Читать онлайн Капитуляция, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Капитуляция - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Капитуляция - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Капитуляция - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Капитуляция

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15



— Довольно глупостей! Отдай мне пистолет, парень, пока беды не натворил.
Лукас говорил удивительно спокойным и беспрекословным тоном, который пускал в ход очень редко, но всегда с поразительным эффектом. Невозможно было не исполнить приказ, произнесенный таким голосом. Он даже на Викторию произвел впечатление.
Разбойник резко повернулся в седле:
— Какого черта? Эй, ты кто такой? Карета моя. Пойди поищи себе другую. Я делиться не намерен.
— Ты меня не понял, приятель. Карета мне не нужна. У меня совсем другое ремесло. Отдай мне пистолет.
— Кто ты такой? — голос разбойника дрогнул. — Мистер, вы кто? Вы же не привидение, верно? Не привидение?
— Пистолет! — Лукас слегка повысил голос — и в ту же минуту пистолет лег в его повелительно протянутую ладонь. — Умница. А теперь посмотрим, что с пассажирами.
В тот же миг кучер, несомненно, полагавший, что теперь к первому разбойнику присоединился второй, воспользовавшись моментом, спрыгнул на землю и со всех ног бросился в лес.
Из кареты донесся пронзительный вскрик: кто-то из пассажиров отважился поглядеть в окно и увидел, как кучер спешно покидает свой пост.
Этот вскрик напугал лошадей, они захрапели и рванулись вперед, увлекая за собой брошенные поводья.
— Черт побери! — Лукас попытался ухватить одну из лошадей за узду, но промахнулся.
Тут и разбойник решил воспользоваться случаем: изо всех сил он ударил свою неповоротливую лошадку пяткой в живот. Животное дернулось в испуге и тяжело затрусило по дороге в направлении, противоположном тому, откуда приехала карета.
Из распахнутого окна кареты донесся еще один вскрик.
Виктория увидела, как Лукас разворачивает своего коня в погоню за каретой, и решила не терять больше времени. Карета оказалась теперь гораздо ближе к ней, нежели к Лукасу, а разбойник, того и гляди, мог ускользнуть.
Виктория подхлестнула свою кобылу и выехала на дорогу:
— Я остановлю карету, Лукас! Не упускай его!
Повинуясь ей, лошадь Виктории пошла бок о бок с упряжкой, и Виктория, изловчившись, поймала отпущенные вожжи. Животные замедлили шаг, словно обрадовавшись, что вновь попали в разумные человеческие руки. Наконец встали.
— Бога ради, осторожнее! — крикнул ей Лукас, но было ясно, что карета уже в безопасности. Тогда он развернул своего жеребца и поскакал за медлительной крестьянской лошадкой.
Виктория похлопала взмыленных лошадей, оглянулась и с удовлетворением отметила, что фермерской лошадке не под силу тягаться с кровным жеребцом Лукаса, у разбойника не оставалось ни малейшего шанса на спасение.
Подобрав поводья запряженных в карету лошадей, Виктория натянула капюшон плаща по самые глаза, чтобы ее невозможно было разглядеть.
— Все в порядке! — крикнула она спрятавшемуся в кустах кучеру. — Можете выходить. Опасность миновала. Так что займитесь лошадьми, любезный.
Хрупкая пожилая женщина с большим тюрбаном на голове выглянула из окна кареты.
— Господи Боже, ведь вы — женщина? Скажите, куда катится мир, если женщины разъезжают по ночам верхом, да еще в бриджах? Вам должно быть стыдно, красотка!
Виктория усмехнулась.
— Конечно, мэм, — кротко ответила она, — мой муж все время твердит мне об этом.
— Интересно, где сейчас ваш муж?
Виктория кивком указала на дорогу: Лукас уже вел к карете поникшего разбойника.
— Вот и он, мэм. Он поймал для вас разбойника.
— Господи, мне-то он зачем! — Женщина поспешно спряталась в карету и заговорила со своей спутницей, похоже, та давно уже впала в истерику.
— Бога ради, Марта, перестань хлюпать носом и кликни Джона-кучера. По-моему, он удрал в лес. В наши дни даже на слуг нельзя положиться.
