Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Джаред положил ежедневник, где записывал намеченные дела, рядом со своей тарелкой. Он подумал, что такие дневники помогают сохранить уверенность в себе. Они заставляют человека чувствовать себя хозяином собственной судьбы. Разумеется, это не более чем иллюзия, но страстные натуры дорожат иллюзиями.
— Занятия будут, как всегда, с восьми до десяти, — сказал Джаред. — Сегодня мы будем изучать географию и математику. — А вы нам еще расскажете на географии про Капитана Джека, сэр? — спросил Хью с набитым ртом.
Джаред взглянул на Хью:
— С полным ртом не разговаривают.
— Прошу прощения, сэр. — Хью молниеносно расправился с яичницей и довольно улыбнулся. — Уф, наконец-то доел. Так как насчет Капитана Джека?
— Да, мистер Чиллхерст, то есть милорд, — поправился Роберт. — Вы нам расскажете еще про Капитана Джека?
— Я очень хочу услышать про то, как Капитан Джек изобрел специальные часы, по которым можно узнавать широту на море, — нетерпеливо заявил Итон.
— Мы эту историю уже слышали, — сказал Роберт.
— А я хочу послушать еще раз.
Джаред украдкой рассматривал Олимпию, которая с отсутствующим видом поглощала тост с крыжовенным джемом. Выражение ее глаз определенно внушало беспокойство.
Как всегда, Олимпия вовремя спустилась к завтраку, но сегодня оставалась ко всему совершенно безучастной.
Ничто не напоминало их прежних отношений, не было ни якобы случайных столкновений в коридоре, ни пламенных взглядов, ни поцелуев украдкой. Джаред забеспокоился: такая отрешенность ничего хорошего не предвещала.
— Полагаю, что история о том, как Капитан Джек рассчитывал широту по пути в Бостон, имеет большое познавательное значение, — произнес Джаред. Он снова сверился со своими записями. — После занятий я провожу вашу тетю в библиотеку Общества путешествий и исследований.
Олимпия слегка оживилась:
— Прекрасно, я как раз собиралась кое-что посмотреть в их атласе.
«Кто бы мог подумать, что сегодня день ее свадьбы», — мрачно размышлял Джаред. Было совершенно очевидно, что перспектива похода в библиотеку и возможность покопаться там в старых картах волнует ее куда больше, чем собственная свадьба.
— Пока вы будете работать в библиотеке, — сказал Джаред, — я встречусь с Феликсом Хартвеллом, нам нужно обсудить некоторые дела. В это время Роберт, Итон и Хью попускают в парке змея, а когда я освобожусь, отправимся на обед.
Итон постучал каблуками по нижней перекладине стула.
— А что мы будем делать после обеда, сэр?
— Будь добр, перестань долбить по стулу, — рассеянно произнес Джаред.
— Да, сэр.
Джаред взглянул на следующий пункт программы, и все в нем заныло в тревожном предчувствии. А вдруг Олимпия передумает?
Нет.
Только не теперь, когда он так близок к тому, чтобы обладать своей сиреной.
Только не теперь, когда единственная женщина, которую он хочет с такой неистовой страстью, уже почти у него в руках. Только не теперь.
— После того как мы отобедаем, — произнес он, призывая на помощь всю свою выдержку, чтобы голос его звучал ровно, — мы с вашей тетей поженимся. Все приготовления уже сделаны, и много времени церемония не займет, а когда мы вернемся…
На другом краю стола раздалось позвякивание серебряной ложки о фарфор.
— О Боже, — пробормотала Олимпия.
Джаред поднял глаза как раз в тот момент, когда банка с джемом падала со стола. Торчащая из нее ложка полетела на пол вслед за ней.
Итон подавил смешок. Олимпия вскочила на ноги и принялась вытирать ковер салфеткой, что было, впрочем, совершенно бесполезно.
— Оставьте, — сказал Джаред. — Об этом позаботится миссис Берд.
Олимпия неуверенно взглянула на него, опустила, глаза и быстро вернулась на место.
Итак, она была не столь уж безразлична к свадьбе, как казалось. Джаред почувствовал облегчение.
Он облокотился на стол, сплел пальцы и вновь обратился к своим записям.
— Ужинать сегодня будем раньше обычного, — вещал он, — поскольку вечером запланирована поездка в Воксхолл-гарденс — на фейерверк.
Мальчики бурно возликовали.
— По-моему, это прекрасный план, сэр. — Лицо Роберта светилось от восторга.
