Читать онлайн Хрустальное пламя, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Хрустальное пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4



Кэлен услышала знакомый бряцающий звук сапог Риджа по каменному полу полицейского участка, а через несколько минут появился он сам. Она была благодарна этому предупреждающему сигналу — это давало ей время наклеить на лицо улыбку победительницы — так ей казалось. Она сидела на жесткой скамье, Эррис и остальная компания устроились напротив. В глазах ее подруг застыл ужас.
— По мне, так лучше отсидеть в камере оставшуюся ночь, — мрачно заявила Эррис.
— Правильно, — держась за голову, пробурчала Вертина. — Если бы ты не сопротивлялась, Кэлен, полицейские отвели бы нас вниз и в конце концов все могло бы закончиться не так уж плохо.
— Да вы что! — искренне возмутилась Кэлен. — Ридж нас всех отсюда вытащит!
На нее посмотрели как на помешанную. Она собиралась еще что-то добавить, но в это время в комнату размашистым шагом уже входил Ридж, наполняя пространство вокруг себя едва сдерживаемой яростью. Теперь Кэлен представилась возможность воочию оценить его легендарный темперамент. Золото его глаз плавилось и перемешивалось с мощью его гнева. Он взглянул на Кэлен горящим взором, не обращая внимания на остальных. Затем обратился к одному из полицейских. Голос его прозвучал неожиданно мягко — не так, как того хотелось Кэлен.
— Вот эта. Освободите ее. Я буду ждать на улице. — Он демонстративно вышел из помещения, не произнеся более ни слова.
Кэлен сделала отчаянную попытку утихомирить разыгравшиеся нервы и вскочила на ноги:
— Ридж, постой! А как же мои подруги?
— Уймись, Кэлен, и отправляйся с ним, — тихонько посоветовала Эррис.
Но было слишком поздно. Ридж, словно маятник, отшатнулся от двери, подчеркнуто небрежно держа руку на синтаре. На лице его застыла зловещая каменная маска.
— Твои подруги? — повторил он мягким голосом, в котором чувствовался металл.
Сердце Кэлен бешено колотилось. Она была ошеломлена сознанием того, что какой-то безродный бродяга обуздал ее своим темпераментом. Во имя Спектра, куда же подевалась гордость? Кэлен собралась с духом и с высоко поднятой головой, безмятежным, насколько это было возможно, голосом заявила:
— Насколько я помню, Ридж, я тебе рассказывала о своих подругах. Я пригласила их на свадьбу. Я не могу позволить им провести остаток ночи в тюрьме.
Наступило ледяное молчание — Ридж испепелял ее взглядом. Капитан с тревогой ожидал взрыва и, очевидно, смутно представлял, что ему придется делать, если это произойдет.
Кэлен облизала сухие губы и готовилась усмирить разбушевавшуюся стихию. Если честно, она должна была признать, что по большому счету виновата сама. Ему было отчего разгневаться. Она примирительно произнесла:
— Ридж, ну пожалуйста, в качестве свадебного подарка, попроси, чтобы их выпустили. Странный огонек блеснул в его глазах.
— Иди сюда, — спокойно произнес он.
Кэлен застыла в нерешительности, каждой клеточкой предчувствуя опасность. Без сомнения, Ридж был сыт по горло ее бравадой и не намеревался повторять команду — он просто ждал. Кэлен отсчитала еще несколько секунд, а затем медленно подошла к нему и остановилась напротив. Все ждали, затаив дыхание.
— Ты просишь о свадебном подарке? — Ридж не шелохнулся.
— Да, пожалуйста, — попросила Кэлен, держа руки перед собой в молитвенном жесте. Она смотрела на него со смирением и надеждой провинившейся жены. И ведь она не играла — в тот момент она действительно чувствовала себя сбившейся с пути женой, вымаливавшей прощение у мужа. В первый раз она вынуждена была признать, что в данной ситуации Ридж обладает реальной властью над ней. Он мог проявить милосердие или отказать ей. В этот вечер она не сделала ничего, чтобы с ней обошлись снисходительно.
— Прося о подарке, Кэлен, приготовься ответить тем же.
Кэлен перевела дыхание, прекрасно понимая, что за все в этой жизни приходится платить, восстанавливая равновесие.
— Я готова, Ридж.
— Хорошо, — как бы разговаривая сам с собой, произнес он. — Всему свое время.
