Читать онлайн Искательница приключений, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искательница приключений - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.31 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искательница приключений - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искательница приключений - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Искательница приключений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Он три раза пытался сунуть ключ от гостиничного номера в замочную скважину, наконец попытки эти увенчались успехом. Открыв дверь, он вошел в темную комнату и прямиком направился к мини-бару. Вытаскивая миниатюрную бутылочку виски, с отвращением заметил, что руки до сих пор дрожат.
— Черт!
По телу все еще пробегали мурашки, голова кружилась, внутри все сжималось от страха.
Смерть была близко. Так близко, что ему наверняка какое-то время будут сниться кошмары. В ушах до сих пор свистел ветер — машина прошла от него всего в каких-то нескольких дюймах.
Если бы он в тот момент не обернулся… Если бы мгновенно не отреагировал… Если бы не отскочил в сторону…
Даже подумать страшно, что бы тогда произошло, однако не думать он не мог. В машине стального цвета были затемненные стекла, поэтому лица водителя он не разглядел. Да это было и ни к чему. Он и так прекрасно знал, кто в Миррор-Спрингс ездит на такой машине.
Осушив бутылочку, он подошел к окну и, глядя на обрыв реки, густо поросший лесом, стал ждать, когда виски начнет действовать.
Мать была права. Сводный брат ненавидит его. Но до сегодняшнего дня Хайден не представлял, что он может пойти на убийство.


— Это безумие! — Элизабет вихрем ворвалась к Джеку в спальню. — Ты что, спятил? Забраться к ним в дом?! Обыскивать их спальню?!
— Ну что тебе на это сказать? — Открыв шкаф, Джек вытащил из него рубашку. — Тогда эта мысль показалось мне неплохой.
Элизабет уставилась на него, вне себя от ярости и изумления. Вообще-то она любила смотреть, как Джек переодевается. Лучше сложенного мужчины она в жизни не видела. Но сейчас, услышав о том, что, пока она общалась с Вики, он вломился к Холландам в дом, Элизабет испытала такое потрясение, что ей было уже не до созерцания.
— Тебя могли арестовать! — выпалила она.
— Сомневаюсь. — Натянув рубашку, Джек принялся застегивать пуговицы. — Холланд не стал бы вызывать полицию. Он, как и мы с тобой, предпочитает держаться от нее подальше.
— Это только твои предположения. — Элизабет заметила, что начинает размахивать руками. Нехороший признак. — Джек, ты страшно рисковал!
— Не переживай. Никакого особого риска не было.
— Ну да? Тогда почему ты не рассказал мне, куда идешь?
Бросив на Элизабет сочувственный взгляд, Джек принялся заворачивать рукава рубашки.
— Потому что я знал, что ты закатишь истерику.
— Что верно, то верно. Боже правый! Даже подумать страшно, что могло бы произойти! И все попусту. Ведь ты ничего не нашел. Абсолютно ничего.
— Не совсем. — Джек сделал вид, что оскорбился. — Я же тебе сказал, что нашел красную краску.
— Подумаешь, — отмахнулась Элизабет. — Мы с тобой и так догадывались, что нападения на Вики инсценированы. В любом случае, с кристаллом это никак не связано.
— А может быть, связано?
Скрестив руки на груди, Элизабет мрачно поглядела на Джека.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Это, конечно, только предположение, — признался Джек, — но мне пришло в голову, что Досон Холланд подумывает избавиться от своей третьей жены, представив ее жертвой нападения какого-то маньяка.
Элизабет сглотнула.
— Вполне вероятно. Не всем же его женам погибать в катастрофах.
— Вот-вот. — Джек направился к Элизабет. — А как отреагировала Вики, когда ты ей рассказала про жен Досона?
— Совершенно спокойно. У меня сложилось впечатление, будто она считает, что не мне давать ей советы относительно мужчин.
Подойдя к Элизабет сзади, Джек положил ей руки на плечи.
— Это потому, что ты спишь со мной?
Элизабет откашлялась.
— Видимо, так.
— А как ты сама считаешь, Элизабет? Ты все еще полагаешь, что полгода назад я тебя надул? Что бессовестно использовал в корыстных целях?
Элизабет смотрела прямо перед собой. Какие же тяжелые и горячие у Джека руки!
— Сейчас не лучшее время для подобной дискуссии, — заметила она.
— Ты любила Гарта Гэллоуэя?
— Гарта? — Элизабет поспешно высвободилась и круто обернулась. — А какое, черт побери, он имеет отношение к нашим с тобой проблемам?
— Меррик рассказал мне о том, что, когда компания разорилась, ты узнала, будто бы Гарт собирался жениться на тебе только в угоду матери. А Камилла Гэллоуэй таким образом хотела прибрать к рукам фонд «Аурора».
Элизабет застонала.
— Меррик слишком много болтает.
— Так это правда?
— А это важно?
— Да, — ответил Джек.
Элизабет подозрительно взглянула на него.
— Почему?
— Потому что мне не дает покоя вопрос, насколько сильно ты тогда пострадала и считаешь ли меня в этом виноватым. — Он не отводил взгляда от Элизабет. — Я хочу знать, согласна ли ты с Вики. Считаешь ли себя дурой потому, что спишь со мной? Потому что я хотел бы…
Тут тихонько заверещал сотовый телефон, прервав Джека на полуслове. В глазах его вспыхнуло нетерпение. Схватив лежавшую на столе трубку и по-прежнему не сводя взгляда с Элизабет, он бросил:
— Фэрфакс слушает.
Но уже через несколько секунд лицо его словно окаменело. Не проронив ни слова, он слушал невидимого собеседника. Наконец так же молча медленно опустил трубку.
Элизабет почувствовала смутное беспокойство.
— Что случилось? — спросила она.
— Это звонил Хайден. — Джек тяжело вздохнул. — Он считает, что я сегодня пытался его убить. Какая-то машина едва не сбила его как раз тогда, когда я возвращался от Холландов.


— Это пустая трата времени, — повторил Джек, выходя следом за Элизабет из лифта.
— Перестань причитать, — бросила она, направляясь по гостиничному коридору к номеру Хайдена. — Я уже давно поняла, что ты хочешь сказать. Но мы же ничего не теряем.
