Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Зал заседаний в институте Масгрейва во время лекции мистера Бланшарда о путешествии в Вест-Индию был едва заполнен.
— Совсем не так много народу, как во время чудного рассказа мистера Элкинса о рейсе к южным морям, — поведала толстая женщина, сидевшая рядом с Олимпией. — Боюсь, манера выступления мистера Бланшарда даже близко не приближается по занимательности к таковой у мистера Элкинса.
Олимпия не могла не согласиться с ее мнением. Мистер Бланшард был, безусловно, человеком много повидавшим и весьма наблюдательным, но у него отсутствовал опыт публичных выступлений, а потому ему не удалось завладеть аудиторией.
Отправляясь на лекцию, Олимпия очень надеялась получить новые сведения о географии Вест-Индии. После прочтения дневника Лайтберн ей стало ясно, что для решения загадки необходимо найти координаты острова, о котором упоминала Клер, — небольшого участка земли к северу от Ямайки.
Олимпия попыталась объяснить это Джареду прошлой ночью, в то время как они совместно распивали ежевечерний бренди, но он, как всегда, поспешил сменить тему разговора.
Уже три дня они с Джаредом и мальчиками жили в Лондоне. Сегодня она наконец вырвалась на мероприятие, организованное Обществом по путешествиям и исследованиям, возлагая на него большие надежды.
К сожалению, скучный доклад мистера Бланшарда не оправдал ее ожиданий. Олимпия взглянула на небольшие часики, прикрепленные к корсажу: до прихода Джареда с мальчиками оставалось еще полчаса.
Джаред. В своих мыслях она называла его не иначе, как этим христианским именем. Она чувствовала, что с каждым часом привязывалась к нему все сильнее и уже не могла думать о нем как о мистере Чиллхерсте. Однако, разговаривая с ним, Олимпия тщательно следила за тем, чтобы обращаться к нему официально. Поддерживать формальные отношения с Джаредом стоило немалых усилий. Каждый раз, когда она сталкивалась с ним в холле или на лестнице, ее переполняло желание броситься в его объятия. Вечера вдвоем в ее маленьком кабинете становились почти непереносимыми. Олимпия боялась, что в любой момент может не сдержаться и выдать свои чувства.
Помимо невыносимого внутреннего напряжения, возникали другие проблемы: она знала, что Джаред, находясь рядом с ней, только усилием воли сдерживает свои желания.
Как раз сегодня утром перед дверьми ее спальни произошла одна из встреч, от которых замирало сердце. Олимпия торопливо спускалась вниз к завтраку, все ее внимание было поглощено стопкой журналов и глобусом, которые она несла в руках. Джаред только что вышел в холл.
По внутреннему убеждению Олимпии, неожиданная встреча была знаком судьбы. Она даже подумала, не спровоцировала ли она сама в глубинах своего подсознания все происшедшее. В конце концов, ей было точно известно, когда он выходит из своей спальни. Джаред был человеком, ценящим привычки и порядок.
Три утра подряд она прислушивалась к движениям за стеной, разделявшей их, и теперь знала, что Джаред спускается вниз, когда часы бьют семь.
— Боже мой. Прошу прощения.
Когда Джаред, переступив порог спальни, столкнулся с ней, она пошатнулась, выпустив глобус. И хотя она была слева от него и Джаред мог не заметить Олимпию по причине отсутствующего глаза, он быстро сориентировался и ловко подхватил глобус, выпавший из ее рук.
— Извините, мисс Вингфилд. Как спалось?
Олимпия стояла, с восторгом созерцая Джареда, находящегося так близко от нее в столь ранний час, и ей понадобилось немало времени, чтобы сообразить, как ответить на простой вопрос. В течение нескольких секунд ей до безумия хотелось только одного: смотреть на него в надежде, что он воспользуется случаем и поцелует ее.
— Да, я прекрасно спала, мистер Чиллхерст, — наконец вымолвила она в расстроенных чувствах, убедившись, что он не предпринимает никаких попыток поцеловать ее. — А вы? — В голове у нее мелькнула безумная мысль, как же она сможет переносить такие пытки каждое утро в течение целого месяца? — У меня оставалось не так много времени для сна. — Взгляд Джареда задержался на ее губах. — По ночам мои мысли заняты вами, сирена.
— О Джаред! — Олимпия перевела дух. — Я имею в виду, мистер Чиллхерст. — Боль, возникшая глубоко внутри, заставила ее почувствовать странную слабость. — Я тоже все ночи напролет думаю о вас.
Джаред улыбнулся своей легкой, едва насмешливой улыбкой:
— В одну из ближайших ночей придется что-нибудь предпринять для разрешения наших общих проблем, иначе мы оба умрем от бессонницы.
