Читать онлайн Глубокие воды, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Глубокие воды - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Глубокие воды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Только самый проницательный наблюдатель может почувствовать глубины, спрятанные в морях жизни других людей. И только наивный или отчаянно смелый отважится заглянуть в эти тайные глубины.
Из дневника Хейдена Стоуна.
Задумавшись, Илиас неподвижно стоял в глубине слабо освещенного помещения. Своей неподвижностью он напоминал паука, караулящего добычу. Его непринужденная поза заставила Чарити поверить, что Илиас будет ждать ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы жертва осмелилась к нему приблизиться.
— Мистер Уинтерс? — с легким сомнением в голосе спросила Чарити, открывая дверь и стараясь что-нибудь разглядеть в полумраке, царившем внутри. Под мышкой она держала папку с бумагами.
— О мисс Трут! — Тихий голос Илиаса Уинтерса доносился со стороны неосвещенного пространства. — Пожалуйста, входите. У меня почему-то было предчувствие, что вы рано или поздно здесь появитесь.
Он находился в самом дальнем конце приспособленного под магазин старого склада, но тем не менее Чарити отчетливо слышала каждое его слово. Ее начало слегка знобить от смешанного чувства интереса и тревоги. Голос Илиаса был глубоким, как море, и притягивал ее, словно опасная приманка. Она нерешительно вошла в дверь, пытаясь избавиться от чувства робости и возбуждения, охватившего ее. Чтобы успокоиться, Чарити напомнила себе, что ее привели сюда дела.
— Извините, что помешала вам, — проговорила она быстро.
— Ничего страшного.
— Видите ли, мой книжный магазин «Шепот» находится на другом конце пристани.
— Я знаю об этом.
Необычность происходящего, как всегда, скрывалась за самыми обычными словами. У Чарити было такое ощущение, что она дает показания в суде. Не зная, как сразу перейти к делу, ради которого пришла сюда, Чарити помолчала.
Несмотря на обуревавшие ее сомнения, она все-таки сумела взять себя в руки. Оставив мир большого бизнеса с его бешеной конкуренцией год назад, Чарити при необходимости все еще могла применять свои старые навыки. Она набрала в легкие побольше воздуха и храбро начала:
— Как президент ассоциации лавочников пристани Чокнутого Отиса, я хочу предложить вам присоединиться к нашей небольшой группе.
— Благодарю вас.
По голосу Уинтерса было понятно, что это предложение не произвело на него большого впечатления. С другой стороны, можно было заметить, что оно и не осталось совсем без внимания. В этом низком, вкрадчивом голосе чувствовалось присутствие какого-то неестественного спокойствия. Чарити сначала даже удивилась, подумав про себя, что Уинтерс, должно быть, принял транквилизатор, но тут же отбросила эту мысль. Под действием успокоительного никому бы не удалось вложить столько скрытой силы в несколько слов.
Она осторожно шагнула вперед по дощатому полу. Звук ее шага затерялся в торжественной тишине магазина, которую нарушал лишь мягкий шелест волн под старой пристанью. Зато следующий ее шаг вызвал резкий, высокий стон протестующей древесины, и сразу тысячи легких пылинок взмыли в воздух и закружились в своем танце.
Всякий раз, когда Чарити входила в магазинчик Уинтерса, она задумывалась о таинственных домах с привидениями и старых кладбищах. Однажды, когда выдался подходящий случай, она заметила прежнему владельцу магазина Хейдену Стоуну, что немного пыли и тусклый свет рождают удивительные впечатления у посетителей.
Илиас продолжал неподвижно стоять в тени за прилавком, где разглядеть его было довольно трудно, поскольку туда не доходил тусклый свет лампочек под потолком, а подслеповатые оконца не впускали день. Из-за этого Чарити никак не могла рассмотреть в этом полумраке лицо Уинтерса и с большим трудом различала его силуэт на фоне старинной машины для предсказаний, расположенной за прилавком.
Уинтерс открыл двери своего магазина три дня назад, в понедельник, первого августа. До сих пор Чарити лишь изредка перехватывала его мимолетные взгляды, когда он шел на работу и возвращался домой по центральному проходу между магазинами пристани. От этих взглядов в памяти оставались какие-то смутные образы, дразнящие ее и разжигающие любопытство.