— Мы никогда не видели фейерверка, — радостно подхватил Итон.
— А там будет играть оркестр? — живо спросил Хью.
— Думаю, да, — ответил Джаред.
— А мороженое будет?
— Скорее всего да. — Джаред посмотрел на Олимпию, пытаясь понять, как она относится к перспективе празднования их свадьбы в Воксхолл-гарденс. У него возникла запоздалая мысль, что иная женщина пришла бы от этого в искреннее негодование.
Но глаза Олимпии неожиданно просияли.
— Прекрасная идея, я с удовольствием посмотрю фейерверк.
Джаред вздохнул с облегчением. «Кто сказал, что во мне нет романтической жилки?»— подумал он.
— А можно мы прогуляемся по Темной аллее в Воксхолле? — подозрительно невинным тоном спросил Роберт.
Джаред метнул в него грозный взгляд.
— Откуда ты знаешь о Темной аллее?
— Нам вчера рассказал о ней один мальчишка в парке, — объяснил Итон. — Он уверял, что ходить там весьма опасно — Истинная правда, сэр, — поддержал его Роберт. — Говорят, что кое-кого из смельчаков, решившихся по ней прогуляться, больше никто никогда не видел. — Он поежился. — Как вы считаете, сэр, можно этому верить?
— Вряд ли, — ответил Джаред.
— Другой мальчик рассказал нам про служанку, которая много лет проработала у них в доме, пока не пропала на Темной аллее, — сообщил Роберт. — С тех пор ее никто не видел.
— Скорее всего сбежала с лакеем. — Джаред решительно закрыл свой ежедневник.
— Мне очень хочется пройти по Темной аллее, — настойчиво произнес Роберт Хью скорчил ему через стол гримасу.
— Тебе хочется только потому, что мальчишка в парке сказал, будто у тебя духу не хватит. Но если мы все отправимся туда — это не считается. Ведь лорд Чиллхерст отпугнет всех разбойников.
— Вот именно, — торжествующе добавил Итон. — Если с нами будет лорд Чиллхерст, разбойники, конечно, не появятся.
Чтобы доказать свою храбрость этому мальчику, тебе надо прогуляться по Темной аллее в одиночку. Спорим, струсишь!
— Да, — продолжал поддразнивать брата Хью. — Ты, несомненно, побоишься пойти один.
Роберт презрительно посмотрел на братьев.
— Вовсе не боюсь я вашей Темной аллеи.
— Нет, боишься, — не унимался Хью.
Джаред приподнял бровь.
— Довольно спорить. Умный человек оставляет без внимания дурацкие подначки и дразнилки. Он должен быть выше всех этих глупостей и принимать решения, основываясь на разуме и логике. Теперь, если вы позавтракали, марш готовиться к занятиям!
— Да, сэр. — Вскочив, Хью бросил на Роберта напоследок насмешливый взгляд.
Итон хихикнул и вышел из-за стола.
Роберт встал и поклонился Олимпии, с достоинством не отвечая на выпады братьев.
Джаред дождался, пока они с Олимпией остались в комнате одни. Затем он спросил через стол:
— Надеюсь, ты не возражаешь против такого расписания, дорогая?
Олимпия встрепенулась.
— Да… Да, конечно. — Она помешивала ложкой в чашке. — В составлении распорядка вам нет равных. Мне остается лишь повиноваться. Я целиком полагаюсь на вас.
— Спасибо. Я стараюсь.
Олимпия бросила на него гневный взгляд.
— Вы смеетесь надо мной, Чиллхерст?
— Нет, дорогая. Это я в последнее время выгляжу все более забавным в собственных глазах.
Глаза Олимпии вдруг вспыхнули, словно ее осенила неожиданная догадка.
— Джаред, почему вы издеваетесь над собой и своими страстями? Стыдитесь признаться, что ничто человеческое вам не чуждо?
— Дело в том, что бурные страсти только вносят в жизнь неразбериху. Все глупости, авантюры начинаются со страсти, с того момента, когда человек теряет голову. Отсюда и безответственность.
— Когда человек становится рабом страсти, тогда и происходят неприятные казусы. Вы же всегда сохраняете хладнокровие, сэр. — Она густо покраснела. — Кроме разве что тех случаев, когда вами движет романтическая страсть, — Да, — согласился Джаред, — когда я занимаюсь с вами любовью. — Он поймал ее взгляд. — Ты моя слабость, мое самое уязвимое место, моя ахиллесова пята. Моя сирена. — Джаред допил кофе и непринужденно отставил чашку. — Прощу прощения, Олимпия. Меня ждут ученики.
