Читать онлайн Любовница, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Любовница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Мы рассказали Марианне сразу же после завтрака. Очень долго она молчала. — Зоя поднесла к глазам платочек. — Я была в ужасе, думала, что теперь она навсегда возненавидит нас… Она заплакала…
Ифигиния, сидевшая за своим столом, обменялась многозначительным взглядом с Амелией. Та подняла брови, но промолчала. Никто не прерывал повествования Зои.
— А потом, — Отис высморкался в свой большой платок, — потом она посмотрела на меня и сказала: «Отец!» После стольких лет она наконец-то сказала мне «отец»!.. И бросилась в мои объятия.
— Клянусь, это была самая счастливая минута в моей жизни! — Слезы радости полились из глаз Зои.
— И в моей, любимая! — Отис подошел к ней, крепко обнял. — Ты не представляешь себе, что значит для меня возможность наконец-то открыто назвать Марианну дочерью!
— Нам следовало рассказать ей все еще в прошлом году, сразу после смерти Гатри, — обратилась Зоя к Ифигинии. — Скольких неприятностей можно было бы избежать!
Ифигиния сцепила лежащие на столе руки и, нахмурившись, спросила:
— Но что будет с ее замужеством?
— Марианна настаивает на том, чтобы рассказать всю правду жениху, — с нескрываемой гордостью поделился Отис. — Наверное, так будет лучше, вымогатель рано или поздно все равно осуществит свою угрозу.
— Думаю, Шеффилд откажется, — вздохнула Зоя. — Ну да ничего не поделаешь. Графы Шеффилды всегда отличались непомерным высокомерием… Жаль, конечно. Это была бы превосходная партия. Но Марианна столь мила, что я просто убеждена — мы легко подыщем ей другого достойного жениха!
— Я предам самой широкой огласке, что собираюсь сделать ее своей наследницей, — решительно объявил Отис. — Естественно, я и так собирался это сделать, но втайне… Хорошее приданое поможет в выборе достойной партии для моей дочери.
— Совершенно верно. — Ифигиния задумчиво повертела в пальцах перо. — Знаете, мне только что пришло в голову, что есть гораздо более простой выход из создавшегося положения.
— Какой же? — полюбопытствовала Зоя.
— Вам с Отисом нужно пожениться. Тогда Марианна по закону станет его приемной дочерью.
— Пожениться?! — изумленно вытаращилась на племянницу Зоя. — Нам пожениться? Но мы и сейчас очень счастливы. Правда, Отис?
— Ты всегда была и будешь счастьем моей жизни, любимая, — галантно ответил Отис. — И сама прекрасно знаешь об этом. Ты будешь занимать самое главное место в моем сердце независимо от того, поженимся мы или нет.
Зоя нежно улыбнулась ему:
— Я тоже буду до конца дней своих любить тебя, Отис.
— Но дело в другом, — живо вмешалась Ифигиния, — если вы поженитесь, само собой снимется необходимость заявлять отцовство Отиса.
— Верно, — кивнула Амелия.
— Не понимаю… — Зоя нахмурилась.
Брови Отиса трагически сошлись на переносице.
— Думаю, очень разумная мысль, дорогая.
Ифигиния вдруг увидела, что глаза его зажглись каким-то новым, совершенно особенным светом. Она улыбнулась.
— Если вы с Отисом поженитесь, он станет приемным отцом Марианны. Она сможет назвать его отцом, и никому это не покажется странным. Он сможет открыто относиться к ней как к дочери, и люди едва ли заподозрят, что это нежность настоящего отца.
— В чем, кстати, тоже нет ничего странного, — заметила Амелия. — Более того, узаконив ваши отношения, вы сразу уладите дела, связанные и с деньгами Гатри, и с наследством Отиса.
— Точно, — кивнула Ифигиния. — Марианна станет богатой наследницей.
— И никому уже не придет в голову сомневаться, — пробормотал Отис. — Совершенно естественно, что я захочу сделать наследницей приемную дочь!
— Господи! — Зоя быстро оценила открывающиеся возможности. — Да она тогда сама сможет выбирать себе мужа!
Отис взял ее руку, поднес к губам:
— А я получу величайшее счастье не только без скандала называть дочерью собственную дочь, но и назвать тебя, любовь моя, своей женой.
— Ах, Отис! — подняла на него глаза леди Гатри. — Ты всегда был так добр ко мне. Только твое присутствие помогало мне терпеть жизнь с Гатри.
— Ты подарила мне наивысшее счастье, — ответил тот. — И если захочешь оставить неизменными наши отношения, я сочту это за великую честь. Но знай, ничто на свете не сравнится для меня с правом назвать тебя своей женой.
Глаза Зои засверкали.
— Как могу я отказать тебе? Я думала, что никогда больше не выйду замуж после того, как освободилась от Гатри. Но ведь ты единственный мужчина, которого я любила в своей жизни. Ты отец моей дочери. Мой лучший, самый преданный друг.
— Я сегодня же выхлопочу специальное разрешение на брак! — ликующе воскликнул Отис. — Уже вечером мы сможем обвенчаться!
— Я почему-то уверена, что Марианна будет счастлива, — заметила Амелия.
Ифигиния ткнула ручкой в листок бумаги:
— А вымогатель лишится еще одного лакомого кусочка. Я начинаю убеждаться, что Мастерс и здесь оказался прав. Он всегда говорил, лучший выход — перехитрить злоумышленника, раскрыв свои секреты.
— И он был абсолютно прав, — подтвердила кузина.
— Но он злоупотребляет своей вечной правотой, — буркнула Ифигиния. — И хуже всего то, что Маркус прекрасно это знает и не стесняется заявлять во всеуслышание. Клянусь, порой я просто бешусь.
— Не потому ли, что ты привыкла сама быть во всем правой? — ехидно заметила Амелия.
Ифигиния хмуро вспомнила свой план разоблачения вымогателя путем поиска владельца печати с фениксом и черного воска.
— Никогда еще не встречала мужчину, который оказывался бы прав чаще, чем я. Это ужасно действует на нервы.
…Но еще больше действовала на нервы мысль, что она влюбилась в мужчину, знающего все на свете, кроме одного — как снова полюбить.