— Здесь я, мэм, — виновато отозвался кучер, торопливо продираясь сквозь кусты. — Я только хотел улучить момент и сцапать дерзкого малого. — Тут он тревожно оглянулся на Викторию, которая молча протягивала ему поводья. — А вы не будете нас грабить?
— Нет, сегодня не буду.
— Господи Боже, неужели она похожа на разбойника! — Голова в тюрбане вновь вынырнула из окна, и пожилая дама укоризненно посмотрела на своего кучера, наконец-то занявшегося лошадьми. — Это всего-навсего сумасбродка, облачившаяся в мужской наряд, — стыд-то какой! Чтобы леди скакала по ночам в таком виде! Будь у ее мужа хоть капля здравого смысла, он бы ее выпорол.
Лукас, как раз подоспевший со своим пленником, услышал ее замечание.
— Когда-нибудь я воспользуюсь вашим советом, мадам, — пообещал он.
Женщина сразу же набросилась на него:
— Значит, вы и есть ее муж? Бога ради, как вы позволяете ей появляться в таком виде?
Лукас улыбнулся:
— Я пытаюсь совладать с ней, но, уверяю вас, это нелегко. С вами все в порядке?
— Да, все хорошо, благодарю вас. Мы слишком задержались в гостях. Постараюсь впредь не совершать подобной ошибки. А что вы сделаете с ним? — кивком головы женщина указала на несчастного разбойника, чье лицо все еще было скрыто платком, словно маской.
— Полагаю, — задумчиво протянул Лукас, — полагаю, я должен сдать его властям.
Разбойник в знак протеста тихонько заскулил, но тут же умолк.
— Вот именно, властям, — проворчала женщина, — он это заслужил. А когда вы покончите с этим, я бы посоветовала вам заняться женой. Если вы разрешите ей разгуливать по ночам в бриджах, она плохо кончит, попомните мои слова. Ладно, довольно болтать. Возвращаемся домой, Джон.
— Да-да, миледи. — Кучер вновь плюхнулся на свое место и подобрал вожжи. Карета тут же тронулась с места и вскоре скрылась за поворотом.
Виктория с любопытством посмотрела на разбойника. Не требовалось особых детективных талантов, чтобы понять: лошадь он прихватил на ближайшей ферме.
— По-моему, профессиональному разбойнику нужна бы лошадка поживее. Ты кто такой? Из этих мест?
Разбойник вновь заскулил и бросил жалобный взгляд на Лукаса, словно ожидая от него поддержки.
— Отвечай леди, — негромко приказал ему Лукас.
Незадачливый грабитель нехотя поднял руку и стянул платок со своего лица. Виктория поразилась, увидев, что разбойнику едва ли минуло пятнадцать. Парнишка переводил затравленный взгляд с Лукаса на нее:
— Зовут меня Билли.
— Билли — а дальше? — спокойно уточнил Лукас.
— Билли Симмс.
— Что ж, Билли, похоже, ты попал в беду, — проговорил Лукас, пряча свой пистолет. — Граф Стоунвейл не позволит разбойникам хозяйничать на его земле.
— Плевать я хотел с высокой колокольни, чего он там позволит, ваш надутый граф! — взорвался Билли. — Если бы граф не выбросил нас с мамой и сестренкой из дому, я бы не стал разбойничать. А чего мне было делать, раз папаня помер от лихоманки? Мы теперь с теткой живем, у нее и повернуться-то негде. Что же, я должен глядеть, как мои бабы все с голоду передохнут? Черта с два! Делаю что могу, а пистолет мне еще от папани достался, вот и весь разговор.
Лукас какое-то время молча глядел на него:
— Кажется, ты прав, Билли. На твоем месте я, вероятно, поступил бы так же.
Билли изумленно уставился на него:
— Да вы же джент. Неужто вы бы пошли грабить на дорогу?!
— Как ты знаешь, Билли, мужчина должен исполнять свой долг. Однако, я слышал, в здешних местах многое изменилось в последнее время. В Стоунвейле теперь новый хозяин.
— Помяните мое слово, он выйдет не лучше прежнего. Все они одинаковые, графья. Только кровь из нас сосут. Ма говорила, правда, что новые совсем другие, и в деревне толковали про привидение, только я в это не верю.
— В самом деле? — Жеребец Лукаса вздернул голову, но хозяин ласково потрепал его по загривку, и Джордж успокоился. — А ведь поначалу ты принял меня за привидение, верно?
