Читать онлайн Коралловый поцелуй, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 3 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Коралловый поцелуй

Читать онлайн

Аннотация

Слишком мало знала Эми Слейтор о таинственном Джеде, властно ворвавшемся в ее жизнь, человеке, в котором смещалось многое - огненный темперамент и глубоко скрытая ярость, обаяние и невыговоренная боль. Но у Эми - свои причины не доверять мужчинам. Джед осуществил ее самые страстные желания.., но может ли он спасти ее от мучительных ночных кошмаров?


Следующая страница

Глава 1

Не надо было звонить, он и сам знал, что делает это напрасно. Но номер уже набран, поздно вешать трубку. В конце концов, они друзья, а он сейчас нуждался в дружеском участии.
Вот уже несколько часов подряд Джед с мрачной обреченностью глотал обезболивающее, но боль не проходила. Прислонившись к никелированной стойке старого таксофона и прислушиваясь к отдаленным гудкам в телефонной трубке, он судорожно закусывал губу, чтобы сдержать стон. Так больно не было еще никогда. От острых, жгучих приступов шумело в голове и темнело в глазах. Порою он с трудом разбирал, где он и что с ним.
Все вокруг раздражало. Низкое монотонное гудение Лос-Анджелесского аэропорта, резкие, неприятные голоса мельтешащих пассажиров, запах железа, машинного масла и пережженного кофе из ближайшего бара — все действовало на нервы и мешало сосредоточиться. Джед напряженно вслушивался в телефонные гудки — первый, второй, третий… Как медленно тянется время! Неужели нет дома? Или она не одна? Нет, только не в эту ночь! Сегодня не может, не должно быть никого! И он до боли сжал в руке невыносимо медлительную трубку. Ее ведь не интересуют мужчины, она и его вот уже три месяца со дня их знакомства не подпускает к себе, и они до сих пор всего лишь приятели. Джед криво усмехнулся. И впрямь не слишком убедительный довод. Он понял, что боится, как бы за время его отсутствия у нее не появился еще один такой же друг.
Наконец она ответила, и Джед облегченно вздохнул. Даже таблетки на него так хорошо не действовали! А ведь он знал, что она ночевала дома. И иногда в командировке с удовольствием представлял ее сидящей на мягком диванчике, уютно подобравшей под себя ноги, с большим разноцветным альбомом последних записей какой-нибудь рок-группы в руках.
— Джед, ты? Так поздно! Откуда ты звонишь? В голосе Эми чувствовалась тревога. Он боготворил ее голос и часто, едва подойдя к двери ее дома, с волнением вспоминал все оттенки и интонации, глубину и нежность звучания. И теперь он поймал себя на том, что невольно рисует в своем воображении три тонкие высокие буквы: «Эй-ти-энд-ти». Они всегда были неразделимы: голос Эми и «Эй-ти-энд-ти».
Я в Лос-Анджелесе. Мой самолет будет в Монтерее через полтора часа. И… — Он нервно сжал телефонную трубку. — Мне неловко тебя просить, но не могла бы ты меня встретить?
— Встретить? — растерянно переспросила Эми. Джед нахмурился. Да, наверное, она не одна. Дрянь! Но ведь они друзья, всего лишь друзья… Так чего же он сердится? (Опять подступила боль.) Правда, это очень странная дружба; такого с ним еще не было. И все-таки это дружба. И Эми, похоже, не хочет большего.
— Конечно, если ты занята… — Он замялся, не желая настаивать. Без ее помощи ему вряд ли добраться до дома. Боль, усталость, к тому же от таблеток его явно мутит. Как он поведет машину? И все же настаивать не стоит.
— Нет. С чего ты взял? Естественно, я тебя встречу. Скажи мне номер рейса.
— Номер? — Джед слегка оторопел. — Ах да, номер…
В голове гудело, мысли путались, впечатление такое, будто его память готова служить кому угодно, только не ему самому. Он нащупал в кармане рубашки конверт с билетом, а потом долго тупо смотрел на ряд выбитых кассовым аппаратом циферок. Тем не менее, кое-как сосредоточившись, он продиктовал Эми номер рейса.
