Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

— Этого я и боялся. — Тадеуш угрюмо обозревал переполненную залу. — Похоже, твой сын не собирается почтить нас своим присутствием, Магнус.
— Пошел он к черту! — Магнус взял с подноса фужер с шампанским и залпом осушил его. — Я знал, что Джаред не в восторге от нашей затеи, но все-таки надеялся, что он джентльмен и появится хотя бы для того, чтобы Олимпия не чувствовала себя униженной.
— Ба! Единственное, что Джаред мог счесть заслуживающим срочного внимания, — это дела, — проворчал Тадеуш. Он оценивающе оглядел Олимпию с ног до головы и остался доволен ее нарядом. — Он не знает, чего лишился. Юный Роберт прав, вы действительно похожи на сказочную принцессу, дорогая. Магнус, скажи!
— Вылитая принцесса. — Улыбка Магнуса была абсолютно пиратской, но полной обаяния. — Бриллиант чистой воды. Завтра утром все будут говорить только о вас. Ну надо же, а модистка была совершенно права, решив, что вам очень к лицу изумрудный цвет.
Олимпия улыбнулась:
— Я рада, что вам нравится ваше творение, милорд. Я никогда еще не чувствовала себя настолько женщиной, как сейчас!
Она воспринимала происходящее вокруг как сон. Длинные шелковые юбки ее платья с высокой талией, казалось, плывут по воздуху вокруг нее сами по себе. Необычно глубокое декольте, короткие рукава-фонарики на плечах…С двух сторон обрамлявшие лицо медно-рыжие волосы были уложены в узел, украшенный зелеными атласными листочками и цветами, мягкие локоны прикрывали ушки. Атласные туфельки и длинные лайковые перчатки подобраны в тон изумрудно-зеленого платья.
Тадеуш, Магнус и модистка сошлись на том, что единственным украшением Олимпии будет пара изумрудных серег. Олимпия призналась, что у нее никогда еще не было драгоценностей.
— Предоставьте это мне, — предложил Тадеуш.
В назначенный день накануне бала он принес пару восхитительных изумрудных серег, которыми Олимпия была просто потрясена.
— Откуда это? — с подозрением поинтересовалась она.
Тадеуш напустил на себя обиженный вид.
— Это подарок, золотко!
— Я не могу принять столь дорогой подарок, сэр, — выдохнула Олимпия.
— А это не я купил. — Тадеуш заговорщицки улыбнулся. — Это твой муж.
— Их купил Чиллхерст?! — Олимпия ошеломленно воззрилась на украшения. Мысль о том, что Джаред выкроил время и оставил дела ради того, чтобы выбрать ей в подарок серьги, заставила Олимпию внутренне содрогнуться:
— Он сам выбирал их?
— Я хотел сказать, — Тадеуш медленно подбирал слова, — что купил — это образное выражение. На самом деле он не выбирал их лично, но выделил деньги на их приобретение.
— Ах вот как! — разочарованно протянула Олимпия, сразу потеряв к подарку всякий интерес.
— Но это же почти то же самое, как если бы он купил их сам, — настаивал Тадеуш. — Я очень люблю своего племянника, но он понятия не имеет о том, что сейчас носят.
— Это верно, — мрачно согласился Магнус. — Ни малейшего представления о моде. Зато он единственный в роду, не считая самого Капитана Джека, кто умеет делать деньги.
Тадеуш бодро кивнул:
— Чего таить, ни я, ни бестолковый Магнус, ни любой другой из нас ничего не можем, как только тратить Деньги, заработанные Чиллхерстом.
Олимпия с жаром заявила:
— В таком случае, мне кажется, вам следует относиться к Чиллхерсту с большим уважением.
— Да мы же все его очень любим! — заверил Тадеуш. — Можете не сомневаться. Но согласитесь, что он сделан из другого теста, чем мы.
]]]
Роберт, Хью и Итон застыли, словно пораженные молнией, когда увидели Олимпию, спускающуюся по лестнице.
— Какая вы красавица, тетя Олимпия! — восхищенно прошептал Хью.
— Вы самая красивая женщина в мире, — авторитетно добавил Итон.
— Как сказочная принцесса, — заявил Роберт.
Их неподдельный восторг тронул Олимпию. И не позволил ей окончательно пасть духом, когда выяснилось, что Джареда нет дома и что он не будет свидетелем ее чудесного превращения.
