Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Я должна быть полностью откровенной с вами, мистер Чиллхерст — Олимпия вглядывалась в Джареда, сложив руки на крышке письменного стола. — За последние шесть месяцев я нанимала троих учителей.
Никто из них не продержался более двух недель.
— Заверяю вас, мисс Вингфилд, что пробуду столько времени, сколько потребуется. — Джаред откинулся в кресле, опираясь на подлокотники и пристально изучая Олимпию.
» Проклятие!«— подумал он, не в силах отвести от нее взгляда. Она очаровала его с того самого момента, когда он вошел в библиотеку.
Нет, очарование началось с той ночи в грязной портовой таверне, когда Артемис Вингфилд описывал свою племянницу. Всю дорогу через канал Джаред провел в размышлениях о женщине, открывшей местонахождение дневника Лайтберн.
Многие его родственники потратили на поиски годы и не преуспели. Он удивлялся, какой же характер должен быть у леди, которая смогла обойти их.
Однако, делая скидку на уже возникший к ней интерес, он все же не мог объяснить впечатление шока, которое произвела на него сцена в библиотеке, когда Дрейкотт обхватил Олимпию. Чувство, завладевшее Джаредом, было темным, глубоким, по-первобытному безудержным.
Он ощутил такой гнев, как если бы, войдя в комнату, обнаружил, что принадлежащую ему женщину похищает другой мужчина. Он готов был задушить Дрейкотта, но в то же время его почти сводило с ума безмятежное спокойствие Олимпии Ему внезапно и остро захотелось схватить ее, встряхнуть, опрокинуть на ковер и заняться с ней любовью.
Джаред сам был удивлен такому взрыву чувств Он восстановил в памяти давние переживания, когда обнаружил свою невесту, Деметрию Ситон, в объятиях соперника. Но испытанные тогда эмоции ни в какое сравнение не идут с теми, что он испытал сегодня.
В происходящем не было никакого смысла. И никакой логики.
Но осознав странность случившегося, Джаред в считанные секунды принял безрассудное решение Под стук бешено бьющегося сердца он отбросил прочь все хладнокровно разработанные, потрясающе логичные планы. Все мысли о том, чтобы купить дневник с его секретами, после чего вернуться к делам, моментально улетучились. С удивительным, почти невероятным равнодушием к здравому смыслу он послал дневник Лайтберн к черту. Деловые отношения — последние отношения на земле, которые он желал бы поддерживать с Олимпией. Он не мог совладать со своими желаниями.
Он хотел ее. Хотел ее.
Мгновенно осознав это, Джаред понял, что осталось только найти повод, позволяющий находиться здесь, вблизи очаровательной сирены. Ему предстояло разобраться в неистовом, могущественно-страстном притяжении, поглотившем все его земные помыслы и желания.
Все остальное ничего не значило: ни благоразумные планы получить дневник и тем самым положить конец семейной погоне за ним; ни проблемы в его бизнесе; ни выслеживание того человека, который систематически его обворовывал.
Семья, бизнес и чертов растратчик могли пока сами позаботиться о себе. Впервые в жизни он собирался сделать то, что ему страстно захотелось сделать ради себя самого, послав к дьяволу долг и обязанности.
Неистребимая природная сметка помогла ему быстро найти решение новой неожиданной задачи и отрекомендоваться в качестве очередного учителя. Все получилось на редкость просто, как если бы сама судьба протянула ему руку.
И только сейчас, когда появилась возможность поразмышлять о собственной импульсивности, Джаред с удивлением спросил себя, не лишился ли он рассудка.
Однако он не мог заставить себя пожалеть об опрометчивом поступке. Он прекрасно понимал, что жажда страсти во всем теле и чувство жара в крови представляли собой опасную угрозу для столь высоко ценимого им чувства самоконтроля. Но неизвестно почему рискованность предстоящего дела ни капли не беспокоила его.