— Минуточку, Джаред, мне нужно кое-что сообщить вам. — Олимпия остановила его, когда он направлялся к дверям. — Это касается моей последней находки в дневнике.
— Дорогая, вот уж чего я не собираюсь обсуждать в день своей свадьбы, так это проклятый дневник. Ты знаешь, как меня раздражает данная тема, так что давай покончим с ней раз и навсегда. Я больше не хочу ничего слышать о дневнике. — Джаред наклонился и поцелуем коснулся ее губ.
— Но, Джаред…
— Лучше подумай о брачной ночи, которая нас ожидает, сирена, — нежно приказал он. — Возможно, ты найдешь ее не менее интересной, чем дневник Лайтберн.
И с этими словами он вышел из столовой.
]]]
— Ты хочешь, чтобы я открыл городской дом? — Феликс перегнулся через стол, чтобы налить себе кларета. — Конечно, я с радостью за этим присмотрю. Тебе, конечно, потребуется прислуга?
— Да. — Джаред побарабанил по столу пальцами, быстро прикидывая в уме. — Об экономке не беспокойся, она у нас уже есть.
Феликс скептически посмотрел на него.
— Та, которую вы привезли из Верхнего Тудвея? Сомневаюсь, что она способна вести хозяйство в доме джентльмена в городе. У нее просто не хватит опыта.
— Полагаю, хватит.
Феликс пожал плечами:
— Что ж, дело твое. Кларет?
— Нет, благодарю.
— Ну хорошо, тогда позволь мне выпить за твое грядущее бракосочетание. — Феликс отпил большой глоток кларета и поставил бокал. — Должен сказать, ты провернул это самым необычным образом. Возможно, ты все же унаследовал часть семейной эксцентричности.
— Не исключено.
Феликс издал короткий смешок.
— Едва ли следует тебе давать оповещение в газетах, ведь в глазах света ты уже женат. Могу я поинтересоваться, как ты отметишь внезапное торжество?
— Мы вечером повезем племянников моей возлюбленной в Воксхолл смотреть фейерверк.
— В Воксхолл! Великий Боже! — Феликс поморщился. — А что думает об этом твоя невеста?
— Она предоставляет такого рода решения на мое усмотрение. Да, вот еще что, Феликс.
— Слушаю.
Джаред полез в карман и достал платок Толберта.
— Проследи, чтобы платок вернули Роланду Толберту.
Вместе с ним передашь ему сообщение.
Феликс с любопытством рассматривал платок.
— Какое сообщение?
— Передай, что если повторится инцидент, подобный тому, в результате которого платок был оставлен в саду леди Чиллхерст, Толберту придется иметь дело лично с ее мужем.
Феликс взял платок.
— Ладно, но, на мой взгляд, тебе вряд ли грозят неприятности с его стороны, Чиллхерст. Толберт не станет вспахивать чужие нивы. — — Это мне известно. — Джаред вытянул ноги и посмотрел на старого друга. — Я хотел еще кое-что обсудить с тобой. Ты разговаривал со страховщиками? — Да, но с тем же результатом. — Феликс нервно заходил по комнате. — Тебе придется смириться, что за обманом стоит капитан Ричарде. Другого объяснения просто не существует.
— Ричарде работал у меня долгое время, почти столько же, сколько и ты, Феликс.
— Я знаю, сэр! — Феликс покачал головой. — Жаль, что именно я принес дурные вести. Я прекрасно понимаю, как ты ценишь преданность и честность. Тяжело сознавать, что тебя обманул человек, которому доверял многие годы, — Я говорил тебе и могу повторить еще раз, мне совершенно не хочется играть роль дурака.
]]]
Полчаса спустя наемный экипаж подкатил к фасаду фешенебельного особняка Бомонта.
— Подождите меня, — приказал Джаред кучеру. — Я не задержусь.
— Слушаюсь, милорд.
Поднимаясь по лестнице, Джаред вынул из кармана золотые часы и взглянул на циферблат. На время этого визита к Деметрии он оставил мальчиков дома с миссис Берд.
До встречи с Олимпией оставалось не так много времени, но он надеялся, что визит будет кратким. То, что он собирался сказать Деметрии, можно было уложить в несколько фраз.
Дверь открыл лакей и неодобрительно оглядел Джареда.
Он явно привык к посетителям, приезжающим в собственных каретах, а не в наемных экипажах.
