Читать онлайн Любовница, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Два дня спустя Ифигиния сидела за столом в своей библиотеке и рассматривала эскиз оформления первого этажа дома. Они с Амелией затеяли новый архитектурный проект, и необходимо было разработать целую серию эскизов к нему.
Они собирались построить новую площадь городских зданий, которая в будущем получит название Брайт-Плейс, в память родителей Ифигинии. Название проекта до сих пор хранилось в глубокой тайне, его знали лишь родственники Ифигинии и ее доверенное лицо Адам Мэнваринг. Эта секретность объяснялась необходимостью продолжения игры в любовницу Мастерса. Ифигиния боялась сплетен.
Бог знает что может произойти, если она преждевременно откроет свое авторство! В лучшем случае на всех балах и приемах ей не дадут прохода потенциальные инвесторы. А в худшем — вопросы будут расти как снежный ком, и в конце концов любопытные докопаются до ее прошлого.
Дома будущей Брайт-Плейс должны быть совершенно не похожи на те, что повсеместно строятся теперь в Англии, решила Ифигиния. Но она не собиралась и слепо копировать конкретные античные образцы. Ей хотелось создать гармоничный сплав лучших черт античной и современной архитектуры.
В решении этой задачи важен был не только внешний облик зданий, но и их интерьер. В своем проекте Ифигиния не могла не учитывать особенностей английского климата. Ее здания будут строиться из лучших материалов, а в технике строительства она рассчитывала позаимствовать кое-какие идеи, почерпнутые из теоретической статьи Маркуса о возведении фундаментов.
Ифигиния давно дала себе клятву не повторить судьбы отца и не стать пленницей античной традиции. Но она не собиралась также и создавать карикатуры на классику, дав волю своим опасным артистическим склонностям, унаследованным от матери.
Ее целью был изящный синтез. Решая эту задачу, Ифигиния опиралась на то, чему научил ее отец, — четкое видение перспективы, выдержанность стиля, знание классических деталей ансамбля. Но кроме этого, ее проект был отмечен дерзкой оригинальностью, которая была завещана Ифигинии матерью.
Она прекрасно понимала, что своим предыдущим успехом с площадью Утренней Розы она обязана прежде всего тому, что в полной мере учитывала особенности английского ландшафта. Она не хотела повторять распространенной ошибки многих архитекторов и не пыталась слепо перенести на английскую почву здания, рассчитанные на сухой жаркий климат Греции и Италии. Покупателям нужны дома, в которых будет тепло и уютно и в сырость, и в мороз.
Ифигиния критически пересмотрела все новейшие достижения современной архитектуры. Во всех комнатах ее особняков предусматривались высокие потолки и великолепные широкие окна — архитектурный стиль отца. Мистер Брайт был трепетно влюблен в традиции Древней Эллады…
Классические черты она дополнила изящными лестницами и легкостью, воздушностью внешнего облика в противовес тяжеловесной античности. Глубокий художественный инстинкт подсказывал ей, что эти архитектурные стили будут превосходно сочетаться друг с другом.
Ифигиния отложила ручку и выглянула в окно на улицу.
Занимаясь своей любимой работой, Ифигиния обычно начинала мыслить четко и логично. Поэтому иной раз, когда нужно было обдумать что-нибудь важное, она принималась чертить наброски какой-нибудь библиотеки или гостиной.
Но сегодня не помогал и этот испытанный способ. В мыслях ее царил хаос.
Вчера вечером была та же история.
Ифигиния с раздражением понимала, что не может сосредоточиться с той самой минуты, как Маркус ворвался в бальный зал Фенвиков, подхватил ее на руки и унес в ночь…
Облокотившись на стол, Ифигиния подперла ладонью подбородок. В ее жизни всегда хватало забот — начиная от воспитания Корины и кончая опасностями путешествий. Но никогда еще не приходилось ей иметь дело с человеком, похожим на графа Мастерса.
До сих пор в глубине души она лелеяла воспоминания о том, как Маркус ласкал ее в лартморовском зале скульптуры… Интересно, помнит ли он? Или для него это настолько привычное занятие, что он давно уже забыл об этом эпизоде?
По крайней мере последние два дня Маркус не напоминал ей о той сцене. Теперь он держал себя образцовым джентльменом — и это после того, как совсем недавно с такой легкостью превратил ее в трепещущее бесплотное существо, покорно тающее в его руках!
Возможно, Маркус просто передумал заниматься любовью с женщиной, которой не доверяет…
