Читать онлайн Хрустальное пламя, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Хрустальное пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



— Слушай, ради Камней, — сказал Квинтель, — должен же я наконец знать хотя бы часть правды. Полагаю, с ролью свахи я справился хорошо. Сам ты проделал бы это гораздо хуже.
Ридж смотрел на него с другого конца комнаты и по улыбке на лице своего нанимателя понял, что это говорилось с легкой долей иронии. Не случайно этим вечером Квинтель был одет в черное и принимал гостей в Снежной комнате. Этот человек знал толк в контрастах и противоположностях, старался показать их при каждом удобном случае.
Внешность Квинтеля полностью соответствовала его вкусам: седые волосы имели необычный серебряный оттенок и были зачесаны назад от высокого лба. Серебристый оттенок волос контрастировал с почти черными глазами, которые, в свою очередь, составляли резкий контраст с бледным лицом. Обычно он одевался во все черное и подавлял своим видом собравшихся. Он и сейчас царил в этой белой комнате, сидя в кресле с черной круглой спинкой и с множеством белоснежных диванных подушек.
Ридж подумал, что без преувеличения Квинтель, Лорд Дома Парящего Фаллона, имел власть над любой толпой. Богатый потомок старого Великого Дома, он обладал мощью, авторитетом и мужским обаянием. Он мог быть очаровательным и милым, каким был в тот вечер, когда ему представили Кэлен, или жестким и требовательным, когда вел дела. Ридж знал лучше других, насколько жестоким мог быть его патрон.
Как сплетничали в городе, Квинтеля больше не устраивало управление наиболее прибыльными отраслями торговли на Северном Континенте. Кое-кто поговаривал, что Квинтель примеривается встать во главе нового Зала Равновесия, управляющей ассамблеи, в которой были представлены все города и сообщества Северного Континента. Новая центральная власть еще только зондировала почву, и местные сообщества не собирались отдавать свои права, но не было сомнений, что город Соразмерность, в котором находился Зал Равновесия, становился центром власти. Одной из самых важных функций Зала Равновесия было недавно присвоенное право признавать законно существующими новооснованные Великие Дома.
По своему облику Квинтель очень походил на символ своего гордого Дома — хищную птицу, которая звалась фаллоном. Его тело было тощим и несуразно длинным. Ридж знал, что женщины часто находили Квинтеля неотразимым, хотя каждый входящий в круг доверенных работников был в курсе, что его не интересуют женщины, да и мужчины тоже. За те годы, что Ридж работал на Квинтеля, он ни разу не видел, чтобы Лорд Дома проявил хоть какие-нибудь чувства к кому-то. Квинтель был сосредоточен только на своих исследованиях.
Квинтель был самым образованным человеком из тех, кого встречал Ридж. Любознательность его не знала границ. Его частная библиотека была обширна, а число мастеров, приглашенных преподавать различные предметы, в несколько раз превышало количество преподающих в университете Спектра. Приглашения преподавать у Квинтеля всегда с удовольствием принимались.
Квинтель занимался интеллектуальными вопросами и управлением торговой империей. Компания ученых вполне подходила ему, но ему нужен был человек, которому бы он доверял исполнение кое-каких грязных делишек, а для управления торговыми путями требовались уверенные в себе силачи. Ридж уже не помнил, с каких пор люди стали называть его Огненным Хлыстом Квинтеля.
Ридж подошел к столу, сделанному из каменных глыб, и налил себе еще один стакан теплого красного эля, которым угощал патрон.
— Хорошо, ты считаешь, что проявил талант на поле брачных услуг. Но она совсем не та, которую я себе представлял по твоим рассказам.
— Ты ожидал, что я найду для тебя профессиональную торговую жену?
— Мне кажется, так было бы логичнее. Квинтель покачал серебряной шевелюрой:
— Нет, Ридж, не совсем. В этой поездке мне неприятности не нужны. Это своего рода разведка, и очень важная для будущей торговли Песком. Твоя основная задача — узнать, что задержало три моих каравана и торговых мастеров, что были с ними в путешествии к долине Целительниц. Кроме того, мне требуется партия свежего Песка. Для этого тебе нужна женщина, а интуиция подсказывает мне, что это должна быть женщина, отмеченная Даром, с кем Целительницы захотят вести дела. Ведь Высшие Целительницы всегда придумывали нам массу затруднений, женщина же, обладающая Даром, найдет способ избежать ненужных проблем.
Квинтель недовольно поморщился.
— В своих бреднях Целительницы дошли до того, что стали менять уже сложившиеся правила, и отказываются торговать обычными порциями Песка. Торговые мастера говорили, что это произошло из-за того, что Высшие Целительницы не ладят с торговыми женами, потому как они наняты лишь на время путешествия. Они считают это неприемлемым для себя.
Квинтель опять скорчил недовольную гримасу.
— Целительницы считают, что торговые жены уступают женщинам, отмеченным Даром. Они не хотят иметь дела с ними. Я начал искать способы обойти этот запрет, но до сих пор никому так и не удалось пересечь Высоты Разногласий и вернуться обратно.
