Читать онлайн Огненный дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огненный дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огненный дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огненный дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Огненный дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Мне кажется, что это Ярвуд, — тихо проговорила Верити по дороге к дому, — хотя у меня в голове не укладывается. Должно быть, он узнал о невинном хобби Элиссы — заигрывать с первым встречным экстрасенсом. Мы же слышали, как они ссорились, помнишь? А если Престон вдруг узнал о том, что она выкинула этим утром, он, понятное дело, пришел в ярость.
— Может быть, может быть.
Тонкие брови Верити сошлись на переносице.
— То есть как это «может быть»? У тебя что, есть другая версия?
Джонас пожал плечами:
— Не знаю. Но Элисса и раньше не отличалась постоянством, и, однако же, Ярвуд ни разу не пытался ее убить.
— Возможно, раньше он просто не догадывался о ее выходках?
— Нет, это маловероятно. Он должен был знать, что она собой представляет, — уверенно возразил Джонас.
— Любовь слепа, — философски заметила Верити.
— Чепуха. Я вот влюблен в тебя, но это не мешает мне замечать твои недостатки и неприятности, которые ты мне приносишь.
Верити ткнула его локтем в бок.
— Ой! Черт возьми, мне же больно! — Джонас резко остановился и стиснул Верити в объятиях. В его глазах блеснул знакомый огонек.
— О нет, Джонас, не здесь: земля холодная, мокрая. — Но возбуждение охватило и ее тоже. Горячая волна затопила ее, стоило ей только взглянуть ему в глаза. — Знаешь что, Джонас Куаррел? Я тут как-то задумалась о том, что каждый раз после посещения временного туннеля тебя охватывает желание, и пришла к некоторым выводам.
— Я не единственный, кто заводится после путешествия в прошлое, — проворчал он, целуя ее шею. — И я уже говорил тебе, что никогда раньше и не подозревал ни о чем подобном, пока не встретил тебя. У меня не было такого рода проблем ни когда я проходил тестирование в Винсент-колледже, ни когда определял подлинность экспонатов для некоторых музеев и коллекционеров. Нет, мэм, со мной было все в порядке до встречи с вами. Всегда после путешествий в параллельной реальности мои помыслы были чисты и невинны, как декабрьский снег.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что я тому причиной? — Она чувствовала горячее тепло его тела, и внутри у нее все обратилось в податливую жаркую темноту. Колени ее ослабели, ноги подкашивались. Еще немного, и она не в силах будет держаться на ногах.
— Ты же знаешь, что я всегда узнаю правду, маленький деспот, — сказал Джонас, весь лучась от удовольствия. — Ты чувствуешь сейчас то же, что и я.
— Возможно, но я не считаю это последствием нашего визита во временной коридор, — сказала Верити, тщетно пытаясь сохранить самообладание. — Со мной это происходит вовсе не потому, что я твой якорь в море прошлого.
— Нет? Но тогда в чем же причина? — Джонаса, по-видимому, вовсе не интересовал ее ответ. Он был занят тем, что покусывал ее ухо.
— Причина в тебе, черт тебя возьми. — Она уперлась ладонями ему в грудь и попыталась оттолкнуть. — Это все ты. Может, как-то по-особенному смотришь на меня или что другое — не знаю. Одно я знаю точно — это желание не имеет ничего общего с перемещениями во времени, потому что я ничего не чувствую, пока ты не начинаешь плотоядно пожирать меня глазами. Так что во всем виноват только ты.
Джонас довольно усмехнулся.
— Ну ведь так и должно быть, — заметил он. — Пойдем-ка скорее наверх и поищем где-нибудь плеть. Теперь моя очередь.
— Джонас! — Верити вспыхнула до ушей. Но он уже подхватил ее на руки и понес в дом. В холле им встретилась Мэгги Фрэмптон. Она с тревогой окинула их взглядом:
— Я уже было забеспокоилась, куда это вы запропастились.
— Так, ходили прогуляться, — уклончиво ответил Джонас. — Верити очень устала.
