Читать онлайн Коралловый поцелуй, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 3 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Коралловый поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— В руках у меня все еще находился пакетик с изумрудами, — продолжила Эми. — В коробке же лежали письма.
— Письма твоей матери, — уточнил Джед.
— Да, — кивнула она. — К Майклу Вайману.
Оказалось, это любовная переписка. Я читала с трудом, от волнения строчки прыгали у меня перед глазами. Не осталось никакого сомнения, что моя мать была страстно влюблена в Ваймана и даже собиралась с ним бежать. Рядом с письмами лежали еще и фотографии: мой отец разговаривал с каким-то незнакомым мне человеком. Рукой Ваймана было отмечено время и дата и написано какое-то, кажется, русское, имя.
— Похоже, Вайман собирался шантажировать твоего отца. Или хотел подставить его вместо себя, продав секреты их авиационной компании.
— Наверное, — согласилась Эми. — Тем более что и Лепейдж намекал на это. Вероятно, получив изумруды, он хотел обвинить во всем моего отца. Одного только я никак не пойму: почему в той же коробке оказались и письма моей матери?
Джед встал и несколько раз прошелся по веранде, затем, присев на перила, ответил:
— Возможно, Вайман и переписку хотел использовать для вымогательства. Но на этот раз не против твоего отца, а против матери. Ведь мы не знаем, что произошло между ними. Быть может, к тому времени она уже порвала с ним? И письма нужны были ему, чтобы заручиться ее молчанием. Интересно, что же произошло на самом деле в тот день, когда он не вернулся домой.
— Я думаю, — произнесла Эми, сурово сжав губы, — что это моя мать убила его, а тело спрятала в пещере. Отец ведь почти не плавает под водой, а только очень хороший ныряльщик отважится на подобное погружение. К тому же и Лепейдж не сомневался в том, что Майкла убили, никакой аварии на яхте не было. Ведь именно он обнаружил в пещере остатки водолазного снаряжения.
— Но ведь никто не подтвердил, что они принадлежат именно Вайману!
— Доказательств действительно нет, — покачала головой Эми, вспоминая свои сны.
— Что же могло толкнуть твою мать на убийство? — спросил Джед. — — Не знаю»— задумчиво произнесла она. — Может, ревность. Роза рассказывала мне о какой-то женщине, которую Вайман привозил с собой на остров. А быть может, наоборот, потому что Вайман стал угрожать пустить в ход письма. Но интуиция подсказывает мне, что Лепейдж был прав и единственной, кто мог убить Майкла, а затем спрятать тело в пещере, была моя мать. Ведь о пещерах, кроме членов нашей семьи, никто не знает.
— Но ведь Вайман тоже знал об этом!
— Знал… Вероятно, он узнал о них, когда они с отцом делили землю и дом, — ответила она задумчиво. — Скажи, а что может остаться от тела, пролежавшего на дне двадцать пять лет?
— Не стоит тебе предаваться подобным фантазиям, ты и так излишне впечатлительна.
— И все же, — настаивала она. — Ведь если там было тело, должно же от него что-нибудь остаться?
— Ну, самое большее, что может быть, это скелет, — небрежно бросил Джед.
И Эми подивилась его невозмутимости. Как он спокоен! А она не могла без трепета представить себе желтые кости черепа, темные провалы глазниц, в которых прячутся бледные складчатые креветки, тонкие кости рук, медленно покачивающиеся в тихих потоках воды. Ей стало жутко.
— Лепейдж же говорил, — заметила она, — что труп Ваймана находился на дне.
— Даже если он там и лежит, — пожал плечами Джед, — нам все равно не узнать, кто именно убил Майкла. Принимая в расчет принадлежавшие ему изумруды, можно предположить, что число его недоброжелателей достаточно велико. Да сами русские в конце концов могли бы подобным образом вернуть себе камни после того, как получили чертежи нужных им изобретений.
— Но ведь он спрятал изумруды на дне пещеры, — тихо возразила Эми.
