Читать онлайн Хрустальное пламя, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Хрустальное пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7



Кэлен разбудило незнакомое чувство тревоги, четкое осознание того, что происходит что-то очень важное.
Некоторое время она лежала неподвижно, стараясь понять, что же именно разбудило ее. Ридж продолжал спать, одной рукой обхватив ее за талию.
Медленно она начала осознавать, что знакомый запах витал в спальне, запах, напомнивший ей о доме и тете. Запах, связанный с ремеслом Целительниц.
Кэлен сделала глубокий вдох, пытаясь сосредоточиться, и через несколько секунд поняла: это листья киферы. Олэр сжигала их и использовала в качестве анестезии, когда приходилось иметь дело с тяжелыми пациентами. Кэлен потрясла Риджа, и тот немедленно проснулся.
— О Камни! Что происходит? В чем дело, Кэлен? Кэлен с беспокойством посмотрела на него. Ридж сел напротив, в руке он уже держал синтар. Он, должно быть, спал с ним, мельком подумала Кэлен.
— Я не уверена. Но этот запах. Чувствуешь? Он глубоко вдохнул:
— Да, но не могу понять, что это.
— Такой запах производят листья киферы, когда их сжигают. Сильный запах может повергнуть в сон. Моя тетя иногда использовала эти листья при лечении.
Ридж тихо выругался, он уже был на ногах и натягивал брюки.
— Кэлен, быстро одевайся! Надо как можно скорее убираться отсюда.
Она не возражала и моментально выскочила из постели, схватив свой дорожный костюм. Не успела она еще застегнуть ремень туники, как Ридж был уже у двери. Он дергал за ручку, но дверь не поддавалась.
— Кто-то запер нас снаружи! Дым идет снизу. Придется выбираться через окно.
Кэлен согласилась и попыталась открыть ставни. Она уже чувствовала легкое головокружение. Ставни не открывались.
— Ридж! Они не открываются.
Он быстро подбежал к окну и попытался выбить ставни ногой. Одного удара было достаточно, чтобы они прогнулись. Второго удара не потребовалось, потому что кто-то открыл ставни снаружи. Под окнами промелькнули две фигуры, облаченные в темные накидки, и в следующее мгновение они через балкон уже перебирались в комнату.
Кэлен от неожиданности громко вскрикнула. Ридж рывком оттолкнул ее в сторону и с синтаром встретил одного из атакующих. В предрассветном полумраке блеснуло лезвие, затем крик боли и отчаяния пронзил тишину, и клинок исчез в складках накидки налетчика.
На Кэлен собирался напасть другой человек в темном плаще, но в это время услышал крик своего компаньона. Кэлен увидела стрелу, блеснувшую в его руке: он хотел вонзить ее в спину Риджа.
У Кэлен не было времени на размышления. Она схватила тяжелую дорожную сумку, стоявшую у ложа, и со всей силы обрушила ее на неизвестного. Он вскрикнул и обмяк под тяжестью сумки. Ридж был уже рядом с ним, прежде чем он пришел в себя. Последовал еще один сильный удар, и второй налетчик затих в наступившей зловещей тишине.
Кэлен, дрожа от волнения, наблюдала за происходящим. Дымок от листьев киферы струился через открытое окно. Она смотрела на двух людей, лежащих на полу, один из которых зашевелился и застонал. Оба были облачены в черное с головы до пят. Ридж подошел к одному из них и поднял стрелу, лежавшую рядом. — Ридж, кто это?
— Один уже никогда нам этого не скажет, -холодно произнес он и направился к другой фигуре. — Думаю, этот может кое-что рассказать.
Человек поднял голову; из-под капюшона сверкнул взгляд, полный ненависти.
— Никогда, — простонал он. Потом пошарил в плаще и, прежде чем Ридж успел остановить его, быстро засунул что-то в рот. Спустя мгновение он стал задыхаться, затем упал навзничь и застыл в той же неподвижной позе, что и его компаньон.
— Черт бы их побрал, — с отвращением выругался Ридж. — Теперь оба мертвы. У Кэлен комок подкатил к горлу.
— Мертвы?
— На наше счастье. — Он подошел к одному из лежащих, сорвал с него накидку и протянул Кэлен:
— Подложи это под дверь, чтобы не задохнуться, и включи лампу. Поторопись, Кэлен, у нас мало времени. Я хочу убраться отсюда, и как можно скорее.