Она не могла скрыть разочарования, ведь она так надеялась произвести впечатление на своего мужа своим новым нарядом.
— А, вот и Парквилль, — заметил Магнус. — Конечно, он захочет, чтобы его представили, потом пригласит на танец, впрочем, как и все остальные. — Он посмотрел на Олимпию:
— Вы уверены, что не хотите танцевать, детка?
— Я же говорила вам, что не умею танцевать, — ответила Олимпия. Тетушки Ида и Софи, занимаясь образованием Олимпии, не считали танцы обязательным предметом. Они предпочитали греческий, латынь и географию.
— Надо разрешить это маленькое недоразумение, — прошептал Тадеуш, заметив, что к ним направился немолодой джентльмен с бакенбардами. — Завтра же я приглашу учителя танцев.
— А я тем временем разберусь со стариной Парквиллем, — одними губами произнес Магнус. — Он известный ловелас. — Магнус наклонил голову, приветствуя подошедшего.
— Добрый вечер, Парквилль, — прогудел Магнус — Сто лет вас не видел. Как поживает ваша очаровательная супруга?
— Прекрасно, спасибо. — Парквилль слащаво улыбнулся Олимпии. — Флеймкрест, вас можно поздравить с долгожданной невесткой. Ваш сын долго прятал ее от нас. Теперь, увидев ее, я понимаю, почему он так поступал. Вы представите меня?
— Разумеется. — С кислой миной Магнус представил их друг другу.
Лорд Парквилль взял руку Олимпии, затянутую в перчатку, и задержал в своей:
— Чаровница! Позвольте пригласить вас на танец.
Олимпия смятенно улыбнулась, тщетно пытаясь высвободиться.
— Благодарю вас, сэр, я не танцую.
На лице Парквилля появилось выражение обиды и разочарования.
— Может быть, позже?
— Вряд ли, — с ноткой удовлетворения произнес Магнус. — Моя невестка очень придирчива в выборе партнеров.
Парквилль разинул рот.
— Это ваше последнее слово?
— Разумеется, — снисходительно ответил Магнус. — Как вы могли заметить, она еще ни разу не танцевала.
— Я заметил, — упавшим голосом сказал Парквилль. — И все остальные. — Он восхищенно улыбнулся Олимпии. — Мы все с нетерпением ждем, на какого счастливца падет ее выбор.
— Сэр, я же сказала… — не выдержала Олимпия.
— Леди Чиллхерст! — Проталкиваясь сквозь толпу, показался лорд Олдридж. — Рад вас видеть.
На лице Магнуса появилось угрожающее выражение.
— Дорогая моя, ты знаешь этого человека?
— Да. — Она улыбнулась Олдриджу. — Рада нашей встрече. Ваша жена с вами?
— Да, она здесь. — Олдридж с надеждой улыбнулся. — Может быть, мне повезет и вы примете мое приглашение на вальс? Вы окажете мне большую честь, если свой первый танец отдадите мне.
— Благодарю вас, — начала Олимпия, — но дело в том…
— Олимпия, о простите, леди Чиллхерст! — Из толпы неожиданно возник Джиффорд Ситон и пробрался к Олимпии. — Я слышал, что вы будете сегодня. Все только об этом и говорят. — Он смотрел на нее с изумлением и нескрываемым восхищением. — Мадам, вы ослепительны!
Магнус сурово сдвинул брови:
— Вы молодой Ситон, да? Я видел вас на помолвке вашей сестры с моим сыном.
— Ого, да я тоже его помню, — ощетинился Тадеуш. — Но боюсь, Джаред не представил бы вас леди Чиллхерст, и мы тоже не собираемся делать этого. Отойдите, Ситон.
Джиффорд с раздражением посмотрел на Тадеуша.
— Мы знакомы. У нас с леди Чиллхерст общие интересы. — Он обернулся к Олимпии:
— Не правда ли, мадам?
— Совершенно верно. — Олимпия чувствовала, что воздух так напряжен, что его, казалось, можно пощупать. — Прошу вас, джентльмены, не ставьте в неловкое положение ни меня, ни вашего сына. Не устраивайте сцен.
Магнус и Тадеуш ответили ей недовольными взглядами.
— Как скажете, — пробурчал Магнус. — Меня удивляет, что Чиллхерст познакомил вас, прошу простить мою резкость.