Остановившись перед дверью, она постучала. Хмурый Джек стоял у нее за спиной.
Хайден открыл. На лице его застыло угрюмое выражение, но Элизабет полагала, что не их с Джеком появление послужило тому причиной. Хайден, похоже, пребывал в отвратительном настроении еще до их приезда.
С отвращением взглянув на Джека, он тотчас же демонстративно перевел взгляд на Элизабет.
— Зачем вы приехали? — спросил он. На Элизабет пахнуло виски. Слава Богу, он еще не успел как следует напиться.
— По-моему, пришло время поговорить нам всем троим, — ответила она.
— Я бы с удовольствием побеседовал с вами при определенных обстоятельствах, — ухмыльнулся Хайден, — а с Джеком мне говорить не о чем.
Элизабет решительно шагнула через порог.
— Думаю, нам надо объединиться, но если, конечно, вам больше по душе роль жертвы…
— То есть? — нахмурился Хайден.
— Кое-кто играет в нехорошие игры, — пояснила Элизабет. — Ваш случай не единственный.
Она вошла в комнату, Джек — следом за ней и закрыл дверь.
— Садитесь, — приказала Элизабет мужчинам. — Давайте поговорим как взрослые люди. Хайден, ответьте, пожалуйста, на некоторые наши вопросы.
Плюхнувшись на стул, Хайден раздраженно буркнул:
— Не понимаю, почему я должен вам что-то объяснять.
Джек молчал, стоически глядя в окно.
Элизабет вздохнула. Все оказалось гораздо сложнее, чем она себе представляла. Можно только поблагодарить Бога за то, что у нее в семье нет таких проблем. Нужно будет по возвращении в Сиэтл не забыть перевести из фонда «Аурора» на счет Меррика требуемую ему сумму. Никаких денег не жалко для своих родных, когда знаешь, что они всегда будут на твоей стороне.
— Похоже, кто-то раздает авансы направо и налево, — сказала она Хайдену. — Мы получили вчера вечером, а вы — сегодня днем.
— О чем это вы говорите? — пробормотал Хайден.
— Вчера, когда мы возвращались домой, на нас напали двое головорезов и попытались избить вашего брата.
— Сводного брата, — автоматически уточнил Хайден. — И я вам не верю. Он совсем не выглядит избитым.
— Но это правда! — воскликнула Элизабет. — Если вы не верите Джеку, то мне-то уж можете поверить.
— Вот как? Это еще почему?
Элизабет лишь взглянула на него, и Хайден тотчас же смутился и покраснел. Заметив на столике поднос с большим кофейником и сандвичами, Элизабет взяла чистую чашку и налила себе кофе.
— Мы думаем, что кто-то из приехавших в Миррор-Спрингс на аукцион пытается напугать своих конкурентов, — проговорил Джек, по-прежнему глядя в окно.
— И этот кто-то — ты. — Хайден плотно сжал губы. — Странно, что ты решил меня задавить, Джек. В следующий раз лучше стреляй. Меньше оставишь улик.
— Если ты и в самом деле считаешь, что это был я, обратись в полицию, — предложил Джек.
— С чем? — рявкнул Хайден. — У меня нет никаких доказательств, и тебе это известно. Но я видел машину. Серебристо-серая. Точно такая, какую ты взял напрокат.
— На этой неделе здесь наверняка сотни людей взяли напрокат серебристо-серые машины.
— Прекратите! — Элизабет со стуком поставила чашку. — Хватит уже этих дурацких обвинений! Хайден, Джек не имеет к покушению на вас никакого отношения.
— Да ну? — Хайден вежливо улыбнулся. — А вы были с ним весь день? Можете поручиться, что около четырех часов он был рядом с вами?
Джек насмешливо взглянул на Элизабет. В четыре часа он возвращался из дома Холландов.
— Мы с Джеком были в разных местах, — спокойно призналась она. — Но я знаю, что он на такое не способен.
— Да как, черт подери, вы можете быть в этом уверены, когда он с вами так обошелся!
— Вы что, совсем с ума сошли? — Элизабет пристально взглянула на Хайдена, поражаясь его упрямству. — Джек, может быть, несколько жестко ведет дела…
— «Несколько жестко»… — Хайден коротко хохотнул. — Вы, должно быть, шутите. Разве вы забыли, что он сделал с компанией «Гэллоуэй»и как полгода назад поступил с вами? Неужели вы ему верите? Быть того не может! Вы всегда казались мне умной женщиной, Элизабет. По крайней мере настолько, чтобы суметь извлечь уроки из собственных ошибок.
— А я до сих пор считаю, что вы достаточно умны, чтобы рассуждать здраво, — ответила Элизабет. — Да, мне не слишком понравилось то, как Джек расправился с компанией «Гэллоуэй», но я понимаю, почему он так поступил. Он отомстил за вашего брата Ларри. На его месте я поступила бы точно так же.
Джек бросил на Элизабет через плечо удивленный взгляд, но промолчал.
— Не понимаю, как вы можете такое говорить, — протянул Хайден. — Я слышал, что вы были помолвлены с Гартом Гэллоуэем и что после краха фирмы помолвка была расторгнута. Неужели это для вас ничего не значит?
— Не считайте Гарта честным и безвинно пострадавшим. Он хотел жениться на мне только затем, чтобы его мать смогла прибрать к рукам фонд «Аурора».
— Голову даю на отсечение, это Джек вам сказал.
— Нет, — спокойно возразила Элизабет. — Гарт сам рассказал мне об этом.
Возникло короткое неловкое молчание.
— Простите, — нарушил его Хайден. — Я знаю, что чувствуешь, когда тебя обманывают. Я тоже думал, что Джиллиан… Черт, не будем об этом! Сейчас это не имеет значения.
— Вы правы, — согласилась Элизабет. — Сейчас это не имеет значения. Сейчас самое главное — это чтобы вы перестали винить Джека, во всех своих бедах и начали трезво оценивать происходящее. Мы попали в весьма непростую ситуацию. И она может оказаться серьезнее, чем мы предполагали вначале.
Хайден угрюмо взглянул на нее.
— А что может быть серьезнее, чем чуть было не погибнуть под колесами автомобиля?
