Читать онлайн Любовь по расчету, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Любовь по расчету

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

Первыми прибыли Стрэттоны. Молли стояла возле длинного стола в вегетарианском ресторане и наблюдала за шествием стрэттоновсого клана, возглавляемым надменной Даниель.
— Это неслыханная дерзость, — объявила с порога Даниель.
— Добрый день, миссис Хью. — Молли кивнула головой в знак приветствия. — Я рада, что вы решились на этот шаг.
— Вы были очень грубы по телефону, мисс Аббервик, — заметила Даниель. — Ваше заявление прозвучало как неприкрытая угроза.
— Вы не ошиблись, — сказала Молли. — Это и была угроза.
Она догадалась, что сопровождавшими Даниель были Паркер и его сын Гилфорд. Впрочем, узнать их было несложно. — возраст и характерная комплекция выдавали их родство. На лицах обоих застыло выражение ледяного негодования. Оливия и Брэндон замыкали шествие. Эти держались кротко и смиренно.
— Добрый день. — Молли указала гостям места по левую сторону стола. — Пожалуйста, присаживайтесь.
Серебристые брови Паркера сомкнулись над царственной переносицей.
— Кто вы — нам известно. Позвольте представиться: я — Паркер Стрэттон.
— Да. — Молли улыбнулась. — Мы с вами беседовали сегодня утром по телефону. Вы, кажется, хотели знать, что мне взбрело в голову.
— А теперь извольте выслушать меня, девушка, — рявкнул Паркер, — у меня есть дела поважнее, чем участие в ваших глупых играх. Я не знаю, чего вы пытаетесь добиться, но если вы охотитесь за моими деньгами, можете катиться…
— Речь не о деньгах, дедушка, — тихо произнес Брэндон. Он настороженно наблюдал за Молли. — Я не знаю, о чем именно будет разговор, но только не о деньгах. Мисс Аббервик своих хватает.
Оливия прошла к столу.
— Я скажу вам, о чем пойдет речь. Это касается власти и влияния. Я права, Молли? Ты ведь считаешь, что сможешь распространить их на всю нашу семью, воспользовавшись правом, которое дает тебе положение невесты Гарри.
Молли крепко ухватилась за спинку стула. Но улыбку на лице сохранила.
— Садись, Оливия. Ты сможешь заняться психоанализом позже. Только не выставляй мне потом счет.
— Никто еще не осмеливался замахиваться на то, чтобы контролировать Стрэттонов, — гневно произнес Гилфорд. — Мисс Аббервик, я человек занятой. Сегодня я пришел сюда, поскольку вы заявили о каком-то семейном кризисе. У вас ровно пять минут на то, чтобы попытаться убедить меня в этом.
Молли посмотрела на него.
— Присаживайтесь, мистер Стрэттон. Я все объясню. — И она перевела взгляд на дверь, куда уже входила следующая группа приглашенных.
Даниель, открывшая было рот, чтобы что-то сказать, замерла, увидев столпившихся в дверях новых гостей. По лицу ее было видно, что она пребывает в полной растерянности.
— Боже. Да как они смеют являться сюда?
— Какого дьявола? — Паркер обернулся посмотреть, что так встревожило Даниель. Глаза его округлились от изумления и ярости. — Господи всемогущий. Что они-то здесь делают?
Молли посмотрела на сбившихся в стайку Тревельянов. Она мысленно отметила, что старания ее не пропали даром. С Джошем, конечно, проблем не возникло. Он без малейших колебаний согласился прийти. Но она втайне испытала облегчение, увидев Леона — все еще на костылях. — и Рэйли с Эванджелиной.
Эванджелина, столь же статная и величественная в строгом костюме, сколь и в своем экстравагантном наряде гадалки, гордо прошла через зал мимо опешивших Стрэттонов. Подойдя к Молли, она недовольно заметила:
— Вы не говорили о том, что они тоже будут.
— Я еще многого не успела сказать, Эванджелина. — Молли указала на стулья по правую сторону стола. — Но очень скоро все прояснится. Пожалуйста, садитесь.
Паркер, судя по его виду, готов был вот-вот взорваться. Он сделал шаг в сторону двери.
— Будь я проклят, если сяду за один стол с этими проходимцами Тревельянами.
Лицо Леона исказилось от ярости. Он поднял костыль и загородил им выход.
— Ты никуда не пойдешь, старый сукин сын. Если уж нам, проходимцам Тревельянам, суждено отсидеть это мероприятие, то и вам, чертовым снобам Стрэттонам, не отвертеться.
