Читать онлайн Нечаянный обман, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Нечаянный обман

Читать онлайн

Аннотация

Загадочный дневник, который почти невозможно расшифровать, стал подлинным подарком судьбы для красавицы Олимпии Вингфилд, исследовательницы старинных рукописей. Но за дневником охотится и еще один человек — бесстрашный Джаред Чилдхерсг, мужчина, соединившей в себе черты благородного джентльмена и лихого пирата. Чтобы выведать у Олимпии тайну, Джаред готов на все — даже разыграть пылкого возлюбленного. Однако игра становится правдой, а придуманная любовь — сводящей с ума настоящей страстью. Посвящается Ребекке Кабаза — редактору, которая прекрасно разбирается в жанре любовного романа Работа с вами доставляет радость.


Следующая страница

Пролог

— Скажите ей, что нужно остерегаться Гардиана . — Артемис Вингфилд наклонился над столом в таверне. Его выцветшие голубые глаза пристально смотрели из-под густых серых бровей. — Вы усвоили это, Чиллхерст? Она должна остерегаться Гардиана.
Джаред Райдер, виконт Чиллхерст, взгромоздя локти на стол и сцепив пальцы, внимательно смотрел на компаньона своим единственным глазом. Райдер подумал, что за последние два дня Вингфилд заметно привык к его обществу — настолько привык, что уже не пялился на черную бархатную повязку, закрывавшую второй, безжизненный, глаз.
Было очевидно, что Вингфилд принимает Джареда за такого же, как и он сам, склонного к авантюрам англичанина, отправляющегося в путешествие после того, как война с Наполеоном наконец закончилась.
Нервы обоих мужчин были взвинчены до предела после двух предыдущих ночей, проведенных в гостинице маленького грязного французского порта в ожидании кораблей, которые должны были доставить каждого к своей цели.
С бровей Вингфилда падали капли пота, застревавшие в усах. Стоял теплый вечер — из тех, какие бывают поздней весной. В накуренное помещение набилось полно посетителей. Джареду пришло в голову, что Вингфилд страдает не, только от жары — значительное неудобство ему причиняли плотно облегающий тело жилет со стоячим воротником, элегантно обвязанным шарфом, и отлично сшитый сюртук.
Сей фешенебельный наряд был равно не приспособлен ни к мягкости ночи, ни к обстановке портовой таверны. Вингфилд, однако, принадлежал к тем англичанам, для которых внешний вид гораздо важнее личного удобства. Джаред подозревал, что новый знакомый во время путешествий каждый раз переодевался к трапезе, не исключая и тех случаев, когда обедать приходилось в палатке.
— Я усвоил ваши слова, сэр. — Джаред вновь сцепил пальцы. — Но их смысл ускользнул от меня. Гардиан — кто это или что это такое?
Усы Вингфилда слегка дрогнули.
— Если быть совсем откровенным, то это кусочек нелепицы. Всего лишь часть старинной легенды, имеющей отношение к дневнику, уже упакованному и погруженному на борт. Я посылаю его племяннице в Англию. Старый граф, продавший мне книгу, предупредил меня именно такой фразой.
— Я слышал, — вежливо сказал Джаред. — Остерегаться Гардиана, да? Весьма интересно.
— Как я уже заметил, просто отголоски старой легенды, связанной с дневником. Тем не менее минувшей ночью случилось нечто действительно странное и далеко не безобидное.
— Странное?
Глаза Вингфилда сузились.
— Я уверен, что мою комнату в гостинице обыскивали во время ужина.
Джаред нахмурился:
— Сегодня утром за завтраком вы умолчали об этом.
— А что говорить, если ничего не взяли. Но в течение всего дня у меня такое ощущение, будто за мной следят.
— Весьма неприятно.
— Действительно. Не думаю, что слежка связана с дневником. Однако я начал ощущать смутное беспокойство. Не хочется подвергать племянницу опасности.
Джаред глотнул слабого эля.
— Что представляет собой дневник, который, по вашим словам, вы отправляете племяннице?
— Это дневник женщины по имени Клер Лайтберн, — объяснил Вингфилд. — Вот и все, что я знаю. Записи по большей части совершенно невозможно прочитать.
— Отчего так?
— Он, кажется, написан на смеси греческого, латыни и английского. Что-то вроде личного шифра. Моя племянница считает, что дневник Лайтберн содержит ключ к несметным сокровищам. — Вингфилд фыркнул.
— Вы не верите в эту историю?
