Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Пораженный мрачным лицом Олимпии, Джаред последовал за ней. Закрыв за собой дверь в библиотеку, он спросил:
— Что случилось, мисс Вингфилд? Ведь не могли же вы так расстроиться из-за лягушек в экипаже Петтигрю?
Олимпия испуганно взглянула на него.
— Вся эта история произошла в самый неподходящий момент.
— Почему? — Джаред пристально посмотрел на нее. — Вы уже сожалеете, что встали на мою защиту?
— Конечно, нет. Вы служите в моем доме и, следовательно, находитесь под моим покровительством. — Олимпия подошла к окну и рассеянно смотрела на сад. — Миссис Петтигрю весьма неприятная женщина, у которой есть привычка вмешиваться в чужие дела. Я ни на секунду не жалею, что защищала ваше присутствие в доме.
— Благодарю вас. — Взгляд Джареда был устремлен на четко очерченную линию ее грациозной спины. — Не припоминаю, чтобы кто-нибудь делал это раньше.
— Делал что?
— Вставал на мою защиту, — О, это пустяки. — Олимпия слегка пожала плечами.
Джаред еле заметно улыбнулся:
— Но не для меня, мисс Вингфилд.
— Миссис Петтигрю не имела никакого права нападать на вас подобным образом. Так же, как и миссис Норбери, хотя я считаю, что все же ее в определенной степени можно оправдать, она не из сильных женщин.
— В отличие от вас, — заметил Джаред. — Но даже сильнейшая из женщин должна заботиться о своей репутации.
Из всего услышанного мне понятно одно — ваше реноме весьма волнует миссис Петтигрю.
— Видимо, так, — сказала Олимпия не оборачиваясь.
— Что с вами, мисс Вингфилд? — Джаред сделал шаг и остановился, не зная, что предпринять или сказать. До сих пор ни одна женская репутация не подвергалась опасности в результате каких бы то ни было его действий. Занудные, неинтересные бизнесмены, подобные ему, редко попадают в ситуации, представляющие угрозу для дам.
— Мне наплевать на мою репутацию. — Олимпия в отчаянии судорожно сжала руки. — Тетя Софи всегда говорила, что это не что иное, как общественное мнение, а общество часто ошибается. По-настоящему важна только честь, а это личное дело человека и его совести. Меня совершенно не волнует, что обо мне думает миссис Петтигрю.
— Понимаю. — Джаред, слушая слова Олимпии о том, что она не видит его вины в гибели своей репутации, надеялся испытать чувство облегчения. Однако этого не произошло, и неприятная тяжесть по-прежнему давила ему на плечи. — Если вас не вывело из себя мнение миссис Петтигрю, то в чем же проблема, мисс Вингфилд?
— Разве вы не слушали эту женщину, сэр? Она угрожала отнять у меня племянников, — прошептала Олимпия. — Она сказала, что их нельзя больше оставлять в моем доме, подвергая безнравственному влиянию, и что ее муж заплатит любому дальнему родственнику, который согласится их забрать.
— Тварь, — тихо произнес Джаред.
— Прошу прощения?
— Ничего серьезного, мисс Вингфилд. Просто до меня дошло, что Петтигрю находится в большем отчаянии, чем я думал.
— Да. Я не предполагала, что сквайр Петтигрю со своей женой так заботятся о моей репутации. — Олимпия повернулась, чтобы взглянуть на него. В ее глазах читалась решимость. — Вероятно, будет лучше, если мы на время увезем мальчиков из Верхнего Тудвея. Как вы думаете, мы сможем выручить от продажи вещей, присланных дядей, достаточно денег, чтобы оплатить путешествие к морю?
Джаред удивленно посмотрел на нее:
— Уверен, что у вас хватит средств на такую поездку.
— Отлично. — Лицо Олимпии просветлело. — Когда, по вашему мнению, мы получим известия от поверенного в Лондоне?
— В любой момент, мисс Вингфилд. Возможно, завтра или через день. — Джаред подумал, что Феликсу Хартвеллу не понадобится много времени для продажи товаров, принадлежащих Олимпии. Джаред надеялся, что Хартвеллу удастся также добиться хоть какого-нибудь прогресса в расследовании дела о растрате денег. Возможно, новости по этому поводу поступят вместе с извещением об успешной продаже грузов, присланных Вингфилдом.
— Очень рада это слышать, — сказала Олимпия. — Если мы покинем Верхний Тудвей недели на две или около того, миссис Петтигрю, вероятно, успокоится. К тому же весьма надеюсь, что сквайру Петтигрю не слишком захочется раскошеливаться на оплату моих племянников. Он весьма бережлив.
Джаред лихорадочно обдумывал положение.
— Мисс Вингфилд, ваш план — взять мальчиков и удрать на берег моря — совсем неплох, но мне кажется, что делать это не обязательно.
— Но почему? — удивилась Олимпия.
— Я и так собирался в ближайшее время нанести визит Петтигрю. Теперь же, когда из уст его жены посыпались угрозы, думаю, не стоит откладывать нашу беседу. Я завтра же навещу его.
Олимпия насмешливо посмотрела на Джареда.