— Даже если я добьюсь успеха невзирая на все препоны, которые ставят Целительницы, я не смогу принести с собой много Песка. Ведь место для него есть только в мешках, моем и моей женщины, а если я возьму что-нибудь свыше, это может слишком замедлить мое возвращение.
Квинтель сделал глоток эля из изящного хрустального бокала, который он держал в руках.
— Мне нужна разовая поставка, ведь после этого будет понятно, смогу ли я еще получать этот чертов Песок. Если ты вернешься, решив эту проблему, я буду готовить крупную торговую делегацию.
Ридж прошелся по комнате до окна, выходящего в сад. Как и большинство частных домов в Перепутье, большой дом Квинтеля стоял на улице, окружавшей сад экзотических растений. Со стороны улицы окна были маленькие и узкие, чтобы не пропускать в комнаты уличную пыль и шум. Внутренние окна выходили на благоухающий цветущий сад. Этим вечером он был наполнен красноватым сияющим светом. Симметра, красная луна Занталии, была в полной силе. Ридж любовался открывшейся ему картиной и обдумывал слова Квинтеля.
— Кто-нибудь интересовался, как ты собираешься добыть Песок? — спросил он. Квинтель поколебался и проговорил:
— Вопрос стоял на последнем заседании Городского Совета. Я смог убедить членов Совета в том, что затруднения в поставках были временными и что количество завозимого Песка будет прежним.
— Они не осмелятся забрать у тебя торговлю Песком и отдать кому-нибудь другому, — убежденно произнес Ридж.
— Никто не может стать выше Совета, Ридж. Здесь, в Перепутье, Песок — главное в нашей торговле, то, что обеспечивает процветание и могущество нашего города. И если городу угрожает потеря этого торгового пути из-за того, что Торговый Барон не в силах контролировать его, Совет отберет у меня торговлю. Мы оба знаем это.
Ридж отвернулся от окна.
— Ты получишь Песок, когда я вернусь, обещаю.
Квинтель улыбнулся:
— Я знаю. — И, помолчав, добавил:
— Должен сказать тебе еще одну вещь. Когда посланные караваны пришли пустыми, мастер, посланный с ними, не вернулся.
— Кого ты посылал?
— Трантеля.
Ридж кивнул:
— Он хороший мастер.
— Теперь у меня есть подозрения, что он уже мертв.
Ридж нахмурился:
— Хотя Целительницы и ставят нам всяческие препоны, но они никогда не убивают. Они не могут убивать. Каждый знает об этом.
Квинтель пожал плечами:
— Не знаю, что происходит, Огненный Хлыст. И это еще одна причина, из-за которой я посылаю тебя туда.
Двое мужчин молча смотрели друг на друга в белой комнате. Им не нужно было больше обсуждать предстоящую миссию. Ридж дал свое согласие; он может сделать это. Оба принимали это как данность.
— Да, насчет женщины.
— А что насчет женщины? Ты нанял ее, и мне кажется, ты знал, что делал, даже если ты новичок в брачном бизнесе, — небрежно произнес Ридж.
Квинтель пропустил это замечание мимо ушей.
— Она наша главная ставка в игре с Целительницами. Правда, сама она не Целительница, зато ее тетя Целительница, а Дар передается в семьях по женской линии — это уже заведенный порядок вещей. У Кэлен, может быть, недостаточно Дара, но все-таки у нас есть шанс заставить Высших Целительниц вести с ней торговлю.
— А нет возможности нанять настоящую Целительницу?
— К сожалению, нет. Целительницы гордые. Большинство из них считают недостойным для себя стать торговой женой. И, о Камни, наиболее одаренные и посвященные из них становятся Высшими Целительницами и уходят к Высотам Разногласий, избегая тем самым общения с мужчинами. — Пренебрежительный тон Квинтеля ясно давал понять, что он, как и другие мужчины, не одобряет такую независимость.
— Обычные Целительницы и женщины, осененные Даром, почти всегда замужем. Из них получаются изумительные жены. К тому же, иметь в доме Целительницу вообще престижно. Но их совсем не прельщает роль торговой жены. Да и потом, неужели ты думаешь, что найдется мужчина, который отпустит свою жену в путешествие в качестве торговой жены даже ради доли в поставке Песка?
Губы Риджа едва заметно дрогнули.
— Ради Темного конца Спектра, уверен, что нет.
— Вот именно. — Квинтель согласно кивнул. — И теперь ты — самый последний по рождению, но гордости и амбиций у тебя не меньше, чем у любого Лорда Великого Дома, не так ли?
— Намекаешь на то, что я незаконнорожденный? — горько проговорил Ридж. — Что же ты не произнес этого, Квинтель? Ведь мы оба знаем, что это так.
