Читать онлайн Ночь напролет, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночь напролет - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночь напролет - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночь напролет - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Ночь напролет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Мне нужно выпить. – Резко и решительно Люк захлопнул дверь коттеджа, задвинул засов и направился в крошечную кухоньку. – Пиво осталось?
– В холодильнике. – Айрин настороженно наблюдала за ним, не вполне понимая, что у него творится внутри. После беседы с Сэмом Макферсоном на месте пожара это были первые слова, которые произнес Люк. Разговор с Сэмом, по мнению Айрин, вышел неудачный. Последующее молчание Люка в джипе по пути обратно только усугубило тяжелое впечатление. – Послушайте, мне очень жаль, что вы оказались втянуты в это дело. Я не хотела…
– Если вы еще раз это повторите, я за себя не ручаюсь. – Люк открыл холодильник, вытащил оттуда бутылку и откупорил ее. – Знаете, я наконец начинаю верить, что такая вещь, как плохая карма, действительно существует, иначе как еще можно объяснить, почему именно вы поселились у меня в «Восходе над озером». – Он сделал большой глоток пива и, опустив бутылку, с прищуром посмотрел на Айрин. – То есть я спрашиваю себя, насколько велики были на это шансы?
И тут только до Айрин дошло, что все в нем буквально клокочет от гнева. Почувствовав себя несправедливо обиженной, она встала посреди комнаты, скрестив руки на груди.
– Я вас сегодня не просила ехать за мной в дом Уэббов, – сказала она.
– Конечно, черт возьми, не просили. – Люк облокотился о кухонную стойку и, скрестив ноги в лодыжках, снова принялся за пиво. – Наоборот, выезжая отсюда, вы даже фары не включили, чтобы я не заметил.
– Потому что вас мои дела не касаются.
– Не касались вначале, а сейчас очень даже касаются. – Люк приподнял брови. – Вы, я полагаю, отдаете себе отчет в том, что мы теперь у Макферсона подозреваемые в поджоге?
Айрин тяжело сглотнула.
– Да, но ведь это именно мы вызвали пожарных.
– Ну, пироманы обычно так и поступают – сначала устраивают пожар, а потом вызывают пожарных, чтобы из толпы понаблюдать за переполохом, который поднялся.
– Да, я слышала. Но Сэм ведь должен понимать, что у нас нет мотива. Ни одному из нас от страховки Уэббов ничего не перепадет.
– Страховка тут ни при чем. Чаще всего поджигатели таким образом ищут острых ощущений. Вид бушующего пламени на них действует словно наркотик. Но в данном случае речь не об этом. Так вам нужны мотивы, говорите? Отлично. Начнем с меня.
Айрин нахмурилась.
– У вас нет мотивов.
– Точно, – кивнул Люк так, словно поощряя медлительного студента. – А у вас они есть.
Айрин чуть не задохнулась от негодования.
– Что вы мелете?
– Чтобы представить вас подозреваемой номер один, многого не потребуется. Все в городе и так знают, что у вас маниакальная идея относительно смерти Памелы. Вы на каждом углу утверждаете, будто она убита, и хотите принудить Макферсона провести серьезное расследование, скажете, нет?
– Да, но…
– Поджог дома жертвы, безусловно, является одним из способов привлечь внимание полиции и обеспечить проведение расследования.
Айрин пришла в ужас.
– Неубедительно! Все это очень и очень неубедительно.
– Если вы так говорите, значит, просто не желаете признавать очевидное. – Люк пристально, словно что-то прикидывая про себя, изучал ее по-охотничьи трезвым, оценивающим взглядом. – И как бы там ни было, а мы друг другу обеспечиваем на эту ночь алиби. Загвоздка в том, что ни вы, ни я особым доверием в Дансли, не пользуемся. Я здесь человек новый, меня толком никто не знает, а следовательно, автоматически попадаю в разряд подозреваемых. Но ваше положение и того хуже: вас с этим городом многое связывает. Макферсон должен быть уж совсем никчемным полицейским, чтобы не заподозрить нас обоих.