— Погибнуть под ними, — бросил Джек, наконец-то поворачиваясь к брату.
Хайден недоуменно заморгал.
— Что ты хочешь этим сказать? Ты мне угрожаешь?
— Нет, — спокойно сказал Джек. — Я тебе не угрожаю. Просто напоминаю о том, что ситуация может стать угрожающей. Мы с Элизабет считаем, что Холланд приехал сюда для участия в аукционе. Если это так, нужно держать ухо востро. Существует, например, версия, что он мог быть причастен к смерти двух своих первых жен, поскольку рассчитывал получить наследство и страховку.
— Досон Холланд? — недоверчиво переспросил Хайден. — Этот киношный тип? А какого черта ты решил, что он хочет заграбастать кристалл?
— Его жена мне на это намекнула, — призналась Элизабет. Хайден нахмурился.
— Она упомянула про кристалл и аукцион?
— Нет, дала понять, что мне лучше убраться из города подобру-поздорову. А вчера вечером, когда на нас напали, один из головорезов признался, что его наняли, цитирую: «чтобы передать сообщение».
— Все это чушь собачья! — Хайден поднялся со стула.
— К тому же, — холодно произнес Джек, — есть вероятность того, что нападение на лабораторию «Экскалибура» тоже не случайно.
— Это еще почему? — спросил Хайден.
— Молодчики из «Авангарда завтрашнего дня» не признаются в погроме, хотя раньше, совершив подобное, хвастались на каждом углу. Значит, это не их рук дело. Поскольку лабораторию разгромили через несколько часов после исчезновения кристалла, думаю, это было сделано, чтобы отвлечь наше внимание.
— Тебя послушать, так здесь прямо какой-то заговор. — Взгляд Хайдена стал задумчивым.
— Есть еще одно обстоятельство, подтверждающее, что дела обстоят серьезно, — тихо проговорила Элизабет. — Убит человек.
У Хайдена от изумления округлились глаза.
— Какой человек?
— В ту ночь, когда лаборатория была разгромлена; был убит лаборант Райан Кендл, — пояснил Джек. — Полиция считает, что это связано с наркотиками, но; кроме того, потом выяснилось, что он работал в «Экскалибуре» под вымышленным именем.
— Все они, наркоманы, такие, — раздраженно пробормотал Хайден. — Может быть, в полиции на него имелось досье. Сам знаешь, не так уж это редко бывает — давать в резюме ложные сведения.
— Некоторые, но не все же.
— Всякое случается.
Джек пожал плечами.
— Согласен. Прямой связи между Кендлом и Тайлером Пейджем нет. Кендл вместе с ним не работал. Но я не люблю совпадений.
— Дело в том, что вся эта история может выйти за рамки преступления, связанного с профессиональной деятельностью, — вмешалась Элизабет. — Тогда нам троим следовало бы держаться вместе.
Хайден бросил на Джека кислый взгляд.
— И не думайте. Я предлагал вам, Элизабет, держаться со мной заодно, но это предложение на Джека не распространяется.
— Я тоже не заинтересован в сотрудничестве с тобой, — заметил Джек. — Но раз ты приехал в Миррор-Спрингс, значит, ты тоже замешан в этой истории. Расскажи нам обо всем, что знаешь, Хайден.
Хайден поколебался, потом пожал плечами.
— Даже если бы я хотел тебе помочь, я практически ничего не знаю. Я приехал в этот город потому, что мне позвонили по телефону и пригласили на аукцион. Вот и все.
— А кто-нибудь с тех пор с вами связывался? — поинтересовалась Элизабет.
— Один раз. В тот вечер, когда я приехал. Мне сказали, что позвонят и сообщат, на какой день будет назначен аукцион. — Хайден раздраженно пожал плечами. — Больше со мной ничего не происходило до сегодняшнего дня, когда меня пытались задавить.
— Это был не я, — заверил Джек. — Но учти, Хайден, если по какой-то странной случайности кристалл попадет тебе в руки, я сделаю все, чтобы засадить тебя в тюрьму. Ты никогда не сможешь использовать этот образец в своих лабораториях.
Хайден улыбнулся ему блаженной улыбкой.
— Джек, Джек, ну как ты не поймешь… Мне наплевать на этот чертов образец. Единственное, чего я хочу, это чтобы он не попал к тебе в руки и показ Велтрану сорвался.
Элизабет нахмурилась.
— Вам известно о Велтране?
Джек шагнул к Хайдену.
— Кто тебе рассказал?
— Тот же, кто пригласил на аукцион. Должен же он был чем-то меня заинтересовать, чтобы я принял участие в торгах. Время работает против тебя. Если ты не успеешь вовремя отыскать кристалл, твоя карьера рухнет.
— Тайлер Пейдж. — Джек взглянул на Элизабет. — Он единственный, кто знал о Велтране.
— Ну в этом ничего нового нет, — заметила Элизабет и взглянула на Хайдена. — Еще один вопрос. Вы когда-нибудь встречались с Тайлером Пейджем в гостинице?
— Нет, конечно. Я с этим типом вообще незнаком. Даже не подозревал о его существовании, пока мне не позвонили и не сказали, что из «Экскалибура» исчез суперсовременный образец.
Элизабет с Джеком обменялись взглядами. Он пожал плечами, но промолчал.
Элизабет вновь обратилась к Хайдену.
— Неужели вы и в самом деле на такое способны? Ведь если показ Велтрану не состоится, пострадает не только Джек. Вся компания «Экскалибур» погибнет. Множество ни в чем не повинных людей потеряют работу. И их семьи тоже пострадают.
— Что ж, как говорится, для того, чтобы сделать омлет, нужно разбить яйца, — пробормотал Хайден.
— Какая мерзость! — Элизабет схватила сумочку. — Джек был прав. Кроме мести, вас больше ничто не волнует. И у вас еще хватает наглости обвинять вашего брата в жестокости!
— Как, черт побери, вы можете его защищать, когда он наплевал на вас, да еще и не один раз, — бросил Хайден.
— То, что произошло два года назад, мне не по душе, равно как и причастность к этому делу Джека, — сдержанно произнесла Элизабет. — Но как я уже говорила, мне понятно, почему он это сделал.