— Твой статус не более чем временная ошибка, Ридж. Я уверен в этом так же, как в том, что каждый месяц бывает полнолуние Симметры, — добавил Квинтель. — Придет время, и ты заложишь свой собственный Дом, и он непременно станет одним из Великих Домов. Я мог подобрать тебя с улицы и научить манерам, но огонь, который всегда горит в тебе, — это твое собственное, данное тебе при рождении, и он поведет тебя далеко.
— Скоро, — пробормотал Ридж, — очень скоро.
— Вполне возможно, что уже после этого предприятия, — так же тихо сказал Квинтель. — Если ты покажешь, что с женщиной можешь обращаться так же хорошо, как с синтаром.
Ридж недоуменно посмотрел на него:
— Что ты имеешь в виду?
— Ничего особенного, кроме того, что ты полностью получишь всю прибыль от этого предприятия, — Квинтель сделал еще один глоток эля, прежде чем до Риджа дошел смысл сказанного им, — за исключением тридцати процентов, что пойдут женщине и ее тетке. Плюс к этому я отдаю тебе долю участия в добыче, планирую выделить тебе около двадцати процентов. За это ты будешь управлять добычей Песка для меня.
Ридж напряженно ждал.
— Не понимаю.
— Сейчас поймешь. — Квинтель наклонился вперед, темные глаза засветились решимостью. — Для меня жизненно важно, чтобы восстановилась добыча и постоянная поставка Песка и, главное, не прекращалась до тех пор, пока я отвечаю за это. Но вместе с тем я не заинтересован в какой-либо прибыли именно от этого путешествия. Весь Песок, доставленный тобой в Перепутье, в любом случае достанется тебе. Честно говоря, мне надоело посвящать львиную долю своего времени и внимания решению бесконечных проблем с добычей и торговлей Песком. Мне очень хотелось бы передать руководство другому, но при этом я не хочу терять контроля за добычей. Я всецело доверяю тебе, Огненный Хлыст, и поэтому отдаю управление в твои руки. Подумай об этом, Ридж. Чем больше Песка ты принесешь, тем богаче станешь. Если ты сумеешь наладить постоянные поставки, это станет солидным основанием твоему Дому, добавь к этому еще и деньги, которые поступят в будущем от добычи Песка. Надеюсь, это будет солидная сумма. Из денег проистекает власть. Деньги и власть помогут тебе в основании твоего собственного Великого Дома.
Ридж почувствовал, как забурлила кровь, словно он готовился к схватке с оружием в руках. Но в отличие от злости, приносящей смерть врагу, он ощущал ошеломляющий восторг. Только после медленного, глубокого вздоха он произнес:
— Ты очень великодушен, Квинтель.
— Ничего подобного, я всего лишь практичен. Ты долго и хорошо мне служил, Ридж. Своими великими свершениями я обязан тебе. Рано или поздно ты станешь хозяином своего Дома. Ничто, кроме смерти, не остановит тебя на этом пути. Я отлично понимаю, что основание Дома — главная цель твоей жизни. Прекрасно. Я всегда плачу долги. Отплачу и тебе за годы верной службы. Я дам тебе шанс претворить твои мечты в жизнь после одного-единственного предприятия.
Ридж ощутил пристальный взгляд патрона.
— Не знаю, что и сказать. Квинтель улыбнулся:
— Ничего и не говори. Ты бы лучше поговорил с Кэлен. И не просто поговорил, а наладил бы отношения. Тебе очень понадобится ее помощь в предстоящем путешествии, Ридж.
Ридж прищурился:
— Она поможет в любом случае. Ее доля в прибыли — хороший стимул для нее.
— Я имел в виду совсем не это. Ты должен обольстить ее, Торговый Мастер. Пусть она забудет обо всем, кроме тебя. Сделай ее своей настоящей женой. И вот почему. Два торговых мастера, что вернулись последними, рассказали мне, что Высшие Целительницы потому отказались от сделок, что торговые жены всего лишь наняты на время и настоящими женами не являются.
— Но ведь торговые мастера спят с этими женщинами, — раздраженно заметил Ридж, — к тому же контракт делает эти браки законными. Чего же им еще надо?
— Целительницам долины все это понятно, но тем не менее подобные отношения перестали их устраивать.
— Почему?
— Мне стало известно, что для них эти браки не считаются действительными, хотя раньше они признавали какую-то часть из них. У них нет логичного и понятного объяснения, но, учитывая то, что говорили мне побывавшие там мастера, все-таки есть какой-то изъян в отношениях между торговцами и их женами. Видишь ли, для Целительниц недостаточно того, что они спят вместе, даже если это и делается по закону. Похоже, они хотят видеть нечто большее в этих отношениях.
— Что же? — кисло спросил Ридж.