Он взял ее руку в свою и посмотрел на капитана:
— Освободите их. Я прослежу, чтобы оплатили убытки.
Кэлен облегченно вздохнула, все волнения и переживания унеслись прочь. Кризис миновал. Она пыталась проанализировать причину своих переживаний. Конечно же, Ридж не оставил бы ее в тюрьме и освободил бы ее подруг. Может быть, его характер и берет начало в Темном конце Спектра, но, несмотря на это, он все-таки порядочный человек.
— Я тебе так благодарна, Ридж! — Она приподнялась на цыпочки и порывисто обняла его. — Не могу передать, как я ценю твое благородство.
Он заглянул ей в лицо. Огонь в его глазах угас сменившись чем-то, что было трудно понять.
— Ты сможешь выразить свою благодарность несколько позже, как только мы доберемся до дома Квинтеля. — Высвобождаясь из ее объятий, он решительно повел ее прочь из комнаты.
Уходя, она обернулась и улыбнулась своим подругам:
— Я чудно провела вечер. Спасибо большое, и надеюсь увидеть вас всех на нашей свадьбе. Приходите, хорошо?
— Ты шутишь? — смеясь, спросила Эррис. — Да нужны мы тебе, как все самоцветы Ущелья Длинного Когтя.
Всю дорогу к дому Квинтеля Ридж не обронил ни слова. Впрочем, в этом не было особой необходимости. Кэлен без конца делилась впечатлениями от вечера, проведенного в городе. Ридж молча слушал, пока они шли к дому, а фонари тем временем гасли один за другим.
Кэлен все продолжала болтать до самого дома Квинтеля. В какой-то момент она встревожилась, как лучше преподнести события этого вечера хозяину дома, но волновалась она напрасно — Ридж силой увлек ее на половину гостей.
— Должна сказать тебе, Ридж, ты был так добр сегодня, — великодушно заключила она, когда они шли к ее комнате. — Я уверена, Эррис и остальные также благодарны тебе. Понимаю, что тебе вряд ли понравилось все, что сегодня произошло, но ты вел себя благородно.
Ридж заговорил. В первый раз с тех пор, как они покинули полицейский участок.
— А ты вела себя как невоспитанное, неотесанное существо, которое необходимо хорошенько выпороть.
Кэлен чуть не задохнулась от неожиданности:
— Что за ужасные вещи ты говоришь, Ридж! Только бездомному бродяге могла прийти в голову такая бредовая идея.
— Я и есть бездомный бродяга, разве никто не доложил тебе об этом? — Он не остановился у ее комнаты, а проследовал дальше к своей.
— О, помоги мне Спектр, я не то хотела сказать. — поражаясь своим ужасным манерам, воскликнула Кэлен. — Это просто такое выражение. Ну, Ридж, прошу тебя, попытайся понять. Никогда в жизни у меня не было такого вечера, как сегодня. Было так замечательно. И я чувствовала себя свободной…
Он с насмешкой посмотрел на нее:
— Ты чувствовала себя свободной, сидя на скамейке в полицейском участке, ожидая, когда я тебя оттуда вызволю? Странное у тебя представление о свободе.
— Нет, не тогда, — отмахнулась она. — Я имею в виду — раньше. Мы шли куда нам вздумается, сидели в тавернах и пили вино, как мужчины, а когда началась вся эта заваруха, оборонялись как могли.
Он скривил губы в улыбке:
— Оборонялись как могли? Ну и скольким же бедным парням ты разбила голову пивной кружкой? Или ты не считала?
Она улыбнулась:
— Пыталась, но сбилась со счета. А ты, Ридж, ведешь счет, когда оказываешься в подобных потасовках?
— Нечего смотреть на меня таким невинным взглядом. Я не участвовал в пьяных дебошах уже не помню сколько лет, но последний раз, когда такое случилось, я, черт возьми, не считал. В этом не было необходимости. Думать здесь нужно только об одном. Ты разве не понимаешь, что тебя могли ранить? Какой-нибудь идиот мог запросто разбить тебе нос кулаком или, хуже того, ткнуть синтаром.
— Здорово бы я смотрелась с разбитым носом на собственной свадьбе!
— Не смешно, Кэлен. Ты вела себя глупо и безрассудно.
— Уверена, что ты в своей жизни натворил гораздо больше глупостей и побывал в гораздо более опасных переделках.
— Кажется, у нас возникла еще одна серьезная проблема, — застонал он.