Ифигиния нахмурилась, провожая взглядом повозку зеленщика, катившую вниз по улице. Она решительно не собиралась позволять Маркусу снова ласкать себя… По крайней мере до тех пор, пока он не станет доверять ей, уважать ее и пока — хотя бы немножко! — не влюбится в нее.
Неужели она желает слишком многого?! Ведь сама она влюблена в него… И поэтому вправе рассчитывать хотя бы на теплые чувства с его стороны!
К сожалению, она не была уверена в том, что Мастерс узнает свою любовь, когда встретится с ней… Жизнь сделала его слишком осторожным, слишком циничным, слишком сдержанным, чтобы он мог легко сдаться на милость чувств. Он будет с опаской относиться к любым чувствам — ведь они грозят пробить брешь в его душевной неуязвимости.
Ифигиния не знала, какие события так повлияли на характер графа, но в одном она не сомневалась — Мастерс перенес глубокую душевную травму. Она готова была проявить сочувствие и понимание. И даже пойти на определенные уступки. Но если Маркус надеется сделать ее своей любовницей, ясно давая понять, что не верит ей, не любит ее, — он глубоко ошибается!
По-видимому, он и сам осознал это, все-таки он чрезвычайно умен… Может быть, именно поэтому он больше не пытается форсировать их интимные отношения. Этот человек трижды все взвесит, прежде чем сделает следующий шаг.
Дверь библиотеки приоткрылась.
— Ифигиния? — В комнату вошла Амелия. В застегнутом наглухо, под самое горло, строгом сером платье она казалась значительно старше своих лет. — Миссис Шоу сейчас подаст чай.
— Отлично! Чашечка чая не помешает. Мне нужно собраться с мыслями до прихода мистера Мэнваринга.
— Он сейчас приедет. — Амелия бросила взгляд на часы. — Наш мистер Мэнваринг абсолютно пунктуален. Да, кстати, я составила предварительный список вдов и незамужних женщин, которые хотели бы участвовать в нашем новом проекте.
— Все они члены инвестиционного фонда, который мы создавали для строительства площади Утренней Розы?
— В большинстве своем да, но есть и новые лица. Например, мисс Сандерс и мисс Крест. На прошлой неделе я встретила их в музее. Обе работают компаньонками и сумели отложить небольшие суммы для инвестирования в наш проект.
— Превосходно, — протянула Ифигиния, и тут же ее осенила новая идея. — Ты напомнила мне о разговоре с миссис Осворс на Пэлл-Мэлл. Она спешила на встречу с новой компаньонкой, которую порекомендовало ей агентство «Вичерлей».
— Меня это ничуть не удивляет, — поморщилась Амелия. — Агентство «Вичерлей» как раз и обслуживает особ, подобных Осворсам.
— Название агентства прозвучало для меня как удар грома… Ведь ты работала именно там?
— Да, — поджала губы Амелия. — Вичерлей уже много лет занимаются этим делом.
Раздался вежливый стук в дверь. Ифигиния обернулась:
— Что случилось, миссис Шоу?
Миссис Шоу, огромная и величественная, словно античная статуя, приоткрыла дверь:
— К вам мистер Мэнваринг, миссис Брайт.
— Просите.
Экономка отступила, пропуская посетителя. Ифигиния и Амелия приветствовали его улыбками.
— Я не слышала, как подъехал ваш экипаж, мистер Мэнваринг, — сказала Амелия.
— Сегодня такой замечательный день, что я решил пройтись, — смущенно улыбнулся Адам Мэнваринг. Его взгляд с нежностью остановился на Амелии, которая казалась слишком рассеянной, чтобы заметить это.
Адам в свои двадцать семь был очень серьезным и здравомыслящим молодым человеком. Младший сын небогатого сквайра, он не имел никаких прав на наследование северных отцовских земель, поэтому вынужден был искать собственную дорогу в жизни. Отличная память на цифры и факты позволила ему получить предыдущее место секретаря.
А три года назад Ифигиния и Амелия приняли его к себе на службу. Адам был предан им. Его преданность вначале основывалась на чувстве искренней благодарности молодым женщинам, которые наняли его как раз в тот момент, когда он уже отчаялся найти приличное место. Молодость и отсутствие связей мешали Адаму обзавестись постоянной клиентурой.
Сейчас верность Мэнваринга имела уже гораздо более прочные основания, чем простая благодарность, — ее подкрепила серьезная финансовая заинтересованность. Адам собрал все свои деньги и вложил их в строительство площади Утренней Розы. В прошлом году он в числе других инвесторов — вдов и незамужних женщин — получил первую солидную прибыль.
Хотя Ифигиния полностью доверяла Адаму, она предпочла не посвящать его в план разоблачения вымогателя. Мэнваринг пребывал в уверенности, что Ифигиния скрывает свою роль в новом проекте лишь затем, чтобы ей не докучали желающие участвовать в деле.
Адам не вращался в обществе и не интересовался сплетнями. Однако он прекрасно знал, что представляют собой пресловутые члены высшего общества и — что самое важное — каково их финансовое состояние.