Квинтель вздохнул:
— Не знаю, но думаю, что это должна быть качественно другая, эмоциональная связь между мужчиной и женщиной. Что-то, что женщина сразу увидит и поймет, нечто большее, чем просто деловое соглашение. По-видимому, прежние жены торговцев были очень откровенны с Целительницами, и это явилось для них наглядным примером. Никто и никогда не сможет до конца постичь Целительниц, да и женщин вообще. У меня сложилось такое ощущение, что они хотят иметь дело с женщиной, которая была бы не только деловым партнером торговца. Думаю, Ридж, что пока ты будешь покорять горы, должно появиться нечто, что накрепко свяжет тебя и Кэлен, свяжет гораздо крепче, чем формальный брачный договор. Что ж, серьезное испытание для твоего таланта обольстителя, Торговый Мастер. Ридж изумленно уставился на него:
— Я все же тебя плохо понимаю.
— Ридж, я хочу всего лишь объяснить тебе то, что ты должен попытаться добиться расположения женщины, которая будет с тобой. И вот еще что. За время пути к Высотам Разногласий ты обязан сделать так, чтобы она была уверена в том, что между вами есть крепкая связь. Учти, Целительницы сумеют отличить, так ли это на самом деле, и если они не признают ее твоей женой в полном смысле этого слова, ты должен наизнанку вывернуться, но убедить их в этом. Никто не знает, что они еще могут придумать в будущем.
Ридж тихо выругался:
— Великие Камни, похоже, ты стараешься усложнить мою задачу так, как только возможно.
— Нет, Ридж. Зачем мне это? Виноваты здесь Целительницы, только они одни.
— Но надеюсь, по возвращении в Перепутье вся эта петрушка с Кэлен прекратится?
Квинтель кивнул:
— Да, думаю, по возвращении так и случится. Ты должен знать, что главное в обольщении — суметь сделать так, чтобы женщина полагалась только на свои чувства, а не на разум, и поступала в соответствии с ними же. Будет лучше, если ты начнешь прямо сейчас.
Ридж невесело усмехнулся:
— Ты выбрал не того человека для этой работенки, Квинтель. Мне проще перерезать глотку кому-нибудь для тебя, но соблазнить женщину? Это требует настоящего мастерства, а ты знаешь, я никогда не был силен в этом.
— Я верю в тебя, Огненный Хлыст. И даю тебе шанс, который перевернет твою жизнь.
Ридж думал, что всегда мечтал о шансе, который предложил ему Квинтель.
— Поездка должна быть интересной.
— Уверен, что именно так и будет, — согласился Квинтель.
Ридж обдумывал задачу, что предстояла ему, и неожиданно улыбнулся:
— Она продемонстрировала изумительные манеры за ужином, не так ли? — Он почувствовал какую-то странную гордость. — Ты бы никогда не подумал, что она выросла в Слиянии.
— Не забывай, она из семьи Целительниц. Они выбились из средненького Дома фермеров и прекрасно осознают это. Кэлен, несомненно, получила прекрасное образование и научилась правильным манерам и поведению. И поэтому нет ничего удивительного в том, как она держала себя сегодня вечером. Очаровательная девушка.
Скорее очарованная Квинтелем, подумал Ридж, вспомнив, как Кэлен незаметно изучала хозяина дома за ужином. Любопытство Кэлен относительно Квинтеля начинало раздражать его. Он хотел было сказать Кэлен, что если Квинтель и проявит слабость перед женщиной, то в любом случае он не имеет видов на Кэлен. Она по контракту должна выйти замуж за Риджа, и ему хотелось бы, чтобы и в мыслях она соблюдала его условия так же, как на деле. Ничто не помешает ему вернуться с Высот Разногласий с грузом Песка. Ридж решительно поднялся на ноги. Нет лучшего момента, чем сейчас, чтобы внушить Кэлен чувство уверенности. Он хмуро улыбнулся Лорду:
— Ты задумал не только это, Квинтель. Естественно, ты понимаешь, что даже дочь фермера обладает большим наследством, чем я.
Квинтель посмотрел на него долгим понимающим взглядом:
— Ты тратишь свою жизнь, доказывая мне и всем подряд, что факт твоего рождения не помешает тебе добиться всего, что ты хочешь получить от мира. Несомненно, ты не позволишь простой крестьянской девочке взять над тобой верх. Но с другой стороны, став торговой женой, ей сложно будет принести тебе большее положение, чем ты имеешь.
Ридж пожал плечами:
— Возможно. Представляю, что будет, если она узнает.
— Узнает что? Что у тебя нет имени Дома? Я уверен, что она уже знает. Наверняка нашлись доброхоты, рассказавшие ей, что ты вырос на улицах Равновесия, не зная имени своего отца. Мне не хотелось бы, чтобы это расстраивало тебя.
Ридж стиснул зубы, пытаясь вытеснить прежние воспоминания. Не было смысла вспоминать о тех ранних днях. Он бежал от бедности и жестокости мира, который убил его мать. Смерть ее наступила, когда Риджу еще не исполнилось восьми лет. Она умерла от какого-то легочного заболевания, которое без труда вылечила бы любая Целительница, если бы мать могла позвать ее. Нет, в отличие от Риджа его мать не выдержала той жизни. Квинтель был прав. Ридж не позволит прошлому помешать ему. Его задание вполне выполнимо, и если воспользоваться случаем, который представился ему, то первым делом нужно обольстить и подчинить новую торговую жену, и да будет так.
