Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Вот это да! — восхищенно прошептал Хью, когда в особняке Флеймкрестов Джаред, стоя на верхней ступеньке лестницы, открыл дверь одной из комнат. — Вы только посмотрите!
— Это самая замечательная комната из всех. Здесь столько интересных вещей! — воскликнул Итон.
Близнецы, толкая друг друга, протиснулись в дверь бывшей спальни и сейчас пробирались между рядами коробок и сундуков, среди старинной мебели.
— Наверняка в одном из сундуков спрятаны сказочные сокровища.
— Меня бы это не удивило. — Олимпия подняла повыше свечу, чтобы получше рассмотреть просторное сумрачное помещение. Свисающие отовсюду огромные сети тонкой паутины колыхались, словно лохмотья вуали, в тусклом свете тоненькой свечки.
Итон прав, подумала она. Комната, превращенная в кладовую, была самой необычной из всех, которые Джаред показывал им на экскурсии по старому особняку. Кроме лестницы, по которой можно спуститься этажом ниже, была еще лестница, ведущая в никуда. Она упиралась в каменную стену. Наиболее интересной Олимпии показалась коллекция старинных индийских монет.
Все вокруг завалено необычными вещами. Чего тут только не было!
— Трудно представить, что можно здесь обнаружить, — сказала Олимпия.
— А вдруг нам попадется парочка привидений, — предположил Роберт, замирая от восторга. — Жутковатое место, не находите? Оно похоже на одну из тех комнат в заброшенных замках, где живут привидения. Я читал об этом.
— Привидения!.. — повторил Хью внезапно охрипшим голосом, прерывающимся от восторга, смешанного с ужасом. — Ты и впрямь думаешь, что здесь могут быть привидения?
— Может быть, даже призрак самого Капитана Джека, — раздался замогильный голос Итона. — Он, наверное, проходит сквозь стену и спускается по лестнице в галерею.
Джаред вскинул брови и взглянул на Итона Олимпия в задумчивости нахмурилась.
— Интересная мысль. Призрак Капитана Джека.
— Капитан Джек мирно почил в своей постели, — заявил Джаред тоном, подействовавшим словно холодный душ. — Он умер в восемьдесят два года, и его похоронили на фамильном кладбище Огненного острова. Тогда этого дома и в помине не было.
— А кто его построил, сэр? — спросил Хью.
— Сын Капитана Джека, капитан Гарри.
Глаза Хью широко раскрылись.
— Так его построил ваш дедушка? Он, вероятно, был очень умным человеком.
— Несомненно, он был умным человеком, — согласился Джаред. — Особенно хорошо он придумал, как потратить деньги. Сей дом явился одним из самых верных способов пустить по ветру почти все семейное состояние.
— А что случилось с остальными? — заинтересовался Итон.
— Мои отец и дядя позаботились о них. Если бы не моя мать, мы бы сейчас прозябали в нищете, — ответил Джаред.
— А что сделала ваша матушка, чтобы спасти вас от нищеты? — загорелись глаза Роберта.
— Она отдала мне одно из своих ожерелий. — Джаред перехватил взгляд Олимпии. — Оно досталось ей от моей бабушки, а та, в свою очередь, получила его от моей прабабушки.
— — Клер Лайтберн? — изумленно воскликнула Олимпия.
— Да. Оно было украшено бриллиантами и рубинами и стоило очень дорого. Моя мать передала его мне, когда мне исполнилось семнадцать лет, и сказала, чтобы я подарил его своей будущей жене. Под этим она подразумевала, что женская линия Флеймкрестов не прервется. Мама была довольно романтической натурой.
— Но ведь тетя Олимпия и есть женщина, ставшая вашей женой, — высказался Роберт. — Вы уже подарили ей ожерелье?
— Да, подарили? — поддержал брата Хью, завороженный красивой сказкой.
— Нет, — спокойным голосом ответил Джаред. — Я продал его, когда мне исполнилось девятнадцать.
— Продали? — Лицо Итона вытянулось от разочарования — Не может быть, сэр, — упавшим голосом выдавил из себя Роберт.
Хью изумленно смотрел на Джареда.
— Вы продали великолепное ожерелье прабабушки? Как же вы могли, раз оно завещалось вашей жене?
— Я потратил деньги на ремонт корабля, которым и по сей день владеет моя семья. — Джаред не сводил с Олимпии глаз. — Корабль стал фундаментом всего капитала, которым я владею.
Выражение мрачной решительности на лице Джареда подсказало Олимпии, чего ему стоило расстаться с ожерельем матери.
— Вы поступили мудро, милорд, — бодро сказала она. — Убеждена, что ваша матушка испытала гордость, узнав, что вы использовали ее ожерелье на возрождение состояния Флеймкрестов.
