Читать онлайн Любовница, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Утром следующего дня Беннет вошел в столовую в тот момент, когда Маркус накладывал себе омлет с одного из расставленных на буфете подносов.
— Доброе утро, Маркус.
— Доброе утро. Ловелас сказал, что ты в Лондоне. Не ожидал. — Маркус поднял глаза на брата, готовый радостно улыбнуться, и изумленно вытаращил глаза:
— Черт побери, что с твоими волосами?
— Ровным счетом ничего, — обиженно насупился красавец Беннет. Подойдя к буфету, он принялся деловито поднимать крышки блюд. — Эта прическа сейчас в моде.
— Только у Байрона и его подражателей. — Маркус внимательно осмотрел тщательно всклокоченные кудри брата. В естественном состоянии волосы Беннета были, как и у Маркуса, абсолютно прямыми. — Напомни своему парикмахеру, чтобы он поосторожнее орудовал со щипцами для завивки, иначе, зазевавшись, рискует запросто спалить твою голову.
— Совершенно не смешно. Где сдобные булочки?
— На последнем подносе с краю, где им еще быть? — Маркус отнес свою тарелку с завтраком на стол и уселся. — Кажется, ты собирался провести целый месяц в Шотландии, в гостях у Гарри и его семьи.
Беннет сосредоточился на подносе с булочками.
— А ты, кажется, собирался провести месяц в Йоркшире.
— Я передумал.
— Вот и я тоже.
Маркус нахмурился:
— Случилось нечто заставившее тебя переменить планы?
— Нет. — Беннет не поворачиваясь перекладывал на свою тарелку омлет с другого подноса.
Маркус бросил тревожный взгляд на Беннета. Он слишком хорошо знал своего брата, у Беннета никогда не было от него секретов. Значит, что-то произошло.
Маркус практически один воспитывал брата после того, как восемнадцать лет назад умерла их мать.
Отец в то время был еще жив, однако Джордж Клауд младшим сыном интересовался еще меньше, чем старшим. Скучным оковам семейной жизни он всегда предпочитал собак, охоту и друзей в ближайшем кабачке.
Заниматься Беннетом было абсолютно некому — и Маркус взял эту обязанность на себя, как еще раньше взял на себя ответственность за управление отцовской фермой. С тех пор прибыльность хозяйства начала год от года стабильно расти — и все благодаря успешным экспериментам Маркуса с сельскохозяйственной техникой, удобрениями, способам обработки пашни и применению последних достижений племенного скотоводства.
Джордж Клауд возросшую прибыль от своей фермы тратил на покупку лучших собак и лучших жеребцов. Когда жена робко заикнулась о том, что неплохо бы отправить Маркуса учиться в Оксфорд или Кембридж, он немедленно оборвал разговор. Джордж Клауд вовсе не собирался расставаться с прибылью, которую приносила ему лучшая ферма в графстве.
Время от времени отец одобрительно похлопывал Маркуса по плечу, громогласно восторгаясь тем, что вырастил такого на редкость полезного сына. Иногда, — впрочем, гораздо реже, в неожиданном приливе отцовских чувств — он брал на руки маленького Беннета. Кроме того, он часто с удовлетворением отмечал, что оба сына, к счастью, унаследовали его могучее телосложение. Отец любил повторять при этом, дескать, хронические недомогания, вроде тех, которыми страдала миссис Клауд, — чертовски неприятная вещь. На чем, собственно говоря, и завершалась отцовская роль Джорджа Клауда в воспитании детей.
Мать мальчиков, чьи постоянные жалобы на здоровье носили весьма неопределенный характер и происходили скорее всего от меланхолии и переутомления, в один прекрасный день слегла с самой настоящей лихорадкой. Болезнь унесла ее в считанные часы. Маркусу было тогда восемнадцать лет. С двухлетним братишкой на руках он сидел возле постели умирающей матери…
А отец в это время охотился на лис…
Джордж Клауд прожил всего год после смерти жены, кончина которой произвела на него впечатление прежде всего тем, что оторвала от охоты, а вовсе не горечью утраты. Однако ровно через одиннадцать месяцев, после того как давным-давно переставшая его интересовать супруга скончалась от скоротечной лихорадки, Джордж Клауд умудрился сломать себе шею: недавно купленный им жеребец не сумел перепрыгнуть через изгородь и сбросил хозяина на землю.