Глаза Олимпии широко распахнулись; тайный смысл его фразы испугал ее.
— Я, без сомнения, вношу хаос в ваши планы. Мне очень неловко, что я нарушаю ваш распорядок, сэр. Я знаю, как он для вас ценен, и понимаю, что хороший сон чрезвычайно важен для здоровья.
— Я уверен, что моему здоровью ничто не угрожает.
А затем он., поцеловал ее, прямо в холле Это был поспешный поцелуй, взятый украдкой, — прежде Джаред посмотрел вокруг, чтобы убедиться, что мальчики не выглядывают из своих спален.
Мгновение спустя он уже с невозмутимым видом спускался вслед за ней по лестнице с большим глобусом в руках.
Даже здесь, в зале, вспомнив об утреннем происшествии, Олимпия почувствовала, что ее губы все еще горят от поцелуя. Она выпрямилась в кресле и попыталась вновь сосредоточиться на лекции.
Мистер Бланшард, сгорбившись над своими записями, лежавшими на пюпитре, продолжал бубнить монотонным голосом, от которого часть слушателей уже задремала:
— Кроме сахара, острова Вест-Индии экспортируют ряд других товаров: табак, кофе, раковины и лес. Конечно, при этом они должны импортировать практически все товары, которые считаются необходимыми для цивилизованной жизни.
Олимпия чувствовала, что никак не может сосредоточиться. Она надеялась узнать что-то новое о забытых островах и древних легендах, а не об импорте и экспорте. Желая отогнать скуку, она принялась украдкой изучать собравшихся в аудитории людей. Большинство из них были членами Общества по путешествиям и исследованиям, организовавшего лекцию мистера Бланшарда. Без сомнения, с кем-то из них она состояла в переписке. Она задумалась, как бы лучше представиться им после окончания доклада.
— Были ли вы на других лекциях? — прошептала полная женщина, прикрывая рот рукой в перчатке.
— Нет, — ответила Олимпия, понизив голос. — Я член Общества, но лишь недавно прибыла в Лондон и до этого мне ни разу не посчастливилось посещать публичные лекции.
— Жаль, что вы начали именно с этой. Сообщение мистера Дункана об Оттоманской империи было, несомненно, удачнее.
— Я многого ожидала именно от данного доклада, так как чрезвычайно интересуюсь географией Вест-Индии.
Женщина придвинулась ближе:
— Действительно? Мистер Толберт и лорд Олдридж разделяют ваш интерес Вам следует с ними познакомиться.
Олимпия пришла в восторг:
— Мне бы очень этого хотелось. Я читала их статьи о Вест-Индии в ежеквартальном журнале.
— Они оба сегодня здесь И конечно, сидят в противоположных сторонах зала. — Женщина захихикала. — Вы, наверное, знаете, что они злейшие враги. Враждуют годами.
— Разве?
— Я буду рада представить вас им. Но вначале позвольте мне самой отрекомендоваться. Меня зовут миссис Далтон.
— А я — мисс Вингфилд из Верхнего Тудвея в Доре те, — быстро сказала Олимпия. — Счастлива познакомиться с вами, миссис Далтон.
Миссис Далтон аж подскочила от неожиданности.
— Не та ли мисс Вингфилд, которая пишет потрясающе интересные статьи о легендарных сокровищах и необычных ритуалах чужих земель?
Олимпия покраснела. В первый раз она услышала похвалы в свой адрес. Никто в Верхнем Тудвее даже Не Собирался читать ежеквартальный журнал, издаваемый Обществом.
— Да, я написала одну или две статьи на эти темы; — Олимпия попыталась произнести все это как можно более скромным тоном.
— Моя дорогая, не только я, но и ряд других членов Общества находят ваши труды потрясающе занимательными. Как только мистер Бланшард закончит свою лекцию, я должна буду представить вас всем присутствующим.
— Очень любезно с вашей стороны.
— Вовсе нет, вы практически живая легенда, мисс Вингфилд, Толберт и Олдридж как раз говорили на днях, что даже не помышляют о том, чтобы покинуть Англию, не захватив с собой в путешествие в качестве гида одну или две из ваших статей.
]]]
— Изображаете из себя учителя? Невероятно. В какую дьявольскую игру вы играете, Чиллхерст? — По взгляду Феликса Хартвелла было видно, что, хотя его и забавляет возникшая ситуация, он все же испытывает по отношению к Джареду почтительную осторожность.
— Я не уверен, что знаю ответ, Феликс. — Голос Джареда дрогнул, и он остановил взгляд на Итоне, Хью и Роберте, которые на почтительном от них расстоянии пытались запустить в небо новый воздушный змей.