Кэлен вопросительно улыбнулась:
— Какая же?
— Предполагается, что хорошая жена должна испытывать уважение, тревогу или хотя бы разумную долю опасения, когда ее господин вынужден вызволять ее из тюремного участка.
— Я плохая жена! — радостно заключила Кэлен. — Я собираюсь быть торговой женой. Но строго говоря, даже в этом качестве я еще не выступаю.
— Скоро будешь, — резко парировал он. — Ты меня заставляешь повторяться: хотя это и краткосрочное замужество, оно является законным. В течение всего срока ты целиком принадлежишь своему мужу.
Она в задумчивости наклонила голову.
— Но ты, я надеюсь, не требуешь, чтобы я трепетала от одного твоего присутствия?
Он немного смутился.
— Понимаешь, существует разница между боязнью и благоразумным поведением. Я же просил тебя не связываться с Эррис и ее компанией.
— А ты часто следуешь совету, когда тебе рекомендуют не делать того, что ты хочешь? — с интересом спросила она.
— Сейчас мы обсуждаем не мое поведение, а твои проделки, — произнес он, пристально глядя на нее.
— Дело в том, Ридж, — сказала она очень серьезно, — что я чудно провела время. Свобода — это замечательно, да?
— Не могу ничего сказать по этому поводу, — спокойно ответил он. — У меня никогда не было достаточной свободы.
Она испуганно остановилась и изучающе взглянула на него:
— О чем ты говоришь? Ты ведь свободен всю свою жизнь.
— Это кажущаяся свобода. Я живу с единственной целью. Свобода мне нужна только затем, чтобы выбирать средства, с помощью которых я смогу достичь своей цели. Хотя порой средства эти бывают не совсем честными.
Завороженная, она продолжала изучать его сосредоточенное лицо.
— А что это за цель, Ридж?
— Я хочу основать свой собственный Дом. Великий Дом. — Он молча с сомнением смотрел на нее, ожидая колкостей.
Но Кэлен очень серьезно произнесла:
— Это многого потребует от тебя, Торговый Мастер. Может стоить тебе жизни.
— При удачном стечении обстоятельств это сделает меня очень богатым. — Он схватил ее за руку и потянул вперед. — А пока я остаюсь безродным псом. Спроси кого угодно, — добавил он с мрачной ухмылкой.
Кэлен мгновенно пришла в себя.
— Куда мы идем? Мои комнаты вон там. Ты ведь, конечно, не собираешься на самом деле… ну… — Она умолкла, увидев, что они подошли к двери, ведущей в его покои. Он не будет бить ее, как он почти всерьез угрожал недавно, успокаивала она себя. Не сделает этого. Не захочет опорочить Великий Дом, которому он служит, и опозорить женщину.
— Успокойся. Я привел тебя сюда, Кэлен, не для того, чтобы бить, — мягко произнес он, проводя ее в комнату и закрывая дверь.
— Тогда зачем? — спросила она, когда поняла, что он не собирается зажигать лампу. В густой тени фигура Риджа казалась огромной и зловещей. Временами он и вправду казался творением тьмы — было в нем что-то угрожающее и неприступное.
— Мы здесь для того, чтобы я смог получить свой подарок, — выложил он начистоту. — Ты ведь не станешь оспаривать мои права на него?
Он принялся расшнуровывать кожаные ремешки на рубашке. Его движения были хорошо рассчитанными.
В мутно-багровом лунном свете, пробивавшемся сквозь окно, Кэлен увидела пляшущие язычки пламени в его глазах. Сейчас огонь был не таким, как раньше, а какого-то другого свойства. Она почти перестала дышать, когда по-настоящему оценила положение. Как пробуждающаяся ото сна природа с волнением вбирает в себя весенние соки, так и все естество Кэлен наполнилось трепетным ожиданием повторения ночной встречи в цветущем саду. Возможно, пробежавшая волна желания — следствие чувственного опыта, приобретенного во время недавнего происшествия. Кэлен еще не могла разобраться в себе, да и не чувствовала такой потребности. Во всяком случае, сейчас. Мириады мыслей-обрывков проносились у нее в голове и, не успев оформиться, таяли. Только одна мысль засела занозой, требуя ответа.
— Ты собираешься это сделать, чтобы наказать меня? — осипшим полушепотом спросила она.