— У Мастерса есть новая версия, Ифигиния? Кто же, по его мнению, намерен выдать на суд света чужие тайны? — спросила Амелия, когда они поднимались по лестнице в контору Адама.
— Он пока не знает, кто этот негодяй. Но самое любопытное его предположение, что миссис Вичерлей не была вымогательницей.
Амелия изумленно посмотрела на кузину:
— Правда? Но если не она, то кто?
— Я же сказала, Маркус пока не нашел нового подозреваемого, просто у него появились сомнения относительно миссис Вичерлей. — Поднявшись на площадку, Ифигиния двинулась по коридору к двери Адама.
— Ну, а ты-то сама как считаешь?
— Ума не приложу, что и Думать о последних событиях. Я до сих пор верю в черный воск и печать с фениксом, как и в то, что пославший письмо тете знал о планах Мастерса провести месяц за городом.
— Я представляю, как тяжело тебе отказаться от своей гипотезы. Но Мастерс скоро решит и эту проблему.
Ифигиния недовольно сморщила носик:
— Боже ты мой, скажите, какая вера в его талант и мощный интеллект! А ведь ты совсем недавно прилагала столько сил, стараясь оградить меня от него.
— Я до сих пор боюсь, что он разобьет твое сердце, но тем не менее именно он может найти разгадку.
— Ты всегда была невероятно практичной, Амелия. Это одно из самых ценных твоих качеств.
Они остановились перед узкой дверью. Ифигиния подняла было руку, чтобы постучать, но вдруг заметила, что дверь приоткрыта и через щель доносится срывающийся от ярости хриплый мужской голос:
— Я требую встречи с руководством фонда, слышишь, Мэнваринг?
Ифигиния тихонько отворила дверь. Здоровенный коренастый мужчина с перекошенным от гнева лицом угрожающе навис над столом Адама. Сам Адам сидел спокойно, с выражением холодной брезгливости на лице. Мужчины не заметили замерших в дверях кузин.
— Я уже говорил вам, что это невозможно, — отвечал Адам.
— А я настаиваю! — заорал незнакомец и с такой силой грохнул толстым кулаком по столу, что затряслись стоящие на нем коробочка с воском и перья в стаканчике. — Я требую, чтобы мне позволили лично переговорить с хозяевами! Меня не устраивает их ответ.
Ифигиния услышала, как Амелия тихо испуганно вскрикнула.
— Амелия? — дотронулась она до рукава кузины. — С тобой все в порядке?
Амелия не отвечала. Она стояла неподвижно, не сводя глаз с мужчины, стучащего кулаком по столу Адама.
— А я уже говорил вам, что хозяева фонда не заинтересованы в вашем участии, Додгсон. — Мэнваринг поднялся, челюсти его были стиснуты, как у бульдога. — И я также объяснил вам почему.
— Ложь! Все это ложь, придуманная какой-нибудь дрянью гувернанткой! — взвыл Додгсон. — Ни на секунду не поверю, что солидные люди могли всерьез отнестись к выдумкам подобной особы!
Амелия шагнула вперед. Плечики ее были гордо расправлены.
— Нет, не выдумки. Вы грязный, порочный человек, Додгсон. И мы с вами оба знаем это.
Мужчина стремительно обернулся:
— Кто вы, черт возьми, такая?!
— Не узнаете? Я Амелия Фарлей. Когда-то я работала гувернанткой, но теперь у меня совершенно иное положение.
Додгсон ошеломленно выпучил глаза — он узнал Амелию. Разинув рот, он уставился на нее:
— Ты… Так это ты донесла хозяевам на меня?! И кто мог поверить тебе?
— Мисс Фарлей — одна из хозяек фонда, — с мрачным удовольствием пояснил Адам.
— Не понимаю… — Додгсон ошарашенно поворачивал лицо с тяжелой бульдожьей челюстью от Адама к Амелии и обратно. — Но это невозможно…
— Нет, Додгсон, — ровно ответил Адам. — Это более чем возможно. И вы никогда не станете нашим вкладчиком.
— Из-за какой-то клеветы… смазливенькой шлюшки? — взвизгнул Додгсон. — Вы не можете говорить всерьез!
Адам рванулся через стол, размахнулся и со всей силы ударил кулаком прямо по безмятежной физиономии Додгсона. Тот взвыл от боли, изумления и ярости. Шатаясь, припал к стене, прижимая руки к разбитому носу. Адам, все еще сжимая кулаки, подошел к нему:
— Я не позволю неуважительно отзываться о даме в моем кабинете.
— Будьте вы прокляты! — Додгсон с ужасом смотрел на свои перепачканные кровью ладони. — Будьте вы все прокляты… Это просто кошмар… Я разорен по прихоти девчонки-гувернантки, которая должна быть только счастлива, что благородный мужчина одарил ее своим вниманием!
— У меня для вас еще одна новость, Додгсон, — спокойно заявил Адам. — Вам грозит не только финансовый крах. Завтра на рассвете вы встретитесь со мной в парке. Назовите своих секундантов.