Она оторвала взгляд от мертвых тел и поторопилась в маленькую комнатку, чтобы намочить постельное белье. Попытки хозяина гостиницы модернизировать свое заведение ограничились лишь ванной: в спальнях были только кувшин с водой и таз. Туда не провели новую водопроводную систему, такую, как любили устанавливать в Перепутье и в Слиянии.
После того как она намочила белье, дым постепенно расселся, исчез и запах листьев киферы. Кэлен зажгла масляную лампу. Огонь начал мерцать, когда масло дошло до фитиля. При свете Кэлен увидела, как кровь растекается по полу. Она медленно подошла к ним. Раньше Олэр просила помогать ей при приеме пациентов. Такое случалось редко, только в самых исключительных случаях. Как правило, она старалась держать Кэлен как можно дальше от комнаты, где она вела прием больных. Но были случаи, когда Олэр требовалась лишняя пара рук. Несмотря на то, что Кэлен и раньше видела смерть, она никогда не видела такой ужасной смерти, никогда не видела, как люди убивают друг друга. Теперь она уже с удивлением думала о том, что считала себя способной на убийство.
— Что ты делаешь, Ридж? — тихо спросила она, наблюдая, как он педантично исследует содержимое карманов убитых. Она привыкла к тому, чтобы к мертвым относились с уважением. А Ридж ворочал тело, словно это был какой-то тюк.
— Ищу что-нибудь. — Ридж нащупал карман.
— Что именно?
— Что-нибудь, что поможет нам узнать, кто это.
— Я поняла, — сказала она и буквально заставила себя подойти к другой неподвижной фигуре, Она попыталась взять себя в руки и медленно Ра-крыла плащ лежащего.
Ее чуть не стошнило при виде крови, залившей грудь покойника.
— Отойди, Кэлен, я сам, — твердо произнес Ридж.
— Я не настолько слаба, чтобы не справиться с покойником, — ответила ему Кэлен, пытаясь совладать с приступом подкатившей дурноты, и опустила руку в карман накидки.
— Кэлен, тебе незачем делать это.
Она хотела было что-то ответить, но тут ее взгляд упал на подвеску, лежавшую в луже крови на полу. Она застыла на месте.
— Ридж, — тихо прошептала она. — У другого была на шее цепочка с маленьким черным кристаллом?
— Да.
— Не трогай ее!
— Но, Кэлен…
— Во имя Ключей, не трогай!
— Кэлен, успокойся, — мягко проговорил Ридж, поднимаясь.
Она посмотрела на него. Ее глаза наполнились ужасом при мысли о том, чему она еще не знала названия.
— Ридж, ты должен выслушать меня. Он протянул ей руку, черная подвеска свисала с его пальцев, зловеще сверкая в свете масляной лампы. — Кэлен, но я уже брал ее в руки, и она не причинила мне никакого вреда. Это всего лишь кусочек черного стекла, висящий на цепочке.
Ее глаза смотрели то на его лицо, то на подвеску. Память медленно возвращалась к ней. Она встала на ноги и попятилась назад. Ридж нахмурился:
— Ну что опять произошло? У нас нет времени для истерик.
Его грубый тон тут же вернул ее к реальности.
— Не волнуйся, не будет никакой истерики.
— Тогда пойдем скорее отсюда, мы и так потратили слишком много времени. — Он бросил подвеску в дорожную сумку и быстро оглядел комнату. — Ничего не забыла?
Кэлен кивнула и схватила свою тяжелую сумку.
— А как же эти двое?
— Хозяин гостиницы позаботится о них. Чувствую, он оказал им кое-какую помощь сегодня ночью. Теперь пусть разбирается с последствиями сам.
— Хозяин гостиницы помог им? — Кэлен была в шоке. Она последовала за Риджем к открытому окну.
— Кто-то забаррикадировал нашу дверь снаружи и умудрился не заметить, как эти двое в плащах зажгли чертовы листья киферы в коридоре. Одно из двух: либо хозяин гостиницы спит так, что пушками не разбудишь, либо ему хорошо заплатили за то, чтобы он крепко спал. Ридж шагнул на балкон, который тянулся по всему второму этажу гостиницы. Затем он помог перебраться Кэлен.
