Читать онлайн Любовница, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— А вот эта называется «Экстаз». Обратите внимание на смело очерченные формы женского тела, моя дорогая миссис Брайт. — Лорд Лартмор любовно скользнул костлявой рукой по гигантской груди мраморной женщины. — Только великие мастера античности способны творить с такой безудержной мощью. — Он ущипнул мраморный сосок статуи. — Как жаль, что наши с вами современники давно потеряли эту энергию!
Ифигиния судорожно сглотнула и уставилась на статую, пытаясь справиться с шоком. Она была прекрасно знакома с произведениями античной скульптуры. Но никогда еще ей не доводилось видеть ничего похожего на лартморовские статуи.
Ее смущала даже не нагота полногрудой женщины, которую столь похотливо оглаживал Лартмор, — Ифигиния видела огромное количество обнаженных античных скульптур. Ее лишила дара речи странная поза статуи.
Мраморная женщина сидела верхом на обнаженных чреслах полулежащего мужчины. Ее широко раскинутые бедра бесстыдно демонстрировали ложбинку между ягодицами. Изогнутая спина, запрокинутая назад голова, закрытые глаза и широко разинутый рот женщины могли означать лишь одно — полный экстаз. Ее партнер, по-видимому, испытывал то же самое — так высоко вздымались его каменные бедра. Скульптор сделал все, чтобы подчеркнуть, насколько глубоко вонзил он свое мраморное копье в лоно подруги.
— Весьма необычно, — слабо выдохнула Ифигиния, надеясь лишь на то, что тусклый свет лампы скроет ее пылающие щеки.
— И как возбуждает страстные чувства, не правда ли? — Слабым жестом Лартмор обвел призрачно освещенную комнату. Глаза его сверкали. — Вы сами можете судить, сколько уникальных и необычайных образцов хранится в моей коллекции. Я стремлюсь, чтобы каждый мой экспонат был окрашен подлинно языческой чувственностью.
Ифигиния подумала о том, стоит ли прямо заявить ему, что ни одна из его статуй не является образцом подлинной классики. Решила не торопиться и еще раз объективно взглянуть на ближайшие несколько скульптур.
Это было не просто. Слабый свет лампы лишь подчеркивал основной признак, по которому были собраны изваяния в коллекции. Все статуи изображали мужчин и женщин, сплетенных в самых интимных и откровенных позах.
…Вот полная женщина стоит, опираясь на колени и локти, пышные ягодицы ее высоко подняты вверх. Склонившийся сзади мужчина с силой вонзается в нее, стиснув руками ее бедра.
— «Необузданная страсть», — прошептал Лартмор. — Одна из моих любимиц.
— Не сомневаюсь. — Ифигиния не смогла найти другого ответа.
— А вот эта, рядом с нею, — «Вкус восторга»…
Ифигиния увидела женщину, сидящую на скале. Мужчина скорчился между ее широко разведенными ногами, лицо его утонуло в полных мраморных бедрах.
— Понятно…
— А вот эту я назвал «Эликсир жизни». — Лартмор коснулся мраморной ноги и призывно улыбнулся Ифигинии.
Та нахмурилась, всматриваясь в скульптурную группу. Сначала ей показалось, что женщина молится. Но, хорошенько присмотревшись, Ифигиния возмущенно вспыхнула — оказывается, во рту статуя держала очень длинный фаллос.
— О Господи! — беспомощно прошептала Ифигиния.
— Особенно мне нравятся мои последние приобретения. — Лартмор провел ее в дальний конец зала, где стояло несколько статуй. Он так и сиял восторгом и гордостью. — Мне было бы очень интересно услышать ваше мнение, миссис Брайт. Всем известно, что вы знаток подобных вещей.
Первой реакцией Ифигинии было облегчение. Скульптуры показались ей гораздо более пристойными, чем предыдущие, — по крайней мере они были одеты. Несколько успокоившись, Ифигиния подошла поближе, чтобы лучше рассмотреть слабо освещенные изваяния. Вот скромно одетая юная девушка сидит на каменной скамеечке. Рядом с ней изысканный юноша. Похоже, они ведут вежливую беседу.
И тут Ифигиния заметила, что рука мужчины, забравшись под юбку девушки, ласкает там ее ногу.