— Не понимаю, мистер Чиллхерст, почему вы хотите поговорить со сквайром Петтигрю? Что вы ему скажете?
— Попытаюсь объяснить, что не позволю более ни ему, ни его жене огорчать вас или угрожать вам. Скажу ему, чтобы он подальше держался от ваших дел.
— Джаред, то есть мистер Чиллхерст, вы не должны делать ничего, что может принести вам еще большие неприятности. — Олимпия поспешно пересекла комнату и положила свою ладонь на его руку. — Вы не должны забывать о собственной репутации.
— Моя репутация? — Улыбка тронула губы Джареда.
— Конечно. Учитель должен быть особенно осторожен.
Безусловно, я буду рада дать вам превосходные рекомендации, когда вы покинете нас. Но если сквайр Петтигрю распустит слухи, что вы оказываете на молодежь дурное влияние, тогда трудно даже представить, как нелегко вам будет получить другое место.
Джаред накрыл ее ладонь своей.
— Вы не должны переживать из-за моей репутации, мисс Вингфилд. Уверяю вас, у меня никогда не будет проблем со средствами к существованию.
Она встревоженно всматривалась в его лицо.
— Вы в этом полностью уверены?
— Абсолютно, мисс Вингфилд.
— Тем не менее я по-прежнему думаю, что нам будет лучше на время оставить Верхний Тудвей.
— Как вы пожелаете, мисс Вингфилд. — Джаред заколебался. — Предполагается, что я поеду с вами?
Олимпия удивленно взглянула на него.
— Конечно. Вы принадлежите к домашнему персоналу.
Я не понимаю, как раньше обходилась без вас.
— Очень признателен вам, мисс Вингфилд. — Джаред слегка склонил голову. — Приложу все усилия, чтобы оправдать доверие.
— Уверена, что так оно и будет, мистер Чиллхерст.
Послание от Феликса прибыло с утренней почтой. Миссис Берд вынесла его к столу во время завтрака и вручила Джареду.
— Благодарю вас, — сказал тот.
— Здесь, в Мэдоу-Стрим-коттедже, мы получаем не слишком-то много корреспонденции, — сообщила миссис Берд, с кофейником в руках ожидая распоряжений.
Джаред понял, что она надеялась узнать содержание письма. Он обвел взглядом стол и увидел напряженные лица мальчиков, сгоравших от нетерпения. Олимпия с племянниками выжидательно смотрели на него. Даже Минотавр проявлял признаки интереса. Новости из большого мира в окрестностях Верхнего Тудвея считались чем-то вроде лакомства.
— Это письмо из Лондона от вашего друга? — спросила Олимпия.
— Да, действительно от него. — Джаред вскрыл печать и развернул лист писчей бумаги.
— Продал ли мистер Хартвелл наши товары? — спросил Итон.
— Бьюсь об заклад, что ваш друг заработал столько же, сколько сквайр Петтигрю в прошлый раз, — сказал Роберт.
— Держу пари, что он заработал даже больше, — добавил Хью.
Джаред быстро поднял взгляд.
— Ты прав, Хью.
— Действительно? — Олимпия буквально пылала от нетерпения. — Достаточно, чтобы на неделю отправиться к морю?
— Более чем достаточно. — Джаред посмотрел на записку и начал читать вслух;
«Чиллхерст, следуя вашим инструкциям, я продал тот весьма разнородный набор товаров, который вы мне переслали. Позволю себе заметить, что это несколько отличается от вашего обычного стиля ведения бизнеса. Тем не менее дело сделано. Сумма в три тысячи фунтов положена на счет мисс Олимпии Вингфилд. Пожалуйста, дайте мне знать, если еще понадобятся мои услуги…»
— Три тысячи фунтов! — Роберт буквально вылетел из кресла.
— Три тысячи фунтов, — благоговейно повторил Хью.
Олимпия вытаращила глаза от изумления, приоткрыв рот.
Джаред отказался от мысли продолжать читать вслух, так как в столовой начался обмен мнениями. Он быстро пробежал глазами конец письма, в то время как вокруг раздавались возбужденные восклицания.
«Что касается другого вопроса, который вы просили меня выяснить, то должен с сожалением сообщить, что не добился больших успехов. Думаю, украденные деньги были прикарманены одним из капитанов принадлежащих вам кораблей, но мы не можем этого доказать. Мой совет — уволить человека, о котором идет речь. Известите меня о своих намерениях» по данному поводу, а я уже буду действовать соответственно.
Ваш Феликс «.
Сложив письмо, Джаред задумчиво нахмурился. Он решил попросить Феликса в ближайшее время не предпринимать никаких действий в отношении капитана.
Затем он положил письмо рядом с тарелкой и поднял глаза, чтобы убедиться, что каждый из присутствующих все еще находится в шоке от известия о прибыли, полученной от продажи товаров.
Хью и Итон раскачивались в креслах. Роберт засыпал Олимпию потоком предложений, как можно использовать деньги. Минотавр в это время каким-то образом завладел сосиской.
— Это проклятая судьба, — заявила миссис Берд, а потом вновь и вновь повторяла эту фразу.
Олимпия разрывалась между восторгом и страхом.
— Мистер Чиллхерст, а вы уверены, что в письме не допущена неточность?