— Не испытывала она никакой гордости, — холодно ответил Джаред. — Она особа впечатлительная, впрочем, как и остальные члены нашей семьи. Как она рыдала, узнав, какие именно средства пошли на финансирование первого корабля! Однако это не помешало ей бурно восхищаться полученными результатами.
— Как это? — спросил Хью.
Джаред обвел рукой окружающую обстановку:
— Мать часто устраивала приемы и вечеринки. Она любила развлечения, великолепно проводила балы и званые вечера в нашем доме. Однажды в одной из комнат даже устроили водопад и небольшую лагуну с шампанским.
— Ух ты! Водопад из шампанского!
Роберт, подняв голову, вопросительно посмотрел на Джареда:
— Но когда вы разбогатели, вы выкупили ожерелье?
Лицо Джареда напряглось.
— Я пытался, но было слишком поздно. Ювелир, купивший его, давно разобрал ожерелье. Он сделал оправы для каждого из бриллиантов, и получилось много браслетов, колец и брошей. Все они разошлись по разным покупателям, и было невозможно найти все камни и вновь соединить их.
— Значит, оно потеряно навсегда, — трагически заключил Хью.
В знак согласия Джаред склонил голову.
— Боюсь, что да.
Олимпия упрямо повторила:
— А мне кажется, милорд, вы поступили правильно и достойны похвалы за то, что сумели принять в подобных обстоятельствах единственно разумное и логичное решение. И наверняка каждый член вашей семьи втайне рад, что все произошло именно так.
Джаред с деланным равнодушием пожал плечами и обвел взглядом сумрачную комнату. В руке он держал железное кольцо, на котором болтался тяжелый ключ от двери. — Теперь это уже не имеет никакого значения. Дело сделано, а что касается призраков и привидений, сомневаюсь, что вы найдете здесь что-нибудь, кроме пыльной мебели и нескольких растрескавшихся фамильных портретов.
— Портретов! — Олимпию охватило небывалое возбуждение. — Ну конечно! Как я сразу не подумала! Здесь наверняка есть портрет Клер Лайтберн! А может быть, и самого Капитана Джека.
Джаред кинул последний взгляд на комнату.
— Возможно. Потом, если захотите, займетесь поисками.
Уже поздно, мне кажется, пришло время обеда. — Его рука машинально потянулась к карману, где некогда лежали часы.
Олимпия зажмурилась. Итон, Хью и Роберт затаив дыхание, следили за рукой Джареда.
Его рот горестно скривился, когда пальцы наткнулись на пустоту. Он молча повернулся к двери.
— Пойдемте отсюда. Мы и так потеряли уйму времени, разгуливая здесь.
Мальчики неохотно потянулись за ним. Олимпия, прежде чем выйти, в последний раз скользнула тоскливым взглядом по комнате. Она утешала себя тем, что в следующий раз осмотрит все более тщательно.
Джаред, сцепив пальцы, смотрел на нового дворецкого оценивающим взглядом. Он сам нашел его, предупредив Феликса, чтобы тот не утруждал себя поисками кандидата на вакантное место.
Феликс был удивлен, узнав, что Джаред намерен лично побеседовать с претендентами на должность.
— Только не говори, что тебе нечем больше заняться, как только самому подыскивать себе дворецкого, Чиллхерст.
— Понимаешь, я обязан лично разобраться с кандидатурой. Должность требует наличия целого ряда определенных качеств.
Феликс смущенно посмотрел на Джареда:
— Почему?
Джаред улыбнулся в ответ:
— Потому что будущему дворецкому придется работать с моей нынешней экономкой. А она весьма необычная дама.
— Я же говорил, чтобы ты позволил мне заменить ее опытной и проверенной домоправительницей, — удивился Феликс.
— Я не могу этого сделать. Моя жена и слышать не хочет о том, чтобы расстаться с миссис Берд. Она очень привязана к ней.
Феликс как-то странно посмотрел на Джареда.
— Ты позволяешь своей жене решать такие вопросы?
Джаред поднял руку в притворном сожалении, что смиренно принял участь большинства мужей.
— Допустим, мне доставляет удовольствие потакать капризам моей новоиспеченной супруги. Феликс презрительно фыркнул.
— Я поверю твоим словам лишь после того, как ты признаешь, что попался в сети страсти, Чиллхерст. Это не похоже на тебя, друг мой. Не сходить ли тебе к врачу?
— Думаешь, надо?
Феликс рассмеялся:
— Разумеется, только я бы не советовал тебе обращаться к тому, кто лечит Бомонта. Этот шарлатан, по слухам, не в состоянии помочь Бомонту с его злосчастным недугом.
Совет Феликса насчет врача вызвал у Джареда легкую улыбку, когда он познакомился с мистером Грейвзом с Бау-стрит.