Амелия задохнулась. Костяшки ее пальцев, судорожно вцепившихся в ручку зонтика, мертвенно побелели. Ифигиния подошла ближе к кузине.
— Секундантов? — непонимающе переспросил Додгсон. — Вы намерены стреляться из-за этой вздорной девчонки?! Это немыслимо.
— Я буду ждать вас на рассвете, — повторил Адам. — В противном случае весь Лондон узнает, что вы трус.
— Если вы еще не выбрали своих секундантов, Мэнваринг, — спокойно прозвучал от дверей голос Маркуса, — то почту за честь стать одним из них.
— Маркус! — быстро обернулась Ифигиния. Небывалое облегчение охватило ее при виде графа. Огромная фигура Маркуса загромоздила весь дверной проем. Его широкие плечи почти упирались в косяки. Он был так высок, что даже снял свою серую, с загнутыми полями шляпу.
Взгляд Маркуса был полон привычного бесстрашия, лишь зловещие огоньки вспыхивали в его прищуренных янтарных глазах.
Адам решительно поклонился:
— Благодарю вас, милорд. Принимаю ваше предложение.
— Мастерс? — Додгсон посмотрел сначала на графа, потом снова на Адама. — Вы что, оба сошли с ума?
— Нет, — просто ответил Маркус. — Но боюсь, мы скоро устанем от вашего присутствия. Вам лучше удалиться.
— Отличная мысль, — обронила Амелия. — Мы с нашими друзьями должны кое-что обсудить.
Додгсон обернулся к ней, лицо его исказила гримаса отчаяния.
— Амелия, ради всего святого, ты не можешь так поступить со мной! Слишком многое поставлено на карту! Пожалуйста, умоляю, моя дорогая, забудем о прошлом!
— Убирайтесь вон! — приказал Адам. Амелия взглянула на Додгсона:
— Вы слышали, что сказал мистер Мэнваринг? Немедленно убирайтесь вон. Мне дурно при одном взгляде на вас.
— Амелия! — Он подскочил к ней, схватил за руки. — Я не могу поверить в то, что ты так жестока! Ведь когда-то ты была такой милой, очаровательной, доверчивой девочкой!
— Не прикасайтесь ко мне! — в ужасе отшатнулась Амелия. — Не смейте прикасаться ко мне, Додгсон!
— Вы слышали, что сказала мисс Фарлей? — Адам остановился за спиной Додгсона, сгреб его за воротник и потащил к двери.
Маркус вежливо посторонился.
Адам вышвырнул гостя в коридор и захлопнул за ним дверь. Потом повернулся и посмотрел на Амелию:
— Я очень сожалею, что вам пришлось столкнуться с этим подонком, мисс Фарлей. Клянусь, это было в первый и последний раз.
Амелия не сводила глаз с его лица.
— Мистер Мэнваринг, вы не должны встречаться с ним завтра. Я не позволю вам.
Адам криво усмехнулся:
— Не беспокойтесь ни о чем. Кстати, я очень неплохо стреляю. Мое хобби, знаете…
— А если вас ранят… Убьют! Додгсон лжец и шулер. Кто знает, что он может выкинуть во время дуэли. Ему нельзя доверять.
— Не беспокойтесь, мисс Фарлей, — вмешался Маркус, — как секундант мистера Мэнваринга, я не спущу глаз с его противника. Он никого не обманет.
— Нет! — вскричала Амелия. — Вы не сделаете этого, мистер Мэнваринг! — Выронив зонтик, она подбежала к Адаму. — Вы не должны рисковать своей жизнью.
И бросилась в его объятия.
— Все образуется, любовь моя. — Адам крепче прижал ее к себе. — Я обо всем позабочусь.
— Мисс Фарлей, — снова вступил Маркус, — возможно, вас несколько успокоит то обстоятельство, что, по моему мнению, Додгсон скорее всего не явится на утреннее свидание. Уверен, в это время он будет уже на полпути к Шотландии.
Амелия с надеждой подняла голову с плеча Адама:
— Вы серьезно?
— Да, — улыбнулся Маркус, — серьезно.
— Меня бы гораздо больше устроило, если бы он все-таки явился, — заявил Адам. — Руки чешутся всадить в него пулю!
— Вы так благородны, сэр. — Амелия смахнула слезы с ресниц. — Но боюсь, я не переживу, если с вами что-то случится, Адам.
— Правда? — прошептал он.
— Да, — робко улыбнулась ему Амелия.
Взгляды их встретились. Забыв об Ифигинии и Маркусе, они смотрели друг на друга, не в силах отвести глаз.
Ифигиния улыбнулась Маркусу.
«Я же говорила вам, — сказал ее взгляд. — Они просто созданы друг для друга».
Маркус понимающе приподнял бровь. И вдруг Ифигиния поняла, что граф Мастерс никоим образом не должен был оказаться здесь.
— Что вы здесь делаете, сэр? — шепотом спросила она.
— А вы как думаете? Пришел просить позволения поучаствовать в инвестиционном фонде по финансированию Брайт-Плейс.
— Так… вы знаете о фонде? — Она недоуменно уставилась на него.
Он насмешливо усмехнулся:
— Естественно.
— И знаете, что мы с Амелией его владелицы?
— Естественно.
— И конечно же, полагаете, что знаете все на свете?
Веселые огоньки плясали в его глазах.
— Полагаю, я хорошо осведомлен по самому широкому кругу вопросов.