Надежда, что Эми встретит его в, аэропорту, принесла облегчение. Видимо, она просто не сразу поняла. Ведь за три месяца их знакомства он ни разу не просил его встречать. Он брал в Монтерее машину и приезжал в Калиф-Бей. Так повелось с самого начала, а он никогда не менял своих правил, потому что, не сожалея о прошлом и не заглядывая в будущее, привык полагаться только на самого себя.
— Ладно, Джед. Я приеду.
— Спасибо, Эми. Значит, до встречи.
Она немного помолчала и вдруг взволнованно спросила:
— Что-нибудь случилось?
Джед покосился на тросточку в левой руке. Отрицать происшедшее не удастся, но и объясняться по телефону не хотелось. Лучше придумать оправдания В самолете по дороге в Монтерей. Уж что-что, а это у него всегда хорошо получалось. Кто-то из древних сказал, что любой человек наделен каким-либо талантом. Так вот, придумывать объяснения — это, несомненно, его талант.
— Ничего особенного, — пробормотал он, — просто я подумал, что довольно затруднительно взять в этот час машину. Кстати, будь осторожна. Пожалуйста, не гони.
Он попрощался, собрал всю свою волю в кулак и, скрипя зубами от боли, отправился в зал ожидания. По дороге, едва не столкнувшись с тележкой, которую катила молодая веселая цветочница, он воскресил в памяти добрую давнюю традицию, которую сам же и установил. Возвращаясь из дальних командировок, он всегда дарил Эми большой букет свежих цветов — отчасти в благодарность за ее искусство не задавать лишних вопросов, отчасти в оправдание своей немногословности. И теперь, подойдя к цветочнице, он, как всегда, купил цветы — крупные желтые розы. Изящные, будто отлитые из тонкого мягкого пластика, они как-то светло и солнечно смотрелись в его руке. Правда, это было совсем не то, что ему хотелось подарить Эми, но в таких обстоятельствах и эти розы казались верхом совершенства. Бережно придерживая цветы, он побрел в зал ожидания.
Когда объявили рейс, он, очнувшись ото сна, машинально вскочил, влился в толпу спешащих пассажиров и через несколько минут уже сидел в салоне самолета, надежно пристегнувшись ремнями безопасности. Бережно пристроив цветы у себя на коленях и улыбнувшись в предчувствии будущей встречи с Эми Слейтор, он спокойно заснул.
Снилась ему, конечно же, Эми. Вот она летит к нему навстречу в толпе встречающих, и легкое светлое платье, облепив ее стройную девичью фигурку, испуганно бьется на ветру.
Вообще-то она обладала не слишком примечательной внешностью, но необычный разрез зеленоватых, с лукавинкой, глаз и каштановые, золотистого оттенка волосы придавали ей какое-то тонкое, едва уловимое очарование. Мягкие, плавные очертания плеч, маленький, аккуратный рот. Она была из тех, о которых другие женщины, кокетливо вскидывая ресницы, говорят: она стала бы намного привлекательнее, если бы пользовалась косметикой. Но Эми, видимо, не сильно утруждала себя подобными заботами. Как и не слишком изощрялась в применении маленьких женских хитростей, столь соблазнительных для определенного сорта мужчин. Стройная, небольшого роста, женственная, — с весьма привлекательными формами, она все же не была наделена от природы той непринужденной изысканной грацией, которая сразу бросается в глаза. Но ее живая теплая красота властно волновала Джеда каким-то смутным намеком, неясным обещанием чего-то жгучего;
Влекущего энергией женской страсти и веселой удали нерастраченных чувств.
Сегодня его память, подгоняемая хмельной истомой от принятых лекарств, рисовала ему одну за другой картины их недавних встреч.