В то утро Маркус работал в поле, где изучал эффективность последних изменений, внесенных им в механизм новой жатки, когда викарий сообщил ему скорбную весть о смерти отца. Маркус до сих пор помнил то странное отчуждение, с каким выслушал соболезнования викария. А за внешним беспристрастием таилось внезапное безумное и беспричинное бешенство.
Маркус не осознал до конца причины своей ярости, он сумел быстро похоронить ее где-то на дне души и никогда больше не позволял воскреснуть.
Маленький Беннет почти не заметил отсутствия отца, все его внимание и привязанность сосредоточились теперь на одном человеке, который всегда был рядом, — старшем брате.
Маркус отогнал воспоминания и пристально посмотрел на Беннета, рассеянно оглядывавшего накрытый к завтраку стол.
— Нам с Гарри наскучило в Шотландии, — пояснил тот, — и мы решили вернуться на сезон в Лондон.
— Понятно. — Маркус намазал джем на кусочек тоста. — Мне казалось, ты всегда находил сезон смертельно скучным.
— Да, так было в прошлом году.
— Конечно…
В прошлом году Беннету исполнилось девятнадцать. Он совсем недавно вышел из стен Оксфорда, полный юношеского энтузиазма, любви к поэзии и страсти к политической деятельности. Легкомысленная фривольность сезона претила ему. Маркус ввел брата в клуб, где собирались такие же молодые люди, которые готовы были часами с жаром обсуждать новые поэмы и последние политические теории. Казалось, Беннет нашел свою дорогу.
Маркусу было приятно сознавать, что его брат не относится к людям, готовым бездумно следовать пустым страстям и увлечениям света. Оксфорд повлиял на него. Маркус посылал туда брата отнюдь не за знаниями. Он сам занимался домашним образованием Беннета, пригласив лучшего наставника и передав в его распоряжение собственную, постоянно пополнявшуюся библиотеку.
В Оксфорд или Кембридж юношу посылают не за образованием. Молодой человек поступает туда, дабы приобретать светский лоск и вращаться в среде своих сверстников, многие из которых в будущем могут стать его компаньонами. В университете юноша заводит знакомства с отпрысками лучших семейств, где, вполне возможно, впоследствии он найдет себе подходящую жену.
Маркус стремился к тому, чтобы младший брат не был похож на него — наивного неотесанного деревенского сквайра, не знавшего жизни за пределами фермы. Он слишком дорого заплатил за свою наивность и не хотел Беннету той же судьбы. Мужчина должен как можно скорее расстаться со своими мечтами и иллюзиями, если не желает стать очередной жертвой жестокостей жизни…
Маркус откусил большой кусок тоста.
— Где ты пропадал прошлой ночью?
— Мы с Гарри наведались в клуб, — неопределенно ответил Беннет. — Потом Гарри предложил заехать на несколько самых интересных вечеров.
— Что за вечера?
— Не помню точно. Кажется, мы были на балу у Броадморов. А потом заглянули к Фостерам.
— Прекрасно провел время?
На мгновение Беннет встретил взгляд брата, потом быстро отвел глаза и пожал плечами:
— Сам знаешь.
— Беннет, я устал от недомолвок. Что-нибудь случилось?
— Ничего не случилось. — Младший брат сердито посмотрел на старшего. — Во всяком случае, со мной.
— Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
— Хорошо, Маркус, я выложу все начистоту. Если верить слухам, ты устроил спектакль вчера вечером?
— Спектакль?!
— Проклятие! Ради Бога, я могу выразиться еще яснее. Говорят, будто вчера ты вынес на руках свою новую любовь из бального зала Фенвиков! Говорят также о каком-то безобразном скандале, устроенном якобы тобой.
— Так вот в чем дело. — Маркус стиснул ручку ножа, разрезая кусок сосиски. — Я поставил тебя в неловкое положение? Тебе стыдно за меня?
— Маркус, неужели ты собираешься до конца своих дней развлекать общество своими причудами?
— Значит, все-таки я поставил тебя в неловкое положение. — Маркус наколол на вилку кусочек сосиски, отправил в рот и принялся сосредоточенно жевать. — Постарайся не принимать это близко к сердцу, Беннет. Наше общество видело и не такое.
— Но мы же говорим не об обществе, правда? — Беннет намазал маслом булочку. — Мужчина твоих лет должен вести себя с определенным достоинством.
Маркус едва не подавился сосиской.
— Мужчина моих лет?!
— Тебе уже тридцать шесть. Ты должен был давным-давно снова жениться и заняться пополнением детской.