— Чтобы получить кругленькую сумму, — подхватил Хайден. Элизабет возмущенно взмахнула рукой.
— Он сделал это ради вашего брата Ларри!
Хайден упрямо поджал губы.
— Можете верить в эту сказочку, а меня увольте.
— Но почему бы вам не позвонить Ларри и не спросить его? — осведомилась Элизабет и взглянула на Джека. — С меня довольно. Пошли отсюда.
— Как скажешь. — И Джек направился следом за Элизабет к двери.
На Хайдена они даже не взглянули. Молча подождали, пока подойдет лифт, и зашли в него.
Не сводя взгляда с закрытой двери, Элизабет бросила:
— Это я во всем виновата.
— В чем?
— Что заставила тебя прийти сюда. Мне ужасно жаль, что так получилось. Но, честное слово, я думала, что смогу заставить его мыслить здраво. Я и не подозревала, что он такой… упрямый.
— Я тебе об этом говорил.
— Да. Было дело.
Джек тяжело вздохнул.
— Он ненавидит меня, Элизабет.
— Мне так не кажется. Его и в самом деле что-то гнетет, и он злится на весь белый свет и на тебя заодно, но не ненавидит.
— Тебе кто-нибудь говорил, что временами твоя наивность просто очаровательна?
— Как раз сегодня Вики об этом упоминала. Похоже, она считает это недостатком.
Джек улыбнулся и, запрокинув Элизабет голову, так быстро и жадно поцеловал ее, что она даже задохнулась и с удивлением взглянула на него.
— Это еще за что?
— За то, что ты защищала меня перед Хайденом.
Элизабет вспыхнула.
— Не говори чепухи. Мы с тобой оба знаем, что в сегодняшнем покушении на Хайдена ты не виноват.
— Я-то это знаю, — заметил он, и глаза его лукаво блеснули, — а вот откуда ты это можешь знать? Ведь тебя рядом со мной не было.
— Это не твой стиль, — поспешно проговорила Элизабет. — Ты бы действовал в открытую, но не стал бы применять тактику запугивания, особенно если она могла закончиться увечьем или… или чем-то похуже.
— Не мой стиль, говоришь? — улыбнулся Джек.
— А что тут смешного? — удивилась Элизабет.
— Ничего. Просто, кажется, я говорил что-то похожее про тебя, после того как мы просмотрели видеокассету.
Воцарилась тишина. Элизабет с Джеком молча вышли из лифта, прошли по вестибюлю и, оказавшись на улице, подошли к своей машине. И только когда Джек уже сидел за рулем, а Элизабет — рядом, она тихонько сказала:
— Так вот, насчет Гарта Гэллоуэя…
Джек, который как раз вставил ключи в замок зажигания, взглянул на нее. Выражения его глаз за стеклами темных очков Элизабет не разглядела.
— Что насчет Гарта?
Элизабет глядела прямо перед собой на припаркованные на стоянке машины.
— Хочу, чтобы ты знал. У нас с Гартом стали возникать разногласия задолго до распада фирмы. Я подозревала, что он… Впрочем, это уже не имеет значения.
— Что он встречается с кем-то еще?
— Да. — Элизабет откашлялась. — В общем, я все равно бы расторгла помолвку. А тянула с этим только потому, что не хотела бросать Гарта и Камиллу в беде. Это было как-то не по-людски. Все-таки старые друзья нашей семьи… Я знала их обоих столько лет…
— Ты не ответила на мой вопрос. Ты любила его?
— Какие бы чувства я ни испытывала к Гарту, они были основаны на лжи. Как когда-то сказала мне Вики, кино сильно отличается от реальной жизни.
Внезапно круто повернувшись к Элизабет, Джек схватил ее за плечи и рывком притянул к себе.
— Перестань увиливать от ответа! Я спрашиваю: ты любила его?
Элизабет замерла, едва дыша.
— Хорошо, я отвечу. Да, я любила его. Ты это хотел услышать?
Джек крепко сжал губы. В стеклах его очков Элизабет увидела свое отражение.
— Нет, — проговорил он. — Я хотел услышать не это. Но я должен был знать правду.
— Перестань, — попросила Элизабет.
— И все-таки.
Элизабет ласково коснулась его крепко сжатых губ кончиками пальцев.
— Гарт убил мою любовь задолго до того, как ты появился на сцене. Ты виноват в том, что уничтожил компанию «Гэллоуэй», но к расторжению моей помолвки не имеешь никакого отношения. Так что не стоит себя за это винить.
— А ты его сильно любила?
— Сначала казалось, что сильно, но теперь, оглядываясь назад, понимаю, что нет.
Несколько секунд Джек сидел, не шевелясь, пристально глядя на Элизабет.
— Когда-то я сказал тебе, что если бы все повторилось, я бы поступил с компанией «Гэллоуэй» точно так же, — наконец сказал он.
— Я знаю. Из-за своего брата Ларри.
Он взглянул на нее так, словно хотел что-то сказать, но передумал. Наклонившись, поцеловал ее.
Но не так, как целовал обычно, горячо, страстно, а бережно и нежно, словно прося прощения.
Элизабет положила ему руки на плечи и поцеловала в ответ, прощая.
Так сидели они, обнявшись, крепко прижавшись друг к другу, довольно долго. Наконец Джек включил зажигание, и они выехали со стоянки.
Он не проронил больше ни слова, и Элизабет, глядя на его плотно сжатые губы и упрямо вздернутый подбородок, почувствовала, что его все еще что-то тревожит.
Но если своим поцелуем он просил не прощения, тогда чего же?


На следующий вечер, в восемь часов, Элизабет сидела на балконе и смотрела, как участники фестиваля собираются в зале на церемонию награждения. Она сама предложила Джеку посетить это мероприятие, надеясь, что Тайлер Пейдж не сможет противостоять искушению узнать, получит ли его фильм какой-нибудь приз. Джек тоже считал, что Пейдж ради такого случая может сегодня вечером появиться на людях.
Элизабет взглянула на Джека, севшего рядом с ней на откидное место. На нем были простой на вид, но дорогой пиджак, черный пуловер и черные брюки. На первый взгляд он ничем не выделялся среди других мужчин, входивших в зал, однако чувствовалась в нем сдержанная сила. Было видно, что этот человек отлично умеет владеть собой, а умения этого не купить ни за какие деньги.