— Ни слова, пока не окажемся в конюшне.
Она молча кивнула. Они прошли мимо нескольких закрытых окон и дверей — никто их не окликнул. Деревянные ступеньки в конце балкона вели во внутренний дворик. Ничто не тревожило предрассветного спокойствия.
Криты сбились в кучу в стойле с характерным для таких мест запахом — запахом распаренной земли, который напомнил Кэлен о фермах долины Слияния. Птицы засуетились и защебетали при виде двух людей, входивших в еще дремотное стойло. Ридж тихо свистнул. Четверо критов продолжали дремать, а птицы, на которых ехали Ридж и Кэлен, просунули свои клювы через дверь стойла.
Ридж седлал птиц, ласково беседуя с ними. Кэлен поставила дорожную сумку и пристегнула второе седло. Ридж собирался что-то сказать. До сих пор он сам оседлывал птиц, но, когда увидел, как ловко Кэлен перекидывает кожаные ремни через плечи птиц, закрыл рот. Нельзя было терять время.
Через несколько минут Кэлен и Ридж уже выезжали со двора. Вскоре деревушка под названием Неприветливость скрылась из виду. Впереди в багровом зареве восходящего солнца показались отдаленные вершины Высот Разногласий.
Ридж выдерживал тот же безумный темп, в котором они ехали все эти дни, но Кэлен знала, что сегодня это происходит совсем по другим причинам — не для того, чтобы наказать ее. Его единственной целью было уехать как можно дальше от тех двух, оставленных ими в гостинице. Сегодня боль в ногах и спине, казалось, уменьшилась, и Кэлен подумала, что наконец приспособилась к дорожным условиям. Она вдруг усмехнулась: если она перенесла прошедшую ночь, то привыкнет и к тяжелым условиям путешествия. Ридж наверняка воспользуется теперь правами мужа.
Он ехал немного впереди, безошибочно находя путь через ландшафты Равнины Парадоксов к горному хребту. Время от времени он открывал карту, чтобы сверить маршрут, и оглядывался, чтобы проверить, на месте ли Кэлен. Разговаривал Ридж сегодня не больше, чем за последние три дня: понимал, что на праздные разговоры времени не остается.
Кэлен подумала о черной стеклянной подвеске в дорожной сумке и нахмурилась, вспомнив туманные истории, которые она о ней слышала.
Когда солнце достигло зенита, Ридж наконец сделал остановку вблизи ручья. Кэлен с радостью соскользнула с седла, а криты побежали к воде. Не много нужно, чтобы сделать их счастливыми.
— Прошлой ночью я попросил жену хозяина гостиницы приготовить нам еду. — Ридж вытащил небольшой сверток. — Думаю, теперь можно немного расслабиться. Эти птицы быстро бегают, быстрее, чем те, что живут в Неприветливости.
— Ты думаешь, за нами гонятся? Он передернул плечами, продолжая разворачивать пакет с едой:
— Не знаю. Те двое могли быть просто грабителями, которые работают вместе с хозяином гостиницы. А могли быть кем-то еще.
Кэлен взяла из рук Риджа небольшой кусочек белого сыра и устроилась на камне.
— Думаю, это не просто воры, Ридж, — сказала она после некоторой паузы.
— Из-за подвесок? Почему они тебя так пугают? Ты видела такие раньше?
Она покачала головой:
— Нет, но Олэр однажды упоминала что-то наподобие этого. — Кэлен наморщила лоб, припоминая. — Она вышла из транса и выглядела очень взволнованной, говорила о неких людях, которые пользовались черным стеклом для наводки.
— Что значит наводка?
— Не знаю. Она была расстроена, и я подозреваю, она тоже чего-то не поняла. У нее было какое-то ощущение угрозы, которое сильно беспокоило ее.
Она предположила, что стекло — принадлежность Темного конца Спектра.
Кэлен встретилась с вопрошающим взглядом Риджа и постаралась тщательнее подобрать слова:
— Самый дальний, самый Темный конец Спектра. Эта вещь целиком и полностью принадлежит мужскому началу в последнем смысле слова. Она ничего не воспринимает из другого конца Спектра. Олэр говорила, что это стекло способно разрушить все что угодно на Светлом конце Спектра. Понимаешь, Ридж?