— А ты проверяла, действительно ли они были в том пакетике, с которым ты прыгнула в воду?
— Да, проверяла.
— И оставила их под водой? Все шесть изумрудов?! — Он с недоумением посмотрел на девушку. — Это же целое состояние!
— Мне не хотелось больше их видеть. Они бы всю жизнь напоминали мне о произошедшем. т — М-да, — иронически промычал он. — Веский аргумент. Ну и чем же закончилась вся эта история?
— Я была в панике, не знала, что и делать. Рассказывать родителям о причинах смерти Лепейджа и об изумрудах было, конечно, нельзя. К тому же в коробке еще лежали эти таинственные фотографии и компрометирующие маму письма. Оставалось только положить все обратно в коробку и спрятать ее куда-нибудь подальше. И я решила, что лучше всего это сделать в пещере. Ведь все эти годы камушки пролежали именно там, так пусть полежат еще несколько десятилетий.
— И ты нырнула в пещеру? — Джед покачал головой. — Представляю, что было дальше!
— Ничего лучшего я придумать не могла. Мне просто хотелось поскорее отделаться от этих проклятых вещей.
— Рискуя собственной жизнью?
— Но у меня не было другого выбора, — ответила она и почувствовала, как от воспоминаний у нее перехватило дыхание.
— И что же ты сделала?
— Я надела акваланг Лепейджа и вошла в воду. До этого я никогда не ныряла в пещеры, хотя и прочла кое-какие руководства по технике погружений. Взяв катушку с намотанным на нее длинным шпагатом, я привязала один его конец к камню перед входом в туннель и поплыла вглубь, насколько хватило духу, чтобы подыскать подходящее место для коробки. А потом по шпагату вернулась обратно. Когда я выходила на берег, луч фонарика вновь осветил глаза мертвого Лепейджа. Я вздрогнула и, поскользнувшись, упала, вновь задев ногой его неживую руку. О, это было ужасно!
Эми замолчала, не в силах продолжать. Руки ее дрожали, а в горле стоял тугой ком. Джед, приблизившись, ласково обнял ее за плечи:
— Не волнуйся, ведь это не ты его убила. Но даже если бы и так, ты была вправе убить его, защищаясь.
— Но эти мучительные ночные кошмары… Почему я никак не могу от них избавиться?
— Потому что ты никому не рассказывала о событиях той ночи, и они тяготили тебя. Ведь ты очень впечатлительна — творческая личность с богатым воображением. Не тебе разбираться с подобными проблемами. К тому же тебя мучает то, что та проклятая коробка все еще находится в пещере.
— А где же ей, по-твоему, находиться? — удивилась Эми.
— Но ведь ты оставила все как, было. И если Лепейдж знал о существовании изумрудов, значит, о них знает и тот, кто послал его.
— Лепейдж же говорил, что в этот раз он работает только на самого себя.
— Откуда же он тогда, узнал о, существовании камешков?
— Ну-у, — протянула она, — я и сама все время: думаю об этом. Но даже если он и получил от кого-то эту информацию, то, видимо, совсем его не: боялся.
Быть может, он убил его перед тем, как отправиться на остров? А что, очень даже может быть.
— Как знать, как знать. В этом деле нельзя полагаться просто на предположения. Слишком запутанна и небезопасна сложившаяся ситуация.
— Да уж, — кивнула она.
— И надо достать коробку из пещеры, чтобы снять напряжение.
— Ну нет, только не это! Я и сама не полезу туда, и тебе не дам, не надейся!
Джед улыбнулся, но спорить не стал, а вместо этого притянул ее к себе и крепко сжал в своих объятиях.
—  — Поговорим об этом позже, — тихо шепнул он.
— Коробка на дне пещеры и пролежит еще долго, и никто никогда не найдет ее там, если я сама не покажу дорогу.
— Но ты сказала, что нервничала и спешила в ту ночь, а значит, не могла спрятать изумруды далеко и они лежат где-то поблизости. Так что каждый, кто захочет их раздобыть, без труда до них доберется.
