Читать онлайн Любовь по расчету, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Любовь по расчету

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

— Ну как, Молли, ты осуществила наконец свою угрозу выгнать этого так называемого консультанта? — Каттер Лэттеридж вонзил нож в толстый кусок полусырого мяса, занимавший половину его тарелки. Кроваво-красные соки потекли на запеченный картофель, лежавший рядом.
— Я решила дать Тревельяну еще один шанс. — Молли отвела взгляд от кровоточащего мяса. И посмотрела на свою тетушку, сидевшую рядом с Каттером с противоположной стороны стола. — У меня нет выбора. Специалистов такого профиля найти не так просто.
— Да, я знаю, дорогая, но ты же сама говорила, что с ним совершенно невозможно работать, — напомнила Венисия. — Жаловалась, что он не одобрил ни одного проекта.
— Верно, — признала Молли. — Но я не теряю надежды.
— Я полностью на твоей стороне. — Венисия причмокнула. — Жаль только, что такие деньги лежат мертвым грузом. Джаспер был бы страшно разочарован.
— Я знаю. — Молли улыбнулась тетушке.
Венисию она очень любила. Тетя всегда была частью ее жизни. Это она утешала и поддерживала племянниц в трудный период после смерти их матери. А несколькими годами позже, когда неудачный эксперимент унес жизни братьев Аббервиков, Молли, Келси и Венисия вместе скорбели об утрате и утешали друг друга.
Венисия была пухленькой энергичной особой уже далеко не первой молодости. Вскоре после того, как начались регулярные выплаты роялти
по патенту Аббервиков, ее вдруг неудержимо потянуло к роскоши и вычурным нарядам. Вот и сегодня на ней был расшитый золотым бисером лиловый шелковый костюм, в ушах торчали огромные лиловые с золотом серьги, а на груди покоились несколько фунтов золотых цепей.
— К чему тогда этот фонд, если некого субсидировать, — заметил Каттер. Его кустистые серые брови двигались в такт челюстям, активно жующим мясо.
— Джаспер, наверное, уже в гробу перевернулся, — пробормотала Венисия. — Они с Джулиусом так мечтали помогать нуждающимся изобретателям. Сами-то они большую часть жизни положили на то, чтобы наскрести наличности на свои проекты. И хотели хоть немного облегчить участь тех, кто идет по их стопам. Я никак не могу понять, почему изобретатели так беспомощны в финансовых делах.
Каттер сочувственно покачал головой.
— К сожалению, таланту в изобретательстве не всегда сопутствуют блестящие бухгалтерские способности.
— Как верно сказано. — Венисия вздохнула. — Ни Джаспер, ни мой муж совершенно не представляли, с какой стороны подойти к решению финансовых проблем. Если честно, Джаспер в этом плане был еще хуже Джулиуса. И у него порой бывали серьезные неприятности с банками, правда ведь, Молли?
— Да. — Молли предпочла сосредоточиться на макаронах, густо приправленных тайскими специями. Ей было неловко обсуждать слабости Джаспера в присутствии постороннего человека. И хотя в скором времени Каттеру Лэттериджу предстояло стать членом их семейного клана, для Молли он пока еще оставался чужим.
— Если бы не Молли, семейству Джаспера пришлось бы туго после смерти Саманты, — сказала Венисия Каттеру. — Бедная девочка бросила колледж и начала работать, чтобы не оставить семью без крова.
— Отец в конце своей жизни многое сделал для нашего благополучия, — напомнила ей Молли. — Патент на изобретение промышленных роботов, который ему удалось получить, обеспечил нам весьма солидный и устойчивый доход на долгие годы.
— Но деньги пришли к тебе слишком поздно, моя дорогая, — печально произнесла Венисия. — К тому времени как начали поступать роялти, ты уже преуспела в своем бизнесе.
Молли пожала плечами.
— Считай как хочешь. Но мне приятно, что я добилась успеха ценой собственных усилий.
— Прекрасный подход. — Каттер одобрительно посмотрел на нее. — И похвально еще то, что ты не разбазариваешь свои доходы на всякую ерунду. Я уверен, Джаспер Аббервик был бы рад, узнав о том, что ты вкладываешь столько средств в его фонд.
— Она в точности исполняет волю своего отца, — с гордостью вставила Венисия. — Видит Бог, как она была великодушна ко мне, как заботилась о Келси. И в то же время ей удавалось вкладывать много сил и средств в дела фонда.
