Читать онлайн Огненный дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненный дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненный дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненный дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Огненный дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

«Что-то пропало безвозвратно. Исчезло без следа. Сгорело в ядовитом зеленом огне».
Джонас пытался гнать от себя отдаленные голоса, надо было сосредоточиться и понять, что же случилось, но голоса настойчиво продолжали его звать.
Один, мужской, хриплый, звучал уверенно и спокойно, другой, женский, что-то упорно приказывал Джонасу. Джонас узнал его, и ему захотелось, чтобы обладательница этого голоса знала, что он ее слышит, просто сейчас здорово занят и не может ей ответить.
Темнота все еще не отпускала его, и он тщетно пытался разобраться, в чем дело. Что-то важное покинуло Джонаса — что-то такое, что было частью его самого.
— Джонас! Ты слышишь меня? Ну, скажи же что-нибудь, черт тебя побери! Отвечай, Джонас! Ты слышишь? Ты не можешь оставить меня одну. Я тебе этого не позволю! Сейчас же открой глаза и отвечай мне! Отвечай, упрямый дьявол!
Услышав этот голос, Джонас мысленно улыбнулся: Верити, как обычно, на него за что-то злится. Его рыжеволосая диктаторша снова на троне — значит, все в порядке.
Он загнал свою тревогу поглубже и, сделав над собой усилие, попытался поднять отяжелевшие веки. Ему хотелось взглянуть на Верити. Похоже, она в ярости.
— Я же предупреждал тебя о морщинках, — произнес Джонас, медленно открывая глаза. Он словно говорил не своим голосом, а каким-то хриплым и грубым как с похмелья. И тут он увидел склонившуюся над ним Верити. На липе ее так забавно отражались противоречивые чувства, что Джонас не смог удержать усмешку. — Ты смотришь так, словно не знаешь, расцеловать меня или задушить. Что со мной было? Расскажи.
— О, Джонас, я так за тебя перепугалась! — Ее прекрасные голубые глаза сияли от радости.
— Я снова с тобой, малышка. Все будет хорошо. Верити упала ему на грудь и крепко обняла руками за шею.
— Господи, как я волновалась! Мы все так переживали за тебя. Ты не приходил несколько часов в себя. Что с тобой?
— Пустяки — не стоит об этом. — Ее щеки оказались мокрыми от слез. Джонас вдруг с удивлением понял, что она уже чуть ли не оплакивала его, когда он лежал здесь без чувств. Ее нежные груди коснулись его груди, и тут до него дошло, что он лежит на постели. Он обнял Верити одной рукой и погладил ее по голове. Взгляд его упал на ее рыжие кудряшки, и он сразу же вспомнил о другом огне. Кулак его непроизвольно сжался. — Верити, — хрипло позвал он.
Она оторвала голову от его груди, улыбнулась своей самой ослепительной улыбкой и отерла слезы.
— Ты правда нисколько не пострадал? Он пристально вгляделся в ее встревоженное лицо:
— Со мной все в порядке. А как ты?
— Нормально, не считая того, что ты до смерти напугал меня. — Она присела на краешек кровати. — Если честно, Джонас, с твоей стороны весьма нелюбезно было так себя вести. Знаешь, как тяжело было тащить тебя через весь переход? Пришлось мне использовать простыню — только тогда удалось сдвинуть тебя с места. Простыня, естественно, никуда теперь не годится.
— Ну конечно. — Он все смотрел и смотрел на нее, нисколько не пытаясь скрыть, как ему приятно слышать ее голосок.
— А потом, убедившись, что ты жив, я снова вернулась в ту комнату и точно так же, на простыне, вытащила оттуда Престона. Он тоже был без сознания, а весил, наверное, целую тонну. У меня до сих пор плечи ноют. Я чувствую себя так, будто целую неделю таскала тяжести.
— Ярвуд жив?! — Джонас ушам своим не верил.
— Да, Оливер говорит, что он выживет. Ярвуд и бедняжка Мэгги сейчас в больнице. Даг отвез их на соседний остров пару часов назад. Он скоро вернется вместе с полицией. Ей здесь работы хватит.
Джонас открыл было рот, чтобы задать очередной вопрос, но тут над ним склонилось еще одно знакомое лицо.
— С возвращением, Куаррел, — произнес Оливер Крамп. — Мы уж не знали, что с тобой и делать. Даг предлагал отвезти тебя в больницу вместе с другими пострадавшими, но мы с Верити возражали.
— Естественно, вряд ли доктор помог бы в этой ситуации! — с полным знанием дела заявила Верити. — И как бы мы ему объяснили, что с тобой? Поэтому тебя оставили здесь. Оливер все это время колдовал над своими кристаллами. — В ее руке сверкнул лимонно-желтый камешек.