Он оправдывает свое имя, подумал Джаред. Высокий, сутулый, худой как смерть. На лице Грейвза застыло скорбное выражение похоронных дел мастера. Джаред остановил свой выбор на нем после беседы с несколькими кандидатами, предложенными агентством с Бау-стрит, поняв по его глазам, что Грейвз — человек себе на уме.
— Итак, вам ясно, в чем будут заключаться ваши обязанности в моем доме? — спросил Джаред.
— Вполне, милорд. — Одетый в новый черный сюртук, Грейвз неловко переминался с ноги на ногу. Он явно не привык к официальному костюму. — Я должен приглядывать за обитателями дома и следить, чтобы ни один посторонний без вашего разрешения не переступал порога.
— Правильно. Также вам следует замечать все необычное или подозрительное. Я хочу, чтобы мне представляли ежедневный отчет о делах, пусть даже он будет несколько однообразен, то же самое относится и к тем случаям, когда я буду отсутствовать. Ясно?
— Вполне, ваша светлость. — Грейвз предпринял отчаянную попытку расправить плечи. — Вы можете положиться на меня, сэр. Я ведь однажды уже справился с делом, которое вы мне поручили, не так ли?
— Ты прав, Грейвз. — Джаред сцепил пальцы. — Ты и твой друг Фокc прекрасно справились с работой по сбору информации, благодаря которой мои предположения блестяще подтвердились.
— Мы с Фоксом гордимся вашей похвалой, сэр.
— Я уже говорил тебе о своих опасениях по поводу вчерашней попытки похитить племянника моей жены. Не исключено, что похититель сделает попытку проникнуть в наш бывший дом на Иббертон-стрит. Я бы хотел, чтобы ты проследил за той квартирой… Меня волнует не само ограбление, а главным образом безопасность моей семьи.
— Понял, ваша светлость.
— Вот и отлично. В таком случае не откладывая приступай к своим обязанностям. — Джаред нахмурился. — Да, вот еще что.
— Слушаю, милорд.
— Постарайся поладить с нашей экономкой миссис Берд.
Я не потерплю опереточных ссор среди прислуги.
Глаза Грейвза блеснули.
— Конечно, сэр. Мы и так уже прекрасно поладили. Очень интересная женщина, дозволено мне будет отметить. Такой характер! Я всегда любил женщин с характером.
Джаред едва сдержал улыбку.
— Я вижу, мне не стоит беспокоиться по поводу миссис Берд. Вы свободны, Грейвз.
— Слушаюсь, ваша милость.
Джаред подождал, пока новый дворецкий закроет за собой дверь библиотеки. Потом он встал, обогнул стол и выглянул из окна. Парк находился в запустении, зато большой дом, много лет необитаемый, уже вполне преобразился. Нигде ни пылинки, мебель сверкает отполированными до глянцевого зеркального блеска поверхностями.
Двери и оконные рамы сияют, стекла прозрачны, как слеза.
Прежде неказистый особняк будто по волшебству преобразился в уютный и удобный дом для его жены и воспитанников, размышлял Джаред.
Нет, он ошибается, как раз все наоборот. Три мальчика и Олимпия своим присутствием превратили старый особняк в Дом.
Постояв еще немного, Джаред прошел к письменному столу. Он отпер ящик, вытащил свой ежедневник и просмотрел записи за последние месяцы.
Вывод напрашивался сам собой: нельзя было не замечать очевидных фактов. Джаред посетовал, что так долго откладывал неизбежную развязку. Не в его правилах сомневаться в таких вопросах.
Он с самого начала подозревал виновника, но не оставлял надежды, что отыщется другое объяснение растраты.
Пришло время действовать. Он и так слишком долго валял дурака.
]]]
Слух о свадьбе Олимпии и виконта Чиллхерста разнесся с молниеносной быстротой. Увы, к явному неудовольствию Олимпии.
Положение виконтессы обернулось сплошными неприятностями, думала она, когда несколько дней спустя после свадьбы служанка пришла помочь ей встать со старинной кровати в городском доме Флеймкрестов, Оказывается, человек, обладающий высоким титулом, и шагу ступить не может куда ему вздумается.
По распоряжению Джареда старинную кровать извлекли на свет Божий из кладовой, отреставрировали и на плечах крепких молодых слуг подняли наверх. Потом Джаред потребовал, чтобы Олимпию всюду и всегда сопровождали один из лакеев и служанка.
Новая служанка, девушка семнадцати лет, старающаяся во всем угодить Олимпии, исправно провожала хозяйку от дверцы громоздкого экипажа до ступенек института Масгрейва.
— Подожди меня на тех скамейках, Люси. — Олимпия указала рукой на деревянные скамеечки в холле библиотеки. — Я вернусь примерно через час.
— Слушаюсь, мэм. — Люси присела в вежливом реверансе.