Каттер позволил себе авторитетно заявить:
— Блестящий пример для подражания. Как ни грустно это сознавать, но на изобретательство денег вечно не хватает. Даже в крупных промышленных компаниях фонды исследований и развития страдают от недостатка средств. Этой стране нужно больше вкладывать в мозги, если она хочет играть лидирующую роль в мировой экономике.
Молли, отдавая дань вежливости, делала вид, что внимательно слушает его. Она не имела ничего против Каттера. Да к нему и трудно было относиться иначе, как терпимо или даже дружески. Он был любезен и гостеприимен. Галантен и заботлив по отношению к Венисии. Но его слабостью были догматические разглагольствования.
Странно, но почему-то когда Гарри пускался в пространные рассуждения, ее это не раздражало. Подумав об этом, Молли внутренне улыбнулась. Да, пожалуй, Гарри никогда не утомлял ее. Надо признать, он несколько раз испытывал ее терпение, но она все равно не уставала. Даже тогда, когда сидела на кухне и наблюдала за тем, как он методично разбирает содержимое черной коробки, оставленной у ее порога, она совсем не скучала.
С Каттером все было иначе. В прошлом служащий инженерной компании, он любил держать инициативу в разговоре, какой бы темы он ни касался. Каттер считал свою компетентность безграничной.
Ему было под шестьдесят, он на год-два старше Венисии. Внешность Каттера. — а он был лысоват, с грубыми чертами лица, розовощекий, пышущий здоровьем, крепкого телосложения. — явно намекала на его сельские корни.
Молли однажды спросила его, почему он так рано вышел на пенсию. Каттер вежливо улыбнулся и пробормотал что-то невнятное насчет того, что вступил в права наследника семейного состояния. Кроме того, он воспользовался весьма выгодным предложением своей компании в связи с досрочным выходом на пенсию. Как объяснил Каттер, жизнь коротка, и он хочет вкусить ее прелести, пока еще не стар и в добром здравии.
Они познакомились с Венисией во время весеннего круиза и с тех пор были неразлучны. Месяц назад они объявили о своей помолвке.
— .Ты разве не согласна с этим, Молли? — спросил Каттер.
Нотки беспокойства, прозвучавшие в его голосе, отвлекли Молли от собственных мыслей. Она улыбнулась Каттеру и извиняющимся тоном произнесла:
— Прошу прощения, я не совсем поняла. Что вы сказали?
— Я спросил, — терпеливо повторил Каттер, — не кажется ли тебе странным, что твой высокооплачиваемый консультант никак не найдет стоящих проектов, которые мог бы финансировать фонд?
— Я обсуждала с ним этот вопрос.
— Сколько проектов было представлено фонду?
— Около сотни.
— И этот доктор Тревельян не одобрил ни одного. — Каттер нахмурился. — Странно. Очень странно. Мой инженерный опыт подсказывает, что по крайней мере пять или десять процентов от общего количества проектов должны быть солидными.
Венисия с некоторым удивлением посмотрела на него.
— Пять или десять?
Каттер дожевал очередной кусочек мяса.
— Как минимум. Я не говорю о том, что стоит финансировать все пять или десять процентов, но, по крайней мере, именно таково количество проектов, заслуживающих серьезного рассмотрения.
— Статистика. — вещь коварная, — сказала Молли. Она вдруг обнаружила в себе решимость защитить точку зрения Гарри. — На основании одной лишь сотни проектов трудно делать статистическую выборку.
— Совершенно верно, — согласился Каттер. — И все-таки мне интересно узнать, какую цель преследует доктор Тревельян.
— Цель? — насторожилась Молли. — Что вы хотите этим сказать?
— Да ничего, конечно же, — примирительно произнес Каттер. — И все-таки…
— Что все-таки? — спросила Молли.
— Я бы порекомендовал тебе быть более бдительной, моя дорогая, — сказал Каттер.
— Бдительной?
— Ты. — новичок в таких делах. — Каттер отложил нож и с беспокойством во взгляде уставился на Молли. — Помни, что в любой благотворительной операции крутятся большие деньги. Какой-нибудь проходимец, окажись он на месте Тревельяна, мог бы на одних консультационных услугах сколотить себе состояние.
— Я не верю в то, что Гарри использует свое положение, чтобы надуть меня. — Молли почувствовала, как закипает в ней ярость от, казалось бы, вполне справедливого предупреждения, сделанного человеком, который видел в жизни гораздо больше, чем она. — Я знаю, что вокруг любого благотворительного фонда, подобного моему, вьется множество мошенников и негодяев, которые не прочь поживиться за счет его средств, но я категорически настаиваю на том, что Гарри Тревельян не из их числа.