— Из рассказа Верити я понял, что причиной происшедшего в потайном коридоре явились кристаллы, — пояснил Оливер. — Возможно, проявился какой-то побочный эффект настройки. Верити не смогла мне толком объяснить, что же в действительности стряслось, но я пришел к выводу, что только другой кристалл сможет нейтрализовать это отрицательное воздействие. Но попробуй-ка растолкуй это тупицам из реанимации!
— Да они тут же упекли бы вас с Верити в психушку и, не медля ни секунды, принялись бы колоть меня иголками. — Джонас со стоном потер виски. Голова раскалывалась от боли, но он, видимо, еще хорошо отделался, принимая во внимание все услышанное. — Спасибо, что оставили меня здесь. Терпеть не могу больницы — там полно всякой заразы! Каждый раз, попадая туда, рискуешь что-нибудь подхватить.
Брови Верити сошлись на переносице.
— Ты и правда неплохо себя чувствуешь? Он улыбнулся ей вымученной улыбкой, давая понять, что предпочитает скрывать свои страдания.
— Голова немного болит, вот и все.
— Ах, бедный мой Джонас. — Верити наклонилась и стала осторожно массировать ему виски.
Она так приятно пахла — Джонас уловил нежный аромат ее кожи. Он глубоко вздохнул:
— Как чувствует себя Мэгги?
— На катере она пришла в себя, — пояснил Крамп. — Кстати, Элисса тоже вскоре поправится. Она очнулась прошлой ночью и вспомнила, кто столкнул ее со скалы.
— Представляешь, Джонас, это была Мэгги! — воскликнула Верити.
— Мэгги?! — Джонас остолбенел от удивления. Но, вспомнив кое-что, понимающе заметил:
— Наверное, потому, что Уорвики собирались продать виллу?
Верити кивнула:
— Ее очень расстроило решение Дага. Мэгги считала виллу своим домом и полагала, что имеет право оставаться здесь до конца своих дней. Вчера она пошла вслед за Элиссой к утесу, чтобы упросить мисс Солнышко отговорить Дага от этого решения, но у Элиссы не было настроения для подобных разговоров. Они повздорили, и Мэгги в запальчивости толкнула Элиссу. Та покачнулась и, потеряв равновесие, упала с обрыва. Мэгги в ужасе ринулась домой.
— Мэгги знала об истинном назначении зеленого кристалла, который носила на цепочке? — спросил Джонас.
— Она знала, что Хейзелхерст очень дорожил им, поэтому он навевал ей сентиментальные воспоминания, но она и не подозревала, что это ключ к сокровищам. Впрочем, она и не верила, что клад существует, — ответил Крамп. — Она участвовала во всех начинаниях Хейзелхерста, потому что любила его, но воспринимала поиск сокровищ только лишь за хобби старого чудака.
— Вероятно, Хейзелхерст решил, что на цепочке у Мэгги кристалл будет в целости и сохранности. Никому ведь и в голову не придет обыскивать старую экономку, — предположила Верити.
Джонас согласно кивнул и поморщился от ноющей боли в висках.
— Спенсер оказался тем самым студентом, который втерся в доверие к Хейзелхерсту пару лет назад. Когда Дигби понял, что Слэйд не ученый, а всего лишь азартный кладоискатель, он вышвырнул его вон, но от Спенсера было не так-то просто отделаться. Он несколько раз тайком проникал на виллу. Однажды ночью он выследил, как Хейзелхерст прошел в потайной переход, и отправился вслед за ним к сокровищнице. Они подрались, Спенсер настиг Хейзелхерста у самой двери в спальню и прикончил его кинжалом, который подобрал в потайной комнате. Затем Слэйд забрал с собой все, что осталось от сокровищ, а точнее — один лишь рубиновый перстень, и поспешил скрыться. Но на пороге, наверное, вспомнил о дневнике Дигби и вырвал оттуда последние несколько страниц, в которых, возможно, речь шла о нем и о переходе.
— Но там, в темноте, он оставил труп, — заметил Крамп. — Я знал Спенсера и раньше и могу сказать, что он всегда был немного не в себе, но после убийства Хейзелхерста стал совсем невменяем. Последние два года он постепенно сходил с ума, превращаясь в наркомана и параноика. Его преследовал страх разоблачения, и это занимало все его мысли.