— Если ты меня извинишь, я, наверное, пойду в свои покои. Уже поздно, а у меня был очень загруженный день. — Ридж подошел к двери.
Квинтель поставил кубок.
— Да и мне тоже пора удалиться. Еще предстоит сделать кое-что сегодня вечером. Ридж улыбнулся:
— Интересно, есть что-нибудь, что может отвлечь тебя от твоих занятий?
— Ничего, — просто ответил Квинтель. Он поднялся и, одетый в черное, казался аскетически худым. — Ивис будет с минуты на минуту у моего кабинета с ежевечерним бокалом вина из Энканы.
Ридж поклонился:
— Тогда желаю вам доброго вечера, мой Лорд.
— Да, Ридж, совсем забыл, осталась еще одна вещь.
Ридж остановился и повернулся к патрону:
— Да?
— Брак… Это, конечно, твое дело, но мне кажется, мы должны отметить его.
Ридж непонимающе посмотрел на него:
— Это же чисто деловая договоренность, чего ж тут праздновать?
— Ради женщины, Ридж. Это сделает соглашение очень похожим на настоящий брак — романтика, переживания. С другой стороны, — Квинтель позволил себе улыбнуться, что было редкостью, — я надеюсь увидеть тебя по-настоящему женатым, мой мальчик. Ты всегда как-то ухитрялся не брать с собой торговую жену. Кто знает? Может быть, первый раз будет удачным для тебя. Контракт с Кэлен вполне может перерасти в постоянный. Думаю, мы устроим вам шикарные проводы.
— Ты что, решил на мне испытать твой своеобразный юмор, Квинтель? — спросил Ридж, подавляя тяжелый вздох.
Улыбка исчезла с лица Квинтеля:
— Моя интуиция подсказывает, что свадьба станет прекрасным первым шагом в предстоящем предприятии. Мне нужна вся удача Спектра для этого путешествия.
— Да? И, проведя меня через официальную брачную церемонию, ты станешь удачливей?
— Не ворчи. Мне расплачиваться за это.
Ридж снова повернулся к двери:
— У меня почему-то такое чувство, что так или иначе мне тоже придется платить.
Он раздраженно распахнул дверь из лунного дерева — единственное цветное пятно в белой комнате — и спустился в зал. Он мог совершить убийство для Квинтеля, возникни такая необходимость, а она возникала, и не раз. Но вынести по полной программе свадебную церемонию, когда невестой будет простушка, предназначенная лишь в торговые жены, да и то ненадолго, — это было слишком. Он представил себе, как Кэлен отнесется к такой новости.
Ридж прошел мягко освещенный зал и вышел в залитый лунным светом продолговатый сад, отделяющий покои Квинтеля от помещений, предназначенных для слуг, и комнат для гостей. Квинтель был гостеприимным хозяином, но строго следил за тем, чтобы никто не нарушал его покой, всегда обращая внимание на то, скольких людей приютить под своей богатой крышей. Никто не мог вторгнуться в частный мир Квинтеля без его приглашения.
Ридж мог обойти сад через портик с колоннами, который окружал его. Но тропинки в саду, выложенные радужным дождевым камнем, сегодня ночью переливались и словно приглашали пройтись по ним. Дождевой камень, точно вымытый в красном отсвете Симметры, отражал лунный свет с невероятным блеском. Ридж взглянул на красное небесное тело и решил, что, пожалуй, Квинтель знает, что он делает: полнолуние Симметры издавна считалось наиболее подходящим для начала важных дел. Полная луна традиционно считалась символом торговцев, и Ридж, хотя и был не совсем торговцем, отчасти верил в этот знак удачи. По его понятиям, всегда можно полагаться на везение в любой точке Спектра, даже если человек добивается удачи в одиночку.
Он уже прошел полпути через сад, дошел до фонтана, сделанного из черно-белого оникса, с вырывающимися черными и белыми струями воды и заметил, что его жертва вовсе не ждет его в своей комнате. Он остановился, инстинктивно спрятавшись в тени фонтана, и стал наблюдать за Кэлен, пробиравшейся через сад. Должно быть, отблески красной луны на дождевых камнях выманили ее из комнаты. Или, может быть, ей просто не спалось. Ридж жалел, что плохо знал женщин, часто он затруднялся сказать, о чем они думают, еще сложнее было объяснить их поступки. Может ли мужчина вообще надеяться понять то, что берет начало от Светлого конца Спектра? Он лишь может стараться как следует управлять этим.
Он смотрел на Кэлен в лунном свете и решил, что ему доставляет удовольствие наблюдать за ней. Волосы падали на плечи массой подсвеченных красных колечек, светлая туника искрилась золотом от яркого блеска Симметры. Она двигалась грациозно, изящно, и он живо представил, как она может двигаться под ним в постели. Внезапно что-то в нем возжаждало выяснить это. Он почувствовал неожиданную ярость, когда увидел, что Кэлен побежала к террасе, ведущей в ту часть большого дома, где располагались покои Квинтеля.