— Присаживайтесь, мистер Мэнваринг. — Ифигиния сделала вид, что не заметила, как вспыхнул Адам, заглядевшись на Амелию.
Ей очень хотелось хорошенько встряхнуть кузину. Неужели та не понимает, что они с Адамом просто созданы друг для друга?!
Ифигиния поняла это две недели назад, сразу после того, как они с Амелией впервые лично познакомились с Адамом — прежде они лишь переписывались.
Честное, открытое лицо Адама позволяло без труда прочесть все его мысли и чувства. Не было никаких сомнений в том, что он питает к Амелии самые нежные чувства, но никак не может набраться храбрости, чтобы подступиться к ней.
— Как продвигаются дела с Брайт-Плейс? — спросила Ифигиния подсевшего к столу Адама.
— Счастлив сообщить вам, что предварительная работа почти закончена. — Добродушное лицо Адама стало очень серьезным. Он склонился над столом, раскладывая перед Ифигинией аккуратно заполненные бумаги. — Вот последние договора о праве собственности… Я нанял ту же строительную компанию, что работала над площадью Утренней Розы… Осталось лишь составить список инвесторов.
— Я набросала предварительный список, — вступила в разговор Амелия.
— Превосходно. — Щеки Адама вспыхнули. — Старые имена?
— Да, кроме двух новых.
Адам с нескрываемым восхищением взглянул на нее:
— Как хорошо! Кстати, многие уже прослышали о нашем проекте. Ко мне обратились несколько состоятельных джентльменов, узнавших о прошлых прибылях наших инвесторов. Так вот, они хотели бы поучаствовать в нашем новом начинании.
Ифигиния резко вскинула голову:
— Надеюсь, они не знают, что мы с мисс Фарлей являемся руководителями предприятия?
— Нет, конечно же, нет! — поспешно заверил ее Адам. — Вы же знаете, я никогда не нарушу вашей конфиденциальности! Когда меня спрашивают, я всегда говорю, что двое руководителей проекта желают остаться неизвестными.
— Отлично, — расслабилась Ифигиния. — Я не хочу, чтобы заинтересованные в проекте инвесторы растерзали меня на части на первом же званом приеме. Думаю, это было бы весьма некстати.
— Прекрасно вас понимаю, — с готовностью согласился Мэнваринг.
Амелия взяла перо и приготовилась вписывать новые имена в свой список.
— Что это за джентльмены?
— Я захватил с собой список с их фамилиями. — Адам поспешно выхватил листок из пачки принесенных им документов. — Позвольте… Вот — Мэттью, Конклин, Дженеретт, Додгсон…
Амелия застыла.
Ифигиния в изумлении уставилась на Адама:
— Вы сказали — Додгсон?
Адам непонимающе нахмурился:
— Да… Мистер Энтони Додгсон. По слухам, у этого джентльмена сейчас очень сложное финансовое положение, и он стремится поправить его путем вложения средств в выгодные предприятия… Вы разве знакомы?
— Нет. — Ифигиния старалась не смотреть на побелевшее лицо Амелии. — Я никогда не встречалась с ним. Зато много слышала… Этот человек не относится к людям, с которыми мы хотим иметь дело, не правда ли, мисс Фарлей?
— Да… — еле слышно пробормотала кузина. Она судорожно сглотнула и попыталась еще раз справиться с голосом; — Нет, конечно же, нет…
Ифигиния решительно посмотрела на Адама:
— Передайте мистеру Додгсону, что мы отказываем ему в праве финансировать наш проект. Мы с мисс Фарлей, конечно, обсудим остальные кандидатуры, но лично я предпочитаю не допускать к участию людей богатых и влиятельных. Существует большая вероятность, что они захотят принять участие в управлении. Мы и без них превосходно, ведем дела.
— Хорошо. — Адам скользнул растерянным взглядом по взволнованным лицам кузин, потом с тревогой обернулся к Ифигинии:
— Могу я поинтересоваться причиной, по которой вы отказали Додгсону? Ведь он, безусловно, спросит меня об этом.
Ифигиния положила перед собой лист с эскизами будущей Брайт-Плейс.
— Можете сообщить мистеру Додгсону, что большинство наших инвесторов составляют вдовы и незамужние женщины.
— Я уже говорил ему об этом.
— Напомните ему также, что многие из них вынуждены работать гувернантками и компаньонками в богатых домах. А поскольку у мистера Додгсона репутация человека, известного совершенно недопустимым отношением к таким женщинам, то они ни за что не захотят иметь с ним дело.
— Я все понял, — сузил глаза Адам. — Я и не подозревал, что имею дело с подлецом. Теперь я с превеликим удовольствием сообщу ему, что инвестиционный фонд решительно отказывает ему в членстве.
Амелия с облегчением опустилась на стул. Листок бумаги трепетал в ее пальцах.
— Итак, закончим на этом. — Ифигиния склонилась над эскизами. — Давайте вернемся к работе.