Она сразу же выбрала ту непритязательную Дружескую манеру отношений, которая надежно исключала их дальнейшее сближение, и все три месяца, что они провели вместе, полные событий и чувств, Эми казалась вполне удовлетворенной. Джед скрепя сердце смирился, поскольку считал любое насилие ниже своего достоинства. Впрочем, он терпел такое положение дел еще и потому, что всегда опасался настырной женской привязчивости. Стоит только начать спать с женщиной регулярно, как она уже считает себя вправе задавать тебе кучу лишних вопросов: куда ты так часто ездишь, как, планируешь строить свое будущее, почему все еще не женился в свои тридцать с лишним?
Вот и с Эми хорошо до тех пор, пока не начнутся эти бесконечные расспросы.
Но с некоторых пор Джед обнаружил, что подобные взаимоотношения не устраивают его самого. Ситуация становилась взрывоопасной, и поручиться За будущее уже было нельзя.
— Последнее, что вообразил себе Джед засыпая, было то чувство, с которым его встретит Эми. Ведь, улетая месяц назад, он не имел ни трости, ни тех ушибов и шрамов, которым так и не нашел еще подходящего объяснения. Любая, даже та, что умеет не задавать ненужных вопросов, на сей раз определенно не выдержит. И надо срочно придумать что-то правдоподобное.
Джед спал. Прелестные желтые розы, купленные Ям в Лос-Анджелесе, незаметно сползли с колен и теперь перекатывались и мялись на мягком «сиденье под тяжестью его тела. Их вычурные тонкие лепестки поблекли и покоробились, а плотные пахучие бутончики превратились в жеваные невзрачные мешочки.
Повесив трубку, Эми долго смотрела в окно на ночное темное море; Звонок Джеда удивил ее. Когда зазвонил телефон, она была уверена, что это отец. Опять он будет звать ее в гости: они с матерью давно ждут приезда дочери. Вот уже восемь месяцев прошло с тех пор, как она не была у родителей на Орлеане. Еще несколько лет назад она с нетерпением ждала отдыха на маленьком тихоокеанском острове. Каждый раз с непередаваемым чувством душевного подъема сходила она на солнечный берег и гостила там почти по полгода. Но сейчас это было совсем некстати, потому она немного помедлила, прежде чем снять трубку. И только в следующее мгновение вдруг сообразила, что отец не стал бы беспокоить ее так поздно.
Звонок Джеда застал ее врасплох — он никогда не звонил, возвращаясь из командировки. Обычно она заставала его уже на пороге своего дома с большим букетом цветов.
В эту ночь на крошечный приморский городок Калиф-Бей опустился густой волокнистый туман, мутной пеленою заволок отдаленные огоньки Пасифик-Гроув и шумного Монтерея. На машине до аэропорта — не более получаса, но в такой туман, конечно, придется потратить гораздо больше времени. Эми ненадолго задумалась..
Джед прежде никогда не просил встречать его в аэропорту, он вообще никогда ничего не просил и не требовал. Он играл по ее правилам, и это вполне устраивало Эми. Но сегодня мужчина пренебрег сложившимся ритуалом. Впервые он просил об одолжении.
Эми встряхнулась, освобождаясь от того гнетущего тревожного чувства, которое охватило ее во время раз — , говора, и отправилась одеваться в спальню. На столике у кровати лежала недавно купленная книга насчет того, как избавиться от бессонницы. Эми только что собиралась пройти ряд тщательно обоснованных в ней процедур подготовки ко сну. Со свойственным таким изданиям ободряющим оптимизмом автор очень мудрено и глубокомысленно рассуждал о естественной необходимости прежде всего приучить вяло, но настойчиво сопротивляющийся организм к приятному предвкушению сна. Нужно радостно сосредоточить все свое внимание, как с жаром доказывал автор, на скучной процедуре подготовки ко сну: раздевании, чистке зубов, умывании и прочем. И в его интерпретации это звучало довольно убедительно, так же убедительно, как в устах всех прочих авторов подобного рода книг, методы которых вот уже довольно долго Эми испытывала на себе, пытаясь избавиться от бессонницы. Но в ее сегодняшний ритуал подготовки ко сну вторглась явно не предвиденная автором процедура телефонного звонка.
