбрасывал. Интересно было бы посмотреть, что он хранит в столе.
— Я поеду с вами.
— Но, Денси…
— Это дело касается моей профессиональной чести. — Она отпихнула мешавшую фиолетовую ленту и решительно взглянула на мужа. — Я настаиваю, Себастиан. В конце концов, я дала лорду Блумфилду слово, что попытаюсь вызвать дух Лилиан.
— Думаю, это неблагоразумно.
— Но дело не представляет никакой опасности, милорд. Если нас поймают, мы просто объясним, что я выполняю просьбу хозяина и веду расследование потусторонних явлений. Глаза Себастиана сверкнули.
— Очень хорошо, дорогая. Если нас схватят, объясняться будете сами. Но советую вспомнить, что в последний раз, когда вы попали в подобную ситуацию, вы стали моей невестой.
— Это не так-то просто забыть, милорд. И Прюденс от всей души пожалела, что не знает точно, слышал ли Себастиан прошлой ночью ее признание в любви.


В час ночи Себастиан зажег лампу на столе Блумфилда, вытащил из рукава кусок проволоки и вставил ее в замок.
— Вы всегда это с собой носите? — спросила Прюденс.
— Всегда.
Забраться в дом не составило большого труда: замки Блумфилда, на вид огромные и неприступные, оказались не очень сложными. Себастиан без труда открыл их, и Прюденс в который раз восхитилась его талантами.
— Ночью это местечко еще ужаснее, чем днем, — прошептала Прюденс. Она стояла у Себастиана за спиной и не отрываясь смотрела, как он копается в замке стола. — Не понимаю, как Блумфилд может жить в таком темном, мрачном доме. Я бы с ума сошла.
Себастиан продолжал работать.
— Он и так уже сумасшедший, неужели не заметили?
— Да нет. Просто странный человек.
— Что ж, по крайней мере дом сейчас в нашем распоряжении. Блумфилд не стал откладывать отъезд. Видимо, и в самом деле боится духа Лилиан. — Себастиан почувствовал, как в замке что-то щелкнуло. Он удовлетворенно улыбнулся. — Вот так, моя любовь, откройся. Расслабься, пусти меня внутрь.
Прюденс раздраженно воскликнула:
— Вы хоть понимаете, что говорите замку те же слова, что и мне, когда мы занимаемся любовью?!
— Конечно. У вас и у этого хорошенького, умненького замка много общего. Вы оба бесконечно забавны.
— Себастиан, иногда вы невыносимы!
— Спасибо. Я стараюсь. — Себастиан открыл первый ящик. Тот был битком набит бумагами. — Черт побери! Придется повозиться.
Прюденс подошла поближе, и края ее нового фиолетового плаща коснулись Себастиана.
— Похоже, бумаги Блумфилда находятся в полном беспорядке.
— Чего и следовало ожидать. Вот, возьмите эту пачку. — Себастиан протянул ей ворох бумаг. — А я просмотрю эти. — Он вытащил из ящика три журнала.
— И что я должна искать?
— Не знаю. Интерес будет представлять все, что касается Рингкросса, Оксенхема или Келинга. Кроме того, любое упоминание о крупной сумме денег. А лучше всего и то и другое.
Прюденс с любопытством взглянула на него:
— Не понимаю…
— Все очень просто, моя дорогая. В природе существуют всего несколько мотивов преступлений: месть, жадность и сумасшествие. Мы имеем дело явно не с сумасшедшим.
— Но ведь мы уже решили, что это преступление совершено скорее всего из мести.
— Да, но единственный человек, у которого есть причины для мести, — кроме, конечно, привидения, — это Джереми. Если вы правы и он действительно ничего не знает об убийстве Рингкросса и Оксенхема, тогда мы должны проверить третий возможный мотив.
Стекла очков Прюденс блестели при свете лампы.
— Жадность?
— Вот именно.
— А что, если мы не найдем подтверждения этого мотива?
Себастиан открыл первый журнал:
— Тогда мы должны еще раз проверить такие мотивы, как месть и сумасшествие.
Прюденс прикусила нижнюю губу:
— И что вы будете делать, если обнаружите, что к этим убийствам причастен Джереми?
Себастиан провел пальцем по колонке цифр.
— Я отведу его в сторонку и задам хорошую трепку. Прюденс изумленно заморгала глазами:
— Заявив, что совершать преступления нехорошо?
— Нет. Я скажу, что нельзя оставлять на месте преступления вещественные доказательства. Если Джереми жаждет мести, нужно действовать более умело и не так мелодраматично.
Прюденс радостно улыбнулась:
— Это означает, что вы не хотите, чтобы его арестовали?!
— Я лишь пришел к заключению, что это меня не особенно развлечет.


В третьем часу ночи Себастиан наконец пришел к выводу, что его первоначальные предположения верны. Его охватило знакомое чувство удовлетворения. Чутье подсказывало, что он нашел ключ к разгадке.
— Да, — сказал он. — Скорее всего именно это.
— Что? — Прюденс положила на стол пачку старых бумаг, которые просматривала.
Себастиан улыбнулся, изучая деловое соглашение, обнаруженное на дне ящика стола.
— Это прекрасно объясняет, почему убили Рингкросса и Оксенхема. Объяснило бы и смерть Блумфилда, если бы она произошла.
— Сумасшествие или месть?
— Нет, самое простое из всех трех мотивов. — Себастиан сложил документ. — Жадность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасность - Кренц Джейн Энн



Немного затянуто, но в целом роман интересный, читайте!
Опасность - Кренц Джейн Эннюляша
10.03.2012, 12.09





У Кренц есть и поинтереснее романы. 7\10
Опасность - Кренц Джейн ЭннВеруся
1.05.2013, 11.56





Согласна, что не лучший, но милый. Для чтения перед сном.
Опасность - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.05.2013, 14.01





Героиня раздражала, в общем остался неприятный осадок.
Опасность - Кренц Джейн ЭннТаня Д
11.01.2015, 23.47





Согласна, что не лучшее у автора. Героиня немного туговата...И все же люблю Кренц за нежность и мягкость ГГ-ев к друг другу.
Опасность - Кренц Джейн ЭннЯзваЖелудка
1.11.2015, 19.24





Увлекательная книга, прочел просто залпом. Сюжет очень хороший, местами очень смешной, я чуть не описался от смеха.
Опасность - Кренц Джейн ЭннМарк
26.03.2016, 4.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100