— Черт побери! Откуда такая неожиданная забота о моей детской? Я не намерен больше жениться, о чем тебе известно.
— А как же обязательство по передаче титула?
— Я буду счастлив, если он перейдет к тебе.
— Но я вовсе не хочу этого, Маркус! Титул принадлежит тебе, и он должен перейти твоему сыну. — Беннет сокрушенно вздохнул. — По праву и по справедливости ты обязан исполнить свой долг!
— Мой вчерашний поступок унизил тебя, я правильно понял? — сухо перебил его Маркус.
— Должен заметить, иногда весьма неудобно иметь старшим братом тридцатишестилетнего неженатого графа, который нисколько не беспокоится о том, кому перейдет его титул.
— Но со мной такое случается не в первый раз.
— Вчера ты впервые устроил сцену посреди бальной залы, на глазах всего общества.
Маркус приподнял бровь:
— А ты-то как узнал об этом? Ты редко появляешься в обществе.
— Мисс Дорчестер рассказала мне, — с явным раздражением ответил Беннет. Маркус замер:
— Юлиана Дорчестер?
— Я удостоился величайшей чести танцевать с ней вчера вечером, — пробормотал Беннет.
— Ясно.
— Когда ты говоришь «ясно» таким тоном, это означает неодобрение. Так вот, тебе лучше не говорить при мне плохо о мисс Дорчестер. Она прелестная юная леди с удивительно утонченными чувствами. Она и подумать не может о том, чтобы быть втянутой в скандальную сцену!
— Юлиана Дорчестер проводит уже второй сезон, — мрачно заметил Маркус, — и ей необходимо поскорее подыскать себе мужа, ибо ее родители не в состоянии оплатить третий сезон. Ты понимаешь, куда я клоню, Беннет?
— Ты пытаешься убедить меня держаться от нее подальше, не так ли? Ничего не выйдет! Мисс Дорчестер — совершеннейшее воплощение женственности, и я буду вечно благодарить свою звезду за тот счастливый миг, когда мисс Дорчестер позволила мне приблизиться к себе вчера вечером.
— А она, без сомнения, благодарит сейчас свою счастливую звезду за тот миг, когда ты обратил на нее внимание. Теперь она пустится во все тяжкие, чтобы совершенно случайно появиться сегодня вечером в том же доме, где будешь ты.
— Проклятие! Она не способна к интригам! Она слишком невинна, слишком нежна, слишком чиста для этого!
— Сейчас она не занята ничем иным, уж поверь мне.
— Откуда такая уверенность?!
— Она дочь Дорчестеров, а я прекрасно знаю Дорчестера. Он помешан на мысли выдать дочурку за деньги. А ее матушка спит и видит, как бы заполучить титул для семьи. — Маркус сощурил глаза и ткнул вилкой в сторону Беннета:
— Ты лакомый кусочек для брачного союза, брат мой. Ты богат, и есть все основания полагать, что именно ты унаследуешь графский титул. Советую вести себя поосторожнее.
Беннет в сердцах отшвырнул салфетку:
— Это просто возмутительно! Мисс Дорчестер не принадлежит к тем особам, кого интересуют деньги и титул.
— Если ты и в самом деле так считаешь, значит, ты еще наивнее, чем я думал.
— Я не наивен. Но и не такой хладнокровный, равнодушный и самоуверенный, как ты, Маркус! И уж я-то точно никогда не свяжусь с испорченными особами вроде твоей миссис Брайт.
— Или ты будешь отзываться о миссис Брайт с уважением, или вообще не будешь упоминать ее имени, ясно?
— Но ради всего святого — она же твоя любовница!
— Она мой хороший друг.
— Всем известно, что под этим подразумевается. И у тебя еще хватает дерзости критиковать мисс Дорчестер! Да если на то пошло, твоей миссис Брайт не помешало бы взять у нее несколько уроков приличия!
Маркус со звоном поставил чашку на блюдце.
— Тебя никто ни о чем не спрашивает, Беннет!
Дверь приоткрылась, и на пороге появился Ловелас с небольшим серебряным подносом в руках.
— Вам послание, милорд. Только что принесли. Нахмурившись, Маркус взял с подноса записку, молча пробежал ее глазами.
М.!
Я должна немедленно Вас видеть. Дело срочное.
Парк. 10 часов. У фонтана.
Ваша А.
Маркус взглянул на Ловеласа:
— Оседлай Зевса и выведи к половине десятого. Пожалуй, прогуляюсь в парке.
— Да, милорд. — Ловелас повернулся и удалился из комнаты.
— От кого записка? — полюбопытствовал Беннет.
— От друга.
— От миссис Брайт?
— Нет, как ни странно, не от нее.
Беннет обиженно поджал губы:
— Никогда еще не видел, чтобы ты так оскорблялся за своих любовниц.
— Миссис Брайт — мой друг. — Маркус снял салфетку и встал из-за стола. — Никогда не забывай об этом, Беннет.