Олимпия поспешила в просторные залы. Пожилой библиотекарь кивнул, приветствуя ее:
— Доброе утро, леди Чиллхерст. Прошу простить меня за давешнюю неучтивость.
— Здравствуйте, Богз. — Снимая перчатки, Олимпия улыбнулась. — О чем вы говорите? Вы всегда сама любезность.
— Я тогда еще не знал, что вы стали виконтессой Чиллхерст, ваша светлость. — Богз укоризненно посмотрел на Олимпию.
— Ах, это. — Олимпия пожала плечами. Они с Джаредом договорились, как вести себя в таких случаях. — Вы и не могли знать. Мой муж не хотел распространяться о своей личной жизни, и мы старались не давать повода для разговоров в городе. Но все равно поползли слухи, и его светлость решил, что бессмысленно скрываться дальше, когда секрет известен всем и вся.
Богз явно не понимал, почему такие знатные и титулованные особы жаждут остаться в тени неизвестности, но он был слишком хорошо воспитан, чтобы задавать подобные вопросы.
— Да, мадам.
— Вы не против, если я еще разок просмотрю карты Вест-Индии в кабинете?
— Ну что вы. — Богз, легко поклонившись, проводил ее к двери кабинета, где хранились карты. — Берите что угодно, мадам. Дверь открыта. Там уже есть один из членов нашего Общества. Ищет что-то.
— Вот как, — чуть нахмурилась Олимпия. — И кто же это? Мистер Толберт или лорд Олдридж?
— Мистер Джиффорд Ситон, мадам.
— Мистер Ситон? — Опешив от неожиданности, Олимпия едва не выронила сумочку. — Я не знала, что он состоит в Обществе.
— Да что вы! Он вступил сразу, как только его сестра вышла замуж за лорда Бомонта. Года два назад. Он очень много времени проводит в зале Вест-Индии.
— Понятно. — Олимпия взялась за ручку двери и заглянула в комнату, где царил затхлый запах старых бумаг.
Джиффорд стоял возле стола красного дерева, углубившись в изучение карты. Подняв голову, он задумчиво улыбнулся Олимпии.
— Леди Чиллхерст! — Придерживая одной рукой карту, чтобы она не свернулась, он отвесил галантный поклон — Как приятно вас видеть! Я слышал, что вы часто заглядываете сюда.
— Доброе утро, мистер Ситон. А я и не знала, что вы действительный член Общества путешествий и исследований.
— Я прочитал все ваши статьи, напечатанные в нашем журнале, — проговорил Джиффорд. — В высшей степени познавательно!
— Вы слишком добры. — К своему удивлению, Олимпии было приятно услышать его похвалу. Чувство настороженности, с которым она относилась к Джиффорду, отступило под влиянием его искренней доброжелательности. Она подошла поближе и взглянула на карту. — А вы, оказывается, интересуетесь Вест-Индией? Хотите написать статью или собираетесь в путешествие?
— Все может быть. — Джиффорд пристально посмотрел на нее. — Насколько я понял, леди Чиллхерст, вы тоже изучаете Вест-Индию Богз сказал, что вас занимают морские чертежи и карты этого района.
— Он прав. — Она не отрывала глаз от развернутой на столе карты. — Мне еще ни разу не доводилось ее видеть.
Судя по всему, она старинная.
— Совершенно верно. Месяц назад я обнаружил ее и отложил в отдельную папку, чтобы в любой момент можно было быстро ее найти.
— В самом деле? — Олимпия с нескрываемым любопытством рассматривала карту. — Тогда понятно, почему она не попалась мне на глаза.
Джиффорд, немного поколебавшись, жестом пригласил ее подойти к столу. — Если желаете, можете познакомиться с ней прямо сейчас. Она, по-моему, заслуживает пристального интереса, поскольку на ней есть несколько островков, не отмеченных ни на какой другой карте Общества.
— Как увлекательно! — Олимпия отбросила сумочку и склонилась над старым куском пергамента.
— Вы изучаете не отмеченные на картах острова Вест-Индии, мадам?
— Совершенно верно. — Олимпия склонилась ниже, выискивая уже знакомые по другим картам точки. Простая и на первый взгляд неумело сделанная карта разочаровала ее. — Очень небрежное обозначение местонахождения островов. Другие карты сделаны более тщательно.
— Мне сказали, что ее нарисовал какой-то пират, ходивший в Вест-Индию лет сто тому назад.
— Пиратская карта? — Олимпия вскинула глаза. Джиффорд буквально впился в нее взглядом. — Неужели?
Он пожал плечами:
— Так сказал Богз. Но кто может быть в этом уверен?
Карта не подписана, бесполезно пытаться узнать имя ее создателя.
— Потрясающе! — Олимпия вновь приникла к карте. — Она и в самом деле невероятно старая.