— Знаю я, что это за усталость, — грустно промолвила Мэгги. — У меня был такой же измученный вид, когда Дигби приглашал на прогулку в подземную тюрьму. — Она повернулась и вышла из холла.
— Она сильно по нему скучает, — осторожно заметила Верити. — Ей придется нелегко, когда Даг продаст виллу.
— Раз уж мы заговорили о трудностях, — пробормотал Джонас, поднимаясь по ступенькам лестницы, — позволь сообщить тебе и о моей маленькой проблеме.
— Видела я твою проблему и раньше, Джонас Куаррел, и она не такая уж и маленькая.


Стук башмаков Джонаса по каменным ступеням, пока он поднимался с Верити наверх, так и отдавался в ушах Мэгги. Руки ее сами собой сжались в кулаки. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы все они убрались отсюда. Пусть бы исчезли навсегда и никогда не возвращались. Дигби с ней бы согласился.
Как же она ненавидела Престона Ярвуда! Ярвуд — всего лишь хитрый жулик, как сказал бы о нем Дигби. Старик Хейзелхерст наверняка вышвырнул бы отсюда и Оливера Крампа вместе с его дурацкими кристаллами. Мэгги не нравилось, как Оливер рассматривает все и вся сквозь свои маленькие круглые очки. Она чувствовала, что он замечает слишком многое.
А что касается Слэйда Спенсера, Дигби ни секунды не стал бы терпеть ни его, ни его наркотики в своем доме. Вспомнив о Спенсере, Мэгги нахмурилась. Кого-то он ей напоминал. Мэгги решила про себя, что, как только предоставится такая возможность, она пороется в его вещах наверху. Это будет нетрудно: у нее есть запасные ключи от всех помещений виллы.
Но главным препятствием остаются Даг с Элиссой. Судьба виллы находится в их руках.


Некоторое время спустя Верити, до сих пор лежавшая на животе, приподнялась на локтях и прильнула к Джонасу, пытаясь привлечь его внимание. Он открыл один глаз и посмотрел на нее лениво и снисходительно.
— Ну, снова ты сердишься на меня. Разве отец не предупреждал тебя, что, если часто хмуриться, появятся морщинки? — спросил он. — Злючкам этого особенно следует опасаться. Им приходится принимать меры предосторожности.
Верити вопросительно вскинула брови:
— И какие же именно?
— Почаще улыбаться своему возлюбленному и говорить ему «да».
— Я и так слишком часто говорю тебе «да». Видишь, к чему это привело? — Она кивнула головой на развороченную кровать.
Джонас притворился обиженным.
— Я так стараюсь для тебя, и это вся благодарность за мои труды!
— Ах, для меня?!
— Ну конечно. Считай это косметической процедурой, поддерживающей тебя в тонусе.
— Хороша косметическая процедура! Благодаря такой заботе и уходу я скоро раздуюсь, как огромный кит, не пройдет и несколько месяцев, — пожаловалась она.
К ее удивлению, Джонас тут же посерьезнел. Он легонько провел пальцем по ее щеке.
— Тебя это пугает, малышка? — ласково спросил он.
Верити хотело было возразить, но что-то остановило ее.
— Да, немного, — призналась она.
— Не бойся, — мягко сказал Джонас. — Я же буду все время с тобой. Вместе мы все одолеем. Все будет хорошо.
Верити скривила губы:
— «Все будет хорошо». Что ж, запомню. Он дотронулся кончиками пальцев до ее губ. Несмотря на блеск его золотистых глаз, он смотрел совершенно серьезно.
— Запомни.
Она вздохнула и положила подбородок ему на грудь. Его могущество всегда было для нее источником уверенности и безопасности. Да, в Джонасе чувствовалось что-то первобытное — жестокая сила была знакома ему не понаслышке, но ей нечего бояться.
— Я так люблю тебя, Джонас.
Он пристально посмотрел ей в глаза:
— Очень кстати — ведь мы собираемся пожениться. — И тотчас, не давая ей времени возразить, продолжил:
— А теперь скажи мне, почему ты так сердито воззрилась на меня минуту назад.
— И вовсе я не сердилась. Это выражение задумчивой сосредоточенности.