Тут заговорила Верити:
— Слэйд никому не сказал о трагедии, разыгравшейся на вилле. Он постарался стать членом кружка Престона Ярвуда, чтобы познакомиться с Элиссой. Когда же узнал, что Уорвики собираются нанять специалиста для детального обследования виллы, то решил, что должен поехать вместе с ними и проследить, чтобы никто не узнал правду о кончине Дигби. Это с ним я столкнулась тогда ночью у входа в наш коттедж в Секуенс-Спрингс. Он пытался собрать сведения о тебе.
— За два года он полностью ополоумел, — продолжал Крамп. — Слэйд до смерти боялся, что ты узнаешь, кто он такой. Поэтому два дня назад, когда вы с Верити отправились на соседний остров, он последовал за вами, чтобы узнать, к какому выводу вы пришли относительно всего происшедшего на вилле. Он проследил, в какой гостинице вы остановились, и подкараулил Верити у двери в ванную.
— Мерзавец, — пробормотал Джонас. — Что он собирался сделать?
— Не знаю, были ли у него какие-то планы на сей счет, — с расстановкой вымолвил Крамп. — Скорее всего он решил ее просто попугать. Видимо, думал, что от страха вы прекратите поиски клада и уедете отсюда, порвав контракт с Уорвиком.
— На это же надеялась и Мэгги Фрэмптон, когда закрыла за нами дверь в потайной переход в первую ночь нашего пребывания на вилле, — возбужденно подхватила Верити. — Она хотела нас просто попугать. Утром она бы непременно ее открыла и выпустила нас. Потому-то она так удивилась, когда на следующее утро встретила нас на кухне, — она ведь еще не успела открыть дверь!
Джонас в полном изумлении уставился на нее:
— Так это Мэгги нас заперла? Она знала о потайном переходе?
— Ну конечно. Правда, она ни разу туда не ходила, потому что боялась.
— Значит, она не видела полуистлевшие останки Дигби, — заключил Джонас.
— Единственный же вход в потайной туннель, который был известен Слэйду, находился в камере пыток, — продолжала Верити. — В ту ночь, когда он убил Дигби, Спенсер так и не понял, что тот пытался спастись через другой выход. Вот почему, заперев нас с Мэгги в переходе, он был уверен, что нам ни за что не выбраться.
— В какую же грязную историю мы угодили, — заключил Джонас.
— Но теперь-то благодаря тебе дело несколько прояснилось, — заметил Крамп. — С вашего позволения я пойду и поищу что-нибудь от головной боли. — С этими словами он скрылся за дверью.
Джонасу не хотелось двигаться — ему приятно было так лежать и чувствовать, как нежные пальчики Верити гладят его по голове, снимая боль и напряжение в висках, но у него накопилось слишком много вопросов, на которые следовало как можно скорее получить ответ.
— Что будет со Спенсером?
— Даг отвез его на остров вместе с остальными. Джонас глубоко вздохнул и поймал ее руку.
— Из-за меня тебя чуть не убили.
— Это еще вопрос, — возразила она с лукавой улыбкой. — Можно сказать, я тоже чуть не убила тебя. Это ведь я настояла на том, чтобы ты заключил этот контракт, или ты забыл?
Он пропустил ее слова мимо ушей.
— Если бы с тобой что-нибудь случилось, я бы, наверное, умер от горя. Боже мой, Верити, когда я думаю, какой опасности ты подвергалась по моей вине, внутри у меня все холодеет. — Он слегка покачал головой. — Не надо было тебе оставаться в той комнате после того, как я приказал тебе уходить. Не надо было так рисковать.
Она нежно обхватила его голову руками.
— Дурачок ты мой! Как я же могла тебя бросить на произвол судьбы? И ты на моем месте тоже ни за что бы меня не оставил. Теперь-то хоть ты понял?
Джонас на мгновение прикрыл глаза. Она, конечно же, права. Ни один из них не бросил бы другого в беде. Глупо сердиться на нее за то, что она так рисковала собой ради его спасения.
— Скажи, тебе удалось настроить твои красные серьги?
— Да. Не спрашивай, как это получилось. Я и сама толком не знаю.
— Помню, вдруг вспыхнул огонь и я последовал за ним. — Джонас беспокойно заворочался на подушке, пытаясь вспомнить, как ему удалось вырваться из объятий зловещего холода. — Знаешь, он ведь почти добрался до нас.
— Кто? Этот злобный старик из временного коридора? — Верити вздрогнула.
— Его звали Джованни Марино. Я узнал это, когда схватил одно из щупалец с отрицательной энергией.
— Так что же, во имя всего святого, там произошло, Джонас? Он и вправду ожил, да?
Джонас покачал головой, снова поморщившись от боли:
— Нет. Мы имели дело лишь с изображением, а не настоящим человеком. Но этот образ был создан гением, который обладал теми же мистическими способностями, что и я. Да, Верити, его мастерство потрясает. Я и в подметки не гожусь этому проклятому негодяю Марино! Он в тысячу раз лучше меня знал все особенности и тайны временного коридора.