Кроме того, ей почему-то нравилось, что Уинтерс был не очень высокого роста, чуть меньше одного метра восьмидесяти сантиметров. По мнению Чарити, такой рост был вполне достаточен для мужчины. Поджарое, изящное тело Уинтерса выглядело сильным и упругим. У него была стремительная походка: он не просто шел, а казалось, отрывался от земли.
Уинтерс предпочитал темный пуловер с длинными рукавами и туго обтягивающие джинсы. Его темные волосы были чуть длиннее, чем у большинства мужчин за тридцать.
Вчера Чарити поручила своему помощнику Ньюлину Оделу навязать препротивного попугая — Чокнутого Отиса, доставшегося ей от Хейдена Стоуна, — новому владельцу магазина «Обаяние и достоинство». При этом она посоветовала Ньюлину отдать попугая ничего не подозревающему Уинтерсу под предлогом, что птица тоскует по своей привычной обстановке. Этот предлог, мягко говоря, был весьма далек от истины. Отис тосковал по прежнему хозяину Хейдену, не вернувшемуся из своей последней поездки в Сиэтл, и Чарити буквально вынянчила неблагодарную птицу.
Затаив дыхание, она смотрела, как Ньюлин вразвалку шел вниз по пристани, чтобы вручить Уинтерсу попугая в клетке. Чарити была твердо уверена, что Илиас откажется взять на себя заботу о пернатом. Словно камень упал у нее с души, когда она увидела Ньюлина, возвратившегося в магазин с пустыми руками.
Замкнутый и немногословный, Ньюлин продавал книги и журналы в магазине у Чарити. На вопрос о том, как ему удалось всучить птицу новому хозяину, он умудрился лаконично ответить, что мистер Уинтерс «весьма странный» человек.
— Я заодно хотела бы поговорить с вами и о некоторых сторонах бизнеса, беспокоящих всех лавочников на пристани, — храбро продолжила Чарити.
— Не выпить ли нам по чашечке чаю?
— Чаю?
— Да, я его только что заварил. — Илиас поставил две круглые пиалы на темную поверхность прилавка. — Прекрасный сорт китайского чая с очень тонким ароматом. Мистер Абервик, владелец магазина «Чай и специи»в Сиэтле, закупает этот сорт специально для меня.
— Да, я чувствую его аромат, — Чарити не знала ни одного мужчины, который бы сам заваривал и пил чай. Все ее знакомые в Сиэтле посещали экспресс-кафе или бары. Здесь же, в Бухте Шепчущих Вод, мужчины предпочитали кофе. По крайней мере все они готовили его сами, пока Беатрисса Хэтфилд не установила три месяца назад у себя в кафе первый автомат для быстрого приготовления кофе. Ее кафе располагалось через несколько лавочек от магазинчика Чарити, если идти по пристани вниз. — Спасибо, я с удовольствием выпью чашечку.
— Тогда, пожалуйста, присоединяйтесь. — Низкий голос Илиаса эхом отражался от пещероподобных стен магазина.
Мысленно сравнивая себя с маленькой и крайне безрассудной мухой, Чарити стала пробираться через царящий вокруг нее беспорядок. Казалось, что, кроме Илиаса, в магазине никого не было. Она даже огляделась вокруг, чтобы удостовериться в этом, и действительно не увидела ни одного покупателя. Ничто не могло нарушить могильную тишину магазина. Чарити нахмурилась, заметив, что все здесь было сохранено в неприкосновенности с того времени, когда делами в «Обаянии и достоинстве» еще заправлял Хейден Стоун.
Магазин редкостей был закрыт после его смерти два месяца назад. С Хейденом случился инфаркт, когда он по делам находился в Сиэтле. Скромные похороны были устроены каким-то неизвестным его коллегой там же в городе. Все это произошло еще прежде, чем Чарити и другие торговцы с пристани узнали о весьма странном завещании Стоуна по поводу своего наследства.
Хейден по непонятным причинам всегда старался держаться особняком от других торговцев с пристани, был немного странным, хотя и не лишенным обаяния человеком.
Никто из лавочников и не стремился узнать его ближе, поэтому со стороны казалось, что он жил в своем собственном мире, удалившись от всех окружающих. Все считали Хейдена добродушным чудаком, который никогда не бывал ни с кем ни грубым, ни злым.
Однако его смерть поставила всех мелких бизнесменов с пристани на грань финансовой катастрофы. Угроза опасности разбудила деловую хватку у Чарити, дремавшую до поры до времени. Теперь, подобно бабочке, освободившейся от кокона, она взмахивала своими крылышками, стараясь просушить их на солнце. Чарити собиралась предотвратить эту беду, пока она не постучалась к ее новым друзьям.