У Элизабет все никак не шел из головы вчерашний поцелуй на стоянке перед гостиницей. Что же Джек все-таки хотел дать ей понять? Но Элизабет знала, что спрашивать не станет. Сейчас Джека заботило только одно: появится Тайлер Пейдж или нет?
Пока зрители спешили по проходу к своим местам, Элизабет не отрывала взгляда от четкого профиля Джека. Всю дорогу до театра «Силвер эмпайр» Джек хранил молчание. Он вел машину по узкой извилистой дороге, как всегда, умело и безошибочно, и в каждом его движении чувствовалась холодная решимость. Возможно, разговор с Хайденом вывел его из себя?
Как в старые добрые времена, подумала она. За прошедшие полгода она только таким Джека и видела.
— Ты весь вечер будешь в таком настроении? — сладким голосом спросила она.
— Посмотрим.
— На что посмотрим?
— Придет Тайлер Пейдж или нет.
— Ты такой кислый вовсе не потому, что Пейдж может не прийти, — заявила она. — Тебя расстроил вчерашний разговор с Хайденом. Хочешь поговорим на эту тему?
Джек мрачно взглянул на нее, но в глазах его мелькнула искорка удивления.
— Нет, — отрезал он.
Элизабет вздохнула:
— Как это типично…
Джек насмешливо взглянул на нее:
— Типично для представителей мужского пола?
— Нет, только для тебя. Ты всегда такой, когда что-то идет не так, как ты задумал.
— Какой?
— Такой… — Элизабет взмахнула руками. Опять она начинает жестикулировать! Поспешно сложив на коленях руки, Элизабет продолжила:
— Отрешенный, холодный, бдительный. С тобой совершенно невозможно разговаривать.
— Да ну? Я что-то не заметил, чтобы мы с тобой разговаривали.
Чувствуя, что начинает злиться, Элизабет попыталась скрыть свое состояние за холодной улыбкой.
— Знаешь, любому психиатру потребовалось бы немало времени, чтобы разобраться в твоих отношениях с братом.
— Сомневаюсь, что он стал бы этим заниматься.
— Почему?
Джек, в свою очередь, холодно улыбнулся.
— Потому что и Хайден, и я пожалели бы на него денег. А я не думаю, что нашелся бы энтузиаст, который стал бы работать бесплатно. Согласна?
— Да. Особенно если бы этот психиатр понимал, что его клиентам наплевать на результаты его работы.


В качестве отрывка из картины «Фаст-компани» на закрытии представили сцену, занимавшую по времени добрых три четверти фильма.
Драматическое освещение как нельзя лучше подчеркивало характер главной героини — роковой женщины, которую сыграла Вики Беллами. Конечно, до Риты Хейуорт в «Гильде» далеко, подумала Элизабет, но совсем неплохо.
А вот диалог, к сожалению, подкачал.


«— Но я не убивал его! Идея, ради Бога, скажи полицейским правду!
— У меня правило, Гарри, никогда не говорить правду. Я считаю, что жить надо просто, а правда всегда усложняет жизнь».
Когда отрывок закончился и зрители восторженно зааплодировали, Джек наклонился к Элизабет:
— Мы зря теряем время. Его здесь нет. Я проверил в этом чертовом зале каждое место.
— Ничего не понимаю, — прошептала Элизабет. — Как он мог не прийти? Может, он и не рассчитывал, что «Фаст-компани» возьмет главный приз фестиваля, но не посмотреть на чествование Вики?
— Я же тебе говорил, что не стоит представлять Пейджа жертвой роковой страсти.
— И все-таки мне кажется, что он где-то рядом, — заметила Элизабет.
— Церемония почти закончена. Осталось только вручить приз лучшей актрисе и объявить лучший фильм года. Если Пейдж здесь, он скорее всего попытается улизнуть, прежде чем зажжется свет.
— Что ж, в таком случае пора претворять в жизнь мой план отступления, — быстро сказала Элизабет. — Готов?
Поколебавшись, Джек неохотно встал. Взяв пальто, Элизабет направилась следом за ним. Несколько секунд спустя они уже входили в богато украшенное золотом фойе, где стояли обитые красным плюшем кресла. Здесь никого не было, за исключением двух праздно прогуливающихся швейцаров и изнывающего от безделья официанта за стойкой бара.
— Ты уверена, что это стоит делать? — спросил Джек.
— Похоже, у нас нет выбора, — напомнила она ему.
— Ладно. Тогда иди к тому выходу, а я пойду к этому.
И он свернул налево, словно намереваясь зайти в мужской туалет, а Элизабет поспешила в противоположном направлении.
Очутившись в тускло освещенном холле, Элизабет прошла мимо двери с табличкой «Дамский туалет»и направилась к запасному выходу.
Оглянувшись через плечо, не наблюдает ли кто за ней, открыла дверь. За ней оказалась лестница. Контраст ее с богатым внутренним убранством холла был разительный. Ухватившись за перила, Элизабет стала быстро спускаться по бетонным ступеням, едва различимым в тусклом свете, к двери с табличкой «Выход». Толкнула ее — ив лицо ей ударил холодный ночной воздух.
Поплотнее запахнув пальто, Элизабет быстро пошла по аллее, расположенной позади театра, и вскоре увидела небольшую автостоянку, освещенную единственным мерцавшим тусклым желтым светом фонарем. Джек поспешно вынырнул из тени, поднял руку, давая Элизабет понять, что видит ее, и снова скрылся.
Подняв воротник пальто, Элизабет приготовилась ждать. Разработанный ею план был довольно прост. Она будет следить за запасным выходом, расположенным с этой стороны театра, а Джек — за парадным входом. Таким образом, кто бы ни вышел из здания, он не останется незамеченным.
Джек, считавший эту затею пустой тратой времени, согласился на нее с трудом и лишь тогда, когда Элизабет пообещала, что они будут находиться друг от друга в пределах слышимости.
Минуты текли невыносимо медленно. Элизабет еще плотнее запахнулась в пальто и сунула замерзшие руки в карманы. Из театра донеслись приглушенные аплодисменты. Значит, награда лучшей актрисе уже вручена. Интересно, стала ли ею Вики?