Блестящий черный экипаж Маркуса с шиком остановился перед домом Ифигинии. Мастерс бросил вожжи лакею и спрыгнул на тротуар.
— Буду через несколько минут.
— Да, милорд. — Лакей осадил норовистых сильных жеребцов.
Когда Маркус поднялся на последнюю ступеньку, дверь распахнулась и из дома вышел строго одетый серьезный молодой человек.
— Прошу прощения… — Он помедлил, увидев Мастерса, и несколько раз моргнул, ослепленный весенним солнцем. Затем взгляд его упал на золотой крест, горящий на дверце черной кареты. — …Милорд! — Он вежливо поклонился и сбежал вниз по ступенькам.
Маркус задержался на верхней площадке лестницы. Потом повернулся и проводил долгим взглядом удаляющегося мужчину. Желваки заиграли на его лице.
Ад и все дьяволы! Он не испытывал ревности — никогда не позволял себе подобных чувств. Он лишь почувствовал внезапное раздражение, увидев незнакомца, выходящего из дома Ифигинии.
Вполне нормальная реакция, успокоил себя Маркус. Любой чувствовал бы раздражение в подобной ситуации… Если, конечно, в Лондоне найдется еще хоть один мужчина, который попадал в такую пикантную ситуацию… В такую необычную.
Дело в том, что граф Мастерс — единственный в Лондоне — мог бы похвастаться чисто формальной любовницей.
Маркус рассеянно снял свои превосходные Йоркские перчатки. Он надевал перчатки, только когда собирался ехать верхом или править экипажем. В остальных же случаях граф позволял себе полностью игнорировать моду. Иногда Маркус думал, что в его характере есть нечто глубоко порочное — именно это нечто побуждало его выставлять напоказ изысканному обществу свои немодные, большие, грубые руки.
— Могу я помочь вам, сэр? — появилась в дверях экономка. Маркус медленно обернулся к ней:
— Доложите, пожалуйста, миссис Брайт, что ее ожидает Мастерс.
— Хорошо, милорд. Заходите, пожалуйста. Миссис Брайт в библиотеке.
Маркус взглянул на закрытую дверь в левой стороне коридора:
— Я передумал. Не хочу доставлять вам лишнее беспокойство. Я сам зайду.
— Но, ваше сиятельство…
Не обращая внимания на замешательство экономки, Мастерс направился к двери, широко распахнул ее и шагнул внутрь. Ифигиния сидела за своим столом — светлое видение в белом муслиновом платьице и кружевном чепце. Рядом с ней ее кузина…
Обе изумленно обернулись.
— Мастерс! — Искренняя радость сверкнула в глазах Ифигинии. Но в ту же секунду что-то похожее на тревогу промелькнуло на ее лице. Она поспешно накрыла огромным каталогом разложенные на столе листы бумаги. — Я слышала, как подъехал экипаж, но никак не думала, что это вы. Вас я ожидала только после часа.
— Добрый день, леди, — Маркус захлопнул дверь и решительно подошел к столу. К сожалению, он не успел взглянуть на бумаги, которые спрятала Ифигиния. — Я решил заехать пораньше, чтобы провести побольше времени в музее.
— Да-да, конечно. — Ифигиния быстро посмотрела на Амелию:
— Не могла бы ты занять их сиятельство, пока я поднимусь накинуть мантилью и шляпку?
— Конечно… — пробормотала кузина.
Ифигиния встала и поспешно вышла из библиотеки.
Маркус и Амелия обменялись долгими взглядами… «Трудно ошибиться, — подумал Мастерс, — эта женщина не выносит меня».
— Кто тот джентльмен, которого я встретил у дверей?
— Мистер Мэнваринг.
— Ясно. Кажется, я не имею чести знать его?
— Вряд ли он вращается в тех же кругах, что и вы, милорд. — Амелия смерила его презрительным взглядом. — Выпьете чаю?
— Нет, спасибо. Кажется, он куда-то спешил?
— Кто?
— Мистер Мэнваринг?
— Вот как? — Амелия взяла со стола пачку бумаги, расправила ее. — Возможно, он торопился на деловую встречу.
— У него внешность секретаря.
Амелия заколебалась.
— Он и есть секретарь, — вымолвила она наконец. — Вы в самом деле не хотите чаю, милорд?
— Нет, спасибо. — Маркус пробежал взглядом названия толстых томов, теснившихся на полках библиотеки.