— Если вы спрашиваете мое мнение — все это не слишком похоже на правду. Но Олимпии доставит удовольствие расшифровать дневник. Она обожает такие вещи.
— Похоже, она совершенно необычная женщина.
— Так и есть. — Вингфилд довольно засмеялся. — Я предполагаю, что в том нет ее вины. Она воспитывалась совершенно эксцентричной тетей и ее компаньонкой. Я не столь хорошо знаком с этой ветвью семьи и не одобряю того, как тетя с подругой воспитывали Олимпию. Забили ей голову кучей странных представлений.
— Какого рода представлений?
— Слишком книжных. Олимпия не уделяет должного внимания правилам приличия. Не поймите меня превратно, это прелестная молодая девушка с безукоризненной репутацией.
Но она не интересуется тем, чем, как предполагается, должна интересоваться юная леди. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.
— Что именно?
— Манеры прежде всего. Никакого интереса к нарядам.
Кроме того, тетя никогда не учила ее полезным вещам, которые обязана знать леди: таким как умение танцевать, флиртовать и понравиться потенциальным ухажерам. — Вингфилд покачал головой. — Весьма странное воспитание, на мой взгляд. Я подозреваю, именно по этой причине она не нашла себе мужа.
— А что интересует вашу племянницу? — Казалось, любопытство Джареда начинает возрастать.
— Все, что связано с обычаями и легендами заморских стран, очаровывает крошку. Олимпия ведет активную работу в Обществе путешествий и исследований, несмотря на то что в жизни ни разу не выезжала из Дорсета.
Джаред взглянул на него:
— Если она никогда не путешествовала, то как умудряется заниматься исследовательской работой?
— Она просматривает старинные книги, журналы и письма, имеющие отношение к путешествиям и исследованиям.
Изучив находки, она пишет свои заключения. Опубликовала несколько статей за последние три года в ежеквартальном журнале, издаваемом Обществом.
— Действительно? — Джаред уже почувствовал неподдельный интерес к странной девушке.
— Да, именно так. — Во взгляде Вингфилда промелькнула нескрываемая гордость. — Статьи ее популярны среди знатоков, ибо содержат полезную информацию об обычаях и нравах иностранцев.
— Как Олимпии удалось обнаружить дневник Лайтберн? — осторожно спросил Джаред.
Вингфилд пожал плечами:
— С помощью нескольких писем, на которые она наткнулась, ведя изыскания. Ей потребовалось около года, чтобы выяснить, что дневник находится здесь, на французском побережье, в маленьком городке. Как оказалось, здесь сохранилась только ничтожная часть крупной библиотеки, разрушенной во время войны.
— И вы специально приехали сюда, чтобы приобрести дневник для своей племянницы?
— Мне по пути — я направляюсь в Италию. Дневник, видимо, побывал во многих руках за последние годы. Старик, владевший им, находился в стесненных обстоятельствах.
Нуждаясь в деньгах, он был несказанно счастлив продать кое-какие из принадлежавших ему книг. На распродаже я подыскал еще ряд изданий для Олимпии.
— А где дневник находится в настоящий момент?
— О! В полной безопасности. — Вингфилд выглядел весьма довольным собой. — Я вчера упаковал его и лично наблюдал, как тщательно опускали в трюм «Морского огня» товар, отсылаемый мной Олимпии.
— — Вы не волнуетесь за судьбу посылки во время ее путешествия на борту корабля?
— Видит Бог, нет. «Морской огонь»— одно из судов, принадлежащих Флеймкрестам. Превосходная репутация. Надежные команды и опытные, заслуживающие доверия капитаны. Грузы полностью застрахованы. Нет, нет, в море мои товары находятся в надежных руках.
— Но в безопасности английских дорог вы не столь уверены, не правда ли?
Лицо Вингфилда просветлело.
— Я чувствую себя гораздо спокойнее относительно сухопутных дорог, с тех пор как узнал, что вы будете сопровождать груз вплоть до Верхнего Тудвея в Дороете.
— Я ценю ваше доверие.
— Да, сэр, моя племянница будет радоваться, как весенний жаворонок ясной погоде, увидев дневник.
Джаред пришел к заключению, что Олимпия Вингфилд, по-видимому, крайне странное создание. Однако он напомнил себе, что уже встречался с такими людьми. Да и, в конце концов, он сам вырос в семье настоящих чудаков.
Вингфилд откинулся назад и обвел взглядом таверну. Его взор упал на сидевшего за соседним столиком плотно сложенного человека с покрытым шрамами лицом. Его свирепый вид и наличие ножа не обещали ничего хорошего тому, кто осмелится пристроиться с ним рядом. Впрочем, он выглядел так же, как и большинство постоянных посетителей таверны.