— Сообщите леди Бомонт, что с ней желает говорить Чиллхерст, — произнес Джаред, не вступая в долгие объяснения.
Лакей окинул его высокомерным взглядом, продемонстрировав свой длинный нос.
— Вашу карточку, сэр.
— У меня нет карточки.
— Леди Бомонт не принимает до трех, сэр.
— Если вы не дадите ей обо мне знать, — очень вежливо произнес Джаред, — я сам об этом позабочусь.
Лакей гневно на него посмотрел, но благоразумно удалился выполнять указание. Джаред подождал на ступенях, пока дверь не открылась снова.
— Леди Бомонт примет вас в гостиной.
Джаред не удостоил его ответом. Он прошел в холл и позволил проводить себя к Деметрии. Она ждала его, удобно расположившись на голубой с золотом софе, выгодно оттеняющей ее бледные шелка. Когда он вошел, Деметрия встретила его ничего не выражающей, равнодушной улыбкой. Взор ее был холодным и настороженным.
Джаред подумал, что всегда видел в ее взгляде только холодную отстраненность. Три года назад он ошибочно принял ее равнодушие за самообладание и способность подчинять разуму свои чувства. В то время он считал, что именно эти качества делают честь его будущей жене.
Позднее он понял, что выдавал желаемое за действительное: за сдержанностью скрывалась хорошо замаскированная неприязнь.
— Доброе утро, Чиллхерст; Вот это сюрприз!
— Неужели? — Джаред скользнул беглым взглядом по богатому убранству комнаты. Стены были обиты голубым шелком; камин украшала белая мраморная резьба. Тяжелые шторы из голубого бархата обрамляли выходящие в большой сад окна классических пропорций. На всем лежала печать изобилия, подчеркивающего огромное богатство Бомонта.
— Ты неплохо устроилась, Деметрия.
Деметрия склонила голову.
— А ты сомневался, что я добьюсь своего?
— Нет, ни секунды. — Джаред не мог не признать, что она отлично вписывается в интерьер богато убранной комнаты. Теперь при взгляде на Деметрию трудно было бы даже предположить, что когда-то она была почти нищей. — Ты всегда хорошо знала, чего хочешь.
— Те, кому не выпало счастья родиться в роскоши, должны уметь постоять за себя. В противном случае они обречены на весьма жалкое существование. Тебе этого не понять.
— Ты права. — Что толку говорить ей, что эту истину он усвоил давным-давно. Вряд ли Деметрия стала бы выслушивать его воспоминания о детстве, омраченном финансовой нестабильностью семьи, с одной стороны, и полнейшей неразберихой, вызванной его эксцентричными родственниками, — с другой.
Джареду вдруг пришло л голову, что он никогда не делился с Деметрией воспоминаниями о своем прошлом. Да ее и не очень-то интересовали его заботы и чувства. Ее заботили только собственная судьба и будущее брата.
Деметрия томно откинула руку на спинку софы.
— Полагаю, у вас есть особые причины для визита в столь ранний час?
— Безусловно.
— Безусловно! — В голосе Деметрии прозвучал язвительный оттенок. — Ты же никогда ничего не делаешь просто так. Вся твоя жизнь подчинена рассудку: и твои часы, и чертов дневник распорядка дня — все ради дисциплины и смысла.
Ну хорошо, выкладывай, зачем ты сюда явился.
— Я хотел бы узнать, что тебе, твоему братцу и твоей любимой леди Киркдейл понадобилось от моей жены?
Деметрия наивно округлила глаза.
— Странный вопрос. Мы просто хотели поздравить ее с новосельем.
— Побереги свою ложь для мужа, в его возрасте ему безусловно придется ее проглотить.
Деметрия поджала губы.
— Не тебе судить о моем замужестве, Чиллхерст. Что ты об этом можешь знать?!
— Я знаю, что ваш брак был вызван алчностью с твоей стороны и отчаянным желанием иметь наследника — со стороны Бомонта.
— Да будет тебе, Чиллхерст. Мы оба хорошо знаем, что алчность и потребность в наследнике являются двумя причинами, по которым происходит подавляющее большинство светских браков. — Деметрия инквизиторски сощурила глаза. — Неужели ты думаешь, я поверю в то, что твой собственный альянс с особой, которую ты прячешь на Иббертон-стрит, основан на более благородных побуждениях?
— Я пришел сюда не для того, чтобы обсуждать свой брак.
— Тогда зачем?