Он пристально изучал ее сосредоточенное лицо, затем присел на камень напротив Кэлен и облокотился на него.
— Твоя тетя полагала, что это стекло связано с чем-то, что желает уничтожить все находящееся на Светлом конце Спектра?
— Думаю, так.
— Но это по меньшей мере странно, Кэлен. — Ридж взял еще один кусочек сыра. — Любой имеющий хоть каплю здравомыслия понимает, что один конец Спектра не может существовать без другого. Темное всегда должно уравновешиваться светлым, так же как мужчина уравновешивается женщиной. Друг без друга ни то, ни другое не имеет смысла. Как бы мы могли знать, что это ночь, если бы не было дня? — изрек он. Почти все с Северного Континента придерживались такой философии.
— Олэр не говорила, что те, кто пользуется черным стеклом, в здравом уме, — спокойно ответила Кэлен, доедая свой кусочек сыра. — Напротив, у меня четкое убеждение, что Олэр считала их сумасшедшими.
Он немного помолчал, затем произнес:
— Нам повезло, что ты проснулась от запаха дыма. И ты так молниеносно среагировала и ударила второго дорожной сумкой. Возможно, ты спасла и себя, и меня.
Кэлен стало жарко и весело.
— Услышать похвалу из уст человека с такими дарованиями, как у тебя, Мастер, вполне достаточно, чтобы у такой простой девушки, как я, закружилась голова.
Он выглядел немного разочарованным. Скользнув взглядом по ее лицу, он посмотрел на критов и опять на нее, подыскивая слова:
— Я действительно так считаю. Я не мог бы пожелать лучшего компаньона в таких обстоятельствах.
— Даже несмотря на то, что я просто-напросто женщина?
Он усмехнулся:
— Ты как будто жалеешь, что родилась женщиной. Кэлен немного задумалась:
— Не совсем так. Я не могу представить себя иначе, чем какая я есть сейчас, но временами каждая женщина возмущается предубеждениями и не правильным пониманием ее мужчиной. Вы считаете нас слабыми существами, а потом, когда оказывается, что мы можем быть сильными, негодуете.
— Ни один мужчина не станет отрицать, что каждая женщина сильна по-своему.
— Сила, о которой ты говоришь, давно никого не удивляет и хорошо известна: вынашивание ребенка, хлопоты по хозяйству и согревание постели для своего мужа. Ты ведь это имел в виду? — спросила Кэлен с легкой усмешкой.
— Тебе, кажется, доставляет удовольствие подтрунивать надо мной, Кэлен? — вздохнув, спросил он.
— Иногда, — согласилась она.
Он откусил еще сыра, глаза его заблестели.
— Ты не находишь эту игру немного опасной?
— Ты же сам неоднократно говорил, что мне иногда изменяет чувство меры. Может быть, я слишком легкомысленна и потому не могу удержаться, чтобы не подразнить тебя, — беззаботно отвечала она.
— Или ты получаешь удовольствие от этого.
— М-м-м, может, и так, — нехотя кивнула она.
— Многие считают, что меня опасно провоцировать, — заметил Ридж, глаза его при этом сузились. — Согласна, что твои уловки с синтаром немного будоражат. — Кэлен наклонилась вперед, пытаясь увидеть рукоятку синтара у него под локтем. — Правда то, что все говорят? Ты действительно можешь заставить сталь плавиться? Я с трудом поверила своим глазам в ту ночь в комнате, когда решила, что ты собираешься убить меня.
Он нахмурился:
— Если бы у тебя была хоть капля здравого смысла, Кэлен, ты бы не стала вспоминать об этом случае.
— Но ведь клинок накалился, — не отставала Кэлен.
— Да, я могу это сделать, — пробормотал он, доедая последние крошки сыра. — Иногда я чувствую себя загадкой природы, но если меня сильно разозлить, сталь раскалится у меня в руках. Я вовсе не горжусь этим. По большому счету это может доставить и уйму неприятностей.
— Ты обладаешь редким талантом. По легендам, лишь немногие мужчины в каждом поколении умеют покорять огонь. И только сталь Равновесия обладает такой же способностью.
— Это бесполезный трюк! — взорвался Ридж, — ни на что не годный и никому не нужный. Сталь накаляется только когда я по-настоящему взбешен и не могу контролировать себя, а это для меня очень опасно. Этот талант может когда-нибудь меня прикончить.