— Чиллхерст не имеет к этому никакого отношения. — Джиффорд саркастически посмотрел на обоих мужчин:
— Я же сказал вам, что у нас с леди Чиллхерст общие интересы.
Мы оба состоим в Обществе путешествий и исследований.
Магнус скорчил гримасу, тогда как Тадеуш продолжал хмуриться.
Олимпия сурово оглядела свою новообретенную родню.
— Довольно. Мистер Ситон имеет такое же право, как и все, находиться здесь и беседовать со мной.
— Благодарю вас, мадам. К тому же я, как все, имею право пригласить вас сегодня на танец. — Джиффорд улыбнулся.
В ответной улыбке Олимпии сквозило сочувствие.
— Разумеется. Но к сожалению, должна отказать вам. — Она замолчала, так как ее взгляд упал на изысканный узор на крышке часов Джиффорда. — Не могли бы вы уделить мне пару минут, я хочу поговорить с вами.
Джиффорд усмехнулся, в его усмешке мелькнул триумф.
— С удовольствием, мадам, всегда к вашим услугам. Позвольте мне проводить вас к буфету.
Олимпия взяла протянутую Джиффордом руку. От нее не укрылось выражение сощурившихся глаз Магнуса. Тадеуш был мрачнее тучи. Она послала им успокаивающий взгляд. — Я сейчас вернусь, милорд, — обратилась она к графу. — Прошу извинить меня. Мне необходимо обсудить очень важный вопрос с мистером Ситоном.
— Так-так-так, — многозначительно бросил Парквилль вслед уходящей паре. — Интересное развитие событий, не правда ли?
Магнус и Тадеуш угрожающе обернулись на его голос.
Олимпия, не обращая внимания на предостерегающие возгласы и взгляды, увлекла за собой Ситона.
— Пойдемте, сэр, мне весьма важно поговорить с вами.
Я должна задать вам несколько вопросов.
— Можно полюбопытствовать о чем? — Джиффорд умело и ловко лавировал среди шикарно одетой публики.
— О ваших часах.
Лаконичный ответ совершенно сбил Джиффорда с толку.
— Какого черта вы интересуетесь моими часами?
— Я пока не могу вам точно ответить, но мне хотелось бы узнать, почему в качестве узора на часах вы выбрали морскую змею?
— Проклятие! — Джиффорд остановился у застекленной створчатой двери. Он напряженным испытующим взглядом смотрел на Олимпию. — Так вы все знаете?
— Думаю, да, — мягко ответила она. — Вы правнук капитана Эдварда Йорка.
Джиффорд непослушной рукой взъерошил аккуратно причесанные волосы.
— Тысяча чертей! Я предчувствовал, что вы догадаетесь. В вас есть нечто, заставившее меня понять, что вам удастся сложить кусочки единого целого и найти правильное решение.
— У вас нет причины беспокоиться, мистер Ситон. Разве мы не можем вместе разгадывать эту тайну? — Олимпия с любопытством посмотрела на него. — А почему вы скрываете свое происхождение?
— Я никогда не лгал, — устало ответил Джиффорд. — И Деметрия тоже. Мы носим имя Ситона. Просто мы не сообщили Чиллхерсту, кем был наш прадед.
— Почему?
— Потому что Капитан Джек Райдер был его заклятым врагом, вот почему. — Джиффорд почти рычал. — Райдер поверил, что Йорк выдал его испанцам, но это клевета. Его предал кто-то другой. В любом случае, Райдеру удалось сбежать с этого проклятого испанского судна.
И в Англию он вернулся богатым человеком.
— Мистер Ситон, прошу вас, чуточку потише! Не устраивайте сцен, на нас смотрят.
Джиффорд вспыхнул до корней волос и быстро огляделся, проверяя, не подслушивают ли их.
— Леди Чиллхерст, нельзя ли продолжить наш разговор в саду? Я не хочу, чтобы это собрание узнало о содержании нашей беседы.
— Конечно, пойдемте. — Встревоженная излишней горячностью Ситона, Олимпия позволила увести себя в благоухающую ночь.
— Мистер Ситон, мне понятен ваш интерес к пропавшему сокровищу, но я не понимаю, почему вы окружили себя такой таинственностью. Давняя вражда между вашими прадедами закончилась много лет назад.