— Чертовым снобам? — ополчился на Леона Паркер. — Это кого ты смеешь так называть, ты, негодяй?
— Довольно. — Молли постучала ложкой по стеклянному стакану. — Вы все сейчас же займете свои места. Меня не особенно волнует, будете ли вы есть ленч, который я заказала и оплатила, но уж сесть и выслушать меня вам придется. Иначе вам вряд ли удастся видеться с Гарри впредь.
Стрэттоны и Тревельяны, которых разом объединила ярость по отношению к Молли, обернулись к ней.
— Я никак не пойму, с чего это вы вдруг решили, что можете оказывать на нас давление, — сказала Даниель. — Гарри — один из Стрэттонов. Нас связывает кровное родство. Вы не можете препятствовать нашему общению.
— О, еще как могу, — возразила Молли. — Я это продемонстрировала вам еще вчера, когда отключила его домашний телефон. И это была лишь разминка, уверяю вас. То ли еще будет. А теперь садитесь. Все.
Все сели. С ворчанием, неохотно, стыдливо опуская глаза, дабы не встретиться взглядами с сидящими напротив заклятыми врагами.
Молли одна осталась стоять. Она оглядела недовольные лица собравшихся. Только Джош смотрел на нее весело, с радостным ожиданием. Она глотнула побольше воздуха.
— Спасибо вам.
— Давай, не тяни резину, — пробурчал Леон.
— Очень хорошо. — Молли крепче вцепилась в спинку стула. — Перейду прямо к делу. У меня два требования. Если они будут удовлетворены, я позволю вам и дальше общаться с Гарри. Я не могу обещать, что не ограничу вашего общения в случае, если почувствую, что оно становится слишком обременительным для него.
Паркер взорвался первым.
— Почему вы уверены в том, что общение с Гарри так уж важно для нас?
— Ваше присутствие за этим столом дает мне основание так думать. — Молли отпустила стул и начала медленно прохаживаться вдоль стола. — Гарри нужен вам всем — и Стрэттонам, и Тревельянам. Общение с ним крайне важно для вас. Ведь каждый из здесь присутствующих в свое время обращался к нему за помощью, разве не так?
Оливия устремила на нее удивленный взгляд.
— Что это значит?
Молли заложила руки за спину.
— Давайте вернемся к тем забытым дням далекого прошлого, когда Гарри впервые приехал в Сиэтл. Думаю, это было лет восемь назад. За год до этого он потерял родителей. Братьев или сестер у него не было. Жены тоже. По сути, он был одинок в этом мире. Сюда он приехал в надежде отыскать хоть одного родного человека.
— Не правда, — перебил ее Гилфорд. — Он приехал в Сиэтл, поскольку получил грант от Вашингтонского университета на исследовательскую работу в области истории науки.
Молли обернулась к нему.
— Грант, который он получил, не оговаривал места его научной деятельности. Он приехал именно сюда, поскольку здесь были его корни. Стрэттоны на протяжении трех поколений жили в Сиэтле. Тревельяны, в свою очередь, давно облюбовали для себя Вашингтон.
Оливия забарабанила наманикюренными пальчиками по столу.
— Гарри однажды сказал мне, что, завершив работу по гранту, он остался здесь, потому что полюбил Сиэтл. Он успел обзавестись связями в местных колледжах и университетах. И здесь сложились идеальные условия для его карьеры.
— Он вполне мог сделать ее где угодно. — Молли покачала головой. — Нет, он остался здесь, потому что к моменту завершения научной работы уже прикипел душой и к Стрэттонам, и к Тревельянам.
Паркер запротестовал:
— Он ясно дал понять, что ничего не хочет от Стрэттонов.
— Не правда, — тихо сказала Молли. — Единственное, от чего он отказался, так это от денег.
— Это одно и то же, — проворчал Паркер.
— Нет, мистер Стрэттон, не одно и то же. По крайней мере, для Гарри.
Гилфорд нахмурился.
— Когда Гарри заявлял нам о своем отказе войти в семейную фирму, он упирал на то, что считает себя больше Тревельяном, нежели Стрэттоном.
— Он и есть прежде всего Тревельян, — торжествующе объявила Эванджелина.
— Чертовски верно сказано, — поддержал ее Рэйли. — Взять хотя бы его рефлексы. Да и бабуля Гвен всегда говорила, что он обладает тревельяновским ясновидением.
