Читать онлайн Хрустальное пламя, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Хрустальное пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



Сверкающий тонкий шелк нежно струился между пальцев Кэлен. Она была очарована разнообразием тканей, разложенных перед ней. Коллекция дорогих шелков, доставленная из земель Антиподов, была лишь частью того, что можно было увидеть здесь, на улице Ткачей.
Сегодня она пересмотрела многое: бархат всех цветов Спектра, изумительную шерсть ланти для зимних накидок и туник, прелестные платья из риши, материи, что ткали здесь же, в городе. Кэлен никогда не сталкивалась с таким разнообразием и поэтому была ошеломлена выбором, который ей представился. Но еще больше ее радовало то, что не придется шить самой. Впервые с тех пор, как она была ребенком, кто-то заплатит за пошив одежды. Кэлен улыбнулась: этот маленький факт — частичка свободы. Не то чтобы она не любила шить, главное — кто-то будет делать это для нее. Чувство настоящей свободы вызывало головокружение.
— С туниками проблем не будет, — пообещала приказчица, рослая женщина средних лет, — будут готовы уже после обеда, дорожная одежда — к завтрашнему дню. Ведь шаровары должны быть впору, чтобы в них было удобно, вы понимаете.
Кэлен кивнула. Ей хотелось как можно скорее иметь новые модные туники, а дорожный костюм был ей не так уж необходим, ведь она не имела намерения уезжать в оговоренное в соглашении путешествие с Риджем. Дорожную одежду она заказала лишь для того, чтобы Ридж поверил, что она действительно собирается в поездку. Кэлен долго думала, кто же оплатит ее дорожное облачение и свадебный наряд. Ридж объяснил, что за все заплатит, и она окончательно уверила себя, что ничего постыдного в этом нет.
В конце концов, после смерти Квинтеля путешествие будет отложено до тех пор, пока новый торговый барон не будет утвержден Городским Советом, и брачный контракт будет признан недействительным. Но Кэлен не представляла, как объяснить Риджу, почему дорожное снаряжение ей не потребуется, и ей не оставалось ничего другого, как дать ему заплатить за него.
Кэлен не сомневалась в своем решении. Это было вопросом чести, а значит — самым главным для дочери Великого Дома. Изобразив на лице удовлетворение, она повернулась к приказчице и проговорила:
— Я закажу еще и свадебный наряд.
Глаза женщины загорелись: эта дочь фермера, может быть, не очень богата, но даже такая всегда выложит кругленькую сумму за свадебный наряд. Приложив немного стараний, можно сделать так, чтобы клиентка потратила гораздо больше того, на что рассчитывала первоначально.
— Конечно, конечно. У меня в продаже есть несколько подходящих сортов ткани. Этот тонкий шелк как раз подойдет. Вы уже решили, какого цвета будет ваш наряд?
Право выбирать цвет наряда, в котором она выйдет замуж, всегда принадлежало невесте. Этот вопрос был очень важным потому, что цвет наряда жениха должен быть противоположным. Традиционно невесты старались подобрать цвет Светлого конца Спектра, чтобы облегчить своим женихам поиск подходящей ткани для накидки. Но Кэлен подумала, что самое время начать ломать установленные правила.
— Мне что-нибудь красное, — серьезно сказала Кэлен и показала пальцем на кусок ярко-красного шелка. Это был непростой выбор. Мало кто мог понять его. Кэлен гадала, как Ридж отнесется к ее решению.
Приказчица удивленно посмотрела на нее, но ничего не сказала. Ярко-красный шелк был очень дорогим, и она не хотела упускать хорошую сделку, уговаривая невесту не нарушать установленных обычаев.
— У меня сейчас нет подходящей накидки из этой ткани, но я смогу ее сшить завтра до обеда. Когда состоится свадьба?
— Послезавтра, — сказала Кэлен, проходя вдоль прилавка и пробуя на ощупь костюм из зеленой риши. — Накидку пришлите в Дом Парящего Фаллона. Кроме того, пришлите счет за нее и за дорожный костюм человеку по имени Ридж, который работает на Лорда этого Дома. Остальное я оплачу сама.
— Дом Парящего Фаллона? — В глазах приказчицы проснулся интерес. — Вы выходите замуж за одного из служащих Торгового Барона Квинтеля?
Прежде чем Кэлен ответила, дубовая дверь распахнулась и знакомый голос произнес:
— Я собственными глазами видела контракт, Мелита. Эта дочка фермера на самом деле выходит замуж за человека, работающего на Лорда Квинтеля. Ее жених не просто слуга в Доме, поверь мне, Ридж — почти сын Дома. — Эррис повернулась, ее лицо осветилось сверкающей улыбкой. — Привет, Кэлен.
Кэлен отозвалась такой же улыбкой:
— Доброе утро, Эррис. Ты сегодня решила тоже заняться покупками на улице Ткачей?
— Ну-у, — протянула Эррис, разведя руками. — Вообще-то мне нужна новая пара сапожек, но я увидела, что ты зашла сюда, и решила узнать, что произошло вчера. Как ты находишь своего будущего торгового мужа?
Кэлен вздрогнула, вспомнив сцену в саду при лунном свете.
— Мне кажется, он в некотором отношении своеобразен, — сухо ответила она.