— Ничего подобного. — Джаред взял вилку и приступил к яичнице. — Заверяю вас, Хартвелл не совершает ошибок, когда дело касается денег. — А сам подумал, что Феликс был наверняка прав в своих выводах о причастности одного из капитанов к исчезновению в течение прошлого года крупных сумм. Однако Джареда не удовлетворял такой ответ. Он хотел получить дополнительные доказательства — Но все-таки здесь должна быть какая-то ошибка, — настаивала Олимпия. — Вероятно, он имел в виду три сотни фунтов, хотя даже это выглядит значительной суммой по сравнению с той, что мы выручили при продаже предыдущей партии.
— Очевидно, рынок импортных товаров существенно изменился за последние несколько месяцев, — сказал сухо Джаред — Теперь, если вы позволите, я хотел бы отложить начало уроков примерно на час, — Почему? — поинтересовался Хью — Мы ведь собирались утром изучать свойства облаков и ветра.
— Да, — торопливо подтвердил Итон. — Вы обещали рассказать нам, как Капитану Джеку удалось однажды ускользнуть от испанского судна, потому что он лучше разбирался в метеорологии, чем его преследователи.
— Мы обязательно этим займемся. — Джаред встал из-за стола и посмотрел на часы. — Но сначала нужно уделить внимание другой проблеме. — Он положил часы обратно в карман.
Олимпия встала и последовала за ним в холл. Когда они оказались вне пределов слышимости ребят, она, тревожным жестом коснувшись руки Джареда, спросила:
— Мистер Чиллхерст, вы вполне уверены, что, собираясь навестить сквайра Петтигрю, не подвергнете себя ненужному риску?
— Вполне. — Джаред снял с медного крючка свое верхнее платье. Он почувствовал тяжесть кинжала, надежно спрятанного в ножнах Когда он полностью оделся, клинок весьма удобно лег на ребра.
Олимпия нахмурилась:
— Вероятно, мне нужно поехать с вами.
— Вовсе не обязательно. — Джаред был тронут ее предложением. Осознание того, что еще кто-то испытывает неподдельный интерес к твоей судьбе, доставляло новые и весьма странные ощущения. И уж конечно, их нельзя было назвать неприятными. — Уверяю вас, что уже давно сам забочусь о себе.
— Да, безусловно, однако вы приняты на работу в мой дом, и поэтому я ответственна за вас. Не хочу, чтобы вы нарвались на какие-нибудь неприятности.
— Благодарю вас, мисс Вингфилд. — Джаред привлек ее за подбородок и поцеловал в губы. — Клянусь вам, Петтигрю не представляет для меня никакой опасности. — Он взглянул на нее сверху вниз с лукавой улыбкой. — В настоящий момент существует только одна реальная опасность.
Олимпия напряглась:
— Какая же?
— Возможность того, что в любую секунду тлеющее неудовлетворенное желание во мне вспыхнет неукротимым пламенем.
— Мистер Чиллхерст! — Несмотря на то что Олимпия залилась ярко-розовым румянцем, в ее глазах светился ответный огонь возбуждения.
— До встречи, моя сладкая сирена.
Негромко посвистывая, Джаред вышел навстречу теплому весеннему утру, оставив Олимпию в холле.
— Подождите, мистер Чиллхерст. — Олимпия торопливо выбежала на парадные ступеньки.
Джаред обернулся, улыбаясь ей:
— Да, мисс Вингфилд?
— Вы будете осторожны, не правда ли?
— Да, мисс Вингфилд, я буду очень осторожен.
Из-за угла дома сдаем выскочил Минотавр. Высунув язык и помахивая хвостом, он с надеждой смотрел на Джареда.
— Боюсь, что сегодня утром тебе не удастся пойти со мной, — сказал Джаред. — Оставайся здесь и следи за порядком. Я скоро вернусь.
Минотавр сел на ступеньки, прислонившись боком к ногам Олимпии Было очевидно, что собака расстроена, но относится ко всему философски.
Прогулка до поместья Петтигрю занимала немного времени, если срезать путь и идти через луг, а затем мимо группы деревьев, росших по берегу реки. По дороге Джаред размышлял о неожиданных невероятных поворотах своей судьбы.
Сцена, которую он наблюдал вчера утром в библиотеке Олимпии, заставила его задуматься о происходящем. Замечания миссис Петтигрю относительно репутации Олимпии раздражали, но надо признать — за ними скрывалась доля истины. Может быть, Олимпия этого и не осознавала, но Джаред понимал, что они играли с ее реноме в опасные и непозволительные игры.
» Страсть — восхитительное чувство «, — подумал он. Теперь, впервые в жизни испытав ее, Джаред ощущал глубочайшее уважение к могуществу страсти. Но, будучи джентльменом, он вовсе не собирался разрушать жизнь Олимпии. Хотя она, казалось, против этого не возражала.
Когда Джаред вступил на узкую тропинку, ведущую к дому Петтигрю, его приветствовал лай, донесшийся из вольера с охотничьими собаками. Он с большим интересом разглядывал усадьбу. Хозяйство, без сомнения, относилось к числу преуспевающих. И сразу мелькнула мысль — сколько же усовершенствований было сделано на деньги, украденные у Олимпии и ее дяди под видом помощи.