— Ах, прошу прощения! Так почему ты смотрела на меня с выражением задумчивой сосредоточенности? — Он поерошил ее рыжие кудряшки.
— Я тут подумала про Элиссу с Престоном Ярвудом.
— И что же?
Верити приподняла подбородок и пригнулась к Джонасу с заговорщическим видом.
— Джонас, когда мы с тобой строили предположения насчет того, что именно Ярвуд столкнул Элиссу, мы забыли еще кое-кого. На этого человека мы пока не обращали внимания.
Джонас повернул голову и испытующе взглянул на Верити.
— Ты имеешь в виду того, кто оставил лодку в бухточке у скалы?
Верити разочарованно ахнула:
— Я и не знала, что ты тоже об этом думал.
Почему же ты раньше мне не сказал?
— Дела, — гордо заявил он.
— Хочешь сказать, что был полностью поглощен расстегиванием «молнии» на джинсах? Откровенно говоря, Джонас, для ученого с блестящей репутацией у тебя на удивление примитивное мышление, когда дело касается интимных моментов. Очевидно, докторская степень не освобождает ее владельца от похоти.
Джонас удивленно вытаращил глаза:
— А ты как думала?
— Были у меня кое-какие иллюзии относительно ученых стипендиатов…
— Только неискушенный в науке человек может питать подобные иллюзии. Скажи спасибо, что твой отец не отправил тебя в школу. Кстати, у меня сейчас мелькнула мысль, а не отдать ли нашего малыша на обучение Эмерсону?
— Мы отклонились от темы, — строго заметила Верити. Ее охватило странное беспокойство, когда Джонас заговорил о воспитании ребенка.
— Отклонились? Я что-то не заметил.
— Вот еще одно подтверждение примитивности твоего мышления.
— В моей примитивности виновата только ты, — отрезал Джонас. Он зевнул и осклабился.
— Мы говорили о той лодке, спрятанной в бухточке, — напомнила Верити.
— Я уже осмотрел ее сегодня утром. А ты ничего не заметила, когда вытаскивала полиэтилен из рубки, чтобы обернуть Элиссу?
Верити покачала головой:
— Нет. Я не видела там ни судового журнала, ни каких-либо других бумаг. Но я их и не искала. Джонас, эта лодка — знак того, что на острове высадился неизвестный.
— Даг решил, что это турист, который расположился здесь на несколько дней.
— В такую-то погоду?
Джонас молча обдумывал замечание Верити.
— Я слышал, что северяне — народ закаленный, — наконец сказал он. — Может, это какой-нибудь заядлый рыбак?
— Тогда где он сейчас? Почему не заметил Элиссу? Почему не объявился даже тогда, когда все мы отправились за ней в бухту?
— Он мог разбить палатку на порядочном расстоянии от того места, где оставил лодку. Потому-то и не знал, что случилось с Элиссой.
— Или, — продолжила Верити, — он ее и толкнул.
— И нам остается только гадать, зачем ему это было нужно, — заключил Джонас. — Если ты хорошенько еще раз все обдумаешь, то придешь к выводу, что лишь у Престона Ярвуда был повод желать Элиссе зла.
— Его легче всего подозревать, правда? — мрачно заметила Верити.
— Верити!
— Да? — Ей был хорошо известен этот тон:
Джонас говорил так, когда хотел, чтобы его слушались.
— Завтра утром я попробую разыскать владельца лодки, — с расстановкой вымолвил Джонас. — А пока, что бы ни случилось, я хочу, чтобы ты постаралась не оставаться наедине с Ярвудом.
— И все равно мне кажется, что он не способен на преступление.
Джонас взъерошил ей волосы, притянул к себе и крепко поцеловал в губы.
— Для женщины, чье детство прошло в самых захудалых островных городках западного полушария, ты плохо знаешь мужчин и преступные мотивы. Твой отец — Эмерсон Эймс, так как же ты умудрилась вырасти такой наивной?
— Я вовсе не наивная!