— Предостеречь тебя, чтобы ты вместе со своим исключительно назойливым братцем держалась от моей, жены подальше. Я никому не позволю играть с ней в кошки-мышки. Ясно?
— С чего ты взял, что мы с ней во что-то играли? Нам просто захотелось взглянуть на женщину, которая удовлетворила твой взыскательный вкус.
— Я вижу, в последнее время кое у кого появился нездоровый интерес к моей жене.
— А ты считаешь, что она не может вызвать интереса?
Бедный Джаред! И надолго тебя хватит? Или, может, ты записался в общество любителей «синих чулок»?
— Довольно, Деметрия!
— Ты получил что хотел, Чиллхерст? — Глаза Деметрии блеснули холодной яростью. — Женщину, которая впишется в твой чертов распорядок дня? Женщину, которая сама ничего не знает про страсть и потому не заметит, сколь глубоко ты неспособен проявить какие-либо чувства?
— Не утруждай себя заботой о моей личной жизни. — Джаред повернулся, чтобы уйти, но помедлил. — Ты получила что хотела, Деметрия. Так успокойся.
— Это угроза, Джаред?
— Считай, что да.
— Холодный бесчувственный ублюдок! — Рука Деметрии на спинке софы сжалась в кулачок. — Тебе ничего не стоит угрожать. Лишь потому, что ты от рождения имел и богатство, и титул, ты считаешь себя выше всех. Но знаешь, Джаред, я тебе не завидую.
Джаред улыбнулся:
— Я рад за тебя.
— Нет, милорд, я ни капельки тебе не завидую. — Глаза Деметрии сверкнули. — Ты обречен прожить жизнь, так и не изведав страсти, которая воспламеняет кровь. Тебе не дано испытать переживаний, волна которых способна смыть и унести тебя… — — Деметрия…
— Ты никогда не узнаешь сладости соединения с другой душой, поющей с твоей в унисон. Ты, имея всего лишь жалкую торгашескую душонку, никогда не поймешь, что испытывает влюбленный, вызывая у любовника ответный порыв, не так ли, Джаред?
Джаред посмотрел ей в глаза и понял, что она имеет в виду тот же день, что и он. В тот день он поцеловал ее в конюшнях на Огненном острове.
Тот поцелуй был не похож на вежливые безразличные поцелуи, что были до того. Со стороны Джареда это была отчаянная попытка доишься от нее взаимности. Тот поцелуй удивил их обоих, но так и не пробудил чувства.
В тот день они оба осознали правду: между ними никогда не вспыхнет огонь страсти. В тот же день Джаред наконец понял, что желает найти в жене чувственность. Он был благодарен Деметрии за то, что она открыла ему глаза.
— Придется довольствоваться тем, что есть, — сказал Джаред. — Прощай, Деметрия. Не дай Бог, если я узнаю, что ты вновь досаждала моей жене. И позаботься о том, чтобы твой неугомонный братец не попадался мне на пути.
— Почему? — Во взгляде Деметрии зажглась тревога. — Ты ничего не сможешь ему сделать. Мой муж человек богатый и влиятельный. Он не даст Джиффорда в обиду.
Джаред поднял брови.
— Твоего мужа намного больше волнует исцеление от прискорбного бессилия, чем забота о твоем дурацком братце. Кроме того, ты бы для его же блага прекратила защищать Ситона.
Ему двадцать три года. Давно уже пора стать мужчиной.
— Он и так мужчина, будь ты проклят.
— Твой брат мальчишка с дикими необузданными эмоциями. Испорченный, избалованный, вспыльчивый мальчишка.
Защищая его на каждом шагу, ты сделала из него марионетку. Если хочешь, чтобы он стал мужчиной, ему следует научиться брать на себя ответственность.
— Всю жизнь я заботилась о своем брате, — с яростью произнесла Деметрия, — и не желаю слышать ваши советы, я в них не нуждаюсь.
Джаред пожал плечами:
— Как знаешь, но в следующий раз, когда кто-нибудь из вас перейдет мне дорогу, не рассчитывайте, что я вновь буду вести себя как джентльмен. Если помнишь, один раз я это уже сделал, с меня довольно.
— Ты не понимаешь, — прошипела Деметрия. — Впрочем, ты никогда не понимал. Убирайся отсюда, Чиллхерст, или, клянусь, тебя вышвырнут.
— Не затрудняй себя, я только рад уйти.
Джаред не оглядываясь проследовал в холл. Дворецкий исчез, но прямо перед дверью в гостиную стоял Джиффорд, он побледнел от гнева.