— Убить?! — ахнула Кэлен.
— Мужчина в ярости плохой боец. Я до сих пор жив только потому, что научился контролировать себя, по крайней мере пока это удавалось.
Она с удивлением посмотрела на него:
— Понятно.
— Сомневаюсь. Давай поговорим о чем-нибудь другом, не возражаешь?
— О чем ты хочешь поговорить?
— О чем-нибудь более существенном. Например, почему эти двое с черным стеклом напали на нас?
— Не знаю. Это твоя миссия. Я просто сопровождаю тебя в этой поездке за тридцать процентов Песка, ты помнишь?
Молния сверкнула в его глазах.
— Судя по твоему языку, ты уже почти оправилась. Как же ты выдержала — молчать целых три дня?
— Ты ведь тоже молчал.
— Я все время думал.
— Как может думать только мужчина, — вставила она. — Сегодняшняя гонка была необходима. Но темп, который ты выбрал за последние три дня, предназначался только для того, чтобы выразить твое неудовольствие.
— Неудовольствие — слишком мягко сказано для тех чувств, которые я испытывал. — Да, знаю.
— Скажи, — хмуро начал Ридж, — если бы тебе удалось убить Квинтеля, что бы ты делала дальше? О каком будущем мечтала?
Кэлен устремила взгляд на далекие вершины гор впереди и наконец сказала:
— Я думала, что после этого стану свободной. Будущее всегда было достаточно туманным, но я верила, что произойдет что-то очень важное и удивительное после того, как я выполню свою задачу. Я ошибалась.
— Свободна от чего и для чего? — засмеялся он. — Даже если бы никто не узнал, что ты — убийца, тебя бы уже знали как жену торговца. Брак состоялся перед попыткой убийства. Ничто бы не изменило твоего положения после того, как ты подписала контракт и прошла церемонию обряда. Чудный финал для дочери Великого Дома! Ты бы оказалась на таком же уровне, как Эррис и другие.
Кэлен улыбнулась:
— Знаю. Я и не ждала ничего другого. Ридж удивился:
— С твоим происхождением? Гордостью и семейными традициями? Ты хотела быть женой торговца?
— Я хотела свободы. Мне кажется, что Эррис и ее подружки единственные по-настоящему свободные женщины, которых я когда-либо встречала. Они приходят и уходят когда им вздумается, никто им не приказывает, у них нет хозяина. У них нет нужды помнить каждый раз о чести своей семьи. Нет человека, которого бы они называли мужем. Они тратят свои деньги как им вздумается, ни с кем не советуясь. Не прислуживают мужчинам за столом. Могут пойти вечером в таверну и не беспокоиться о том, что, когда вернутся домой, кто-то будет на них орать, а может, даже и бить за это. Они вольны путешествовать по торговым путям и возвращаться с деньгами, которые принадлежат только им.
Ридж оборвал радужные описания Кэлен об Эррис и ее приятельницах коротким, довольно грубым замечанием:
— Ты ничего не знаешь о мире, видимо, потому, что тебя воспитывали в строгости. Признаю, что, возможно, многое будет выглядеть привлекательным по сравнению с жизнью на ферме в долине Слияния. Но жертвовать своим происхождением ради свободы быть арестованной в таверне — позор. В тебе есть что-то необузданное, Кэлен. И тебе необходим муж, чтобы сдерживать твои порывы.
— А в тебе есть что-то старомодное, ограниченное, пуританское, чопорное, что польстило бы чести Лорда любого Великого Дома, — сразу нашлась она. — Откуда у тебя-то такие консервативные понятия? — Возможно, оттуда, где я провел так много времени, где рос вне какого-либо Дома вообще, даже самого маленького.
— В таком случае мы две противоположные точки Спектра, не так ли?
— Помни об этом, Кэлен, — шутливо пригрозил он. — Возможно, это означает, что мы могли бы стать прекрасной парой.
— Ты так не думал в ту ночь, когда обнаружил, что женился на неудавшейся убийце.
Как ни странно, его не удалось поймать на эту удочку. Ридж воспринял ее слова очень серьезно.
— У меня было время подумать о том, что случилось той ночью.
Она настороженно посмотрела на него:
— И?.. До чего же ты додумался?