Солидные и много раз переиздававшиеся труды по классической архитектуре. «Римские древности» Дисгодица, фундаментальная монография Лангли «Античная архитектура. Дополненное и исправленное издание»… Рядом с ними «Домашняя мебель и украшения» Хоупа и дешевое издание «Искусства строительства».
— Как долго вы живете со своей кузиной, мисс Фарлей?
— Почти пять лет, — осторожно ответила Амелия, взвешивая каждое слово.
— Вы жили с ней еще при жизни ее мужа, не так ли? — продолжал расспрашивать Маркус.
— Да… Ну конечно…
— Я смутно припоминаю, что когда-то знавал семью Брайт. — Он помолчал, как бы пытаясь напрячь память. — Из Лейк-Дистрикт, кажется.
Амелия, хмурясь, помолчала.
— Сомневаюсь… У мужа миссис Брайт не было никаких родственников в Лейк-Дистрикт.
— Так, значит, это были йоркширские Брайты! — вкрадчиво протянул Мастерс.
— Нет! — поспешно ответила Амелия. — Они из Девона.
— Ах вот оно что… Знавал я и девонских Брайтов. Они жили возле Плимута.
— Ничего подобного! — возразила Амелия. — Родственники Брайта проживали в северной части графства.
— Значит, в Барнстапле!
— Нет, в Дипфорде! — воскликнула она. — Это крошечная деревушка.
— Тогда я не знаю их.
На лице Амелии отразилось явное облегчение.
— Дипфордские Брайты жили очень маленькой семьей, — деланно беззаботно пояснила она. — Мистер Брайт был последним в роду.
— Какая жалость! Так, значит, у него не осталось никаких родственников?
— Нет.
— Вам нравится Лондон, мисс Фарлей?
— Я нахожу его интересным. — Амелия была почти счастлива переменить тему. — Весьма познавательным.
— Сильно отличается от деревни?
— Естественно.
— Я понял, что вам с миссис Брайт не часто удавалось выбраться в Лондон при жизни мистера Брайта?
— Он был так немощен… Он не любил путешествовать.
— Понятно.
«Ничего мне не понятно, — подумал Маркус. — Что ж, попробуем зайти с другого конца».
— Пожалуй, я все-таки выпью чаю.
— Сейчас попрошу миссис Шоу принести свежий чай! — поспешно вскочила Амелия.
Чай ожидали в тягостном молчании. Когда миссис Шоу внесла поднос, Маркус взял чашку и подошел к окну возле рабочего стола Ифигинии. Взглянул на залитую солнцем улицу.
— Прекрасный день для прогулок. — Незаметно наклонив чашку, он пролил чай на свежий номер «Морнинг стар», лежавший на краю стола.
— О Боже! — испуганно вскрикнула Амелия.
— Проклятие! Какой же я неловкий!
Амелия вскочила:
— Стол будет испорчен!
— Позовите экономку! — приказал Маркус тем тоном, которым он пользовался в случаях, когда рассчитывал на немедленное повиновение. Этот тон всегда действовал безотказно, позволяя ему всегда добиваться своего.
…Со всеми, кроме Ифигинии, мрачно подумал он. Миссис Брайт вообще не подчинялась приказам.
— Сейчас позову миссис Шоу! — Амелия кинулась к выходу.
Маркус вынул из кармана большой носовой платок и принялся вытирать чай.
— Думаю, ничего страшного не произойдет, если, конечно, вы поторопитесь.
— Бегу! — Амелия неуверенно покосилась на него через плечо. — Кузина обожает этот стол, ведь он выполнен по эскизу ее отца. — Она распахнула дверь. — Миссис Шоу! Пожалуйста, идите скорее сюда! Пролили чай!
Маркус осторожно приподнял край каталога и бросил быстрый взгляд на кипу бумаг. То, что он искал, оказалось эскизом ряда городских зданий. «Брайт-Плейс»— было подписано под рисунком.
Он поспешно положил каталог на место — как раз в тот момент, когда в библиотеку вбежала Амелия.
— Миссис Шоу уже идет, — сообщила она.
— Я собрал большую часть чая. — Маркус смял в руке перепачканный платок. — Газета впитала в себя остальное.
Миссис Шоу ворвалась в комнату с огромной тряпкой в руках.
— Ну, где здесь пролили чай?!
— Вот здесь. — Маркус отошел от стола. — Это я виноват. Но мне удалось почти все вытереть.
В дверях показалась Ифигиния. Поверх белого муслинового платья на ней была белоснежная накидка. В одной руке она держала белую шляпку со страусовым пером, в другой — большой белый фартук.