Айрин, расцепив руки, развела их в стороны.
– Но есть кое-что еще: мы с вами его видели. – Айрин заколебалась. – Или ее.
– Никаких доказательств этому, кроме наших слов, Макферсон не имеет.
– Так и быть, убедили! А знаете, мне, кажется, тоже нужно выпить. – Айрин решительно подошла к холодильнику и, открыв его, достала оттуда последнюю бутылку пива. – Я, кстати сказать, полностью отдаю себе отчет в том, что вы сегодня спасли мне жизнь. – Айрин откупорила бутылку. – Спасибо.
– Хм. – Люк снова отпил из бутылки.
– Между прочим, там, на террасе, вы меня до смерти напугали, возникли буквально из ниоткуда. Но если б не вы, я бы, наверное, слишком поздно поняла, что затевал тот человек.
– Испугались, говорите? А каково было мне, по-вашему, когда я понял, что вы среди ночи проникли в дом Уэббов, где, кроме вас, есть еще кто-то? Ну что, голубка, у кого сердце билось сильнее?
«На это лучше не отвечать», – решила про себя Айрин.
– Вы так и не объяснили, зачем поехали за мной, – после паузы заговорила она.
– Но это же и так ясно. Я сдаю коттедж женщине, у которой дурная наклонность по ночам вляпываться в разные истории. Имея таких постояльцев, хозяин гостиницы обязан принимать меры предосторожности.
– Вы, я смотрю, обозлились не на шутку.
– Да, я разозлился не на шутку, – ворчливо подтвердил Люк. – Какого черта вам приспичило поехать к этому треклятому дому!
– Должна вам заметить, что ваш тон старшего офицера, делающего втык подчиненному, мешает мне чувствовать по отношению к вам признательность.
Люк на минуту погрузился в мрачные раздумья.
– Так все-таки зачем вы сегодня туда рванули? – спросил он.
Айрин, прислонившись к мойке, уставилась на этикетку пивной бутылки.
– Вы же слышали, что я сказала Макферсону. Мне не давало покоя то обстоятельство, что Памела не оставила предсмертной записки. Весь сегодняшний вечер после ужина, когда вы с Джейсоном ушли, я размышляла об этом. У меня оставался ключ от подсобки, ну вот я и поехала посмотреть. Грабитель спугнул меня, когда я занималась поисками наверху.
– Я слышал то, что вы говорили Макферсону. – Губы Люка насмешливо изогнулись. – Я также знаю, что все это абсолютное вранье.
Айрин вспыхнула.
– Что вы хотите этим сказать?
– Что вы не верите в самоубийство Памелы, а стало быть, отправились в дом Уэббов вовсе не для того, чтобы искать предсмертную записку. Вы там искали что-то другое. – Люк помолчал секунду и, понизив голос, продолжил: – Более того, я считаю, вы нашли то, что искали.
«Если сомневаешься, тяни с ответом». – подумала Айрин.
– Любопытно было бы знать, что наводит вас на эту мысль? – спросила она.
– Считайте, что я экстрасенс.
– Сегодня вечером мне, как и вам, вовсе не до шуток, – сухо ответила Айрин.
– Для нас с вами последние двое суток стали таким качественно проведенным временем, какое не всем семейным парам выпадает и за год. И я успел кое-что о вас узнать. Слушая, что вы там объясняли Макферсону, я интуитивно почувствовал, что вы, скажем так, не совсем с ним откровенны.
– Странное у вас представление о качественно проводимом времени: мы с вами обнаружили труп женщины, чуть не сгорели в страшном пожаре, устроенном каким-то бандитом, и выдержали пару пренеприятных бесед – с местной полицией и сенатором США.
– Возможно. – Люк по-прежнему твердо смотрел на нее. – Ну что, скажете мне, что вы нашли там, или нет?
А почему бы, собственно, не сказать? Ведь Люк в отличие от Сэма Макферсона и Райленда Уэбба воспринимает ее хоть сколько-то серьезно.