Джаред поднялся по ступенькам и громко постучал в парадную дверь. Секундой позже ее открыла экономка средних лет в сером платье, белом чепце и переднике. Первым делом она уставилась на повязку, закрывавшую глаз Джареда.
— Вы — новый учитель Вингфилдов, о котором все только и говорят, не правда ли? — спросила она.
— Меня зовут Чиллхерст. Будьте добры, скажите Петтигрю, что я хочу поговорить с ним.
— Его здесь нет, — быстро ответила экономка. — Я имею в виду, что в настоящий момент его нет в доме.
— А где же он?
— Поблизости, в конюшне. — Экономка продолжала зачарованно смотреть на Джареда. — Я позову его, если хотите.
— Благодарю. Я сам найду.
Джаред повернулся и спустился по ступенькам. Он зашел за угол дома и увидел свежевыкрашенную конюшню.
Когда он проходил мимо открытой двери в кухню, его внимание привлекли громкие возбужденные голоса, Джаред поневоле подслушал разговор на кухне.
— Это он, уверяю вас, — убеждала экономка кого-то в доме. — Новый учитель. Они говорят, что этот пират с момента прибытия в Мэдоу-Стрим-коттедж каждую ночь насилует мисс Вингфилд.
— А я слышала, что он живет в старом домике лесника в начале дороги, как и предыдущие учителя, которых она нанимала, — последовал резкий ответ.
— Кто может знать, где он проводит свои ночи, спрошу я вас? — возразила экономка. — Сдается мне, там может твориться все, что угодно, и никто не ведает, что именно.
Бедная мисс Вингфилд.
— Не уверена, что ее нужно жалеть.
— Как вы можете говорить такие вещи? Она — настоящая молодая леди, — продолжала экономка. — Пусть и странная. Не ее в том вина. Ее такой воспитали собственные тетушки.
— Я никогда не утверждала, что она не настоящая леди.
Но ей уже двадцать пять, а она даже не думает о замужестве.
И не выйдет, по крайней мере до тех пор, пока у нее на руках трое юных дьяволят. Держу пари, что она восхитительно проводит время, если ее каждую ночь насилует пират. Можно было представить и худшую участь.
— Только не в случае мисс Вингфилд. — В голосе экономки звучало неподдельное потрясение. — Вы прекрасно знаете, что ее честное имя никогда не было замешано ни в малейшем скандале. Этот кровожадный пират просто обманул ее. Один Бог знает, что он делает с бедняжкой по ночам.
— Ради блага мисс Вингфилд надеюсь, что между ними происходит что-то интересное.
Джаред стиснул зубы и продолжил путь к намеченной цели. Запах сена и навоза ударил ему в нос, когда он через несколько минут вошел в полутемную конюшню. Лоснящийся, мускулистый гнедой жеребец приветственно заржал, высунув морду из стойла. Джаред критически оглядел лошадь, стоившую, судя по всему, немалых денег.
Голос Петтигрю донесся из дальнего конца тускло освещенной конюшни:
— Я договорился. Что кобылу покроет новый жеребец Хеннингера. Он, без сомнения, прекрасных кровей. Обойдется мне недешево, но дело стоит того.
— Да, сэр.
— Ты подковал гнедого на левую ногу? — Петтигрю вышел из стойла, держа в руке хлыст для верховой езды. За ним следовал низкорослый жилистый грум.
— Вчера отводил к кузнецу, — ответил грум. — Сейчас он хорош, как дождь в засуху, мистер Петтигрю.
— Прекрасно. Я собираюсь поехать на нем на небольшую охоту на следующей неделе. — Петтигрю рассеянно похлопал хлыстом по ноге. — Пойдем посмотрим собак. — Он прищурился, взглянув против света, лившегося из открытых дверей конюшни прямо за Джаредом. — Что это? Кто здесь?
— Чиллхерст.
— Чиллхерст? — Петтигрю настороженно посмотрел на него. — Какого черта вы делаете в моей конюшне?
— Я пришел, чтобы обменяться с вами несколькими словами, Петтигрю.
— Мне нечего вам сказать. Убирайтесь с моей земли!
— Скоро уйду, но прежде вы должны узнать кое о чем. — Джаред кинул острый взгляд на мрачного грума. — Предлагаю поговорить наедине.
— Отвратительный, чертовски высокомерный учитель. — Петтигрю нахмурился и со свирепым видом отослал грума прочь из конюшни, взмахнув небольшим кнутом.
Джаред подождал, пока тот удалится.
— Не займу у вас много времени, Петтигрю. Есть лишь два вопроса, которые я хочу прояснить. Во-первых, больше не должно быть никаких угроз по отношению к мисс Вингфилд.
— Угрозы? Да как вы смеете, сэр? — Петтигрю от бешенства брызгал слюной. — Я никогда не угрожал мисс Вингфилд.
— Правильно, но уверен, это вы заставили свою жену выполнить столь неприятную работу, — сказал Джаред. — Впрочем, не имеет значения. Единственное, что вы обязаны помнить, — угрозы не должны повторяться, а уж тем более приводиться в исполнение.