— Да так. — Он не отрывал пристального взгляда от ее лица. — Я понимаю, почему ты пыталась убить Квинтеля.
Вот это уж действительно сразило ее.
— Правда? Он вздохнул:
— Если в течение последних нескольких лет тебе в голову ежедневно вдалбливали, что Квинтель — убийца твоего отца и брата, тогда да, понимаю. Кто-то должен был отомстить за ваш Дом. С этой точки зрения у тебя не было выбора.
— Как благородно с твоей стороны, Ридж, — произнесла Кэлен.
— Но эта версия страдает одним существенным недостатком, — мрачно заключил он.
— Каким же?
— У тебя нет доказательств, что Квинтель как-то причастен к разорению вашего Дома. Никаких доказательств, кроме откровений озлобленной старухи, которая впадает в непонятные трансы и занимается всякой ерундой.
— Она прекрасная Целительница и уважаемая женщина!
— Она растила тебя с одним-единственным намерением — послать на верную смерть, внушала тебе, что ты станешь свободной, как только справишься с делом.
— Я должна была стать свободной!
— Нет, Кэлен, — неумолимо произнес он. — В конце этого дела ты, по замыслу, должна была погибнуть. Никакого спасения. Никакой свободы.
Потрясенная, Кэлен поднялась и побрела к ручью.
— Ты не знаешь этого наверняка. Ты говоришь так, чтобы спасти собственную честь. Ты не хочешь признать, что едва не проспал своего Лорда. Твое чувство чести так же велико, как у любого Лорда Великого Дома. Твоя гордость не соответствует твоему положению. — Она бросила насмешливый взгляд на Риджа.
Он печально улыбнулся, принимая обвинение:
— Квинтель уже говорил мне об этом.
— Ты согласен?
— Почему бы и нет? Это правда. Наступит день, когда мои гордость и достоинство будут соответствовать моему положению.
Она нагнулась, чтобы лучше разглядеть выражение его лица:
— Не понимаю.
— Чтобы создать достойный Дом, необходимо много денег, власти и стальных нервов. У меня будут деньги, когда мы вернемся обратно с грузом Песка. С этой поездки я получу солидную долю прибыли. А годами наблюдая за Квинтелем, я научился могуществу и власти. Он меня многому научил.
— Я думаю, от природы у тебя крепкие нервы, — заметила Кэлен.
— Возможно, я унаследовал это от отца, — как бы между прочим заметил Ридж.
— Ты же сказал, что не знаешь, кто твой отец.
— Я знаю, что он был наследником Великого Дома в Равновесии. Он соблазнил молодую девушку, не имевшую Дома. Она забеременела от него, а он выгнал ее на улицу. Она умерла, когда мне было восемь лет, отказавшись назвать мне его имя. Она даже не назвала Дом, который он представляет.
— Но почему? — мягко спросила Кэлен.
— Она знала, что однажды я попытаюсь убить его, а может быть, и погибну сам.
— Здачит, ты уже родился гордым и с крепкими нервами. Твоя мать лишь хотела защитить тебя, — тихо сказала Кэлен.
— Возможно. — Ридж, казалось, потерял интерес к этой теме. Он встал с камня и направился к ожидающим птицам, которые щипали красные и желтые дикие цветы. — Сейчас это уже не имеет никакого значения. Скоро я сам стану Лордом Великого Дома, и воспоминания прошлого больше не будут меня беспокоить. Ты готова?
— Да. — Кэлен подошла к птицам и приготовилась взобраться на спину крита, когда почувствовала на талии руки Риджа. Он усадил ее в седло и стоял какое-то время рядом с ней, держа руку на ее бедре. Золотистые глаза вспыхнули на мгновение в солнечных лучах — не нежным или чувственным огнем. Скорее в них светилась решимость и, пожалуй, жестокость.
— Когда мы возвратимся в Перепутье, мне понадобится подходящая жена, Женщина, которая бы обладала манерами истинной леди; в дальнейшем мне это будет необходимо. Женщина, обладающая силой воли и не боящаяся тяжелой работы. Та, которая доверяет мне целиком и полностью, предана мне и которая знает, что такое честь. Кэлен вздернула подбородок:
— Надеюсь, ты найдешь такой образчик. Желаю тебе всяческих удач. Хочешь совет?
Он насторожился:
— Какой совет ты хочешь дать?