Без пяти минут десять Маркус въехал в парк верхом на Зевсе — огромном, мускулистом черном жеребце. Он выбрал усыпанную гравием тропинку, ведущую в глубину густых зеленых зарослей. Самую уединенную тропинку во всем парке.
Анна, леди Сэндс, ждала его в маленьком закрытом экипаже. На ней было темно-коричневое дорожное платье. Высокий гофрированный воротник подчеркивал изящную линию шеи. Прелестное личико Анны скрывала вуаль, спускавшаяся с элегантной каштанового цвета шляпки.
— Маркус! Слава Богу, ты пришел! — Она подняла вуаль и устремила на Мастерса испуганный взгляд. — Вот уже несколько дней я места себе не нахожу! Сегодня утром я узнала, что ты в Лондоне, и сразу послала тебе записку. Господи, я так боялась, а вдруг ты занят и не сможешь встретиться со мной!
— Я всегда в твоем распоряжении, Анна. — Маркуса обеспокоили выражение глубокой тревоги, не сходившее с лица Анны, и темные тени, залегшие под серыми глазами.
Анне было двадцать девять, три года назад она вышла замуж за богатого добродушного лорда Сэндса и совсем недавно осчастливила его наследником. Она овдовела семь лет назад, и ее новый брак оказался вполне счастливым. Маркус был рад за Анну. Он полагал, что дни, полные страха, остались навсегда позади, но вот теперь снова видел знакомый ужас в глазах леди Сэндс.
— У тебя неприятности, Анна?
— Меня шантажируют, — прошептала она. Ее лицо исказило отчаяние. — О, Маркус, кто-то знает все!
Маркус не шелохнулся.
— Это исключено.
— Нет, правда! — Серые глаза Анны наполнились слезами. — О Господи, он все знает, ты понимаешь — он знает! Он знает, как умер Спалдинг! Он знает, что я убила его…
— Анна, возьми себя в руки. Ты хочешь сказать, что кто-то требовал от тебя денег?
— Да! Пять тысяч фунтов. Я уже заплатила их. Пришлось заложить серьги…
— Проклятие!
— Но я боюсь, он потребует еще!
— Да, ты права. — Маркус щелкнул, хлыстом по сапогу. — Мы должны быть готовы к новым требованиям. Так всегда бывает, когда имеешь дело с вымогателем.
— Боже праведный! Я боюсь…
— Слушай меня внимательно, Анна. Когда ты получила первое письмо?
— Шесть дней назад. Я немедленно переслала бы его тебе, но я просто не знала, где ты! Знала лишь, что ты надолго уехал из Лондона.
— Я был в Клауд-Холле.
— Я чуть с ума не сошла! Не спала ночей… Сэндс был так заботлив… Спрашивал, что стряслось, хотел везти меня к врачам. Что мне делать, Маркус?
— Ничего. Успокойся, теперь я сам займусь этим.
— Но чем ты можешь помочь?! Маркус, этот человек знает, что я… что я убила своего мужа!
— Тихо, тихо, Анна. Успокойся. Да, ты убила Спалдинга. Но ведь ты только защищалась, о чем никогда не надо забывать.
— Никто мне не поверит! Что скажет Сэндс, когда откроется вся правда?
— Я полагаю, твой муж готов понять гораздо больше, чем ты думаешь, — заметил Маркус. Уже не раз он пытался убедить Анну открыть мужу всю правду о смерти Линтона Спалдинга, но она была непреклонна.
— Я боюсь рассказать ему, Маркус! Он никогда не смирится с мыслью, что женился на убийце, на женщине, застрелившей первого мужа! Как бы ты поступил на его месте?
Маркус пожал плечами:
— Если бы я узнал все о Спалдинге и о том, как он издевался над тобой, я бы только поздравил тебя с метким выстрелом.
Анна ошеломленно уставилась на него:
— Маркус, пожалуйста, прошу тебя, не насмехайся надо мной!
— Я не насмехаюсь. Я говорю искренне. Уверен, ты недооцениваешь своего мужа.
— Я знаю его гораздо лучше, чем ты. Он считает меня самим совершенством. Как же я могу рассказать ему такое?!
— Вымогатель думает примерно так же, — заметил Маркус. — Интересно…
— Что ты собираешься делать?
— Мне необходимо побеседовать с одной особой, которая, кажется, знает обо всем этом гораздо больше, чем я предполагал…
— Ради Бога, о чем ты? — взмолилась Анна. — Маркус, ты никому ни о чем не должен говорить!
— Не беспокойся. Я не собираюсь разглашать твою тайну. Я лишь хочу получить исчерпывающие ответы на вопросы, которые по рассеянности забыл задать вчера вечером.
— Не понимаю…
— Кажется, я поторопился. И даже сделал то, чего никогда обычно не делаю, — проскочил мимо само собой напрашивавшегося вывода. — Маркус осадил нетерпеливо гарцующего Зевса. — Я-то полагал, меня угощают весьма забавной сказочкой…
— О чем ты?
— Не обращай внимания. Это долгая история, и сейчас у меня нет времени ее рассказывать. Просто положись на меня, Анна, и будь спокойна. Ни в коем случае не плати больше ни единого пенни вымогателю, не посоветовавшись прежде со мной, поняла?
— Да. — Пальчики Анны в изящной перчатке крепче натянули поводья. — Какое облегчение, что я смогла встретиться с тобой! Я была в таком отчаянии…
— Все образуется, обещаю.
Анна невесело улыбнулась:
— Точно так же ты утверждал той ночью, когда помог мне избавиться от тела Спалдинга.
— И оказался прав, а?
Анна пристально посмотрела на него:
— Ты сохранил мою тайну, но тебе это обошлось слишком дорого. Люди до сих пор поговаривают, что ты хладнокровно разделался со Спалдингом, дабы заполучить контрольный пакет инвестиционных фирм.
Маркус улыбнулся:
— Никто пока не опровергнул версии о том, что твой первый муж погиб от рук грабителей. Вот и все. А слухи и сплетни не волнуют меня, Анна. Я привык к ним.
Анна недовольно поджала губки:
— Иногда мне кажется: тебя вообще ничего не волнует. — Она, поколебавшись, добавила:
— Я просматривала утренние газеты. Совершенно случайно мне попалось сообщение о вчерашнем происшествии на балу у Фенвиков.
— И что же?
Анна насмешливо взглянула на графа:
— Продолжай, Маркус. Мы с тобой старые друзья. Мы оба прекрасно знаем, что ты не способен потерять голову из-за женщины. Неужели ты действительно вынес на руках из залы эту миссис Брайт?
— Она лишилась чувств.
— Но ты никогда не связывался с истеричками, Маркус. Ты всегда требовал безукоризненного поведения от своих любовниц.
— Миссис Брайт вовсе не моя любовница, — холодно поправил ее Мастерс. — Она мой очень хороший друг. Она упала в обморок, и я вынес ее на свежий воздух, только и всего.
— У тебя сегодня очень странное настроение, — вздохнула Анна и опустила вуаль. — Прости мою бестактность. Твои отношения с миссис Брайт касаются только вас обоих.
— Вот именно.
— Мне пора. Я сказала Сэндсу, что отправилась по магазинам.
— Постарайся не беспокоиться из-за вымогателя, Анна. — Голос Мастерса потеплел. — Я обо всем позабочусь.
— Спасибо. — Она печально улыбнулась. — Я счастлива считать тебя своим другом.
Она дернула поводья — и карета покатила по усыпанной гравием дорожке. Маркус еще какое-то время любовался сверкающим фонтаном, а затем развернул Зевса и поехал к западным воротам парка.