Кэлен не знала, что в саду кто-то есть, пока не услышала спокойный голос Риджа за своей спиной. Она, испугавшись, резко обернулась.
— Там апартаменты Торгового Барона, — сказал Ридж; ничего нельзя было прочитать в его глазах при красном лунном свете. — Никто не имеет права заходить в эту часть дома без его личного приглашения.
Кэлен попыталась исправить положение:
— Извините. Я совершенно не представляю, куда попала. Дом так велик, и в нем легко запутаться.
Последнее ее утверждение было справедливым. Этот дом с двумя рядами просторных комнат и с бесконечными садами был гораздо больше, чем любой из домов, что она видела до сих пор, даже Великий Дом ее детства, который она смутно помнила, был меньше его. Комнаты особняка перемежались садами. Все было искусно продумано так, чтобы возникал контраст за контрастом: круги и овалы, треугольники и прямоугольники — каждая комната тщательно планировалась в соответствии с соседним садом.
Но ссылка Кэлен на дом была не более чем простая уловка — она надеялась, что Ридж не догадается о том, что на самом деле она не потерялась. Напротив, она очень хорошо знала, где находятся апартаменты Квинтеля, ведь она неоднократно просила слуг объяснить ей, что и где находится в доме. Убийство требует подготовки, и, чтобы привести его в исполнение, ей надо было выяснить, где Квинтель обычно коротает вечера. Олэр дала предельно точные указания, но Кэлен знала, что будет чувствовать себя гораздо спокойнее, если увидит все собственными глазами. Она хотела подробнее узнать, чем занимается Квинтель вечерами, когда Ридж застал ее врасплох.
В красном лунном свете Ридж выглядел суровым и Даже зловещим; тень делала его устрашающе огромным. Однако сейчас она не осознавала ничего — ни его роста, ни силы, ни чего-либо еще. Вместе с шоком Кэлен внезапно поняла: что-то в этом мужчине принуждает ее опуститься на уровень, гораздо более примитивный, чем ее собственный. Но это испугало ее лишь на мгновение — ведь этот мужчина не для нее. Естественно, она не собиралась отказываться от мужчин в своем свободном будущем, но среди будущих мужчин Риджу не находилось места. Кэлен сведет счеты с Квинтелем и, когда ее миссия будет окончена, пойдет по другой, совершенно новой стезе. Она уж постарается никогда больше не увидеть Риджа. Квинтелю предназначена смерть от естественных причин — Кэлен совсем не хотелось, чтобы кто-нибудь заподозрил ее. И самое главное, Олэр запретила племяннице познать опасное искушение: сексуальную свободу. Предписание Олэр диктовалось не строгими убеждениями тетушки, а тем, что пробуждение чувственности может помешать исполнению миссии.
— Ничего страшного. — Ридж крепко взял ее под руку. — Я провожу тебя в твою часть дома. Мне хотелось бы поговорить с тобой.
Кэлен с трудом взглянула на него:
— Конечно, Торговый Мастер.
— Мне кажется, тебе лучше отбросить титулы и называть меня просто Ридж.
— Хорошо. Как скажешь.
Он ничего не ответил, и они шли в молчании, пока он собирался с мыслями. Кэлен тревожно ждала, гадая, почему ему так сложно начать разговор.
— Квинтель решил устроить для нас соответствующую свадьбу. — Ридж был настроен весьма агрессивно, так как ждал возражений со стороны Кэлен.
Кэлен расслабилась, успокоенная тем, что не придется как-то оправдывать свое присутствие в саду.
— Очень великодушно с его стороны. — «Шикарная свадьба, — подумала Кэлен, — как раз то, о чем предупреждала Олэр».
— Квинтель решил, что подобающая свадебная церемония станет хорошим началом для нашего путешествия, — хмуро продолжал Ридж. — Он не пренебрегает обычаями и вдобавок поразительно тонко чувствует ситуацию.
— Он страшно похож на мою тетушку, — коротко заметила Кэлен. — Он тоже входит в транс?
— Ну конечно, нет, — недовольно пробормотал Ридж. — Это удел женщин. Ни один мужчина не скажет о себе, что может впасть в глубокий транс.
— Проще говоря, — съехидничала Кэлен, — ему будет стыдно признаться, что он наделен такими женскими качествами?
Риджу было нелегко сохранить терпение.
— Я только хотел сказать, что у моего работодателя превосходное чутье. Чутье настоящего купца. Скажу больше — он просто гений. Я никогда не спорю с ним, если он что-то решил. — Ридж замолчал и с заметной неохотой добавил:
— По крайней мере стараюсь не спорить. Он почти всегда оказывается прав.
— Выходит, раз он считает, что мы с тобой должны разыграть весь этот фарс, ты решил, что это гениальная идея? — Видя, что перспектива оказаться героем грандиозной свадебной церемонии вызывает у него смешанные чувства, она не могла отказать себе в удовольствии уколоть его.