Густые брови Каттера взметнулись вверх.
— Чем они умнее, тем более обаятельны, моя дорогая.
— Гарри нельзя назвать слишком обаятельным, — пробормотала Молли. И тут же вспомнила, что и Гарри как-то советовал ей не слишком доверять чересчур обаятельным соискателям.
— Не подумай, что я отношусь к нему предвзято, — мягко вставил Каттер, — но, похоже, этот Тревельян здорово приручил тебя.
— Какой вздор, — парировала Молли. Венисия поднесла салфетку к губам и встревоженно посмотрела на Каттера.
— Неужели ты думаешь, что доктор Тревельян доит фонд, запрашивая баснословные деньги за свои консультации?
— Я не выдвигаю никаких обвинений, — сказал Каттер. Молли крепче сжала вилку.
— Я надеюсь. Кроме того, Гарри получает далеко не баснословные суммы. Венисия и Каттер уставились на нее.
— Его гонорары, конечно, не самые низкие, — признала Молли. — Но они справедливы. Особенно если учитывать его квалификацию.
Каттер вежливо засопел и вновь занялся мясом.
Венисия покосилась на него, потом несколько растерянно взглянула на Молли.
— Я все-таки надеюсь, дорогая, что ты уже не повторишь ошибки, которую совершила однажды, связавшись с этим мерзким Гордоном Бруком.
Молли поморщилась.
— Поверь мне, Гарри Тревельян не имеет ничего общего с Гордоном Бруком.
Каттер громко прокашлялся, привлекая к себе внимание Молли и Венисии.
— Как я уже сказал, административные расходы трудно контролировать в любой организации, особенно в благотворительном фонде. Вот почему его попечителям всегда нужно быть начеку.
— Гарри Тревельян. — не вор и не мошенник, — резко возразила Молли. Каттер вздохнул.
— Я и не говорил этого. Я просто высказал свое мнение о том, что благотворительный фонд слишком уязвим для мошенников. В конце концов, любой дилетант может назваться консультантом.
Венисия согласно закивала головой.
— Каттер прав. В газетах то и дело пишут о жульничестве в благотворительных фондах. Но ты ведь будешь осторожна со своим доктором Тревельяном, правда, Молли?
Молли с силой воткнула вилку в горку макарон. Всю свою сознательную жизнь ей приходилось быть осторожной. На ней лежала слишком большая ответственность, и поэтому она не могла позволить себе роскоши действовать наугад и ошибаться. Ей уже почти тридцать лет, и вот на горизонте наконец замаячила волнующая неизвестность. Более того, Молли выпадал шанс окунуться в эту неизвестность, узнать ее тайны, вкусить прелести.
Она вежливо улыбнулась.
— Ты меня знаешь, тетя Венисия. Я всегда начеку. Я буду осторожна. .
Молли в последний раз оглядела Келси. — уже объявили регистрацию билетов на рейс, и пассажиры потянулись к стойке.
— Ты уверена, что ничего не забыла?
Келси закатила глаза.
— Если я что-то и забыла, ты вполне можешь мне это дослать.
— Я, наверное, несносна, да?
— Есть немного. — Келси хмыкнула. — Я уезжаю всего на месяц.
— Я знаю. — Молли жалобно улыбнулась сестре. — Но для меня это своего рода проверка. Познаю вкус долгой разлуки, которая предстоит нам осенью, когда ты уедешь учиться.
Келси вдруг стала серьезной.
— Я тоже об этом думала. И говорила с тетей Венисией. Мы считаем, что тебе нужно продать дом, Молли.
Молли изумленно уставилась на нее.
— Ты что, шутишь?
— Нет, совсем не шучу. Дом слишком большой, в нем нельзя жить одной.
— Почему? С уборкой проблем не будет, со мной ведь остаются отцовские роботы-помощники. Я знаю, как управлять ими.
— Не в этом дело, — настаивала на своем Келси. — Аббервикский особняк слишком велик, чтобы оставаться в нем одной. Он наполнен призраками прошлого, если ты меня правильно понимаешь.
— Я понимаю, Келси, но это меня как раз не смущает.
— Думаю, что начнет смущать, когда ты останешься дома в полном одиночестве. Обещай мне, что, по крайней мере, подумаешь о том, чтобы продать его. Ты вполне можешь купить себе современную квартиру в деловой части города.