– У Памелы в спальне раньше имелся тайник, – тихо заговорила Айрин. – Маленькое такое углубление за щитком выключателя. Там она прятала все, что не хотела показывать отцу или экономке. Хотя ни отцу, ни экономке ее секреты не были нужны. Она как-то показала мне этот тайник, взяв слово никому и никогда о нем не рассказывать. Сегодня вечером я о нем вспомнила и решила его проверить.
– Щиток выключателя, говорите? – Люк задумчиво кивнул. – Теперь ясно, для чего у вас отвертка. А я-то все ломал голову, где вы ее нашли и что собирались с ней делать.
– Услышав, как кто-то входит в дом, я поняла, что отвертка – мое единственное оружие. – Бутылка с пивом дрогнула в руке у Айрин, и она крепче стиснула ее. – Ну, на тот случай, если он меня найдет. Я не представляла, что еще в такой ситуации можно сделать.
Люк очень осторожно и медленно поставил свое пиво, высвободил из дрожащих пальцев Айрин бутылку и опустил ее рядом со своей на кухонную стойку.
Его сильные руки сжали плечи Айрин.
– Конечно, из нее вышло бы очень хорошее оружие, доведись вам им воспользоваться, – заверил он. Его голос прозвучал низко и грубо, но странно – он почему-то успокаивал.
Айрин поняла, что таким образом Люк пытается ее ободрить. Она почувствовала почти неодолимое желание прильнуть к этой крепкой, как стена, груди, чтобы обрести утешение.
Но здравый смысл возобладал. Не нужно давать себе волю, подумала Айрин. У нее годы ушли на то, чтобы научиться самоконтролю, служившему ей защитой. Будь она проклята, если сейчас распустит нюни перед этим мужчиной. Можно назвать проведенное с ним время качественным или нельзя, а он все равно ей почти незнакомый человек.
– Против адского пламени отвертка бесполезна, – ровным голосом возразила она.
Люк снял руки с ее плеч и сжал лицо Айрин ладонями.
– Что вы нашли сегодня ночью в доме Уэббов?
Медленно выдохнув, Айрин запустила руку в передний карман своих черных джинсов.
– Ничего такого, что стало бы ключом к разгадке. Поэтому я Сэму Макферсону ничего и не сказала.
Айрин вытащила из кармана ключ и протянула его на ладони Люку.
Выпустив ее лицо из рук, Люк взял ключ.
– У вас есть какие-то предположения насчет того, что это за ключ? – спросил он, внимательно разглядывая его.
Айрин отрицательно покачала головой:
– Нет. Вроде ключ как ключ, ничего особенного, как вам кажется?
– Обычный, это точно. Такой ключ может что угодно открывать. Входную дверь, шкаф, кладовую для инструментов, гараж. – Люк слегка нахмурился. – Ключ этот, правда, нужно заметить, очень высокого качества, его дубликат изготовить нельзя, по крайней мере в обычных моментальных мастерских. Кто-то потратился на установку дорогого замка.
– Выяснить, когда Памела его спрятала за щитком выключателя, невозможно, – сказала Айрин. – Это могло быть уже давно. Она сунула его туда и забыла. – Айрин, вдруг засомневавшись, задумалась. – Вот только…
– Вот только что?
– Он выглядит как новый, вы не находите? Он такой блестящий и чистый, не оцарапан и не обтерся о скважину. И еще: распределительная коробка внутри были покрыта тонким слоем пыли, которой на ключе не было. Вам не кажется, что, если бы он пролежал в стене несколько лет, такого быть не могло?
– Вы уверены насчет пыли? Была ночь, а у вас с собой только фонарик.
Айрин хотелось сказать, что она абсолютно уверена, но, подумав, ей пришлось признать: в словах Люка имелся здравый смысл. Она вынимала щиток при очень скудном освещении. И ко всему прочему была на взводе, нервничала.