Ридж помялся и сухо проронил:
— Он убежден, что это будет содействовать успешному выполнению нашей миссии.
— Гм. Иными словами, считает, что Высшие Целительницы будут ко мне более благосклонны, если я предстану перед ними в роли настоящей жены. Он надеется, что после свадьбы я буду выглядеть более замужней, так?
Ридж внезапно остановился и посмотрел на нее взглядом, исполненным тайного обожания:
— Я бы сказал, в тебе есть изрядная доля женской интуиции.
— Я предпочитаю называть это способностью противостоять мужской логике, — вполголоса произнесла она, заведомо зная, что это замечание вызовет у него раздражение. Она понимала, что мужчины неохотно признают за женщинами способность мыслить логически. Логическое мышление традиционно принято считать уделом мужчин, талантом, берущим начало в Темном конце Спектра. Однако к ее удивлению, Ридж не попался на эту приманку.
— Кэлен, сегодня я не буду спорить с тобой по пустякам, — сказал он. — Через три дня нам предстоит бракосочетание — таков окончательный вердикт. Думаю, тебе надо приобрести свадебную накидку. Купи что нужно. Пусть пришлют счет на мое имя. И не забудь купить пару рубашек для меня.
Кэлен насмешливо вскинула брови:
— Ты начинаешь походить на женатого мужчину.
К ее изумлению, Ридж отнесся к этому заявлению вполне серьезно.
— Разумеется, а как же иначе? А ты разве не чувствуешь себя невестой?
— Нет, — отрезала она. — По мне, все это не более чем спектакль. — «И моя роль в нем закончится, как только я выполню свой долг», — подумала она про себя. — Не забывай: между нами сугубо Деловые отношения.
Прищурившись, Ридж пристально вгляделся в ее глаза и мягко опустил руки ей на плечи. Кэлен почувствовала силу и энергию, исходящие от него, и глубоко вздохнула. Она прочла в его глазах внутреннюю решимость, не зная, сожалеть или радоваться тому, что он нашел ее в саду. Она не привыкла к компании мужчин и никогда в жизни не стояла в лунном свете наедине с человеком, от которого исходила мужская необузданная энергия. Она смутилась, но тут же напомнила себе, что скоро откроется новая чистая страничка в ее жизни, куда обязательно будут вписаны и мужчины. И ее миссия, конечно, нисколько не пострадает от того, что сейчас она позволяла себе вкусить немного будущей жизни.
— Возможно, — медленно, растягивая слова, начал Ридж необыкновенно мягким голосом, — я должен воспринимать и исполнять обязанности мужа по-настоящему. Если я почувствую себя настоящим мужем, Кэлен, тогда и ты будешь чувствовать себя настоящей женой.
Кэлен застыла на месте, сердце екнуло — она поняла, что он собирается поцеловать ее. На мгновение перед ней предстало осуждающее лицо Олэр. Тетушка была бы страшно возмущена. Сказать по правде, Кэлен тоже испугалась. Она часто думала о том, что когда-нибудь настанет момент и она узнает, что такое мужское объятие. Этот момент настал так неожиданно, что она растерялась. Кэлен вдруг поняла, что не объятия ее страшат, а то, что Ридж, возможно, не тот человек, с которым можно экспериментировать. Слишком многое поставлено на карту.
В замешательстве она пыталась уклониться от поцелуя, но губы Риджа приблизились к ее губам, и отступать было поздно. Он все сильнее сжимал ее в своих объятиях, все ближе привлекал к своему сильному телу и наконец коснулся губ.
Кэлен почувствовала себя как бы парящей в красном лунном свете: будто она не была больше самой собой, будто еще мгновение — и она сольется с тем, кто был ее полной противоположностью. Такого ощущения она никогда не испытывала ранее. Где-то глубоко. в сознании вспыхнуло предостережение Олэр: «Не уступай мужчине до тех пор, пока не исполнишь свой долг и не отомстишь за поруганную честь нашего Дома. Объятия мужчины могут стать слишком опасными для тебя».
Говоря «уступить мужчине», Олэр, конечно же, имела в виду акт любви. «Но при чем здесь поцелуй? — успокаивала себя Кэлен. — Неужели он повредит?»
Губы Риджа скользили по ее губам сначала медленно, но затем все настойчивей и настойчивей, как бы требуя ответа. Кэлен почувствовала легкий укус его зубов, что удивило ее. Губы ее приоткрылись, и его язык мгновенно оказался внутри, властно исследуя и наслаждаясь так порывисто и бесстыдно, что она едва не потеряла сознание.
Кэлен издала легкий стон, почувствовав, как его руки опускаются ниже по спине. Она обхватила его шею и ощутила, как тяжело дышит Ридж. Интуиция подсказывала ей, что Ридж, так же как и она, был сбит с толку, словно этот поцелуй был совсем не тем, чего он ждал. Она могла бы поклясться, что его мужественные, сильные руки дрожали. Но почти сразу же он полностью овладел собой и ситуацией. Широкие ладони обхватили ее пышные ягодицы и с силой притянули к своему телу. В объятиях Риджа не чувствовалось богатого опыта подобных отношений, это скорее был голод плоти; Кэлен ощущала этот голод и в своем теле.