Оливия поморщилась.
— Ради всего святого, нельзя ли перенести наш разговор в плоскость реальности? Гарри страдает явным нарушением психики, при чем здесь его сверхъестественные способности?
Эванджелина удостоила ее ледяным взглядом.
— То, что вы не верите в сверхъестественные способности человека, вовсе не означает, что их не существует.
— Конечно же, я не верю в эту чушь, — парировала Оливия. — Ни один образованный человек не поверит в это. В первую очередь и сам Гарри.
— Эй, вы, послушайте… — вступил в спор Леон.
— Ну, хватит об этом, — решительно пресекла дискуссию Молли. — Сверхъестественные способности Гарри не имеют никакого отношения к теме нашего разговора. Гарри остался в Сиэтле, потому что хотел быть рядом со своими родственниками. Он стремился к тому, о чем мечтали его родители, — положить конец семейной вражде.
Леон смерил Паркера уничтожающим взглядом.
— Ее развязали Стрэттоны.
Паркер взвился:
— Как ты, неумытый, никчемный калека, смеешь…
Молли постучала вилкой по стакану с водой, стоявшему перед Джошем.
— Я еще не закончила свою мысль.
Стрэттоны и Тревельяны вновь устремили на нее негодующие взгляды.
— Спасибо, — сказала Молли. — Так вот, продолжу. Пытаясь найти свое место в обеих семьях, Гарри позволил всем вам безжалостно его эксплуатировать.
Даниель встрепенулась.
— Вы обвиняете нас в том, что мы пользовались его добротой?
Молли одобрительно улыбнулась ей.
— Да, миссис Хью, именно в этом я вас и обвиняю.
Даниель, открыв от изумления рот, молча уставилась на нее. Густой румянец постепенно заливал ее щеки.
— Это неслыханное оскорбление, мисс Аббервик. Я категорически возражаю против вашего обвинения.
Эванджелина разгневалась не меньше.
— Что это еще за разговоры о том, что мы якобы эксплуатируем Гарри?
— Именно этим вы и занимаетесь, — тихо проговорила Молли.
— Он — Тревельян, — выпалила Эванджелина. — И у него есть определенные обязательства перед своей семьей.
Гилфорд обрушился на Эванджелину:
— Его мать была моей сестрой, не забывайте. А посему он Стрэттон. И обязательства его распространяются лишь на нашу семью.
Леон, взревев, вскочил со стула.
— По какому праву вы, поганые бездельники, чего-то требуете? Гарри ничего вам не должен.
— Сядьте, Леон. Сейчас же. — Молли сделала паузу, добиваясь всеобщего внимания. — Послушайте меня, все вы. Я уже довольно долго живу у Гарри и за это время наслушалась ваших телефонных посланий. Их было по два-три на дню.
— Ну и что? — с вызовом произнес Гилфорд.
— А то, что Гарри рассказывал мне о ваших запросах и требованиях, да я и сама не раз слышала ваше нытье.
— Нытье? — опешил Гилфорд.
— Да, именно нытье, — повторила Молли. — Вы даже не догадываетесь, что между вами есть определенное сходство.
В зале воцарилась тишина.
Оливия поигрывала ложкой.
— Надеюсь, ты объяснишь, в чем оно заключается?
— Да, конечно, — заверила Молли. — Все вы — Стрэттоны и Тревельяны, обращаясь к Гарри, непременно требовали от него помощи.
Присутствующие встретили это заявление изумленным молчанием. Вскоре, однако, оно сменилось взрывом эмоций. Молли не могла разобрать ни единого слова в этом реве восклицаний, протестов, обвинений.
Джош был единственным, кто остался сидеть и хранил молчание. С истинно тревельяновским достоинством он откинулся на спинку стула и чуть заметно понимающе улыбался Молли. Она подмигнула ему.
Решив вскоре, что с эмоциями пора кончать, она подняла руки, призывая всех к тишине.
— Господа, займите свои места, — громко сказала она. — Сядьте все, или я сейчас же уйду.
Раздалось еще несколько гневных выкриков, прежде чем Стрэттоны и Тревельяны нехотя уселись за стол.
— А теперь, — спокойно продолжила Молли, — для тех, у кого остались сомнения в моей правоте, я приведу ряд примеров того, как вы пытались эксплуатировать Гарри. Начнем с Тревельянов?
— Почему нет? — пропыхтел Паркер. — Шайка ленивых, тупых шутов, вот кто они. Всю жизнь живут за чужой счет.