Надевая черные джинсы, желтую рубашку и светлую вязаную жилетку, Эми утешала себя тем, что все равно прочитала уже множество таких книг и, видимо, ни одна из них не способна излечить ее душу от того глубокого надлома, который был вызван событиями на Орлеане восемь месяцев назад. Видимо, происшедшее властно запечатлелось в ее сердце и памяти.
Эми не ошиблась в своих прогнозах погоды. Густой, плотный туман требовал особого внимания и осторожности на дороге. Машина выехала из гаража и выбралась на узкое двухрядное шоссе. Напряженно глядя в ветровое стекло, Эми тем не менее не могла отделаться от назойливых догадок о том, что же выманило ее из дома в столь поздний час. Странно, почему Джед не объяснил ей свою необычную просьбу. Вряд ли можно принимать всерьез его ссылку на позднее время суток. Сама она не решилась расспрашивать его — Джед не из тех, кто спокойно сносит излишнее любопытство, а она гордилась своим умением не лезть в душу. Ей казалось, что таким образом она показывает ему свою власть над ситуацией;
А Джед, похоже, ценил ее деликатность. Значит, у Джедидэна Глейза есть свои секреты, что ж, есть они и у нее. И это было еще одной причиной, чтобы не совать нос не в свое дело.
Джедидэн. Эми нравилось это имя. При первой встрече он показался ей одним из тех мужественных проповедников, что приезжали на Дикий Запад, неся слово Божие сквозь огонь и воду, ничуть не похожих на нынешних хлипких, прилизанных жуликов из высших религиозных слоев общества. Он являл волю и твердость своими поступками и решениями, как какой-нибудь упорный, жесткий кальвинист Старого Запада. Этот человек с большими, сильными руками и лицом, словно бы высеченным из неподатливого камня, одним своим суровым взглядом заставил бы поверить в то, что ад не выдумка досужих богословов, будь он священником. Вскоре она поняла, что религия его не интересует, и тем не менее первое впечатление не исчезло. Прямые и твердые черты лица, казалось, должны соответствовать прямоте и твердости его духа. Ему было немногим за тридцать, но его глубокие карие глаза будто проникали в суть всего происходящего в этом мире. Эми чувствовала, как этот проницательный взгляд приковывает ее. Впрочем, их связь была легка и приятна, а самое главное — другом Джед был неназойливым и ненастырным.
И все же их отношения были немного странными. При обычных обстоятельствах вряд ли что-нибудь возникло бы между ними. Он вовсе не был тем мужчиной, которого она искала: мягким, искренним, открытым. Не принадлежал он и к тем, кого легко одомашнить, сделать примерным мужем и добропорядочным отцом. И хотя внешне казался надежным и верным, но в глубине его души угадывалось что-то темное, тайное, неуловимое, что испугало бы и оттолкнуло ее еще восемь месяцев назад. Но» обычных обстоятельств» для Эми больше не существовало, изменилась вся ее жизнь, изменилась сама Эми. Теперь она смотрела на Джеда Глейза другими глазами, и его таинственность даже привлекала ее. Вероятно, по крайней мере она так думала, в ней осталась эта глубинная потребность ходить по краю пропасти, быть готовой отразить таящуюся опасность.
Эми остановилась у входа в аэропорт в ожидании Джеда. И вот он показался в дверях самолета. Тонкая темная трость, мрачное, сосредоточенное лицо, странная изломанность движений — что-то здесь не так. Совсем другой человек!
Увидев Эми, Джед замер на трапе, и шумный поток толпящихся пассажиров, устремившись вниз по ступенькам, обтек его, как спешащий весенний ручей обтекает старый, замшелый камень. Джед криво и как-то неловко улыбнулся, приветствуя Эми, и она поспешила ему навстречу. Легко приподнявшись на носки, поцеловала в губы и сама испугалась смелости своего поступка и холодности и деревянности его безжизненных губ. Отступив назад, она изучающе глянула ему в глаза, пытаясь отыскать объяснение происходящему.