— Вы ошибаетесь, мадам. Она никогда не закончится. — На его скулах заходили желваки. Сжатые в кулаки пальцы побелели. — Граф Флеймкрест объявил моему роду вечную вражду и поклялся отомстить. Он поклялся, что никогда не позволит Эдварду Йорку получить причитающуюся ему часть сокровища, которое они вместе спрятали на проклятом острове. Он завещал также своим потомкам сдержать клятву во имя семейной чести.
— Откуда вам это известно?
— Мой прадед оставил полный отчет о ссоре капитанов, приложив к нему вторую половинку карты.
— Значит, вторая половинка у вас? — возбужденно переспросила Олимпия.
— Само собой разумеется. Моя бабушка передала ее моему отцу. — Джиффорд криво усмехнулся. — Только это он и оставил нам с Деметрией. Он бы и карту заложил, если бы нашел, куда сбыть этот обрывок, по которому можно найти сокровища.
— А что было написано в бумагах вашей бабушки?
— Не слишком много. Она попыталась помириться после смерти отца с детьми Джека Райдера, но ее предложение отвергли. Она наказала моему отцу попробовать еще раз. — Он снова усмехнулся:
— Во имя старой дружбы между Йорком и Райдером.
Олимпия пристально всматривалась в него, пытаясь разглядеть в темноте выражение его лица.
— Ваша бабушка пыталась помириться?
— Да, но Флеймкресты никогда не стремились погасить вражду. Гарри, сын Капитана Джека, передал моей бабушке, что он намерен чтить клятву своего отца и не допустит, чтобы сокровище попало в руки потомков Йорка. Он заявил, что это вопрос чести рода.
— Вот почему вы так ненавидите Флеймкрестов, — задумчиво произнесла Олимпия. — Захватывающая история.
— Но это же несправедливо! — яростно зашептал Джиффорд. — Флеймкрест и его семья купаются в роскоши, а у нас с Деметрией нет ничего. Ничего!
— Но ведь и у графа Флеймкреста ничего не было, пока он не поручил дела своему сыну, — возмутилась Олимпия. — И еще один туманный для меня момент. Если вы так ненавидите семью моего мужа, тогда зачем, ради всего святого, ваша сестра хотела выйти за него замуж?
— Она не собиралась доводить дело до свадьбы, — возразил Джиффорд. — Дело в том, что помолвка не была для нее самоцелью.
— То есть?
Джиффорд нетерпеливо пояснил:
— Это я убедил Деметрию, что ей необходимо познакомиться с ним. Мы знали, что Чиллхерст ищет невесту. Деметрию представили Чиллхерсту, и она вызвала в нем интерес.
— Феликс Хартвелл?
— Да. Она выяснила, что Хартвелл — его поверенный в делах, и нашла способ познакомиться с Чиллхерстом через него. Деметрия красавица. — В глазах Джиффорда засветилась братская гордость. — Никто не устоит против нее.
— И мистер Хартвелл позаботился о том, чтобы Деметрия получила приглашение на Огненный остров.
— Именно так. И конечно, ее брат — то есть я — тоже был приглашен. Я надеялся таким образом проникнуть в родовой замок Флеймкрестов, чтобы обыскать его и найти недостающую половинку карты.
— И что же случилось?
Джиффорд горько рассмеялся:
— Не прошло и нескольких дней нашего пребывания в замке, как Флеймкрест сделал Деметрии предложение. Она согласилась стать его женой, поскольку я не разыскал карту.
Я объяснил ей, что мне еще требуется время.
— Святое небо! — прошептала Олимпия. — Никогда бы не подумала, что Чиллхерст так по-деловому подойдет к выбору жены. Поймите, на него это не похоже.
— Напротив, это вполне в его духе, насколько я знаю. В его жилах течет не кровь, а вода.
— Не правда. Наверняка он питал нежные чувства к вашей сестре. Иначе он никогда не предложил бы ей выйти за него замуж.
Джиффорд посмотрел на Олимпию как на ненормальную, но решил не возражать.
— Вы вольны считать так, но факт остается фактом: он сделал ей предложение. А это давало мне дополнительное время для поисков карты.
— Которую вы так и не нашли, — с холодным удовлетворением отметила Олимпия. — Так вам и надо, сэр, простите за резкость! Не стоило браться за дело, используя столь неприглядный, трусливый метод.