Змея приобрели сразу же, как только они все вместе проводили Олимпию на лекцию. Убедившись, что она находится в безопасности, Джаред отвел ребят в ближайший парк и послал весточку Феликсу.
Тот объявился через несколько минут.. Такая обязательность была одним из многих достоинств, которые Джаред высоко ценил в своем поверенном. Феликс так же, как и Джаред, уважал пунктуальность. Они прекрасно работали вместе в течение многих лет, и Чиллхерст считал Феликса лучшим другом, фактически единственным, кому он мог доверять.
Джаред признавал, что они во многих отношениях очень похожи. Оба — спокойные, лишенные эмоций (даже скучноватые) люди, предпочитавшие логический, прагматичный подход как в личных делах, так и в вопросах бизнеса. Джаред подумал, что они обладали душой торговцев, как сказал бы его отец, Но с недавних пор положение изменилось. Джаред не представлял, что скажет Феликс, узнав, что его партнер стал беспомощной жертвой страстей.
Феликс фыркнул:
— Я изучил вас слишком хорошо, Чиллхерст, чтобы поверить, будто вы не знаете, что делаете и почему. Вы никогда не предпринимаете никаких поступков без предварительного обдумывания и планирования. Не в вашей природе действовать по прихоти или капризу, сэр.
— Люди меняются. — Джаред взглянул на Феликса с легкой усмешкой.
Тот недоверчиво вытаращил глаза, что не удивило Джареда. В конце концов, он и сам порой приходил в отчаяние от новых проявлений своей личности. И ничего удивительного, что Феликс поражен и смущен такими метаморфозами.
Хотя они часто переписывались, прошло несколько месяцев с тех пор, как Джаред в последний раз видел своего поверенного. Феликс тогда посетил дом Джареда на острове Флейм у побережья Девона, и они в течение двух недель обсуждали деловые планы Флеймкрестов.
Джаред редко посещал Лондон. Он предпочитал суровое величие островного пейзажа обманчивым огням города.
Хотя их встречи происходили эпизодически, Джареду казалось, что Феликс мало изменился за эти годы. Он был типичным городским жителем, что проявлялось в мягкости рук и модном покрое одежды. За его дружелюбными, открытыми чертами угадывался проницательный ум, высоко ценимый Джаредом.
— Изменились? Вы? — Феликс засмеялся. — Не похоже.
В жизни не встречал более осмотрительного стратега. Работать на вас то же самое, что играть с непревзойденным шахматным мастером. Я не всегда могу предвидеть, как будут развиваться дела, но знаю, что вы всегда владеете обстановкой и руководите игрой. — На этот раз разговор не о партий в шахматы. — Джаред с удовольствием отметил, что цветной воздушный змей взмыл в небо. Итон и Хью с восторженными возгласами помчались вслед за Робертом, бежавшим с веревкой в руках. — Я не шучу, судьба действительно превратила меня в беспомощную игрушку. Сейчас я очень похож на воздушного змея. Создание, рожденное для того, чтобы плыть по воле воздушных потоков.
— Что вы хотите этим сказать, сэр?
— Я хочу сказать, Феликс, что отдался на волю могущественной стихии необузданной страсти.
— Необузданной страсти? Вы? Чиллхерст, вы говорите со мной, Феликсом Хартвеллом. Я работаю вашим агентом в Лондоне уже десять лет. Я знаю о ваших делах, несомненно, больше, чем любой другой человек на земном шаре. Я подозреваю, что знаю вас лучше, чем кто-либо еще, ведь мы очень похожи по темпераменту.
— Истинная правда.
— Есть одна истина, которую я могу заявить с уверенностью, — вы не тот человек, над кем имеют власть какие-либо страсти. Вы образец самоконтроля, сэр.
— Уже нет. — Джаред вспомнил, как он целовал Олимпию сегодня утром в холле, у своей спальни. По телу разлилась жаркая волна наслаждения. Как он и предвидел, жизнь рядом с объектом своего желания превратилась в сладкую пытку. Единственным утешением было знать, что Олимпия тоже страдает. — Я услышал призыв сирены и погиб.
— Сирены?
— Известной также как мисс Олимпия Вингфилд.
— Сэр, вы потешаетесь на мой счет? — резко спросил Феликс. — Если это так, мне хотелось бы, чтобы вы оставили свои насмешки.
— Увы, я не смеюсь.
Джаред коротко рассказал Феликсу обо всех последних событиях, не упоминая при этом дневника Лайтберн, приведшего его к Олимпии. В конце концов, дневник уже мало что значил.