— Но мы же считали его мертвым! — причитада леди Гатри. — Почему, ну почему он жив?
— Тише, тетя Зоя! — Ифигиния быстро оглядела демонстрационный зал небольшого мебельного салона «Хорнби и Смит». К счастью, никто из многочисленных посетителей не услышал горестных жалоб Зои.
— Но, разве это не радостное известие?
— Если тебе интересно мое мнение, то это лишь запутывает дело, — заявила Зоя.
Амелия, одетая в одно из своих любимых бледных бумазейных платьиц, одобрительно кивнула:
— Твоя тетя абсолютно права, Ифигиния. Все совершенно перепуталось. Мне это не нравится.
— Пожалуйста, говорите же тише! Обе! Нас могут услышать.
Ифигиния снова встревоженно огляделась. Владельцы салона стояли у стойки в самом конце зала. Широкоплечий полный мистер Смит был одет в вызывающе розовый жилет и сшитые по последней моде плиссированные бриджи. Тощий, сутулый и лысый Хорнби носил тесный пасленовый жилет, резко контрастировавший с его пурпурным сюртуком.
Хорнби задержал взгляд на Ифигинии, Зое и Амелии, старательно делавших вид, будто внимательно рассматривают каталог. Несомненно, он только и ждал возможности вскочить и подбежать к ним. Уже дважды они отсылали его обратно, но Ифигиния видела, что он вот-вот предпримет новую попытку предложить свои услуги.
Стены длинной комнаты были увешаны эскизами и чертежами, наглядно демонстрировавшими, как следует украшать свой дом по самой последней моде. Длинный ряд новомодных столов и стульев тянулся вдоль всего зала.
Три заговорщицы притворялись, будто изучают оформление библиотеки, соединенной с залом скульптуры. На самом деле они собрались в салоне Хорнби и Смита, чтобы обсудить последние события.
— Теперь ясно, вымогатель лгал, говоря об убийстве Мастерса, — продолжала Ифигиния. — Он просто хотел запугать тебя, тетя Зоя, и заставить расплатиться.
— В чем и преуспел… Вытянул из меня пять тысяч франков! — простонала леди Гатри. — Это уж слишком! Мне наконец-то удалось заполучить свои собственные деньги — после стольких лет, когда я могла лишь смотреть, как ничтожный Гатри тратит их на лошадей и женщин! И что же?! Тут же появляется какой-то мерзкий вымогатель и пытается набить свой карман.
— Я все прекрасно понимаю, тетя. Мы найдем его и положим конец всей этой истории, обещаю тебе, — сочувственно шепнула Ифигиния. Она очень любила свою тетушку и всеми силами пыталась вырвать ее из когтей шантажиста.
В свои сорок пять леди Гатри была очень энергичной, подвижной женщиной, склрнной к некоторой артистичности и мелодраматическим эффектам. Ее когда-то каштановым, как у Ифигинии, волосам очень шли серебристые нити седины. Четко очерченный властный профиль выдавал принадлежность к семейству Брайтов.
Двадцать пять лет назад Зоя была не только очень красива, но и считалась богатой наследницей. Именно солидное приданое, которое состоятельные родители давали за своей единственной дочерью, и привлекло внимание лорда Гатри. Когда же выяснилось, что у жениха нет ни пенни за душой, было уже слишком поздно. К тому времени Зоя вышла замуж, и супруг приобрел законные права на ее приданое.
Гатри стремился к приданому и, получив деньги, сразу потерял всякий интерес к юной жене. К счастью, он все же оказался не полным идиотом и ухитрился не промотать все до последнего пенни. Однако он успел нанести значительный урон капиталу, прежде чем неожиданно умер от удара.
Как однажды призналась Зоя Ифигинии, лорд Гатри и тут остался верен себе, умудрившись унизить жену даже собственной смертью, скончавшись в борделе.
Тетушка Зоя давала понять всем и каждому, что единственной радостью в этом несчастном браке стало рождение ее дочери Марианны. Она пришла в восторг от помолвки дочери с красивым и богатым Шеффилдом. В последнем, наученная горьким опытом, Зоя постаралась убедиться своевременно и досконально.
На самом же деле долгие годы брака с омерзительным Гатри Зое скрашивала лишь любовная связь с лордом Отисом. Отис влюбился в нее с первого взгляда — в тот миг, как их представили друг другу. Он никогда не был женат… То, что именно Отис являлся настоящим отцом Марианны, Зоя хранила в глубочайшей тайне, — но вот кто-то еще, оказывается, прознал об этом…
Марианна — очаровательная, нежная и добрая юная леди — обожала Отиса. Она относилась к нему как к любимому доброму дядюшке, а тот, в свою очередь, безумно любил ее.
После смерти мужа Зоя, подобно большинству великосветских вдовушек, наконец-то стала сама себе хозяйкой. Первым делом она собрала все, что осталось от ее состояния, и вложила деньги в первое крупное рискованное предприятие Ифигинии — строительство площади Утренней Розы. В прошлом году она получила хороший доход и смогла отложить солидную сумму в приданое Марианны.
Наконец-то мать с дочерью получили возможность сменить свои тусклые, невзрачные, давным-давно устаревшие платья на новые модные наряды, сшитые у лучших французских модисток. Когда приготовления были закончены, Марианна появилась в обществе. Предложение от Шеффилда последовало вскоре после ее первого же бала.
Зоя поджала губы, пристально уставившись на эскиз библиотеки:
— Отис уверяет, что я должна быть готова к новым требованиям. По его словам, вымогатель подобен пиявке и имеет обыкновение снова и снова возвращаться к своей жертве, пока не убедится, что полностью обескровил ее.
Ифигиния презрительно повела плечом:
— Какое мрачное сравнение! Однако, учитывая то, что я сама слышала, приходится полностью согласиться с ним. — Погрузившись в размышления, Ифигиния смотрела поверх красочного каталога. — К несчастью, Мастерс считает все это не более чем забавной выдумкой.
— Ты считаешь, он действительно не поверил тебе? — спросила Зоя.
— Он недвусмысленно дал мне понять, что считает нашу историю легендой, которую я выдумала, пытаясь объяснить свой обман.
— Какой ужас! — простонала Зоя. — Я до сих пор не могу поверить в то, что он позволил тебе и дальше притворяться его любовницей.
— Да, он согласился, за что мы должны быть ему благодарны. Теперь я смогу продолжить свои поиски в библиотеках подозреваемых.
— Мне начинает казаться, что ты напрасно теряешь время, — заявила Зоя. — Ведь до сих пор ты ничего не обнаружила.
Ифигиния легонько коснулась пальчиком эскиза.
— Я бы так не сказала, тетя. Дэрроу и Джадсон уже исключены мною из списка.
— Не знаю, не знаю, — вздохнула Зоя. — Все это настолько невероятно…
— У нас нет иного выхода… — Заметив краем глаза яркое пурпурное пятно, приближавшееся к ним, Ифигиния мгновенно переменила тон:
— О, здравствуйте, здравствуйте, мистер Хорнби! А мы все еще изучаем ваш эскиз.
— Конечно, конечно! — Не в силах противиться искушению подбодрить потенциальных покупателей, Хорнби придвинулся ближе. — Возможно, я смогу чем-нибудь помочь? — с елейной улыбкой обратился он к посетительницам.
Ифигиния на мгновение задумалась.
— Это самое необычное украшение каминной доски, какое я только видела, мистер Хорнби.
Тот просиял:
— Точная копия античных надгробий, мадам. Создает серьезную, глубокомысленную атмосферу, как нельзя более соответствующую библиотеке.
— Понятно, — кивнула Ифигиния.
— А меня просто разбирает любопытство, — вступила Зоя, покосившись на иллюстрацию, — что за странные существа поддерживают лампы?
— Сфинксы, мадам. Последнее слово моды, да будет вам известно. Превосходно сочетаются с обоями, испещренными египетскими иероглифами.
— Ах да! Конечно!
Амелия нахмурила брови:
— А что за странные ткани свисают с потолка, мистер Хорнби?
— Турецкий балдахин, мадам. Придает комнате экзотический вид и приводит в изумление посетителей.
— Вне всякого сомнения, — пробормотала Ифигиния, пристально вглядываясь в картинку. — Здесь какая-то разнородная коллекция старинных ваз…
— Точные копии этрусских, смею заметить. Чрезвычайно модно в этом сезоне.
Ифигиния предпочла не сообщать Хорнби, что вазы имеют такое же отношение к этрускам, как и его нелепый жилет.
— А где же вы намерены разместить книги?
— Книги? — растерялся Хорнби.
— Но ведь это библиотека, или я ошибаюсь?
Хорнби деликатно вздохнул:
— Мадам, возможно, вы не осведомлены, но сейчас лишь в очень немногих, отставших от моды домах библиотеки все еще используются непосредственно для чтения книг.
Ифигиния с трудом сдержала улыбку:
— Ах да, конечно! Не знаю, о чем я только думала, когда заикнулась о книгах в библиотеке!
— Совершенно верно, мадам, — подхватил Хорнби. — Именно стремление избежать таких вот грубейших ошибок в оформлении дома приводит людей с подлинным вкусом в заведение Хорнби и Смита.
— Мистер Хорнби, — бросила на него негодующий взгляд Амелия, — да будет вам известно, вы разговариваете с миссис Брайт — крупнейшим знатоком античного стиля в оформлении зданий!
Хорнби испуганно округлил глаза:
— Ах… нет! Нет, я не знал! О, примите мои извинения, мадам! Я, очевидно, не так понял…
— Не беспокойтесь, — отмахнулась от его сбивчивых извинений Ифигиния.
Ее познания в античности оказались наиболее полезными в деле перевоплощения в любовницу Мастерса. Зоя быстро разнесла по всем домам слухи о таинственной миссис Брайт, обладающей академическими познаниями в классике, которая как раз вошла в моду.
С тех пор на каждом балу Ифигинию ждал немедленный успех, поскольку не было недостатка в людях, желавших обсудить с ней проекты оформления своих домов. Иметь модный дом было не менее престижно, чем носить элегантное платье.
Хорнби собирался уже продолжить свои извинения, как раздался мелодичный звон колокольчиков над входной дверью. В зал ворвалась маленькая толстая женщина средних лет.
Несколько метров белых муслиновых оборок и плиссировки — вот что бросалось в глаза при первом взгляде на эту особу. Белая шерстяная мантилья скрывала ее пышное белое платье, а с массивной белоснежной шляпы кокетливо свисали гигантские белые цветы. В руках леди несла кружевной зонтик цвета первого снега и такую же сумочку.
— Какой ужас! — пробормотала Зоя. — Леди Петтигрю похожа на гигантского снеговика.
— Я здесь ни при чем, — шепнула Ифигиния.
— Как раз при чем, — приподняла бровь Амелия. — Это теперь называется «стиль леди Звездный Свет». Одному Богу известно, сколько женщин вынуждены следовать новой моде.
— О, миссис Брайт! — пропела леди Петтигрю. — Я увидела ваш экипаж у дверей. Какая удача! Мне срочно нужно поговорить с вами! У вас найдется свободная минутка?