Билли мрачно глянул на него:
— Вы меня врасплох застали, вот и все. Привидений не бывает. — Однако мальчик не мог отвести взор от золотистого шарфика Виктории. Его янтарное сияние бросалось в глаза даже при свете луны.
— Думаю, ты снова прав, Билли. Впрочем, это не так уж и важно. Пора заняться нашей проблемой.
Тыльной стороной ладони Билли утер нос:
— Какой проблемой?
— Как нам поступить с тобой.
— Чего бы вам не застрелить меня вашим проклятым пистолетом, и дело с концом?
— Тоже выход. Вполне достойный конец для разбойника. А вы что скажете, мадам? — Лукас оглянулся на Викторию.
— По-моему, — негромко заговорила Виктория, — Билли следует явиться завтра утром в конюшню лорда Стоунвейла и сказать главному конюху, что ему ведено приступить к работе. А пока пусть отправляется домой, чтобы его мама не беспокоилась. Представляю, как она переживает из-за него.
Билли подобрался:
— Чего ради мне дадут работу у графа?
— Не сомневайся, Билли, — спокойно подтвердил Лукас, — ты получишь работу. Жизнь наладится. Конечно, разбойником быть веселее, но мы уже договорились: мужчина обязан исполнять свой долг. Ты должен позаботиться о своих женщинах и оставить свое опасное ремесло, иначе не сегодня завтра тебя убьют.
Мальчик подозрительно прищурился:
— Вы со мной шутки шутите.
Виктория улыбнулась, по-прежнему скрывая свое лицо в тени капюшона.
— Мы не шутим, Билли. Возвращайся домой к маме, а утром приходи к главному конюху. Наверное, на первых порах твой заработок будет не так велик, как добыча на дороге, зато дело надежное. Твоей семье нужен постоянный источник дохода. Ты ничего не теряешь, верно? Если не понравится работа, всегда можешь вернуться на Большую дорогу. Билли уставился на нее, словно стараясь проникнуть взглядом под капюшон. И вдруг испуганно опустил голову:
— Это вы и есть, да? Вы оба, верно, призраки. Янтарный рыцарь и его леди. Вон какой на вас шарф. Стало быть, в деревне говорили правду. Вы вернулись и разъезжаете теперь ночами по Стоунвейлу.
— Отправляйся домой, Билли. На сегодня довольно приключений.
— Слушаюсь, сэр. Вам не придется приказывать мне дважды. Просто я не привык болтать с привидениями. — Билли дернул за уздечку, пнул свою медлительную лошадку и заставил ее двинуться по дороге трясучей рысцой.
Виктория следила за ним, пока мальчик не скрылся за поворотом. Тогда она откинула капюшон и тихо рассмеялась:
— Должна признать, милорд, всякий раз, когда мы с вами выбираемся вместе в полночь, нас поджидает настоящее приключение.
Лукас негромко выругался.
— Мы с вами не скучаем, верно, мадам?
— Не скучаем. А что теперь?
— Думаю, надо исполнить совет леди из кареты. Поехали домой, и я отлуплю вас за дерзость, с какой вы появляетесь среди ночи верхом, да еще в бриджах. Или не стоит?
— Не стоит, — весело согласилась Виктория. — И потом, сегодняшнее приключение затеяли вы — было бы несправедливо наказывать меня.
— Разве вы принимаете меня за справедливого человека, Виктория? Вы считаете, что я тиран, деспот и совершенно не считаюсь с вашими чувствами. Кстати, я еще не упомянул ханжу…
Виктория опустила ресницы.
— Лукас, я…
— Не продолжай, Викки. Нам пора возвращаться домой. На сегодня приключения закончились.
Джордж послушно повернул голову в ту сторону, откуда они приехали, и лошадке Виктории пришлось последовать за ним.


Через полчаса Виктория была уже в безопасном прибежище собственной постели — и опять одна! Она снова не могла заснуть.
Ворочаясь с боку на бок, то и дело поправляя подушку, она вспоминала слова Лукаса: вы считаете, что я тиран, деспот и совершенно не считаюсь с вашими чувствами…
И она была права — в сотый раз повторяла Виктория. Разве не поэтому они сегодня поссорились? Она ведь знала, что рано или поздно Лукас покажет свое истинное лицо и поведет себя как любой другой «джентльмен», дорвавшийся наконец до богатого приданого.