— Мне не представлялось другого шанса, — взвился Джиффорд. — Капитан Джек Райдер в своей мелочной злобе лишил моего прадеда возможности законно обладать сокровищем, и его потомки унаследовали его враждебность.
Олимпия сморщила носик.
— Итак, мы имеем дело с двумя вспыльчивыми, необузданными семействами крайне темпераментного и неуравновешенного нрава. С двумя! Мне кажется, пришло время помириться. Вы не против, мистер Ситон?
— Никогда! — В глазах Джиффорда бушевала ярость. — После того как он столь низко обошелся с моей сестрой! Я никогда не забуду и не прощу!
— Ради Бога, мистер Ситон, можно подумать, что ваша сестра только и мечтала о том, как бы выйти замуж за Джареда! А что касается вас, так вы лишь использовали ее помолвку в своих низменных целях, чтобы рыскать по замку как ищейка. Вряд ли вас можно назвать пострадавшей стороной.
— Чиллхерст оскорбил ее! — Праведный гнев звенел в голосе Ситона. — Он разорвал помолвку самым жестоким образом, как только узнал, что она не является богатой наследницей.
Мне жаль, но он трусливо отказался от поединка чести.
Олимпия дотронулась до его руки.
— Я понимаю, мы затронули неприятную тему. Я прошу вас поверить мне: Чиллхерст никогда бы не разорвал помолвку из-за бедности вашей сестры.
— Ну конечно, он настаивает, что они разошлись из-за несходства характеров. Ложь. Уж я-то знаю правду. Сначала она его устраивала. Как вдруг в один прекрасный день он без всякого предупреждения разорвал помолвку.
— Без предупреждения?
В сузившихся глазах Джиффорда металось пламя.
— Деметрия, ее приятельница леди Киркдейл и я получили приказание покинуть замок в течение часа.
Ошеломленная Олимпия с недоверием смотрела на Джиффорда.
— Леди Киркдейл была с вами на Огненном острове?
— Конечно, — раздраженно ответил Джиффорд. — Там были еще гости, а леди Киркдейл давняя подруга Деметрии.
Она познакомила Деметрию с Бомонтом, если вы знаете.
— Понятно.
Кулаки Джиффорда судорожно сжимались и разжимались.
— Мадам, ваша преданность мужу весьма похвальна, но должен предупредить, что вы сильно заблуждаетесь на его счет. Мне жаль, но то, что мне известно о Джареде, не позволяет поверить в его женитьбу по любви.
— Сэр, я не желаю обсуждать с вами мою личную жизнь.
Джиффорд с жалостью посмотрел на Олимпию.
— Моя бедная наивная леди! Что можете вы, сама наивность, вы, которая всю жизнь провела в провинции, знать о человеке по имени Чиллхерст?
— Чушь! Смею заверить вас, я не настолько проста и наивна, как вы полагаете. Я получила прекрасное всестороннее образование — спасибо моим тетушкам — и прилежно занимаюсь самообразованием. Так что я вполне светская дама.
— Тогда вы должны понимать, что он женился на вас только из-за желания узнать секрет дневника Клер Лайтберн, который только вы способны расшифровать.
— Вздор! Мой муж никогда не женился бы ради столь презренной цели. Его не интересует пропавшее сокровище.
Ему оно не нужно. Он достаточно богат. , — Неужели вы не понимаете? Чиллхерста интересуют только деньги. Он никогда не насытится ими, ему всегда будет мало.
— С чего вы взяли?
— Я провел в его доме целый месяц! — Джиффорд почти кричал. — Я многое узнал о нем, но главное, он ни к кому не испытывает ни теплоты, ни чувства привязанности. Его интересуют только деньги. Это не человек, а замороженная рыба.
— Чиллхерст не замороженная рыба, и вы меня очень обяжете, если перестанете оскорблять его. Уверяю вас, он женился на мне вовсе не для того, чтобы завладеть секретом дневника. Я буду вам крайне признательна, если вы прекратите повторять досужие слухи и сплетни.
— Но должна же быть какая-то причина! Ради чего же тогда ему жениться на женщине без состояния?
— Ни слова больше. Иначе вам придется горько пожалеть о сказанном.
Джиффорд схватил ее за руки и с мрачным участием заглянул ей в глаза.
— Леди Чиллхерст. — Он сделал паузу.