– Пожалуй, вы правы. – Айрин правой рукой потерла шею сзади, пытаясь хоть немного освободиться от напряжения, продолжавшего тисками сжимать ее. – Поклясться, что на ключе абсолютно не было пыли, я не могу. Она могла также вытереться о мой карман, когда я спрятала туда ключ.
– Повторите еще раз, почему вы не показали ключ Сэму Макферсону, – попросил Люк каким-то слишком уж безразличным тоном.
Айрин поджала губы.
– Сегодня Сэм ко мне не очень был пристрастен, видимо, из-за моего прошлого. К тому же он, как и большинство в Дансли, считает меня больной с диагнозом «посттравматический синдром», хотя никто толком не знает не только, что это означает, но и как это правильно пишется. – Заметив промелькнувшее на лице Люка крайнее удивление, Айрин замолчала. – В чем дело?
– Посттравматический стресс? – переспросил он все тем же невозмутимым тоном.
– Название, конечно, затейливое. Но под ним местные обыватели подразумевают только то, что меня после трагедии с моими родителями уже нельзя считать нормальной.
– Ха! Нормальной.
– Технический термин, – сказала Айрин.
– Да, я понял. Продолжайте.
Айрин развернулась и, выйдя из кухоньки, принялась расхаживать по гостиной.
– Хоть я и была уверена, что Сэм вряд ли упечет меня за решетку за незаконное вторжение в дом Уэббов, предугадать его отношение к тому, что я вытащила из тайника Памелы ключ, я не могла.
– Все, что вы говорите, меня совершенно не убеждает.
Айрин остановилась и повернулась к Люку лицом.
– А это уж ваша проблема, не моя.
– Да, черт побери! Вы стали для меня большой проблемой. Почему вы ничего не сказали о ключе Макферсону?
– Ну хорошо, хорошо. – Айрин помолчала. – У меня такое предчувствие, что Сэм ищет любой предлог, лишь бы отказаться от расследования смерти Памелы. Я побоялась, что он либо проигнорирует ключ, либо изымет его у меня. В любом случае я его теряю.
Люк, к удивлению Айрин, погрузился в задумчивость.
– Черт меня подери! По-вашему, Макферсон помогает скрыть преступление?
– Приходится допустить такую возможность. – Айрин расправила плечи. – Нет никаких сомнений в том, что сенатор Уэбб не желает расследования, а большинство местных жителей почитают за счастье поддержать любое желание семьи Уэббов.
– Я постоянно слышу об этом. – Люк допил свое пиво, поставил на стойку пустую бутылку и одно долгое мгновение задумчиво смотрел на Айрин. – А вам действительно все время говорят, что у вас посттравматический стресс?
– Такой диагноз поставил мне психиатр, у которого тетя лечила меня после гибели родителей. Тот же диагноз мне ставили и другие врачи в течение многих лет.
– И что же, лечение вам помогло?
– Немного. – Айрин откашлялась. – Но по общему мнению, существенного улучшения не произойдет, пока я не научусь рационально, как взрослый человек, смотреть на вещи. А я… э-э… отказывалась делать это.
– Потому что вы не можете или не желаете принимать факты такими, какими их вам преподносят, – проговорил Люк без вопросительной интонации, как утверждение.
– Я отказываюсь верить, что мой отец убил мою мать, а после застрелился сам. Это противоречит всему, что я о нем знала. Врачи говорили, что я никогда не закрою эту тему для себя, пока не примирюсь с окружающей действительностью.
– И что же вы ответили врачам?
– Что только одно поможет мне по-настоящему закрыть для себя эту тему, а именно – правда. – Айрин вздохнула. – Я знаю, это во мне говорит мое «я», расстроенное и мучимое навязчивой идеей, да?
– Наверное, но я могу вас понять. Шесть месяцев назад мои родственники такой же диагноз навесили на меня.
Айрин пару раз удивленно моргнула, переваривая полученную информацию. Люк пожал плечами:
– С уверенностью сказать, что они не правы, я не могу. Должен признать, я в настоящее время действительно немного не такой, как всегда.