С этой целью Чарити пришло в голову объединить всех владельцев магазинчиков в некое подобие профессионального союза, чтобы вместе было легче бороться с надвигавшейся угрозой. Согласно ее планам, новый владелец «Обаяния и достоинства» тоже должен был ознакомиться с программой союза.
Итак, она пробиралась между полками магазина, беспорядочно забитыми всякой всячиной. Лучи летнего солнечного света с трудом пробивались в помещение сквозь высоко расположенные узкие окна, с которых годами не смывался налет сажи.
Чарити невольно сморщила носик при виде толстого слоя пыли, покрывавшей причудливые товары. Ее охватило смятение при мысли о том, что новый владелец магазина и пальцем не пошевелил, чтобы навести здесь мало-мальский порядок.
Товары на полках и стеллажах были свалены грудами, как Бог на душу положит. Множество небольших деревянных резных изделий было навалено высокой кучей в одном углу, связки медных украшений переполняли стоявший по соседству ящик. Небольшие, затейливо наряженные куклы с экзотическими лицами, обезображенными до невозможности жуткими гримасами, смотрели на Чарити из другого ящика, пластиковые же маски со злобным вожделением бросали косые взгляды со стен. Нижняя полка была завалена лежавшими вперемежку друг с другом ручками с невидимыми чернилами, миниатюрными волшебными трубочками, выпускающими при раскуривании цветной дым, и головоломками из металлических колец.
Примерно так же выглядели и остальные стеллажи магазина. Редкости и диковинки далеких земель заполняли также и все полки над стеллажами. Плетеные соломенные корзины с Филиппин красовались рядом с набором игрушечных механических насекомых, сделанных в Гонконге. Миниатюрные пластиковые динозавры, изготовленные на юго-востоке Азии, соседствовали с резиновыми червями из Мехико. Дешевые браслеты, музыкальные шкатулки, копии военных медалей и искусственные цветы громоздились на полках с противоположной стороны прохода. С первого взгляда не оставалось сомнений, что товар в основном был явно лежалый.
Чарити смогла подобрать только одно слово, чтобы определить всякую всячину, продаваемую в этом пыльном магазине. Иначе как рухлядью назвать все эти груды никчемных вещей было просто невозможно. Новый владелец должен был приложить немало энергии и энтузиазма, чтобы привести в порядок доставшееся ему наследство. Чарити также решила в следующий раз обязательно подарить Илиасу швабру по случаю их знакомства в надежде, что он правильно истолкует прозрачный намек.
Невозможно было представить, каким образом Хейден Стоун умудрялся зарабатывать себе на жизнь и при этом еще вносить арендную плату за счет дохода от «Обаяния и достоинства». Правда, как можно было заметить, жил он весьма скромно, но ведь и любой чудак наравне со всеми должен платить налоги на недвижимость и покупать себе еду. Наконец Чарити решила, что, кроме этого магазина, Хейден наверняка имел еще какой-нибудь источник дохода.
— Извините, но у меня нет молока и сахара, — сказал Илиас.
— Это даже хорошо, — поспешно сказала Чарити. — Я не выношу ничего лишнего в чае.
— Согласен с вами: хороший чай должен быть чистым, как родниковая вода.
— Хейден Стоун говорил так же, — вспомнила Чарити.
— Как, и он тоже?
— Да, он всегда цитировал странные буддийские изречения относительно воды.
— Буддийские?
— Или похожие на буддийские. Однажды Хейден рассказал мне, как в свои студенческие годы занимался какой-то древней философией, которую сейчас почти все уже позабыли. Он говорил, что знает только еще одного человека, кроме себя самого, который тоже стремится овладеть этим учением.
— Хейден не просто изучил эту науку, он посвятил ей всю свою жизнь.
— Вы знали его?
— Да.
— Правда, я и сама могла бы об этом догадаться, — Чарити заговорила более уверенно. Держа перед собой, словно талисман, свою папку с бумагами, она постаралась красиво улыбнуться. — Что ж, перейдем к делу. Я понимаю, что вы еще не обосновались по-настоящему здесь, на пристани, но, к сожалению, вопрос об аренде нельзя отложить на будущее.
— А какие затруднения возникли с арендой?