— Но это же наш дом. И всегда был нашим домом.
— Все изменится, когда я уеду в колледж.
Молли посмотрела на свою взрослую сестру и увидела в ее умных глазах свое будущее.
— Поверь, я все это хорошо понимаю.
Конечно, все изменится. Молли знала, что этот момент обязательно наступит. Келси стояла на пороге собственной жизни. Ее ум и талант уведут ее далеко от безумного, обветшавшего аббервикского поместья. Так уж устроен мир.
— Пожалуйста, Молли, не плачь.
— Я и не думаю. — Молли часто заморгала, смахивая с ресниц слезинки. — Ну, желаю тебе хорошо поработать на практике.
— Постараюсь. — Келси поправила свой рюкзачок и направилась к стойке. Один раз она все-таки обернулась. — Обещай мне, что подумаешь насчет продажи дома.
— Хорошо, подумаю.
Молли махала рукой Келси, пока та не скрылась из виду. Потом полезла в сумочку за носовым платком. Когда же поняла, что одним платком ей не обойтись, она поспешила в дамскую уборную.
Позже, уже днем, по дороге в Хидден-Спрингс, куда вез ее Гарри, Молли больше думала не об обещании, которое дала сестре, а о том, в чем накануне вечером заверила свою тетушку. .
Я буду осторожна.
Молли так и не могла сказать с уверенностью, что больше нуждалось в охране: средства фонда или ее собственное сердце. У нее возникли серьезные подозрения насчет ее чувств к Гарри. Похоже, она была влюблена в Тревельяна.
«Возможно, это всего лишь сексуальное влечение», — пыталась она переубедить себя.
Молли украдкой покосилась на Гарри. Его красивые сильные руки, казалось, были совершенно расслаблены, однако на самом деле твердо и уверенно сжимали руль. Молли подумала о том, что спокойная уверенность исходит от него всегда, независимо от обстоятельств. Даже в таком заурядном деле, как управление автомобилем, он казался верхом совершенства.
Если это и есть слепая страсть, так ее, пожалуй, следует опасаться.
Я буду осторожна.
Хорошо. Она будет осторожна, как альпинист, взбирающийся на Эверест. Как спелеолог, спускающийся в глубокую пещеру. Как астронавт, ступающий ногой в космос.
— Какой марки ваш автомобиль? — поинтересовалась Молли. — Мне кажется, я таких еще не встречала.
— Это верно. Он пока существует в единственном экземпляре. «Снит-П2». Его сконструировал и построил мой друг. У него аэродинамика гоночного автомобиля, выносливость добротного европейского туристского автобуса, а двигатель может бесперебойно работать годами.
— Удивительно. А почему ваш друг отдал его вам?
— Я помог ему получить стартовый капитал для запуска в производство прототипов этой машины.
Молли вопросительно посмотрела на него.
— Я все время думаю о вас как об ученом-затворнике, а вы между тем поддерживаете постоянные контакты с инвесторами.
— Да, — признался Гарри. — Но, в отличие от фонда Аббервика, все инвесторы готовы поддерживать лишь те проекты, которые сулят немедленную окупаемость затрат.
Молли ухмыльнулась.
— Ну да, я же просто хочу швырнуть деньги на ветер.
— Как все прошло в аэропорту? — спросил Гарри.
— Прекрасно. — Молли поразила внезапная смена темы разговора. — А почему это вас интересует?
— Странное возникает ощущение, когда они уезжают из дома, не так ли? Я знаю, что пока ваша сестра уехала только на месяц, но осенью расставаться придется уже надолго. Вот тогда-то и понимаешь: что-то ушло безвозвратно, и отныне все в жизни будет по-другому.
Молли криво усмехнулась.
— Что же, тогда скажу правду: проводив Келси, пошла реветь в уборную. Но сейчас я уже в порядке.
— Рад слышать. Попробуйте взглянуть на это иначе. Зато теперь их комнаты не будут увешаны портретами рок-музыкантов, а по ночам не придется бодрствовать, дожидаясь, пока они явятся наконец домой. Я уже два года живу без подростка, и что вы думаете. — как заново родился!
«Он все понял», — подумала она. И теперь пытался приободрить ее, приукрашивая действительность. На самом-то деле он знал, каково ей сейчас. Гарри как никому были близки ее переживания, ведь он тоже воспитывал ребенка самостоятельно.