— Да. — Джиффорд слегка придвинулся, чтобы продолжить свое занятие. — Леди Чиллхерст, я прошу простить меня за мое поведение в тот день. Я не хотел вас обидеть.
— Пустяки, сэр. — Олимпия наконец-то разглядела крохотную точку, не отмеченную на других картах. — В нашей ситуации затронуто столько чувств и переживаний разных людей.
— Мы с сестрой давно осиротели, — продолжал Джиффорд. — До того как она вышла замуж за Бомонта, наше финансовое положение было более чем незавидным. Порой я опасался, что мы окажемся на бирже труда или в долговой тюрьме.
Олимпия почувствовала, как в ней просыпается жалость и сострадание. Она по крайней мере была избавлена от подобных страхов, благодаря скромному наследству, оставшемуся после тети Софи и тети Иды.
— Как же вам было тяжело, — посочувствовала она. — Неужели у вас не было родственников, которые могли бы вам помочь?
— Не было. — Джиффорд горько улыбнулся. — Нам приходилось изворачиваться изо всех сил, мадам. К стыду своему, должен признаться, что большая часть этого бремени пала на долю сестры. Я был еще слишком мал, чтобы помогать ей. Ей нужно было заботиться о нас обоих, пока она наконец не нашла себе партию.
— Понимаю.
Джиффорд поджал губы.
— Моя семья не всегда вела такое жалкое существование. Мы с Деметрией оказались в столь стесненных обстоятельствах из-за того, что наш отец ни черта не смыслил в делах. Но самое страшное не в этом: он был игроком до мозга костей. Проиграв однажды вечером остатки своего состояния, он наутро застрелился.
Олимпия мгновенно забыла о драгоценной карте, лежащей перед ней. Нельзя было остаться равнодушной к боли; застывшей в глазах Джиффорда.
— Мне бесконечно жаль слышать это.
— Моя бабушка была богатой наследницей.
— Неужели?
— Да. — На лице Джиффорда появилось отсутствующее выражение, словно он мысленно перенесся в прошлое. — От моего прадеда она унаследовала огромную флотилию кораблей и вела дела не хуже любого мужчины.
— Наверное, она была очень умной женщиной.
— Говорили о ее необыкновенной проницательности. В лучшие времена ее корабли покидали берега Америки, бороздили океаны, заходя в самые отдаленные порты всех материков земного шара, и возвращались, нагруженные шелком, пряностями, чаем и другими дорогими товарами.
— Америки?
— Да. Мой прадед основал торговое судоходство в Бостоне. Там, и выросла моя бабушка. Она была замужем за одним из своих капитанов. Его звали Питер Ситон.
— Ваш дед?
Джиффорд кивнул:
— Мне не довелось знать ни его, ни бабушку. Отец был их единственным ребенком. После их смерти отец унаследовал все. Однако продал корабли и уехал в Англию. — Рука Джиффорда сжалась в кулак. — Он женился и весьма преуспел в том, что пустил на ветер целое состояние.
— А что случилось с вашей матерью?
Джиффорд глянул на свои стиснутые пальцы.
— Она умерла во время родов, когда я появился на свет.
— И теперь у вас нет никого, кроме сестры.
Глаза Джиффорда мгновенно превратились в узенькие щелочки.
— И у нее нет никого, кроме меня. Теперь вам понятно, отчего меня охватила такая ярость, когда Чиллхерст разорвал помолвку? Она приложила столько усилий, чтобы понравиться ему. Она заложила последние драгоценности матери и купила наряды, чтобы произвести неотразимое впечатление;
Олимпия тронула его за рукав.
— Мистер Ситон, мне больно слышать о ваших несчастьях. Но прошу вас, не вините в случившемся моего мужа.
Я хорошо его знаю и совершенно уверена, что он не разорвал бы помолвку из-за бедности вашей сестры.
— Деметрия рассказала мне всю правду, и я более склонен верить ей, нежели вам. — Джиффорд резко отвернулся. — Все это чертовски несправедливо.
— Но ведь ваша сестра в конце концов удачно вышла замуж и кажется совершенно довольной. И вы можете извлечь выгоду из связей Бомонта. Что же вас не устраивает?
Джиффорд встретился с ней взглядом, его лицо перекосилось от гнева и отчаяния.
— Да то, что так не должно быть! Как вы не понимаете?
Несправедливо, что Чиллхерсту досталось все, а нам ничего.
Ничего!
— Мистер Ситон, я действительно не понимаю вас. Мне кажется, вы получили то, что хотели.
Джиффорду стоило неимоверных усилий взять себя в руки. Он закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул.
— Умоляю простить меня, леди Чиллхерст. Не знаю, что на меня нашло.