Он не мог понять, куда подевалось присущее ему чувство осторожности. Единственное, что Джаред ценил превыше всего в жизни, — это спокойный, трезвый, логический подход, который он применял к любой ситуации.
В отличие от своих родственников, вечно находящихся в плену страстей и капризов, Джаред при помощи постоянного самоконтроля и холодной сдержанности сохранял равновесие внутреннего мира и успокаивающее чувство порядка. Он достиг такого совершенства в обуздании эмоций, что временами с удивлением спрашивал себя, осталось ли в нем хотя бы одно чувство, неподвластное контролю разума.
Олимпия Вингфилд доказала ему, что сохранилось. Она настоящая сирена, решил он. Одна из тех, кто еще не осознал своего могущества.
Вовсе не ее красота пробила броню, которой он так долго окружал себя. Он признавал, что Деметрия была гораздо красивее и элегантнее. Но Олимпия с непокорными темно-медными волосами, выразительными чертами лица и глазами, манящими, как глубокая и тихая лагуна, была для него самой несравненной и желанной. Восхитительной. Интригующей. Живой. В ней имелось то невинное обаяние, которое соблазняет больше, чем можно себе представить.
Ему казалось, что под скромным муслиновым платьем ее тело, тонкое, плавно изгибающееся, пело беззвучную, чувственную песню. В конце концов, решил Джаред, Реджинальду Дрейкотту придется поискать иное женское общество.
Он сам желал Олимпию и, очарованный ею, не намеревался позволять другому мужчине приближаться к ней.
Но, даже будучи пойманным в сплетение паутины из любопытства и восхищения, Джаред не мог не отметить, что Олимпия распространяет вокруг себя ауру неорганизованности и беспорядка. Все — начиная с чепца, косо сидевшего на огненных волосах, и кончая чулками, освободившимися от подвязок и сползшими почти к лодыжкам, — придавало ее наряду забавную безумность. У нее была внешность женщины, застрявшей между будничным миром и видимым ей одной мифическим пейзажем.
Она была типичным» синим чулком «, которому была уготована участь остаться забытым на книжной полке, и при этом выказывавшим полное согласие с судьбой. Джаред вполне мог поверить, что ее устраивало положение старой девы.
Она, без сомнения, уже поняла, что ей вряд ли посчастливится встретить мужчину, способного понять, а тем более разделить ее духовные запросы…Олимпия нервно покусывала губы.
— С вашей стороны очень мило обещать остаться, и я уверена, вы имеете самые лучшие намерения. Но, видите ли, моими племянниками очень трудно управлять. Вы знаете, у них была тяжелая жизнь.
— Не волнуйтесь, мисс Вингфилд. Я справлюсь с ними.
После многих лет общения с нагловатыми дельцами, воинственными морскими капитанами, пиратами и своими совершенно непредсказуемыми ближайшими родственниками — перспектива иметь дело с тремя шумными мальчишками ничуть не пугала Джареда.
На мгновение выражение надежды осветило прелестные зелено-голубые глаза Олимпии. Затем она внезапно нахмурилась:
— Надеюсь, вы не собираетесь наказывать моих племянников с помощью ремня, мистер Чиллхерст? Я не позволю, чтобы мальчиков пороли. За последние два года, с тех пор как потеряли своих родителей, они достаточно настрадались.
— Я никогда не считал действенным воспитание с помощью хлыста, будь то ребенок или лошадь, мисс Вингфилд. — Джаред был сам поражен тем, что повторяет слова, слышанные много лет назад от отца. — Такие методы могут только сломить дух или создать у воспитанников порочные наклонности.
Олимпия просветлела.
— Мое мнение в точности совпадает с вашим. Я осознаю, что многие люди верят в старомодные способы поддержания дисциплины, но я не могу с ними согласиться. Мои племянники хорошие мальчики.
— Не сомневаюсь.
— На моем попечении они находятся всего шесть месяцев, — продолжала Олимпия. — После смерти родителей их передавали с рук на руки одни родственники другим. К тому времени когда мальчики очутились перед дверью моего дома, они находились в полном унынии. Хью, кроме того, страдал от постоянных ночных кошмаров.