— Знаете, Феликс, впервые в жизни я начал понимать проделки членов своей семьи.
— Позвольте мне заметить, Чиллхерст, что никому не удастся постичь причудливые порывы и капризы ваших родственников. Не в обиду будет сказано, вы единственный здравомыслящий член клана, о чем прекрасно осведомлены. Вы и сами достаточно часто мне это говорили.
— Очевидно, кровь взыграла. — Джаред снова улыбнулся. — Как можно быть рациональным и осмотрительным, когда сгораешь в огне неумеренных страстей?
Феликс с натянутым выражением лица резко склонил голову, будучи в очевидном раздражении.
— Милорд, я не могу понять ничего из вышесказанного.
Мысль о том, что вы устраиваете маскарад, нанимаясь учителем, чтобы преследовать странную мисс Вингфилд, находится за пределами моего разумения. Вы не относитесь к тому типу людей, у которых проявляются неумеренные страсти.
Веселье Джареда как рукой сняло.
— Я должен кое-что прояснить, Феликс. Я желаю, чтобы все, что вы узнали, не распространялось дальше. На карту поставлена репутация мисс Вингфилд.
Феликс бросил на Джареда быстрый, пытливый взгляд, а затем отвел глаза в сторону.
— После стольких лет, сэр, — сказал он очень тихо, — я надеялся, что вы можете вполне доверять мне, чтобы не просить о конфиденциальности, — Конечно, я доверяю вам, — ответил Джаред. — Иначе мы бы не вели этот разговор. Но тем не менее в дополнение к просьбе не упоминать о том, что я устроился учителем к племянникам мисс Вингфилд, должен также просить никому не говорить о том, что я вообще прибыл в Лондон.
По сосредоточенному лицу Феликса стало понятно, что его постигло внезапное озарение. В глазах появилось чувство огромного облегчения.
— О, так вы на самом деле проводите в жизнь один из своих хитроумных планов, имеющих скандальную известность. Так я и думал! — Джаред не видел причин, чтобы вдаваться в дальнейшие разъяснения. В конце концов, романтическая страсть — его личное дело. — Итак, вы сделаете мне одолжение, сохранив в секрете мое пребывание в городе?
— Конечно. — Феликс задумчиво прищурил глаза — Так как вы почти не приезжаете в Лондон, а когда появляетесь, никогда не вращаетесь в светском обществе, то скорее всего вам удастся остаться незамеченным.
— Очень надеюсь. Я тоже рассчитываю на то, что лишь немногие люди могут узнать меня при встрече.
— Риск, что вы можете быть узнаны даже той горсткой людей, которая знакома с вами, сэр, весьма невелик, — сказал Феликс с усмешкой. — Совершенно очевидно, что вы не собираетесь вращаться в политических кругах, и никому не придет в голову искать вас в маленьком домике на Иббертон-стрит, — Этот маленький домик — как раз то, о чем я мечтал, Феликс. Резиденция полностью отвечает требованиям семьи со скромными доходами, приехавшей из сельской местности. Пока я буду избегать клубов и светских приемов, я смогу передвигаться по Лондону инкогнито.
Феликс засмеялся:
— Если вы возьмете с собой трех юных воспитанников, то, без сомнения, сможете прокатиться неузнанным и по Гайдпарку. Люди видят только то, что ожидают увидеть. Уверяю вас, что никто не собирается узнавать виконта Чиллхерста в образе учителя.
— Совершенно верно. — Джаред испытал облегчение при мысли, что умный, прагматичный Феликс привнес определенную логику в безумный проект. Джаред знал, что своему собственному суждению он уже не может доверять. — Мы все будем в полной безопасности.
Феликс вопросительно взглянул на него:
— В безопасности от чего?
— От несчастья.
— От несчастья какого рода?
— Конечно, от того, чтобы меня обнаружили, — пояснил Джаред. — В таких щекотливых ситуациях всегда существует опасность, что тебя обнаружат, а я боюсь последствий. Пока еще слишком рано…
На лице Феликса вновь появилось озадаченное выражение.
— Слишком рано, милорд?
— Ухаживать за сиреной — дело непростое, Феликс, притом у меня в этой области нет никакого опыта. Не хочу, чтобы весь план развалился на моих глазах, прежде чем я заложу необходимый фундамент.
Феликс подавил вздох.
— Если бы я не знал вас лучше, сэр, то сказал бы, что вы стали таким же странным, как и другие члены семьи.
Джаред засмеялся и похлопал его по плечу.
— Неприятная мысль.
— Наверное. Не хотел вас обидеть, милорд.
— Не беспокойся, Феликс. Я не обижаюсь на правду.