Леон начал подниматься из-за стола.
— Как ты смеешь…
— Сядьте, Леон, — тут же осадила его Молли. — Как я уже сказала, мы начнем с Тревельянов. Эванджелина, к кому вы пришли за помощью четыре года назад, когда задумали выкупить компанию «Смоук энд мир-рорз»?
Эванджелина изобразила недоумение.
— Но это же бизнес.
— Да, бизнес, который был вам не по карману. — Молли загнула палец. — А теперь, справедливости ради, перейдем к Стрэттонам. Брэндон, к кому ты обратился, когда тебе понадобилась поддержка в создании собственной фирмы?
Брэндон заморгал.
— Это совсем другое дело. Мне просто нужны были имена инвесторов.
— Да, и этим списком тебя снабдил Гарри. — Молли загнула еще один палец. — Вернемся к Тревельянам. Леон, кто вам купил новый грузовик?
Темные глаза Леона полыхнули гневом.
— Это касается только нас с Гарри, черт побери.
— Совершенно верно. Итак, купил его Гарри. — Молли загнула другой палец и обратилась к Стрэттонам. — Гилфорд, кого вы просили убедить Паркера в том, что хорошо бы расширить сферу влияния «Стрэттон пропертиз» на Восточном побережье?
Гилфорд опешил.
— Откуда вы узнали? Ведь это же конфиденциальная информация.
— Гарри как-то упомянул об этом в разговоре, — сухо заметила Молли. Даниель вспыхнула.
— Мне придется напомнить Гарри о том, что существует понятие семейной тайны.
— Боюсь, слишком поздно, — пробормотала Молли. — Нравится вам это или нет, но для Гарри я отныне тоже член семьи. Это значит, что и вы все должны считаться с этим.
За этим заявлением последовала очередная напряженная пауза. Стрэттоны и Тревельяны молча уставились друг на друга, потом обратили свои взгляды к Молли.
— Так вот, — резко нарушила молчание Молли, — раз уж мы заговорили о конфиденциальности, разрешите напомнить вам, миссис Хью, о том, как часто в последние несколько лет именно вы обращались за помощью к Гарри.
— Я? — На лице Даниель отразилось глубочайшее негодование. — Я его тетя. И имею право обсуждать со своим племянником любые вопросы.
— Да, взваливая при этом на него разрешение всех ваших проблем, — заметила Молли. — Надеюсь, вы помните, как приходили к нему, обеспокоенные идеей Брэндона начать собственное дело?
— Не стоит поднимать сейчас этот вопрос. — Даниель покосилась на своего отца Паркера.
— Прекрасно. — Молли обернулась к Рэйли. — Может, поговорим о том, как удобно иметь рядом Гарри, когда кончаются деньги?
Рэйли поморщился.
— Я вас понял.
— Думаю, что мы все вас поняли, — устало произнес Паркер. — Все предельно ясно. Мисс Аббервик, вы, похоже, считаете, что мы слишком злоупотребляем великодушием Гарри.
— Все несколько сложнее, — осторожно заметила Молли. — Думаю, он сознательно обрекает себя на роль палочки-выручалочки. Другой роли вы ему не отвели, а он в глубине души очень хочет поддерживать родственные отношения с вами.
— Это не правда, — возразила Даниель. — Мы с самого начала хотели, чтобы Гарри занял принадлежащее ему по праву место в нашей семье.
Молли возмутилась:
— Неужели? Видимо, Гарри этого не почувствовал. Всю жизнь Стрэттоны и Тревельяны заставляли его выбирать чью-то сторону в вечном семейном конфликте.
Оливия поморщилась.
— Ну, это уж слишком сильно сказано.
Молли не обратила внимания на ее реплику.
— Вы все виноваты в том, что пытались заставить его называть себя либо Стрэттоном, либо Тревельяном. Когда же он отказывался выполнять ваше требование, вы старались наказать его за это.
Паркер прищурился.
— Это ваше видение проблемы, мисс Аббервик. Вы, видимо, еще не знакомы с другим Гарри. А он, другой, существует. Это вовсе не тот добрый малый, которого вы привыкли видеть. Он становится жестким и непримиримым, когда пытается заставить нас делать то, что он считает нужным.
— Уж точно, — пробурчал Леон. — Гарри не церемонится, это факт.
Гилфорд с ухмылкой взглянул на Молли.