— Компания кажется грубоватой, не так ли? — спросил Вингфилд с опаской.
— Половина этих людей мало чем отличается от пиратов, — заметил Джаред. — Солдаты, которым некуда больше идти после поражения Наполеона; моряки, ожидающие корабль; мужчины в поисках податливой шлюхи или драки; обычные отбросы общества, околачивающиеся в портовых городах.
— А другая половина?
Джаред недобро усмехнулся:
— Остальные наверняка пираты.
— Не удивлен. Вы сказали, что часто путешествуете, сэр.
И вероятно, бывали во многих опасных местах. Полагаю, вы научились держать себя в руках.
— Как видите, мне удалось дожить до сегодняшнего дня.
Вингфилд многозначительно взглянул на черную бархатную повязку, скрывающую глаз Джареда.
— Позвольте заметить, но вас нельзя считать совершенно невредимым.
— Да, я не совсем уцелел, — с мрачной усмешкой подтвердил Джаред.
Ничего удивительного не было в том, что его внешность вызывала беспокойство. И дело вовсе не в повязке, заставлявшей чувствовать неловкость. Даже в прежние времена, при более благоприятных обстоятельствах, когда волосы были соответствующим образом уложены, а костюм модным, его ближайшие родственники часто отмечали, что он походит на пирата.
Мысленно подводя итоги всего пережитого, Джаред мог уверенно сказать о себе, что является настоящим бизнесменом. Он отнюдь не был ярким, увлекающимся человеком с горячей кровью, в котором отец его мог бы видеть продолжателя семейных традиций.
Вингфилд в первое время тоже относился к нему настороженно. Джаред понимал: лишь благодаря его достойным манерам и образованной речи старик убедился, что перед ним находится истинный джентльмен.
— Как случилось, что вы потеряли глаз, если только мой вопрос не покажется вам нескромным?
— Это длинная история, — ответил Джаред. — И в определенном смысле болезненная. Мне бы сейчас не хотелось ее рассказывать.
— Конечно, конечно. — Вингфилд густо залился румянцем. — Простите меня за дерзость.
— Не терзайте себя. Я привык к навязчивому любопытству.
— Должен заметить, я почувствую себя гораздо спокойнее, когда корабль утром отчалит. Зная, что вы находитесь на борту и будете сопровождать мои товары вплоть до Верхнего Тудвея, я буду уверен в их безопасности. Еще раз позвольте поблагодарить вас за то, что согласились помочь мне.
— Поскольку я сам возвращаюсь в Дорсет, весьма рад оказаться вам полезным.
— Не боюсь признаться, но ваше содействие сэкономит мне кучу наличных, — поведал Вингфилд. — Не придется обращаться, как обычно, к фирме в Веймаузе, чтобы они приняли груз и проследили за его доставкой Олимпии. На этот раз, к счастью, обойдется без уплаты за услуги, которые нынче весьма дороги.
— Импорт товаров никогда не бывает дешев.
— Вы правы. К сожалению, Олимпия не смогла извлечь из товаров, что я ей отправил двумя последними рейсами, прибыль, на которую мы рассчитывали. К нашим накоплениям удалось добавить совсем немного.
— Рынок ввозимых товаров часто бывает совершенно непредсказуемым, — заметил Джаред. — Проявляется ли в вашей племяннице хитрость и проницательность, когда дело касается торговли?
— Видит Бог, нет. — Вингфилд рассмеялся с нежностью. — У Олимпии мозги не приспособлены для бизнеса.
Проворна, как змея, но никакого интереса к финансам. Я боюсь, что она пошла по стопам ветви моей семьи. Страстно жаждет путешествовать подобно мне, хотя, конечно, для нее это невозможно.
— В большинстве частей света одинокая путешествующая женщина встретится со множеством проблем, — предположил Джаред.
— Мою племянницу не остановило бы подобное обстоятельство. Я уже говорил вам — она не типичная английская мисс. Сейчас ей двадцать пять, и у нее своя голова на плечах.
Нельзя даже представить, что она могла бы сделать при достаточном доходе и отсутствии бремени в виде троих племянников.
— Она воспитывает своих племянников?
Усы Вингфилда дернулись.
— Называет их племянниками, и они зовут ее тетя Олимпия, но правда состоит в том, что родство более дальнее.
Мальчики — сыновья ее двоюродного брата, который вместе с женой погиб в дорожной катастрофе два года назад.