— Хорошо, верю вам на слово, — сказала она. О Боже. Это уже серьезно.
Гарри опять погрузился в молчание. Мелодично журчал двигатель экзотического автомобиля. Молли откинулась на спинку кожаного сиденья и смотрела в окно, за которым мелькали сочные зеленые луга. Вдалеке проступали очертания Каскадных гор, которые тянулись к ясному голубому небу. Будущее, еще несколько часов назад представляющееся крайне туманным, вновь начало вырисовываться в радужных тонах.
Молчание затягивалось. Молли украдкой взглянула на часы. Оказалось, Гарри безмолвствовал вот уже минут двадцать. Молли беспокоило вовсе не его молчание, а нарастающее напряжение, которое она начинала ощущать. Исходило оно от Гарри.
— Что-нибудь случилось? — спросила она.
— Нет. — Гарри даже не оторвал взгляда от дороги. — Я просто задумался.
— Вам не по душе эта поездка, так ведь?
— Да, вы правы.
— Возможно, я задам глупый вопрос, но зачем же мы тогда мчимся в Хидден-Спрингс, если вас вовсе не радует предстоящая встреча с родственниками?
— Я обещал Джошу поговорить с его дедом, — ответил Гарри. — Леон доставляет много хлопот мальчишке. Донимает его своими бесконечными разговорами о том, что ему нужно бросить колледж.
— Дедушка Джоша приходится вам дядей, я правильно поняла?
— Да. Он младший брат моего отца.
Молли задумалась.
— Почему же он тогда не взял заботу о внуке после смерти своего брата?
— Это было проблематично. В тот момент дядя Леон находился в тюрьме.
— В тюрьме? — Молли в ужасе уставилась на Гарри. — Господи, почему же?
Гарри как-то странно посмотрел на нее.
— Он ожидал приговора суда по его тяжбе с шерифом округа.
— Понимаю. — Молли переварила услышанное. — И к чему сводился этот спор с шерифом?
— Дядя Леон соблазнил его жену. Обманутый муж настиг их в гостиничном номере, где они занимались любовью. Реакция его вполне объяснима.
— О-о. — Молли заколебалась. — Я понимаю, что так разозлило шерифа, но ведь это не основание для ареста.
— Шериф засадил его за кражу автомобиля, а вовсе не за шашни с его женой.
— За кражу автомобиля? — слабым голосом повторила Молли.
— Дядя Леон и та дама отправились в мотель на автомобиле шерифа.
— О Боже. Дядя ваш поступил не очень-то умно.
— Да, это верно. Но что касается ума, то тут я могу с полной уверенностью констатировать, что из трех поколений этой ветви Тревельянов Бог наградил мозгами одного лишь Джоша. — Рука Гарри, лежавшая на руле, чуть заметно дрогнула. — Я не прощу себе, если допущу, чтобы Леон заставил парня бросить учебу.
— А почему Леон так стремится к этому?
— Он всю жизнь зарабатывал на хлеб автогонками на ярмарках. Его сын и отец Джоша, мой кузен Вилли, был цирковым мотогонщиком. Он погиб на арене во время очередного трюка. Леон постоянно напоминает Джошу о бравом отце, агитируя пойти по его стопам.
— Ну и дела! Теперь я понимаю причину вашей обеспокоенности. Не слишком перспективную карьеру избрал дед для своего внука.
— Более того, эта карьера губительна. — Гарри протянул правую руку к переключателю скоростей, готовясь свернуть с шоссе. — В буквальном смысле. Достаточно вспомнить печальную судьбу Вилли. Я не позволю навязывать Джошу подобный образ жизни.
— Как же вы собираетесь убедить своего дядю оставить мальчика в покое?
— Так же, как и в прошлый раз. — Гарри мрачно усмехнулся. — У меня в запасе достаточно весомый аргумент.
Молли не стала настаивать на развитии темы. В конце концов, речь шла о сугубо семейной проблеме Тревельянов. Но удержаться от последнего вопроса все-таки не смогла.
— Так чем же закончился суд над Леоном?
— Обвинение было снято.
— Должно быть, у него был очень хороший адвокат.
— Да. Я сам нанимал его.
Первым вдали показалось чертово колесо. Оно величественно возвышалось над ярмарочной площадью. — освященное веками, грациозное, гениальное и хитроумное сооружение, которое и по сей день способно радовать и приводить в восторг и детей, и взрослых. Множество экзотических аттракционов было изобретено с тех давних пор, но ни один не смог затмить популярности чертова колеса. — неизменного спутника ярмарок и карнавальных торжеств.