— Может быть, потому, что был намного старше тебя, — заметила Верити. — У него было больше времени, чтобы научиться управлять своими способностями. Когда тебе будет столько же лет, сколько было ему, может, и ты достигнешь такого же совершенства.
Джонас слабо улыбнулся. Верити всегда готова его подбодрить — он мог рассчитывать на ее поддержку.
— Не знаю, не знаю. Марино понял, как возникают видения. Он рассматривал все эти процессы с научной точки зрения.
— Помнишь, мы видели у него на столе книги по математике и астрологии? Может, ему удалось открыть физические законы, которым подчиняются процессы во временном коридоре?
— Наверное, зря я стал специализироваться по истории Возрождения, — усмехнувшись, признался Джонас. — Лучше бы я серьезно занялся науками. Меня всегда предупреждали, что гуманитарный диплом ценится значительно меньше.
Верити не удостоила вниманием его последнее замечание.
— Значит, этот плут Марино имел кое-какие представления о законах, действующих во временном туннеле. Что же дальше?
— А дальше все просто. Мне удалось понять, что происходило после того, как картина пришла в движение. Марине нашел способ создать видение, которое таило бы в себе угрозу, и поместил его во временной коридор. Он просто выбрал подходящую картину из жизни и остановил ее во времени.
Верити распахнула глаза от удивления:
— Что ж, это впечатляет.
— Да, так оно и есть. Очевидно, когда Марино создавал видение, которое мы с тобой наблюдали, он умудрился так же оставить в нем намек на угрозу — своеобразное предупреждение об опасности. Ему, видно, хотелось отпугнуть других путешественников по временному коридору от своего изображения, охраняющего сокровища.
— Я помню, ты говорил, что, впервые узрев видение, почувствовал угрозу, исходящую от него.
— Именно так все и было. Но, будучи безрассудным и упрямым олухом, я игнорировал это предупреждение. — Джонас скривился: все из-за его самонадеянности — он мечтал проникнуть в тайну застывшей сцены с той самой минуты, как увидел ее.
— Ты ни в чем не виноват, Джонас. Перестань терзаться! — Верити слегка встряхнула его.
Глухой стон вырвался из груди Джонаса — ему резко ударило в виски.
— Ах, Боже мой! — воскликнула Верити. — Я сделала тебе больно?
Он выдавил из себя слабую улыбку:
— Ничего, я вполне заслужил.
— Прости, я не хотела. — Она вновь стала растирать ему виски. — Итак, Марино оставил свое изображение как предостережение для тех, кто обладал его талантом. Как же это согласуется с тем, что нам известно?
— Позже он и сам хотел подключиться к изображению. Нужно было сделать так, чтобы он мог в любое время получить свои сокровища. Зеленый кристалл срабатывал как ключ: Марино настроил его так, чтобы тот открывал доступ к видению.
— Но зачем такие сложности?!
— Марино на некоторое время должен был покинуть город в связи с тем, что, оскорбив какого-то знатного синьора, ему ничего больше не оставалось, как только переждать опасность. Он предполагал, что скоро вернется и заберет свои драгоценности.
— Ты хочешь сказать, что сокровища тоже заперты во временном коридоре?
— Они все время там находились. Мы их видели, когда разглядывали картину.
— О чем ты говоришь? Мы с тобой видели груды золота и драгоценных камней, — напомнила ему Верити, — но теперь сундук пуст.
— Марино не заботился о сохранности золота и драгоценностей. Для него важнее всего были секреты временного коридора. Он записал их на листе бумаги и тоже поместил в изображение.
— Так это тот самый лист бумаги, который он показал нам, когда изображение пришло в действие! — воскликнула Верити. — Именно! Формулы и заметки, нанесенные на этот лист бумаги, и есть настоящее сокровище. Наверное, он не хотел оставлять свои записи на вилле. Взять их с собой он тоже не мог: вдруг его бы обыскали или ограбили по дороге из города?
— И потому он оставил здесь «фотоснимок» своих трудов. — Глаза Верити заблестели от возбуждения. — Здорово придумано! И подключиться к нему можно только с помощью кристалла.
— Не совсем так. — Джонас нахмурился, вспоминая все то, по узнал, пока был в плену у зеленых щупалец. — Кристалл «запускал» изображение, как бы начинал прокручивать пленку. Но чтобы самому подключиться к видению, требовался совсем другой ключ. Тот самый, которым я всегда пользовался в своих путешествиях во времени.