— Как же дети оказались на попечении вашей племянницы?
— Вы же знаете, сэр, как воспитываются у нас сироты.
После смерти родителей мальчики переходили от одного родственника к другому, пока в конце концов шесть месяцев назад не очутились на ступеньках дома Олимпии. Она их приняла.
— Крайне хлопотно для юной леди.
— Особенно для такой, чьи помыслы всегда обращены в сторону изучения других земель и древних легенд. — Вингфилд задумчиво нахмурился. — Мальчики растут совершенно дикими. От трех учителей, предпринявших попытку их обучать, остались рожки да ножки. Милые дети, но полные озорства. Иногда кажется, что дом стоит на вулкане.
— Я понимаю.
Джаред сам вырос в таком же доме, поэтому подробности его не интересовали, сейчас он предпочитал тихую размеренную жизнь.
— Я постараюсь, конечно, помочь Олимпии. Сделаю все, что в моих силах, разумеется, пока буду находиться в Англии, — заявил Вингфилд.
«Но ты не останешься в Англии на столь продолжительное время, необходимое для того, чтобы взять трех юношей в руки и завершить их образование, не так ли?»— подумал Джаред, а вслух произнес:
— А что еще вы отправляете своей племяннице в дополнение к дневнику Лайтберн?
Вингфилд допил остатки эля.
— Одежду, специи, несколько безделушек. И книги, конечно.
— А она должна проследить за тем, чтобы их Ю продали в Лондоне?
— Все, за исключением книг, которые пополнят ее библиотеку. А товары отправятся в Лондон. Часть вырученных денег предназначена на содержание ее собственного домашнего хозяйства, а другая часть — на продолжение моего путешествия. Наша система прекрасно работает, хотя, честно говоря, я надеялся на получение более высокой прибыли.
— Очень трудно преуспевать в делах, если нет надежного помощника, уделяющего самое пристальное внимание счетам, — сухо заметил Джаред.
Он подумал о проблемах в своих собственных финансовых делах, досаждавших ему в последние шесть месяцев. Он собирался провести тщательную проверку всех документов.
У него не оставалось никаких сомнений, что несколько тысяч фунтов стерлингов были похищены у обширной финансовой империи Флеймкрестов. Джаред не мог смириться с тем фактом, что его обманули. Ему вовсе не улыбалась перспектива оказаться в дураках.
Но всему свое время, напомнил он себе. Сейчас его должен занимать только дневник.
— Вы совершенно верно заметили, что необходимо обращать пристальное внимание на деловые счета, но ни Олимпию, ни меня не занимают нудные и скучные подробности.
Мы просто стараемся обходить такие вещи. — Вингфилд пристально посмотрел на Джареда. — Я хотел спросить, вы убеждены, что вас Не затруднит необходимость оказания мне подобной услуги?
— Совершенно убежден. — Джаред посмотрел в открытое окно на гавань, окутанную покровом ночи. Он различил темный силуэт корабля, стоявшего на якоре в ожидании утреннего прилива.
— Высоко ценю вашу любезность, сэр. Должен заметить, что встретить джентльмена своего круга в этой части Франции — большое счастье. Но меня особенно радует то, что вы отправляетесь в Англию на борту «Морского огня».
Джаред улыбнулся.
— Да, весьма удачно. — Он представил, что сказал бы Вингфилд, если бы узнал, что Джаред контролирует не только «Морской огонь», но и весь флот Флеймкрестов.
— Я чувствую себя гораздо спокойнее при мысли, что вы проследите за тем, чтобы весь груз и дневник были в целости доставлены моей племяннице. Теперь я с чистым сердцем продолжу свое увлекательное путешествие.
— По-моему, вы говорили, что направляетесь в Италию?
— А затем в Индию. — В глазах Вингфилда вспыхнул фанатичный огонь предвкушения нового, какой бывает у заядлых путешественников. — Знаете, я всегда мечтал посмотреть эту страну, — Желаю вам доброго пути, — сказал Джаред.
— Того же и вам, сэр. И еще раз позвольте выразить свою признательность.
— Весьма тронут. — Джаред достал из кармана золотые часы и посмотрел на стрелки. — Теперь вы должны извинить меня. — Он спрятал часы обратно в карман и поднялся.
Вингфилд посмотрел на негр;
— Собираетесь спать?
— Пока нет. Думаю, я предприму небольшую прогулку вдоль набережной, хочу освежиться, перед тем как подняться наверх в свою комнату.