Ридж развязал последний ремешок и стоял теперь перед ней в распахнутой рубашке. Он долго всматривался в лицо девушки и, коснувшись пальцем подбородка, ответил:
— Нет, Кэлен, я собираюсь заняться с тобой любовью вовсе не из-за этого.
— Тогда зачем?
— Сегодня день свадьбы, — мягко напомнил он, Она покачала головой:
— Но не свадебная ночь.
Губы, причудливо изогнутые в лунном свете, прошептали:
— Мы превратим ее в свадебную.
— Ты так считаешь? — Сердце бешено колотилось, предчувствуя неизбежную опасность. Тетя Олэр пришла бы в ярость, узнай она о происходящем. Протестующие возражения тетушки снова всплыли в сознании. «Ни в коем случае не позволяй мужчине обнимать тебя до тех пор, пока не исполнишь свою миссию. На карту поставлена честь твоего Дома. Не позволяй сбивать себя с намеченного пути. Страсть таит опасность. Она может затуманить разум, ослепить тебя, и тогда ты забудешь о самом важном. Ничто и никто не должен стоять между тобой и выпавшей тебе долей дочери Дома Ледяного Урожая».
«Но я уже почти на пороге этой миссии нынешней ночью», — оправдывалась Кэлен. Уже ни один мужчина не успеет отвлечь ее от намеченной цели. Она сделает то, что ей предписано судьбой: постоит за честь Дома. Но сегодняшняя ночь принадлежит ей. Дикая, безрассудная энергия, наполнявшая ее, заставляла верить в то, что она достойно справится как с предстоящей миссией, так и с нежданной страстью.
Сегодня, когда она покончит с Квинтелем, она вкусит еще один глоток пьянящей свободы. Она достаточно сильна, чтобы пойти на риск. Олэр была не права. Она не настолько безвольна, чтобы поддаться соблазну и забыть о своей цели, Несмотря ни на что, она сделает, что задумано.
Шероховатые пальцы Риджа слегка коснулись ее подбородка. Если что-то не получится, если она провалит дело или даже если ей удастся, но что-то не заладится, то к этому времени завтрашнего дня ее уже не будет в живых. Мысль о том, что она может умереть, так и не познав до конца проснувшихся чувств, была безмерно грустной. Безусловно, сегодня вечером она может позволить себе не обращать внимания на предостережения Олэр. Несколько часов любви с этим мужчиной не помрачат ее рассудка и не заставят забыть о самом главном.
— Поклянись своей честью, что это не наказание за мое непослушание. Тобой руководит только желание? — спросила она мягко. Уж если она ослушалась наказов Олэр и рискнула отдаться Огненному Хлысту, то ей необходима уверенность, что его мотивы так же откровенны и честны, как ее собственные. Она сделает этот рискованный шаг и отдаст себя во власть страсти и свободы, но не подчинится исковерканному представлению о возмездии. Возможно, она последняя дочь Великого Дома, но как-никак она принадлежит этому Дому. И она будет вести себя как подобает.
Ридж взял ее лицо в свои большие ладони; его сильные и уверенные пальцы показались ей удивительно нежными.
— Я полагаю, моя сладкая деревенская девочка уже надышалась пьянящим ароматом свободы? И тебе это очень понравилось, правда?
— Очень, — с готовностью согласилась она.
— Сегодня ты поняла, как здорово быть предоставленной самой себе, не зависеть от всяких лордов, мужей или мастеров. — Глаза его блестели. — У тебя было настоящее приключение, да? И было страшно интересно почувствовать себя немножечко сумасшедшей?
Кэлен услышала снисхождение в его тоне.
— Да, — будто снова переживая свои ощущения, согласилась она. — Я чудно провела время. — Действительно, никогда в жизни она так замечательно не веселилась. Под пристальным, исполненным ненависти взглядом Олэр это было совершенно невозможно.
— Я не собираюсь наказывать тебя за это веселье, — вкрадчиво и в то же время чувственно промолвил Ридж. — Я просто хочу показать тебе, что по сравнению с этой заварушкой гораздо больше удовольствия ты найдешь в моей постели.
Кэлен слегка дотронулась до его руки и вдруг поняла, что ее пальцы дрожат, впрочем, как и все тело. Она почувствовала необыкновенную легкость, ощутила безрассудный восторг, сопровождавший ее весь вечер и наполнивший ее сейчас с новой силой — в тысячу крат мощнее в сравнении с тем, что она испытывала в самый разгар веселья в таверне. Свобода неумолимо заманивала ее в свои тенета, и сопротивляться этому не было сил.