— Нет, в некотором смысле ты очень неискушенная и доверчивая. — Джонас окинул ее странным задумчивым взглядом. — И мне это нравится. Под колючей оболочкой ты милая, нежная и беззащитная. Ты всегда видишь в человеке только хорошее, пока факты не убеждают тебя в обратном. У тебя очень нежная душа, любовь моя. И поэтому я не хочу, чтобы ты находилась рядом с Преотоном Ярвудом без меня. Считай, что это приказ.
Улыбка, которой одарила его Верити, была чересчур приторной и умильной.
— Не знаю, говорила ли я тебе, что каждый раз, как ты превращаешься в настоящего «мачо», у меня слабеют колени?
— Интересное наблюдение, Верити. По-моему, ты никогда и словом не обмолвилась об этом. Хочешь, я привяжу тебя к этой стойке в изголовье, и мы продолжим обсуждение твоей слабости, или тебя больше привлекает другая стойка? А может быть, тебе нравятся все четыре?
Она тотчас начала его немилосердно щекотать. Совместная жизнь с мужчиной дает некоторые неоспоримые преимущества — понемногу узнаешь, где у него самые чувствительные точки.
Если за завтраком царила тяжелая атмосфера, то за обедом напряжение достигло предела. Гроза разразилась сразу же, как только гости покончили с едой.
Впрочем, все началось довольно безобидно.
Между собравшимися в столовой наблюдалась некоторая отчужденность, но Верити решила, что этого следовало ожидать. Конечно, неизвестно, что думают насчет несчастья с Элиссой остальные, но ясно, что мысли у всех заняты только этим.
Мэгги Фрэмптон в молчании прислуживала гостям. У Верити возникло подозрение, что у старушки снова разболелась голова. Слайд Спенсер показался в столовой только после того, как основательно накачался спиртным в гостиной. Нож и вилку он держал с преувеличенной осторожностью. «Если пить, как Слайд, не избежать белой горячки», — подумала Верити.
Престон Ярвуд хранил злобное молчание, и это тоже не укрылось от внимания Верити. Воздух в комнате буквально напоен злобой, подумалось ей, но она не знала, как рассеять это настроение. Ей было так неловко и неуютно, что она невольно постаралась быстренько покончить с едой, чтобы выйти наконец из-за стола. Джонас тоже, как видно, не собирался затягивать трапезу.
Верити положила на стол скомканную салфетку и вопросительно взглянула на Джонаса. Он коротко кивнул и быстро доел свой сандвич.
Престон Ярвуд нарушил молчание, как только Верити отодвинула свой стул. Он поднял голову от тарелки и уставился на Джонаса взглядом, полным боли и ярости.
— Она считала тебя настоящим… — сдавленным голосом вымолвил Ярвуд. — Она верила, что ты истинный, первоклассный экстрасенс, черт тебя возьми!
Верити, напряженно застыв, кинула тревожный взгляд на Джонаса. Он не обратил на это никакого внимания. Опершись локтями о стол, он вызывающе посмотрел на Ярвуда.
— Правда? — наконец спросил он. — Интересно, с чего это она взяла?
— Перестань прикидываться, Куаррел. Ты, черт побери, прекрасно знаешь, откуда Элиссе об этом известно. Я все про тебя знаю. Ты был в Винсент-колледже.
— В Винсент-колледже побывали многие.
— Ты тестировался в Отделе исследований аномальных явлений, — со злостью уточнил Ярвуд.
— Ну и что? Я слышал, ты тоже проходил там тестирование. Но у тебя не нашли следа одаренности, так, Ярвуд? Так почему ты решил, что в моем случае результаты тестов были положительными?
— Ну хорошо, им показалось, что они что-то нашли. — Ярвуд взял стакан с мартини, к которому он прикладывался в течение всего обеда, и сделал еще глоток. — Я все знаю про эти проклятые лаборатории и тех, кто там работает. Они что-то нашли и хотели сохранить это в тайне. Ты был их наградой и достижением, и никто не хотел отдавать тебя в руки конкурентов из других лабораторий, поэтому они и молчали. Но слухи все равно поползли. Работники музеев и коллекционеры, желающие проверить свои приобретения на подлинность, верили, что у тебя настоящий дар — верили так же, как верила Элисса.