— Будьте настороже, — посоветовал Вингфилд, понизив голос. — Не слишком-то я доверяю типам из этой компании: взгляните только, какие у них глаза! Трудно даже вообразить, какие негодяи могут сшиваться на улицах в такой час.
— Не волнуйтесь за меня, сэр. — Джаред склонил голову в вежливом прощании. Он повернулся и направился к двери.
Один или двое из тех, что сидели за столами, потягивая эль из своих кружек, бросили оценивающий взгляд на его дорогие ботинки. Затем их глаза скользнули вверх — на кинжал, висящий на поясе, затем еще выше, на черную повязку.
Никто не поднялся, чтобы последовать за ним.
Как только Джаред ступил в ночь, морской бриз, налетев, тут же спутал его длинные волосы. В отличие от Вингфилда он был одет с явным расчетом на теплый климат. Он никогда не носил галстуков, поскольку ненавидел и галстуки, и шарфы. Верхние пуговицы прекрасно сшитой свободной рубашки из хлопка были расстегнуты, приоткрывая сильную грудь, а рукава закатаны до самых локтей.
Джаред направился вдоль каменной набережной, его мысли были заняты делами, но глаз пристально всматривался в темноту. Человек, потерявший один глаз, имел веские причины беспокоиться о другом.
На дальнем конце набережной появился покачивающийся огонек фонаря. Когда Джаред приблизился, в неверном мигающем свете он увидел двух мужчин. Оба были крупными, почти одного с ним роста, такие же широкие в плечах. Их грубо высеченные лица обрамляли космы белых волос и поседевшие усы. Хотя им было явно за шестьдесят, их походки казались надменными и чванливыми. Два постаревших пирата, подумал Джаред не без чувства обожания.
Первый мужчина одарил Джареда блеснувшей в тени улыбкой. Цвет глаз в размытом лунном свете было трудно определить, но Джаред хорошо знал присущий им серый оттенок. Каждое утро во время бритья он наблюдал в зеркале тот же самый цвет.
— Добрый вечер, сэр, — вежливо поздоровался Джаред с отцом. Затем кивнул второму мужчине:
— Дядя Тадеуш, прекрасная ночь, не правда ли?
— Что касается времени, когда ты объявился… — Магнус, граф Флеймкрест, насупил брови. — Я уже посчитал, что твой новый знакомый задержит тебя разговорами на всю ночь, — Вингфилду нравится беседовать.
Тадеуш поднял фонарь повыше.
— Действительно, мальчик? Что ты узнал?
Джареду было тридцать четыре года. Он уже давно не считал себя мальчиком. По правде говоря, он часто чувствовал себя на целую вечность старше всех своих родственников. Но сейчас ни к чему обижаться на Тадеуша.
— Вингфилд верит в то, что он нашел дневник Клер Лайтберн, — спокойно произнес Джаред.
— Боже мой! — При свете фонаря было видно, что на лице Магнуса появилось откровенное удовлетворение. — Так это правда. Спустя столько лет дневник наконец нашли.
— Проклятие! — воскликнул Тадеуш. — Какого дьявола Вингфилд отыскал его первым?!
— Мне кажется, дневник на самом деле обнаружила его племянница, — продолжал Джаред.. — Причем его нашли здесь, во Франции. Теперь совершенно очевидно, что мои кузены только потеряли время, отправившись на поиски дневника в горы Испании.
— Ну, Джаред, — сказал Магнус примиряюще, — молодые Чарльз и Уильям имели веские основания полагать, что во время войны он был переправлен именно туда. Ты слегка рассержен на своих кузенов, которые угодили в плен к бандитам.
— Вся афера обернулась сплошными неприятностями, — мрачно признал Джаред. — Кроме того, она стоила мне около двух тысяч фунтов, уплаченных в качестве выкупа, если не считать времени и усилий, которые я потратил в ущерб бизнесу.
— Проклятие, сын! — зарычал Магнус. — И это все, о чем ты способен думать?! Твой бизнес?! Клянусь Богом, хотя в твоих жилах течет кровь пиратов, но сердцем и душой ты торговец.
— Я прекрасно отдаю себе отчет, что являюсь сплошным разочарованием для тебя и всей нашей семьи. — Джаред облокотился на каменную стену, ограждавшую гавань. — Но поскольку мы уже не раз обсуждали эту тему, полагаю, не стоит к ней возвращаться сегодня ночью.
— Он прав, Тадеуш, — заметил Магнус. — В настоящий момент нас должны интересовать более важные вещи. Дневник практически в наших руках. Я бы сказал, мы его уже заполучили.