— Зачем тебе эта коробка? — нервно спросила она, высвобождаясь из его объятий.
— Слишком уж запутанное дело, и, чтобы его распутать, надо вытащить коробку на свет Божий.
У Эми мелькнула мысль, что, возможно, он тоже прельстился этими изумрудами, но потом она отбросила все свои сомнения. Все равно ведь у нее нет иного выхода.
— Что с тобой? — нежно спросил он. — Ты словно насмерть перепугана.
Она попыталась сбросить с себя его руки, и он неохотно отпустил ее.
— Всему виной этот дурацкий сок гуавы, что я пила прошлой ночью, — откликнулась она. — Выболтала все свои секреты!
— Нет, это не сок гуавы, а тот ужас, что рвет твою душу на части вот уже восемь месяцев.
— А помнишь, той ночью, когда я разбудила тебя своим криком, ты сказал, что не стоит бередить душу воспоминаниями, чтобы лишний раз не делать себе больно?
— Я говорил не о воспоминаниях, а о ночных кошмарах. Ведь тебе снится совсем не то, что случилось в октябре прошлого года.
— Ты прав, — согласилась она. — Я действительно жила в постоянном напряжении, не в силах ничего забыть И во сне все снова повторялось, но совсем не так, как было на самом деле. Еще страшнее, еще тягостнее. Временами мне казалось, что я схожу с ума.
— Поэтому и надо распутать эту путаницу!
— Опять начинаешь? — Она испуганно вскинула голову.
Джед невинно пожал плечами и пристально посмотрел ей в глаза:
— Но они же преследуют тебя! И ты не успокоишься до тех пор, пока не получишь ответы на все интересующие тебя вопросы. Ты хочешь знать, кто убил Ваймана двадцать пять лет назад, кто послал за изумрудами Лепейджа и какое отношение ко всему этому имеют твои родители. При твоем богатом воображении от таких загадок и впрямь недолго сойти с ума, и потому просто необходимо во всем разобраться.
— Ты говоришь прямо как специалист по подобным запутанным делам.
— А я и есть специалист. И лучше бы тебе прояснить со мной все свои вопросы, иначе ты все равно не сможешь жить спокойно.
— Но я боюсь даже представить, как вернуться в эту жуткую пещеру.
— Я все время буду рядом. Эми задумалась и замолчала. Джед немного подождал, потом вздохнул и продолжил:
— Понимаю…
— И что же ты понимаешь? — спросила слегка раздраженная его настойчивостью Эми.
— Понимаю то, что ты опять боишься ошибиться: уж не новый ли я Лепейдж, охотник за изумрудами?
— Но тебя, по-моему, это не очень волнует.
— А зачем волноваться понапрасну? — пожал плечами Джед. — Уверен, в глубине души ты все же веришь мне. Иначе не пила бы так охотно сок гуавы прошлой ночью.
— Ты просто плохо знаешь коктейли нашей милой Розы, — улыбнулась она. — Они, словно мины замедленного действия, срабатывают не сразу.
— Зато ты прекрасно знаешь, и все же перепилась вчера до чертиков. С чего бы это?
— Наверное, увлеклась беседой с Розой. Она затронула важную для меня тему, и я не хотела ее останавливать.
— Она рассказывала о твоих родителях?
— Да, — кивнула Эми. — Сказала, что Майкл Вайман был довольно неприятный человек. Он пытался поссорить моих родителей, вначале подкладывая в постель к моему отцу свою подружку, а потом, когда это не удалось, обольщая мою мать. И в этом он преуспел, судя по найденным письмам.
— Но хорошо бы судить не только со слов Розы, но и по фактам. Ведь на деле все может быть совсем по-другому. Нужна достоверная информация.
— Не хочу я ее знать!
— Ты, конечно, можешь пренебречь отношениями твоих родителей в прошлом, но не надо забывать, что сейчас у нас под боком шесть больших изумрудов, привлекающих к себе внимание разного рода негодяев. Известно, что они не успокоились и еще напомнят о себе.