— Ясно.
— Конечно, они слегка недисциплинированны, но я очень довольна, что мальчики за последние месяцы стали более жизнерадостными. В первые дни они вели себя слишком тихо.
Мне кажется, их нынешнее приподнятое настроение — верный признак того, что они более счастливы, чем раньше.
— Они, без сомнения, весьма счастливы, — признал Джаред.
Пальцы Олимпии сжались в кулаки.
— Представляю, что они чувствовали в тот день, когда были оставлены на мое попечение их тетей и дядей из Йоркшира. Я сама испытала ужасающее чувство одиночества и была полна мрачных предчувствий, когда меня поставили на ступеньки дома тети Софи.
— А сколько лет вам было тогда?
— Десять. После того как мои родители погибли в море, меня, как и моих племянников, перебрасывали от одного родственника к другому. Никто не хотел возиться со мной, хотя некоторые и пытались исполнить свой долг.
— Долг — весьма слабая замена привязанности.
— Истинная правда, сэр. А дети прекрасно чувствуют разницу. Лишь здесь, в доме тети Софи, мне удалось залечить свои душевные раны. Ей и тете Иде в то время было за шестьдесят, но они приняли меня, и я обрела настоящий дом. Надеюсь, мне удастся сделать то же самое для своих племянников.
— Очень похвально, мисс Вингфилд.
— К сожалению, я не имею опыта воспитания мальчиков, — призналась Олимпия. — Я не решаюсь строго наказывать и принуждать их, чтобы они не почувствовали себя нежеланными или лишними в моем доме.
— Разумная дисциплина не может заставить молодого человека чувствовать себя нежеланным или лишним, — тихо произнес Джаред. — В действительности происходит как раз обратное.
— Вы так думаете?
Джаред соединил вместе кончики пальцев.
— Мое мнение, как преподавателя, таково: четко установленный режим занятий и обучающие виды деятельности будут весьма полезны для ваших племянников.
Олимпия облегченно вздохнула. — Я буду вам очень благодарна, если в доме восстановится хотя бы какое-то подобие порядка. Клянусь, очень трудно работать при шуме и гаме, который постоянно царит здесь.
За последние месяцы я не смогла написать ни одной статьи.
Такое впечатление, как будто в Тудвее разразилась буря.
— Буря?
— В прошлое воскресенье Итон принес в церковь лягушку. Вы даже представить себе не можете, какое это вызвало волнение. Несколько дней назад Роберт попытался покататься на соседской лошади без седла и был сброшен на землю. Сосед пришел в бешенство, так как не давал Роберту разрешения на верховую езду. Боюсь, мальчик очень обиделся. Вчера Хью подрался с маленьким Чарльзом Бристоу, и его мать устроила ужасный скандал.
— А из-за чего возникла драка? — с любопытством спросил Джаред.
— Не имею ни малейшего понятия. Хью мне ни за что не расскажет. Но он пришел с разбитым в кровь носом, и я очень беспокоилась, нет ли у него перелома.
— Я так понимаю, что он проиграл в поединке.
— Да, но это не имеет значения. Важно то, что он первым полез в драку. Я была очень встревожена. Миссис Берд посоветовала его отстегать, но, конечно, я не собираюсь наказывать ребенка. В любом случае это лишь небольшой экскурс в наши повседневные происшествия последних нескольких месяцев.
— Хм-м…
— И все время кажется, что здесь ужасно шумно, — продолжала несчастная Олимпия. — Как будто вокруг сплошной бедлам. — Она сдвинула брови. — Признаюсь, порой у меня не хватает терпения.
— Не беспокойтесь, мисс Вингфилд. Дети попали в хорошие руки. Я установлю для мальчиков такой домашний порядок, который позволит вам продолжать работу. Кстати, если говорить о научной деятельности, я потрясен вашей библиотекой.