Несколько секунд Маркус ошеломленно смотрел на нее. Ифигиния казалась такой чистой, такой невинной — чище нетронутого белого снега. Как жаль, что в мире нет ничего более обманчивого, чем невинность…
Он быстро взял себя в руки:
— Небольшая неприятность. Я пролил немного чая на ваш стол. Но к счастью, с ним ничего не случилось.
— Вы меня успокоили! — Она надела шляпку и завязала ленты под подбородком. — Ну вот, теперь мы можем идти, милорд. Я сгораю от желания увидеть коллекцию греческих амфор!
— Конечно, — кивнул Маркус. — А это еще зачем? — Он кивнул на фартук.
— Белый цвет чрезвычайно эффектен, но имеет свои недостатки, — сделала гримаску Ифигиния.
Через полтора часа они стояли в могильной полутьме огромного музейного зала. Весь пол был заставлен обломками статуй, кусками мрамора, разрозненными фрагментами древних построек. Золотистые пылинки танцевали в узком солнечном потоке, лившемся из высокого окна. Глубокая древняя тишина стояла над залом…
Казалось, Ифигиния нисколько не замечает гнетущей атмосферы музея — завернутая в свой огромный фартук, она беззаботно порхала между экспонатами, полная веселого равнодушия к их вековой мрачности.
Ее жизнерадостность так заразительна, подумал Маркус.
Несмотря на то что он в свое время специально изучал наиболее важные особенности классической архитектуры, античность сама по себе никогда особо не интересовала его. Маркус был человеком нового времени. То есть он предпочитал изучение астрономии и возможностей паровых двигателей.
Но сегодня он, к собственному удивлению, вдруг попал под очарование пыльных археологических экспонатов.
Он смотрел на Ифигинию, изучавшую роспись античных ваз… Ей к лицу углубленное созерцание, подумал Маркус. Такой красивой он видел ее лишь однажды — в своих объятиях в галерее Лартмора.
Если бы он не знал всей правды, то мог бы предположить, что тогда она впервые в жизни испытала блаженство в мужских руках.
И тут, безо всякого предупреждения, в нем проснулось желание — горячее, сладостное, почти невыносимое. Маркус был потрясен — и почти возбужден. А самое главное — глубоко разочарован.
Эти внезапные жгучие вспышки страсти посещали его все чаще и с каждым разом становились все сильнее и сильнее. Этим утром он проснулся на рассвете — и понял, что мужество его окаменело, как у мраморной статуи.
А теперь пришел в возбуждение при одном лишь взгляде на Ифигинию, порхающую по музею… Все это было бы очень забавно, если бы не причиняло чертовских неудобств.
Сладостное предвкушение становилось уже почти невыносимым. «Скоро, — решил Маркус. — Очень скоро я буду любить ее…»
Или это произойдет совсем скоро — или он отправится в Бедлам.
Маркус заставил себя сосредоточиться на огромной амфоре, перед которой остановилась Ифигиния.
— Этрусская, как вы думаете?
— Нет! Несомненно, греческая. — Ифигиния перевела взгляд на второй ряд покрытых пылью ваз. — Очень любопытные, не находите? Что за совершенные, изысканные линии!
Какое поучительное сочетание мастерства и интеллекта в росписи!
— Впечатляет, — согласился Маркус, а глаза его скользили по нежной округлости ее груди.
Ифигиния повернула к нему лицо — и поймала жадный взгляд на своем декольте. Щеки ее вспыхнули.
— Вы узнали что-нибудь полезное, милорд?
— О греческих амфорах?
— Конечно. Разве мы не о них говорим?
— Я узнал очень многое, миссис Брайт, но далеко не все.
Ифигиния подарила ему улыбку, какой учитель поощряет способного ученика.
— В вашем характере заложено стремление постоянно желать большего, милорд. Трудно удовлетворить страсти разбуженного интеллекта, не правда ли?
— Совершенно верно. Но к счастью, кое-какие страсти можно утолить, Ифигиния. Для этого необходимы только подходящее место и время.