— Ну, что будем делать? Судя по твоему виду, мне надо сбегать за инвалидной коляской, — неуклюже пошутила она.
— Не стоит. Я уже довольно взрослый мальчик, чтобы ты возила меня в коляске. Хотя и выгляжу достаточно нелепо. . Голос Джеда звучал несколько грубовато, а ведь он никогда не повышал тона. Видимо, с ним действительно что-то случилось.
— Но если мы и дальше будем так же стоять на трапе, то мне, вероятно, придется нести тебя на руках.
— Извини, — смутился Джед, — просто сегодня был невероятно трудный день.
— Ясное дело. Откуда ты такой хороший? Уж не из зоны ли военных действий?
Они направились к выходу, и она слегка улыбнулась, стараясь загладить грубоватую иронию своих вопросов.
— Так, ерунда, несчастный случай.
— Брось, я вижу, что это не такая уж ерунда. Не обижайся, но выглядишь ты скверно. Может, и впрямь заглянуть сейчас в местный медпункт?
Отобрав у него сумку и подивившись ее тяжести, она стала украдкой наблюдать за ним, пытаясь определить всю серьезность положения.
— Вот уж чего мне меньше всего хотелось бы в настоящий момент, так это оказаться в медпункте. Врачи уже меня осматривали. Не бойся, жить буду.
— Но что же все-таки случилось? И когда? На работе?
— Нет, небольшая автомобильная авария. — Джед досадливо поморщился, неожиданно вспомнив, что все еще держит под мышкой букет желтых роз, и протянул их Эми:
— Это тебе.
— Похоже, они тоже побывали в автокатастрофе, — улыбнулась она. Приятно, что даже в такой трудный для него час он не забыл о ней.
— Просто я спал на них в самолете.
— Где же это ты так неудачно сел за руль? Неужели в Саудовской Аравии? — спросила Эми, открывая дверцу своего авто.
— Где? Ах да… конечно, в Саудовской Аравии. — Джед со стоном опустился на кожаное сиденье и на мгновение, словно от боли, прищурил глаза. — Ты же знаешь этих арабов, они носятся как сумасшедшие.
— Ну ничего, теперь ты в моих руках и никуда от меня не денешься.
— Уже трепещу.
Эми повернула ключ зажигания, газанула, и машина, мягко дернувшись, тронулась с места.
— Раньше надо было бояться, еще до того, как попросил встретить.
— Спасибо, я тебе очень благодарен, — тепло отозвался Джед, — что бы я делал без тебя, ведь я не в состоянии вести: машину.
— Да уж. — Эми изо всех сил старалась не выдать своего волнения, чтобы не беспокоить Джеда. — Травмы серьезные?
— Врачи говорят, что кости не задеты. Хотя временами я сомневаюсь.
— А арабы не привлекут тебя к суду?
— Нет, что ты. Я оплатил гонорар адвоката и небольшую судейскую взятку.
— Да, — вздохнула Эми, — рискованное это дело — быть кочующим по свету инженером. У тех, кто сидит дома, ноги и руки целы.
— Это точно. Ну а как твоя книга? — Джед откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза.
— Ничего. Дело движется.
— Придумала наконец название? Когда я уезжал, ты, помнится, в шутку называла ее «Безымянным опусом номер четыре».
— Да, придумала, и, по-моему, даже неплохое. Это снизошло как озарение, в тот самый момент, когда я мылась в душе. «Таящийся дьявол». Тебе нравится? Джед удовлетворенно кивнул:
— Остроумно, с пафосом, а главное — интригующе. Что еще нужно издателю?
— Как минимум нужна книга с таким же содержанием.
— Да, у современных читателей крепкие нервы. И чем мрачнее произведение, тем в больший они приходят восторг. Но, Боже, как я устал.
Джед достал из кармана флакончик с лекарствами.