Подойдя к прилавку, Эррис буквально взорвалась от восторга, увидев, что выбрала Кэлен:
— Потрясающе! Мне нравится! Что за прелесть будет, когда ты наденешь это! Представляю, сколько будет сплетен наутро после твоей брачной ночи, когда ты будешь готовить мужу утренний янтовый чай.
Кэлен любезно улыбнулась, скрывая свое замешательство. Похоже, на улицах Перепутья почти не было запретных тем. Она помнила о древней обязанности жен — вставать утром, кипятить и подавать мужу чай, пока он еще не встал с постели. У Кэлен сохранились смутные воспоминания о том, как этот маленький ритуал совершала для отца ее мать. Не важно, богатым или бедным был Дом и сколько в нем было слуг, — жена неизменно вставала и в одиночестве готовила утренний чай. Среди женатых мужчин было принято в шутку определять настроение своих жен по тому, насколько он был горек или сладок.
— Тебе кто-нибудь рассказывал, почему Риджа прозвали Огненным Хлыстом? — спросила Эррис, чтобы продолжить разговор.
— Вчера ты мне говорила — потому что Квинтель использует его, чтобы устранять всяческие неприятности на торговых путях, — осторожно ответила Кэлен.
Эррис пропустила это мимо ушей.
— Я имела в виду именно «огненный». Никто не сказал тебе?
Уголки губ Кэлен опустились.
— Кажется, сплетни не в почете в Доме Парящего Фаллона. Такое ощущение, что все слуги воды в рот набрали.
Эррис ухмыльнулась:
— Меня это не удивляет. Квинтель может добиться чего угодно, и уж тем более молчания от своих слуг. Ну что ж, Кэлен, раз уж ты прибыла, чтобы разделить ложе с Риджем, видимо, придется рассказать тебе, откуда взялось слово «огненный» в его прозвище. Будем считать, что я твоя названая сестра, и как сестра попытаюсь предостеречь тебя. Ведь женщины должны держаться вместе, не так ли? — Ее голос сделался тише, и Кэлен с приказчицей невольно придвинулись поближе.
— Говорят, он один из тех редких мужчин, что могут силой своего гнева накалить даже сталь Равновесия.
Гнетущая тишина будто накрыла лавку. Женщина, стоявшая за прилавком, даже подалась назад, уставившись на Эррис, а Кэлен нахмурилась, пытаясь вспомнить старое предание.
— Истории о таких мужчинах правдивы лишь отчасти, — попыталась возразить она. — Легенда обросла массой небылиц. Подобные люди появляются в каждом поколении, но их очень мало, и встретить такого можно только при невероятном везении.
Эррис осклабилась:
— Судя по историям, что окружают Риджа, он вполне заслужил такое прозвище. Вполне возможно, часть из них произошла на самом деле.
— Для того чтобы присвоить человеку прозвище, нужно не много, — заметила приказчица.
— Да, верно, но ведь обычному человеку такого прозвища не дадут? — возразила Эррис.
— Может, потому, что у Торгового Мастера тяжелый характер, — примирительно произнесла Кэлен, не желая спорить. — Легенда гласит, что способность накалять сталь передается от человека к человеку вместе с буйным характером.
— Большинство мужчин имеют мерзкий характер, — философски заключила приказчица. — Уж я-то знаю наверняка — очень мало нужно, чтобы разозлить мужчину. С тех пор как умер мой муж, я не тороплюсь снова выйти замуж именно из-за этого. Дома — тишина и спокойствие, да и доходами от лавки я распоряжаюсь так, как считаю лучшим для себя.
— Представляю, какая должна быть злоба, чтобы накалить сталь Равновесия, — держись подальше от такого жара, не попадайся под горячую руку, — заявила Эррис. — Лично я на твоем месте была бы очень осторожна, Кэлен. Ты затеяла опасное дело.
— Это просто деловое соглашение. — Кэлен начинало это надоедать. Она повернулась к приказчице:
— Пожалуйста, накидка должна быть сделана из красного шелка. А туники я заберу сегодня после обеда.
— И дорожные вещи? — быстро спросила хозяйка лавки, доставая тетрадь и перо с чернильницей.
Кэлен на секунду задумалась, представляя себя одетой в костюм.
— Костюм я хотела бы темнозеленый.
— Как прикажете, — приказчица удовлетворенно улыбнулась, — у меня есть ваши размеры. Я немедленно посажу швею за работу. Я отправлю счет Риджу из Дома Парящего Фаллона, а за другие вещи вы расплатитесь сами?
Кэлен уловила не слишком тонкий намек. Она достала маленький кошелек, что носила на поясе, и начала отсчитывать деньги. Тяжелые монеты звякали на крышке прилавка под пристальным взглядом приказчицы. Когда необходимое количество их было отсчитано, женщина снова улыбнулась и сгребла их в ящик под прилавком.
Эррис с интересом наблюдала за расчетами, пока к ней не подошла Кэлен, которая собиралась уходить из лавки.
— Что теперь? Может, обувь?
— Да, — кивнула Кэлен, — и, пожалуй, дюжину рубашек для Риджа.