— Доброе утро, леди Петтигрю. — Ифигиния уже не раз встречала на приемах эту толстую, взбалмошную и эксцентричную леди. Хотя имя лорда Петтигрю стояло в списке вероятных вымогателей, она искренне любила его жену. — Позвольте представить вам мою подругу, леди Гатри, и мою кузину, мисс Фарлей.
— Очень приятно! — добродушно улыбнулась толстуха. — Не сомневаюсь, вы, леди Гатри, тоже интересуетесь мнением миссис Брайт относительно подлинно классического стиля и вкуса? Что касается меня, то я разыскивала ее именно за этим!
— В самом деле, я как раз просила миссис Брайт посоветовать мне, как лучше использовать античные амфоры в моем лондонском особняке, — спокойно ответила Зоя.
Леди Петтигрю восторженно просияла:
— Всем известно, что миссис Брайт — крупнейший авторитет в вопросах античности! Лично я хочу посоветоваться с ней относительно моего храма Весты.
Ифигиния, конечно же, мгновенно заинтересовалась:
— Вы собираетесь возвести античный храм, леди Петтигрю?
— Понимаете, у меня уже есть один, — не без гордости отвечала та. — Прелестные старые развалины, они украшают собой очаровательную рощу нашего хэмпширского имения.
— Сколько же им лет? — полюбопытствовала Ифигиния.
— Храм возвел отец моего Петтигрю лет тридцать назад. Правда, у меня имеются сомнения по поводу его полного соответствия античным образцам. Поэтому мне бы безумно хотелось отреставрировать его с особой тщательностью.
Забыв о всех своих неприятностях, Ифигиния тут же загорелась желанием осмотреть развалины храма Петтигрю.
— Вы знаете, будучи в Италии, я как раз сделала точные замеры и подробные эскизы оригинального храма Весты. Я с радостью покажу их вам, и мы сравним вашу постройку с образцом, леди Петтигрю. Надеюсь, я сумею дать вам и несколько советов о том, как добиться наибольшего соответствия.
— Чудесно, чудесно! Мы устраиваем небольшой прием на будущей неделе, я непременно пошлю вам приглашение. Поездка в наше имение займет всего один день!
— Вы очень добры. Я буду счастлива приехать к вам.
«Превосходная возможность, — восторженно подумала Ифигиния. — Осмотрю загородную библиотеку лорда Петтигрю — не там ли спрятан черный воск и печать с фениксом. Кроме того — храм Весты! Так что убью сразу двух зайцев!»
И тут вновь неожиданно зазвенели дверные колокольчики — да с такой силой, что один крошечный звоночек не выдержал, оборвался и упал на пол. Там он еще раз тоненько испуганно звякнул.
Все обернулись к двери.
Маркус буквально ворвался в зал. Он был одет для поездки верхом — черная куртка, бриджи, сверкающие черные сапоги. Весенний ветер растрепал непокрытые черные волосы.
Взгляд его янтарных глаз остановился на Ифигинии — и она прочла в этих глазах холодную решимость. Мастерс тут же направился к ней, и что-то страшное, угрожающее было в его походке, в том, как он двигался между образцами изысканной мебели и модной драпировки.
Тревога сжала сердце Ифигинии. Что-то случилось, поняла она. Сейчас перед ней был совсем не тот снисходительный, ищущий развлечений мужчина, который целовал ее вчера ночью.
Леди Петтигрю первая нарушила неловкое молчание, повисшее в зале с появлением графа.
— Мастерс! — радостно воскликнула она. — Я рада видеть вас! Я как раз болтала с вашей приятельницей, миссис Брайт.
— В самом деле? — Маркус не сводил глаз с Ифигинии. — Я и сам не прочь немного поболтать с ней.
При звуке его голоса Ифигиния опустила ресницы. Она успела лишь заметить, как неодобрительно прищурилась Амелия.
Только леди Петтигрю ничего не заметила. Широко улыбнувшись, она понимающе взглянула на Мастерса.
— Я пригласила вашу приятельницу посетить на будущей неделе наш маленький прием в загородном имении. Почему бы вам не присоединиться к ней? Я знаю, вы не очень любите домашние приемы…
— Не люблю…
— Но может быть, мой заинтересует вас, милорд. — Леди Петтигрю многозначительно приподняла бровь. — Уверена, вам с миссис Брайт очень понравится у меня. Вы же понимаете, за городом столько возможностей побыть наедине…
До Ифигинии не сразу дошел смысл легкого ударения, которым леди Петтигрю подчеркнула слово «наедине». И тут же краска стыда залила ее щеки. Светская дама явно давала понять графу, что в ее имении ему будут созданы все условия для забав со своей любовницей.
Маркус нехотя оторвался от Ифигинии и скользнул взглядом по маленькой круглой фигурке леди Петтигрю:
— Очень мило с вашей стороны. Я подумаю над вашим приглашением.
Дама торжествующе просияла:
— Счастлива слышать это, милорд. Понимаете, я очень хочу, чтобы миссис Брайт осмотрела мой храм Весты. Мне необходимо выслушать ее мнение относительно идентичности моих развалин.
Маркус взглянул на нее так, как если бы она сама являлась любопытной археологической развалиной.
— Храм Весты?
— Вы, конечно, знакомы с подобными постройками, милорд, — пришла ему на помощь Ифигиния. — Превосходный образец такого храма сохранился в Тиволи. Великолепный круглый храм! По преданиям, девственницы-весталки поддерживали там негасимый священный огонь…
— Девственницы, — перебил ее Маркус, — никогда не интересовали меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Кренц Джейн Энн