— Что вы здесь делаете, Чиллхерет?
— Навещаю вашу очаровательную сестру, хотя вас это не касается. — Джаред обогнул Джиффорда и направился к выходу.
— Что вы ей сказали?
Взявшись за дверную ручку, Джаред, поколебавшись, добавил:
— Я скажу вам то же самое: не появляйтесь рядом с моей женой, Ситон.
Красивое лицо Джиффорда перекосилось в злобной ухмылке.
— Мы оба знаем, что это пустая угроза, вы не способны причинить мне зла. Бомонт слишком могущественный человек даже для вас.
— На вашем месте я бы не рассчитывал на защиту Бомонта. — Джаред отворил дверь. — Или на защиту вашей сестры.
Джиффорд шагнул вперед:
— Черт подери, Чиллхерет, о чем вы?
— О том, что, если вы осмелитесь приблизиться к моей жене, вы жестоко поплатитесь!
— Послушайте, Чиллхерет, — Джиффорд злорадно усмехнулся, — вы же не собираетесь бросить мне вызов? Мы оба знаем, что вы слишком рассудительны, слишком расчетливы, слишком трусливы, чтобы рискнуть встретиться со мной в поединке чести.
— Я вижу, что дальнейшие обсуждения бессмысленны.
Я вас предупредил. — Джаред вышел на парадную лестницу и прикрыл за собой дверь.
Извозчик дожидался его на улице.
— В институт Масгрейва, — бросил Джаред. — И пошевеливайтесь, меня там ждут. — Он открыл дверь и забрался в кэб.
— Да, сэр. — Извозчик издал страдальческий вздох и тронул поводья.
Когда кэб отъехал от дома Бомонта, Джаред откинулся на сиденье. «Деметрия ошибается, полагая, что я обречен на бесстрастное существование», — подумал он. В эту минуту его переполняла такая буря чувств, которой он никогда еще не испытывал.
Это был день его свадьбы, и теперь, когда планы близки к исполнению, ему, казалось бы, не из-за чего больше беспокоиться и сходить с ума. Скоро Олимпия будет принадлежать ему по всем людским и Божьим законам. И все же с утра он проснулся, мучимый щемящим чувством тревоги, которое не отпускало его до сих пор. Он не понимал природы чувства, грызущего его изнутри. В конце концов, он вот-вот женится на своей желанной женщине. Но он не мог до конца понять, почему она приняла его предложение.
Сначала Олимпия ему отказала, но после встречи с Деметрией переменила свое решение.
Джаред посмотрел на переполненную суетной толпой улицу. Конечно же, Олимпия согласилась на замужество не только потому, что он содержит ее дом в порядке. За ее решением крылось что-то большее, определенно в ее поступке должно быть что-то большее.
«Она меня желает»., — напомнил он себе. Воспоминание о ее страстном ответном порыве должно было его убедить, но почему-то тревога не унималась.
Олимпия ясно дала понять, что не считает страсть поводом для замужества и не собирается связывать себя узами брака ради того, чтобы оградить свое доброе имя. «Большой жизненный опыт», — скривив губы, подумал он.
«Так почему же она все-таки согласилась выйти за меня замуж?»— в тысячный раз задавал он себе вопрос. Неуверенность мучила его со вчерашнего дня. Он был убежден, что это решение Олимпия приняла из-за чего-то сказанного Деметрией во время вчерашнего визита. Но он не находил в их встрече ответа на свои сомнения, ч Разве что в результате стычки в гостиной Олимпия наконец осознала, что обязана выйти замуж из соображений приличия.
В конце концов, заключил Джаред, одно дело рассуждать о том, как можно всех одурачить, сказавшись мужем и женой, и совсем другое — претворять такой обман в жизнь.
Несмотря на все разговоры про собственную искушенность, Олимпия оставалась невинной девочкой из маленькой деревушки. Она понятия не имела, что ее ждет, когда по простоте своей решила поиграть в замужнюю даму.
Конечно, когда она задумала этот план, то не подозревала, что ей придется изображать жену виконта, напомнил себе Джаред. Ведь она считала его простым учителем. Он вынужден был признать, что ее план мог отлично сработать, если бы не его обман в самом начале их отношений.
Джаред понимал, что в сложившейся чудовищной ситуации вся вина лежит на нем. И без сомнения, он заслужил эту пытку неопределенностью, невозможностью решить мучившие его вопросы. Он сам загнал себя в ловушку и теперь балансировал между надеждой и отчаянием.