— Проклятие! Вы слегка зарвались, чертов выскочка. О чем, дьявол меня побери, вы говорите?
— Вы прекрасно знаете, о чем я говорю, Петтигрю. Мисс Вингфилд предупредили, что, если она не избавится от меня, ее племянников отошлют прочь.
— Мисс Вингфилд действительно следует немедленно избавиться от вас, — бушевал Петтигрю. — Вы не смеете утверждать, что оказываете благотворное влияние на впечатлительных мальчиков. И на восприимчивых юных женщин, если на то пошло.
— Как бы то ни было, я сохраню свое положение в доме Вингфилдов. Но если вы по-прежнему будете иметь намерения лишить ребят опеки мисс Вингфилд, то пожалеете об этом.
Глаза Петтигрю сощурились.
— Я знаю мисс Вингфилд уже много лет, сэр. Считал себя другом ее тетушек и чувствую своим долгом делать то, что, по моему мнению, принесет благо мисс Олимпии. К тому же не позволю вам запугивать себя, Чиллхерст.
— А я-то как раз собираюсь вас запугать. — Джаред улыбнулся. — Если вы предпримете хотя бы один шаг, пытаясь отлучить детей от мисс Вингфилд, я позабочусь, чтобы в округе стало известно всем, каким образом вы постоянно обманывали ее.
Петтигрю потрясенно воззрился на него, открыв рот. Тяжелое лицо залилось ярко-красной краской.
— Как вы осмеливаетесь обвинять меня в обмане?
— Это нетрудно, уверяю вас.
— Вы нагло лжете!
— Нет, — возразил Джаред. — Я говорю правду. Я прекрасно осведомлен о предыдущих грузах с товарами мисс Вингфилд, которые вы продавали для нее. Их ассортимент весьма схож с теми, что я сам сбывал. Следовательно, и полученная прибыль должна быть примерно одинаковой — около трех тысяч фунтов. Готов поклясться, так и было.
— Ложь, — прошипел Петтигрю.
— Вы украли эти деньги.
— У вас нет никаких доказательств, черт вас побери.
— Есть. Мой знакомый в Лондоне может быстро раздобыть все подтверждающие документы. И я поручу ему сделать это, если вы, конечно, не вернете мисс Вингфилд долг.
Лицо Петтигрю исказилось от ярости.
— Я покажу тебе, как угрожать мне, проклятая скотина! — Он поднял кнут и быстро хлестнул с разворота, целясь в здоровый глаз Джареда.
Тот защитился локтем, выдернул хлыст из рук Петтигрю и с омерзением отбросил прочь. Затем он сунул руку под накидку и выхватил кинжал из ножен.
Джаред оттолкнул ошеломленного Петтигрю к двери стойла и прижал к его горлу кончик лезвия.
— Вы меня оскорбили, Петтигрю.
Не в силах отвести взгляд от кинжала, тот облизал пересохшие губы и пробормотал:
— Вы не сделаете этого. Я добьюсь, чтобы судья арестовал вас. Чиллхерст, вы будете повешены.
— Сомневаюсь. Вы, безусловно, вольны обсудить проблему с судьей, если хотите. Но прежде должны выписать на имя мисс Вингфилд чек на сумму, которую остались должны после продажи двух предыдущих партий.
Петтигрю вздрогнул. В его глазах появилось отчаяние.
— У меня нет этих денег. Уже потрачены.
— На что?
— Послушайте меня, — прошептал Петтигрю. — Вам не понять, но дело в том, что деньги, вырученные от первой партии, понадобились, чтобы оплатить долги чести.
— Вы просадили средства мисс Вингфилд в карты?
— Нет, нет, но в результате проклятой карточной игры я лишился своего поместья. — На его лбу выступил пот. — И уже решил, что со мной все кончено. Я был разорен. А затем появилась Олимпия, чтобы посоветоваться, как лучше разместить товары, присланные дядей. Я подумал, что это сам Бог услышал наши молитвы.
— Ваши собственные молитвы, но не мисс Вингфилд, — уточнил Джаред.
— Я намеревался вернуть ей деньги, как только все образуется. — Петтигрю бросил на Джареда умоляющий взгляд. — А затем прибыл следующий корабль, и я понял, что сумею многое усовершенствовать в своем поместье.
— И вы не удержались от того, чтобы не украсть во второй раз, — усмехнулся Джаред. — И у вас хватило наглости назвать меня пиратом?
— После преобразований хозяйство должно стать более прибыльным, — искренне заверил Петтигрю. — И тогда я очень быстро рассчитаюсь с мисс Вингфилд.
Джаред кивком головы указал на дорогого жеребца:
— Относится ли этот гнедой к необходимым изменениям, которые, по вашему мнению, здесь следовало произвести?
Петтигрю рассердился:
— Мужчина обязан иметь приличного коня для охоты. — — А что вы скажете о новом ландо, в котором вчера каталась ваша жена?
— Она занимает высокое положение в дамском обществе нашей деревни и должна иметь все самое лучшее. Послушайте, Чиллхерст, я непременно верну все мисс Вингфилд за год или два. Обещаю вам.
— Вы должны немедленно выплатить ей деньги.