— Ридж… — Она положила ладони ему на плечи, пораженная жаром его тела, который, казалось, вот-вот прожжет рубашку.
— Пойдем со мной, моя девочка, и позволь показать тебе, что есть истинное наслаждение. — Наклонившись, Ридж взял ее на руки, мягко обхватив за плечи.
Мимо, как во сне, проплывала залитая лунным светом комната. Кэлен закрыла глаза и прижалась к Риджу, смутно осознавая, что он несет ее в дальний конец комнаты к алькову. Она не будет думать ни о прошлом, ни о будущем. То, что сейчас происходит, не имеет никакого отношения к ее обязанностям или происхождению. Этот момент существует только для нее.
Широкое ложе располагалось на низком, богато украшенном деревянном возвышении. Ридж поставил Кэлен на пол — ее тело скользнуло по его собственному.
— Я рад, что здесь нет Эррис и ее подруг, соблазняющих тебя сделать стрижку, — пробормотал он, утопив руки в густом облаке ее кудряшек и наклонясь, чтобы поцеловать ее.
Кэлен почувствовала едва сдерживаемое желание Риджа, и новая волна возбуждения охватила ее. Ногтями она вонзилась в его рубашку и сквозь ткань ощущала сильные, мускулистые плечи. Ридж застонал и впился в губы Кэлен; язык пылко проник в ее рот. Не помня себя она лепетала его имя.
Закрыв глаза, отдав свои губы в полное распоряжение Риджа, Кэлен едва осознавала, что он расстегивает ее тунику. Через мгновение она ощутила, как одежда мягко скользнула вниз, образуя вокруг ее ног чудную мягкую пену. Она осталась лишь в тонких шароварах и сапожках. Стоя перед Риджем обнаженной до пояса, она трепетала от ожидания и желания.
— Какая чудная спина, прямо как у танцовщицы, — тихонько шептал Ридж, мягко проводя рукой по изгибу спины. — Гордая, изящная. Откуда у дочери фермера такая дивная осанка и элегантность? Он не ожидал ответа. Он притянул Кэлен к себе, ее трепетная грудь коснулась его торса. Волосы на его груди щекотали кончики возбужденных сосков, и уже трудно было описать чувства Кэлен — то ли утонченное волнение, то ли утонченная боль. Она прерывисто дышала, слегка откинувшись назад.
— Не бойся меня, Кэлен. Я твой будущий муж. Это станет моей приятной обязанностью — заботиться о тебе. Расслабься и научись доверять мне, моя будущая жена. Доверься мне.
Ридж аккуратно положил ее на постель и опустился перед ней на колени. Все еще не снимая рук с его плеч, Кэлен сквозь пелену страсти наблюдала, как он снимает с нее сапожки.
— Ты в этом точно уверен, Ридж? — спросила она, сама не вполне понимая вопрос; сейчас ей просто необходима была его поддержка.
— Уверен. — Он уложил ее на подушки, гладя по животу. Она молча смотрела на него, как на живительный источник, который скоро утолит ее жажду. Он, прерывисто дыша, что-то тихонечко говорил ей, освобождая ее от остатков одежды.
Какое-то мгновение он, сидя на краешке постели, завороженно смотрел на нее, затем в нетерпении стремительно сбросил свои сапоги. Золотистые глаза светились в темноте двумя яркими звездочками. Он освободился от рубашки и ремня; синтар со звоном упал на пол. Еще одно неуловимое движение — и Ридж стоял перед ней совершенно обнаженный.
Кэлен, пораженная красотой его торса, разглядывала Риджа, как будто видела его впервые. Несмотря на деревенскую жизнь, а также на тот факт, что воспитывалась в семье Целительницы, Кэлен никогда в своей жизни не видела обнаженного мужского тела. Неудивительно, что она была полностью поглощена зрелищем.
Это был прекрасный образец настоящего самца с красиво очерченными мускулами. Широкая волосатая грудь, плоский живот. Картину дополняла еще одна мужская принадлежность, по которой можно было безошибочно определить его настроение и желание.
— Тебе нравится смотреть на меня, моя девочка?
— Да, — прошептала она.
Он приблизился к ней и крепко обнял.
— Значит, нам с тобой повезло. Мне тоже нравится смотреть на тебя. Очень нравится.