— И как назвали эту скульптуру? — смущенно спросила она.
— Вся серия называется «Нарушение обета целомудрия». Вы увидите, что каждая последующая группа запечатлевает все новые и новые этапы интимного сближения, пока наконец в последней дело не увенчается полным успехом. Забавно, не находите?
Ифигиния искоса посмотрела на Лартмора. Она заметила странный блеск в бесцветных глазках лорда. Его лысина покрылась испариной. Он придвинулся так близко, что его тощее бесплотное тело уже касалось ее белых юбок.
Самое время вернуться в бальный зал. Мастерс оказался абсолютно прав, как бы ни хотелось Ифигинии это отрицать. Она совершила серьезную ошибку, придя сюда. Нужно было найти какой-нибудь другой способ обыскать библиотеку Лартмора.
Ифигиния решительно откашлялась:
— Вы хотели услышать мое мнение, милорд. Боюсь, мне придется разочаровать вас — все ваши статуи являются всего-навсего; жалкими подделками классического стиля.
— Моя дорогая миссис Брайт, как вы можете так говорить?! — Казалось, Лартмор был поражен в самое сердце.
— Если быть предельно откровенной, то и стиль не имеет ничего общего с античным. Я не вижу ни малейшего сходства ваших статуй с греческими, римскими или египетскими классическими образцами.
— Миссис Брайт, вы, безусловно, глубоко заблуждаетесь!
— Нет, сэр, я не заблуждаюсь. Уверяю вас, я видела огромное количество подлинно классических статуй, и ни одна из них даже отдаленно не напоминает ваши.
Лартмор прижал руку к сердцу:
— Я уничтожен! — И незаметно шагнул ближе к Ифигинии.
— Надеюсь, статуи обошлись вам не слишком дорого. — Она ловко увернулась. — В противном случае вас бессовестно обманули.
— Миссис Брайт, позвольте показать вам остальные экспонаты. — Лартмор протянул к Ифигинии костлявую руку с длинными, как щупальца, пальцами.
— К сожалению, у меня нет больше времени. — Ифигиния отстранилась и шагнула в сторону.
— Но я настаиваю, — возразил Лартмор и протянул к ней свои когти.
Ифигиния подхватила юбки и кинулась бежать.
Она обогнула каменного юношу, стоявшего на коленях позади согнувшейся женщины; пронеслась мимо мраморных любовников, совокуплявшихся на вершине пьедестала, — и с разбегу врезалась в огромную неподвижную фигуру, преградившую ей путь.
Фигура определенно была не из камня, хотя по твердости не уступала всем собранным в зале экспонатам.
— Маркус!
Реакция Ифигинии оказалась мгновенной и инстинктивной. Ослепительно улыбнувшись, она пошатнулась и схватила Мастерса за руки, чтобы сохранить равновесие.
— Не могу описать, как я счастлива видеть вас, милорд!
— Я искал вас, миссис Брайт. — Маркус не смотрел на нее, его взгляд был прикован к Лартмору. — Мне казалось, мы с вами договорились о встрече у Ричардсонов.
— Да, конечно, я как раз собиралась отправиться туда, милорд. — Ифигиния грациозно дотронулась до прически, словно проверяя, на месте ли вплетенные в локоны белые розы. — Лорд Лартмор любезно предложил мне осмотреть свою коллекцию, поэтому я несколько задержалась.
— Понятно.
Ифигиния содрогнулась от угрозы, прозвучавшей в его голосе, и попыталась предотвратить назревающий скандал.
— Ну что ж, если вы уже здесь и я готова идти, то почему бы нам не откланяться?
— Сию секунду, — спокойно ответил Мастерс, — но сначала я должен кое-что прояснить для себя.
— Мастерс, уверяю вас, у меня не было никаких дурных намерений в отношении миссис Брайт, — поспешил оправдаться Лартмор. — Мы просто осматривали мою коллекцию. Я хотел услышать авторитетное мнение миссис Брайт относительно статуй, ничего более…
— Ничего более… — зловещим эхом отозвался Маркус.
— Абсолютно ничего! — Под грозным взглядом графа Лартмор, казалось, стал еще тоньше и бесплотнее. Просунув костлявый палец под галстук, он нервно пытался ослабить тугой накрахмаленный узел. — Мы как раз заканчивали осмотр, Мастерс… Я уже собирался проводить миссис Брайт в бальную залу.