Железом прозвеневшая в его голосе спокойная уверенность потрясла Айрин. Никогда раньше ей не доводилось разговаривать по душам с человеком, который тоже, как и она, носил ярлык посттравматического стресса.
– У вас есть ритуалы? – неуверенно поинтересовалась она. – Какие-то особые, установленные вами самим правила, которых вы всеми силами стараетесь придерживаться, даже зная, что некоторые сочтут вас из-за этого немного чудноватым?
– Например, не выключать свет всю ночь?
Айрин поморщилась.
– Да.
– А то!
– Бывает такое иногда, что вы внезапно впадаете в уныние? – продолжала допытываться Айрин.
– И такое тоже бывает.
– Дурные сны снятся?
– Эх, а у кого ж их не бывает?
– По моему мнению, – мягко сказала Айрин, – граница между нормальным и не совсем нормальным порой довольно расплывчата.
– Тут я с вами совершенно согласен, на все сто процентов. – Люк преодолел разделявшее их короткое расстояние и остановился прямо перед Айрин. – Должен признаться, что сейчас для меня нет ничего более нормального и естественного, чем поцеловать вас.
Айрин при этих словах обдало жаром. Все ее существо потрясло незнакомое, пронзительное ощущение. Она было открыла рот с намерением объяснить, что это одна из сторон ее жизни, где она, как ей кажется, не вполне нормальна.
Но Люк не дал ей возможности пуститься в пространные рассуждения на тему ее пониженной сексуальной возбудимости, поскольку в этот момент он прильнул к ее губам, а она вдруг неожиданно для себя, невероятным образом пришла в возбуждение.
Нервы, и без того натянутые как струны, ожег адреналин. Она была не просто возбуждена – ей казалось, она умирает от желания. Такой ненасытной жажды – дикой, жгучей и неодолимой – она никогда еще не чувствовала.
Что-то пробормотав возле ее губ, Люк положил ей руку на затылок, удерживая ее голову для поцелуя, другой рукой, прижимая ее к себе, обнял за талию. Айрин сквозь ткань его джинсов почувствовала твердую, напряженную и требовательную плоть.
Его губы неистово теребили губы Айрин, вынуждая ее приоткрыть рот. Но она противилась вопреки своему желанию. Стремительный переход к близости застал ее врасплох. «Это тебе не обычная медленная и скучная канитель со всяческими предосторожностями», – подумала она.
Но язык Люка действовал подобно рапире искусного фехтовальщика – быстро, дерзко и легко, заставляя Айрин вонзать ногти ему в плечи. Она вдруг поймала себя на том, что вовсе не чувствует робости – напротив, хочет вступить с ним в эту игру и отразить нападение.
Очень нежно, чувствуя себя безрассудно смелой, она сомкнула губы на его губе и в ответ почувствовала, как Люк рукой проник под край ее свитера, коснувшись теплыми сильными ладонями ее тела.
Словно молния пронзила Айрин. Она крепко обняла Люка и что есть силы прижалась к нему. Казалось, все ее тело, с головы до пят, потрескивало, будто заряженное электричеством.
Люк тяжело дышал. Поднявшись на цыпочки, Айрин слегка прикусила ему мочку уха и сразу почувствовала, как волной по его телу прокатилась дрожь.
Возможно, она привыкла быть более сдержанной, чем он, в проявлении своих чувств, и удручающе короткий список мужчин, побывавших у нее в постели, – верное тому свидетельство.
Люк поднял голову, прерывая жаркие объятия, что далось ему, по-видимому, с трудом.
– Мне лучше уйти сейчас, пока я еще в силах сделать это, – сказал он. – Еще немного – и я останусь здесь на всю ночь.
Айрин осознала, что это Люк, не она, решил остановиться. До чего ж неловко. Еще пара минут – и она повалила бы его на пол.
Она откашлялась, чувствуя, как пылает ее лицо.
– И то правда. Мы с вами слегка забылись. Все это адреналин, бушевавший в нашей крови. Я где-то читала, что он – мощная сила, влияющая на человека. Таким образом работает основной инстинкт выживания, особенно после того, как удается избежать катастрофы. Природа сигнализирует о необходимости где-нибудь почерпнуть жизненные силы.