Сейчас объявят лучший фильм года.
Несколько минут спустя снова раздались едва слышные аплодисменты. Элизабет застыла в напряженном ожидании, не сводя глаз с аллеи. Если Пейдж все-таки посетил церемонию, он наверняка попытается улизнуть именно сейчас, когда она закончилась. И скорее всего через запасной выход. Элизабет напряженно вглядывалась во тьму, ожидая, что вот-вот откроется дверь.
Из театра опять раздались аплодисменты. Церемония награждения закончилась. Однако дверь черного хода оставалась закрытой. Элизабет почувствовала нарастающее раздражение. Она была так уверена в том, что раскусила Тайлера Пейджа — человека, пошедшего ради любви к Вики Беллами, своей роковой женщине, на преступление. Как же он мог пропустить сегодняшний триумф своей любимой?
Из театра начали выходить люди. Со стороны парадного входа доносились смех и обрывки разговора. Дверь черного хода по-прежнему оставалась закрытой.
Обернувшись, Элизабет увидела, что к ней направляется Джек. В пальто с поднятым воротником, из-за которого не видно лица, он был похож на Хамфри Богарта в «Мальтийском соколе».
— Ну что, все? — спросил он.
— Еще нет. Может, он решил подождать, пока из театра выйдут все зрители. Он мог спрятаться в мужском туалете или каком-нибудь шкафу. Иди, возвращайся на свой пост.
— Да будет тебе, ведь ясно же — он не появится.
— И все-таки я считаю… — начала было Элизабет и осеклась: тишину за ее спиной нарушил рев мотоцикла.
Они с Джеком дружно обернулись на этот звук. Темноту ночи прорезал луч фары. Значит, мотоцикл едет по дороге для служебного транспорта. Пока они с Джеком стояли разинув рты, мотоцикл успел свернуть на маленькую автостоянку.
— Вот черт! — Схватив Элизабет за руку, Джек толкнул ее к стене театра, в тень. — Не двигайся, — прошептал он ей на ухо.
Элизабет послушно замерла в его объятиях.
Мотоциклист проехал мимо, не обратив на них внимания, и направил свою машину по узкой аллее вокруг здания, к входу в театр. Ехал он не слишком быстро, однако мотор ревел оглушительно.
Когда он благополучно миновал их, Джек отпустил Элизабет, и они вместе вышли на аллею и стали смотреть ему вслед.
Мотоцикл как раз проезжал под фонарем, висевшим над запасным выходом. Белый блик зловеще отразился в черном шлеме, скрывавшем лицо водителя, в металлических заклепках, украшавших черную кожаную куртку, и в полукруглых металлических пластинах на черных кожаных башмаках, показавшихся Элизабет очень знакомыми.
Внезапно ее как громом поразило. Тихонько ахнув, она схватила Джека за руку и потащила его вслед за мотоциклом.
— Джек, это же тот самый тип, Олли, который хотел тебя избить, а потом умчался на своем фургоне! — воскликнула она. — Помнишь, на дороге?
— А ты откуда знаешь?
— Я узнала его ботинки. Пошли быстрее. Что-то должно произойти, и сердце мое чувствует, что с Вики.
Джек не стал спорить, а ускорил шаг. Элизабет тихонько чертыхнулась: на высоких каблуках не очень-то побегаешь, но делать нечего.
Подъехав к ярко освещенному парадному входу в театр, мотоциклист остановился и поднял руку в перчатке. В руке он держал какой-то предмет цилиндрической формы.
В этот момент появилась Вики Беллами. Ее серебристо-белое платье так и сверкало. Досон, горделиво улыбаясь, шел чуть позади. Вот он на секунду задержался, чтобы перекинуться парой слов с кем-то в черном пальто.
Водитель мотоцикла взмахнул рукой, словно намеревался бросить то, что держал, и вверх взметнулась струя красной жидкости.
— Сука! Проститутка! Мерзавка! — выкрикнул он. Вики испуганно взвизгнула. На подоле платья расплылось алое пятно.
— Ради Бога, остановите его кто-нибудь! — крикнул Досон.
Как же, остановишь его, подумала Элизабет. Мотор взревел, и в следующую секунду мотоцикл вместе с водителем скрылся в ночи. А свидетели происшествия так и остались стоять, разинув рты, недоуменно глядя вслед.
Элизабет, которая только сейчас поравнялась с Джеком, остановилась, тяжело дыша.
Наконец люди опомнились и возбужденно загалдели. Но голос Вики перекрывал все другие голоса.
— Досон, ты только посмотри, что он со мной сделал! За что он меня так ненавидит? Почему позволяет себе говорить мне такие слова?
Обняв жену за плечи, словно желая защитить, Досон успокаивающе проговорил:
— Я еще раз схожу в полицию, моя дорогая. Они должны что-то предпринять. Кто бы ни был этот тип, он ненормальный, а значит, опасен. И, к сожалению, начинает наглеть.


Джек вытащил из шкафа бутылку коньяка, не отрывая от Элизабет взгляда. Скинув туфли на каблуках, она устало опустилась на софу перед камином. Подол черного вечернего платья поднялся, обнажив ноги. Да, у нее красивые ноги, с удовольствием отметил Джек, стройные, с изящным подъемом, невероятно сексуальные, особенно в этих черных чулках, что сейчас на ней.
Раньше Джек обращал на женские ножки не слишком большое внимание. Что ж, с годами вкусы меняются.
Послышался тихий хруст. Черт! Ударил горлышком бутылки о край бокала и отбил кусочек. Руки-крюки.
Из множества самых разнообразных неприятных и непонятных чувств, мучивших его в последнее время, наконец-то выделилось одно, доступное пониманию. Оно светило, как маяк для возвращавшихся в порт кораблей, ярким, призывным светом. И чувство это было самым примитивным. И в самом деле, что же удивительного в желании заняться любовью?
Джек еще раз скользнул взглядом по стройным ножкам Элизабет, и кровь бросилась ему в голову.
Элизабет же хмуро смотрела, как он разливает коньяк по бокалам. Еще недавно она была недовольна тем, что он пребывает в скверном настроении. А как ему теперь вывести ее из мрачного состояния? Не так-то просто будет вызвать в ней ответное желание. Впрочем, с Элизабет вообще все сложно.