— Думает, он такой умный! — ворчала Ифигиния, когда час спустя они с Амелией выходили из белого с позолотой экипажа. — И так самодовольно гордится собой!
— Кто? — рассеянно взглянула на нее Амелия, поднимаясь по ступенькам. — Мастерс?
— Ну да.
— Но он действительно очень умен. Чего ты от него хочешь? Чтобы он скрывал свой ум? Ты-то редко заботилась о том, чтобы прятать собственный.
— Ему следует научиться побольше молчать о своих способностях!
Амелия нервно прикусила нижнюю губу:
— Лично я молю Бога, чтобы Мастерс оказался прав в отношении Додгсона.
Ифигиния почувствовала себя пристыженной. Как может она жаловаться на свои мелкие обиды, когда бедная Амелия сходит с ума от самого настоящего страха?! На месте кузины она, наверное, была бы просто в истерике.
— Маркус абсолютно прав, — мягко сказала она, когда миссис Шоу открыла входную дверь. — Я уже говорила тебе — он всегда прав.
— Да, я знаю! — Казалось, Амелия была счастлива услышать это. Лицо ее просветлело.
Ифигиния улыбнулась экономке:
— Добрый день, миссис Шоу. Все в порядке?
— Да, миссис Брайт. Когда вас не было, заходил очаровательный мистер Хоут. Он вернул книгу, которую вы давали ему.
— Грайсоновские «Иллюстрации классических древностей»? Да-да, прекрасно. — Ифигиния развязала шляпку, подала ее экономке. — Есть еще что-нибудь?
— Нет, мадам. Сегодня спокойный день.
— Вот и отлично. Не могли бы вы принести чай в библиотеку?
— Сию минуту, миссис Брайт.
— Благодарю вас. — У дверей библиотеки Ифигиния на мгновение задержалась. — Да, кстати, около пяти за нами заедут мистер Мэнваринг и их сиятельство граф Мастерс. Мы с Амелией поедем в парк.
— Очень хорошо, миссис Брайт. — Миссис Шоу улыбнулась и отправилась на кухню.
Кузины вошли в библиотеку. Ифигиния взглянула на «Иллюстрации классических древностей», лежащие на ее столе, села и обратилась к Амелии:
— Постарайся взять себя в руки и не волноваться. Я уверена, Маркус превосходно разбирается в подобных вещах. Раз он говорит, что дуэль не состоится, значит, так оно и будет.
Сцепив пальцы, Амелия не отрываясь смотрела в окно.
— Просто не могу поверить в то, что Адам вызвал Додгсона из-за меня.
— А я могу. Я уже давным-давно знала о его любви к тебе.
Амелия бросила на нее взгляд, полный печального недоумения:
— Как я уже говорила, ты ужасно самоуверенна и ничуть не меньше Мастерса гордишься своими выводами.
Ифигиния усмехнулась:
— У нас с ним очень много общего, правда?
— Да. — Улыбка сбежала с лица Амелии. — Но как ты собираешься действовать, Ифигиния? Ты же отлично знаешь, что не можешь вечно оставаться его любовницей!
— Знаю.
Стук колес подъехавшего экипажа помешал Амелии продолжить. Карета остановилась прямо возле подъезда.
— Кто бы это мог быть? — удивилась Ифигиния. — Сейчас всего три… Маркус сказал, что они с Адамом не появятся раньше пяти.
Амелия выглянула в окно:
— Я не помню этой кареты… и не успела заметить, кто из нее вышел.
Они с нетерпением ждали, когда же миссис Шоу ответит на стук во входную дверь. Наконец в холле послышался шум голосов. Через минуту дверь библиотеки отворилась.
— Мистер Клауд хочет видеть вас, если вы, конечно, дома, мадам, — объявила экономка.
— Боже милостивый! — простонала Ифигиния. — Это брат Маркуса. Интересно, что ему нужно? Просите, миссис Шоу.
Беннет, с лицом угрюмым и решительным, появился в дверях:
— Добрый день, миссис Брайт. Благодарю вас за то, что согласились принять меня.
— Входите, мистер Клауд, — приветливо улыбнулась Ифигиния. — Позвольте представить вам мою кузину, мисс Фарлей.
— Очень приятно, мисс Фарлей, — холодно поклонился Беннет.
Амелия поднялась:
— Полагаю, вы хотели бы побеседовать наедине.