— Благодарю вас. — Его замечание мгновенно отвлекло Олимпию, и она оглядела комнату с гордостью и любовью. — Я унаследовала большинство книг от тети Софи и тети Иды. В молодости они много путешествовали и везде, где бывали, приобретали книги и рукописи. В этой комнате находится много, очень много сокровищ.
Джареду пришлось отвести взор от Олимпии, чтобы более пристально изучить библиотеку. Комната оказалась такой же удивительной и интригующей, как и ее хозяйка.
Это была келья ученого, забитая книгами, картами, глобусами. В поле зрения не попадали никакие гербарии с засушенными цветами или корзиночки для шитья. Письменный стол Олимпии прекрасного полированного красного дерева был значительным и важным предметом обстановки. Он не имел никакого сходства с теми маленькими письменными столиками, которые используют большинство женщин. Удивительно, но этот стол напомнил Джареду его собственный библиотечный стол.
— Что касается вашего положения здесь, мистер Чиллхерст… — начала неуверенно Олимпия. — Мне кажется, я должна просить предоставить рекомендации. Миссис Милтон, моя соседка, объяснила, что никогда нельзя нанимать учителя, который не предоставил отличные отзывы от предыдущих нанимателей.
Взгляд Джареда снова вернулся к ней.
— Ваш дядя послал меня. Я предполагал, что это будет достаточной рекомендацией.
— О да! — Лицо Олимпии мгновенно просветлело. — Да, конечно. О каких еще рекомендациях может идти речь?
— Я рад, что вы так считаете.
— Тогда вопрос решен. — Несомненно, нежелание думать о таких неприятных вещах, как рекомендации учителя, позволило Олимпии быстро согласиться с ним. Она решила сменить тему:
— Вы говорили, что встретили дядю Артемиса во Франции?
— Да, я держал путь в Англию из Испании.
— Вы были в Испании? — Олимпия явно пришла в восторг. — Я всегда хотела побывать в Испании. А также в Италии и Греции.»— Так сложилось, что я путешествовал в этих странах… — Джаред выдержал паузу, чтобы понаблюдать за ней. — И кроме того, в Вест-Индии и Америке.
— Как волнующе, сэр. И как я вам завидую. Вам действительно принадлежит весь мир.
— Можно сказать и так, — согласился Джаред. «Хотя, откровенно говоря, я обычный человек», — подумал он с разочарованной усмешкой. Однако отсвет восхищения в глазах сирены не мог не согревать его.
— Вы, без сомнения, весьма сведущи в обычаях жителей разных стран и земель, насколько я могу себе представить. — Олимпия выжидающе смотрела на него.
— Я сделал немало наблюдений такого рода, — согласился Джаред.
— Я считаю себя женщиной с богатым жизненным опытом, поскольку получила прекрасное образование в доме тетушек, — призналась Олимпия. — Но мне ни разу не представилось возможности путешествовать за границей. В последние годы тетушки вели очень скромный образ жизни. Мне удалось ненамного увеличить то скромное наследство, которое я получила, но этого явно недостаточно для финансирования интересного путешествия.
— Понимаю. — Джаред слегка улыбнулся в ответ на ее признание о себе как о женщине с богатым жизненным опытом. — Мисс Вингфилд, нам следует обсудить несколько вопросов, относящихся к моему пребыванию в этом доме.
— Они существуют?
— Боюсь, что да.
Олимпия откинулась в кресле и издала сладострастный вздох — другая женщина таким образом могла бы попытаться намекнуть на свои желания.
— Я думала, мы уже все обсудили. Никогда не встречала человека, который так много путешествовал, как вы, сэр. Мне наверняка захочется задать вам массу вопросов и проверить те факты, что я узнала из своих книг.
Джаред читал в ее взгляде, что он для нее самый красивый, самый очаровательный, самый желанный мужчина на земле. Ни одна женщина никогда не смотрела на него с таким откровенным вожделением, к тому же без тени смущения. Казалось, ее совершенно не беспокоит отсутствие у него глаза.