— Проклятие! У меня сейчас совершенно нет наличных, — Начните сбор требуемой суммы с продажи гнедого жеребца. Это принесет по меньшей мере четыре или пять сотен гиней.
— Продать жеребца? Вы с ума сошли! Я только что купил его.
— Вы легко найдете на него покупателя, — настаивал Джаред. — А потом поищите кого-нибудь, кто хотел бы приобрести ландо. По моим подсчетам, вы должны мисс Вингфилд почти шесть тысяч фунтов.
— Шесть тысяч фунтов?! — Петтигрю, казалось, был изумлен.
— У вас есть два месяца, чтобы собрать деньги.
Джаред отпустил Петтигрю, вложил кинжал в ножны и направился к выходу из конюшни. Снаружи, у собачьего вольера, он заметил конюха, с угрюмым видом наблюдавшего за Джаредом.
Джареда внезапно осенило. Он подошел к груму, остановившись прямо перед ним.
— Позапрошлой ночью вы своими грязными сапогами наследили на ковре мисс Вингфилд, — небрежно заметил Джаред. — И разбили ее графин с бренди. Я должен, вероятно, заставить вас заплатить за сломанную задвижку на окне, как потребовал ранее, чтобы ваш хозяин выплатил все, что он украл у мисс Вингфилд.
Судя по глазам грума, он был потрясен. Изумленно уставясь на Джареда, он лихорадочно заговорил, постоянно запинаясь:
— Послушайте, я не знаю, о чем вы толкуете… Я не был в библиотеке… мисс Вингфилд ни прошлой ночью… ни любой другой. Клянусь, что не был… Меня не волнует, что говорит сквайр…
— А разве я упоминал, что отпечатки, графин и сломанный запор связаны с библиотекой? — вежливо осведомился Джаред.
Глаза грума расширились от ужаса, поскольку он понял, что попался в такую безобидную ловушку.
— Это не моя вина. Я только выполнял приказ сквайра.
Я никому не причинил вреда. Я никогда никому не смогу причинить вреда. Я лишь искал то, что нужно было сквайру, вот и все. Он сказал, что уволит меня, если я не найду то, что нужно.
— А что вы искали? Вероятно, письмо?
— Бумаги, — ответил Грум. — Он приказал принести все записи, письма и тому подобные документы, имеющие отношение к финансовым делам, все, какие я смогу найти в столе. Но мне не представился случай залезть в этот чертов стол.
Проклятая собака залаяла, а затем я услышал звуки наверху и поскорее убрался оттуда.
— Держись подальше от этого места, — посоветовал Джаред. — В следующий раз, когда попробуешь выкинуть что-нибудь подобное, скорее всего наткнешься на меня, а не на графин с бренди.
— Да, сэр. Никогда больше даже близко не подойду к коттеджу.
Возвращаясь в Мэдоу-Стрим-коттедж, Джаред подумал, что внешность пирата дает ему определенные преимущества.
По крайней мере люди сразу понимают, что человек с таким лицом не склонен шутить.
]]]
Джаред поднялся по ступенькам, открыл дверь и окунулся в атмосферу хаоса и неразберихи. Он отсутствовал всего в течение часа, но за это время в доме все перевернули вверх дном. Джаред грустно усмехнулся. Вся работа учителя пошла насмарку.
Минотавр возбужденно завизжал, когда Джаред появился в холле. Итон и Хью громко перекликались, пытаясь стащить по ступенькам большой пыльный дорожный сундук.
Роберт с лестничной площадки давал им указания. Заметив Джареда, он широко улыбнулся:
— Мистер Чиллхерст, вы вернулись. Тетя Олимпия сказала, что сегодня не будет уроков. Мы собираем вещи для путешествия.
— Я смотрю, ваша тетя не хочет откладывать поездку на море. — Джареда забавляла решительность Олимпии. Она. без сомнения, намеревалась спрятать весь свой маленький драгоценный мирок в укромном месте.
— Нет, нет, мистер Чиллхерст. — Итон сражался с одним из углов громоздкого сундука. — После всего, что произошло, мы решили не ехать на побережье. Мы направляемся в Лондон.
— Лондон? — Джаред был обескуражен.
— Да. Разве это не восхитительно, сэр? — Хью растянул губы в улыбке. — Тетя Олимпия решила, что, поскольку у нас теперь много денег, мы должны использовать их на путешествие в Лондон. Дело в том, что мы ни разу не были в столице.
— Тетя Олимпия сказала, что путешествие будет весьма познавательным, — объяснил Роберт. — Посетим музеи, увидим сады Воксхолла и другие замечательные места.
— Она говорит, что в одном из парков будет проводиться благотворительная ярмарка и мы увидим фейерверк, полакомимся мороженым и посмотрим полеты на воздушных шарах, — добавил Итон.
— Она обещала, что мы обязательно пойдем в театр Эстли, где выступают акробаты, фокусники и ручные пони, — подал голос Хью. — Тетя Олимпия читала об этом в объявлениях лондонских газет.
— Понимаю. — Брови Джареда поднялись, когда он увидел миссис Берд со стопкой сложенных рубашек. — Где мисс Вингфилд?