— Если… если вы не возражаете, — запинаясь, проговорил Беннет. — Не хочу показаться неучтивым, но я действительно пришел по очень личному делу.
— Конечно-конечно. — Амелия вышла и плотно прикрыла за собой дверь.
Ифигиния сложила руки на столе:
— Не желаете ли присесть, мистер Клауд?
— Что? А… нет. Нет, благодарю вас. — Беннет беспокойно расхаживал перед ее столом. — Мне очень неловко, миссис Брайт…
Ифигиния вздохнула:
— Попробую вам помочь. Вы, без сомнения, явились, чтобы долго и нудно объяснять мне причины, по которым я не должна выходить замуж за вашего брата. Так вот, уверяю вас, мистер Клауд, — мне все они известны.
— Нет!
— Простите? — удивленно захлопала она ресницами.
— Я пришел сказать, что отказываюсь от своих возражений против вашего брака.
— Неужели?
Беннет поморщился:
— Разумеется, мой брат все равно отвергнет все мои возражения. Он всегда поступает по-своему…
Ифигиния с неожиданной тревогой посмотрела на него:
— Вы хорошо чувствуете себя, мистер Клауд? Через минуту принесут чай… Возможно, чашечка чая вам поможет.
— Проклятие! Не нужен мне никакой чай! Вы обязаны выйти замуж за моего брата, миссис Брайт!
Ифигиния осторожно посмотрела на него:
— Но почему?
— Потому что вы нужны ему.
— Я нужна ему?!
— Черт возьми, как мне объяснить вам? — Беннет снова лихорадочно заметался по комнате. — Миссис Брайт, я знаю своего брата всю свою жизнь!
— Охотно верю.
— Но я никогда не мог понять его до конца. А он и не нуждался в понимании… если, впрочем, вы меня понимаете.
— Нет, не понимаю.
— Он всегда был где-то там. — Беннет сделал неопределенный жест рукой. — Как гора, как море — ну, в общем, как явление природы. И он был так чертовски упрям в достижении своих целей!.. И стремился жить по собственным правилам. Он всегда казался мне таким сильным!
— Быть сильным вовсе не означает никогда не нуждаться в понимании и поддержке, — мягко заметила Ифигиния.
— Только совсем недавно я начал понимать это. — Беннет подошел к книжным шкафам, повернулся и вновь принялся мерить шагами комнату. — Вчера ночью я понял, что у Маркуса в душе есть нечто, о чем я раньше никогда даже не подозревал. Я понял, что он тоже в чем-то нуждается… Нуждается в том, что можете дать ему только вы.
— Маркус сам сказал вам об этом?
— Я понял это из разговора с ним. У меня создалось впечатление, что вы очень нужны ему.
— Так же, как вам нужна Юлиана Дорчестер?
— Господи, нет, конечно! Конечно же, нет! — горячо возразил Беннет. — Мои чувства к Юлиане совершенно особенны, неповторимы! Я обожаю ее, миссис Брайт, и она тоже любит меня.
— Понятно.
Беннет тут же забыл обо всем, углубившись в изложение своей излюбленной темы.
— Наша любовь основана на самых возвышенных чувствах и поистине метафизическом родстве душ!
— Как это мило!
— У меня просто нет слов, чтобы описать величие нашей любви.
— Вполне допускаю.
— Она будит в моей душе неземные страсти!
— Понятно, понятно.
— Честно говоря, — заключил Беннет, — мне трудно описать тончайшие чувства, глубокий ум или грациозные манеры мисс Дорчестер грубой прозой. Она рождена для стихов!
— Безусловно, ваши чувства совершенно уникальны. А как вы думаете, способен ли ваш брат на нечто подобное?
— Если он и был когда-то способен на нежную, возвышенную любовь, то первый брак навсегда выжег в его душе способность чувствовать, — пожал плечами Беннет. — А если быть до конца откровенным, то сомневаюсь, что он вообще когда-нибудь умел любить. Он скорее человек разума, понимаете?
— Да, — ответила Ифигиния, задумчиво подперев рукой подбородок. — Простите меня, но я невольно смущена переменой вашего взгляда на брак Маркуса.