Он никогда не считал себя искусным соблазнителем. С одной стороны, с девятнадцати лет он был слишком занят, чтобы тратить драгоценное время на прекрасных дам. Кроме того, как частенько говорил его отец, в крови Джареда, казалось, отсутствует огонь, всегда вспыхивающий в любом Флеймкресте при виде хорошенькой женщины.
Нельзя сказать, что он не испытывал естественных мужских желаний; как раз наоборот, ему было прекрасно знакомо состояние одиночества, когда лежишь ночью без сна и представляешь рядом с собой теплую, любящую женщину.
Но странно, ему были совсем не по душе частые мимолетные любовные приключения. Несерьезные связи оставляли в нем осадок беспокойства и неудовлетворенности. Он подозревал, что его любовницы чувствовали то же самое. Как однажды заметила Деметрия, стремясь его уязвить, что, кроме титулов и положения, в нем нельзя обнаружить ничего интересного.
Но сегодня глубинный мужской инстинкт подсказывал Джареду, что он соблазнит Олимпию Вингфилд. И ему не понадобятся поэмы, букеты и нежные взгляды, Все, что ему следует предпринять, — это забросать ее историями о путешествиях.
Он уже воображал, как именно будет происходить обольщение. Без сомнения, она устоит перед ним, услышав всего-навсего историю приключений в Неаполе или Риме. Но скорее всего растает, узнав подробности путешествия в Америку. Невозможно даже представить, как она поведет себя, если он расскажет ей о поездке в Вест-Индию. По мере рассмотрения вариантов его тело все более напрягалось.
Джаред глубоко вздохнул и задержал дыхание. Это позволило ему полностью овладеть тем горячим, почти болезненным желанием, которое сжигало тело изнутри. Чиллхерст сделал то, что делал всегда, когда опасался потерять контроль над собой. Затем достал записную книжку из внутреннего кармана. Джаред был уверен, что Олимпия не без интереса наблюдает, как он отыскивает страницу со списком дел на сегодня. Найдя нужную страницу, он спокойно сказал:
— Прежде всего мы должны обсудить список товаров, вверенных вашим дядей моему попечению.
— Да, конечно, — оживилась она. — С вашей стороны было весьма любезно сопроводить груз. Надеюсь, дядя Артемис объяснил вам, что мы с ним выработали совместное, весьма выгодное соглашение. Во время путешествия он отбирает множество интересных старинных предметов и отсылает их мне. Я, в свою очередь, продаю их лондонским торговцам.
Джаред попытался представить себе Олимпию в виде ловкого торговца заморскими предметами роскоши, но ему это не удалось.
— Вы не будете возражать, если я спрошу, каким образом вы находите покупателей на свой товар, мисс Вингфилд?
Она одарила его лучезарной улыбкой.
— Все очень просто. Один из моих соседей, сквайр Петтигрю, оказался достаточно добр, чтобы помогать мне в торговых операциях. По его словам, это самое малое, что он может сделать в память о моих дорогих тетушках, с которыми он жил в добрососедских отношениях много лет.
— И как же Петтигрю торгует товарами?
Олимпия сделала неопределенный жест рукой.
— Мне кажется, за всем следит его человек в Лондоне.
— А вы убеждены, что человек сквайра Петтигрю заключает выгодные сделки? — допытывался Джаред.
Олимпия довольно засмеялась. Она наклонилась вперед с видом человека, доверявшего большую тайну:
— Последний груз продан на сумму почти в две сотни фунтов стерлингов.
— Неужели?
— Конечно, это были исключительные товары. Дядя Артемис прислал тогда несколько отрезов шелка и большой набор специй. Не знаю, удастся ли нам выручить такую же сумму на этот раз.
Джаред подумал о товарах почти на три тысячи фунтов, которые он сопровождал из Франции. Ему пришлось нанять двух крепких мужчин, чтобы они охраняли груз, после того как корабль вошел в доки Веймауза.