Но Виктория прекрасно понимала, что любой другой джентльмен из числа ее знакомых выдал бы несчастного Билли властям и не испытывал бы никаких угрызений совести от того, что беднягу вздернут. Или же, если бы подобный джентльмен вообразил себя настоящим мужчиной, он пристрелил бы мальчика прямо на дороге.
Однако когда Виктория поняла, что разбойник на самом деле был мальчишкой из местных, она не сомневалась, что Лукас не обойдется с ним плохо. Ей и в голову не приходило, что он способен застрелить мальчика или отправить его на виселицу.
По правде говоря, ее муж мало походил на джентльменов ее круга, о чем Виктория прекрасно знала с самого начала. Именно поэтому она и оказалась за ним замужем.
Конечно, иногда Лукас бывал несправедлив, заносчив, и тогда она называла его тираном.
Перевернувшись на другой бок, Виктория глянула в сторону двери, соединявшей ее комнату с комнатой Лукаса. Туалетный столик по-прежнему преграждал путь. Проводив Викторию до двери ее комнаты, Лукас сразу удалился к себе.
Виктория в глубине души надеялась, что ночное приключение закончится для них в постели, Лукас поступил иначе, и это обескуражило ее.
Виктория забеспокоилась, не зашла ли она слишком далеко, забаррикадировав дверь. Может быть, она нанесла непоправимый удар гордости Лукаса. В конце концов, он ее муж. У него есть право на нее.
Она сознавала, что и на ней лежат определенные обязательства.
Брак между ними означал партнерство, он соединял их точно так же, как ночные приключения.
Она хотела сейчас быть рядом с Лукасом.
Виктория отказалась от безнадежных попыток уснуть и выскользнула из-под одеяла. В легкой ночной рубашке она подбежала к туалетному столику, намереваясь отодвинуть его от двери. Она прислушалась, не донесется ли из-за двери какой-нибудь звук, свидетельствующий, что и Лукасу не удается заснуть, однако ничего не услышала.
Больше всего ей хотелось тихонько приоткрыть дверь и заглянуть в комнату Лукаса, проверить, в самом ли деле он уснул, но ее собственная баррикада преграждала ей путь. Конечно, можно убрать столик, но шум разбудит Лукаса.
Виктория оглянулась на окно и улыбнулась. Если граф Стоунвейл сумел перебраться из одной комнаты в другую по карнизу, то с этим справится и его жена.
Виктория решительно направилась к окну, распахнула его и посмотрела вниз. Ей показалось, что карниз расположен очень высоко над землей и притом вовсе не так широк, как она предполагала. И все же Лукас прошел по нему, несмотря на свою больную ногу.
Виктория глубоко вздохнула и вылезла из окна. Холодный воздух тут же пробрался под ее тонкую муслиновую рубашку, и Викторию охватила дрожь.
Цепляясь за холодный каменный выступ стены, Виктория стала медленно продвигаться к соседнему окну. Задача была гораздо труднее, чем казалось вначале. Внезапно она обнаружила, что плохо переносит высоту. Стоило ей глянуть вниз — и все плыло у нее перед глазами.
На полпути между двумя окнами Виктория застряла. Она не могла заставить себя двинуться дальше. Лукас рассказывал о своем путешествии по карнизу так легко, словно речь шла об обыкновенной прогулке. Виктория не понимала, как ему удалось здесь пройти, она была вынуждена признать свое поражение.
Она попыталась вернуться по карнизу назад и только теперь поняла, в каком трудном положении оказалась — руки не слушались ее. Вернуться назад было так же непросто, как и идти вперед.
Просто смешно. Виктория ругала себя, но двинуться с места не могла. Дрожа от холода, она закрыла глаза и плотнее прижалась к каменной стене, пытаясь собраться с мыслями и найти какой-то выход. Не может же она торчать здесь всю ночь. Виктория открыла глаза и заметила, что Лукас не запер свое окно.
— Лукас? Лукас, ты меня слышишь?
Ответа не последовало, и Виктория почти отчаялась. Она могла бы завизжать в надежде разбудить кого-нибудь из слуг, но ей даже думать не хотелось о подобном унижении.