– Вот как? – Губы Люка медленно растянулись в улыбке. – Вы изучали специальную литературу по предмету?
Айрин не знала, куда девать глаза от смущения.
– Ну, ведь нас с вами не связывает то, что можно было бы назвать близкими отношениями. Да что тут говорить! Мы с вами вообще едва знакомы.
– Вы забываете о нашем с вами в высшей степени качественно проведенном времени.
С вестибулярным аппаратом Айрин что-то случилось: ее тело так и валилось вперед, прямо Люку в объятия. Чтобы как-то справиться с собой, она уселась на мягкий подлокотник дивана и, положив ногу на ногу, предприняла героическое усилие изобразить искушенность и равнодушие. «Это же только поцелуй, ничего больше. Возьми себя в руки».
Она вскинула голову, что, по ее мнению, должно было продемонстрировать абсолютное хладнокровие.
– Думаю, нам лучше сменить тему, вы не находите?
– Как хотите.
– Так будет лучше. Уверена, утром мы с вами почувствуем неловкость за этот эпизод.
Люк взглянул на часы.
– Должен сообщить, что времени сейчас уже около пяти утра, а я ровно никакой неловкости не чувствую.
– Вам нужно поспать. Нам обоим нужно поспать.
– Вряд ли я теперь усну, – ответил Люк с удивительным безразличием и подошел к двери. – Я, наверное, потом возненавижу себя за то, что спросил вас об этом, но мне хотелось бы избежать в будущем подобных ночных сюрпризов. Что вы собираетесь делать теперь, когда от дома Уэббов остались одни головешки?
Вопрос поверг Айрин в растерянность. Она остановилась.
– Не знаю, – призналась она. – Теперь, думаю, нужно выяснить, кто присматривал за домом Памелы. Я вряд ли ошибусь, если предположу, что сама она дома не убиралась. Она с детства привыкла, что домом занимается прислуга. Да и не управилась бы она сама с хозяйством. И вообще, она здесь, в Дансли, подолгу не жила. Ей нужен был кто-то, кто приглядывал бы за домом.
Люк кивнул – словно в подтверждение уже сделанному им заключению.
– Я так и понял, что вы не сдадитесь, – сказал он.
– Не могу. Пока.
– Знаю.
«Кто-кто, а уж он действительно знает», – подумала Айрин. Серьезные сомнения насчет благоразумия ее действий у него есть, но он ее по крайней мере понимает.
– Увидимся утром, – сказал Люк и открыл дверь, впустив в дом струю ночной прохлады. Он вышел на крыльцо и, задержавшись, обернулся. – Кстати, хочу сказать пару слов насчет этой вашей теории, что чуть не случившийся у нас с вами бурный секс прямо на кухонной стойке – действие неизрасходованного адреналина, первобытные инстинкты выживания и прочая психологическая чушь.
Айрин вся подобралась, насторожившись.
– Ну и что насчет этой теории?
– С моей точки зрения, это все бред сивой кобылы. Я хотел заняться с вами сексом с самой первой минуты, как только увидел вас у стойки рецепции, когда вы звонили в серебряный колокольчик.
И Люк пошел прочь, закрыв за собой дверь, прежде чем Айрин успела собраться с мыслями.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночь напролет - Кренц Джейн Энн



no comments
Ночь напролет - Кренц Джейн Эннjane
30.10.2013, 23.18





Люк бесподобен! Можно позавидовать Айрин,что она встретила такого человека и не прошла мимо.Если бы такие встречались в жизни.
Ночь напролет - Кренц Джейн Эннвалентина
16.11.2013, 19.45





Великолепный роман. Хорошо написан, читается на одном дыхании, держит в напряжении. Роман про любовь, про веру, про честность.rnИ да. Это хороший детектив
Ночь напролет - Кренц Джейн Эннинна
10.04.2016, 21.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100