— Надеюсь, больше «осмотров» не понадобится?
— Нет-нет, конечно же, нет! — Лартмор бросил отчаянный взгляд на Ифигинию.
— Я высказала лорду Лартмору свое мнение относительно его коллекции, — холодно проговорила она. — К сожалению, скульптуры оказались очень низкого качества. Полное отсутствие подлинно античной чувственности.
— Превосходно, — ласково ответил Маркус, — но, кажется, я уже предупреждал вас о том, что эти низкопробные статуи не должны заинтересовать истинного знатока.
— Ах да! — быстро воскликнула Ифигиния. — Вы, конечно, предупреждали меня, милорд, но я отношусь к людям, предпочитающим делать собственные выводы.
— Возможно, вам будет полезно научиться внимательнее прислушиваться к советам, которые вам предлагают, мадам.
Ифигиния нахмурилась, но решила промолчать. Внутренний голос подсказывал ей, что сейчас не самое лучшее время дать понять графу, что с недавних пор она вообще редко следует чьим бы то ни было советам. Довольно она натерпелась от советов в Дипфорде!
— Надеюсь, вы извините меня. — Лартмор проскользнул между двумя совокупляющимися статуями и заспешил к выходу. — Я должен вернуться к гостям.
Ифигиния сияющим взглядом проводила его до дверей. Когда Лартмор исчез, подобно призраку, она резко повернулась к Маркусу:
— Я бы не сказала, что вы предлагали мне свой совет, милорд. По-моему, это было нечто иное. Ваш так называемый совет скорее напоминал не допускающий возражений приказ.
Маркус шагнул ближе. Лицо его в тусклом свете лампы было безжалостно.
— Вас никто не заставлял разъезжать по Лондону, выдавая себя за мою любовницу, не так ли?
Ифигиния беспомощно захлопала ресницами и встревоженно отступила на шаг назад.
— Да… да, думаю… можно сказать, это была моя собственная идея… Однако…
— Позвольте мне кое-что объяснить вам. До тех пор пока вы будете разгуливать по лучшим домам Лондона в качестве моей подруги, вам придется чертовски хорошо исполнять свою роль.
Напуганная угрожающей вкрадчивостью его голоса, Ифигиния сделала еще один осторожный шажок назад.
— Но, милорд… вы же должны понимать — это всего лишь роль! То есть… я хочу сказать, что являюсь вашей любовницей только на словах.
— Если хотите, чтобы я позволил вам и дальше разыгрывать этот спектакль, вам придется научиться буквально следовать моим советам.
— Вы хотите сказать — вашим приказам, я правильно поняла? — вздернула подбородок Ифигиния.
— Совершенно верно, мадам. Моим приказам.
Ифигиния снова тихонько отступила назад. Нога ее коснулась холодного мрамора двух корчившихся от страсти фигур.
— Я не привыкла исполнять мужские приказы.
— Это заметно. Покойный мистер Брайт, очевидно, позволял вам мчаться куда вздумается закусив удила. Но вы глубоко ошибаетесь, если полагаете, что и я готов позволить вам делать из себя посмешище перед лицом всего общества.
Ифигиния моментально почувствовала себя виноватей.
— Милорд, я прекрасно понимаю, что моя игра ставит вас в весьма двусмысленное положение, но клянусь, я никогда не хотела унизить вас!
— И затеяли все это лишь потому, что были убеждены в моей смерти, — подхватил Маркус.
— Да, совершенно верно. И все же…
— Вчера вечером я нашел вашу игру очаровательной. Сегодня же вечером вы зашли слишком далеко, и меня это больше не забавляет.
Чувство вины перед Маркусом мгновенно улетучилось, уступив место ярости.
— Я затеяла все это не для того, чтобы развлекать вас, милорд!
Маркус угрожающе шагнул ей навстречу:
— До тех пор пока мы не найдем решения нашей загадки, вы будете играть по моим правилам, мадам.
— Вашим правилам?! — Отступать дальше было некуда, Ифигиния оказалась зажата между переплетенными телами мраморных любовников. — Сэр, я буду играть свою роль так, как я ее понимаю!