Одной рукой он обнимал ее, другая скользила по ее телу вверх, а губы целовали самые чувствительные места шеи. Кэлен возбужденно дрогнула, когда его горячие пальцы коснулись груди. Она инстинктивно обняла его.
— Не бойся. Ласкай меня, — простонал Ридж. — Ты такая мягкая, теплая, красивая. — Он взял в рот набухший сосок Кэлен, нежно целуя его до тех пор, пока Кэлен в изнеможении не застонала. — Да, моя любовь. Это то, что я хотел услышать сегодня.
Его рука скользила вниз — по округлым бедрам и дальше, дальше. Дыхание Кэлен учащалось по мере того, как страсть с новой силой разливалась по всему телу. Огонь страсти Риджа зажег ее собственный. Она восторженно изучала тело Риджа, контуры его широких сильных плеч, наслаждаясь собственной женской магией, которую открывала в себе.
Горячая рука Риджа коснулась мягких волос внизу живота, он поднял голову и посмотрел на нее:
— Раздвинь ноги, Кэлен. Откройся. Я хочу дотронуться до тебя. Я должен это сделать.
Она колебалась, но не страх был тому причиной, а скорее неизвестность. Но когда его нога мягко скользнула между ее коленей, она забыла обо всем и положила голову на его плечо. Она открылась ему, и он ласкал ее горячей влажной рукой.
— О, Кэлен, ты готова для меня так же, как замок готов для ключа. Мы подходим друг другу.
Кэлен вздрогнула, когда Ридж прикоснулся к самой интимной части ее тела; пальцы мягко и нежно исследовали ее. Она впилась ногтями, словно маленькими синтарами, в его плечи. Он погрузился внутрь влажного канала, который, казалось, и есть сущность ее тела.
— Ридж!
— Уже скоро, моя радость. Очень скоро. Когда пламя страсти совсем поглотит тебя, тогда я возьму тебя.
— У меня голова идет кругом, — простонала она и сильно прижала его руку к себе.
— Это то, чего я добивался. — Голос звучал хрипло, как никогда прежде. — Именно так я хочу тебя.
— Пожалуйста, Ридж, — взмолилась Кэлен. Она понимала, что такое возбуждение должно иметь выход, и она хотела продлить это удовольствие как можно дольше. Еще никогда в жизни ничто ей не доставляло такого наслаждения.
— Ридж, пожалуйста, сейчас. Его переполняло вожделение.
— Я думаю, ты права. Я тоже не могу больше ждать. Чуть-чуть пошире раздвинь ноги, Кэлен. Покажи, что ты хочешь меня.
Она сделала так, как он просил. Он медленно лег на нее, полностью накрыв ее тело своим. Кэлен открыла глаза и смотрела в горящие глаза Риджа. Она хотела что-то сказать, но так и не нашла подходящих слов. Она судорожно сжимала его плечи.
— Обними меня ногами, Кэлен. А я позабочусь обо всем остальном.
Она послушно выполняла все, о чем он просил. Вид возбужденной мужской плоти заставил ее сначала лишь слегка прижаться к Риджу, а затем — все крепче и настойчивей. Она чувствовала себя бесконечно уязвимой, прекрасно понимая свою неспособность контролировать то, что вскоре должно произойти. Вдруг пришел запоздалый страх, примитивный и женский. Ридж тут же это почувствовал.
— Все хорошо, Кэлен, — успокаивал он ее. — Я же тебе сказал, что обо всем позабочусь.
— Хорошо.
— Ты должна научиться доверять человеку, за которого сегодня выходишь замуж. — Он гладил ее лицо до тех пор, пока не почувствовал, что страх рассеялся. Он, подыскивая удобное для них обоих положение и покрывая Кэлен поцелуями, прильнул к ней всей тяжестью своего тела. Кэлен никогда не испытывала ничего подобного.
Приятная тяжесть и возбужденная плоть Риджа повергли Кэлен в состояние экзальтации и взволнованности, трудно передаваемой словами. Кэлен забыла о всяких опасениях и все неистовей прижималась к Риджу.
— Я знал, что сумею зажечь тебя. В первый же момент, как только увидел тебя, уже знал об этом. Ты — как факел, как раскаленная сталь. Закрой глаза, — прошептал он в ответ на стон Кэлен. — Отдайся мне.