Никто не может отрицать, что, согласно сложившейся репутации, наша семья рождает оригиналов.
— Да, сэр. — Феликс замялся. — Вероятно, я должен упомянуть об одном обстоятельстве, которое вам следует иметь в виду.
— О чем идет речь?
— Деметрия Ситон находится в городе. Как вам, известно, теперь она леди Бомонт.
— Да, мне известно. — Джаред старался, чтобы его голос звучал ровно.
— Я слышал, что лорд Бомонт в Лондоне ищет очередное средство для решения своей небольшой, но весьма деликатной проблемы.
— Сдается мне, что он по-прежнему не может произвести на свет наследника.
— Не перестаю удивляться, Чиллхерст, как вы прекрасно информированы, учитывая тот факт, что почти не появляетесь в городе. Вы совершенно правы. Беда в том, что Бомонт не может толком довести до нужного результата свой недавний брак.
— Действительно? — Джаред подумал, что едва ли это беспокоит Деметрию.
— Очевидно, даже присутствия в постели очаровательной леди Бомонт недостаточно для того, чтобы он преодолел свое бессилие, — пробормотал Феликс. — Жаль. Но подозреваю, что леди Бомонт не слишком расстраивается из-за этого, — заметил Джаред..
— И вновь попали в точку, если судить по слухам. — Феликс наблюдал, как в небе пикирует воздушный змей. — Если Бомонту не удастся исполнить свой долг и обзавестись наследником, его жена унаследует все состояние целиком.
— Да. — Джаред подумал, что она, без сомнения, отсыплет значительную часть денег своему отвратительному братцу Джиффорду. Неограниченный доступ к наличным сделает его еще более противным.
Джиффорд был единственным прямым наследником Деметрии, поэтому она любила его до безумия. Насколько мог судить Джаред, она чрезмерно оберегала своего младшего братца, и это привело к неожиданным последствиям: он превратился в избалованного, упрямого, вспыльчивого повесу, который скорее всего когда-нибудь плохо кончит.
Джаред поморщился, вспомнив, как три года назад Джиффорд вызвал его на дуэль. Требование стреляться на рассвете из пистолетов последовало менее чем через час после того, как Джаред разорвал помолвку с Деметрией.
Джиффорд был вне себя от ярости. Он объявил, что Джаред унизил его сестру, и он как брат требует сатисфакции.
Джаред, конечно, отказался от дуэли. В конце концов, он еще обладал способностью к логичному, разумному мышлению и действовал соответственно. Он не видел смысла рисковать собственной шеей или жизнью юного Джиффорда, поскольку дуэль все равно не могла ничего решить.
Его отказ встретиться с Джиффордом в благородном поединке еще более взбесил молодого человека. Он обвинил Джареда в трусости.
— Так как Бомонту уже под семьдесят, а здоровье его оставляет желать лучшего, — продолжал Феликс, — то весьма вероятно, что в любой момент леди может оказаться богатой вдовой.
— Особенно если Бомонт приблизит свою кончину, слишком усердно следуя курсу лечения от импотенции, — добавил Джаред.
Феликс холодно улыбнулся:
— Будет интересно, если Бомонт все же найдет лекарство от того, что причиняет ему страдания.
— Я желаю ему успехов, — сказал Джаред.
— Что вы говорите? — Феликс посмотрел на него с нескрываемым изумлением. — Я думал, вам будет интересно знать, что леди Бомонт скоро снова окажется свободной.
Джаред пожал плечами:
— Ее свобода или отсутствие таковой меня более не волнуют.
— Нет? Мне рассказывали, что она выглядит еще прекраснее, чем раньше. А сплетни о любовнике прекратились задолго до того, как Бомонт женился на ней.
— Неужели? — спросил Джаред без особого интереса.
Любовник Деметрии был одной из немногих тем, которые он никогда не обсуждал с Феликсом. Честно говоря, он вообще ни с кем и никогда не обсуждал такие вопросы.
Джаред знал, что по поводу его внезапного решения разорвать помолвку с Деметрией имелись различные суждения, но он наотрез отказывался знакомиться со сплетнями.
— Если у леди Бомонт сейчас есть любовник, — продолжал Феликс, — она весьма искусно скрывает его.
— Она вынуждена это делать, — заметил холодно Джаред. — Едва ли Бомонт вынесет, чтобы его жена имела любовника, в то время как он сам не в состоянии зачать наследника.
— Похоже на правду. — Феликс помолчал. — Теперь по поводу другого вопроса.
— Я предполагаю, что ничего нового?
Феликс покачал головой:
— Боюсь, мне не удалось собрать дополнительную информацию. Должно быть, вся афера была устроена капитаном корабля. Он единственный, кто мог это сделать.