— В библиотеке. — Экономка выглядела недовольной и угрюмой. — Глупость все это, вот что. Не могу понять, почему нельзя жить как нормальные люди. Совсем не обязательно для этого бежать в Лондон.
Джаред оставил без внимания ее замечание. Он проследовал в библиотеку и закрыл за собой дверь. Олимпия, склонившись над письменным столом, просматривала подшивку одной из лондонских газет. Заслышав его шаги, она быстро подняла голову.
— Джаред, мистер Чиллхерст, вы вернулись? — Она тревожно и пристально разглядывала его. — Все прошло хорошо?
— Сквайр Петтигрю больше не будет беспокоить ни вас, ни мальчиков. Я все вам объясню позже. Расскажите лучше, о какой поездке в Лондон заявила мне миссис Берд?
— Превосходная идея, не так ли? — Олимпия лучезарно улыбнулась. — Мне пришло в голову, что с тремя тысячами фунтов, полученными от продажи товаров моего дяди, мы в состоянии позволить себе проделать весь путь до города. Прекрасный жизненный опыт для ребят, а я смогу выкроить время, чтобы провести необходимые изыскания, связанные с дневником.
— Изыскания?
— Да. Мне нужно поработать с картами Вест-Индии в библиотеке Общества по путешествиям и исследованиям.
Дневник содержит упоминание об острове, который я не смогла обнаружить ни на одной из принадлежащих мне карт данного региона.
Джаред колебался, представив, сколько проблем возникнет во время поездки.
— Где вы собираетесь остановиться?
— Мы снимем дом на месяц. Это не составит проблемы.
— Ну уж нет!
Олимпия изумленно заморгала:
— Прошу прощения?
Джаред осознал, что он на секунду забыл о своем положении в доме. Предполагалось, что он должен получать распоряжения от Олимпии, а не наоборот. К сожалению, стремление отдавать приказы уже давно вошло у него в привычку.
— При сложившихся обстоятельствах поездка в Лондон представляется мне ошибочной, мисс Вингфилд, — сказал он, тщательно подбирая слова.
— Почему?
— Так же как и вам, мне предстоит найти квартиру. Скорее всего она будет расположена на значительном расстоянии от дома, который вы снимите. Меня совершенно не привлекает мысль, что по ночам вам с племянниками придется оставаться в Лондоне одним. — Он выдержал деликатную паузу. — Особенно после того, что произошло позавчера ночью.
— Вы имеете в виду тот случай, когда кто-то забрался в мою библиотеку? — Олимпия нахмурилась, глубоко задумавшись.
— Совершенно верно, — вкрадчиво заметил Джаред. — Мы не должны рисковать, мисс Вингфилд. Все-таки здесь, в деревне, спустившись по дороге, до моего дома можно добраться очень быстро. Я всегда услышу ваши призывы о помощи.
Он убедил себя, что это лишь небольшая временная хитрость. Очень скоро он скажет ей, что, по его убеждению, ночным непрошеным гостем был грум Петтигрю. Сейчас ему нужен был благовидный предлог, чтобы избежать поездки в Лондон, которая могла доставить массу проблем.
Олимпия какое-то время размышляла, а затем в ее глазах появилось удовлетворенное выражение.
— Решение очевидно. Вы остановитесь в городе вместе с нами. — Вместе с вами? Вы имеете в виду в том же доме? — Идея потрясла Джареда.
— Конечно. Нет никакой необходимости в дополнительных расходах на отдельное жилье для вас. Просто пустая трата денег. Кроме того, если мы собираемся предпринимать какие-то шаги, чтобы защититься от Гардиана, кем бы он ни был, вы всегда окажетесь под рукой.
— Под рукой, — эхом повторил Джаред.
— Под той же самой крышей, — помогла ему Олимпия.
— Понимаю — под той же крышей.
Мысли о том, что он будет проводить ночи под одним кровом со своей возлюбленной сиреной, оказалось достаточно, чтобы у него перехватило дыхание. Его спальня будет, без сомнения, расположена рядом с опочивальней Олимпии.
Он сможет слышать, как она одевается по утрам и раздевается, отходя ко сну.
В мозгу Джареда смешались мириады пленительных видений. Он представлял себе Олимпию в холле, собирающуюся принять ванну. Он сможет присоединяться к ней на лестнице, когда она будет спускаться к завтраку или к вечерней чашке чая. Он будет рядом с ней утром, днем и вечером.
Джаред подумал, что он сойдет с ума. Страсти поглотят его. Стоит ему услышать призыв сирены, как он теряет голову и устремляется к ней.
Жизнь под одной крышей с Олимпией превратится в рай или в… ад.
— Что-нибудь не так, мистер Чиллхерст?
— Да. — Впервые за всю жизнь ясные и логичные размышления давались Джареду с большим трудом. — Есть одна проблема.
Олимпия вопросительно наклонила голову.
— В чем она заключается?
Джаред глубоко, ровно вдохнул.
— Мисс Вингфилд, должен ли я напоминать, что ваша репутация в нашем графстве висит на волоске? Если я отправлюсь в Лондон и поселюсь там вместе с вами, от вашего доброго имени вообще ничего не останется.