— Единственный негодяй, с которым я сталкивалась, — это Лепейдж. И он мертв.
— Но ведь кто-то сообщил ему о камнях, — настойчиво повторил Джед и вдруг спросил:
— А между мной и Лепейджем действительно есть сходство?
— Да, — слегка поколебавшись» сказала она.
— Он познакомился с тобой незадолго до твоего отъезда на остров. И ты считала его своим другом и поверяла ему свои тайны. Он добился расположения твоих родителей, нырял с тобой, расспрашивал. Короче, использовал тебя.
— Именно.
— Ив конце концов попытался тебя убить.
— Верно, — кивнула Эми.
— Когда же и я проявил излишнее любопытство, ты испугалась, что все начинается вновь, — решительно и настойчиво продолжил Джед.
— Но, когда ты сообщил, что работаешь на правительство, я перестала волноваться.
— Но я ведь мог и солгать! Я же не признавался до тех пор, пока Стин не раскрыл тебе происхождения моих ран.
— Так ты лгал мне?!
— Конечно, нет. А если предположить…
— Ну а на самом-то деле что случилось с тобой в последней командировке?
— Я ошибся. В нашем деле приходится дорого платить за ошибки. Я поверил тому, кому нельзя было верить, и все могло бы кончиться гораздо хуже. Но мне все же повезло.
— Ты мог погибнуть?! — с дрожью в голосе спросила она и тревожно взглянула на него.
— Или лишиться весьма важного органа, — усмехнулся он. — Стоило пуле попасть чуть выше, и, как выразился доктор Стин…
— Ты бы пел сопрано в церковном хоре. — Она нежно прильнула к его груди. — Страшно даже подумать об этом, но ведь могли и убить.
— Думаю, это был бы лучший вариант по сравнению с тем, о котором упомянул доктор. Я не умею петь. И, право, лучше уж умереть, чем всю оставшуюся жизнь мечтать о неосуществимой любви.
— Ты все время шутишь!
— Извини, но чувство юмора — это единственное, что может иногда скрасить создавшуюся ситуацию.
Эми положила голову ему на плечо, и он ласково обнял ее за плечи.
— Пусть так, — кротко улыбнулась она, проведя ладонью по его щеке. — Но, я думаю, мы были бы счастливы, даже если бы сбылись мрачные прогнозы доктора Стина.
Джед скептически поморщился:
— Думаешь, мы бы обошлись?..
— Но ты и без того парень хоть куда! Даже Роза отметила ловкость и размеры твоих рук.
Джед расхохотался, а Эми спрятала у него на груди свое смущенное лицо. Ей нравился его смех, с ним было так хорошо, когда он веселился! Вязкая, холодная дрожь, что охватила ее при воспоминаниях о прошлом, куда-то отступила, и душу ее захлестнуло теплое, светлое чувство покоя.
Напряжение спало, но что-то неуловимо изменилось в Джеде. Эми не могла понять что именно, но на следующий день он был задумчив, ушел в себя. Он больше не упоминал о коробке, и она была благодарна ему за это, ведь мысли о пещере действительно тяготили ее.
Утро прошло спокойно. Эми, с ногами забравшись в шезлонг и достав из кармана свой старый походный блокнот, набрасывала план своей новой главы из «Таящегося дьявола», а Джед, отыскав в кабинете Слейтора карандаши и линейки и устроившись за столиком неподалеку, чертил эскиз очередной экзотической клетки для птиц. Из-под его карандаша выходило что-то легкое, воздушное, полное светлой грации и тонкого изящества. Эми подивилась тому, как этот суровый и сильный человек создает такие хрупкие, грациозные и уютные жилища для маленьких певцов. Перед началом работы он поставил на проигрыватель Дугласа Слейтора пластинку Антонио Вивальди, и по притихшему, замершему дому полились светлые звуки его скрипичных концертов. Да, именно такая музыка только и способна помочь Джеду в его кропотливой и тонкой работе, решила Эми и хотела было пошутить о разнице их музыкальных пристрастий, но сдержалась, не желая отвлекать его от этого рождающего чудо дела.