— Ага. Ты уже покупала ему рубашки? Мужчины предпочитают использовать преимущества и выгоды женитьбы. Он еще попросит тебя вышить его инициалы на всей одежде. — Эррис улыбнулась и, прищурившись, посмотрела на Кэлен:
— Здорово ты с накидкой…
— По каким-то причинам Торговый Барон Квинтель желает проведения официальной брачной церемонии для скрепления контракта, — объяснила Кэлен, пока они выходили на каменную мостовую.
— Естественно, Ридж тут же согласился. Ты должна знать, что Ридж готов для Квинтеля на все, помни об этом, — сказала Эррис с непонятной серьезностью. — Ридж очень предан Квинтелю. Говорят, Квинтель вытащил его из нищеты и грязи улиц Равновесия, и с того дня, как они встретились, Ридж служит ему верой и правдой. Раз ты принесла себя в жертву на алтарь свадьбы по контракту, то должна стать торговой женой, на которую можно положиться, — произнесла Эррис с неожиданным энтузиазмом. — Или ты не согласна?
— На которую можно положиться? — Кэлен вопросительно посмотрела на свою спутницу.
— Завтра последняя ночь свободы перед тем, как ты тронешься в путь. Мы зайдем за тобой перед ужином, — решительно сказала Эррис. — У меня есть несколько приятельниц, которые будут рады к нам присоединиться. Уж мы постараемся, чтобы у тебя была веселая ночь.
— Ночь? Мы проведем вечер в таверне? — Глаза Кэлен загорелись: ни о чем подобном она даже не слышала дома. Ни одна уважающая себя женщина никогда не пошла бы вечером в таверну одна или даже в компании других женщин. Но похоже, здесь, в городе, это не считается предосудительным, а слегка ощутить вкус свободы — что может быть лучше?
— Ну что, привлекательно? — с улыбкой спросила Эррис.
— Очень! — воскликнула Кэлен. — Я надену одну из новых туник. Я заказала себе несколько коротких, таких, как у тебя. Очень мило с твоей стороны, Эррис, пригласить меня присоединиться к твоим друзьям.
— Это будет сногсшибательная вечеринка! — пообещала Эррис.


Официальная палата для обедов в поражающем воображение доме Квинтеля была выдержана в контрастах нежно-голубого и желтовато-коричневого цветов. Кэлен уже немного привыкла к тому, как неукоснительно использовались оттенки при постройке дома. Сейчас ее радовали мягкие цвета песка и моря, в которые была окрашена комната. Обычно она предпочитала яркие цвета, но сегодня вечером мягкие тона Спектра действовали на нее успокаивающе.
Ей было невероятно тяжело сидеть за ужином напротив человека, которого она намеревалась убить, и рядом с человеком, за которого должна была, согласно контракту, выйти замуж. Дома, в Слиянии, все это выглядело далеким и абстрактным: Квинтель был для нее только именем, частью бесконечных рассказов тетушки. Брак с незнакомцем по имени Ридж — лишь средством, чтобы скорее покончить с местью. Но за те два вечера, которые Кэлен провела с двумя мужчинами за ужином, горькие рассказы тети стали реальностью. Кэлен чувствовала себя крайне неспокойно во время этих вечерних трапез.
Низкий круглый стол в центре мягко окрашенной палаты был инкрустирован маленькими, экзотического цвета, кусочками смальты, расположенными в форме спирали. Кэлен задумалась, что значит их замысловатый рисунок, но так и не смогла найти подходящего объяснения. Хаос, созданный мастером, нарушал гармонию нежных тонов комнаты. Кэлен, Ридж и Квинтель сидели на тюфяках, столовые приборы лежали перед ними на специальных подставках. Мужчины сидели вальяжно, расслабленно — наряды позволяли им свободно менять позы.
Хотя Кэлен была одета в одну из своих новых коротких туник и шаровары, она считала неприемлемым для себя сидеть так, как ей было удобно, и приняла позу, обычно позволенную женщинам: изящно подобрала под себя ноги, выпрямила спину. В такой позе она могла свободно обслужить себя за столом, не прибегая к помощи молчаливых слуг, разносящих многочисленные блюда. За столом женщинам надлежало следить, чтобы бокалы и тарелки регулярно наполнялись.
Кэлен по своей доброте согласилась быть хозяйкой стола, однако вместе с тем она предпочитала Думать, что это только временно, пока она не исполнит свой долг перед Домом. Она удивлялась, как это Квинтель и Ридж до этого обходились за столом без помощи женщин, но была уверена, что они прекрасно справлялись сами.
Кэлен наполняла Риджу бокал золотистым вином Энканы, когда он неожиданно прервал беседу с Квинтелем и обратился к ней:
— Ну, как у тебя дела с покупками?
— Хорошо, — вежливо ответила она и поставила хрустальную бутылку на стол. — Я купила все, что необходимо, не забыла и про дюжину рубашек для тебя. Вечером я пришлю их тебе.
Она не упомянула о неизвестно откуда появившемся чувстве долга перед будущим мужем, а возможно, и чувстве вины. Кэлен сама не знала, зачем это сделала, как не знала, зачем купила шелк для вышивания и иглы, когда выбирала Риджу рубашки. Перед ужином она вышивала на рубашках Риджа маленькую буковку "Р" и ругала себя за это старомодное проявление женской заботы.