— Но тебе-то лучше знать, да, Ярвуд?
— Какого дьявола ты ерничаешь? — злобно огрызнулся Престон. — Я все про тебя знаю. Знаю, какой ты настоящий. Ты чуть не убил одного из сотрудников той проклятой лаборатории! Может быть, и Элиссу пытался убить ты? — С этими словами Ярвуд вскочил на ноги.
— Но зачем мне ее убивать? — нарочито спокойно возразил Джонас, бешено вращая глазами.
— Откуда мне знать? Может, хотел сохранить свою проклятую тайну в секрете, чтобы и дальше дурачить и обдирать простаков вроде Дага Уорвика. Мне известно лишь то, что Элисса чуть не погибла, упав с утеса, и я не верю, что это просто несчастный случай. А ты, чертов ублюдок, единственный среди нас пытался когда-то убить человека! — Ярвуд решительно вышел из комнаты.
Слэйд Спенсер наблюдал всю эту сцену, прикрыв глаза. Он не проронил ни слова. Джонас стиснул ручку обеденного ножа.
Верити приросла к месту, неподвижно глядя на дверь. Ею овладел такой гнев, что она не могла даже пошевелиться. Наконец к ней вернулся дар речи.
— Да как он смеет обвинять тебя! — Она выскочила из-за стола.
— Сядь, Верити.
— И не подумаю! Он предъявил тебе такое ужасное обвинение! Я ему этого не прощу! — Она сделала шаг к двери.
Джонас схватил ее за руку и потянул к себе, приказывая остановиться.
— Я сказал, сядь! — На лице его застыла непоколебимая решимость.
— Но, Джонас, нельзя же допустить, чтобы он подумал…
— Кто знает, о чем он думает? Мы слышали лишь то, что он сказал. — Он с силой дернул ее за руку, заставляя сесть на место.
— Ты прав, — подал наконец голос Слэйд Спенсер. Слова явно давались ему с трудом. — Мы слышали, что он сказал. Это правда? Ты действительно прикончил какого-то пижона из лаборатории?
— Нет, он никого не убивал! — с жаром возразила Верити. — Ярвуд лжет.
— Хватит, Верити, — оборвал ее Джонас. Спенсер почесал нос и закурил трубку. Тяжелый запах наполнил комнату.
— По-моему, он не говорил, что непосредственно ты убил, так ведь, Куаррел? Он сказал, что ты пытался это сделать. Похоже, в Винсент-колледже произошла преинтереснейшая история?
— Это тебя не касается, Спенсер.
— А вот и касается, да еще как: надо же знать, не нахожусь ли я под одной крышей с убийцей.
В дверях возникла Мэгги Фрэмптон, она хмурилась и вытирала руки полотенцем.
— О каком убийце вы говорите?
— Джонас не убийца! — выкрикнула Верити. Джонас встал и потянул Верити за собой:
— Пойдем отсюда, малышка. Но Верити уперлась:
— Джонас, я должна им все объяснить. Не хочу, чтобы они думали, что ты убийца.
Джонас холодно смерил ее взглядом и потянул к двери.
— Оставь, Верити.
— Если ты такой гордый, что не желаешь оправдываться, — сердито выпалила она, — это не значит, что я буду молчать.
— И объяснять тут нечего. — Он выволок ее за дверь и повел по коридору к каменной лестнице. — Ярвуд прав.
— Ты насчет Винсента? Но, Джонас, у тебя же есть смягчающие обстоятельства. — Верити вся кипела от праведного гнева.
— Смягчающие обстоятельства можно найти всегда. Если Ярвуд пытался убить Элиссу, можешь не сомневаться, сейчас он убеждает себя, что у него были на то серьезные причины.
— Джонас, ты не убивал того парня в лаборатории. Он пожал плечами:
— Я пытался.
— Но это же чистая случайность! — взорвалась Верити. — Непредвиденный случай. Просто люди пытались играть с силами, о которых почти ничего не знали, и один из них при этом пострадал.
Джонас пристально смотрел на нее некоторое время.