— Очень важно, чтобы вы вышли за него, миссис Брайт. Ради Бога, поверьте мне! Меня не было бы здесь сегодня, если бы не крайняя необходимость. Думаю, у вас будет скромная свадьба. Возможно, по специальному разрешению. Вы ведь и сами не захотите соблюдать формальный срок помолвки, который необходим таким парам, как мы с Юлианой.
— А вы уже просили руки мисс Дорчестер?
— Я говорил с ней и счастлив сообщить, что она дала согласие объявить в конце сезона о нашей помолвке. Мы обвенчаемся весной. В ближайшие несколько месяцев нам предстоит получше узнать друг друга… К тому же необходимо уладить столько вопросов, вы понимаете?
— Да, конечно.
Маркус будет доволен, отметила про себя Ифигиния. По крайней мере он выторговал Беннету время, за которое тот сможет убедиться в правильности принятого решения.
— Она была готова бежать со мной! — с гордостью поделился Беннет. — В то время когда думала, что я останусь без гроша, она согласилась поехать со мной в Гретна-Грин. Она любит меня так же сильно, как и я ее.
— Я в этом не сомневаюсь. Знаете, я ведь встречала Юлиану.
— Неужели?
— Да. Она просто очаровательна.
Мисс Дорчестер и в самом деле очень славная девушка, подумала Ифигиния. Очень милая и совсем не похожа на своих напыщенных родителей.
Беннет так и светился от восторга:
— Конечно же, она очаровательна! Наверное, она самая очаровательная девушка на свете.
Маркусу потребуется время, чтобы смириться, но Ифигиния чувствовала, что у Беннета с его обожаемой Юлианой все будет прекрасно.
— Но наша ситуация совершенно не похожа на вашу, — продолжал Беннет. — Вам с братом не нужна долгая помолвка. Не обижайтесь, миссис Брайт, но вы ведь не юная девушка… Да и брат мой уже не помолодеет.
— Справедливо.
Беннет насупился:
— Не помню, чтобы он вообще когда-нибудь был молодым. Даже когда я был мальчишкой, он казался мне глубоким старцем. Но это все ерунда. Самое важное — ваша свадьба!
— Я понимаю вашу обеспокоенность, мистер Клауд. Однако… — Ифигиния не договорила, услышав с улицы звук подъехавшей кареты. — Кто там еще?
Раздался стук во входную дверь и звук очень знакомых голосов в холле.
— Какой ужас! — прошептала Ифигиния. — Корина и Ричард… С ними тетя Зоя и Отис. Что случилось? Ради Бога, простите меня, мистер Клауд!
Она вскочила на ноги, подбежала к двери и распахнула ее, прежде чем миссис Шоу успела сообщить о прибытии новых гостей.
— Ифигиния! — воскликнула Зоя. — Ты ни за что не догадаешься, кто приехал в Лондон!
Корина, одетая в очаровательное голубое платье, как нельзя более шедшее к ее золотистым волосам и синим глазам, повернулась к Ифигинии. Страшная тревога была на ее прелестном личике.
— Ифигиния! С тобой все в порядке?
— Рада вас видеть, Корина, Ричард.
Ричард Хэмптон, выглядевший обеспокоенным, коротко кивнул:
— Добрый день, Ифигиния. Мы примчались в Лондон, как только получили письмо!
— Какое письмо?
Корина содрогнулась:
— Очень странное письмо. Там говорилось, что ты… В общем, это не важно. Даже повторить страшно. Я, конечно, знала, что это ложь, но не могла не приехать. Мы прибыли час назад.
— И сразу примчались ко мне. — Зоя бросила извиняющийся взгляд на Ифигинию. — Мы с Отисом решили, что они должны задать свои вопросы тебе, а вовсе не нам.
Искренняя тревога читалась в добрых карих глазах Ричарда.
— Буду резок. Мы получили очень неприятное послание, где говорилось, что в Лондоне ты стала любовницей графа Мастерса.
Зоя округлила глаза.
— Ричард, в самом деле, как ты можешь произносить вслух подобные вещи? — зарделась Корина. — Не забывай, здесь дамы.
— Прости, дорогая, но мы обязаны выяснить все до конца, — решительно заявил ее муж. — Сейчас не время для недомолвок и ложной деликатности.