— Что это? — покосилась на него Эми.
— Обезболивающее. Доктор говорит, безумно дорогое. Вот продать бы его сейчас и пригласить тебя в ресторан в благодарность за встречу. Было бы хоть что-то действительно приятное за всю мою поездку.
Флакончик с лекарствами благополучно вернулся в карман.
— Похоже, командировка вышла не слишком удачной?
— Не слишком удачной? — проворчал Джед. — Да это было сущее бедствие!
Джед не любил рассказывать о своих делах, и Эми перевела разговор на другое:
— Отсюда до дома всего полчаса. Как думаешь, не заехать ли по дороге к врачу?
Ответа не последовало, и она удивленно взглянула на Джеда. Он мирно спал, уронив голову на спинку сиденья. Тихо вздохнув, Эми решила, что он вряд ли обрадовался бы пробуждению в больнице.
Машина повернула на главную улицу Калиф-Бея. Маленький приморский городок тихо дремал, закутанный в мягкое стеганое одеяло густого тумана. Только тускло светились в темноте большие лампы на здании старого почтамта и уныло покачивался в тишине большой фонарь на пустынной городской площади. Даже единственная в городке небольшая курортная гостиница погасила свой крикливый рекламный щит и кротко спала в плотной ночной темени.
Домик Джеда стоял у самого моря. Эми сбавила скорость и остановилась неподалеку от него. Джед все еще спал. Тягучая, ватная усталость вдавила его, хмельного от принятых снадобий, в мягкое сиденье автомобиля, монотонное гудение автомобильного мотора убаюкало. Эми в раздумье смотрела на мужчину. Сейчас он явно не в состоянии позаботиться о себе, и она, тихо улыбнувшись, поехала дальше. Через несколько минут машина, коротко фыркнув, остановилась возле гаража. Эми, оглянувшись, вновь посмотрела на Джеда, оценивая сложность предстоящей работы. Да, Джед Глейз отнюдь не из хлипких, нечего было и думать о том, чтобы тащить его на себе. Придется будить.
— Джед! — тронула она его за плечо.
Даже не пошевельнувшись, он вдруг открыл глаза:
— Что? Приехали?
— Да. А поскольку у меня не хватит сил донести тебя, а ты вряд ли умеешь летать по воздуху, то идти тебе придется своими ногами.
— Ничего, я справлюсь, мне гораздо лучше.
— Давай трость, а за сумкой я вернусь позже. Джед выбрался из автомобиля и огляделся по сторонам:
— Но это же твой дом!
— Ты невероятно догадлив, — улыбнулась Эми, — даже таблетки ничуть не сказались на твоей сообразительности. Впрочем, если мы слишком долго будем изучать окрестности, то определенно замерзнем. Пойдем-ка лучше домой.
Небольшой желтый фонарик над крыльцом освещал ее улыбающееся лицо. Джед смущенно опустил глаза:
— Мне неловко, что я причиняю тебе столько хлопот.
— Брось. Лучше уж оставить тебя у себя, чем потом всю ночь беспокоиться о том, как ты там один в таком состоянии и не случилось ли чего еще.
Эми подставила ему свое плечо.
— И что же со мной может случиться? — поинтересовался Джед.
— Да все что угодно! Например, поскользнешься в ванной или бесславно утонешь в туалете.
— О, представляю себе некролог!
— Не отвлекайся, а лучше смотри себе под ноги. Они двинулись к дому.
— Но у тебя же всего одна кровать, — все еще пытался протестовать он.
— Ничего страшного. Я лягу на диване. И вообще, прекрати со мной пререкаться, раз уж ты у меня в гостях. В конце концов, это просто невежливо.
— Пожалуй, ты права. Впрочем, сегодня у меня все равно не хватит на это сил.
Они вошли в гостиную, отделанную темным деревом и забитую старинной мебелью, плетеными разноцветными ковриками и стеклянными шкафами с плакатами и научной фантастикой. Спальня Эми была обставлена таким же антиквариатом, а над кроватью у нее висела новомодная футуристическая картина, на которой вооруженный до зубов индеец тщетно пытался одолеть доисторического китайского дракона.