— Нет, мадам, не будете. — Он сделал еще один шаг и уперся руками в ступню и плечо каменной фигуры. Ифигиния оказалась в капкане. — Характер вашей роли определяю я. И если она окажется мне не по вкусу — ее просто не будет. Разве я не прав?
— Я думаю… можно сделать и другие выводы…
— Я делаю выводы. Я создаю вашу роль. А поэтому именно я буду руководить вами.
Маркус прижал свои губы к губам Ифигинии и притиснул ее к мраморному бедру статуи. Что мог значить короткий бессильный вздох, вырвавшийся из груди «миссис Брайт»? Ифигиния ухватилась за плечи Маркуса — скорее чтобы удержаться на ногах, а не чтобы оттолкнуть его. Дурманяще кружила голову тяжесть мужского тела, прижимавшего ее к холодному мрамору.
Как и прошлым вечером, раскаленный дождь возбуждения пронесся по телу Ифигинии, и все ее чувства ожили и расцвели под этим ливнем. Она услышала стон — грубый, хриплый стон, исторгшийся из груди Маркуса. Он придвинулся ближе. Тело его было твердым, как у статуи, но гораздо, гораздо теплее.
«Я только играю роль, — напомнила себе Ифигиния. — Откуда же вдруг взялись эти неподдельные чувства?»
Затрепетав, она обвила руками его шею — так же, как прошлым вечером. Теперь она чувствовала каждую клеточку прижимавшегося к ней мужского тела… Такого прекрасного, такого сильного, такого настоящего.
Она была захвачена врасплох страстным желанием, почти ослепившим ее своей силой. За эти чувства она не задумываясь отдала бы всю свою жизнь.
Маркус оторвался от ее губ. В глазах его сверкало желание и неподдельное изумление.
— Хотите свести меня с ума, мадам?
Пальцы его легли на элегантную прическу. С наслаждением ощущая, как шелковые пряди заполняют его ладонь, он нежно запрокинул ее голову и приник страстным поцелуем к ее шее.
Эта чувственная атака заставила Ифигинию затрепетать… А потом она с невесть откуда взявшейся страстью сама поцеловала Маркуса. Она сгорала от желания целовать, ласкать, чувствовать этого мужчину. Она наслаждалась вкусом его кожи, исступленно припадая к ней губами. Запах, исходивший от его тела, туманил голову. Сила его рук бросала в дрожь.
— Маркус…
— Вчера ночью я уже сказал вам, что ищу новую любовницу.
Его рука скользнула вниз с талии Ифигинии, сильные пальцы коснулись ее бедра, нежно стиснули его, смяв белый шелк юбок. Ифигиния застонала, и тогда Маркус двинулся дальше, сжал в кулаке легкий шелк и откинул его прочь, полностью обнажив округлое нежное бедро.
Ифигиния очнулась от прикосновения холодного мрамора к ноге. Открыла глаза — смущенная, растерянная.
— Я не…
— Тише. — Маркус закрыл ее рот поцелуем, заглушив слабый протест.
Он прислонил ее к холодной статуе. Ласково погладил гладкую, затянутую в белый чулок ногу, сжал обнаженное бедро.
Ифигиния вздрогнула от этого прикосновения. К ее удивлению, Маркус тут же остановился.
— Мое прикосновение оскорбляет вас? Вашей нежной коже неприятны мои грубые руки?
— Нет, — тихо прошептала она и прижалась к нему. — Мне нравятся ваши руки, сэр… — Она поцеловала Маркуса в подбородок. — Они такие…
Она не могла найти нужного слова.
— Какие? — Его жесткая рука ласкала ее бедра. Ифигиния задохнулась, зарывшись лицом в его плечо.
— Такие возбуждающие… — прошептала она. Маркус расслабился.
— Я рад, что вы возбуждены. — Он нежно поцеловал ее ухо, а пальцы все длили и длили настойчивую ласку.
Ифигиния едва могла дышать. Никогда еще ни один мужчина не касался ее тела. Она была почти парализована новыми ощущениями.
Но ведь Маркус видит в ней искушенную вдову, а не наивную девственницу. Нельзя дать ему заподозрить, что она совсем не знакома с любовной игрой.