Беннет подошел к ним и встал за спиной Ифигинии:
— В вашем письме была грязная клевета.
— Кто вы такой? — требовательно спросил Ричард.
— Беннет Клауд, брат графа Мастерса. И я счастлив сообщить вам, что Ифигиния вовсе не любовница моего брата. Она его невеста.
Его слова вызвали настоящую бурю в библиотеке. Все разом заговорили, не слушая и перебивая друг друга.
— Невеста! — выдохнула Корина. — Но, Ифигиния, почему ты не написала нам, что обручена?
— Невеста графа?! — Ричард был совершенно сбит с толку.
— Ну и ну, — пробормотал Отис. — Я и не знал, что дело приняло такой оборот. Мои поздравления, дорогая.
Зоя порывисто обняла Ифигинию:
— Господи Боже! Так, значит, Мастерс остановил свой выбор на тебе, дорогая?
— Да, — веско сказал Беннет. — Но проблема в том, что Ифигиния не хочет выходить за моего брата.
— Глупости! — вмешалась Амелия. — Она как миленькая выйдет за него!
— Конечно! — горячо подтвердила Корина. — Раз уж имя моей сестры оказалось связанным с именем графа таким образом, что это может бросить хоть малейшую тень на ее репутацию, то у нее просто нет другого выхода.
— Совершенно верно! — решительно поддержал жену Ричард. — А если граф не пожелает жениться на ней, я пошлю ему вызов.
— Вызов? Мастерсу?! — Отис с тревогой посмотрел на него.
— Тихо! — Ифигиния подняла руку, призывая всех к молчанию. — Тихо, я сказала! — А когда и это не помогло, она сжала кулачок и громко постучала по стене:
— С вашего разрешения!
Наконец-то в библиотеке воцарилась тишина. Все посмотрели на Ифигинию.
— А теперь вот что, — выделяя каждое слово, объявила она. — Давайте раз и навсегда покончим с этим вопросом. Мои отношения с Мастерсом касаются только меня. И его.
Зоя вздохнула:
— Но не будь же идеалисткой, Ифигиния. Раз граф сделал тебе предложение, ты обязана принять его.
— И быть ему благодарна! — выпалила Корина. — Особенно если твоя репутация оказалась запятнана.
— Совершенно верно, — снова поддакнул Ричард.
— Хватит! — Ифигиния, подбоченясь, сердито оглядела собравшихся. — Запомните раз и навсегда: я не намерена выходить за человека, который, как только что справедливо заметил мистер Клауд, не способен на возвышенные чувства.
— Какие еще возвышенные чувства? — спросила Амелия.
— О чем ты говоришь? — не успокаивалась Зоя.
— У него состояние и титул, — резонно заметил Отис. — Думаю, это вполне может заменить любое количество высоких чувств.
— Мой брат станет вам отличным мужем, — робко сказал Беннет. — Не думаю, что в вашем браке будут иметь значение какие-либо чувства. В конце концов, вы с Маркусом оба люди разума, рассудка…
— Черт вас возьми, да какое все это имеет значение?! — Не будь она так разгневана и так расстроена, она непременно разревелась бы. — Слушайте меня все. Я никогда не выйду за человека, у которого есть железное правило против любви.
Гробовая тишина повисла в комнате. И вдруг большая знакомая фигура выросла в дверях.
— Вы научили меня нарушать большинство моих правил, Ифигиния, — спокойно сказал Мастерс. — Научите же меня нарушить еще одно…
Все ошарашенно повернулись на голос. Они были так увлечены спором, что никто не услышал, как Маркус поднялся по ступенькам и открыл дверь.
Ифигиния встретила его взгляд. Страстное желание вдруг пронзило все ее существо… «Я так люблю его… — пронеслось в ее голове. — Я всегда знала, что мы созданы друг для друга».
И она всей душой поверила, что Маркус научится любить ее.
— О Маркус!
Она побежала к дверям и упала в его объятия. Маркус подхватил ее и крепко-крепко прижал к груди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница - Кренц Джейн Энн