Джед, пошатываясь, приблизился к постели, где одиноко белела забытая Эми ночная рубашка.
— Ты сам-то разденешься? — озабоченно спросила его Эми.
— Раньше у меня это неплохо получалось. Твоя же заботливость простирается ныне до таких пределов, что ты готова предложить свою опеку даже в кровати.
— Извини, — смутилась она и, заметив ночную рубашку, густо покраснела. Подхватив сорочку, она быстро и нарочито бодро выпалила:
— Что ж, тогда я оставлю тебя одного.
— Ну вот, теперь я тебя, кажется, обидел. Прости. Твое присутствие слишком волнует меня сегодня. Какое-то странное чувство силы и нервного напряжения одновременно.
— Не знаю, что и сказать.
— Я все время думал о тебе, пока летел в самолете. Времени для размышлений было достаточно.
По мере того как он говорил, голос его становился все тише, глуше. Руки слегка подрагивали. «Еще немного, и он уснет стоя», — подумала Эми. Похоже, он не отдает себе отчета в своих словах.
— Я думал о тебе всю дорогу. Это удивительно… — бормотал он. Казалось, Джед говорит уже не с ней, а с той, другой Эми, которая видится ему в тяжелой фантазии его больного бреда.
— Джед, а, Джед! Слышишь меня? Ложись. Позовешь, если что-нибудь будет нужно.
— Помоги мне.
Он попытался было расстегнуть ремень, но пальцы не слушались. Он беспомощно присел на край кровати. Распахнутая рубашка обнажила волосатую мускулистую грудь. Эми бросилась ему помогать, опустилась на колени и стянула с него поношенные ботинки.
— На Востоке мужчины любят, когда женщины прислуживают, — хитро прищурился Джед.
— На Востоке мужчины вообще не слишком-то заботятся о женщинах.
Эми подняла глаза. Глубокая страсть и нежность светились во взгляде Джеда. Не нужно особого женского чутья, чтобы понять, что он хочет.
— О, да у тебя жар! — тотчас воскликнула она. — Кажется, у меня в сумочке есть что-то жаропонижающее.
И она выбежала из комнаты, не обращая внимания на протестующие возгласы Джеда за спиной. Когда она вернулась, Джед уже полоскался в ванной. Через несколько минут он появился в двери — высокий, крепкий, ну вылитый античный атлет, если бы не длинный уродливый шрам на правой стороне груди и широкий марлевый бинт вокруг левого бедра.
— Боже мой, Джед! — охнула Эми.
— Я совершенно здоров, — оборвал он. — Так, пустяки, царапина.
Взяв флакончик с лекарствами, он снова скрылся в ванной. Затем, приняв нужную дозу, вернулся и, нырнув под одеяло, зарылся лицом в подушку:
— Как хорошо! Пахнет тобою! Сегодня я в первый раз в твоей постели.
И он уснул куда быстрее, чем Эми нашлась что ответить. Тихо выключив свет, она прошла на кухню и замерла посредине, раздумывая, пить или не пить то новое снотворное, что она купила недавно в магазине. С одной стороны, после всего, что сегодня произошло, она вряд ли сможет уснуть. И это был довод в пользу снотворного. Но с другой стороны, вспомнив про гигантские размеры пилюль, пить их совсем расхотелось. И тем не менее лекарство не повредит, а психологический эффект от него будет в любом случае. Посему Эми решила снотворное принять.
Вернувшись в гостиную, Эми смерила взглядом прижавшийся к стенке диван и, вздохнув, достала из бельевого шкафа простыню и одеяло. Неловко как-то ложиться спать, зная, что в доме мужчина. А то, что он спит в ее кровати, казалось совсем уж невероятным.