Беркли — тучный, близорукий поверенный Маркуса — вошел в библиотеку графа без малого четыре пополудни. Он задыхался. Пот градом катился по его круглой лысине.
— Вы посылали за мной, сэр?
— Посылал. — Маркус поднял голову от своих записей. — Благодарю вас за то, что поспешили.
— Не стоит, милорд. — Беркли с облегчением рухнул в кресло, вытащил шелковый носовой платок и промокнул лоб. — Вы же знаете, я всегда к вашим услугам. Чем могу быть полезен?
— Попрошу вас сделать две вещи. Во-первых, выясните все о собственности под названием Брайт-Плейс. Я сам ничего не знаю о нем, но думаю, это одно из новых интересных предприятий.
— Брайт-Плейс находится в Лондоне?
— Не уверен. Полагаю, это может быть и на побережье. — Маркус припомнил рисунок возвышения, на котором стояли дома. — Одно из двух, но скорее всего это владение все-таки расположено в каком-то крупном городе. Я видел эскизы, на них был ряд домов явно городского типа, если вы понимаете, что я имею в виду.
— Ясно. — Беркли тяжело вздохнул, поправил очки и сделал пометку в своем блокноте.
— Второе — я прошу вас собрать все сведения о некоем мистере Брайте.
Беркли встревоженно взглянул на него поверх очков. Потом вежливо откашлялся.
— Вы подразумеваете покойного мистера Брайта?
— Да.
— Умерший муж известной миссис Ифигинии Брайт с площади Утренней Розы?
Маркус холодно улыбнулся:
— Одно из полезнейших ваших качеств, Беркли, состоит в том, что вы всегда посвящены во все последние слухи и сплетни.
Беркли пропустил реплику мимо ушей и только нахмурился:
— Вы хотите, чтобы я собрал сведения о покойном, милорд?
— Вот именно. — Маркус откинулся на спинку кресла. Вытащил последнюю модель своей гидравлической ручки, заботливо осмотрел стальное перо. Слава Богу, не течет… — Естественно, вы должны действовать крайне осторожно.
— Естественно. — Беркли еще раз промокнул лоб платком. — Где вы посоветуете начать сбор информации об усопшем?
— Лучше всего с Девона.
— Девон велик, милорд. Не могли бы вы указать более конкретное место?
— Попытайтесь поискать в маленьком местечке под названием Дипфорд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Кренц Джейн Энн