— Верити, ты можешь спорить сколько угодно, но не забывай того, что случилось у Кейтлин Эванджер. Ярвуд и не догадывается, что у него и правда есть все основания обвинять меня в покушении на жизнь Элиссы.
— Происшествие у Кейтлин было актом самозащиты, — заявила Верити, возмущенно сверкая глазами. — Что ты еще мог сделать? На тебя же напал профессиональный убийца!
Плотно сжатые губы Джонаса тронула легкая улыбка. Он снисходительно посмотрел на пылающее гневом лицо Верити.
— Так ты и правда любишь меня? — мягко спросил он.
— Не понимаю, какое это имеет значение в данный момент.
— Ладно, забудь об этом.
Они шли по коридору к спальне. Верити успела немного поостыть и теперь размышляла над тем, что сказал Ярвуд.
— Знаешь, Джонас, если Престон думает, что ты убил Элиссу, это говорит о том, что сам он невиновен, — задумчиво промолвила она. — Он выглядел таким расстроенным.
— Не будь дурой, — проворчал Джонас, вталкивая ее в спальню. — Самый простой способ отвести от себя подозрения — это бросить тень на кого-либо другого. Ярвуд специально при свидетелях рассказал то, что ему про меня известно.
— При свидетелях?! А, ты говоришь о Спенсере и Мэгги.
— Да. Спенсер и Мэгги. И когда завтра Уорвик с Крампом вернутся на остров, Ярвуд, несомненно, поведает им о моей подмоченной репутации.
— Замолчи, — с упреком промолвила Верити. Джонаса передернуло.
— Вполне возможно, что Элисса придет в сознание и расскажет, что в действительности произошло на скале, тем самым раскрыв все загадки. А пока мы должны быть готовы к тому, что Даг завтра же решит покончить с обследованиями на вилле. И его нельзя винить за это. После того, что случилось с сестрой, он, вероятно, захочет поскорее разделаться со всеми делами касательно виллы.
— А ты сможешь написать отчет, основываясь на той информации, которую тебе удалось собрать на сегодняшний день?
— Не беспокойтесь, босс. Конечно, я все сделаю в лучшем виде. Составить отчет для меня не проблема. Да я еще в первый день мог бы кое-чем заинтересовать клиентов Дага. — Джонас прошел по комнате и взял фонарик и куртку. — Но сегодня вечером нам с тобой предоставляется последний шанс отыскать сокровища.
— О, я должна была догадаться! — в отчаянии простонала Верити, — Джонас, ты совсем потерял покой с этими сокровищами. Что еще за нездоровый азарт? И потом, если вспомнить, что случилось с Дигби, мне эта затея представляется очень и очень опасной. — Она внезапно умолкла, потом добавила:
— Странно, правда?
— Что странно? Вот, возьми куртку — в переходе сейчас холодно. А ты должна заботиться о ребенке. — Он бросил ей парку.
— Странно то, — продолжала Верити, натягивая куртку, — что вот уже два человека, имеющих непосредственное отношение к вилле, попали в беду. Дигби мертв, а Элиссу чуть не убили.
— Да, и в самом деле странно. Ты готова? — Джонас уже отдернул полог гобелена. Верити неохотно последовала за ним.
— Что мы будем делать там сегодня?
— Отправимся на поиски комнаты, которая появляется в видении, — помнишь того человека, сидящего за столом? За последние два дня я обшарил каждый дюйм виллы, но не нашел ни одного помещения, которое хоть сколько-нибудь смахивало на ту комнату.
— И поэтому ты решил, что она спрятана в потайном переходе? — Из темноты потянуло холодом, и Верити вздрогнула.
— Мне кажется, коридор выведет нас куда надо. Сегодня мы все узнаем. Возьми с собой сломанную рукоять меча — не ровен час, понадобится вызвать видение.
— Знай, Джонас, — мне твоя затея совсем не нравится. Что-то подсказывает мне, что мы совершаем непоправимую ошибку. — Она подняла с пола заржавевший обломок металла.
— Единственная моя ошибка состоит в том, что я согласился взять с собой тебя.
— Я не отпущу тебя одного, — твердо заявила она.