— Лукас! — чуть погромче позвала она, — Лукас, ты здесь? Черт побери, Стоунвейл, это ты во всем виноват. Проснись и помоги мне.
— Ад и все дьяволы! — рявкнул Лукас, внезапно появляясь в окне. — Мне следовало бы догадаться, на что ты способна. Какого черта ты тут делаешь?
Виктория мгновенно успокоилась.
— Вышла погулять, — проворчала она, — но, похоже, у меня небольшие проблемы с высотой.
— Стой спокойно. Сейчас я приду и сниму тебя.
— Я стою. — Виктория наблюдала, как появляется из окна и ступает на карниз босая нога Лукаса. — Боже мой, ты же совсем голый!
— Извини, если я вновь оскорбил твои деликатные чувства. Может быть, мне сначала одеться?
— Нет! Не смей! Сначала сними меня с ужасного карниза!
— Слушаюсь, миледи. К вашим услугам, миледи. Рад помочь, миледи. Не орите так, миледи, не то слугам будет о чем потолковать завтра поутру.
Сильные пальцы ухватили Викторию за запястье. Теперь она была в безопасности.
— Как же ты смог пройти здесь, когда пробирался в мою комнату?
— Уверяю тебя, я тоже не любитель прогулок по карнизам. Я был вынужден воспользоваться этим путем — ведь ты придвинула к двери туалетный столик. Насколько я понимаю, он все еще стоит там, и потому ты решила последовать моему примеру?
— Да, все обстоит именно так, — радостно согласилась Виктория, осторожно продвигаясь за Лукасом к его окну.
Спустя секунду она была уже в его комнате, в безопасности. Облегченно вздохнув, Виктория стряхнула невидимую пыль с рук.
— Благодарю тебя, Лукас. Должна признаться, мне там было в самом деле не по себе.
— Должен признаться, я чуть не поседел, когда увидел тебя там. — Он обхватил ее за плечи и страстно обнял. — Конечно, я счастлив увидеть, с каким энтузиазмом ты прорываешься в мою постель, но в другой раз, когда у тебя возникнет такое желание, лучше просто постучи в мою дверь.
Виктория нахмурилась:
— Не заноситесь, милорд!
— Вот как? Ты хочешь сказать, что вылезла на карниз только потому, что заскучала и решила немного развлечься, прогуливаясь от одного окна до другого?
Спорить было бесполезно. В самом деле, глупо отрицать, что она направлялась к нему в спальню.
— Не надо дразнить меня, Лукас. Мне и так неловко.
Он улыбнулся своей медленной чувственной улыбкой:
— Тебе так трудно сознаться, что ты наслаждаешься нашими супружескими приключениями, радость моя?
— Дело в другом. Я сердилась на тебя весь день, а теперь ты решишь, что я заявилась к тебе для того, чтобы ты занялся со мной любовью.
— Разве у тебя другие намерения?
— Но отсюда вовсе не следует, что я была не права во всем остальном. Наверное, ты подумал, что я изменила свое мнение, или того хуже — что всегда сможешь ублажить меня, выманив на ночную прогулку. На самом деле все совсем не так.
Он тихо рассмеялся:
— Во всем случившемся нет ничего постыдного для тебя, Викки. Впрочем, если тебе будет легче, я согласен: твое присутствие здесь вовсе не означает, что ты простила меня раз и навсегда. Это тебя устроит? Завтра мы начнем наше сражение с тех же позиций, на каких остановились сегодня, если, конечно, тебе будет угодно.
— Лукас, ты неисправим. Ты прекрасно понимаешь, что завтра между нами будет все по-другому. Как я смогу держать тебя завтра на расстоянии, если сегодня мы займемся любовью?
— Действительно, — сказал он, подхватив Викторию на руки и укладывая ее в свою постель, — и как ты сможешь держать меня на расстоянии?
Сквозь ресницы Виктория следила, как Лукас опускается на постель рядом с ней.
— Наверное, мне лучше занять в твоей конюшне место Билли Симмса. Тогда я смогу отработать содержание, которое ты решишь мне выделить.
Лукас поцеловал ямочку на ее шее:
— Ты могла погибнуть или искалечиться, сорвавшись с чертова карниза, и все для того, чтобы продолжать наш спор? А не лучше ли нам все-таки заняться любовью?