— Видите ли, все, кто торгует на пристани, решили объединиться в союз, чтобы сообща отстаивать свои интересы перед новым ее хозяином — корпорацией «Дальние моря». В связи с этим мы просим и вас присоединиться к нашему союзу. Если мы объединим наши общие усилия, то сможем вести переговоры на более выгодных условиях.
Илиас поднял простой коричневый чайник на редкость точным и плавным движением.
— И о чем вы собираетесь договариваться с «Дальними морями»?
— О возобновлении наших арендных договоров. — Чарити с любопытством наблюдала, как Илиас разливает чай. — Вы, разумеется, знаете, что вся пристань была собственностью Хейдена Стоуна, прежнего владельца этого магазина.
— Да, я знаю об этом. — Слабый луч солнечного света упал из окна в потолке и на мгновение осветил правую сторону лица Илиаса, и Чарити успела разглядеть его орлиный нос и твердые скулы.
Глубоко вздохнув, она крепче сжала руками свою папку.
— Как мы смогли установить, после смерти Хейдена права собственности на пристань были автоматически переданы корпорации под названием «Дальние моря».
Тихий знакомый свист прервал Чарити на полуслове. Она мельком взглянула на большого попугая с блестящими перьями, который высокомерно уселся на искусственный сучок, приделанный к стойке позади прилавка.
— Привет, Отис, — поздоровалась с ним Чарити. Чокнутый Отис переступал с одной когтистой лапы на другую и угрожающе наклонял свою голову; его глаза-бусинки блестели злобой.
— Кхе-кхе-кхе…
Илиас посмотрел с интересом на птицу.
— О, да ты никак злишься?
— Он всегда вел себя подобным образом. — Чарити передразнила попугая. — Наверное, знает, что его кудахтанье раздражает меня. И это после всего, что я для него сделала. Как, по-вашему, может птица проявлять хоть какую-нибудь благодарность?
Отис, словно в ответ на ее слова, закудахтал снова.
— Я взяла его после смерти Хейдена к себе, — стала объяснять Чарити. — Он был очень слаб, ничего не ел, постоянно хандрил, перья у него выпадали. Словом, попугаю было так худо, что я боялась оставить его одного даже на короткое время. Днем Отис сидел на вешалке для пальто в служебном помещении моего магазина, а вечером я брала его клетку к себе в спальню.
— Я уверен, что он очень вам благодарен, — сказал Илиас.
— Как бы не так! — Чарити сердито посмотрела на птицу. — Мне кажется, этот попугай совсем не знает, что такое благодарность.
Чокнутый Отис в это время бочком пробирался вдоль сучка, что-то бормоча и зло кудахтая.
— Отис, ты даже не знаешь, как тебе повезло, — сказала Чарити. — Ведь никто на пристани не захотел взять тебя. Несколько человек предлагали продать тебя какому-нибудь заезжему туристу. Кто-то даже предложил позвонить птицелову, чтобы тот забрал тебя отсюда. И только я оказалась слишком мягкосердечна. Именно у меня ты нашел защиту, пищу и возможность кататься на карусели. А что я получила взамен? Только твои противные жалобы.
— Кхе-кхе-кхе, — Отис горделиво расправил свои изящные крылья.
— Брать всегда очень легко, Отис. — Илиас протянул руку и начал пальцами почесывать затылок птицы. — Поэтому ты будешь обязан мисс Трут до тех пор, пока не сможешь расплатиться с нею.
Чокнутый Отис все еще продолжал ворчать, но кудахтать все-таки перестал. Полуприкрыв круглые глаза, он оцепенел от удовольствия, когда Илиас поглаживал его перья.
— Я поражена, — сказала Чарити. — Единственным человеком, кого признавала эта птица, был Хейден Стоун. Все остальные для Чокнутого Отиса значили не больше, чем старая газета под его грязными когтями.
— Мы долго говорили с Отисом, после того как Ньюлин принес его сюда вчера, — объяснил Илиас. — И мы пришли к заключению, что сможем мирно сосуществовать в этом магазине.
— Это меня очень радует. Признаться, я сама побоялась сообщить вам всю правду об этой противной птице, поэтому и послала Ньюлина. Я почему-то была уверена, что вы наверняка откажетесь ее взять. Вы совсем не обязаны заботиться о Чокнутом Отисе. Если вам достался в наследство магазин, это еще не значит, что вы становитесь обладателем попугая.