Гарри же был абсолютно равнодушен к этому изобретению. — впрочем, как и к другим аттракционам. Вероятно, потому, что сам был родом из семьи карнавальных шутов и циркачей. Хотя отец его и продал свое шоу еще до рождения сына, Гарри несколько лет подряд во время летних каникул путешествовал со своими родственниками Тревельянами. Он научился ставить аттракционы, управлять ими, познал все тонкости балаганных розыгрышей. Никто из его родни, в общем-то, не разделял восторгов публики по поводу ярмарочных зрелищ. Для Тревельянов это был бизнес. Но Гарри ловил себя на том, что ему больше, чем кому-либо другому, были ненавистны эти скрежещущие, визжащие, действующие на нервы механизмы, приводящие в движение махину чертова колеса. Истинная причина этого неприятия крылась в том, что он ненавидел ощущение собственного бессилия, которое он испытывал всякий раз, когда оказывался пленником тесной кабинки, медленно набирающей высоту.
Он слишком долго боролся, чтобы развить в себе чувство независимости, личной свободы. И теперь не мог уступить права на собственную личность никому и ничему, даже на три минуты прогулки под небесным куполом.
Молли села поудобнее, чтобы лучше разглядеть территорию ярмарки.
— Куда мы едем? — спросила она, когда Гарри проскочил мимо автостоянки.
— На задворки, где паркуют ярмарочную технику. Дядя Леон где-нибудь там.
На заднем дворе ярмарки была выставлена разношерстная коллекция грузовиков, тележек, трейлеров, фургонов. Они были укрыты от глаз посетителей рядом пестрых кабинок и тентов.
Гарри остановился возле деревьев и вышел из машины. Легкий ветерок гулял над ярмарочной площадью. На Гарри пахнуло запахом жира, попкорна, хот-догов и, как это всегда бывало, воспоминаниями.
Молли подошла и встала рядом.
— Что-нибудь не так?
— Нет, все в порядке. — Гарри отвлекся от мыслей о прошлом и вернулся в настоящее. — Этот запах всегда напоминает мне о летних каникулах, которые я проводил со своими родственниками.
Молли поправила прядь волос, упавшую ей на глаза, и пристально вгляделась в его лицо. Во взгляде ее сквозило любопытство.
— Держу пари, вы не принадлежите к числу поклонников попкорна и хот-догов.
— Вы угадали. — Он взял ее за руку и повел к стоявшим неподалеку видавшим виды трейлерам. — Знаете, разговор с дядей Леоном будет не из приятных. Как вы думаете, вы сможете найти здесь себе развлечение по душе, пока я буду отсутствовать?
— Нет проблем. Я пройдусь по павильонам.
— Только не поддавайтесь на уговоры купить какую-нибудь соковыжималку, тостер, терку и прочую утварь, которую предлагают на каждом шагу бойкие торговцы. Все эти чудо-механизмы на самом деле настоящий хлам.
— Не говорите глупостей, — сказала Молли. — Я же коммерсант, или вы забыли? Меня трудно обвести вокруг пальца.
Гарри сочувственно посмотрел на нее.
— Вы разве не слышали, что проще всего всучить товар именно торговцу?
— Ха. Я этому не верю. Никогда не слышала столь мудрого изречения. Оно, скорее, напоминает плод вашей параноидальной философии, и я не собираюсь прислушиваться к подобной чепухе. Лучше скажите, где мне вас найти после разговора с дядей?
Гарри чуть заметно улыбнулся.
— Здесь где-то есть павильончик гадалки. Ищите вывеску с именем мадам Эванджелины. Я буду ждать вас там около часа дня.
— Все поняла. — Она слегка коснулась его руки и поспешила к воротам.
Гарри подождал, пока она скрылась в толпе. Он так до сих пор и не понял, зачем привез ее с собой, но почему-то был рад этому.
Гарри обошел территорию стоянки и наконец наткнулся на обшарпанный трейлер, который Леон называл домом. Трейлер был припаркован под раскидистым деревом. Старый грузовик Леона стоял рядом.
Гарри постучал в сетчатую дверь трейлера.
— Леон, ты здесь?
— Кого еще черт несет? — Леон подошел к двери, щурясь от солнечного света, бившего ему в лицо. На губах его появилась тревельяновская ухмылка, стоило ему увидеть Гарри. — Черт тебя дери. Все-таки явился. Но ты что-то запоздал. По моим расчетам, ты еще вчера должен был примчаться.