— Предмет, связанный с убийством, — задумчиво проговорила Верити. — Ну да, конечно. Надо же было оставить в реальном времени что-то такое, что имело бы отношение к сцене жестокости, заключенной в видении. Это рукоять меча?
— Нет. Марино предполагал, что таким предметом станет стилет, — почти прошептал Джонас. — Старик собирался кого-нибудь убить этим кинжалом, а потом использовать клинок как ключ к видению, с помощью которого он проникнет внутрь изображения, где он спрятал свой драгоценный лист с заметками.
— Он планировал убийство?! — ошеломленно ахнула Верити. — Он создал изображение и потом совершил преступление, чтобы замкнуть видение в пределах временного туннеля?
— Только таким путем удалось бы достичь этого.
— Но кого же он собирался убить? Джонас плотно сжал губы.
— Того, кто был посвящен в его секреты. Таким образом он сберег бы свою тайну.
— Интересно, кто еще знал о его исследованиях? Джонас пристально посмотрел на Верити.
— Попробуй догадаться. Ну кто еще мог знать о его исследованиях временного коридора? Глаза Верити распахнулись еще шире.
— Тот, кто был его якорем, его пристанью, — прошептала она. — Тот, кто удерживал щупальца, когда он входил во временной туннель. О, Боже правый!
Джонас хмуро кивнул:
— Точно. Но тут Марино просчитался: ему не суждено было пустить в ход свой стилет и убить ее.
— Так это была женщина?
— Угу. Хорошенькая молодая супруга одного местного аристократа, некая Изабелла. Когда Марино узнал, что она способна стать его якорем, он соблазнил ее, чтобы привязать к себе.
— Изабелла, — тихо повторила Верити.
— В ту ночь Марино ждал ее в своей комнате, намереваясь замкнуть изображение через убийство. Он послал за ней, и она, как всегда, пришла к нему. Но в этот раз она явилась не одна. Муж, который давно уже подозревал ее в измене — хотя бедняга и не предполагал, как далеко зашла жена в своем увлечении, — следовал за ней по пятам. Он почти сразу же влетел в комнату. Увидев его, старик за столом схватился за меч: как и все итальянские синьоры, Марино неплохо владел оружием.
— Но муж Изабеллы тем не менее его убил? Джонас мрачно кивнул:
— И сделал это с превеликим удовольствием. Маттео тоже умел обращаться с мечом да к тому же был моложе и проворнее Марино. В конце концов именно смерть самого Марино заморозила видение во временном коридоре. Сломанная рукоять меча, оставшаяся за его пределами, стала ключом к изображению, хотя теперь его некому было использовать.
— Джонас, я не могу поверить, что это была всего лишь призрачная иллюзия.
— Говорю тебе, Джованни Марино был настоящим гением! Он сделал изображение настолько правдоподобным, что, когда оно пришло в действие, нам с тобой показалось, что мы тоже стали его частью. Ты стала Изабеллой, а я — ее ревнивым супругом, Маттео.
— И все равно мне кажется, дело не только в этом, — настаивала Верити.
Джонас понимающе улыбнулся:
— Возможно, для нас эта сцена выглядела столь реальной потому, что наши характеры идеально вписались в характеры действующих лиц сей трагедии. Ты знала, что значит быть якорем для человека, путешествующего по временному туннелю, а я успел на своей шкуре убедиться, что такое слепая ревность. Ни с кем на свете я бы так не желал расправиться, как с человеком, который попытался бы отобрать тебя у меня. — Руки Джонаса сами собой сжались в кулаки.
Верити нежно провела по его побелевшим пальцам:
— Успокойся, Джонас. Все позади. Он глубоко вздохнул, и волнение, охватившее его, несколько ослабло.
— Ну вот, я рассказал тебе все, что мне известно. А теперь ты поведай мне, что гам у тебя произошло с кристаллами.
— Я и сама этого толком не понимаю, — честно призналась Верити. — Помню, я чувствовала, как зеленый кристалл в моей руке настраивается на тот, что заключен в застывшей картине.
— Держу пари, что это один из тех самых секретов, что Марино желал сохранить в тайне — как правильно настраивать кристалл, превращая его в ключ к видению. — Дьявол, он дорого бы дал, чтобы выведать эти секреты. Теперь, когда ему известно об этом видении все, он сможет подключиться к изображению без всякого риска для себя и Верити. И у него будет время прочитать этот манускрипт.
— Когда ты схватил одну из змеек, я тотчас попробовала настроиться на свои красные кристаллы, поскольку мне показалось, что они несут в себе положительную энергию. — Верити задумчиво покачала головой. — Я чувствовала, что смогу правильно использовать их силу. Подобной уверенности в отношении зеленого кристалла у меня никогда не было. Его энергия таит в себе опасность, Джонас.