— Моя репутация меня не заботит, сэр, но подозреваю, что мы должны предпринять усилия по защите вашей. В конце концов, как я говорила ранее, мы не позволим слухам донестись до вашего нового места работы.
Джаред ухватился за эту мысль. Казалось, она единственная, которую Олимпия могла принять во внимание.
— Прекрасное замечание, мисс Вингфилд. Сплетни могут оказаться весьма болезненными для судьбы учителя, как вы мудро заметили.
— Однако не бойтесь, сэр. Я не собираюсь подвергать опасности вашу репутацию. — Олимпия успокаивающе улыбнулась. — Я не вижу в этом никаких осложнений. Ведь никто в Верхнем Тудвее не узнает, что мы остановились б Лондоне в одном доме.
— О… хорошо… да, все, конечно, так, однако…
— Вдобавок никто в Лондоне, кроме вашего друга, продавшего товары дяди Артемиса, вас не знает. Наверняка он будет молчать.
— О… конечно…
— Мы вовсе не собираемся вращаться в светском обществе. Мы просто будем выглядеть незнакомцами в толпе, всегда заполняющей большие города, к коим принадлежит и Лондон. — Олимпия довольно засмеялась. — Кто нас заметит, не говоря о том, чтобы распускать слухи?
Джаред отчаянно пытался привнести в ситуацию каплю здравого смысла:
— А хозяин дома, где вы собираетесь остановиться? А члены Общества путешествий и исследований, с которыми вы будете иметь дело? Многие люди могут обсуждать нас, мисс Вингфилд.
— Хм… — Олимпия осторожно положила перо на крышку стола.
Джаред старался не смотреть ей в лицо.
— Мисс Вингфилд, позвольте мне сказать вам, что молодая женщина вашего положения просто не имеет права…
— У меня есть… — внезапно объявила она.
— Есть что? — изумился Джаред.
— Превосходный ответ Если нас обнаружат и ваша репутация окажется под угрозой, тогда мы выдадим себя за семейную пару.
Джаред уставился на нее, лишившись дара речи.
— Ну, сэр? Ваше мнение? — Олимпия в нетерпении ждала его решения. Так как Джаред молчал, она заговорила сама, тактично подталкивая его к ответу:
— Не кажется ли вам, что это чрезвычайно остроумный выход из положения?
— О… да…
— Послушайте, мистер Чиллхерст. Такая несомненно логичная линия поведения не только отвечает соображениям Экономии, но также проста и безопасна. Иного разумного решения проблемы просто не существует.
Джаред хотел возразить ей, что разумность как раз напрочь отсутствовала в ее плане, но не мог подобрать нужные слова. Перспектива не только жить с Олимпией в одном доме, но и делать вид, что он женат на ней, ослепила Джареда, доведя его практически до полного безумия.
Песня сирены превратила его в сумасшедшего.
— А что вы скажете своим племянникам? — наконец нашелся он.
Олимпия на несколько секунд нахмурилась, обдумывая эту проблему. Затем к ней вновь вернулась восхитительная улыбка.
— Конечно, они не должны ничего знать о наших планах, — сказала она. — Маловероятно, чтобы они смогли вступить в контакт с какими-нибудь взрослыми, которые стали бы их расспрашивать о глубине наших взаимоотношений. Вы — их учитель, ни больше ни меньше. Никто не будет расспрашивать мальчиков о нас, не правда ли?
— Думаю, что да, — неохотно согласился Джаред. — Взрослые действительно редко общаются с маленькими детьми.
— А мы не будем принимать гостей, так что с этой стороны проблем тоже не ожидается, — продолжила Олимпия с энтузиазмом.
— Мы близки к катастрофе, — прошептал Джаред, задыхаясь.
— Что вы сказали, мистер Чиллхерст?
— Ничего, мисс Вингфилд. Пустяки.
Джаред подумал, что он всю жизнь проповедовал здравый смысл, практичность и трезвые рассуждения — и вот Так, в одно мгновение, все это оказалось отброшенным. Он разительно изменился за последние дни.
Больше не существовало уравновешенного, лишенного фантазии бизнесмена, который наивно собирался купить дурацкий дневник с прагматичным намерением уберечь остальную часть семьи от беды. Он превратился в мужчину, охваченного всепоглощающим желанием; мужчину, воспарившего на крыльях страсти. Он стал поэтом, мечтателем, романтиком…
Он превратился в идиота.
Дела пошли бы гораздо легче, но он пренебрег поисками дневника ради призывов сирены.
Джаред посмотрел на прекрасное лицо Олимпии, исполненное надежды, и услышал, как волны с грохотом разбиваются о скалы. Он мысленно отдал себя в руки судьбы.
— Мисс Вингфилд, я не вижу причин, по которым ваш план не сработал бы. По-моему, вполне логичное решение проблемы, и в то же время новые впечатления определенно принесут пользу вашим племянникам.
— Я не сомневалась, что вы оцените разумность моего проекта.
— Совершенно верно. Вы не должны беспокоиться о том, где найти дом для проживания. Так как я выполняю ваши деловые поручения, то позабочусь о подходящей резиденции.
— Благодарю вас, мистер Чиллхерст. Не знаю, что бы я без вас делала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100