Ведь они не были любовниками, и она сама так хотела. С самого начала их знакомства Эми поняла, что ничего, кроме дружбы, ее измученная, растерзанная душа вместить еще не в состоянии. И она была благодарна Джеду за благородное терпение. Он ни на чем не настаивал, а принимал все так, как тому, по ее мнению, надлежало быть. Они беседовали, проводили вместе немало времени, ужинали, а потом он возвращался домой. Иногда, правда, она чувствовала, что в его отношении к ней что-то изменилось, и всегда в таких случаях настораживалась. А потом все вставало на свои места.
За эти три месяца он трижды уезжал в командировки. Сначала на неделю, затем — на три, а в последний раз — на целый месяц. Эми сложила в уме то время, что они провели вместе, и подумала, что знакомы они не так уж много, только-только начали узнавать друг друга. В первый его отъезд она предложила подвезти его в аэропорт, но он вежливо отказался. И Эми не стала настаивать, уяснив, что он не хочет быть ей обязанным. А через семь дней Джед, сияя, появился у нее на пороге с большим букетом цветов. Казалось, он возбужден и чувственен, как будто его влечение к ней нагнеталось, нарастало в нем все эти несколько дней и сейчас жаждало выхода. Но Эми была искренне рада его возвращению, и не более того. Женское чутье подсказало ей, как себя с ним вести.
Нет, она не прогнала его. Она предложила остаться, хотя и чувствовала, что он может перейти грань дозволенного. Эми напоила и накормила Джеда, несмотря на его страстные взгляды, стараясь вести беседу, как всегда, легко и непринужденно. И лишь когда она потянулась за пластинкой своей любимой рок-группы и едва не разбила диск, нависшее в комнате напряжение дало себя знать. Джед, видимо, все понял: он тут же пошел на кухню, выпил рюмку коньяку, а когда вернулся, в глазах его уже не было того обжигающего блеска. Он взял себя в руки, и Эми была тронута его заботой. Только чуть позже она вдруг осознала, Что тянулась сегодня к нему ничуть не меньше, чем он к ней. Ее душа отозвалась, откликнулась на его страстное желание. И это было совсем не похоже на нее. Так горячо желать мужчину… Что это с ней? Но, чуть поразмыслив, Эми решила, что сама ситуация способствовала этому: мягкий полумрак, коньяк, музыка Шенди Ласа с ее легкой, непритязательной аморальностью. Тут даже истинный пуританин не выдержит.
А потом они играли в шашки. Вечер неспешно близился к завершению, и в десять часов, вежливо поблагодарив за ужин, Джед ушел. Эми постояла в дверях, наблюдая, как он садится в машину. Когда же его автомобиль скрылся за поворотом, а с моря потянуло сырым холодком подступающей ночи, она, закрыв дверь, вернулась в гостиную. Девушка была благодарна Джеду за его сдержанность. И все же в душе ее осталось легкое ощущение чего-то незавершенного. Эми не хотела сегодня никакого взрыва, но какая же женщина не испугается столь неожиданной и горячей страсти! Тем не менее за этот вечер Джед стал ей ближе, и, когда он вернулся из очередной командировки с такими же горящими страстью глазами, но весьма сдержанный, Эми уже обращалась с ним не столь настороженно и жестко.
Сегодня же ей показалось, что они оба ходят по краю пропасти. В первый раз Джед просил ее о помощи, вернулся усталым, беззащитным, раненым. Более чем когда-либо он нуждался во внимании и заботе. И Эми ощутила, что ее отношение к нему изменилось, что теперь и она не может поручиться за будущее.
Она натянула одеяло на подбородок и попыталась смириться с этим чувством подступивших перемен. Готова ли она к ним? Второй раз запутаться в вязких сетях подобных отношений? Они уже однажды отняли у нее покой и разум. Неужели новые переживания разбередят старую рану, нанесенную ее хрупкой душе восемь месяцев назад? Почти два часа она ворочалась с боку на бок, пока глубокий сон не смежил ее веки.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн


Комментарии к роману "Коралловый поцелуй - Кренц Джейн Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100