К обеду она совсем успокоилась, разыгравшийся аппетит стал лучшим тому подтверждением. Пообедав на кухне, они вернулись на веранду, обмениваясь малозначительными забавными фразами. В состоянии Джеда не было ничего враждебного, но его рассеянная задумчивость все же беспокоила Эми. Впрочем, глупо искать глубокий смысл там, где его нет. Ведь он не вспоминал о коробке, значит, по всей видимости, принял ее точку зрения. И нет нужды волноваться.
Вечером Джед снова как-то неуловимо изменился, стал еще задумчивее. Он» предлагал ей белое вино, наливал себе виски, помогал ей чистить и варить креветки, но никакого живого разговора между ними так и не получалось. Несколько раз она хотела спросить, о чем он думает, но боялась возобновления разговоров О подводной пещере. Однако после ужина ей стало невмоготу. А вдруг его тяготит что-то совсем другое, а она и знать ничего не знает? И не понятно, чего ей ждать в дальнейшем. Тотчас разыгралось ее буйное воображение. Конечно, как она сразу не поняла: Джед обдумывает свои отношения с новой любовницей, то есть с ней! Пусть она довольно смазлива и даже, возможно, иногда мила, но в ее прошлом слишком много темных пятен: смерть ее приятеля, мрачная история с изумрудами, проблемы родителей. К тому же и сама она сумела припрятать драгоценные камни под взглядом мертвого человека столь хладнокровно, что ждать от нее чего-либо доброго явно не приходилось. Эми по опыту знала, как ожесточают мужчину драгоценные камни, и теперь не сомневалась, что Джед вполне способен оставить ее, узнав эту жуткую историю с изумрудами.
Все валилось у нее из рук, даже сюжетная линия книги не привлекала. На душе было тяжело, и она все больше и больше убеждалась, что права в своих предположениях относительно задумчивости Джеда. И наконец ей стало совсем плохо. Она извинилась и пошла спать. Он же, на мгновение оторвав глаза от эскиза, лишь едва заметно кивнул, даже не сделав попытки удержать или пойти за ней следом. Все ясно: он не хочет спать с ней после всего, что узнал. И она принялась и так и эдак прокручивать в голове эту версию, пока окончательно не вышла из себя.
Почему, собственно, он решил, что имеет право судить ее? В конце концов, она ничуть не изменилась с тех пор, когда, в очередной раз вернувшись из командировки, он остался у нее и соблазнил! Прибавилось лишь несколько фактов. Что же тогда заставило его так резко поменять свое отношение? Может, он счел ее недостаточно женственной? Решил, что она слишком жестоко поступила? А может, сам задумал достать изумруды, чтобы поживиться за ее счет? У Эми просто голова шла кругом. Он и сам далеко не ангел! Играет с пистолетами, угрюмо молчит, когда ему задают простые вопросы, совсем не думает о будущем. Она нервно тряхнула головой и направилась обратно на веранду. Дернул же ее черт влюбиться в Джеда! Да, она его любила. И наверное, уже давно. Впервые Эми осознала это, направляясь к доктору Маллену за средствами контрацепции, хотя и успокаивала тогда себя тем, что просто хочет предусмотреть всякие неожиданности. Ведь страсть Джеда была видна невооруженным глазом, а к чему это может привести, знают даже маленькие девочки. Но мысль о необходимости свести все на нет ей даже в голову не приходила. Да, конечно, она даже самой себе не хотела признаться, но в глубине души нисколько не сомневалась в своих чувствах.
Она его любила, а он, неожиданно узнав о ее прошлом, намерен теперь повернуть все вспять и завершить их роман той самой дружбой, с которой все началось. Эми чуть не задохнулась от подступившего к горлу волнения и, круто развернувшись, вновь поспешила в спальню. Но, не дойдя до двери, передумала и заторопилась на веранду, где, склонившись над эскизом, все в той же позе сидел Джед. Казалось, он с головой ушел в творчество, и даже не взглянул на нее, пока она не заговорила.