— Я предпочитаю иметь доказательства, прежде чем увольнять его.
Феликс пожал плечами:
— Понимаю, сэр, но в подобных делах доказательства обнаружить почти невозможно. В случаях растрат — это особенно трудно. Крайне сложно идти по следу. — Скорее всего. — Джаред наблюдал за полетом змея и слушал радостные, одобрительные возгласы Итона и Хью. — Но давайте еще подождем, Феликс. Я пока не готов предпринимать какие-либо шаги против капитана.
— Как пожелаете, сэр.
— Черт побери, — не выдержал Джаред, — мне не нравится, когда меня обманывают. Мне совершенно не хочется играть роль дурака.
— Прекрасно вас понимаю, сэр.
На какое-то время, пока мужчины наблюдали за мальчишками и воздушным змеем, воцарилась тишина.
Джаред извлек часы из кармана и сверился с ними.
— Вы должны извинить меня, Феликс. У меня вскоре назначена встреча, и боюсь, придется потратить немало времени, чтобы убедить моих подопечных спустить змея на землю. Я должен откланяться.
— Воля ваша, Чиллхерст. Если я понадоблюсь — всегда к вашим услугам.
— Не знаю, что бы я без вас делал, Феликс. — Джаред отвесил прощальный поклон и пошел через парк, намереваясь забрать Итона, Хью и Роберта вместе со змеем. Уже почти четыре часа дня — время встречать Олимпию после лекции.
Джареду потребовалось четверть часа, чтобы собрать ребят, змея и найти экипаж. Он дважды смотрел на часы, пока нанятый кэб громыхал колесами по оживленным улицам.
Роберт оторвал взгляд от очаровательного вида за окном и увидел, как Джаред во второй раз положил часы в карман.
— Мы опаздываем, сэр?
— Надеюсь, что нет. В любом случае лекция продлится дольше, чем предполагалось.
Итон постукивал ногами по основанию сиденья.
— Можно мы купим еще мороженого, после того как заберем тетю Олимпию?
— Вы уже ели сегодня утром.
— Да, но прошло много времени, и я согрелся.
— Держу пари, что тете Олимпии самой захочется мороженого, сэр, — сказал Хью, выражая альтруизм, что ни на секунду не обмануло Джареда.
— Ты так считаешь? — Чиллхерст сделал вид, что обдумывает этот спорный вопрос.
— О да, сэр. — Невинность в глазах Хью сменилась сильным нетерпением. — Я просто убежден в этом.
— Мы спросим ее мнение. — Джаред выглянул из окна. — Мы уже прибыли. Видите ли вы тетю?
Итон высунулся из экипажа.
— Вон она стоит, а вокруг несколько человек. Я помашу ей.
— Нет, Итон, — сказал Джаред. — Так нельзя приветствовать женщину. Роберт присоединится к ней и проводит к экипажу.
— Вы правы, сэр. — Роберт открыл дверь кэба и спрыгнул на тротуар. — Я быстро вернусь.
— Не забудь предложить ей руку, — напутствовал его Джаред.
— Да, сэр. — Роберт поспешил через улицу.
Джаред притворил дверцу и вновь спрятался за занавесками, наблюдая, как Роберт пробирается сквозь небольшую группу людей, стоявшую перед залами для заседаний института Масгрейва.
Феликс был прав, размышлял Джаред, люди видят то, что они ожидают увидеть, и нечего было опасаться, что кто-нибудь в Обществе по путешествиям и исследованиям опознает виконта Чиллхерста. Джаред не был лично знаком ни с одним из членов клуба. Тем не менее никогда не мешает соблюдать предосторожность.
— Не думал, что у тети Олимпии так много друзей в Лондоне, — протянул Итон.
— Я тоже, — прошептал Джаред. Его внимание привлекли двое мужчин, стоявших к Олимпии ближе всех. Один был столь кряжист, что сюртук просто трещал на нем. Второй же являлся прямой ему противоположностью — так худ, что, по-видимому, постился уже несколько месяцев.
Как заметил Джаред, оба благоговейно ловили каждое слово Олимпии.
— Что-нибудь не в порядке, сэр? — с беспокойством спросил Хью. — Нет, Хью, все нормально. — Джаред постарался, чтобы его голос звучал спокойно и убедительно. Как всегда, он щадил Хью: его расстроит само предположение, что недавно обретенная и пока еще хрупкая жизнь с тетей Олимпией может легко дать трещину.
Однако следовало признать, что Олимпия вполне наслаждалась беседой с новыми интересными друзьями.