Джаред извлек из записной книжки большой лист писчей бумаги, сложенный в несколько раз, и протянул его Олимпии:
— Пожалуйста, копия списка товаров, присланных вам дядей. Вам следует соотнести список с грузом.
Олимпия взяла лист и просмотрела его с рассеянным видом.
— Я не могу вспомнить все пункты предыдущего списка, но, кажется, на этот раз не так много кружев. Кроме того, я не вижу итальянских вееров, которые были в последней партии товаров дяди Артемиса.
— Зато есть несколько кусков шелка и бархата, — ненавязчиво заметил Джаред.
Олимпия пожала плечами:
— Петтигрю сказал мне, что рынок шелка и бархата сейчас не в лучшем состоянии. Следовательно, мы не заработаем даже той суммы, что выручили за последнюю партию.
Тем не менее мы извлечем достаточную порцию наличных, как бы выразились мои племянники.
Джаред предположил, что Петтигрю постоянно обманывает Олимпию, — У меня есть небольшой опыт торговли импортными товарами, мисс Вингфилд.
— Вы действительно обладаете таким опытом? — Она посмотрела на него с вежливым удивлением.
— Да. — Джаред быстро представил себе те сотни тысяч тонн грузов, ежегодно заполнявших трюмы кораблей Флеймкрестов. — Если вы позволите, я могу заняться вашим товаром.
— Как великодушно с вашей стороны. — Не оставалось никаких сомнений, что Олимпия просто подавлена тем, насколько полезным он оказался. — Но уверены ли вы, что хотите взвалить на себя эту ношу? Сквайр Петтигрю утверждает, что на продажу уходит много времени. К тому же, по его словам, нужно постоянно остерегаться мошенников.
— Полагаю, он знает, о чем говорит. — Джаред усмехнулся про себя: «Петтигрю обязательно должен распознать при встрече другого мошенника, сам являясь таковым». — Но уверен, что способен сделать для вас по крайней мере не меньше, чем Петтигрю в прошлом. Не исключаю, что даже больше…
— Но тогда вы возьмете с дохода соответствующие комиссионные.
— Совсем не обязательно.
Джаред бегло просчитал проблему, взвесив и оценив задачу. Он доверит товары своему человеку, Феликсу Хартвеллу.
Отсылая ему инструкции по продаже, он воспользуется возможностью, чтобы получить информацию о том, не достигнут ли прогресс в расследовании о расхитителе.
— Я буду рассматривать данную работу как часть своих обязанностей преподавателя в вашем доме.
— Вы серьезно? — Олимпия в изумлении уставилась на него. — Как странно. Никто из других учителей не предлагал свои услуги за пределами классной комнаты.
— Надеюсь, вы найдете меня полезным во всех отношениях, — мягко ответил Джаред.
Дверь библиотеки резко распахнулась, чтобы впустить крепкую женщину в переднике и чепце. В руках, покрасневших от работы, она несла чайный поднос.
— Эй, что за разговор о новом учителе? — Пылающим взглядом она посмотрела на Олимпию:
— Вы что, собираетесь разрушить надежды и мечты еще одной бедной души, верящей, что можно воспитать этих маленьких монстров?
— Мои племянники не монстры. — Олимпия неодобрительно нахмурила брови. — Миссис Берд, позвольте представить вам мистера Чиллхерста. Его прислал дядя Артемис, и мне кажется, он будет необычайно полезен. Мистер Чиллхерст — миссис Берд, моя экономка.
Джаред подумал, что в облике миссис Берд ничего не напоминало о трепетном крылатом воздушном создании .
Это была крепкая женщина со здоровым цветом лица и большим носом, похожая на крестьянку, которая всю жизнь копалась в земле. Ее блеклые глаза смотрели подозрительно.
— Так-так-так… — Миссис Берд со стуком поставила поднос на стол. Разливая чай, она разглядывала Джареда. — Значит, эти трое дьяволят наверху были правы. Вы скорее похожи на кровожадного пирата, чем на преподавателя, мистер Чиллхерст.