— Если найдешь подходящую кандидатуру, обращайся с ней как подобает: ведь она привыкла к хорошим манерам и общению с джентльменами. Если у тебя хватит мудрости, ты не будешь угрожать ей время от времени кнутом для критов, не будешь командовать ею, как служанкой, не будешь насильно заваливаться к ней в постель, когда от тебя разит перегаром и когда тебе все равно, кто рядом. Лучше подожди, пока тебя пригласят.
Ридж ухмыльнулся в ответ на ее пылкую тираду:
— Если я вдруг встречу такую женщину, я умру со скуки. Как здорово, что в этой поездке меня сопровождаешь ты, а не такое чудище. — Он хитро улыбнулся. — Уж что-что, но с тобой, Кэлен, не скучно!
Он отвернулся к своей птице, не обращая внимания на невнятное ворчание по поводу бычьей тупоголовости мужчин. Ридж запрыгнул в седло и вдруг ощутил, что, несмотря на бешеную скачку и на два трупа, оставленных в Неприветливости, настроение у него прекрасное.
Он правильно поступил, восстановив супружеские отношения с Кэлен. Ридж отметил про себя, что в постели Кэлен полностью подчиняется ему. Прошлая ночь убедила его в том, что чувства ее так же глубоки, как и в первую ночь, так же неуправляемы, как и у него. Несмотря на свое высокое происхождение и гордость, прошлой ночью она назвала его мужем и приняла его.
Ридж радовался этому, но в то же время мысли о гордости Кэлен и ее происхождении не давали ему покоя, и настроение упало. Разумеется, он имел право требовать от нее послушания в постели, но в то же время он слишком хорошо понимал, что существует истинная гордость. Его поведение прошлой ночью могло обидеть жену.
Он не хотел насильно заставлять ее выполнять супружеские обязанности. Он желал, чтобы Кэлен добровольно и с желанием делала это. Ридж с горечью признал, что заставлять ее подчиняться — не самый лучший способ завоевать ее теплоту и внимание. Он сжал губы и крепче схватился за поводья. Он никогда больше не будет принуждать Кэлен. Он человек чести и будет считаться с Кэлен, которая имеет право на гордость. Он даст ей время, чтобы освоиться с новым положением жены. Времени впереди еще много, напомнил себе Ридж. Целое путешествие.
Чувство долга и чести у Кэлен было развито так же сильно, как у Риджа, хотя тетка попыталась исковеркать их. Ридж решил, что, прежде чем они возвратятся в Перепутье, он обязательно должен убедить Кэлен, что Квинтель не причастен к убийству ее отца и брата.
Ридж в этом не сомневался. Квинтель был способен нанять крепких парней и использовать их в качестве своего орудия, чтобы покончить с беззаконием и бандитизмом на торговых путях, но убить Лорда и наследника Великого Дома — никогда. Квинтель был очень щепетилен, когда дело касалось закона. Обладая обостренным чувством чести и собственного достоинства, он не мог зайти так далеко.
Кэлен необходимо убедить в том, что она, пытаясь защитить честь своего Дома, шла по ложному пути, указанному озлобленной и, возможно, даже сумасшедшей старой ведьмой. После того как Кэлен поймет это, ей нужно будет объяснить, что свободная жизнь означает совсем не то, что она себе представляет. Ей нужен муж, который не даст ей забыть о высоком происхождении, который сможет основать новый Великий Дом вместо того, который она потеряла.
Задумавшись о будущем, Ридж нахмурился. Очевидно, у его торговой жены были собственные планы, которые она намеревалась осуществить по возвращении в Перепутье. Ее дикое стремление к свободе, возможно, послужит препятствием. Но впереди еще много дней пути, и многое может измениться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн



Раз аннотация отсутсвует, надо ее написать :) Фантазийный мир о государстве Занталия. Два конца Спектр; темный конец и светлый. Извечная борьба зла и добра. Извечная борьба за власть. И два человека, которые полюбили друг-друга. Блестяще Кренц удаются фатастические романы! Блестяще! Читать :)
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Эннeris
7.08.2011, 18.51





КЛАС.....ПРО ЧИСТУ І СПРАВЖНЮ ЛЮБОВ
Хрустальное пламя - Кренц Джейн ЭннМІРА
18.05.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100