Олимпия неуверенно улыбнулась:
— Поговорим о чем-нибудь другом. Давайте лучше посмотрим карту.
— Как-нибудь в другой раз. — Джиффорд вытащил из кармана часы и посмотрел на циферблат. — У меня назначена еще одна встреча.
— Ну что ж. — Олимпия бросила взгляд на его часы, тотчас же вспомнив о тех, что были у Джареда. — Какие красивые. Скажите, где вы их купили?
По лицу Джиффорда пробежала тень.
— Я купил их в маленьком магазинчике на Бонд-стрит.
А рисунок выполняли по моему заказу.
— Ах вот как. — Олимпия приблизилась и наклонилась над часами. — Какой необычный мотив. Это змея?
— Морская змея. — Джиффорд спрятал часы. — Порождение мифов и легенд. — Губы его тронула улыбка, но глаза оставались холодными. — Символ того времени, когда моя семья занимала достойное и по праву принадлежащее ей место в обществе. А теперь, прошу прощения, мне пора.
— До свидания, мистер Ситон.
Олимпия смотрела ему вслед. Оставшись одна, она еще раз взглянула на карту, сделанную неумелой рукой. Но мысли ее сейчас были заняты совсем другим.
Она заинтересовалась затейливым рисунком, украшавшим часы Джиффорда.
Он был, несомненно, знаком ей.
]]]
— Добро пожаловать домой, мадам. — Грейвз распахнул дверь особняка Флеймкрестов, пропуская Олимпию. — А у нас гости.
— Гости? — Олимпия резко остановилась и посмотрела на дворецкого. — А миссис Берд знает?
— Конечно, мадам. — Грейвз издал смешок. — У нее все отлично получается.
В холле появилась миссис Берд.
— Миссис Олимпия! Как вы вовремя! Его светлость распорядился накрыть еще на два прибора. Более того, я должна приготовить две спальни. Хотелось бы знать, теперь так будет всегда?
— Боюсь, не смогу ответить на ваш вопрос. Понятия не имею, сколько друзей у его светлости. — Это не друзья, — грозно поправила ее миссис Берд. — Это родственники. Отец его светлости и дядя. — Она понизила голос и огляделась, словно желая убедиться, что вокруг никого нет:
— Отец его светлости — граф.
— Да, мне известно. — Олимпия развязала ленточки шляпки. — Уверена, что вы отлично справитесь.
Грейвз улыбался, с нежностью глядя на экономку.
— Конечно, мадам, она справится. За то короткое время, что здесь работаю, я понял одно: миссис Берд обладает многими достоинствами.
Миссис Берд смущенно зарделась.
— Я хотела узнать, часто ли в доме будут появляться неожиданные гости, и только. Ну, чтобы быть готовой.
— Не стесняйтесь обращаться ко мне, миссис Берд, — подчеркнуто произнес Грейвз. — Всегда рад делать для вас все, что в моих силах. Я уверен, вместе мы отлично справимся.
Миссис Берд смущенно опустила глаза.
— Тогда, конечно, все будет хорошо.
— Не сомневаюсь, — откликнулся Грейвз.
Олимпия переводила взгляд с одного на другого.
— А где сейчас его светлость и его гости?
— Его светлость в библиотеке, — ответил Грейвз. — А гости наверху с молодыми джентльменами. Наверное, граф и его брат рассказывают увлекательные сказки Роберту, Итону и Хью.
Олимпия уже собралась проследовать в библиотеку, но остановилась и озадаченно посмотрела на Грейвза:
— Сказки?
— Да, об одном человеке, известном как Капитан Джек, мадам.
— Ах да, им дай только послушать такие истории. — Олимпия потянулась к ручке двери библиотеки.
— Позвольте мне, мадам. — Одним прыжком Грейвз оказался возле нее.
— Спасибо, — вежливо поблагодарила Олимпия, смешавшись от столь непривычной для нее предупредительности. — Вы всегда так делаете?
— Конечно, мадам. Это входит в мои обязанности. — Грейвз склонил голову и посторонился, пропуская ее.
Джаред сидел за столом.
— Здравствуй, любовь моя. — Он поднялся ей навстречу. — Как я рад, что ты дома. А у нас гости, приехали отец с дядей.
— Мне уже сообщили.
Джаред подождал, пока закроется дверь. Он ободряюще улыбнулся.
Олимпия тут же кинулась к нему в объятия и подставила губы для поцелуя.
— Я все больше и больше вхожу во вкус семейной жизни, — медленно произнес Джаред, когда наконец оторвался от нее.
— Я тоже. — Олимпия неохотно отступила назад. — Джаред, у меня сейчас состоялся в высшей степени странный разговор с Джиффордом Ситоном. Знаешь, в один момент…
Гнев исказил лицо Джареда, прогнав чувственную улыбку.