Она закрыла глаза, до краев наполненная жгучим неумолимым желанием. Неожиданно последовал настойчивый сильный толчок. В голове Кэлен всплыли предостережения Олэр, странным образом смешавшиеся с физическим шоком от телесного вторжения. Все закружилось в голове Кэлен, все перемешалось — она вскрикнула.
Ридж резко остановился, почувствовав, как напряглось тело Кэлен от боли. Она не протестовала, но ногтями вонзилась в плечи Риджа, словно собираясь с силами перед неотвратимым продолжением.
— Расслабься, Кэлен.
— Не могу! — Но у нее все-таки получилось: Ридж без предупреждения укусил ее за мочку уха.
В ответ на совершенно неожиданную выходку Риджа, сбившую Кэлен с толку, она закричала, и в этот момент Ридж вошел в нее. Она почти не почувствовала боли, пронзившей ее в тот момент, потому что внимание все еще сосредоточивалось на мочке уха. Ридж остановился, переполненный чувственным наслаждением.
Кэлен с удивлением осознала, что Ридж полностью погрузился в нее. Последние обрывки предостережений Олэр улетели прочь. Сейчас уже слишком поздно прислушиваться к ним.
— Какой коварный выпад, — наконец сумела выдавить из себя Кэлен.
— Тебе больно?
— Мое бедное ухо!
— Я тебе не об ухе говорю. Как с остальным?
— Пока не знаю, — честно призналась она.
— Давай посмотрим., Он начал медленно двигаться, Кэлен отвечала ему. Она закрыла глаза и шептала его имя, Ридж ускорил темп. Он быстро, прерывисто дышал, терял контроль над собой. Кэлен почувствовала, как напряглись все мышцы Риджа. Он ей обещал: сегодняшняя ночь — ее. Он обещал, что она почувствует ту же огненную бешеную страсть, которая владела сейчас им.
Негромкие вскрики Кэлен перекликались с гортанным стоном Риджа. Собственная страсть удивляла Кэлен: она никак не ожидала от себя таких чувств. Ридж дрожал от восторга и наслаждения. Кэлен знала, что никогда не забудет сегодняшней ночи — не важно, сколько она проживет или куда забросит ее судьба.
Она ощутила прилив новой волны экстаза и, трепеща, с необыкновенной силой прижалась к Риджу. Не помня себя от страсти, Кэлен выкрикивала его имя.
Ридж застонал, упиваясь сладостным удовольствием, которое доставляла ему Кэлен, и больше не сдерживал себя. Громкий крик вырвался из его груди, когда он в последний раз полностью погрузился в Кэлен, испытывая сумасшедшую радость и освобождение.
Он был огнем — и Кэлен единственная могла погасить его и дать успокоение. Мысль эта вспыхнула на секунду в сознании Кэлен и тут же унеслась прочь, смытая волной блаженства.
Прошло еще несколько секунд, прежде чем Кэлен поняла, что Ридж все еще держит ее в своих объятиях. Она медленно приходила в себя: с удивлением увидела капельки пота на своей груди; Ридж тоже был весь мокрый от пота.
Он молча улыбался, наблюдая за Кэлен, и не желал менять положения. Ему было приятно чувствовать ее тело под собой. Кэлен ощущала влагу, истекавшую из нее, и своеобразный острый запах любовных утех. Она не могла определиться в своих эмоциях, находясь в странном состоянии подвешенности: словно что-то очень важное прорвалось наружу, забыв запреты, наложенные ранее.
— Я бы с удовольствием оставил тебя в своей комнате, если бы это было возможно, — сказал Ридж. — Но лучше я провожу тебя в твои покои. Незачем давать слугам повод для пересудов.
Он выглянул в окно, ведущее в сад.
— Ночь уходит. — Он с неохотой сел на постели, погладил Кэлен по спине. — Ты должна хорошенько выспаться сегодня, ведь через день в это время мы уже будем в пути.
— Ты будешь суровым мужем, — пробормотала Кэлен. У нее не было желания спорить с ним. Сейчас ей необходимо было остаться наедине с собой, чтобы разобраться со странным чувством, до сих пор скрытым в подсознании, но сегодня проявившимся в полной мере. Нужно было понять, что это такое, прежде чем выпускать его на волю. Она подозревала, что в нем таится опасность, но еще не знала точно какая.
Ридж, надевая рубашку и брюки, улыбался, излучая удовлетворение.
— Я думаю, теперь тебе понятно, как справиться со мной. — Он подал ей шаровары и, пока она надевала их, обул сапоги. Когда Кэлен нашла в себе силы встать, ее слегка пошатывало.