— Действительно? — Брови Джареда поползли вверх от такой фамильярности экономки, но он обратил внимание, что Олимпия воспринимает ее поведение как нечто само собой разумеющееся. Он взял чашку и блюдце, кивнув с холодной вежливостью.
— Не имеет значения. — Миссис Берд подарила ему ободряющий взгляд. — Как раз нужен человек, умеющий обращаться с тесаком и пистолетом, чтобы держать этих мошенников в руках. Довели почти до смерти троих учителей, которых ( нанимала мисс Олимпия.
Последняя быстро взглянула на Джареда, в ее глазах промелькнуло беспокойство.
— Право, миссис Берд, не нужно создавать у мистера Чиллхерста слишком плохое впечатление.
— Почему нет, — фыркнула та в ответ. — Он скоро сам обнаружит правду. Интересно посмотреть, как долго он продержится. Собираетесь поселить его в старом домике лесника, как и предшественников?
Олимпия улыбнулась Джареду:
— Миссис Берд говорит о небольшом коттедже у поворота дороги. Вероятно, вы заметили его, подъезжая к усадьбе.
— Да, именно то, что мне нужно.
— Превосходно, — с облегчением вздохнула Олимпия. — Давайте посмотрим, что еще мы должны обсудить. Ах да. Вы приглашаетесь делить с нами трапезу… Наверху находится комната, вполне подходящая для учебной. И конечно, вы в любое время можете работать в моей библиотеке… — Она выдержала паузу, стараясь вспомнить, не упустила ли чего-нибудь еще. — Вам следует приступить к своим обязанностям завтра.
Миссис Берд округлила глаза.
— А что с его оплатой? — Она украдкой послала Джареду предостерегающий взгляд. — Вы скоро привыкнете к тому, что мисс Олимпия не слишком педантична в ведении счетов.
Вы, без сомнения, должны напоминать ей о своей оплате и подобных вещах. Не стесняйтесь.
Олимпия рассерженно посмотрела на нее:
— Достаточно, миссис Берд. Вы выставляете меня ветреной сумасбродкой. Дело в том, что заработная плата мистера Чиллхерста авансирована дядей Артемисом. Я не ошибаюсь, мистер Чиллхерст?
— Вам нет необходимости заботиться о моей оплате, мисс Вингфилд, — мягко проговорил Джаред.
Олимпия бросила торжествующий взгляд на свою экономку:
— Вот видите, миссис Берд.
Та снова громко фыркнула. Она совсем не казалась полностью убежденной, но позволила себе закончить обсуждение предмета:
— Если вы будете обедать вместе со всеми, то вам следует знать, что в погребе есть бордо и херес.
— Благодарю вас, — сказал Джаред.
— Мисс Софи и мисс Ида всегда принимали по глоточку-два перед обедом, а также чуть-чуть бренди, прежде чем идти спать. Вы знаете — полезно для желудка. Мисс Олимпия продолжает традиции.
— Особенно с тех пор, как появились племянники, — пробормотала Олимпия.
— Благодарю вас, миссис Берд. — Джаред слегка улыбнулся Олимпии. — Не откажусь от стаканчика-другого красного вина сегодня перед обедом. Путешествие было долгим.
— Надо полагать. — Тяжелой поступью миссис Берд направилась к двери. — Интересно, как долго вы протянете?
— Достаточно долго, — заверил ее Джаред. — Между прочим, миссис Берд, в какое время в этом доме сервируется обед?
— Почем я знаю? Зависит от того, когда мисс Олимпии удастся усадить троих дьяволят за стол. Никогда не приходят вовремя. Всегда опаздывают, — Понятно… В таком случае, миссис Берд, обед сегодня в шесть вечера. Так будет и впредь. Каждый, кто не сядет за стол вовремя, останется без обеда. Это ясно?
Миссис Берд удивленно посмотрела на Чиллхерста и ответила:
— О, достаточно ясно.
— Отлично, миссис Берд. Вы можете идти.