— Что ты сказала?
Олимпия нахмурилась:
— Не так громко, милорд, я прекрасно слышу. Я хотела рассказать об очень странной беседе с мистером Ситоном.
— Ситон разговаривал с тобой?
— Именно это я и пытаюсь донести до твоего сознания.
Мы встретились в библиотеке института Масгрейва. Поразительно, но и мистер Ситон, и я — оба интересуемся Вест-Индией.
— Бастард , — тихо и зловеще произнес Джаред. — Я предупреждал его держаться от тебя подальше.
Олимпия гневно сверкнула глазами.
— Почему ты так оскорбительно называешь его? Мистер Ситон — несчастный человек. Ему пришлось столько пережить.
— Ситон — беспринципный наглец, избалованный денди с низменными наклонностями. Я запретил ему даже приближаться к тебе.
— Успокойся, Джаред, прошу тебя. Он же не виноват, что мы случайно встретились в библиотеке.
— Не будь так наивна. Он вполне мог выяснить, что ты часто и подолгу бываешь там, и просто подстроить вашу встречу.
— Джаред, ты преувеличиваешь. Ситон всерьез интересуется Вест-Индией. Он дал мне посмотреть карту, которую ему удалось найти в библиотеке.
— Не удивлюсь, если выяснится, что у него имелись на то свои причины. — С мрачным видом Джаред сидел за столом. — Я с ним разберусь. Отныне ты не будешь с ним общаться. Понятно, мадам?
Олимпия потрясенно смотрела на него.
— Довольно! Что вы себе позволяете, милорд?
— Довольно? Я еще не начал. Я преподам ему такой урок, который надолго запомнится.
— Джаред, я отказываюсь продолжать разговор в таком тоне. Уж не считаешь ли ты, что вправе отдавать бредовые распоряжения и делать подобные дикие заявления лишь потому, что ты стал моим мужем?
Джаред холодно смерил ее взглядом с головы до пят.
— Мне кажется, тебе лучше не забивать свою головку досадными мелочами. Но что касается нашей семейной жизни, хочу, чтобы ты запомнила самое главное.
Олимпия сузила глаза.
— И что же самое главное в нашей семейной жизни?
Джаред откинулся в кресле, положив руки на подлокотники и сцепив пальцы.
— Я в доме хозяин и буду поступать так, как сочту нужным. Решения буду принимать тоже я. А вам, мадам, предстоит подчиняться.
Олимпия раскрыла рот, потеряв дар речи от возмущения.
— Никогда в жизни! Только в том случае, если я соглашусь с вашими решениями, милорд, а в отношении мистера Ситона я не могу с вами согласиться.
— Проклятие, Олимпия! Я твой муж, в конце концов.
Ты должна поступать так, как я скажу.
— Я буду поступать так, как я поступала всегда, — взорвалась Олимпия. Дверь позади них отворилась, но она даже не обернулась. — А теперь, мистер Чиллхерст, послушайте меня внимательно. Вы не должны забывать, что я взяла вас в этот дом в качестве воспитателя. Теперь, когда все уже сказано, я смею еще раз напомнить, что вы по-прежнему работаете у меня.
— Чепуха! — парировал Джаред. — Ты моя жена, а не работодатель.
— А это как посмотреть, сэр. Лично мне кажется, что ничего не изменилось с тех пор, как мы поженились.
— Все изменилось, — процедил сквозь зубы Джаред. — Как ни смотрите, мадам. Все законно.
— Что тут происходит, а? — Незнакомый голос не дал Олимпии ответить.
— Действительно, в чем дело? — раздался другой голос из-за двери. — Судя по всему, мы оказались свидетелями семейной сцены. Как ты думаешь, Тадеуш?
— Действительно похоже. — Подавший эту реплику был настроен весело. — Никогда не видел, чтобы твой сын выходил из себя, Магнус. Кажется, женитьба пошла ему на пользу.
— Только этого не хватало, — пробормотал Джаред. — Мадам, разрешите представить вам моего отца, графа Флеймкреста, и моего дядю, Тадеуша Райдера. Джентльмены, моя жена.
Олимпия обернулась и увидела перед собой двух светских львов в расцвете лет. Красивые, седовласые, щеголеватые, они встретили ее взгляд лукавыми обаятельными улыбками, от которых могло бы растаять любое женское сердце.
— Флеймкрест, к вашим услугам. — Высокий мужчина галантно поклонился. — Счастлив познакомиться с вами, мадам.
— Тадеуш Райдер, — жизнерадостно улыбнулся другой. — Приятно видеть, что Джаред наконец-то выполнил свой долг перед семьей. Осмелюсь спросить, удалось ли вам найти ключ к разгадке сокровищ Капитана Джека?
Джаред издал приглушенный возглас, выражая свое негодование:
— Черт побери, дядя! Где ваше благоразумие?