— Мой отец и Леон правы, мисс Аббервик. Гарри не колеблясь прибегает к шантажу, выкручиванию рук, да и к откровенным угрозам, когда считает это необходимым для достижения своей цели.
Молли самодовольно улыбнулась.
— Я в этом не сомневаюсь. Боюсь только, что эту тактику он перенял у своих родственников.
Эванджелина пришла в ярость.
— Что это значит?
— Это значит, — холодно заметила Молли, — что Гарри ведет себя жестко, когда вы вынуждаете его на это. В конце концов, он ведь наполовину Стрэттон, наполовину Тревельян. Беда в том, что никто из вас по-настоящему не понимает его.
Оливия брезгливо отмахнулась.
— Все это вздор, Молли. Уверяю тебя, я очень хорошо понимаю Гарри.
— Нет, — сказала Молли. — Не понимаешь. Не можешь понять.
— Я все-таки профессионал, — напомнила ей Оливия.
— Это твои проблемы, — ответила Молли. — Я не хочу тебя обидеть, Оливия, но ты оказалась заложницей собственного профессионализма. Он заставляет тебя оценивать поведение людей, основываясь на голой теории.
— За этой теорией — годы напряженного труда и изысканий, — возразила Оливия.
— Ты слишком традиционно подходишь к Гарри, — проговорила Молли. — Но здесь другой случай. Я не хочу вдаваться в тонкости психологии, но, поверь мне, Гарри — не такой, как все.
Оливия фыркнула:
— Это смехотворное заявление лишний раз доказывает, насколько ты неинформированна и наивна. Ты ничего не смыслишь в клинической психологии, Молли. В твоих высказываниях — сплошные фантазии.
— Мне кажется, — сухо заметил Брэндон, — тебе, Оливия, пора остановиться в своих рассуждениях об особенностях психики Гарри. Я обещал ему, что буду сдерживать твои порывы.
Оливия вспыхнула:
— О чем ты?
— Гарри раздражает твоя назойливость, — объяснил Брэндон. — И я не могу его упрекнуть. Знаешь, что я тебе скажу? Молли права. Гарри оказал мне огромную услугу. И самое малое, чем я могу отплатить ему, это оградить от твоих настойчивых рекомендаций. Что бы ты ни говорила о Гарри, он очень умен. Если же ему все-таки захочется получить профессиональную помощь психиатра, пусть он найдет ее вне семьи, договорились?
Оливия явно растерялась. Она попыталась было возразить, но не решилась и угрюмо замолчала.
Брэндон перевел взгляд на Молли.
— Думаю, мы все вас поняли. Я, например, готов согласиться с вашей точкой зрения. Со стороны действительно выглядит так, будто мы пытаемся так или иначе эксплуатировать Гарри.
— И еще пытаетесь втянуть его в войну, которую не он развязал, — заключила Молли.
— Вот именно, — пробормотал Джош. — Я прожил с ним не один год, как вам известно. И знаю, как нелегко ему приходилось. Вы вечно за ним охотились, пытались привлечь каждый на свою сторону. Молли права. Каждый из присутствующих за этим столом бросался к Гарри, когда им от него что-то требовалось.
Даниель надменно вскинула подбородок.
— Я протестую. Никто из нас не эксплуатировал Гарри. У него есть определенные обязательства перед своей семьей, и он время от времени их выполнял. Вот и все.
— Что бы мы сейчас ни говорили, — вмешался Гилфорд, — очевидно, что у Молли совсем иной взгляд на ситуацию. И, нравится нам это или нет, она собирается стать женой Гарри. По-моему, она предельно ясно изложила свою позицию. Никому из нас, думаю, не хочется прорываться к Гарри через возводимые ею кордоны. Как его жена, она, конечно, будет обладать определенной властью. И если решит изолировать его от нас, без труда сможет добиться этого.
Эванджелина окинула Молли оценивающим взглядом.
— Что вы от нас хотите?
— Собственно, с этого я и начала наш разговор, — ответила Молли. — У меня два требования.
Джош с нетерпением воскликнул:
— Какие?
— Первое: в преддверии свадьбы мне бы хотелось, чтобы вы устроили настоящую холостяцкую вечеринку для Гарри. И чтобы на нее собрались мужчины из обеих семей. Все до единого. Никакие извинения не принимаются. Джош и Брэндон займутся организацией.
Все затаили дыхание. Джош и Брэндон робко переглянулись.
— Второе, — продолжала Молли. — Я хочу, чтобы на нашей свадьбе присутствовали все без исключения родственники Гарри. Те, кто не придет, вряд ли смогут общаться с Гарри в течение ближайших пятидесяти-шестидесяти лет.