Она удивленно уставилась на него:
— Хотелось бы знать, кто теперь отдает распоряжения в доме?
— До дальнейшего уведомления — я, — холодно ответил Джаред. Он увидел, как лицо Олимпии вытянулось от изумления. — В интересах моего работодателя, конечно.
— Ба! Сомневаюсь, чтобы вы долго отдавали приказания, — объявила миссис Берд, с гордым видом покидая комнату.
Олимпия покусывала губы.
— Не обращайте на нее внимания, мистер Чиллхерст.
Она грубовата, но у нее добрая душа. Честно говоря, не представляю, что бы я без нее делала. Она со своим покойным мужем работала у тети Софи и тети Иды долгие годы и после их смерти осталась со мной. Я весьма ей признательна. Видите ли, не каждый согласится работать на меня. Здесь, в Верхнем Тудвее, меня считают очень странной.
Джаред увидел, что в ее глазах мелькнул отсвет давнишнего одиночества.
— Верхний Тудвей, без сомнения, не подготовлен к тому, чтобы иметь в своих рядах женщину с богатым жизненным опытом.
Олимпия только усмехнулась:
— Истинная правда. Именно такую идею часто высказывали тетя Софи и тетя Ида.
— Не забивайте себе голову. Я уверен, с миссис Берд мы прекрасно поладим. — Джаред отпил чаю. — Я хотел бы обсудить с вами еще один вопрос, мисс Вингфилд.
Глаза Олимпии сузились от напряжения.
— Я что-нибудь забыла? Боюсь, миссис Берд права. Вечно не замечаю каких-то досадных мелочей, они мне кажутся совершенно несущественными, но все окружающие по той или иной причине считают их жизненно важными. ;
— Ничего существенного вы не просмотрели, — заверил ее Джаред.
— Отава Богу, — успокоившись, Олимпия откинулась в кресле.
— Ваш дядя попросил меня уведомить вас, что в дополнение к вещам, которые должны быть проданы, он также посылает несколько книг. Одна из них — старый дневник.
Обычное для Олимпии выражение очаровательной рассеянности бесследно испарилось. Она заморгала и сосредоточила свое внимание на Джареде.
— Что вы сказали?!
— Эта книга, известная как дневник Лайтберн, находится среди остальных товаров, мисс Вингфилд. — Джареду не пришлось долго ждать ответной реплики.
— Он нашел его! — Олимпия вскочила на ноги. Ее лицо пылало от возбуждения. Глаза сверкали бирюзовым блеском. — Дядя Артемис нашел дневник Лайтберн?!
— Так он сказал.
— Где дневник? — Олимпию охватило нетерпение.
— Упакован в одном из сундуков или корзин в экипаже.
Не ведаю только, где именно.
Не то чтобы у него не возникало соблазна поискать дневник. Правда состояла в том, что после прихода корабля в порт не представилось возможности для поисков. Джаред хотел сохранить груз, поэтому ночью, сразу после того как двое нанятых охранников выгрузили сундуки и корзины, покинул Веймауз. Он не останавливался до тех пор, пока не прибыл в Верхний Тудвей. Риск встречи с разбойниками по дороге казался предпочтительнее, чем риск быть ограбленным в гостинице.
— Мы должны немедленно распаковать багаж. Не могу дождаться, когда увижу дневник. — Олимпия очень волновалась.
Она обогнула стол, подобрала подол платья и бросилась к дверям.
Джаред оцепенело наблюдал за ее стремительным исчезновением из библиотеки. Он сказал себе, что, если уж связан обязательством с хозяйкой этого хаоса и вобрался жить здесь какое-то время, ему следует установить собственные правила и требовать их неукоснительного соблюдения. С этой же минуты нужно действовать по плану.
Джаред в одиночестве и спокойствии допил чай.. Затем отставил чашку, вынул часы: его юные воспитанники должны были спуститься вниз через десять минут.
Он встал и быстрым шагом направился к дверям библиотеки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100