Джаред приподнял бровь.
— Кто из вас вчера ночью попытался завладеть им? Вингфилд сказал, что его комнату обыскивали.
— Это была всего лишь попытка, — признал Тадеуш, ничуть не смущаясь.
Магнус кивнул:
— Только немного огляделись, больше ничего.
Джаред едва удержался от раздраженных проклятий:
— Дневник еще позавчера в полдень погрузили на борт «Морского огня». Чтобы добраться до него, нам придется разгрузить весь корабль.
— Жаль, — пробормотал расстроенно Тадеуш.
— В любом случае, — продолжал Джаред, — дневник принадлежит мисс Олимпии Вингфилд из Мэдоу-Стрим-коттеджа в Дорсете. Она купила его.
— Глупости, он принадлежит нам, — возразил Магнус непреклонно. — Это семейная реликвия. Послушайте, на дневник у нее нет никаких прав.
— Вы, кажется, забыли, что даже если мы добудем дневник, то скорее всего не сможем его расшифровать. Однако… — Джаред выдержал паузу, достаточно долгую, чтобы приковать к себе внимание отца и дяди.
— — Да? — спросил нетерпеливо Магнус.
— Артемис Вингфилд полностью уверен в том, что его племяннице удастся разгадать код, на котором написан дневник. Похоже, мисс Вингфилд преуспела в такого рода вещах, Лицо Тадеуша мгновенно прояснилось.
— Тогда, мальчик, нам становится понятно, как действовать дальше, не так ли? Ты последуешь за дневником до места назначения, где постараешься войти в полное доверие к мисс Вингфилд, дабы она рассказала тебе все, что знает сама.
— Прекрасное предложение. — Усы Магнуса возбужденно задергались. — Очаруй ее, сын. Соблазни. Когда она растает в твоих объятиях, заставь ее рассказать тебе все, что она узнает из дневника. А потом мы заберем его.
Джаред вздохнул. Очень трудно быть единственным благоразумным и трезвомыслящим членом семейства, состоящего исключительно из эксцентриков и оригиналов.
Поиски дневника Лайтберн поглощали внимание всей мужской части семьи Флеймкрестов в течение трех поколений. За исключением Джареда. Его отец, дядя и двоюродные братья, то вместе, то по одному, потратили на поиски годы своей жизни, равно как и более древние родственники. Соблазн обнаружения сокровища оказывал поистине гипнотическое действие на клан, ведущий свою родословную от известных морских пиратов.
Но все хорошо в меру. Две недели назад двоюродных братьев, занятых поиском, чудом не убили. Джаред решил, что настало время раз и навсегда положить конец безумию.
К сожалению, существовала лишь единственная возможность остановить ход событий — вернуть дневник и выяснить, действительно ли он содержит тайну исчезнувших сокровищ.
Никто не спорил, когда Джаред объявил, что настала его очередь заняться поиском таинственного богатства, ускользнувшего из семьи столетие назад. Честно говоря, все, особенно отец, были несказанно рады, что Джаред проявил наконец интерес к объекту пристального внимания всей семьи.
Родственники считали его занятие бизнесом полезным для семьи, но больше от него ни в чем не было проку. Ведь в семействе, прославившемся энергичными людьми с горячей кровью, талант дельца ценился не слишком высоко.
Родственники находили Джареда невыносимо скучным.
Они говорили, будто он лишен огня Флеймкрестов. Он же, в свою очередь, не сомневался, что у них отсутствует чувство самосохранения и здравомыслие. Трудно было опровергнуть тот факт, что, когда возникали проблемы или потребность в деньгах, они непременно спешили к нему.
С двенадцати лет Джареду приходилось улаживать дела клана Флеймкрестов, вникать во все мелочи, обходить острые углы. Каждый в семье соглашался с тем, что в этом он преуспел.
Джареду иногда казалось, что ему уготована вечная роль спасителя родственников.
Порой, когда он ночью делал заметки в своем ежедневнике, в голове мелькала мысль, найдется ли кто-нибудь, кто придет на помощь ему самому.
— Вам хорошо говорить об обаянии и соблазнении, — сказал Джаред, — но прекрасно известно, что эти таланты Флеймкрестов я не унаследовал.
— Чушь! — Магнус отмел это утверждение взмахом руки. — Проблема состоит в том, что ты просто никогда не пробовал соблазнять и обольщать.
Лицо Тадеуша выражало серьезную озабоченность.