Илиас пристально посмотрел на нее:
— Вы тоже не были обязаны заботиться об Отисе. Тем не менее вы взяли его к себе домой и ухаживали за ним целых два месяца.
— Это лишь то немногое, что я смогла сделать для Хейдена. Этот человек очень любил Отиса и нравился мне, даже несмотря на то что все считали его немного… чудаковатым.
— То, что вам нравился Хейден, еще не значит, что вы должны были заботиться об Отисе.
— К сожалению, вы правы, — вздохнула Чарити. — Не знаю почему, но я всегда считала этого попугая членом нашего семейства здесь, на пристани. И мне было бы очень неприятно, если бы Отиса, как бедного родственника, прятали с глаз долой где-нибудь на чердаке. Знаете, как говорят о родственных отношениях: родственников не выбирают — их принимают такими, какие они есть.
— Я вас понимаю. — Илиас перестал гладить голову Отиса и снова поднял чайник.
— Но вы все-таки не должны держать пернатого у себя, — сказала Чарити в порыве внезапной откровенности. — Отис не такая уж милая птица.
— Однако теперь член моей семьи.
— Такие попугаи, как Отис, живут очень долго, так что учтите: вы связываете себя с ним на многие годы.
— Мне это известно.
— Хорошо, — сказала Чарити, вдохновленная тем, что Илиас не изменил своего решения относительно попугая. — Вопрос с Отисом решен. Теперь перейдем к «Дальним морям».
— И в чем же суть дела?
— Вопрос о новой арендной плате за место на пристани должен быть решен до конца сентября. Сегодня уже четвертое августа, поэтому мы не можем медлить ни дня.
— Каковы же ваши намерения? — Илиас поставил чайник.
— Как я уже говорила, мы хотим начать переговоры с корпорацией, объединившись в союз, и вести их от имени союза, — повторила Чарити, не отрывая глаз от мускулистых рук Илиаса, поразивших ее настоящей мужской красотой.
— Неужели объединение в союз сможет нам помочь? — Илиас наблюдал, как она поспешно перевела пристальный взгляд с его рук на лицо.
— Несомненно. — Чарити обратила внимание, что его глаза имели точно такой же темно-серый цвет, как и море во время шторма. Ее пальцы по-прежнему сжимали папку. — Мы хотим начать переговоры с «Дальними морями» немедленно и заключить договор долгосрочной аренды на разумных условиях, прежде чем корпорация узнает, что должно случиться здесь, в Бухте Шепчущих Вод.
— А что может здесь случиться, — улыбнувшись, спросил Илиас, — кроме предстоящего прибытия гостей из космоса?
— Вы, наверное, уже встречали кого-нибудь из секты вояджеров в городе?
— Да кто же их не заметит!
— Я с вами согласна. — Чарити пожала плечами. — Они вызвали некоторое замешательство и в нашем городском совете. Большинство членов совета считают, что вояджеры портят вид города, но, по словам мэра, как бы то ни было, их культовый обряд — встреча пришельцев — должен состояться в середине августа.
— А что потом?
— Разве вы ничего об этом не слышали? — усмехнулась Чарити. — Гвендолин Питт, лидер вояджеров, сообщила своим последователям, что суда пришельцев прибудут в полночь пятнадцатого и возьмут всех желающих в длительное галактическое путешествие. В течение этого путешествия все смогут досыта насладиться чувственным сексом и философским просвещением.
— Я бы сказал, что довольно трудно совместить эти занятия.
— Вы, конечно, правы, но, очевидно, пришельцы уже научились решать проблемы такого рода. Как и следовало ожидать, городской совет надеется на то, что если ночью пятнадцатого ничего не произойдет, то вояджеры поймут, что их просто надули, и уберутся восвояси из Бухты Шепчущих Вод ранним утром шестнадцатого.
— Насколько я знаю, люди продолжают верить в сказку, даже когда становится очевидно, что в этой сказке нет ни капли правды.
— Я думаю, если некоторые представители вояджеров решат остаться в городе, то это никому не принесет вреда, — подытожила Чарити. — Большинство из них выглядят довольно симпатичными, хотя и немного наивными людьми, а некоторые даже стали моими постоянными клиентами. Например, мне удалось в течение двух прошлых месяцев заключить договор между одним экстрасенсом из вояджеров и издательством «Новый век» на публикацию его книги. — Немного помолчав, Чарити продолжила:
— Длинные сине-белые туники и яркие повязки на головах, которые носят вояджеры, стали уже привычными в нашем небольшом городке и окрестностях. Гвендолин Питт и последователи ее культа прибыли сюда в начале июля. Они разместили свои пестрые трейлеры и палатки на клочке земли, с которого открывается великолепный вид на бухту. Раньше в этом месте был старый палаточный городок.