Его голос перешел на фальцет, он не мог сдержать эмоции:
— Моя дорогая леди Олимпия, если мне будет позволено называть вас так!
Вам предстоит нелегкая жизнь. Вы пешка в этой игре. Я почту за честь, если вы когда-нибудь решите обратиться ко мне за помощью. Я сделаю вес, что в моих силах, — Убери руки от моей жены! — Голос Джареда был холоден, как сталь Гардиана. — Или я убью тебя на месте. Ситон, вместо того чтобы перенести поединок в более подходящее место.
— Чиллхерст! — Джиффорд выпустил руки Олимпии, и та бросилась к Джареду:
— Джаред, ты все-таки пришел! Я так рада!
Джаред словно не слышал ее слов.
— Я предупреждал тебя, чтобы ты держался подальше от моей жены, Джиффорд, — очень мягко произнес он.
— Подлый ублюдок! — с отвращением выплюнул оскорбление Ситон. — Решил-таки приехать. Все с ума сходили от любопытства, соизволишь ли ты почтить нас лицезрением вашей милости. Неужели до тебя наконец дошло, что твое отсутствие унижает твою бедняжку жену?
— Ничего подобного! — возмутилась Олимпия. — Я нисколько не считаю себя униженной и оскорбленной.
Ее слова не были приняты во внимание. На лице Джареда появилось выражение крайней скуки, но в глазах его Олимпия разглядела опасный огонек.
— Я разберусь с тобой позже! — пригрозил Джаред Ситону, беря Олимпию за руку.
— Буду ждать с нетерпением! — Джиффорд склонил голову в насмешливом поклоне. — Но мы оба прекрасно знаем, что в вашей деловой книге вряд ли найдется для меня время. В прошлый раз, во всяком случае, у вас не было времени.
Олимпия видела, что терпение Джареда подходит к концу.
— Мистер Ситон, замолчите. Умоляю вас, ни слова больше. Моего мужа очень трудно разозлить по-настоящему, но вы делаете все, чтобы он вышел из себя.
Ситон презрительно скривился:
— На этот счет можете не беспокоиться, леди Чиллхерст.
Дуэли не будет. Ваш муж не считает, что его честь стоит такого риска, не правда ли, Чиллхерст?
— Олимпия впала в панику.
— Мистер Ситон, вы не ведаете, что творите!
— Нет, он прекрасно отдает себе отчет в том, что делает, — ответил Джаред. — Пойдем, дорогая, мне надоел этот разговор.
— Да-да, дорогой. — Олимпия обрадовалась, что не последовало вызова, и, подобрав свои изумрудные юбки, буквально бегом поспешила прочь.
Джаред удивленно смотрел на нее:
— Вы так торопитесь потанцевать со мной, мадам? Я польщен.
— Ох, Джаред, я испугалась, что ты позволишь Ситону втянуть себя в дурацкую дуэль, — дрожащими губами попыталась улыбнуться Олимпия. — Я так беспокоилась.
— У тебя нет повода для беспокойства, моя дорогая.
— Слава Богу. Я, наверное, никогда не перестану удивляться твоей способности сдерживать свои страсти. Я просто потрясена.
— Благодарю. Я очень стараюсь. Почти всегда.
Олимпия извиняющимся взглядом посмотрела на мужа:
— Я боялась, что тебя больно заденет та чушь, которую нес Ситон.
— Можно полюбопытствовать, чем вы занимались в саду?
— О Господи, я совсем забыла. — Олимпию вновь охватило возбуждение. — Мы пошли туда, потому что мистер Ситон хотел поговорить со мной наедине.
— Я так и подумал! — Джаред остановил ее перед входом в бальную залу. — То же самое пришло в голову и всем здесь присутствующим. Когда я сюда явился, все перешептывались.
— О Боже!
— Не соблаговолишь ли ты просветить меня, о чем шла речь? «
— Конечно, слушай! Джаред, ты не поверишь, я такое узнала! Джиффорд Ситон и Деметрия — прямые потомки Эдварда Йорка. У них недостающая часть карты.
— Матерь Божья! — Джаред ожидал услышать все, что угодно, но только не это. Он уставился на жену в немом изумлении. — Ты уверена?
— Совершенно! — Олимпия горделиво улыбнулась. — Я давно заподозрила это, как только узнала короткую историю его семьи и выяснила, что он тоже интересуется Вест-Индией. Потом я увидела его часы, и мотив рисунка показался мне знакомым.