Впрочем, от привычек, которые воспитаны с раннего детства, не так легко избавиться, оправдывалась она. Перебирая одежду Риджа, она обратила внимание, что ни одна из женщин не подумала о том, чтобы вышить его инициалы. Хотя это было неудивительно: он был незаконнорожденным, своего Дома у него не было. Кэлен подумала, что во всей этой истории с мщением Ридж — всего лишь невинная пешка. Все, что она может сделать для него, — хотя бы вышить несколько рубашек.
Она скромно потупила взгляд на блюдо, полное горячих взбитых ягод. У нее не было желания участвовать в застольных разговорах, но, похоже, Ридж собрался вовлечь ее в беседу.
— Как свадебная накидка? Ты уже подобрала ее? Еще немного, и ее губы растянулись бы в улыбке, но она успела подавить желание рассмеяться:
— Все хорошо, Ридж.
Квинтель, как бы между прочим, тоже спросил:
— Какой цвет ты выбрала? Ридж застыл в ожидании.
— Красный, — честно ответила она. — Самый красивый оттенок, какой был, — ярко-алый.
Квинтель от души рассмеялся, насмешливо поднимая бокал за Риджа, который помрачнел как туча.
— Замечательно. Девушка бросает тебе вызов, Огненный Хлыст. Тебе досталась невеста с чувством юмора. Ну а ты чем ответишь?
Ридж поднял бокал и сделал глоток.
— Исходя из того, что Кэлен выбрала цвет Симметры, выбор, оставленный мне, не слишком велик. Думаю, оденусь в черное. Черная ночь обволакивает Симметру так же, как мужчина сжимает в объятиях женщину.
Кэлен почувствовала, как кровь приливает к лицу. Ее попытка самоутвердиться при выборе цвета накидки получила достойный ответ.
— Мне кажется, в подобных обстоятельствах затея со свадьбой — излишняя.
— Ни в коем случае, — мягко ответил ему Квинтель, — поверь моему опыту. Да и потом, все уже готово. Ваша свадьба состоится в часы заката, как это принято. Закатим пир горой.
— Сколько гостей вы позвали? — с тревогой спросила Кэлен.
— Кое-кого из торговцев с напарниками, что знакомы с Риджем. И прости, Кэлен, забыл спросить у тебя, кого бы ты хотела видеть. Ведь у тебя нет знакомых в этом городе, и я взял на себя смелость решить этот вопрос без твоего участия.
— Завтра вечером я скажу вам, кого мне хотелось бы видеть на своей свадьбе, — твердо пообещала Кэлен.
Смерив ее быстрым взглядом, Ридж тут же спросил:
— А что случится завтра вечером?
— Я увижусь со своими новыми подругами. И очень может быть, что я приглашу их на свадьбу. Должны же быть и у невесты свидетельницы! И потом, ведь невесте полагается провести какое-то время в компании своих подруг, прежде чем в ее покои войдет новобрачный. — Для исполнения плана ей нужно было выиграть время, а по традиции невесте отводился час перед ее первым свиданием с женихом.
— Разумеется, ты вправе пригласить всех, кого хочешь, — пробормотал Квинтель.
— Интересно, — в задумчивости нахмурил брови Ридж, — с кем это ты собралась увидеться, знакомых-то в городе у тебя нет.
— Как это нет?! Ты разве забыл Эррис? — К Кэлен вернулась былая уверенность. Глаза ее засверкали. — Она собирается устроить для меня вечеринку, «проводы торговой жены» — так она сказала. И поэтому завтра вечером соберутся ее приятельницы. Да, я вспомнила: не ждите меня, пожалуйста, к ужину, мой Лорд, завтра, — закончила она, повернувшись к Квинтелю.
Ридж, слегка наклонившись, взял кубок с вином. Его золотые зрачки сузились:
— Ты хочешь провести вечер с Эррис и ее подругами?
— Когда сегодня утром я встретила Эррис в лавке на улице Ткачей, она очень настойчиво приглашала меня присоединиться к ним.
— Думаю, ты не совсем хорошо представляешь, что это будет за вечер, — начал Ридж; в голосе его чувствовалась менторская нотка мужчины, прошедшего огонь и воду. — Эррис и ее подруги совсем не та компания, с которой тебе следовало бы общаться.
— А собственно говоря, почему?
— Многие из них в прошлом были торговыми женами, да и сейчас ходят с караванами. О них идет дурная слава.
— Но ведь и мне предстоит стать торговой женой. Почему бы не пообщаться с теми, кто войдет в мой круг? Должна же я перенять их хитрости, — улыбнулась в ответ Кэлен.
Ридж поджал губы:
— Твоя тетя — уважаемая Целительница. Думаю, она вряд ли одобрила бы твои планы на завтрашний вечер.
Кэлен еле сдержалась, чтобы не сказать, что тетя и была первой, кто настаивал на заключении этого контракта. Она дипломатично произнесла:
— Ты прав. Моя тетя старалась воспитывать меня в строгости.
— Да уж, так строго, что основное бремя воспитания ложится на твоего мужа. — Ридж в волнении глотнул вина из кубка и поставил его на место.
Кэлен посчитала за лучшее проигнорировать его выпад.
— Я пока еще не замужем, — тихо ответила она.