Мэр города Филлис Дартмур, как и весь городской совет, первоначально была крайне враждебно настроена по отношению к вояджерам. Однако после бесплодных попыток заставить их уехать из города она сменила гнев на милость. Каждый раз, когда местная газета печатает передовицу, осуждающую загрязнение и порчу окружающей среды Вояджерами, мэр просто еще раз напоминает всем, что эта секта должна прекратить существование в середине августа.
— Я согласен, что вояджеры даже придают нашему городу некоторый колорит, — сказал Илиас, передавая Чарити пиалу с чаем.
— Да, но они не вписываются в тот новый городской облик, над созданием которого в последнее время работают местные власти, пытаясь привлечь сюда отдыхающих и туристов. — Чарити отхлебнула горячий напиток. Живительная влага с особым тонким вкусом растекалась внутри, восстанавливая силы. Ощущая вкус прекрасного чая у себя во рту в течение нескольких секунд, Чарити подумала, что Илиас, безусловно, знает толк в чае.
— Ну как? — спросил он, пристально наблюдая за ней.
— Замечательно! — сказала она, ставя пиалу на прилавок. — В этом чае есть что-то божественное, не так ли?
— Вы правы.
— Итак, вернемся к нашим делам. Действительно, облик города имеет огромное значение, поэтому всем нам и необходимо как можно быстрее заключить договор об аренде.
— Продолжайте, пожалуйста, я пока еще не понимаю, в чем здесь дело, — сказал Илиас, прихлебывая чай.
— Суть дела в том, что мэр и городской совет хотели бы видеть эту пристань переделанной под торговый бульвар, на котором размещались бы симпатичные магазинчики, художественные галереи и выставки предметов старины. Чтобы воплотить эти планы в жизнь, они хотят привлечь богатых арендаторов, а для этого необходимо убедить владельцев пристани убрать с ее территории нынешних обитателей. Мы с вами уже не соответствуем будущему облику города.
Илиас оглядел свой тускло освещенный магазин:
— Да, теперь ситуация мне понятна. И вы считаете, что «Дальние моря» согласятся с намерениями городского совета избавиться от старых арендаторов?
— Разумеется. «Дальние моря»— крупнейшая корпорация в Сиэтле. В качестве возможных арендаторов мы сможем заинтересовать ее руководителей только в самую последнюю очередь. А если они узнают, что . смогут сдать в аренду наши магазинчики под торговлю предметами старины и искусства за более высокую арендную плату, то не преминут воспользоваться таким благоприятным случаем и попытаются под любым предлогом избавиться от нас или продать пристань.
— Что вам известно о корпорации «Дальние моря»?
— Совсем немного, — сообщила Чарити. — По моим сведениям, это какая-то консалтинговая фирма, связанная с торговлей на побережье Тихого океана. Пару недель назад все на пристани получили уведомления от адвоката Хейдена Стоуна, предписывающие переводить арендную плату в «Дальние моря».
— Вы уже всем поведали о ваших догадках по поводу планов «Дальних морей»?
— Еще нет, — улыбнулась Чарити. — Это стратегический вопрос.
— При чем здесь стратегия?
— Я решила дождаться прибытия нового владельца «Обаяния и достоинства»и только после этого начать действовать.
Задумавшись, Илиас сделал еще один глоток чая.
— Вы собираетесь действовать так, словно у вас есть подробные сведения о корпорации «Дальние моря».
Эти нелицеприятные слова обидели Чарити.
— Я думаю, вполне можно предположить, что «Дальние моря» будут действовать в этой ситуации так же, как и любая другая крупная компания. И как новый владелец коммерческой недвижимости, компания, естественно, захочет извлечь из нее наибольшую прибыль. С этой точки зрения наиболее разумным будет предложение о продаже пристани, если, конечно, оно поступит.
— Если ты пытаешься изучить своего врага по его отражению в воде, ты должен позаботиться о том, чтобы вода была кристально чистой.
Чарити озадаченно посмотрела на Илиаса.
— Эти слова похожи на старые поговорки Хейдена Стоуна. Наверное, вы были близким его другом?