— Я ведь не принуждаю тебя жениться! — вдруг гордо заявила она.
Он оторвал взгляд от листа и с недоумением посмотрел на Эми. Она же, вызывающе опершись на перила, дерзко глядела ему прямо в глаза.
— Ты это о чем? — спросил о» оторопело.
— О том, что я никогда не заставляла тебя жениться.
— Это-то я расслышал, но только никак не пойму, к чему ты, собственно, клонишь. — Он неопределенно пожал плечами.
— Ты знаешь к чему.
— Полагаешь?
— Еще бы, — процедила она сквозь зубы. — Я всего лишь о том, что у тебя нет никаких оснований менять что-либо в наших отношениях. Я все та же, и ты такой же, как был, и наш роман вполне может продолжаться. Разве нет?
— Ах вот оно что! Странный вопрос.
— Я серьезно, — не на шутку рассердилась Эми.
— Неужели? — улыбнулся он и, отложив карандаш в сторону, откинулся в шезлонге — — А что случилось?
— Лучше скажи, когда ты узнал о моем прошлом, ты не переменил своего ко мне отношения?
— То есть хочу ли я тебя по-прежнему, узнав об инциденте в пещере?
— Не только в пещере, но и о том, что произошло двадцать пять лет назад, когда погиб Вайман. Об изумрудах, о шпионах, наемных агентах и многом другом, что переплелось в этой истории. Вероятно, теперь ты уже не считаешь меня такой привлекательной и невинной, как прежде.
Джед встал и подошел к ней поближе:
— Поверь мне, Эми, ты всегда будешь для меня очень привлекательной и очень наивной молоденькой писательницей фантастических романов, чье воображение в десятки раз богаче ее опыта и умения разбираться в жизненных ситуациях, что и приносит ей массу неприятностей и неудач.
— И что же это значит? — Она сердито вскинула брови и вызывающе подбоченилась.
Джед почти вплотную приблизился к ней:
— А то и значит, что ты самая большая фантазерка на свете и тебе вовсе не следует слишком усердно размышлять над своими собственными выдумками.
— Да, но я тебе еще не все сказала, — заторопилась Эми. Впрочем, он уже не слушал и, прежде чем она успела увернуться, крепко обнял девушку.
— Сейчас не время болтать, — обронил он, — время совершать поступки. у — Но я хочу все-таки знать правду, хочу знать, что же ты в действительности обо мне думаешь.
— Сейчас покажу, — ответил он и еще крепче сжал ее в своих объятиях, нежно прикоснувшись губами к ее разгоряченной щеке.
— А как же твое больное плечо? — осторожно поинтересовалась она.
— Забудь, сегодня его не существует, — отозвался Джед и, легко подхватив ее на руки, понес в спальню.
— Немедленно опусти меня! — запротестовала она. — Тебе же больно!
— Я потерплю, — засмеялся он. — А нет — так ты обо мне позаботишься.
— Да, но я пришла совсем не за этим: я только хотела узнать, не изменились ли наши отношения.
— Нет, конечно! И сейчас ты в этом убедишься, — с притворной угрозой прорычал Джед, опуская ее на кровать, и тут же принялся расстегивать пуговицы на рубашке.
— Ты не обманываешь?
— Распахни свои объятия, и я тебе докажу. Он разделся и лег рядом с Эми; мышцы его рук и спины перекатывались под гладкой упругой кожей в матовом свете огромной южной луны. Он осторожно поцеловал девушку и добавил:
— Забудь на мгновение о своей буйной фантазии, и мы сотворим с тобой не менее буйную реальность.
И она, покорно вздохнув, последовала его простому совету. А он, горячо прильнув к ней, стал жадно целовать в губы. Затем проник коленом ей между ног, и она послушно раздвинула бедра.