— Через два дня мы устраним эту проблему, — ответил Ридж. — А ты уж постарайся за это время научиться подобающим манерам.
— Ну разумеется, я им научусь — манерам, подходящим торговой жене, — вежливо согласилась Кэлен. — Но так как мне впервые предстоит выполнять обязанности торговой жены, должна же я побольше узнать об этой науке, не так ли?
— Только не от Эррис и ей подобных, — угрюмо пробурчал Ридж.
Чтобы не привлекать излишнего внимания Квинтеля, Кэлен решила пока приберечь свой последний аргумент. Она не собиралась раздувать ненужную ссору.
Для себя она уже четко решила провести вечер следующего дня с Эррис и ее подругами, и Ридж не сможет ей помешать. А вот устраивать скандал за столом у Торгового Барона не стоило. Она молча уткнулась в свое блюдо печеных ягод. Они скорее успокоятся, решила она, если она будет вести себя так, как приучили ее дома, в Слиянии.
Ридж быстро взглянул на нее и, видимо, подумав, что одержал верх в споре, успокоился и загордился.
— Ты не забыла купить дорожную одежду?
— Нет, не забыла. В лавке мне сказали, что она будет готова завтра во второй половине дня.
— А обувь?
— Обувь тоже заказала. Она тоже будет готова к завтрашнему дню.
Удовлетворенный, он ухмыльнулся:
— Ну что ж, об остальном я позабочусь.
— Не сомневаюсь.
Не обращая внимания на ее реплику, Ридж обратился к Квинтелю:
— Мы отправимся на следующий день после свадьбы. Не вижу смысла задерживаться.
— Хорошая мысль, — согласился Квинтель. Он положил себе на тарелку маленький кусочек мяса с овощами, пробуя понемногу все блюда.
— Скажи, Кэлен, твоя тетя научила тебя искусству Целительства?
Кэлен в ответ покачала головой, хорошо зная, что, если бы Олэр попыталась научить ее хотя бы небольшой части искусства, она никогда не смогла бы выполнить то, ради чего прибыла сюда. Целительницы не могли убивать под угрозой потери Дара. Олэр всегда недвусмысленно давала ей понять, что не видит даже малейших признаков дарования у племянницы. Это всегда повергало Кэлен в состояние глубокой грусти. Она очень хотела бы родиться с Даром. Но раз Олэр сказала, значит, так оно и было. Сама Олэр была очень одаренной Целительницей и никогда не ошибалась. Говорили, что если бы она захотела, то вполне могла присоединиться к женщинам Долины Противоречий и стать Высшей Целительницей.
— Нет, тетя уготовила мне другой жизненный путь.
— Понимаю. А по мнению тети, ты унаследовала Дар?
Кэлен взглянула на него. Она интуитивно почувствовала вопрос, который на самом деле подразумевал Квинтель.
— Не беспокойтесь, мой Лорд, тетя уверена, что я вполне смогу сыграть свою партию в предстоящем предприятии.
— Что ж, раз твоя тетя уверена в этом, то я спокоен, так оно и будет. Ты говорила, что она целиком и полностью занималась твоим образованием. Говорила ли она тебе что-нибудь о Камнях?
— Я знаю легенду о Камнях Контраста и истории о Ключах к Камням. А еще я изучала «Философию Контраста».
— Веришь ли ты сама в эти легенды?
— Моя тетя верит в Ключи, — задумчиво ответила Кэлен. — Думаю, трудно найти Целительницу, которая не верила бы в них. Светлый Ключ — это то, откуда проистекает сила Песков Равномерности, и именно поэтому Пески являются огромной ценностью для любой Целительницы. Моя тетя очень мудрая женщина, и если она считает эти легенды правдой и верит в них, то, значит, так оно и есть.
— Разумно сказано, — улыбнулся Квинтель. — сам я стараюсь быть очень осторожным в вопросах, которые касаются этого предмета, но тем не менее я всегда открыт для знаний.
— Как делает любой умный человек. Занталия велика, а та ее часть, что мы занимаем на Северном Континенте, очень мала по сравнению с неизвестными нам частями света. Кто знает, что происходит там, где еще не ступала наша нога?
— Очень мудрая мысль, — одобряюще сказал в ответ Квинтель.
Кэлен решила, что он хвалит ее только потому, что она — женщина; Ридж внимательно слушал их беседу.
— Спасибо, мой Лорд, — вежливо ответила она. — Я думаю, что даже если треть того, что рассказывают о Камнях Контраста, окажется правдой, все равно останутся тайны, о которых мы сможем поспорить, не так ли? Ведь никто так и не знает, кто были Лорды Рассвета и что в них было такого, что они могли управлять невообразимой мощью Камней, не говоря уж о мощи Ключей.
— Да-а, — заключил Квинтель, — только в таких больших городах, как Перепутье, ну и, пожалуй, в Слиянии кто-то мог задать себе подобный вопрос, Кэлен. Когда ты отправишься с Риджем к Высотам Разногласий, то увидишь, что во многих местах люди считают истории о Лордах Рассвета правдой и безоговорочно верят в них.
— И, — вступил в разговор Ридж, — да уберегут тебя Великие Камни от попыток развести там такую философию. Ведь за такие разговоры на нас могут и собак спустить.