— Если бы я знал, что ты так жаждешь меня видеть, не стал бы торопиться.
— Как же, не стал бы. — Леон открыл дверь. — Когда речь заходит о такого рода делах, ты предсказуем, как восход солнца. Это одна из твоих дурных привычек, мой мальчик. Ну ладно, входи уж.
Гарри ступил в затененное помещение. Ставни на окнах были закрыты. Глаза не сразу привыкли к полумраку, царившему в тесном металлическом бункере.
— Пива? — раздался откуда-то слева голос Леона.
Не успел Гарри ответить, как из темноты вынырнула холодная влажная банка. Он машинально подставил руку. Банка с пивом тут же уверенно плюхнулась ему в ладонь. Ритуал был хорошо отработан.
— Спасибо, — рассеянно произнес Гарри.
Леон ухмыльнулся.
— Ты, как я вижу, не утратил ловкости. Черт возьми, такие талантливые тревельяновские руки вместо того, чтобы заниматься делом, пишут какие-то нудные книжонки.
Гарри дернул за кольцо пивной банки.
— Рефлексы с годами затухают. Я предпочитаю полагаться на собственные мозги.
— Это стрэттоновская кровь тебя испортила. — Леон уселся на потрепанный диван, встроенный в заднюю стенку трейлера. Не выпуская из руки банки с пивом, он сказал Гарри:. — Садись.
Гарри примостился на рваной виниловой скамейке, отгораживающей кухонный закуток, и с явным равнодушием оглядел убогое жилище Леона.
Ничего не изменилось за эти несколько лет. — ни декорации, ни сам Леон. Существовало какое-то неуловимое сходство между трейлером и его хозяином. Заляпанный линолеум пола был своеобразным дополнением к линялой рубашке и древним приспущенным джинсам Леона. Рваные занавески на подслеповатых оконцах пропахли табаком и алкоголем. Как и Леон.
Гарри мысленно отметил, что Леон все-таки выглядел бодрее, чем его верный спутник-трейлер. Сказывались тревельяновские гены выносливости, а отнюдь не приверженность дяди Леона здоровому образу жизни.
Леону уже за шестьдесят, но он все еще худощав и широкоплеч, как и все мужчины тревельяновского рода. Он был так же красив, как и отец Гарри. Гарри знал, что Леон до сих пор нещадно эксплуатирует свою привлекательную внешность. Дядя менял женщин как перчатки. Вилли отличался тем же подходом к противоположному полу.
Гарри радовало то, что Джош не унаследовал их донжуанских наклонностей. Хотя он и подшучивал над Гарри по поводу неиспользованной коробочки с презервативами, ему нельзя было отказать в здравомыслии и врожденной чистоплотности. — качествах, начисто отсутствующих у его отца и деда. Гарри был убежден в этом.
Леон сделал смачный глоток пива.
— Ну, как идет жизнь в большом городе?
— Прекрасно. — Гарри выдержал паузу. Он уже давно усвоил для себя, что, имея дело с Леоном, нельзя выказывать излишней заинтересованности или поспешности. Леон любил испытывать терпение собеседника, тем самым провоцируя его на опрометчивый поступок.
— Черт. До сих не могу понять, как ты можешь так жить, — размышлял вслух Леон. — Где твой тревельяновский кураж?
— Чего нет. — того нет. — Гарри отхлебнул немного пива.
— Да уж, ума нет. — считай, калека, сынок. Слышал такую поговорку?
— Слышу всякий раз, как только начинаю разговор с тобой.
— Джош говорит, ты завел шашни с какой-то серенькой мышкой?
Гарри не шелохнулся.
— Джош в самом деле назвал ее мышкой?
— Нет, это уже я сам домыслил. Джош сказал, что она владеет чайным магазином. Ну, так я представляю, что это за штучка. Серенькая, затянутая в скромный деловой костюмчик, так ведь?
— Не совсем, — тихо произнес Гарри. Леон проигнорировал его замечание.
— Черт возьми, у отца твоего, по крайней мере, хватило мозгов сбежать с дочкой богача. Мать твоя и в самом деле была красавицей, а уж о богатстве Стрэттонов слагали легенды.
— Так говорят.
— Ты, кстати, большого дурака свалял, отказавшись от такой наличности.
— Я это уже слышал.
Леон покосился на него.