Легкий, приятный роман с неплохой детективной линией (хотя завязка надумана) и адекватными героями. Правда, без ляпов не обошлось - вызывает большое сомнение путь к финансовой независимости героини, впрочем, и путь злодея в высшее общество тоже сомнителен. Так что: 7/10.
Любовница - Кренц Джейн ЭннЯзвочка
29.07.2011, 10.18





Это будет мой любимый роман у Кренц. Героиня умная и адекватная, герой тоже. Нет стандартных шаблонов, типа он - супергерой, она - мегакрасотка. И автор не слишком накрутила с детективной линией, она не слишком отвлекает внимание от переживаний героев, но в то же время держит читателя в тонусе.
Любовница - Кренц Джейн ЭннВеруся
26.04.2013, 19.04





Ставлю 10 и рекомендую любителям романов о графах и их необыкновенных возлюбленных.
Любовница - Кренц Джейн Эннлена
27.04.2013, 14.55





Хороший роман!Очень понравился!
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлина Те
5.07.2013, 20.20





Интересный сюжет, хорошие диалоги!
Любовница - Кренц Джейн Эннанна
25.03.2014, 18.19





хороший роман
Любовница - Кренц Джейн ЭннНатали
26.03.2014, 19.24





Мне понравилось.
Любовница - Кренц Джейн ЭннКэт
21.04.2014, 23.11





Книга понравилась .. Правда имена некоторых героев раздражали 9/10
Любовница - Кренц Джейн ЭннVita
30.06.2014, 12.28





Очень хороший роман,впервые встречаю в любовном романе,что главные герои умные и целеустремлённые люди, а не пустышки, достоиства которых только в постели и физической красоте. Впрочем сама возможность такой скандальной ситуации неправдоподобна, но имено в этом прелесть любовных романов
Любовница - Кренц Джейн ЭннItis
8.08.2014, 2.07





Роман неплохой, интересные гл. герои, легко и быстро читается, только отвлекало имя героини, постоянно на нем тормозила, надо же такое придумать.
Любовница - Кренц Джейн ЭннТаня Д
8.01.2015, 21.44





хороший роман читайте 10 баловю
Любовница - Кренц Джейн Эннтату
1.10.2015, 15.03





Читать, интересно, не затянуто. Мне понравилось)))
Любовница - Кренц Джейн Эннкатерина
24.11.2015, 13.48





Хороший роман, но почему то я его читала несколько дней, скучно было :-( чего то не хватило... Хотя встречаются экземпляры намного хуже.
Любовница - Кренц Джейн ЭннАлександра Ха 27
29.11.2015, 7.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100