— Как ты себя чувствуешь? — озабоченно спросил он.
— Нормально, просто немного кружится голова.
Он с сочувствием посмотрел на нее:
— Бедная Кэлен. Тебе сегодня выдалась напряженная ночка. Впервые ты почувствовала свободу и впервые ощутила, что такое замужество.
— Каждая женщина понимает разницу между этими вещами! — не удержалась Кэлен.
— Верно, но я надеюсь, что ты не будешь жалеть, отказавшись от одной из них ради другой.
Его мужская самоуверенность и рассмешила, и разозлила Кэлен; она не знала, о чем говорить, пока они шли до ее комнаты. У дверей Ридж еще раз обнял ее:
— Я ведь обещал тебе, что сегодня будет наша брачная ночь. Я сдержал слово. Мы скрепим наши отношения по закону сегодня на закате. Но мы оба должны понимать, что предстоящая церемония и пиршество не просто необходимая мишура. С этого момента я буду отвечать за тебя и, клянусь Великими Камнями, буду заботиться о тебе. Спокойной ночи, Кэлен.
Он поцеловал ее, но скорее официально, вовсе не так, как только что в своей комнате.
— Спокойной ночи, Ридж.
Он подождал, пока за ней закроется дверь. Кэлен стояла и слушала удаляющиеся звуки его шагов, затем упала в мягкое кресло у окна.
Она прислушивалась к своему телу. В одном она была уверена: некоторые места его, о предназначении которых до сих пор она лишь догадывалась, будут еще какое-то время болеть. При этом одна мысль о том, что весь следующий после свадьбы день ей придется ехать верхом на крите, заставила ее содрогнуться. Слава обоим концам Спектра, если ее план удастся, она будет избавлена от этой муки. На самом деле совсем не эти мысли занимали ее сознание. Кэлен намеренно заставляла работать свой мозг, чтобы поскорее нащупать то, что раскололо надвое ее душу. Да, поистине сегодня ночью с ней произошло нечто очень важное, и сейчас она пожинает плоды.
Что-то беспокоило ее, пугало. Началось это в тот момент, когда она уступила Риджу. Внезапно ее осенило: Олэр все-таки была права. Кэлен ни в коем случае не следовало отдаваться Риджу.
Слабый стон отчаяния вырвался из ее груди. Она обняла себя руками в тщетной попытке выдавить из себя то, о чем так настойчиво говорила ей интуиция. Противостояние чувств и последние события словно сорвали пелену с глаз Кэлен. Сегодня произошло то, что освободило ее подсознание. Кэлен должна посмотреть в лицо безжалостной правде: стать убийцей она не может, не может пойти на это.
И все-таки она должна. Должна.
Она не желала выполнять свой долг перед Домом. Все внутри нее восставало против этого. Она не хотела быть орудием мщения сейчас, когда она наконец познала страсть и свободу.
Кэлен вытерла горячие слезы, обжигавшие глаза. У нее не было выбора. Ее участь была предрешена летом, когда ей исполнилось двенадцать, когда разорили ее Дом. Дороги назад не было. Отступить означало опозорить себя и имя Дома.
Кэлен медленно побрела к своему ложу. Слова Олэр тысячью молоточков стучали в голове: «Ты не должна открывать своих объятий мужчине, который будет назван твоим мужем. Прежде ты должна исполнить свой долг, а исполнив его, у тебя уже не будет необходимости отдаваться ему. Запомни, Кэлен, твой будущий муж очень опасен, ты даже не можешь представить себе насколько. Я видела это в трансе. Он очень опасен».
Прежде чем она забылась в дреме, ее не оставляла мысль о том, что Олэр была права, предостерегая об опасности, грозившей ей в объятиях человека по имени Огненный Хлыст.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн



Раз аннотация отсутсвует, надо ее написать :) Фантазийный мир о государстве Занталия. Два конца Спектр; темный конец и светлый. Извечная борьба зла и добра. Извечная борьба за власть. И два человека, которые полюбили друг-друга. Блестяще Кренц удаются фатастические романы! Блестяще! Читать :)
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Эннeris
7.08.2011, 18.51





КЛАС.....ПРО ЧИСТУ І СПРАВЖНЮ ЛЮБОВ
Хрустальное пламя - Кренц Джейн ЭннМІРА
18.05.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100