Джаред увидел, что она заметила Роберта и повернулась к экипажу. Ее выразительное лицо светилось энтузиазмом.
Джаред почувствовал болезненный укол. Ее явно вдохновляла беседа с мужчинами.
Итак, это ревность, решил он с долей удивления. Весьма неприятное ощущение.
Джаред постарался подойти к вопросу философски. В конце концов, человек, направивший свои чувства в плавание по волнам страсти, без сомнения, обречен на то, чтобы познать и все опасные стороны безрассудного путешествия.
— Вон она идет. — Итон от нетерпения подпрыгивал на сиденье. — Вы думаете, она захочет мороженого?
— Не имею представления. Спроси у нее сам. — Джаред наклонился вперед и рывком распахнул дверь кэба. Он с одобрением отметил, как Роберт оттачивает свои манеры, галантно подсаживая Олимпию в экипаж.
— Благодарю тебя, Роберт. — Олимпия расположилась рядом с Джаредом. Ее глаза блеснули ему улыбкой из-под толей легкой соломенной шляпки. — Надеюсь, что вы все прекрасно провели утро.
— Мы запускали воздушного змея в парке, — подтвердил Итон. — Чудесное развлечение.
— Не хотите ли вы приятного, холодного мороженого, тетя Олимпия? — спросил изобретательный Хью. — По-моему, в такой теплый день будет очень неплохо его отведать.
— — Мороженого? — Внимание Олимпии моментально переключилось на Хью, она улыбнулась ему:
— Что ж, звучит весьма заманчиво. В лекционном зале было слишком жарко.
Все с надеждой посмотрели на Джареда.
— Я вижу, что здесь достигнут консенсус, — засмеялся он.
Джаред поднял люк на крыше экипажа и приказал кучеру отвезти их в ближайший солидный» магазин, торгующий мороженым.
— Я так взволнована тем, что сегодня узнала, — сказала Олимпия, когда Джаред вновь устроился на сиденье. — Не могу дождаться момента, когда продолжу изучение дневника.
— Ну-ну, — тихо произнес Джаред с тщательно отработанным выражением вежливой скуки.
«Проклятый дневник! Провались он пропадом», — подумал он. Единственное, что его по-настоящему интересовало, — насколько Олимпии понравились ее новоявленные друзья.
Джареду так и не удалось выслушать подробный рассказ до самого позднего вечера, поскольку Хью и Роберт болтали без умолку о своих похождениях в Лондоне. Впрочем, это его не беспокоило. Когда миссис Берд удалится в свои покои, а мальчики окажутся в постелях, останется достаточно времени, чтобы разузнать о событиях дня во всех подробностях.
Жесточайшую муку поздних вечеров, проводимых взаперти наедине с Олимпией, уравновешивало лишь предвкушение того, чем все это в конце концов закончится. Он надеялся, что Олимпия не сумеет долго сопротивляться искрам чувственного напряжения, постоянно проскакивавшим между ними. По крайней мере на свой счет Джаред не сомневался; он не выдержит.
Когда в доме установился ночной покой, Джаред запер Минотавра на кухне и отправился к Олимпии. Он точно знал, где ее можно найти.
Когда он вошел в кабинет, Олимпия подняла глаза от дневника Лайтберн. Глаза ярко сверкали, а улыбка светилась такой теплотой, что кровь Джареда быстрее помчалась по жилам. Одной мысли, что, возможно, он за всю жизнь так и не испытал бы этого могущественного чувства, было достаточно, чтобы по спине пробежал озноб.
— Вот и вы, мистер Чиллхерст. — Олимпия заложила дневник закладкой в виде небольшой полоски декорированной кожи. — Я вижу, что в доме наконец установились мир и тишина. Честное слово, я просто не представляю, как бы мы без вас обходились. — Проблема в том, что в вашем доме отсутствовал элементарный порядок, мисс Вингфилд. — Джаред подошел к столу, где стоял графин с бренди. Он наполнил два бокала. — Теперь, когда такой порядок установлен, все находится под неусыпным контролем.
— Нельзя недооценивать ваш вклад, сэр, — признала она.
Джаред поставил бокалы на письменный стол.
— Вы сделали гораздо больше, чем просто навели порядок. — Взяв один из бокалов, Олимпия взглянула на Джареда с восхищением.
— Я стараюсь отработать свое жалованье. — Джаред сделал глоток, боясь утонуть в лагуне ее глаз. — Вы сегодня узнали нечто чрезвычайно важное, вызвавшее у вас прилив Энтузиазма?
На лице Олимпии отразилось легкое замешательство, как будто секунду назад она думала совершенно о другом, а он вернул ее к действительности. Она постаралась сосредоточиться на его вопросе.