Легкий, приятный роман с неплохой детективной линией (хотя завязка надумана) и адекватными героями. Правда, без ляпов не обошлось - вызывает большое сомнение путь к финансовой независимости героини, впрочем, и путь злодея в высшее общество тоже сомнителен. Так что: 7/10.
Любовница - Кренц Джейн ЭннЯзвочка
29.07.2011, 10.18





Это будет мой любимый роман у Кренц. Героиня умная и адекватная, герой тоже. Нет стандартных шаблонов, типа он - супергерой, она - мегакрасотка. И автор не слишком накрутила с детективной линией, она не слишком отвлекает внимание от переживаний героев, но в то же время держит читателя в тонусе.
Любовница - Кренц Джейн ЭннВеруся
26.04.2013, 19.04





Ставлю 10 и рекомендую любителям романов о графах и их необыкновенных возлюбленных.
Любовница - Кренц Джейн Эннлена
27.04.2013, 14.55





Хороший роман!Очень понравился!
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлина Те
5.07.2013, 20.20





Интересный сюжет, хорошие диалоги!
Любовница - Кренц Джейн Эннанна
25.03.2014, 18.19





хороший роман
Любовница - Кренц Джейн ЭннНатали
26.03.2014, 19.24





Мне понравилось.
Любовница - Кренц Джейн ЭннКэт
21.04.2014, 23.11





Книга понравилась .. Правда имена некоторых героев раздражали 9/10
Любовница - Кренц Джейн ЭннVita
30.06.2014, 12.28





Очень хороший роман,впервые встречаю в любовном романе,что главные герои умные и целеустремлённые люди, а не пустышки, достоиства которых только в постели и физической красоте. Впрочем сама возможность такой скандальной ситуации неправдоподобна, но имено в этом прелесть любовных романов
Любовница - Кренц Джейн ЭннItis
8.08.2014, 2.07





Роман неплохой, интересные гл. герои, легко и быстро читается, только отвлекало имя героини, постоянно на нем тормозила, надо же такое придумать.
Любовница - Кренц Джейн ЭннТаня Д
8.01.2015, 21.44





хороший роман читайте 10 баловю
Любовница - Кренц Джейн Эннтату
1.10.2015, 15.03





Читать, интересно, не затянуто. Мне понравилось)))
Любовница - Кренц Джейн Эннкатерина
24.11.2015, 13.48





Хороший роман, но почему то я его читала несколько дней, скучно было :-( чего то не хватило... Хотя встречаются экземпляры намного хуже.
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
29.11.2015, 7.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100