— Ты больше не будешь сомневаться, — горячо шептал он, поглаживая ее ноги, и она чувствовала, как теплая волна радости накатывает на ее замирающее сердце при каждом прикосновении.
— О, я уже не сомневаюсь, — шептала она в ответ.
И выгнулась навстречу его нежным умелым рукам. — Если бы ты знала, как я тебя иногда хочу, — тихо бормотал Джед, — ты бы не сомневалась в моем к тебе отношении.
Теперь уже он дрожал от страсти и, не в силах больше сдерживаться, вдруг порывисто вошел в нее. И она, благодарно обняв его, с восторгом приняла трепещущий упругий фаллос. Казалось, что ее заполнило всю целиком, вытеснив из груди и жуткие ночные кошмары, и страх следующего дня, и мучительные сомнения настоящего. Во всем мире были только он и она и их полыхающая жарким ночным факелом страсть, что жгучим блаженным огнем трепетала в ее захлебнувшейся от восторга душе. Эми полностью отдалась этому мучительно прекрасному пламени, уже ни о чем не загадывая и не моля.


А потом, тихо утопая в шелках неги, она молча лежала в объятиях Джеда. И ласковый морской ветерок, залетая в распахнутое навстречу ночи окно, мягко овевал их разгоряченные любовью тела.
— Джед?
— Что?
— Ты не спишь?
— Нет, — усмехнулся он.
— Можно, я спрошу тебя кое о чем? — произнесла Эми, не обращая внимания на его усмешку.
— Спрашивай.
— А ты давно работаешь на правительство? От неожиданности Джед вздрогнул. Что угодно, только не это. И Эми заметила, как он насторожился.
— Около восьми лет, — ответил он. — А почему ты спрашиваешь?
— Интересно, как долго ты уже занимаешься этим опасным делом.
— Любое серьезное дело так или иначе сопряжено с риском. И здесь рискуешь ничуть не чаще, а лишь в зависимости от обстоятельств.
— И занялся ты этой работой лишь Потому, что восемь дет назад все складывалось против тебя? Это, наверное, связано со смертью твоего брата?
Он немного помолчал, а потом насмешливо поглядел на нее:
— Опять фантазируешь?
— Но ты же говорил, что именно восемь лет назад погиб твой брат и расстроилась твоя помолвка. Вот я и решила, что, возможно, ты выбрал работу в связи с этими событиями. Впрочем, я просто так спросила.
— Ох уж эта мне женская логика!
— Но все же лучше бы ты мне обо всем рассказал.
— С чего ты взяла, что так лучше? Или думаешь, что теперь, когда ты раскрыла мне свои секреты, получила полное право выпытывать мои?
— Ну, если ты не можешь о них говорить… — начала Эми.
— Могу, — прервал ее Джед и, вздохнув, начал:
— Энди был таким же правительственным агентом, как и я впоследствии, хотя мне тогда ничего не было известно об этом. Ведь он был, кроме того, прекрасным инженером и пользовался этим как прикрытием. К тому же это давало ему возможность появляться в различных горячих точках планеты, не вызывая особых подозрений. Но с последнего задания он не вернулся. И когда я спросил об этом, мне сказали, что он был убит террористами. Якобы Энди случайно вышел из дома за продуктами, и тут как назло… Сама понимаешь, как скверно было тогда у меня на душе, и я позволил правительству провести себя.
— Что же было потом?
— А потом появился человек из того агентства, где работал мой брат, и рассказал об истинной причине его смерти «. Брат был убит одним из тех, за кем должен был следить, и агент предложил мне отомстить за него. Мне отводили его место в той фирме, что служила прикрытием.
— Но ведь ты никогда прежде не занимался подобными делами. Тебя же сразу могли убить! Они не имели права посылать тебя на задание без подготовки.
— Агентству нужно было срочно найти замену моему брату. А что касается меня, то я вообще и думать не думал об опасности.
— Ты хотел отомстить?