— Да.
— Поэтому вам и досталось «Обаяние и достоинство»?
— Именно поэтому. — Выражение глаз Илиаса было невозможно разглядеть. — Все, что вы видите, он оставил мне в наследство и еще свой коттедж.
— Прошу прощения, но должна вам сообщить, мистер Уинтерс, что вы не сможете долго распоряжаться вашим наследством, если мы не обсудим и не перезаключим договор об аренде пристани с «Дальними морями». Медлить нельзя ни дня, особенно теперь, когда вы прибыли сюда, тем более что наверняка кто-нибудь из городского совета или Лейтон Питт, местный агент по продаже недвижимости, напрямую обратится к «Дальним морям».
— Зовите меня просто Илиас.
— Так вас зовут Илиас? — Чарити на мгновение заколебалась. — А вы, пожалуйста, называйте меня Чарити.
— Чарити, — он повторил ее имя, продолжая потягивать чай, словно пробуя его на вкус. — Редкое имя в наши дни.
— Ваше имя тоже не так часто встречается, — заметила она, — Может быть, вы все-таки разрешите мне в общих чертах обрисовать наши планы ведения дел с «Дальними морями»? Уверена, вы поймете всю важность, в том числе и для вас, объединения в союз.
— Да, конечно, прошу меня извинить. — Илиас легко поднялся. — Если не ошибаюсь, как новый владелец «Обаяния и достоинства», я должен проникнуться необходимостью вступления в ваш профессиональный союз? Но я никогда раньше не входил ни в одну из подобных организаций. Поэтому и хочу спросить, есть ли в этом смысл?
Чарити довольно улыбнулась:
— В действительности все куда проще. Поскольку я являюсь президентом ассоциации лавочников, то и буду сама вести переговоры с «Дальними морями» от вашего имени, разумеется, защищая наши общие интересы.
— А у вас большой опыт ведения таких дел?
— Можно сказать и так, Я раньше занималась крупным торговым бизнесом, пока не переехала сюда, в Бухту Шепчущих Вод.
— Вы Чарити Трут? — Радостные огоньки догадки заблестели в глазах Илиаса. — Так вот почему мне знакомо ваше имя! Вы работали в акционерной компании магазинов Трута в Сиэтле?
— Да. — Чарити словно окаменела. — И прежде чем вы еще что-нибудь спросите, позвольте мне ответить на все ваши вопросы тремя фразами. Да, я была президентом компании. Да, мои сводный брат и сводная сестра теперь стоят во главе корпорации. И наконец, я собираюсь остаться здесь, в Бухте Шепчущих Вод, надолго.
— Благодарю за столь пространные разъяснения.
— Кроме того, хочу сказать, что хотя сейчас я и не работаю в корпорации, но тем не менее еще не забыла всего, чему научилась за прошлые годы. Если у вас достаточный опыт ведения деловых переговоров, то я буду только рада переложить на вас урегулирование отношений с корпорацией «Дальние моря».
— Спасибо за доверие, но я уверен, что вы самый подходящий человек для решения этой задачи, — мягко сказал Илиас.
Нахмурившись, Чарити положила свою папку на прилавок.
— Извините мне мою воинственность. Решение оставить компанию Трута прошлым летом далось мне с большим трудом.
— Догадываюсь.
Чарити внимательно следила за выражением лица Илиаса, но не могла понять, дошел ли до него слух о ее несостоявшейся помолвке и нервном расстройстве. Поскольку он не проявил никаких признаков любопытства, она решила, что ему ничего не известно. Правда, Илиас вообще не выказывает своих чувств. Тем не менее Чарити решила довести свое дело до конца.
— Несмотря на то что пристань, конечно, частная собственность, — сказала она, — мы должны стремиться сохранить за собой наши магазины.
— Шестое чувство подсказывает мне, что вам повезет в переговорах о возобновлении аренды.
— Спасибо на добром слове. — Чарити взглянула на Чокнутого Отиса. — Если мне не повезет, то всем нам скоро придется искать новые места. Это касается и тебя, Отис.
— Кхе-кхе-кхе… — Отис прошел вдоль ветки и перебрался с ее конца на плечо нового хозяина.
Чарити при этом слегка поморщилась, вспоминая, как когда-то Отис поднимался по ее руке. Илиас же, кажется, вообще не обращал внимания на острые когти птицы, цеплявшиеся за его темно-зеленый пуловер.