— Ты знаешь, Магнус, я не стал бы заходить так далеко, утверждая, что он не сталкивался с подобными проблемами.
Три года назад возникла та самая неприятная ситуация, когда мальчик пытался сосватать себе в жены одну девушку…
Джаред посмотрел на дядю.
— Я думаю, мы можем обойтись без обсуждения темы обольщения. Я не намерен соблазнять мисс Вингфилд или кого-нибудь еще ради того, чтобы узнать секрет дневника.
Тадеуш нахмурился:
— Как же ты собираешься выведать у нее нашу тайну, мальчик?
— Я предложу ей хорошую цену за информацию.
— Купить?! — Магнус, казалось, был шокирован. — Ты думаешь, что сможешь приобрести легендарную тайну просто за деньги?
— Мой опыт говорит мне, что купить можно практически все, — продолжал Джаред. — Как и в бизнесе, прямой, откровенный подход прекрасно работает в любой мыслимой ситуации.
— Мальчик, мальчик, что же нам с тобой делать? — простонал Тадеуш.
— Вы должны позволить мне идти своим путем, — произнес Джаред. — Давайте попытаемся понять друг друга. — Я буду охотиться за дневником. От вас же хочу получить заверение, что вы не будете нарушать наше соглашение.
— Какое соглашение? — озадаченно спросил Магнус.
Челюсти Джареда сжались.
— Дайте мне слово, что, пока я занимаюсь дневником, вы никоим образом не будете вмешиваться в бизнес Флеймкрестов.
— Побойся Бога, сын. Тадеуш и я вели семейные дела еще до твоего рождения..
— Да, сэр, мне известно. Вы вдвоем посадили их на мель.
Усы Магнуса встопорщились от возмущения.
— Не наша вина, что обстоятельства сложились столь неудачно. Бизнес вообще шел плохо в те годы.
Джаред благоразумно решил не развивать данную тему.
Каждый из них знал, что отсутствие у графа деловых качеств в соединении с такими же способностями его брата Тадеуша привели к потере даже того малого, что оставалось от фамильных богатств Флеймкрестов.
Именно Джаред, достигнув девятнадцати лет, вовремя взялся за дела, чтобы спасти последний ветхий корабль, которым еще обладала семья. Тогда ему пришлось заложить ожерелье матери. Никто из родственников, включая саму мать, так и не простил ему такого кощунства. В последний раз мать упрекнула Джареда за его проступок два года назад, на смертном одре. Джаред был слишком подавлен горем, чтобы напомнить ей, что она, как и любой другой член семьи, с удовольствием пользовалась плодами созданного им заново благосостояния Флеймкрестов.
С помощью корабля Джаред возродил империю Флеймкрестов. Он искренне надеялся, что после возвращения из этого безумного путешествия ему не придется повторять прежний подвиг.
— Трудно поверить, что наконец сокровища Флеймкрестов, столь давно исчезнувшие, находятся практически в нашем владении. — Тадеуш сжал руки в кулак в триумфальном жесте.
— У нас и так полный достаток, — отметил Джаред. — Нам не нужны украденные богатства, захороненные Капитаном Джеком и его компаньоном Эдвардом Йорком на этом чертовом острове почти сотню лет назад.
— Сокровища не были украдены! — громогласно провозгласил Магнус.
— Вы забыли, сэр, что прадедушка был в Вест-Индии морским разбойником. — Брови Джареда поднялись. — Весьма сомнительно, чтобы он и Йорк завладели сокровищами честным путем.
— Капитана Джека нельзя называть пиратом, — негодующе возразил Тадеуш. — Он был лояльным англичанином и имел лицензию на плавание по морям. Видит Бог, сокровища представляют собой законную военную добычу, снятую Капитаном Джеком с испанского судна.
— Было бы очень интересно услышать версию испанцев о тех событиях, — усмехнулся Джаред.
— Чушь! — Магнус гневно посмотрел на него. — Они сами виноваты. Если бы проклятые испанцы не преследовали Капитана Джека и Йорка, то не было бы необходимости прятать добычу на чертовом острове и мы бы не стояли здесь ночью, придумывая, как вернуть ее обратно.
— Да, сэр, — сухо произнес Джаред. Он уже слышал такие разговоры сотни раз. Тема сокровища его никогда не трогала.
— Единственным настоящим пиратом был Эдвард Йорк, — продолжал Магнус. — Этот лживый кровожадный плут предал твоего прадеда испанцам. Только по милости Господней Капитан Джек умудрился избежать ловушки.