— Да, — кивнул Джед. — И оказалось, я весьма талантлив в этой области. Работа шла как по маслу, и в агентстве на меня не нарадовались. Они получали нужную информацию, а я имел возможность рассчитаться за брата.
Эми поежилась. Вряд ли нужно было уточнять, отомстил он или нет, и она спросила о другом:
— И что же случилось, когда ты вернулся домой?
— А когда я вернулся, моя невеста заявила, что она любит другого. Так что она так и не узнала истинной причины моего отсутствия. Я сказал ей, что перешел работать в другую строительную фирму, и распрощался. Но по-моему, она догадывалась, что это не совсем так, впрочем, какая разница? Ведь я вернулся с задания совершенно другим человеком. И может, то, что мы расстались, к лучшему. Не знаю, каким бы я был ей мужем после всего, что случилось.
— Ты сам так решил или кто-то тебе подсказал?
— Нет, я все решил сам. С тех пор у меня не было ни невесты, ни определенного занятия в жизни. Я никак не мог забыть Энди. И однажды у меня на пороге вновь появился знакомый мне клерк.» Это ненадолго, — сказал он. — Туда и обратно. Та же фирма. Знакомое дело «. И я согласился.
— А потом было еще одно знакомое дело, и еще одно, и вновь знакомое дело?
— Что ж, — пожал плечами Джед. — Я ведь говорил тебе, что у меня обнаружились способности к подобной работе. Правда, вначале я несколько наивно вел свою личную войну с врагам» своего брата.
— И ты ни в чем не сомневался? Неужели никогда даже вопроса не возникало, а справедливое ли дело ты делаешь? Ты ведь не из тех, кто способен на необдуманные поступки.
— Ты уверена? — Джед с любопытством взглянул на Эми.
— Уверена. Но восемь лет такой работы? По-моему, это уж слишком, даже для тебя.
— Да, порой мне кажется, что прошла целая жизнь.
— Мне тоже знакомо это чувство, — задумчиво произнесла Эми, заглядывая ему в глаза. — Но у меня это длится только восемь месяцев. Так что мы оба, видимо, нуждаемся в новой жизни.
И прежде чем он успел ответить, она, прильнув к груди Джеда, поцеловала его. Поиграв завитками волос на груди, ее рука ласково скользнула вниз и по рельефному прессу любимого устремилась к упругой плоти между ног.
— О-о, — томно застонал Джед. — При таком обращении я согласен остаться и в старой жизни. Ты сводишь меня с ума!
— Ну и хорошо, — ответила она, продолжая ласкать его крепкое, сбитое тело. — Это так здорово, что мы в равной степени можем наслаждаться нашей любовью.
Он притянул ее к себе и перевернул на спину. Заглянув в глаза, залюбовался мерцающим в них огнем таинственной страсти, а она в порыве признательности легко и нежно касалась его спины и сжавшихся ягодиц.
— А ты мастерица любовных игр, — тихо проговорил он.
— Этим играм научил меня ты.
— Но у тебя, несомненно, врожденный талант!
— Возможно, — лукаво улыбнулась она, извиваясь всем своим телом.
— Ладно, я тебе покажу, — произнес в ответ Джед и, стремительно войдя в нее, неожиданно замер. Эми, выгнувшись, требовала продолжения, но он не отвечал и лишь страстно ласкал языком мочку ее уха. И вдруг резко оставил ее.
— Джед, пожалуйста, — взмолилась Эми, выгибаясь ему навстречу.
Но он, не обращая внимания на ее мольбу, повторил все снова.
— Посмотрим, на сколько тебя хватит, — шептал он ей на ухо.
— Я сейчас же сойду с ума! — простонала она в ответ.
— Тем лучше.
— Не мучай меня! — выпалила она, обхватив его торс ногами и царапая ногтями спину.
— Ага, теперь и ты знаешь, что такое муки страсти! — воскликнул он и закачался на обжигающих волнах любви. Игра закончилась, началась жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100