— Тогда выполняй то, что я тебе скажу. От тебя требуется держаться сзади и ничего не трогать руками.
— Ты даешь мне наставления прямо как ребенку, которого в первый раз повели в супермаркет: «Ничего не трогай».
— У нас еще будет время это проверить, когда на свет появится маленький Джонас. Я уже вижу, как мы втроем бродим по магазинам.
— А что, если это будет маленькая Верити? — дерзко осведомилась Эймс. Впрочем, ей было приятно слышать, что он говорит о них как о семье.
— Я не возражаю, — великодушно ответил Джонас. — Ты как, не замерзла? Сегодня здесь на редкость холодно.
— На улице тоже холодно. Наверное, приближается новый шторм. Надеюсь, Даг и Оливер успеют вернуться до того, как разразится буря. Джонас, ты не представляешь, как мне хочется поскорее убраться отсюда! Даже блестящие перспективы твоей карьеры не заставят меня остаться в этом каменном мешке. Теперь, прежде чем соглашаться на работу, которую тебе предлагают, я тысячу раз подумаю.
— Хорошо бы так, босс.
Они шли по коридору, придерживаясь старых следов и тех, что оставили они сами, пока не дошли до подземной тюрьмы. Джонас держал фонарик прямо перед собой, направив луч света на дверь.
— Должен признаться, мне бы хотелось остаться здесь ненадолго, — сказал он, обращаясь к Верити. — У меня сохранились самые приятные воспоминания о той сцене соблазнения, которую ты передо мной разыграла.
— Если честно, Джонас, на твоем месте я бы постыдилась упоминать об этом. — Верити сгорала от смущения при воспоминании о своей сексуальной агрессии. Она боялась признаться самой себе, что способна на такое.
— А почему бы и нет? — поддразнил ее Джонас и усмехнулся. — Я знаю, что тебя гнетет. Готов поклясться, ты считаешь такое поведение недопустимым для беременной леди. Ты ведь у меня такая лицемерка.
Верити благоразумно решила пропустить его реплику мимо ушей. Что можно сказать по этому поводу любимому, когда в его голосе слышится такая искренняя радость?
Каменный коридор извивался в соответствии с планом помещений виллы. Они столько раз сворачивали, что Верити уже потеряла все ориентиры. Она закуталась в парку, с благодарностью вспоминая Джонаса — ведь именно он заставил ее взять куртку.
— О черт! — воскликнул Джонас несколько минут спустя. В голосе его слышалось разочарование.
Верити чуть не налетела на него в темноте, столкнувшись нос к носу. Она увидела, что коридор заканчивается глухой каменной стеной.
— Не может быть! — вырвалось у нее. — И это после всех наших скитаний? Как несправедливо!
— Может, здесь что-то переделали, когда восстанавливали виллу уже на острове, — предположил Джонас, Он направил луч фонарика вниз. — А, вот и следы — они обрываются прямо у стены. Значит, это просто-напросто еще одна потайная дверь. Отойди-ка, малышка. Сейчас я в два счета ее открою.
Но все оказалось гораздо сложнее. Прошло более получаса, прежде чем Джонасу удалось отыскать механизм отпирания двери. Он вовсе не походил на предыдущие и располагался в полу перед стеной, а не в самой стене.
Верити затаила дыхание, когда Джонас привел механизм в действие. Как только дверь медленно отворилась, на них пахнуло затхлостью. Джонас отступил назад и повлек за собой Верити.
— Джонас, а что, если мы найдем груду золотых флорентийских монет или корзину драгоценных камней? — прошептала Верити. — Мы тогда сможем учить нашего малыша в Гарварде.
— Мой ребенок не будет учиться в Гарварде, — мрачно поклялся Джонас. — Мы еще не нашли сокровища, а ты уже прикидываешь, на что мы их потратим. Ну, готова? — Он двинулся в потайную комнату, и луч фонарика осветил маленькое квадратное помещение.
Верити шла следом. Ей вдруг показалось, что она уже видела эту комнату… И тут она вспомнила: комната привиделась ей вчера вечером, когда она впервые надела свои новые сережки, — во время эзотерического сеанса.