— Какой мотив?
— Морская змея. — Олимпия не смогла сдержать своего триумфа. — Та самая, которая была на носу корабля на втором форзаце дневника Лайтберн. — Герб корабля Йорка?
— Совершенно верно. Сегодня я сказала ему о своих подозрениях, и он подтвердил, что Йорк его прадед, об этом мы и говорили.
— Черт возьми, кто бы мог подумать!
— Он и Деметрия — дети дочери Йорка, поэтому у них другое имя.
Джаред погрузился в раздумья:
— Значит, все это время за дневником действительно шла охота.
— Да. — Олимпия взяла его руку в свою. — Джаред, не обижайся, я не хочу делать тебе больно, но ты должен знать, что Деметрия подстроила вашу встречу три года назад для того, чтобы ее брат мог беспрепятственно заняться поисками пропавшей половины карты.
— Она уговорила Хартвелла, чтобы он нас познакомил, только для того, чтобы этот придурок разыскал карту? — В голосе Джареда звучало нескрываемое отвращение.
— Я уверена, что Хартвелл ничего не знал о ее истинных намерениях, — торопливо сказала Олимпия.
— Наверняка он все знал и рассчитывал воспользоваться этим знанием в будущем. А может, он был просто пленен ее красотой, как и все. Но теперь это уже не имеет никакого значения.
— Совершенно верно, — поспешила согласиться Олимпия. Ей вовсе не хотелось, чтобы Джаред слишком долго размышлял о красоте Деметрии. Все уже в прошлом.
Джаред окинул ее восхищенным взором:
— Жаль, что я не смог сопровождать тебя сегодня, любимая.
Олимпия мгновенно растаяла в свете восхищенных лучей, струящихся из его глаза.
— Не надо извиняться, Джаред. Я знаю, ты получил срочное послание. Мне Грейвз сказал.
— В послании говорилось, что Хартвелл никуда не уезжал из Лондона.
Олимпия задохнулась от неожиданности:
— И ты отправился на его поиски?
— Да. Я пошел к его дому, потому что мне сообщили, что он может там объявиться. Но Хартвелла не было в доме, и вообще я не обнаружил каких-либо следов его пребывания. Короче говоря, я пришел к выводу, что сведения оказались ошибочными.
— Слава Богу, — с облегчением вздохнула Олимпия. — Вот и хорошо. Надеюсь, этот подлец навсегда покинул Англию.
— Я тоже, дорогая. — Джаред взял ее за руку и повел к стеклянным дверям. — Но поскольку мы с тобой на балу, может быть, ты согласна танцевать со мной вальс, любимая?
Олимпия грустно вздохнула:
— Я бы хотела… Джаред, мне ужасно жаль, но я не умею танцевать.
— Не беспокойся, дорогая, я умею.
— Ты?
— Три года я посвятил этому занятию, когда понял, что мне предстоит ухаживать за будущей женой. До сих пор мне не представилось случая проверить полученные навыки, но я надеюсь, что еще не забыл уроки танцев окончательно.
— Вот как! —» Он учился танцевать, чтобы ухаживать за Деметрией «, — уныло подумала Олимпия. — Как бы я хотела потанцевать с тобой. Вальс — это так прекрасно!
— Сейчас мы вместе посмотрим, действительно ли это так прекрасно, как ты говоришь. — Джаред провел ее сквозь толпу любопытных зрителей.
Олимпия задыхалась от волнения.
— Джаред, пожалуйста, я не хочу, чтобы ты из-за меня чувствовал неловкость.
— Я никогда не буду чувствовать неловкость из-за тебя. — Он положил руку ей на талию. — Теперь будь внимательна и делай то, что я скажу. Я же учитель, в конце концов.
— Учитель. — Олимпия улыбнулась, и тут ее подхватила музыка. — Ты самый лучший в мире учитель, Джаред.
На следующее утро Олимпия уже собралась вернуться к работе над дневником, как ей принесли письмо от Деметрии.
» Мадам, мне нужно обсудить с Вами дело, не терпящее отлагательств. Никто не должен знать об этом письме, особенно ваш муж. На карту поставлена жизнь.
Леди Б.«.
Олимпия похолодела. Она поспешно выбежала из дома.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100