Виктория вытянулась и обвила руками шею Лукаса:
— Я пришла сюда, чтобы позволить тебе исполнить твой супружеский долг и… быть любимой.
— Вот и прекрасно. — Его руки нежно сжали груди Виктории, и он прильнул поцелуем к ее губам.


Спустя какое-то время Виктория сонно пошевелилась в широкой постели. Открыв глаза, она увидела, что Лукас стоит у окна и уже одной ногой ступил на карниз.
— Боже мой, что ты делаешь?
— Надо убрать туалетный столик от твоей двери. Или ты хочешь, чтобы горничная обнаружила утром, как ты защищаешься баррикадами от своего мужа?
— Нет, конечно. Только осторожнее, Лукас.
— Я скоро вернусь.
Лукас растворился в ночи, и через пару минут Виктория услышала, как он передвигает на место тяжелый туалетный Столик. Дверь между комнатами распахнулась, и Лукас вошел в спальню. Виктория сердито покосилась на него.
— Что опять не так? — спросил он, укладываясь рядом с ней.
— Не понимаю, как ты можешь свободно разгуливать нагишом?
— А кто меня увидит? Только ты. — Он усмехнулся, прижимаясь ногой к бедру Виктории. — Но ты ведь и сама совсем обнаженная.
— Ну и что. — Виктория запнулась. — Да, Лукас, я должна сказать тебе одну вещь.
— Что, моя радость?
Виктория внимательно посмотрела на Лукаса, подбирая слова:
— Насчет нашего спора.
— Какого из них?
— О моих деньгах.
— Может быть, отложим разговор до завтрака? Я немного устал. Скакать верхом среди ночи, спасать леди с карниза, двигать тяжелую мебель — согласись, довольно утомительно для мужчины моих лет.
— Лукас, это слишком серьезно.
— Хорошо, говори, а потом мы наконец поспим.
— Я просто хотела попросить у тебя прощения за большую часть оскорблений, высказанных мной в ходе дискуссии о деньгах, — торжественно произнесла Виктория.
— За большую часть оскорблений? Стало быть, не за все?
— Нет, не за все, потому что я все-таки была отчасти права. Хотя мне и не следовало утверждать, будто ты такой же, как все мужчины, которые только и помышляют, как бы им завладеть деньгами жены. Откровенно говоря, ты очень отличаешься от всех знакомых мне мужчин.
Лукас коснулся янтарного кулона, покоившегося у нее на груди:
— И ты тоже не похожа на женщин, с которыми я когда-либо был знаком. Поскольку ты извинилась за свои слова — за большую часть оскорблений, — я полагаю, самое меньшее, что я могу сделать, — это отказаться от угрозы лишить тебя всех денег, кроме скромного месячного содержания.
— Да уж, пожалуйста. Право, Лукас, ты себе не представляешь, каким противным голосом ты пригрозил мне тогда.
Лукас рассмеялся, ласково притягивая ее к себе на грудь:
— Слышала бы ты, каким противным голосом разговариваешь, когда сама пытаешься заставить меня плясать под твою дудку, чтобы удовлетворить свои прихоти.
— Я вовсе не пытаюсь…
— Неужели? — Лукас легко дотронулся до ее щеки. — Ты постоянно устраиваешь мне испытания, Викки; то и дело проверяешь, насколько я готов уступить тебе. А когда тебе кажется, что успех близок, а я отказываюсь в очередной раз сделать по-твоему, ты видишь во мне самого заурядного, несправедливого мужа-тирана, интересующегося лишь деньгами жены.
Внезапно Виктория осознала, что Лукас вполне серьезен.
— Лукас, ты заблуждаешься!
— По-моему, это правда, радость моя. И откровенно говоря, я не виню тебя, поскольку у тебя есть немало причин сомневаться во мне. Но я не желаю быть под твоим каблуком.
Виктория застыла.
— Значит, вот как ты воспринимаешь меня! Ты думаешь, я только и делаю, что пытаюсь подчинить тебя себе?
— Я думаю, ты пытаешься доказать, что я не могу распоряжаться тобой и что именно ты управляешь мной и той ситуацией, в которой мы оказались. Вполне естественная реакция, но это отравляет жизнь нам обоим.