— Я буду помнить об этом, Ридж, — смиренно ответила Кэлен.
Ридж одобряюще посмотрел на нее, радуясь покорности будущей жены:
— Я позабочусь о тебе, Кэлен. И позабочусь о том, чтобы ты не нажила себе неприятностей.


Спустя два часа после ужина Кэлен вышивала последнюю буковку "Р" на рубашке Риджа. Закончив, она положила иголку с ниткой и придирчиво осмотрела работу при свете масляной лампы. Конечно, она не профессиональная швея, но вышивка вышла хорошая. А если Риджу она не понравится, то пусть отпарывает ее сам. Может быть, и не стоило тратить на нее время, но тем не менее что сделано — то сделано. Она взяла две законченные рубашки, протянула руку к шнурку, чтобы вызвать слугу. Но вдруг задумалась. Покои Риджа находились всего через несколько дверей — она вполне могла отнести рубашки сама. Интересно, что он скажет? Взяв рубашки, Кэлен вышла в коридор. Но, дойдя до дверей его комнаты, она засомневалась, стоит ли ей это делать. Она ведь вполне могла передать рубашки через слугу. Кэлен, задумавшись, поджала губы, однако пальцем уже надавила на звонок.
Едва она успела что-либо сообразить, как дверь распахнулась и она оказалась лицом к лицу с Риджем.
Увидев девушку, он подозрительно спросил:
— Что такое, Кэлен? Что-нибудь случилось? Она протянула ему рубашки:
— Ты просил купить их. Думаю, счет за них и за дорожный костюм пришлют утром. Мне не хотелось бы, чтобы ты удивлялся, где они были.
Ридж задумчиво взглянул на рубашки из ланти:
— Они вышиты.
— Я не очень хорошо умею вышивать, — заволновалась Кэлен, — поэтому не стала делать буквы большими.
Ридж продолжал молча изучать вышивку.
Для того чтобы вышивка выделялась на светлом материале рубашки, Кэлен выбрала для работы коричневую нить.
— У меня никогда не было вышитых рубашек. Ридж потрогал пальцем одну из букв.
От его слов у Кэлен пересохло в горле.
— Может, ты хорошенько рассмотришь их при свете и не захочешь надевать. Спокойной ночи, Ридж. — Она отступила за порог.
— Постой. — Он поднял голову и взглянул на нее.
— Да, Ридж.
— Спасибо тебе за работу, Кэлен. Я с гордостью буду носить эти рубашки.
— Да ладно уж, не преувеличивай, — усмехнулась она.
Он расслабился и улыбнулся:
— Вышивание не самое любимое твое занятие?
— Разве тебе не приходилось совершать того, о чем ты с возрастом жалел?
Веселость исчезла из его глаз.
— Определенно, есть вещи, о которых я жалею, Кэлен, но ведь порой у нас нет выбора, не так ли?
— Нет, — прошептала она, — у нас нет выбора в том, что мы обязаны делать, Мастер. — Она отступила еще на один шаг, на ее лице появилась вежливая прощальная улыбка.
Он секунду изучал ее затененное лицо.
— Ты боишься путешествия, которое нам предстоит, Кэлен?
Она взглянула на него, удивленная вопросом. «Да, конечно, боюсь», — подумала она. Она на самом деле боялась того, что ей предстояло сделать. Она начала осознавать серьезность и опасность своей задачи. Ее будущее напрямую зависело от того, как она исполнит акт мести. Как она могла не бояться? Неудача навсегда опозорит ее, а в случае успеха она станет убийцей. Но у нее нет выбора. Свое будущее надо заслужить.
— Есть ли у меня причины для страха, Ридж? — тихо спросила она.
— В твоей ситуации любая девушка немного переживала бы. Думаю, это совершенно нормально, — мягко произнес Ридж. — Но обещаю заботиться о тебе в путешествии.
Кэлен тронуло его участие. Она не могла сказать, что заботы не потребуется, поэтому снова улыбнулась:
— Спасибо тебе, Ридж. Уверена, путешествие пройдет хорошо.
Ридж остановил ее, когда она еще раз попыталась уйти.
— Да, Ридж. — Она обернулась, приведя его в легкое замешательство.
— Кэлен, я имел в виду заботу о тебе не только в путешествии. Я хотел сказать, — произнес он, сбрасывая обычную бесстрастную маску, — что буду тебе хорошим торговым мужем.
— О… — Кэлен не знала, что сказать. Она покраснела до корней волос и радовалась, что тень скрывала это. Она почувствовала что-то вроде жалости к нему.
— Спасибо за то, что доверяешь мне, — сухо отозвалась она.
— Черт побери, Кэлен. — Риджу не понравилась нарочитая сухость ее тона. — Уж не начала ли ты жалеть о том, что подписала соглашение со мной, а не с кем-нибудь еще? — Его большие ладони в волнении сжимали рубашки. — Спасибо за вышивку, — добавил он сердито.
— Пожалуйста, Ридж. — Кэлен сочла за лучшее покинуть его, хотя и подозревала, что Ридж, стоя в дверном проеме своей комнаты, будет смотреть ей вслед. Когда она оглянулась, то увидела, что Ридж все еще стоит и удивленно и радостно смотрит на рубашки.