— Сэр, я не уверена, что мы выбрали лучшее время и место для подобных занятий. Кто-нибудь может зайти. — Ифигиния прекрасно отдавала себе отчет в том, что вовсе не хочет прерывать «подобные занятия». Она хотела лишь, чтобы граф не торопился. Но не могла же она прямо сказать, что ей нужно время, чтобы привыкнуть к новым для нее, пугающим требованиям страсти!
— Успокойтесь, Ифигиния. Мы одни в этом зале. Никто не придет сюда.
Не говоря ни слова, Маркус поднял ногу Ифигинии и перекинул через мраморную руку статуи. Легкие шелковые юбки скользнули вниз с ее бедра, полностью обнажая его. Рука Маркуса дерзко нащупала горячее влажное местечко между ее ногами.
— Милорд! — тихо вскрикнула Ифигиния.
Маркус впился поцелуем в ее рот, подавляя тихий испуганный крик. Руки его возбужденно ласкали ее тело.
Ифигиния застыла. Пальцы ее впились в плечи Мастерса… Она опытная вдова, светская женщина…
— Боже, да вы прекрасны, — хрипло прошептал Маркус. Удовольствие и что-то похожее на благоговение слышалось в его голосе. — Вы всегда откликаетесь с такой готовностью?
Ифигиния хотела ответить, но обнаружила, что у нее куда-то пропал голос. Уткнувшись пылающим лицом в плечо Маркуса, она отрицательно покачала головой.
— Нет? Значит, покойному мистеру Брайту не удавалось так разбудить в вас страсть?
Не смея поднять головы, Ифигиния снова яростно затрясла головой:
— Нет…
Маркус медленно проник между нежными створками женственной плоти.
— А ваши предыдущие любовники? Им тоже быстро удавалось сделать вас такой горячей, такой влажной?
Ифигиния уже не владела собой. Пальцы ее так глубоко вонзились в плечи Маркуса, что, наверное, проткнули дыры в дорогой ткани фрака.
— А, Ифигиния? — Он коснулся невероятно чувственного местечка.
— Нет! — тихо взвизгнула она. — Нет, милорд. Право же, нет…
— Их было много?
Она едва могла соображать…
— Много чего?
О Боже, что делали там его пальцы! Они ласкали, они нежно тянули, они кружились вокруг источника блаженства. Казалось, все меж ее бедер сплелось в тугой сладостный узел.
— Много ли было у вас любовников после кончины супруга? — Маркус чуть-чуть продвинулся в горячую глубину.
— Нет! О нет!
— Поэтому-то вы такая уютная. — Он нежно попробовал ее пальцем. — Такая узкая. Пожалуй, вы сожмете меня теснее, чем пара новых бриджей.
Ифигиния понимала, что, если бы Маркус не поддерживал ее, не прижимал к мраморной статуе, она просто стекла бы на пол, словно вылепленная из расплавленного воска.
— Боже милосердный, — прошептала она.
Никогда в жизни она не вела себя столь безнравственно, столь чувственно-самозабвенно. Она была уже готова безоговорочно капитулировать перед неуправляемой артистической чувственностью, которую, по всеобщему убеждению, унаследовала от родителей.
В Дипфорде Ифигинии то и дело приходилось выслушивать предупреждения — подобные же инстинкты у нее в крови, ей следует постоянно подавлять их, постоянно держать себя в руках. Но до встречи с Маркусом она, к своему глубокому разочарованию, не обнаруживала в себе ни малейшего проявления этих самых весьма любопытных инстинктов, которые ей следует безжалостно подавлять.
— Я рад, что у вас не было длинной вереницы любовников после смерти супруга. — Маркус сжал зубами мочку ее уха. — Мне не нужны неопытные девицы, но в остальном я предпочитаю женщин, разборчивых в выборе своих любовников.
— Я очень разборчива, сэр.
— Что-то подсказывает мне, что покойный мистер Брайт был не слишком требователен к вам в любовных делах.
— Ах нет! — шепнула Ифигиния, не в силах вздохнуть — пальцы Маркуса ласкали ее все быстрее и быстрее. — Нет, он не был… Он был… он был очень деликатным джентльменом.
Знал бы он, что она имеет в виду!