Таковы последствия безрассудной страсти.
Значит, так тому и быть. Он мрачно усмехнулся. Бросившись однажды в яростный вихрь страстей, человек обречен на вечную неопределенность. Единственное, что остается, — это продержаться на плаву в бурных водах чувств.
Сегодня его брачная ночь. Он не потерпит никаких препятствий на пути к осуществлению своего самого большого желания на свете. Сегодня ночью, когда он уложит Олимпию в постель, она станет его женой. Он предастся любви, уверенный в том, что наконец имеет на нее законные права.
Пусть он не уверен, какие причины подтолкнули ее к решению о замужестве, но в нем жила восхитительная убежденность, что она жаждет его с той же страстью, какую он сам к ней испытывал.
И пусть одной страсти недостаточно для брака, но это намного больше, чем обещал ему альянс с Деметрией.
Зрелище фейерверка, воспламенившего небеса над Воксхолл-гарденс, было столь захватывающим, что оно почти отвлекло Олимпию от неразберихи, царившей в ее мыслях.
Она замужем.
Ей до сих пор никак не удавалось осознать волнующую реальность своего нового положения. , Замужем за Джаредом.
Это казалось немыслимым. Скромный деловой обряд, совершенный незадолго до полудня пастором в церквушке на окраине города, она не могла воспринять как настоящую действительность.
Они связаны навеки.
Что, если она совершила страшную ошибку, подумала Олимпия с внезапным испугом. Что, если Джаред никогда не сможет любить ее так, как любит его она? Без всякого сомнения, он ее желает, напомнила она себе. На этом можно сыграть.
Она должна на этом сыграть.
Но страсть не любовь. Уж ей-то это прекрасно известно.
Тетушки внушили ей, как важна любовь, они научили ее отличать любовь от нелюбви. Олимпия понимала, что между физическим влечением и настоящим глубоким чувством, когда хочется жить ради любимого человека, — огромная пропасть.
Она любила Джареда всем сердцем, но не была уверена, что он позволит себе полюбить ее. Джаред не доверял сильным страстям, он издевался над их проявлением в себе и держал свои чувства в узде. Кроме тех минут, когда они занимались любовью, подумала Олимпия.
Она крепко вцепилась в свою сумочку, наблюдая за очередным взрывом огней в темном небе.
Кроме тех минут, когда они занимались любовью.
Сегодня вечером она чувствовала себя храброй и отважной, как искатель приключений, устремившийся на поиски легендарного сокровища. Она все поставит на карту в стремлении обратить страсть Джареда в любовь.
— У-у, посмотрите! — восхищенно выдохнул Итон, когда с неба рассыпался очередной каскад огненных брызг. Он обратился к стоящему рядом с ним Джареду:
— Вы когда-нибудь в жизни видели такую красоту, сэр?
— Нет, — сказал Джаред, глядя при этом не на фейерверк, а в лицо Олимпии. — Никогда.
Уголком глаза Олимпия уловила во взгляде Джареда отсвет едва сдерживаемого огня От него, как никогда, исходило ощущение опасности. Взгляд Джареда зажег в душе Олимпии обжигающие искрящиеся огоньки, ослепившие ее сильнее всполохов над головой. Когда он так на нее смотрел, она казалась себе прекрасной принцессой, сошедшей со страниц старинных легенд.
— Мне очень нравится музыка! — воскликнул Хью. — Правда, она такая захватывающая, тетя?
— О да, это волшебство — Олимпия чувствовала, как у нее перехватило дыхание, и увидела, как губы Джареда дрогнули в понимающей улыбке. Он прекрасно знал, что в этот момент она подумала не о музыке, а о том, как он прикоснется к ней сегодня ночью. — Действительно захватывающая!
— Зов сирены, — прошептал ей на ухо Джаред. — И я не могу устоять.
Олимпия рискнула бросить еще один взгляд на четкий, мужественный профиль и растаяла от его ошеломляющего мужским жадным нетерпением взгляда.
Джаред взял ее за руку, и звуки музыки, все нарастая, потекли над садами Воксхолла, к удовольствию собравшейся толпы народа.
— Сегодня здесь, наверное, собрались тысячи людей, — заметил Роберт.
— По крайней мере тысячи две-три, — уточнил Джаред. — А это означает, что каждый из вас может легко потеряться. — Он глянул на взволнованные лица мальчуганов — Я хочу, чтобы каждый из вас дал мне слово, что не будет исчезать из виду.