Совсем не радостным было настроение Риджа, когда он вечером следующего дня столкнулся с Кэлен, ожидавшей прихода Эррис в широком, выложенном мозаикой зале возле входной двери. По такому случаю Кэлен надела яркую, вызывающе короткую тунику из красной и желтой риши поверх шаровар цвета морской волны. На ногах были бархатные сапожки на высоком каблуке. Волосы она украсила гребнями, в ушах сверкали и переливались купленные днем раньше серьги из цветного стекла, похожие на баснословно дорогой зеленый хрусталь, что добывают рядом с Ущельем Длинного Когтя. Никогда до этого Кэлен не уделяла столько внимания тому, как она одета. Она чувствовала некую чарующую вольность предстоящего вечера.
По пути в покои Квинтеля Ридж обошел одну из колонн. Он надел новую рубашку с вышитой буковкой "Р" на левом рукаве. Он увидел Кэлен, и его золотистые глаза вспыхнули ярче от гнева.
— Итак, ты все-таки решила присоединиться к Эррис и ее компании?
— Я с самого начала собиралась поступить именно так, — запальчиво ответила Кэлен. — По-моему, я объяснила еще вчера вечером.
Огонь в его глазах разгорелся ярче.
— Я запрещаю тебе это.
Она вздохнула:
— Мы оба знаем, что пока ты не имеешь на это права.
— С завтрашней ночи я буду иметь все права, — отрезал Ридж. — Ради Камней, ты думаешь, мне легко? Думаешь, я запрещаю тебе участвовать в этой пирушке только из-за того, чтобы лишний раз укрепить перед тобой свой авторитет?
— Гм-м. Да. Видимо, это основная причина, которой мужчина запрещает женщине делать те или иные вещи.
В ответ он яростно посмотрел на нее:
— Я вынужден так поступать ради твоего же блага, маленькая деревенская дурочка. И в нашем с тобой браке я буду делать так же. Прошу тебя, слушайся меня. Прошлой ночью я было подумал, что ты обладаешь здравым смыслом. Я подумал…
Снаружи раздался гулкий удар тяжелого дверного молотка, и в зал вошел слуга, чтобы открыть дверь. Кэлен услышала голос Эррис и улыбнулась Риджу:
— Приятного тебе вечера, Ридж. Ведь это твоя последняя ночь свободы. У тебя есть повод повеселиться. Позвала бы тебя с собой, да боюсь, другие будут возражать.
— Черт, Кэлен, послушай, не ходи с ними, тебе там нечего делать!
— Ты не прав, Ридж. Как раз есть. Слишком долго я ждала свободы.
— Но завтра вечером эта свобода закончится, — произнес Ридж, делая шаг вперед, чтобы задержать ее, — и учти: как только ты попадешь ко мне в руки, я займусь твоим воспитанием — исправлю все твои недостатки.
— Я вижу, ты относишься к самому глупому сорту мужей.
Не слушая его, она послала ему прощальную улыбку и выпорхнула за порог. Дверь за ней захлопнулась, и она не увидела бешенного выражения лица Риджа.
— Эррис, я готова.
Эррис стояла на каменном тротуаре в компании трех женщин. Они были одеты в вызывающе яркие туники и сверкали украшениями. Они встретили Кэлен долгими изучающими взглядами, и, пока Эррис представляла их друг другу, Кэлен стало ясно, что этим вечером состоится головокружительная пирушка.
— Ну что, пошли, — скомандовала Эррис, увлекая всех за собой. — Я заказала столик в «Знаке Темного Ключа». Ну а после пойдем еще куда-нибудь, там будет видно. Не волнуйся, Кэлен, доставим тебя обратно как раз к свадьбе.
Не в силах остановить Кэлен и совершенно выведенный из себя этим фактом, Ридж открыл входную дверь и смотрел на стайку пестро одетых женщин, стоявших на улице. Они приветственно улыбнулись ему, их улыбки растворились в воздухе. Завтра ночью все изменится, пообещал он себе. Кэлен наконец узнает, что значит иметь мужа. Пусть сегодня она впервые в жизни почувствует, как от свободы может кружиться голова, но это будет ее первая и последняя подобная ночь. Этого будет достаточно, чтобы удовлетворить ее любопытство, но недостаточно, чтобы совратить, решил Ридж.
Да и потом, успокаивал он себя, Эррис наверняка понимает, насколько далеко можно зайти, показывая Кэлен настоящую жизнь свободной женщины в городе. Она наверняка осознает, что ответит перед Риджем, если Кэлен попадет в серьезную передрягу. Эррис, может, и безрассудна, но отнюдь не глупа. Сегодня ей потребуется осмотрительность. А Кэлен пусть приоткроет для себя некоторые стороны ночной жизни Перепутья, этого вполне хватит, чтобы развеять ее сельские иллюзии. Хорошее воспитание убережет ее от опрометчивых поступков.
Успокоив себя таким образом, Ридж захлопнул тяжелую дверь и направился к покоям Квинтеля. Завтра ночью все будет по-другому, уверил он себя еще раз. Отбросив дурные мысли, он бессознательно коснулся вышивки на рукаве рубашки.