Легкий, приятный роман с неплохой детективной линией (хотя завязка надумана) и адекватными героями. Правда, без ляпов не обошлось - вызывает большое сомнение путь к финансовой независимости героини, впрочем, и путь злодея в высшее общество тоже сомнителен. Так что: 7/10.
Любовница - Кренц Джейн ЭннЯзвочка
29.07.2011, 10.18





Это будет мой любимый роман у Кренц. Героиня умная и адекватная, герой тоже. Нет стандартных шаблонов, типа он - супергерой, она - мегакрасотка. И автор не слишком накрутила с детективной линией, она не слишком отвлекает внимание от переживаний героев, но в то же время держит читателя в тонусе.
Любовница - Кренц Джейн ЭннВеруся
26.04.2013, 19.04





Ставлю 10 и рекомендую любителям романов о графах и их необыкновенных возлюбленных.
Любовница - Кренц Джейн Эннлена
27.04.2013, 14.55





Хороший роман!Очень понравился!
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлина Те
5.07.2013, 20.20





Интересный сюжет, хорошие диалоги!
Любовница - Кренц Джейн Эннанна
25.03.2014, 18.19





хороший роман
Любовница - Кренц Джейн ЭннНатали
26.03.2014, 19.24





Мне понравилось.
Любовница - Кренц Джейн ЭннКэт
21.04.2014, 23.11





Книга понравилась .. Правда имена некоторых героев раздражали 9/10
Любовница - Кренц Джейн ЭннVita
30.06.2014, 12.28





Очень хороший роман,впервые встречаю в любовном романе,что главные герои умные и целеустремлённые люди, а не пустышки, достоиства которых только в постели и физической красоте. Впрочем сама возможность такой скандальной ситуации неправдоподобна, но имено в этом прелесть любовных романов
Любовница - Кренц Джейн ЭннItis
8.08.2014, 2.07





Роман неплохой, интересные гл. герои, легко и быстро читается, только отвлекало имя героини, постоянно на нем тормозила, надо же такое придумать.
Любовница - Кренц Джейн ЭннТаня Д
8.01.2015, 21.44





хороший роман читайте 10 баловю
Любовница - Кренц Джейн Эннтату
1.10.2015, 15.03





Читать, интересно, не затянуто. Мне понравилось)))
Любовница - Кренц Джейн Эннкатерина
24.11.2015, 13.48





Хороший роман, но почему то я его читала несколько дней, скучно было :-( чего то не хватило... Хотя встречаются экземпляры намного хуже.
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
29.11.2015, 7.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100