— Так ты использовала красные кристаллы, чтобы вытащить меня из щупалец? — Джонас пытливо вглядывался в ее лицо. — Эти чертовы змейки чуть не придушили меня на сей раз! Сильные, как никогда. Я ухватился за них, потому что в какой-то момент мне почудилось, что все это происходит в действительности; я решил, что тебе угрожает смертельная опасность. Ярость Маттео передалась мне, и на мгновение я полностью отождествился с ним.
— И все же думаю, что именно тебе мы обязаны своим спасением. Схватка была настоящей, Джонас. Я убеждена, что мы в самом деле стали действующими лицами изображения. Но когда оно пропало, ты так и не избавился от щупалец.
— Слишком уж сильные и цепкие они были — возможно, потому, что само видение таило в себе очень мощный заряд энергии. Наверное, я стал бы ходячей тенью Маттео, впрочем, я превратился бы в него не полностью. Во временном коридоре остался бы другой «я», тот самый, который был ос — , леплен ревностью и не мог думать ни о чем, кроме мщения и убийства. Я боялся, что ты станешь моей жертвой, как Изабелла, возможно, стала жертвой Маттео. Джованни Марино, таким образом, отомстил бы за себя.
— Маттео убил свою жену после того, как прикончил Марино?! — изумленно спросила Верити.
— Точно не знаю, — ответил Джонас. — Для нас эта история заканчивается со смертью Марино. Просто мне показалось, что Маттео разозлился на свою жену еще сильнее, чем на ее соблазнителя.
Верити выпрямилась.
— Не думаю, что он убил ее, — заявила она, подумав с минуту. — Хочется верить, что после смерти Марино он пришел в себя и понял, что его жена была всего лишь невинной жертвой злодея. Они С Изабеллой закрыли дверь в тайник, вернулись к себе домой и зажили спокойно и счастливо.
Джонас снисходительно усмехнулся:
— Прямо как в сказочке с хорошим концом!
— По-твоему, так не бывает, Куаррел? — послышался в двери голос Крампа. — Люди в эпоху Возрождения были мстительны и злопамятны, так?
Джонас резко повернул голову на подушке, и виски его снова пронзила острая боль.
— Я не слышал, как ты вошел, — сердито сказал он. — И давно ты тут подслушиваешь?
— Да уж давненько. — Оливер ободряюще улыбнулся. — Но тебе нечего беспокоиться. Я не собираюсь ничего рассказывать ни Уорвикам, ни кому бы то ни было еще. Я и сам-то ничего толком не понял. — Он подошел к кровати и протянул Джонасу две белые таблетки. — Вот, возьми. Это тебе поможет.
Джонас подозрительно взглянул на лекарство:
— Что это? Опять какие-то колдовские травки?
— Да, можно сказать и так. Это аспирин. — Он протянул Джонасу стакан с водой.
Джонас, стараясь не делать резких движений, с трудом сел в постели, взял стакан и запил таблетки.
— Ты очень меня обяжешь, если будешь держать язык за зубами.
— Обещаю, — спокойно заверил его Оливер. — Кто, кроме настоящего экстрасенса, мне поверит? А их не так уж и много в округе. Ты первый, кого я встретил. — Он слегка усмехнулся. — Так, значит, Элисса с Ярвудом не обманывались на твой счет? Ты и в самом деле обладаешь потрясающе редкостным даром?
— Да, что-то вроде того, — холодно процедил Джонас.
— О, у него очень необычные способности! — с жаром подхватила Верити. — Он может вызывать сцены из прошлого, когда касается предметов, принимавших участие в этих событиях. К несчастью, дар его ограничен. Джонас настроен только на события, в которых присутствует жестокость.
У Джонаса вырвался стон отчаяния.
— Верити, хватит уже распространяться на эту тему.
— Однако, — как ни в чем не бывало продолжала Верити, — его талант дает ему возможность с , достаточной степенью точности определять подлинность предметов старины, даже если они и не связаны с убийствами. Джонас не может вызывать видения, прикасаясь к стулу или драгоценным камням, но может точно определить, когда они изготовлены. Одного этого вполне достаточно, чтобы узнать, подделка это или подлинник.
— Сомневаюсь, что Крампу все это интересно, Верити.
— Я всегда говорила Джонасу, что ему следует реализовать себя, работая историческим экспертом. Вот почему я уговорила его согласиться на предложение Уорвиков. Не правда ли, Оливер, это была замечательная идея?
— Да, если бы вы не подвергались такому риску, — резко отозвался Оливер.
Джонас обменялся с ним многозначительным взглядом:
— Благодарю за мудрые слова. Я совершенно с тобой согласен.