— Да, сэр, — послушно сказал Роберт. И тут же встретил радостным криком очередной взрыв фейерверка.
— Да, сэр. — Итон неистово бил в ладоши, в восторге от красочного зрелища.
Хью сосредоточенно рассматривал оркестр.
— Да, сэр. А это очень трудно — научиться играть на музыкальных инструментах?
Джаред встретился глазами с Олимпией.
— Это требует много времени и сил, — мягко произнес он, — но то же самое можно сказать про всякое достойное дело. Если действительно хочешь в чем-то преуспеть, нужно посвятить себя этому целиком.
Олимпия знала, что он говорит не про искусство игры на музыкальных инструментах. Джаред говорил об их с Олимпией чувствах Она бы не могла объяснить, о чем именно идет речь, но понимала, что сейчас он дает ей торжественный обет. Она взволнованно улыбнулась, ощущая на пальце тяжесть золотого кольца, которое сегодня он надел ей на палец.
— А барабан? — настаивал Хью. — На ней легче научиться играть?
— Думаю, рояль подойдет больше.
— Вы так считаете? — Хью поднял на него серьезные глаза.
— Да. — Джаред улыбнулся. — Если ты хочешь научиться играть, я позабочусь о том, чтобы нанять преподавателя.
— Очень хочу, сэр! — просиял Хью.
Олимпия коснулась руки Джареда:
— Вы так добры, милорд.
Джаред поцеловал в ответ запястье ее руки в тонкой перчатке.
— Мне это только приятно.
— Где Роберт? — внезапно спросил Итон.
— Только что был здесь, — отозвался Хью. — Может, пошел за мороженым? Я бы тоже не отказался.
Олимпия встревожилась, она словно очнулась ото сна. Она начала озираться по сторонам, но среди возбужденной толпы, глазеющей на фейерверк, Роберта нигде не было видно.
— Он исчез, милорд. Он обещал стоять рядом, но я его не вижу.
Джаред, тихо чертыхнувшись, отпустил руку жены.
— Темная аллея!
Олимпия посмотрела на него:
— Что?
— Боюсь, что Роберт не устоял против искушения прогуляться по Темной аллее.
— Ой! Он же сегодня говорил об этом! — Олимпию испугало мрачное выражение лица Джареда. — Там правда так опасно?
— Нет, конечно, — попытался успокоить ее Джаред. — Но дело в другом: Роберт ведь дал мне слово, что не будет исчезать из виду.
— Вы его побьете, сэр? — напряженно спросил Итон.
— Это из-за пари, сэр. Из-за пари он отправился туда, — нахмурился Хью.
— Причины не так уж и важны, — заметил Джаред с ледяным спокойствием. — Главное, он нарушил слово…
Впрочем, это наше с ним дело. Теперь вот что: я оставляю тетю Олимпию на ваше попечение, а сам поищу Роберта.
Я надеюсь по возвращении застать вас на этом же самом месте.
— Да, сэр, — прошептал Итон.
— Мы позаботимся о тете Олимпии, — пообещал Хью.
Джаред обратился к Олимпии:
— Не беспокойся, дорогая. С Робертом все будет в порядке. Я скоро вернусь.
— Да, конечно. — Олимпия взяла Хью за руку и потянулась к Итону. — Мы будем ждать вас здесь.
Джаред повернулся и заспешил к аллее. Через несколько мгновений он затерялся в толпе.
Хью очень крепко ухватился за руку Олимпии, его нижняя губа дрожала.
— По-моему, мистер Чиллхерст, то есть, я хотел сказать, его светлость, очень сердит на Роберта.
— Ерунда, — ободряюще проговорила Олимпия. — Он просто раздражен.
— А вдруг он теперь всегда будет раздражен на всех из-за Роберта? — встревожился Хью. — Вдруг он решит, что с нами слишком много хлопот?
Олимпия наклонилась к Хью:
— Успокойся, Чиллхерст не будет драть вас за уши ни из-за Роберта, ни из-за чего-либо другого.
— Правда не будет? — У Итона просветлело лицо. — Он ведь теперь ваш муж, тетя, да? Значит, он к нам теперь привязан, правда?
— Совершенно верно. Он теперь к нам привязан.
Это была тягостная мысль. Радостное приподнятое настроение Олимпии испарилось. Если во всем до конца разобраться, следует признать, что Чиллхерст женился на ней по соображениям чести и страсти. И теперь он к ним привязан.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100