— О Господи, — проворчал Паркер. Молли оглядела застывшие от изумления лица родственников.
— Я ясно выразилась?
Джош ухмыльнулся.
— Предельно.
Она строго посмотрела на него.
— И еще вот что: на вечеринке чтобы не было никаких голых девиц, выпрыгивающих из тортов. Понятно?
— Да, мэм, — кивнул Джош. — Никаких голых девиц. Понял.
В этот момент в зал вплыл официант с огромным подносом, уставленным всевозможными блюдами.
— Ну что ж, — сказала Молли. — Давайте поедим.


Гарри проснулся в полночь. Сон отступал постепенно. Гарри тихо лежал, соображая, проснулся ли окончательно. Странное ощущение — его ничто не беспокоило, ночных кошмаров не было, как не было и никаких эмоциональных всплесков.
Вдруг что-то подсказало ему, что Молли тоже не спит. Он притянул ее к себе. Тихонько бормоча, она теснее прижалась к нему. Он просунул ногу между ее бедер.
— Что-то не так? — зевнув, прошептал он.
— Нет, все в порядке.
— Ты уверена? — Он погладил ее по плечу. Запах ее тела согревал, волновал, возбуждал. И некоторые органы чутко реагировали на него.
— Уверена. Я просто лежала, думала.
— Пыхтела. — Он поиграл мочкой ее уха.
— Что?
— Ты пыхтела. — Он приспустил бретельку ее ночной сорочки, обнажив одну грудь. Она так уютно легла в его ладонь. Мягкая. Теплая. Волнующая. — Я слышал.
Она пропустила его слова мимо ушей.
— Гарри, что ты делаешь?
— Неужели трудно догадаться? — Гарри наклонил голову и поцеловал сосок. Тот напрягся от прикосновения его языка.
— Гарри? — Молли нежно погладила его плечи.
— Да? — Он переместил руку ей на живот.
— Что ты думаешь насчет первого числа? Осталось две недели.
— А что будет первого числа? — Он бередил пальцами пушок в ложбинке меж ее бедер, ощущая тепло манящего лона, в которое, он знал, скоро погрузится.
Молли вздохнула.
— Наша свадьба. Келси к тому времени вернется с практики. Я… Гарри. — Она запустила руку в его волосы, извиваясь от его возбуждающих прикосновений.
Гарри почувствовал, что начинает испытывать удовлетворение. Ее восприимчивость к его ласкам с каждым разом становилась все более осязаемой. В голове у него родилась ассоциация с игрой на музыкальном инструменте. Чем дольше они репетировали совместную партию, тем слаженнее звучал их дуэт.
— По-моему, первое число — это прекрасно, — прошептал Гарри.
— Ты успеешь закончить свою работу? — Молли уже задыхалась от страсти.
— Да. — Он раздвинул ей ноги и медленно вошел в нее. — По мне — чем быстрее, тем лучше.
Он даже не стал бороться с искушением извергнуть в нее свое семя. И этот естественный порыв принес обоим неизъяснимое блаженство.
У Гарри возникло ощущение, будто до сих пор он жил в зашторенной комнате. Сейчас же окна распахнулись настежь, и он увидел мир во всей его красе.
Потом он долго нежился в полудреме, наслаждаясь приятной опустошенностью, которую принес акт любви.
Лунный свет заливал постель, рядом, прижавшись к нему, лежала Молли, и глубокое чувство, которому он не мог подыскать названия, разливалось в душе.
Гарри с праздным любопытством задумался о природе этого незнакомого чувства. Ему оно показалось чем-то похожим на молчаливое пение. Нет, и все-таки это было чувство.
Молли опять тихонько запыхтела.
Он решил, что его это вовсе не смущает. Наоборот, даже успокаивает.
— Не волнуйся, — сонно пробормотала Молли. — Ты к этому привыкнешь.
Гарри замер.
— К чему привыкну?
Но Молли не ответила. Она уже крепко спала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн

Разделы:
1234567810111213141516181920212223

Ваши комментарии
к роману Любовь по расчету - Кренц Джейн Энн



Изначально роман ничего интересного не предвещал,но в дальнейшем автор раскрыл перед читателем суть романа...Прочитать можно...на один вечер.Прочитать и забыть.
Любовь по расчету - Кренц Джейн ЭннНИКА*
8.12.2012, 14.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100