— Нет, это ты старался подчинить меня и манипулировать мной — причем с самого начала, — негромко возразила Виктория. — Вспомни, ты сам признался в этом в первый же вечер в саду моей тети, заявив, что я не в силах отвергнуть тебя, ведь ты дашь мне то, чего не в состоянии предложить никто другой.
— Так оно и было.
— Разве ты не должен попросить у меня прощения хотя бы за это?
— Какой смысл? Я ни в чем не раскаиваюсь. — Лукас коснулся губами ее губ. — Я пошел бы на все, лишь бы завладеть тобой.
Легкая дрожь пробежала по телу Виктории. «Лукасу нужна была невеста с приданым — и он ее получил». Их сделка не предусматривала любви, во всяком случае с его стороны. С самого начала он неумолимо, беспощадно продвигался к своей цели. Она не должна забывать об этом ни на минуту, и прежде всего когда он сжимает се в своих объятиях. В такие минуты слишком легко поверить во взаимность, поверить, будто Лукас вовсе не требует от нее безоговорочной капитуляции.
— Изабелла Рикотт как-то заметила, что женщине нужен не сильный мужчина, а слабый — им легко управлять, — задумчиво произнесла Виктория. Их губы почти соприкасались.
— Взгляни на меня, дорогая. Я полностью в твоей ила-сти. Покорный раб твоих вожделений. Какой еще мужчина тебе нужен?
— Конечно, милорд. В этой части брака вы всегда готовы пойти мне навстречу. — Виктория приоткрыла губы и провела языком по уголку его рта.
Лукас глубоко вздохнул и постарался доказать своей леди, насколько охотно готов служить ей «в этой части брака».


Перед рассветом Виктория вновь ненадолго проснулась, Лукас беспокойно метался во сне. Она нащупала рукой грубый шрам на его бедре и принялась массировать сведенные судорогой мышцы. Почти сразу же Лукас затих и погрузился в спокойный сон.
Виктория лежала еще несколько минут с открытыми глазами, с удивлением размышляя, почему в Стоунвейле ее прекратили преследовать кошмары (если не считать, конечно, первой ночи). Однако легкий тошнотворный привкус страха еще не исчез из ее жизни. Виктория не могла отделаться от ощущения, что какая-то смутная угроза неотступно следует за ней.
Она теснее прижалась к сильному горячему телу Лукаса, и он обнял ее во сне. Высвободив руку, Виктория коснулась янтарного кулона, украшавшего ее грудь. В последние дни этот жест стал для нее привычным. Потом она успокоилась и заснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Капитуляция - Кренц Джейн Энн



очень понравилось читала давно.
Капитуляция - Кренц Джейн Эннчитатель)
8.11.2012, 19.46





В принципі сподобалось, хоча трошки затянуто. Наявне почуття гумору в діалогах. Раджу.
Капитуляция - Кренц Джейн ЭннГаля
2.12.2012, 19.40





Милый роман. Читается с интересом.Забавны экскурсии по злачным местам.Есть детективаный подтекст. Можно почитать на досуге.
Капитуляция - Кренц Джейн ЭннВ.З.,65л.
30.04.2013, 10.09





начало было многообещающим,но потом уж очень затянуто
Капитуляция - Кренц Джейн Эннatevs17
4.05.2013, 20.05





Это не первый роман этого автора, который я прочла. Мне нравятся мужчины-гл. герои, сильные, волевые, любящие, нет в них жестокости, эгоизма. А вот героини-сумасбродки, но девушки с характером, постоянно идет противостояние, но любовь побеждает.
Капитуляция - Кренц Джейн ЭннТаня Д
27.05.2014, 13.51





Книгу читаю втарой раз. Это самый любимый романчик. Я влюбилась в Лукаса и в восторге от Викки.
Капитуляция - Кренц Джейн ЭннЭлиза
1.12.2015, 0.43





Бросила после второй главы. Интриги не получится - всё понятно после двух глав.Всё остальное наверняка нудная тягомотина про их "приключения". Богатая малышка заскучала и решила поразвлечься, а мужик, он и в Африке мужик - у него все мысли направлены на одно)))
Капитуляция - Кренц Джейн ЭннМазурка
1.12.2015, 9.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100