— Я прекрасно понимаю, что вас, сэр, не очень интересует мое исследование дневника Лайтберн.
— М-м-м… — уклонился от ответа Джаред.
— Я говорила вам, что мне нужно поработать с недавно изданными картами, — Да, вы это говорили.
— Так вот, теперь у меня есть к Ним доступ. — Восторг светился в ее глазах. — Не только Общество обладает прекрасной библиотекой с большой подборкой географических карт, но и некоторые его члены предложили мне воспользоваться их частными коллекциями.
Как раз то, чего он боялся. Джаред вспомнил мужчин, вертевшихся около Олимпии, когда они стояли возле института Масгрейва.
— Какие именно члены Общества?
— Мистер Толберт и лорд Олдридж. Несомненно, в их библиотеках содержится немало карт, связанных с Вест-Индией.
— Рассказали ли вы им о своих поисках? — осторожно спросил Джаред.
— Нет, конечно. Я просто объяснила, что очень интересуюсь географией этих островов.
Джаред насторожился:
— Подозреваю, что они знают вас как исследователя и любителя древних легенд.
— Да, но вряд ли они заподозрят, что я разыскиваю сокровища, упомянутые в дневнике Лайтберн, — заверила его Олимпия. — Я никому не рассказывала о своем интересе именно к этой легенде.
— Я думаю.
— Мистер Чиллхерст, я знаю, что данная тема раздражает вас, а раз так, хочу обсудить сегодня вечером совершенно другой вопрос.
— Какой, мисс Вингфилд?
— Очень трудно облечь его в слова. — Олимпия встала и, пройдя вдоль стола, подошла к глобусу. — Боюсь, что вы примете меня за чрезвычайно дерзкую особу. И наверное, будете правы в своем предположении.
Джаред почувствовал, как от предвкушения того, что должно вскоре произойти, во всем его теле возникает напряжение.
— Я никогда не сочту вас за дерзкую, мисс Вингфилд.
Олимпия коснулась тонкими пальчиками поверхности глобуса и медленно начала его вращать.
— Прежде всего хочу поблагодарить вас за то, что вы предоставили мне возможность продолжать изучение дневника Лайтберн.
— Я не имею к этому отношения.
— Не правда. Если бы вы не взяли на себя продажу последней партии товаров, присланных моим дядей, мне бы никогда не удалось посетить Лондон. И если бы вы не разобрались со сквайром Петтигрю, мне бы пришлось бросить свои занятия и срочно куда-то уезжать, чтобы он не смог отобрать моих племянников. Независимо от вашего мнения я считаю, что лишь благодаря вам мы находимся в городе, а я вольна продолжать свои исследования.
— Я верю, что занятия в Лондоне помогут в ваших поисках.
Олимпия закрутила глобус чуточку сильнее.
— Даже если мне не удастся обнаружить местонахождение сокровища, упомянутого в дневнике, я не буду сожалеть, сэр. Благодаря вам я уже нашла нечто большее, о чем и мечтать-то не смела.
Джаред застыл.
— Это правда?
— Да. — Она не смотрела на него. Ее взгляд был по-прежнему прикован к вращающемуся глобусу. — Сэр, вы — человек с большим жизненным опытом. Вы много путешествовали и своими глазами видели странные обычаи.
— Да, у меня есть определенный опыт такого рода.
Олимпия сдержанно кашлянула, поскольку голос ее внезапно осекся.
— Как я не раз уже подчеркивала, я тоже женщина с большим жизненным опытом, сэр.
Джаред поставил на стол бокал с бренди.
— Мисс Вингфилд, что вы хотите сказать?
Она подняла глаза от крутящегося глобуса. Глаза говорили за нее — в них горела страсть.
— Как женщина с большим жизненным опытом, я хочу, сэр, задать вам вопрос. И вы должны ответить на него, как мужчина с большим жизненным опытом.
— Приложу все усилия, чтобы это сделать.
— Мистер Чиллхерст. — Голос Олимпии слегка дрогнул.
Она замолчала, но затем предприняла еще одну попытку:
— Вы дали мне повод предполагать, что не прочь поддерживать со мной романтические любовные отношения, пока работаете учителем в моем доме. Я не права?
Джаред почувствовал, как последние угольки самоконтроля рассыпаются в золу, охваченные огнем страсти. Его руки дрожали, он ухватился за край стола.
— Нет, Олимпия, вы не ошибаетесь. Мне очень хотелось бы поддерживать такие отношения при условии, что вы прекратите обращаться ко мне как к мистеру Чиллхерсту.
— Джаред! — Она отпрянула от бешено вращающегося глобуса и бросилась в его объятия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100