— В том, что произошло у входа в театр, есть что-то странное, — наконец заговорила она.
— Это точно. — Взяв бокалы, Джек обошел гранитную стойку. — Такое ощущение, будто присутствуешь на фильме, где все идет наперекосяк и действующие лица все глубже и глубже погружаются в пучину несчастья.
— Я понимаю, что ты хочешь сказать. — Элизабет обвела комнату внимательным взглядом и остановилась на сценарии, лежавшем на журнальном столике. — Как в фильме «Фаст-компани». Но я не об этом. Реакция Вики показалась мне странной.
Подойдя к софе, Джек протянул Элизабет бокал.
— А что в ней такого странного? По-моему, прекрасная работа на публику. Очаровательная кинозвезда — жертва психопата.
— Да, кричала она вполне естественно.
— На то она и актриса, — заметил Джек. Взболтнув коньяк в стакане, Элизабет задумчиво поглядела на янтарную жидкость.
— Да, кричала она, словно и в самом деле была напугана. Но несколько секунд спустя голос ее уже звучал неестественно. «За что он меня так ненавидит? Почему позволяет себе говорить мне такие слова?..» Как-то фальшиво все это… А Досон со своим предложением снова обратиться в полицию выглядел еще хуже.
Джек фыркнул.
— Бьюсь об заклад, Холланд никогда не обращался в полицию по поводу так называемых нападений на свою жену. Если бы он это сделал, старик Олли оказался бы уже без работы. Он не настолько умен и не настолько расторопен, чтобы улизнуть от полиции.
— Если нападения на Вики и в самом деле были организованы в рекламных целях, Досон наверняка предпочитает держаться от полиции подальше. Но я не об этом хочу сказать.
Джек заметил, что Элизабет чем-то обеспокоена.
— Ты опасаешься, что Досон решил избавиться от своей третьей жены, выставив ее жертвой маньяка?
Элизабет нетерпеливо поерзала.
— Мне показалось, что Вики не ожидала сегодняшнего нападения. Интересно почему? Ведь раньше она наверняка была в курсе. У них скорее всего все эти мероприятия расписаны по дням.
— Согласен.
— А знаешь что? — Элизабет взглянула на Джека. — Сегодня точно что-то было не так. Вики быстро пришла в себя, однако она явно не ожидала нападения.
Перед глазами Джека промелькнула недавняя сцена перед театром: Холланд, бережно обнимавший жену и заявлявший во всеуслышание, что нападавший начинает наглеть.
— А Досон ожидал, — заметил он.
— Да.
Элизабет с Джеком посмотрели друг на друга, потом Джек, вздохнув, сказал:
— Ты предупредила Вики. Большего ты сделать не могла. Кроме того, мы можем и ошибаться относительно Холланда.
— Знаю. — Усевшись на краешек софы, Элизабет поставила бокал с коньяком на столик. — Но меня беспокоит еще кое-что. Я по-прежнему считаю, что Тайлер Пейдж безумно влюблен в свою роковую женщину. Что произойдет, когда он поймет, что Вики не собирается сбегать вместе с ним после аукциона? Ведь быть того не может, чтобы Вики пожертвовала всем ради бедняги Пейджа.
— Только не говори, что тебе жаль этого мерзавца, — простонал Джек. — Ведь именно он заварил всю эту кашу.
Лицо Элизабет приняло озабоченное выражение.
— Пейдж скорее всего — человек неуемных страстей. Мне кажется, если Вики его бросит, он натворит глупостей.
— Это еще каких? — сухо поинтересовался Джек. — Заявит в полицию? Как и все, кто замешан в этом деле, он не станет вмешивать власти. Ведь тогда в первую очередь его привлекут к суду и посадят в тюрьму.
— И все-таки Пейдж представляется мне жертвой страстей.
— Жертвой? Ты что, забыла? Этот подонок украл кристалл! — Джек со стуком поставил бокал на каминную полку и направился к Элизабет. — Если тебе так уж приспичило кого-то жалеть, пожалей нас. Если мы не отыщем Пейджа и этот чертов кристалл, «Экскалибур» разорится, моя репутация полетит ко всем чертям, а фонд «Аурора» потеряет кругленькую сумму.
— Все это мне известно, — сдержанно произнесла Элизабет, — но это сейчас не важно.
— Важно, черт подери! — Джек схватил Элизабет за плечи и рывком поставил на ноги. — У нас нет времени отвлекаться от нашей основной задачи.
— Я понимаю.
Беспокойство в глазах Элизабет начало уже раздражать Джека.
— Сделай мне одолжение, не горюй о Тайлере Пейдже и Вики Беллами. Они сами прекрасно сумеют о себе позаботиться. Да и не заслуживают они твоей жалости. И знаешь еще что?
— Что?
— Это вообще скверная привычка — жалеть людей. Пейдж, Вики, Меррик, Камилла Гэллоуэй, Хайден… А вчера на стоянке ты и меня пожалела. На ком этот список закончится?
Элизабет гордо подняла подбородок и резко скинула руки Джека со своих плеч.
— На тебе и закончится. Ты, похоже, считаешь, что теперь во всем решающий голос принадлежит тебе. Потому что я сплю с тобой.
Джек оторопел.
— Это к делу не относится, — пробормотал он, придя наконец в себя.
— Еще как относится! — Глаза Элизабет метали молнии. — Ты считаешь, что я безвольна, как амеба, или безмозглая дура, или и то и другое вместе взятое.
— Это не правда, черт побери, и ты это прекрасно знаешь!
«Просто мне не хочется, чтобы ты меня жалела», — подумал он. Элизабет зло прищурилась. На секунду Джеку показалось, что сейчас она схватит первый подвернувшийся под руку предмет и запустит в него. Но этого не случилось. Гнев, только что бушевавший в ее глазах, исчез. Теперь они приобрели задумчивое выражение, что тоже не понравилось Джеку. Он не мог понять, о чем это Элизабет задумалась. Скорее всего ни к чему хорошему для него это не приведет.
Скрестив руки на груди, Элизабет сказала:
— Если ты не считаешь меня ни безвольной, ни глупой, тогда какая я?