— Ну и напрасно! — Маркус проник еще глубже. — Уверяю вас, я не повторю подобной ошибки.
Ифигиния вскрикнула. Казалось, все ее существо сжалось вокруг руки Маркуса. Она изо всех сил прижималась к нему, глубже зарываясь лицом в его плечо. Самые невероятные чувства переполняли ее.
— Черт возьми! — выдохнул Маркус, когда Ифигиния забилась в его руках. — Так вот, значит, каков Звездный Свет на ощупь.
Ифигиния лишилась дара речи. Чувствуя, что слабеет, она судорожно пыталась вздохнуть.
Хриплый смех Маркуса был полон глубокого мужского удовлетворения. Он медленно высвободил свою руку, бережно поставил Ифигинию на ноги и принялся расстегивать бриджи.
Ифигиния едва понимала, что он собирался делать.
— Это было так удивительно, сэр…
— Да. Просто замечательно. А самое интересное начнется, когда я войду в вас, мадам.
— В меня? — Она тщетно пыталась сосредоточиться на его словах.
— Не беспокойтесь, мадам. Я взял с собой кондом. Французский, естественно. Они ведь самые лучшие, вы согласны? Этот точно соответствует моим особенностям. После некоторого изучения предмета я решил внести изменения в оригинальный проект, чтобы…
— Ради Бога, милорд…
— Простите меня, — поморщился Маркус. — Здесь не время и не место для обсуждения чисто технических деталей. Порой мои интересы в науке и технике берут верх над природой. Простите меня и поверьте лишь в то, что я отлично позабочусь о вас.
Ифигиния беспомощно молчала. Она слышала о кондомах. Очаровательная итальянская графиня однажды за чаем описывала им с Амелией эти приспособления. Новейшие модели изготовлялись из овечьих кишок и снабжались маленькими красными шнурочками.
Тихие звуки раздались со стороны темного дверного проема. Женский смешок… Мужское шиканье и снова пьяный смех.
— Проклятие! — Маркус принялся быстро застегивать бриджи.
— Что случилось?
— Мы больше не одни. — Маркус одернул ее юбки и быстро расправил их.
— Кто-то здесь? В зале?
— Да. С вами все в порядке? — Маркус с некоторым беспокойством взглянул на нее сверху вниз.
— Да, конечно. — Ифигиния чувствовала себя до странности безжизненной. Ее почти не беспокоила возможность быть обнаруженной в столь двусмысленном положении.
Реальность нахлынула вместе с воспоминанием о том, что заставило ее настойчиво просить лорда Лартмора разрешения ознакомиться с его коллекцией. Ифигиния заколебалась и посмотрела в дальний конец полутемной залы.
— Нет необходимости прятаться. — В голосе Маркуса звучала насмешка. — Вы выглядите нетронутой. — Он провел пальцем по ее обнаженному плечу. — И не скажешь, что несколько секунд назад вы изображали здесь одну из этих статуй.
— Но я пришла сюда с определенной целью.
Маркус помрачнел:
— Неужели?
— Да. Я не могу упустить такой шанс, он может больше не представиться. Вот так, сэр. Поторопитесь,
Новый взрыв пьяного смеха раздался у самых дверей зала. Посетители остановились перед первой эротической статуей.
— Что, черт возьми, вы собираетесь делать, Ифигиния?
— Здесь есть еще один выход в другом конце зала. Лартмор говорил мне, что отсюда можно попасть прямо в библиотеку.
— Дьявол! И что же… — И тут он все понял. — Нет. Ни в коем случае. Мы не станем заниматься сегодня вашим идиотским расследованием.
— Но другого шанса может не быть!
— Проклятие, Ифигиния! Это же вздор. Давайте-ка лучше поскорее выберемся отсюда и поищем укромное местечко, чтобы закончить начатое.
Ифигиния вспыхнула и изумленно уставилась на него:
— Разве того, что было, недостаточно?
— Не смешно, мадам, — скривился Маркус. — Я сгораю от желания.
— Вы слишком упрямы, сэр. Идемте же! Сюда… — Ифигиния схватила его за руку и потянула за собой мимо нагромождения статуй.
Маркус позволил увлечь себя прочь из зала.
— Я раскаюсь в этом, не так ли?