— С тех пор прошло сто лет. К тому же мы не можем наверняка утверждать, что Йорк предал Капитана Джека, — тихо заметил Джаред. — В любом случае это сейчас не имеет особого значения.
— Нет, имеет, — возразил Магнус. — Традиции, в которых тебя воспитывали, обязывают иметь чувство собственного достоинства, мой мальчик. Твой долг — разыскать исчезнувшие богатства. Они принадлежат нам, и у нас есть все права, чтобы заявить об этом.
— В конце концов, — веско заметил Тадеуш, — ты новый Гардиан, мальчик.
— К черту! — Джаред чуть не задохнулся. — Разговоры о Гардиане — полная бессмыслица, о чем вы оба прекрасно осведомлены.
— Это не бессмыслица, — настаивал Тадеуш. — Ты завоевал право на титул несколько лет назад — в ту ночь, когда с помощью личного кинжала Капитана Джека спас кузенов от нападавшего контрабандиста. Неужели ты забыл?!
— Едва ли мне удастся забыть происшествие, которое стоило мне глаза, сэр, — пробормотал Джаред. Он, однако, не собирался вдаваться в дискуссию относительно еще одной сумасшедшей семейной легенды. Над ним и так довлела старая история о закопанных богатствах.
— Но ты не можешь игнорировать тот факт, что ты новый Гардиан, — сказал Магнус глубокомысленно. — Кинжал обагрен кровью. Кроме того, ты выглядишь точной копией Капитана Джека в юности. — Хватит. — Джаред вытащил из кармана часы и поднес их поближе к фонарю, чтобы взглянуть на циферблат. — Уже поздно, а я завтра должен рано вставать.
— Ты и твои чертовы часы! — проворчал Тадеуш. — Бьюсь об заклад, твоя деловая книга с расписанием встреч также при тебе.
— Конечно, — холодно заверил его Джаред. — Ты же знаешь — я от нее завишу.
Джаред подумал, что часы и ежедневник — вещи, более всего ценимые им в повседневной жизни. В течение многих лет с их помощью он наводил порядок в мире, в который его дикая и непредсказуемая семья частенько вносила хаос.
— Я не могу поверить в это. — Магнус горестно покачал головой. — Ты уже совсем собирался отплыть на поиски сокровищ и в то же время сверяешься с часами и консультируешься с деловой книгой, как скучный бизнесмен.
— Я и есть скучный бизнесмен, — согласился Джаред.
— Этого достаточно, чтобы расстроить твоего отца! — проворчал Магнус.
— Постарайся проявить немного огня Флеймкрестов, мой мальчик, — настаивал Тадеуш.
— Мы уже на пороге обретения нашего утерянного наследия, сын. — Магнус схватился за край каменного ограждения и уставился в море, укутанное ночной мглой, — воплощение человека, который способен заглядывать за горизонт. — Мое предчувствие равно уверенности. После стольких лет сокровище Флеймкрестов почти в наших руках.
А тебе выпала великая честь вернуть его в семью.
— Я заверяю вас, сэр, — вежливо заметил Джаред, — мое восхищение перед такой перспективой не имеет границ.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечаянный обман - Кренц Джейн Энн



Роман просто великолепен!!!!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннАнастейша
28.08.2012, 11.46





понравилось,но наивность гг-ни просто раздражает.такое впечатление,что ей не 25 лет,а 5.
Нечаянный обман - Кренц Джейн Эннт.н.
26.10.2012, 23.59





это наивно до слез, написано очень примитивно. главной герой такой: "О моя дорогая сладкая сирена!" но сама история добрая, хорошая. может кому-то и понравится.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннКэти
27.10.2012, 0.39





Классный роман. Главная героиня - почти учёный с вытекающей рассеянностью и неприспособленностью к жизни, зато умная. Вовсе всё не показалось примитивным, наоборот, интересная детективная линия, которую героиня самостоятельно расследует. Что до сирен - ну это, видимо, у героя сексуальная фантазия. А у кого их нет?!
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВеруся
24.04.2013, 13.20





Присоединяюсь ко всем положительным отзывам. Как симпатично описаны 3 милых племянника. Симпатичное, легкое, без чрезмерной порнографии чтиво. Советую.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
22.11.2013, 10.30





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.03





Очень милый и добрый роман
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТата
24.11.2013, 3.15





Интересный роман.
Нечаянный обман - Кренц Джейн ЭннТаня Д
29.05.2014, 9.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100