Джек похолодел. Сейчас он опять сделает что-нибудь не то. Ну почему так происходит всякий раз, стоит ему завести с Элизабет разговор не о делах? Он попытался вернуть беседу в прежнее русло.
— Ты как-то спросила меня, что я буду делать, если мне не удастся вернуть «Экскалибуру» кристалл, — начал он, не отвечая на вопрос.
— И ты мне ответил, что разорвешь контракт с компанией Ингерсоллов, выплатишь им неустойку и отправишься на поиски Тайлера Пейджа.
— Относительно этих трех пунктов — верно. А как насчет нас?
Элизабет как изваяние застыла перед камином.
— Ты спрашиваешь, хочу ли я продолжать наши отношения после окончания всей этой истории, чем бы она ни закончилась?
— Да. Я спрашиваю именно об этом.
Не отрывая взгляда от язычков пламени, Элизабет задумчиво произнесла:
— А тебе не кажется, что пока рановато принимать какое-то решение?
Вот черт! Ну и что ему на это сказать? Боясь, что увязнет еще глубже, Джек тем не менее смело бросился вперед.
— Мне кажется, что нас тянет друг к другу. Мы боролись с этим целых полгода.
— Только не последнюю неделю, — криво усмехнулась Элизабет.
— Но зато в последнюю неделю мы наконец убедились, что зря потратили целых полгода.
Элизабет оперлась рукой о каминную полку. Кроваво-красные ногти блеснули в мерцающем свете пламени, словно рубины.
— Знаешь, я думала о том, что произошло между нами с момента исчезновения кристалла.
В душе Джека вспыхнула надежда. Он сделал шаг к Элизабет.
— Я тоже.
Элизабет задумчиво взглянула на него.
— Нас с тобой свели вместе чрезвычайные обстоятельства. Всю эту неделю мы находились в стрессовом состоянии. Молодые, здоровые люди, вынужденные жить под одной крышей, объединенные общей целью…
— Может, ты сочтешь меня глупцом, но я все-таки спрошу. Куда ты клонишь?
Элизабет забарабанила пальцами по каминной полке.
— Принимая во внимание все эти обстоятельства, вполне возможно, что мы преувеличиваем наше обоюдное влечение.
— Неужели? — ехидно бросил Джек.
Элизабет поджала губы.
— Вполне естественно, что нам обоим сейчас необходим секс. Таким образом мы снимаем напряжение, в котором пребываем в последнее время.
— Ну не совсем уж постоянно, — возразил Джек.
— И все-таки мы не должны слишком серьезно относиться к тому, что происходит между нами в этот период.
— То есть ты полагаешь, что у нас с тобой просто короткая интрижка?
— А ты считаешь по-другому? — Элизабет круто обернулась. — Ну как ты не понимаешь! Мы еще и сами не знаем, что почувствуем друг к другу, когда вернемся в Сиэтл. Для начала нам нужно попытаться поддерживать нормальные отношения, а не забивать себе голову их оценкой. Вполне вероятно, что по возвращении к нормальной жизни нам больше не захочется быть вместе.
Жар, разливавшийся у Джека внутри и весь вечер не дававший ему покоя, казалось, вот-вот хлынет наружу. Сделав по направлению к Элизабет еще один шаг, он проговорил:
— Я уже сейчас знаю, что хочу быть вместе с тобой, когда мы вернемся в Сиэтл, к своей, как ты говоришь, нормальной жизни.
— Осторожнее, Джек. По-моему, не нужно настаивать.
— А почему, черт побери, нет?
Выражение лица Элизабет оставалось непроницаемым.
— Хотя бы потому, что я не умею выбирать мужчин.
— Понятно. Ты не доверяешь своим чувствам. — Он понимающе улыбнулся. — Кто бы мог подумать, что Снежная королева окажется такой трусихой!
В глазах Элизабет вспыхнул недобрый огонек.
— Не смей называть меня трусихой! Я лишь хочу убедиться, что наши отношения не кратковременная интрижка, а нечто большее.
Джек попытался осторожно притянуть ее к себе.
— Чего ты боишься, Элизабет?
— Ничего я не боюсь. — Элизабет уперлась ему в плечи ладонями. — Просто я не хочу еще раз ошибиться.
— Последние шесть месяцев мы с тобой постоянно работали бок о бок, находились друг с другом совсем рядом, как две скрепки в коробке.
— Невероятно поэтичное сравнение, — фыркнула Элизабет. Однако Джек не обратил на ее иронию никакого внимания.
— Теперь мы вместе спим, и это мне ужасно нравится. Так что тебя не устраивает?
— Пока мы здесь, меня все устраивает, — выпалила Элизабет. — Но я не желаю, чтобы меня заставляли думать о том, что с нами будет в Сиэтле. Не хочу заглядывать так далеко.
— А тебе не приходило в голову, что у тебя, как и у меня, нет пути назад.
Элизабет открыла рот, собираясь что-то возразить, однако Джек предусмотрительно закрыл ей рот поцелуем.
Элизабет нечленораздельно запротестовала.
— Ладно, ладно, — прошептал Джек, на секунду отрываясь от ее губ, — в ближайшее время обязуюсь больше не поднимать эту тему. Буду довольствоваться тем, что имею, и помалкивать.
— Да ну? Неужели выдержишь? — спросила Элизабет, запрокинув голову.
— Может быть, у нас действительно только интрижка длиной в неделю, но для меня это самая лучшая неделя за последние полгода. И я не изменю своего мнения, даже если останусь без кристалла и без работы. — Джек принялся расстегивать на платье Элизабет молнию. — И это лишний раз доказывает, какое жалкое существование я до сих пор влачил.
— Значит, говоришь, как скрепки в коробке? — прошептала Элизабет спустя довольно продолжительное время.
— Я глава фирмы, а не писатель.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искательница приключений - Кренц Джейн Энн



Забавно, но на один раз
Искательница приключений - Кренц Джейн ЭннNemona
26.12.2011, 21.25





наворочено, да))rnно один раз прочитать можно. и нужно.
Искательница приключений - Кренц Джейн ЭннИнна
8.09.2015, 20.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100