— Не будьте глупым, — шепнула Ифигиния. Она повернула ручку двери — та легко поддалась. — Ну вот и все, — снова прошептала Ифигиния.
Маленькая библиотека Лартмора, предназначавшаяся строго для научных занятий, была погружена во мрак. Призрачный лунный свет позволял разглядеть лишь свечу на письменном столе лорда.
Хриплый мужской смех донесся из зала скульптур:
— Ну просто одна из этих чертовых статуй, ей-богу! Ну прямо статуя!
— Проклятие! — пробормотал Маркус. — Мы не сможем вернуться той же дорогой.
Он быстро втолкнул Ифигинию в библиотеку и повернул ключ, оставив за дверью громкий женский стон.
— Все в порядке, Маркус. Они не знают, что мы здесь.
Он резко повернулся к ней:
— Отлично, мадам. Вы привели меня сюда. И что теперь?
— Я хочу лишь быстро осмотреть стол Лартмора. — Ифигиния зажгла свечу и подняла ее выше. Лицо Маркуса помрачнело.
— Ищете черный воск и печать с фениксом, Ифигиния? Или хотите стянуть что-нибудь поценнее?
Уязвленная в самое сердце, она гневно посмотрела ему в лицо:
— Вы не слишком-то высокого мнения обо мне, не правда, ли, милорд?
— Согласитесь, ситуация весьма неоднозначная.
— А вы, естественно, нашли самое однозначное решение.
— Принимая во внимание пикантный характер наших с вами отношений, вы должны признать мое право интересоваться вашими действиями.
— Вы хотите заниматься со мной любовью, но при этом ни капли не доверяете мне, разве я не права?
— Ифигиния…
— Не стоит, милорд, — надменно вскинула голову Ифигиния. — Я все прекрасно поняла. Можете успокоиться — я здесь не для того, чтобы украсть фамильное серебро Лартморов. Я провожу расследование.
— Разве я не говорил вам, что Лартмор не похож на вымогателя?
— Да, я слышала ваше мнение на сей счет, но у меня есть и свое.
Ифигиния выдвинула ящик стола, пытаясь найти ванночку для воска. Та сразу же попалась ей на глаза.
— Понятно. — Маркус прислонился к углу стола и скрестил руки на груди. Не говоря ни слова, он наблюдал, как Ифигиния изучает печать и остатки красного воска, приставшие ко дну ванночки. — Вы всегда игнорируете чужое мнение?
— Долгие годы меня заставляли прислушиваться к чужим советам, милорд. А также следовать им. Но теперь, слава Богу, я женщина независимая.
— Вот как? Независимая?
— Именно так. Черт возьми! На этой печати какой-то дурацкий цветок, а совсем не феникс!
Маркус равнодушно скосил глаза на печать:
— А чего вы ожидали? Только полный идиот станет использовать собственную печать и воск для письма с угрозами. Ведь в таком случае его легко узнают.
Ифигиния сердито сверкнула глазами. Мастерс прав. Но это совсем не значит, что она позволит ему недооценивать свои способности — граф и без того недопустимо высокомерен.
— Я с самого начала полагала, что у вымогателя могут быть две печати, одну из которых он использует исключительно для своих грязных посланий, — пояснила она. — Он может даже пользоваться разным воском — одним для обычной переписки, другим для преступной.
— Ну так что?
— А то, что я надеялась найти или вторую печать, которую злоумышленник вряд ли станет прятать, или же следы черного воска в ванночке.
— Ванночка… Конечно же! — Маркус с невольным уважением посмотрел на нее. — Почти невероятно, чтобы злоумышленник пользовался двумя разными ванночками для плавки воска.
— Даже если он пользуется разным воском, плавит-то он его, разумеется, в одной плошке. — Ифигиния пристально разглядывала ее. На краях ванночки остались следы лишь красного цвета.
— Ну как? — вежливо поинтересовался Маркус.
— Никакого намека на черный воск.
— Я же предупреждал вас. У Лартмора есть свои недостатки, но он ни в коем случае не вымогатель.
Ифигиния сунула ванночку обратно в ящик.
— Меня всегда раздражали люди, говорящие «я же предупреждал»…
— Я учту.
— Будьте так любезны.