— Джонас, мне знакома эта комната. Я ее видела. Здесь должен быть черный сундук.
— Ты права — вот он.
Огромный резной сундук стоял в углу маленькой комнаты. Джонас осторожно приблизился к нему.
— Джонас, мне кажется, к нему можно подойти — следы ведут туда и обратно. — Верити внешний вид сундука почему-то не понравился, очень уж он напоминал саркофаг. Сережки ее снова потеплели. — Это сундук из нашего видения. Тот самый, который был полон золота и драгоценностей.
Джонас подошел к сундуку вплотную и внимательно осмотрел его со всех сторон.
— Замок вскрыт. Посмотрим, что внутри.
— Джонас, осторожнее. — Верити охватила тревога. — Не прикасайся! И открывать не нужно. Бог с ним, с Гарвардом, — полно и других хороших университетов. Пойдем отсюда поскорее.
Но было уже поздно — Джонас приподнял крышку сундука. Превозмогая страх, Верити подошла ближе, заглянула внутрь.
— Пустой, — сказала она со смешанным чувством разочарования и облегчения. — Черт возьми, похоже, тот, кто прикончил Дигби, опустошил сундук и скрылся, забрав с собой сокровища.
— Возможно. Но этот сундук сам по себе обогатит коллекцию любого музея. Посмотри только на эту резьбу — она великолепна. Жаль, что все это принадлежит Дагу с Элиссой. Нам достанется только мой гонорар за работу консультанта. — Джонас поднял голову, и луч фонарика скользнул по его лицу. — Дай-ка мне обломок меча.
Верити сжала проржавевшую рукоять.
— А зачем тебе? — встревоженно спросила она.
— Я хочу еще раз посмотреть на того человека, сидящего за столом. Надо проверить, действительно ли это та же комната, что и в видении.
— Конечно, та же самая — в этом я уверена. Не думаю, что нам следует еще раз вызывать этот образ.
В нем есть что-то необычное.
И тем не менее Джонас нетерпеливо выхватил у нее из рук кусок металла. «Вот и давай людям мудрые советы», — мелькнуло в голове у Верити, когда стены маленькой комнаты стали изгибаться, превращаясь во временной туннель. Такие, как Джонас, редко прислушиваются к мнению окружающих.
У Верити даже дух захватило, когда таинственная застывшая картина вновь возникла перед ними. Серьги у нее в ушах раскалились, как головешки. Она стала снимать их, не сводя глаз с человека за столом. «Кто бы он ни был, ему знакомы зло и жестокость», — внезапно подумала она. Это было видно и по отталкивающим чертам его аристократического лица, и по злобному взгляду холодных глаз.
Маленький зеленый продолговатый кристалл, лежащий на столе, казалось, переливался в свете фонарика. «Но это невозможно», — сказала себе Верити. Образы, возникавшие во временном коридоре, никогда не реагировали на воздействия реальных объектов настоящего. Они существовали совершенно отдельно и независимо, в каком-то пространстве и времени.
Верити сдавленно вскрикнула, почувствовав, как серьги обжигают ей пальцы.
И вдруг она поняла.
— Джонас, — прошептала она. — Кристалл! Тот, который на столе. Он все еще здесь, в пределах виллы. Я уверена, что он где-то рядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огненный дар - Кренц Джейн Энн



Отличная книга. Читать, читать. Это продолжение, а первый -"Золотой дар".
Огненный дар - Кренц Джейн Энниришка
6.04.2016, 23.15





Однозначно читать. Первая часть была более интересной, но это тоже ничего.
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннMilly
30.05.2016, 18.59





Однозначно читать. Первая часть была более интересной, но это тоже ничего.
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннMilly
30.05.2016, 18.59





Девочки, на этом сайте нет лр Ульяны Громовой И пусть меня осудят.Бесподобный роман
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннСофья
8.10.2016, 0.27





Девочки, на этом сайте нет лр Ульяны Громовой И пусть меня осудят.Бесподобный роман
Огненный дар - Кренц Джейн ЭннСофья
8.10.2016, 0.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100