Верити уставилась на него в полном замешательстве:
— Постой-постой. То, что произошло, было чистой случайностью. Считай, что это авария, как на производстве, вот и все. Таких неудачных совпадений — одно на триллион.
— Что-то подсказывает мне, что ты не в ладах с математикой, — ядовито заметил Джонас.
— В следующий раз мы будем осторожнее, — поспешно добавила Верити. — Кстати, первый наш контракт завершился довольно удачно. Даг получит заключение об исторической ценности виллы, а Элисса узнает кое-что о легендарном сокровище. Мы можем показать им скрытый коридор, потайную комнату и сундук. Думаю, это удовлетворит наших клиентов. — Тут она прищурилась и добавила:
— Конечно, куда интереснее было бы найти больше, чем просто пустой сундук. Вот бы в сундуке оказалась груда золотых флорентийских монет! Было бы здорово! Репутация Джонаса как эксперта от этого только упрочилась бы. И не избежать ему очередной публикации в солидном журнале…
— Обойдусь как-нибудь и без публикации, — проворчал Джонас, садясь в кровати.
— Да, ты и впрямь проживешь без славы, — сказал Крамп, улыбаясь своей редкой и удивительно теплой улыбкой.
— Теперь, когда мне предстоит стать отцом, я десять раз подумаю, прежде чем соглашусь участвовать в таком рискованном предприятии, — с самодовольным видом заявил Джонас.
Верити сердито уставилась на мужчин.
— У меня складывается такое впечатление, что профессиональная карьера Джонаса на этом закончилась.
— Смирись с неизбежным, любовь моя. Я рожден, чтобы мыть тарелки в твоем кафе. Да и, кроме того, мне отныне предстоит обучиться еще одной профессии: из меня получится отличный папаша.
Верити улыбнулась одними уголками губ, глаза ее потеплели.
— Ты так думаешь?
— У меня к этому такой же талант, как и к профессии супруга. Я это чувствую.
— Похоже, придется раскошелиться на свадебный наряд, — задумчиво промолвила Верити. — Традиции надо уважать.
— Лучше бы нам поспешить, — ласково заметил Джонас и смерил взглядом ее все еще стройную фигуру. — Скоро ты так растолстеешь, что не влезешь ни в какое свадебное платье.
В ответ Верити, не раздумывая ни секунды, запустила в него подушкой.


Лежа в занавешенной пологом постели, Верити тихо прислушивалась к тому, как рядом ворочается с боку на бок Джонас. За прошедшие два часа он ни разу не сомкнул глаз. Во время любовных игр он был нежен и настойчив, словно хотел убедить себя, что ничего не изменилось. Но заснуть после этого ему не удалось.
Верити снова закрыла глаза и только-только задремала, как скрип постели разбудил ее. Терпению девушки пришел конец — с нее довольно, она должна знать, что его тревожит. Верити откинула одеяло и села, навалившись на подушку.
— Джонас, не притворяйся, что спишь, — мягко вымолвила она. — Скажи мне, что случилось.
Несколько секунд он лежал неподвижно, потом перевернулся на спину. Глаза его загадочно поблескивали в темноте.
— Я хочу еще раз взглянуть на манускрипт, запечатленный в том проклятом видении, — признался он наконец.
Верити тяжело вздохнула:
— Я так и знала.
На некоторое время между ними воцарилось молчание, потом Джонас продолжил:
— Правда, я не уверен, что нам удастся не подвергать себя опасности, как в прошлый раз.
— Теперь-то мы знаем, что нас ждет. Я снова возьму с собой красные серьги и чуть что — воспользуюсь ими. Если ты не будешь прикасаться к змейкам, с нами ничего не случится.
— Не стоит тебе так рисковать.
— Без меня тебе не обойтись, — спокойно возразила она. — Щупальца переполнят тебя отрицательной энергией. — Она решительно отбросила одеяло. — Глупо останавливаться на полпути. Надо пройти весь путь до конца. — Она задумчиво закусила губу. — На сей раз не стоит забывать, что мы имеем дело с изображением и не являемся его частью. Я знаю, что для этого нужно сделать! Я брошу на пол зеленый кристалл, как только призрачная картина придет в движение. Кроме того, буду с помощью сережек держать ситуацию под контролем.
— Потребуется довольно много времени, — сказал Джонас, садясь на постели. — Манускрипт написан на латыни, да к тому же буквы соответствуют графике, принятой в шестнадцатом веке. Мне придется подойти поближе, чтобы получше разглядеть манускрипт, но дело в том, что вблизи призрак становится очень активным. Нас снова могут отвлечь детали ожившего изображения, и мы опять попадем в ловушку, решив, что все происходит на самом деле. — Он взъерошил волосы. — Черт возьми, я ничего не могу сказать точно, Верити. Я не имею права подвергать тебя такому риску. Да и самому мне не следует этого делать.