Маркус окинул ее долгим взглядом:
— Мне кажется, наши отношения будут весьма непростыми, миссис Брайт.
— А мне они кажутся элементарными.
— Неужели?
— Именно так, — холодно подтвердила Ифигиния. — Нас объединяет общий интерес, милорд. Мы оба пытаемся найти вымогателя, хотя вы, кажется, больше заняты проблемой доказательства моей виновности, милорд.
— Совсем напротив, Ифигиния. Кроме поисков злодея, нас с вами объединяет и еще кое-что.
— Что же, позвольте спросить?
— Страсть, моя дорогая. Необузданная, откровенная страсть. Или вы забыли, чем мы только что занимались в галерее Лартмора?
— Нет, не забыла, — зарделась Ифигиния. — Небезынтересное занятие.
— Благодарю вас, — насмешливо склонил голову Мастерс.
— Однако я начинаю подумывать о том, как бы избежать подобных занятий в дальнейшем.
Глаза Маркуса блеснули в свете свечи.
— Как же вы надеетесь этого избежать?
— Вы увидите, милорд, — я женщина с характером. И обычно я добиваюсь всего, чего хочу добиться. — Она поставила на место свечу. — Ну а теперь пойдемте отсюда. Здесь больше нет ничего интересного.
— Не согласен, — вызывающе-вкрадчиво проговорил Маркус, отступая от стола и беря ее за руку. — Мой интерес сильно возбужден, дорогая миссис Брайт. И точно так же, как и вы, я привык добиваться всего, чего хочу добиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Кренц Джейн Энн



Легкий, приятный роман с неплохой детективной линией (хотя завязка надумана) и адекватными героями. Правда, без ляпов не обошлось - вызывает большое сомнение путь к финансовой независимости героини, впрочем, и путь злодея в высшее общество тоже сомнителен. Так что: 7/10.
Любовница - Кренц Джейн ЭннЯзвочка
29.07.2011, 10.18





Это будет мой любимый роман у Кренц. Героиня умная и адекватная, герой тоже. Нет стандартных шаблонов, типа он - супергерой, она - мегакрасотка. И автор не слишком накрутила с детективной линией, она не слишком отвлекает внимание от переживаний героев, но в то же время держит читателя в тонусе.
Любовница - Кренц Джейн ЭннВеруся
26.04.2013, 19.04





Ставлю 10 и рекомендую любителям романов о графах и их необыкновенных возлюбленных.
Любовница - Кренц Джейн Эннлена
27.04.2013, 14.55





Хороший роман!Очень понравился!
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлина Те
5.07.2013, 20.20





Интересный сюжет, хорошие диалоги!
Любовница - Кренц Джейн Эннанна
25.03.2014, 18.19





хороший роман
Любовница - Кренц Джейн ЭннНатали
26.03.2014, 19.24





Мне понравилось.
Любовница - Кренц Джейн ЭннКэт
21.04.2014, 23.11





Книга понравилась .. Правда имена некоторых героев раздражали 9/10
Любовница - Кренц Джейн ЭннVita
30.06.2014, 12.28





Очень хороший роман,впервые встречаю в любовном романе,что главные герои умные и целеустремлённые люди, а не пустышки, достоиства которых только в постели и физической красоте. Впрочем сама возможность такой скандальной ситуации неправдоподобна, но имено в этом прелесть любовных романов
Любовница - Кренц Джейн ЭннItis
8.08.2014, 2.07





Роман неплохой, интересные гл. герои, легко и быстро читается, только отвлекало имя героини, постоянно на нем тормозила, надо же такое придумать.
Любовница - Кренц Джейн ЭннТаня Д
8.01.2015, 21.44





хороший роман читайте 10 баловю
Любовница - Кренц Джейн Эннтату
1.10.2015, 15.03





Читать, интересно, не затянуто. Мне понравилось)))
Любовница - Кренц Джейн Эннкатерина
24.11.2015, 13.48





Хороший роман, но почему то я его читала несколько дней, скучно было :-( чего то не хватило... Хотя встречаются экземпляры намного хуже.
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
29.11.2015, 7.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100