Наступила полночь, темнота накрыла город, ничем, однако, не нарушив хода разухабистой вечеринки. Кэлен заметила время по водяным часам, когда они зашли в четвертую по счету таверну. Она и ее новые подруги уселись за низкий, обшитый досками стол и заказали по большой кружке красного эля. В таверне было большинство мужчин, и лишь несколько женщин мелькали то здесь, то там. Кэлен и ее подруги привлекали к себе внимание не только потому, что были женщинами, а еще и потому, что от выпитого их жесты становились все более и более развязными. Голос Кэлен был самым громким за столом.
— Тост за новую торговую жену! — Блондинка по имени Вертина провозглашала его уже в десятый раз. Каждый последующий тост был неприличнее предыдущего. — Наконец мы узнаем правду об Огненном Хлысте.
— Какую правду? — спросила Эррис, поднимая свою кружку.
— Как какую? Правду, на самом ли деле он способен взглядом накалить добела сталь из Равновесия, — ответила Вертина с улыбочкой. — На мой взгляд, если что-то и накаляется, то только в постели. Обрати на это внимание, Кэлен. По крайней мере сталь между его ног так уж точно — из Равновесия. Ридж там родился. А я всегда стараюсь проверить, какой горячей бывает эта сталь.
Кэлен покраснела от грубой шутки. Даже после вечера, проведенного в этой компании, она порой не совсем удобно чувствовала себя от некоторых реплик. Но тем не менее она, расхохотавшись, фыркнула в свою кружку:
— Конечно, я постараюсь обратить внимание.
— Да, я тут вспомнила, — вставила другая женщина, доставая из своей сумки маленький мешочек из кожи ланти, — о подарке, который приготовила для невесты. Сейчас, по-моему, самое подходящее время, чтобы вручить ей его.
Все заулыбались, соглашаясь. Кэлен тоже улыбнулась, с нетерпением ожидая подарка; от Олэр она никогда ничего не получала.
— Как мило с твоей стороны, — поблагодарила Кэлен. Она тут же развязала тонкий кожаный ремешок. Внутри мешочка она увидела порошок и осторожно понюхала его. Сначала она не поняла, что это такое, но, вглядевшись, вспомнила, что такой же порошок Олэр готовила для женщин с соседних ферм. Едкий запах селиты помог ей сразу опознать порошок. Щеки Кэлен вспыхнули.
— Спасибо, — ответила она, — вы такие заботливые.
— Тебе лучше начать принимать его сейчас, — сказала Вертина. — Маленькую щепотку, запей ее элем.
— Но в этом нет нужды до завтрашней ночи, — мягко запротестовала Кэлен.
— Ха, — улыбнулась Эррис. — Никогда нельзя знать наверняка. Ночь таит в себе столько сюрпризов. Всего лишь щепотку, но зато будешь чувствовать себя в безопасности, Кэлен.
В конце концов, хуже не будет, решила Кэлен. Она взяла щепотку порошка и запила ее элем, Вслед за этим раздались одобрительные возгласы женщин.
Громкий мужской голос из дальнего конца таверны кричал на хозяина:
— Вы что, не можете угомонить этих женщин?
Эррис широко улыбнулась, затем ответила:
— А не совершить ли тебе путешествие в Темный конец Спектра?
Еще один мужчина с противоположного угла накуренной таверны присоединился к первому мужчине. Женщина, сидящая с ним, вскочила на ноги и выразила свое несогласие тем, что вылила кружку эля на этого мужчину.
— Закрой свой рот, Блен, они не трогают тебя.
Блен заорал на всю таверну, вне себя от бешенства. Подоспел хозяин и призвал его к порядку. Тем не менее это не помогло. Еще несколько человек присоединились к мужчинам, требуя вышвырнуть; женщин на улицу. Эррис и остальные решили, что это уж слишком. Кэлен испугалась, увидев, как ее новые подруги вскочили на ноги и швырнули полные кружки эля в обидчиков.
Трудно описать словами, что тут началось. Прежде чем Кэлен успела понять, что происходит она уже оказалась в самом эпицентре свалки. Она поняла, что здесь действует единственное правило: не оставлять друзей в беде, остальное не важно. Она схватила свою кружку и бросила ее в противоположный конец таверны.
Кто-то почти немедленно вызвал городской патруль. Вскоре прибыли защитники порядка.
Спустя полчаса представитель патруля был уже у двери Квинтеля.
— Скажите Хлысту Квинтеля, что мы задержали женщину, которая утверждает, будто она — его будущая жена, — объявил представитель сонному слуге, открывшему ему дверь. — Спроси Риджа, пойдет ли он вызволять ее. Если нет, ей придется провести ночь в тюрьме.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн



Раз аннотация отсутсвует, надо ее написать :) Фантазийный мир о государстве Занталия. Два конца Спектр; темный конец и светлый. Извечная борьба зла и добра. Извечная борьба за власть. И два человека, которые полюбили друг-друга. Блестяще Кренц удаются фатастические романы! Блестяще! Читать :)
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Эннeris
7.08.2011, 18.51





КЛАС.....ПРО ЧИСТУ І СПРАВЖНЮ ЛЮБОВ
Хрустальное пламя - Кренц Джейн ЭннМІРА
18.05.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100