Тадеуш удивленно уставился на него:
— О каком благоразумии может идти речь, племянник?
Она же член нашей семьи!
— Это лучшее, о чем можно было мечтать! — Магнус откровенно любовался Олимпией. — Теперь не нужно прятаться, словно ночным воришкам, в надежде выкрасть секрет дневника. Она сама с радостью поделится с нами всем, что узнает про наше сокровище, не так ли, дорогая?
Олимпия с нескрываемым интересом изучала гостей.
— Я буду рада рассказать вам все, что узнаю, но вам следует иметь в виду, что еще кто-то охотится за сокровищем. — Только этого нам не хватало! — Улыбка на лице Магнуса сменилась гримасой гнева. — Однако такого поворота событий я и опасался. — Он посмотрел на брата:
— Говорил я тебе, что у меня плохое предчувствие, Тадеуш, говорил?
Тадеуш мрачно кивнул:
— Говорил, Магнус. Твоя правда. В нашей семье всегда трепетно относились к предчувствиям. — Он обратился к Олимпии. — Вы кого-нибудь подозреваете, дитя мое? У вас есть конкретные соображения на этот счет?
С чувством облегчения Олимпия поняла, что наконец-то она нашла друзей, кому будут небезразличны ее заботы и кто не будет высмеивать ее страхи.
— Как вам сказать… мое предположение о незнакомце, ищущем сокровища, может показаться невероятным. Чиллхерст отказывается мне верить.
Магнус поморщился:
— Мой сын, конечно, большая умница и прекрасный малый и во многом разбирается, но он полностью лишен воображения. Не обращайте внимания на его отношение к нашей тайне. Рассказывайте, что вас тревожит.
Уголком глаза Олимпия отметила заходившие из стороны в сторону желваки Джареда. Но решила пока не думать о нем.
— Я уверена, что некто, известный под именем Гардиан, преследует сокровище Капитана Джека.
— Гардиан! — Магнус изумленно уставился на Олимпию.
Тадеуш был также ошеломлен, но вместе с тем казался немного смущенным.
— Гардиан?
Олимпия утвердительно кивнула:
— Дневник ясно предупреждает о каком-то Гардиане.
Магнус и Тадеуш переглянулись и вновь недоуменно посмотрели на Олимпию.
— Но в таком случае вам не о чем беспокоиться, дитя мое, — сказал Магнус ласковым тоном.
Тадеуш расплылся в улыбке:
— Вот-вот, совершенно не о чем.
Неожиданно раздался негромкий зловещий голос Джареда:
— Я бы попросил вас воздержаться от обсуждения данного вопроса.
— В чем дело? Что вам известно о Гардиане? — с неподдельным интересом обратилась Олимпия к Магнусу Магнус изогнул густые брови. Совсем как Джаред, машинально отметила Олимпия.
— Гардиан — ваш муж, дитя мое. Неужели он не говорил вам, что с девятнадцати лет несет почетное бремя, возложенное на него этим титулом?
— Семья нарекла его Гардианом в ту ночь, когда он вырвал моих сыновей из лап контрабандистов, — пояснил Тадеуш.
Олимпия не верила своим ушам. На какое-то время она лишилась дара речи. Очнувшись, она обратилась к Джареду:
— Нет, он не удосужился упомянуть о такой мелочи!
Джаред попытался встать с кресла.
— Олимпия, я тебе все объясню…
Олимпия была в ярости, ее глаза метали молнии.
— Мистер Чиллхерст, вы мне постоянно лжете, с самого первого дня нашего знакомства. Не одно, так другое. Я долго смотрела сквозь пальцы на бурное проявление ваших страстей, но на этот раз, сэр, вы зашли слишком далеко. Как вы могли утаить, что Гардиан — это вы?
— Проклятие, Олимпия, но все это бред! Ты мечешься в поисках какого-то мифического призрака, который, в свою очередь, гоняется за секретом дневника. Я не легенда, не призрак, и меня вообще не интересует сокровище.
— Мистер Чиллхерст, должна сказать вам, что я не получила от вас никакой помощи. Напротив, вы постоянно затрудняли мои поиски, демонстративно отказываясь проявить к ним хотя бы малейший интерес. Я очень недовольна вами, сэр.
— Я вижу, — пробормотал Джаред. — Но какое отношение имеет к вашим поискам то, что отец наградил меня глупым титулом, когда мне было девятнадцать лет? Это никоим образом не могло бы вам помочь!
Олимпия направилась к двери.
— Мы еще посмотрим, мистер Чиллхерст.
— Олимпия, постойте!
Но Олимпия была совершенно не расположена ждать. Еще одно звено запутанной головоломки разгадано. Необходимо все обдумать. Она выбежала из библиотеки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100