— Черт возьми, какой-никакой, но ты же все-таки Тревельян. И мог бы найти себе бабенку похлеще, чем эта пресная торговка.
— С каких это пор ты стал так живо интересоваться моей личной жизнью?
— Приходится интересоваться. Меня беспокоит Джош.
Гарри стиснул зубы.
— Какое отношение к моей личной жизни имеет Джош?
— Самое прямое. — Леон скорчил гримасу. — Ты плохо влияешь на мальчишку. Он бредит колледжем и ждет не дождется, когда наконец получит какую-нибудь мудреную ученую степень. Говорит, что мечтает засесть за научный труд. Так что не удивлюсь, если и он начнет потом волочиться за такими же занудами, как твоя торговка.
— А тебе, конечно, хочется, чтобы он погиб, пытаясь сигануть на мотоцикле сквозь огненный шар?
— Сукин ты сын. — Леон запустил пустой банкой в стену. Сидел он прямо, положившие колени сжатые кулаки. — Я хочу, чтобы он был мужчиной, как его отец. Как я. Как твой отец. И не хочу, чтобы он превратился в заумного сухаря наподобие тебя.
— Сколько?
— Что ты имеешь в виду?
— Ты знаешь, что я имею в виду. Сколько ты хочешь в обмен на то, чтобы ты отстал от Джоша?
— Ты, похоже, думаешь, что все можешь купить? Это в тебе говорит проклятая стрэттоновская кровь. Так вот послушай, что я тебе скажу. Речь идет о будущем моего внука. Джош. — это все, что у меня осталось в этом мире. Он. — моя кровь, моя плоть. И я хочу сделать из него мужчину, которым я мог бы гордиться. Как ты думаешь, можно определить цену этому?
— Нет проблем.
На лице Леона отразилась напряженная работа мысли.
— Речь идет о семье, черт бы тебя побрал. Деньги здесь ни при чем.
— Хватит молоть чушь, — устало произнес Гарри. — Мы оба знаем, что речь идет не о Джоше и не о его будущем. А всего лишь о сделке.
— Сукин сын.
— О'кей, дядя Леон. Я готов еще раз поторговаться. Итак, сколько ты хочешь?
Леон не мигая смотрел на него. Потом привалился к спинке старого дивана и закрыл глаза.
— Мне нужен новый грузовик. Мой старый не пройдет и мили. У Эванджелины все лето расписано. Впереди много ярмарок. Нам понадобится надежный транспорт.
Гарри тихонько присвистнул.
— Итак, новый грузовик? Поздравляю, дядя Леон. Ты начинаешь мыслить здраво.
Леон приоткрыл глаза.
— Так мы договорились?
— Конечно. — Гарри поставил недопитую банку пива на стол и поднялся. — Как в прошлый раз.
— Как я и говорил, ты надежен, как восход солнца. Будь осторожен, Гарри. Это плохая привычка.
Гарри прошел к двери. Сквозь сетку он оглядел заросшую травой автостоянку.
— Я не напрасно говорил, Леон: договариваемся, как в прошлый раз.
— Да-да. Я слышал.
Гарри открыл дверь и спустился на одну ступеньку. Оглянувшись, он добавил:
— Ты оставишь Джоша в покое, а я куплю тебе новый грузовик.
— Я же сказал: договорились.
— Да. — Гарри встретился с ним взглядом. — Только попробуй не сдержать слова, Леон.
— Не надо мне угрожать, мальчик. Ты ведь никогда не осмелишься осуществить свою угрозу. У тебя просто мозгов не хватит.
Гарри молчал, продолжая смотреть Леону в глаза. Вдалеке шумела ярмарка. А в трейлере повисла напряженная тишина. И полумрак, казалось, стал еще гуще.
Леон словно очнулся от дремы.
— Да-да. Уговор есть уговор. Ну все, иди. Мне нужно в гараж. В семь тридцать начинаются гонки.
Гарри отпустил покосившуюся дверь, и она с шумом захлопнулась за ним.
Он направился к входу на ярмарку. В нос ударили запахи жира и попкорна, перемешанные со зловонием конюшен.
Ему вдруг захотелось отыскать Молли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн

Разделы:
1234567810111213141516181920212223

Ваши комментарии
к роману Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн



Изначально роман ничего интересного не предвещал,но в дальнейшем автор раскрыл перед читателем суть романа...Прочитать можно...на один вечер.Прочитать и забыть.
Любовь по расчету - Кренц Джейн ЭннНИКА*
8.12.2012, 14.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100