Верити села на край кровати.
— Но ты теперь ночами спать не будешь, пока не прочитаешь этот манускрипт. Иначе ты просто спятишь, Джонас. Так что у нас нет выбора.
Джонас покачал головой:
— Я не вправе подвергать тебя опасности. Верити поднялась и посмотрела на него в упор.
— Мы должны это сделать, Джонас. Речь идет о твоем необычном таланте. Чем больше ты узнаешь о том, как его контролировать, тем больше извлечешь пользы. Кто знает, с чем придется столкнуться во временном коридоре в следующий раз? Все получится, я уверена. — Она взяла с тумбочки красные сережки. — Зеленый кристалл остался в потайной комнате. В суматохе все про него забыли. — Она сунула ноги в туфли и шагнула к гобелену на стене.
— Верити, вернись! — хрипло приказал ей Джонас, резко вскакивая с кровати. — Я сказал, не ходи.
Но Верити уже нащупала тайный механизм. Тяжелая каменная дверь скрипнула и медленно отворилась. Верити подхватила фонарик и с вызывающей улыбкой взглянула на Джонаса.
— Ты ведь не пустишь меня одну в этот мрачный переход?
— Господи, Верити, до чего же ты упрямая! — пробурчал Джонас, натягивая джинсы.
Она знала, что он не будет ее отговаривать. Они должны закончить то, что начали. Джонас ни за что не успокоится, поскольку эта тайна имеет отношение к его загадочному дару. Чем скорее ему удастся понять природу своего таланта, тем лучше для них обоих, говорила себе Верити, вступая под мрачные своды перехода.
Джонас вошел вслед за ней и слегка коснулся ее плеча.
— Я люблю тебя, Верити.
— Здорово! — Она передала ему фонарик. — Я тоже тебя люблю.
— Я знаю. Иначе бы ты ни за что не согласилась еще раз посетить это ужасное место. Хорошо хоть останки Дигби уже убрали. Вот, держи. — Он сунул ей в руки записную книжку и карандаш. — Я возьму фонарик.
Дверь в тайник была открыта. Верити не стала запирать ее после того, как вытащила оттуда Джонаса и Престона.
— Вот и зеленый кристалл! — воскликнула Верити, когда луч фонарика скользнул по полу. — А вот и рукоять меча. Ты готов?
— Готов. Держись сзади, когда мы войдем во временной туннель. В прошлый раз мы слишком близко подошли к видению. Вот почему нам оно показалось таким реальным.
— Тебе придется подойти поближе, чтобы прочитать записи, и нам, может быть, придется не раз прокрутить эту сцену. Ты будешь читать мне вслух, а я — записывать в блокнот.
— Но если я отдам приказ отступать, ты должна будешь беспрекословно повиноваться.
— Хорошо, обещаю, — заверила она, подняв с пола зеленый кристалл. — Странно, он больше не вибрирует, как раньше. И сережки по-прежнему холодные.
— Посмотрим, к чему это приведет. Ну, держись — я начинаю. — Джонас наклонился и подобрал обломок меча.
Но ничего не изменилось.
Верити в ожидании напряглась, но секунды шли за секундами, а стены комнаты и не собирались искажаться.
— Джонас!
Он не ответил. В свете фонарика она увидела его резко очерченный профиль. Он повернулся к ней, и глаза его сверкнули желтым огнем.
— Джонас, что случилось? — прошептала она.
— Он пропал! — Голос его был хриплым от отчаяния.
— О чем ты?
— Мой дар, он исчез без следа. Я пуст внутри, я больше не чувствую вибраций!.. То, что случилось здесь сегодня, погубило мой талант.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненный дар - Кренц Джейн Энн



Отличная книга. Читать, читать. Это продолжение, а первый -"Золотой дар".
Огненный дар - Кренц Джейн Энниришка
6.04.2016, 23.15





Однозначно читать. Первая часть была более интересной, но это тоже ничего.
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннMilly
30.05.2016, 18.59





Однозначно читать. Первая часть была более интересной, но это тоже ничего.
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннMilly
30.05.2016, 18.59





Девочки, на этом сайте нет лр Ульяны Громовой И пусть меня осудят.Бесподобный роман
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннСофья
8.10.2016, 0.27





Девочки, на этом сайте нет лр Ульяны Громовой И пусть меня осудят.Бесподобный роман
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннСофья
8.10.2016, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100