Она вдруг подумала о сладостном столкновении двух противоположностей. Целомудренные холмики ее грудей были прижаты к его твердой мускулистой груди; мягкие бедра оказались в ловушке сильных тренированных коленей Риджа; она ощущала, как шершавые пальцы скользили по ее ягодицам. Он издал едва слышный стон. Жаркие губы сливались с прохладными губами Кэлен, неся ощущение неповторимости и неизъяснимости.
Нет ничего удивительного, что любовный акт считается примером прекрасного союза противоположных сил, подумала Кэлен. Теперь она могла представить себе, что значит разделить ложе с мужчиной, если даже простой поцелуй принес ей такое сказочно сладостное опустошение.
Ошеломленная происшедшим, она открыла глаза, когда Ридж наконец оставил ее губы. В багрово-красном свете Симметры она смотрела на Риджа из-под опущенных ресниц. Он задумчиво изучал ее лицо; глаза его были затуманены. Он слегка коснулся ее волос.
— Цвет заката, — тихо сказал он, погружая пальцы в густые, вьющиеся колечками волосы, — время свидания и объятий света и темноты.
Кэлен ничего не ответила, она ждала чего-то, не зная, как об этом спросить. Пальцы Риджа скользнули к подбородку Кэлен. Глаза неотрывно следили за выражением ее глаз.
Ладонь опустилась ниже, коснулась шеи, затем груди. Сквозь тонкую ткань туники Кэлен почувствовала прикосновение. Пальцы нежно касались соска, и неизведанная до сих пор теплота разлилась по ее телу. Ридж словно понял ее ощущения, и его ладонь оказалась еще ниже — коснулась плавного изгиба плоского живота и скользнула дальше — к центру, где не останавливаясь бурлил, растекаясь по венам, горячий, животворящий поток.
Кэлен стояла неподвижно, боясь шелохнуться. Они смотрели друг другу в глаза, и Кэлен казалось, никакая сила не сможет разъединить их.
Снова из потаенного уголка ее сознания всплыли предостережения Олэр: «Когда две подходящие друг другу противоположности Спектра сталкиваются, то энергия, исходящая от них, способна разрушить все вокруг».
На счастье или на беду, но Кэлен почувствовала, что Спектр показал ей ее половину, сведя с человеком, которого прозвали Огненным Хлыстом.
Кэлен решила немедленно остановить происходящее: набрав в легкие воздуха, она дрожа отступила назад. Руки, обвивавшие шею Риджа, соскользнули вниз. Он не попытался остановить ее, но с тревогой взглянул на нее.
— Доброй ночи, Ридж. — Словно освободившись от невидимых пут, Кэлен отступила еще на шаг. Инстинктивно ей захотелось убежать от него подальше. Она отвернулась.
— Кэлен. — Хриплый голос прозвучал откуда-то издалека. — Мы должны кое-что сегодня обсудить.
Она остановилась на дорожке, ведущей в ее покои, и спросила, не оглядываясь:
— Что ты имеешь в виду?
— Я тот человек, за которого ты по соглашению выходишь замуж.
— Знаю.
— Квинтель не для тебя. Еще ни одна женщина не привлекла его, но очень часто они по-глупому влюбляются в него. Пожалуйста, не позволяй своему любопытству довести тебя до безрассудного и опрометчивого шага.
Будто пелена спала с Кэлен после этих слов. Они уничтожили магию багровой луны этого вечера. Кэлен высокомерно вздернула подбородок. Как этот безродный смеет указывать дочери Великого Дома? Пусть сейчас все принимают ее за дочь фермера — все равно это верх неприличия и наглости.
— Помни, Ридж, ты просто временный муж, не более. Выбрось из головы глупые мысли о долге и ответственности.
— Договор заключен на короткое время, но это время настоящее, — спокойно произнес Ридж, — не забывай об этом, Кэлен.
Она ничего не ответила и пошла дальше по дорожке, заставляя себя идти степенно. Лишь скрывшись в тени галереи, она подобрала подол туники и стремительно побежала в свою комнату.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хрустальное пламя - Кренц Джейн Энн



Раз аннотация отсутсвует, надо ее написать :) Фантазийный мир о государстве Занталия. Два конца Спектр; темный конец и светлый. Извечная борьба зла и добра. Извечная борьба за власть. И два человека, которые полюбили друг-друга. Блестяще Кренц удаются фатастические романы! Блестяще! Читать :)
Хрустальное пламя - Кренц Джейн Эннeris
7.08.2011, 18.51





КЛАС.....ПРО ЧИСТУ І СПРАВЖНЮ ЛЮБОВ
Хрустальное пламя - Кренц Джейн ЭннМІРА
18.05.2015, 0.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100