— Еще чаю? — предложил он.
— Нет, благодарю вас. — Чарити посмотрела на свои часы. — Я еще собиралась в полдень позвонить в корпорацию «Дальние моря». Хотелось бы прямо сегодня и начать переговоры об аренде. Пожелайте мне удачи в этом деле.
— Я не верю в удачу. — Илиас задумался. — Ручьи всегда впадают в реку, а затем в море. Вода может принимать различные состояния в природе, но тем не менее остается все той же водой.
Ньюлин был прав, подумала Чарити, Илиас Уинтерс действительно довольно странный человек. Она вежливо улыбнулась:
— Спасибо вам за гостеприимство. Пожелайте мне что-нибудь на счастье и запомните, что мы все должны непременно держаться вместе. Если я не смогу договориться, то никому на этой пристани не избежать неприятностей.
— Я уверен, что сможете.
— Вашими бы устами да мед пить. — Чарити повернулась, чтобы уйти, но вдруг вспомнила еще об одном вопросе, который она собиралась обсудить с Уинтерсом:
— Ох, я почти забыла. Мы обычно устраиваем пикник здесь, на пристани, вечером в понедельник, после окончания рабочего дня. Приглашаю вас принять в нем участие.
— Благодарю за приглашение.
— Так вы придете?
— Обязательно.
— Вот и прекрасно. Хейден никогда не посещал наши пикники. — Чарити взглянула на записи в своей папке. — Для пикника нам еще не хватает горячих блюд. Вы умеете готовить энтрей?
— Как никто другой, но только в нем не будет мяса.
Чарити засмеялась:
— А я как раз собиралась предупредить вас, что двое из приглашенных — вегетарианцы. Надеюсь также, что вы будете отлично выглядеть в понедельник.
— Это может закончиться любовным романом, — сказал Илиас.
Чарити решила оставить без внимания его последнюю фразу, не желая выслушивать прозрачные намеки. Ее последнее пожелание было всего лишь вежливым экспромтом, правда, вряд ли Илиас позволил бы себе подобные высказывания. У Чарити было такое чувство, что любая его фраза заключала в себе несколько смысловых уровней, причем каждый из них имел определенное значение. Такое же ощущение возникало у нее всякий раз, когда она разговаривала и с Хейденом Стоуном, поэтому с ним было совершенно невозможно просто поболтать о всяких пустяках.
Чарити испытала чувство огромного облегчения, когда вышла на солнечный свет из мрачного помещения «Обаяния и достоинства». Она поспешила вниз по широкому проходу между магазинчиками и переступила порог своего собственного, красивого и светлого «Шепота».
Ньюлин Одел оторвался от стопки еженедельников новостей, которые он раскладывал по полкам. На его лице было такое выражение, словно он недавно вернулся с похорон, хотя, справедливости ради, следует заметить, что оно как бы приросло к своему обладателю.
Одел был худосочным молодым человеком двадцати четырех лет, Его узкое лицо внизу заканчивалось неряшливой козлиной бороденкой, а на глазах были очки в простенькой проволочной оправе. Чарити была почти уверена в том, что он сам подстригал свои длинные волосы, о чем свидетельствовали беспорядочные лохмы, спускающиеся на уши.
— Как прошло? — спросил Ньюлин, выражаясь в своей обычной туповатой и немногословной манере.
Чарити остановилась на пороге своего небольшого кабинета, в который раз посочувствовав Ньюлину. Она наняла его месяц назад, когда он тщетно пытался найти работу. В Бухту Шепчущих Вод Ньюлин прибыл вместе со своей подругой, молодой женщиной по имени Арлин Фентон, вступившей в секту вояджеров. Еще не работая в «Шепоте», он пытался убедить Арлин в абсурдности культа космических пришельцев, но только напрасно тратил время.
Постоянно терпя неудачи в попытках пробудить у нее чувство здравого смысла, Ньюлин твердо решил дождаться своего часа. Он надеялся, что пятнадцатого августа Арлин наконец поймет, как жестоко ее обманули.
Чарити тоже искренне желала, чтобы Ньюлин оказался прав, поскольку убедилась, что он безмерно предан своей подруге сердцем и душой, как настоящий донкихот. Тем не менее ее подспудно беспокоила мысль о том, что Арлин так и не сможет освободиться от влияния вояджеров. Провозившись пару месяцев с больным попугаем, она так и не выбрала минутку поговорить о своем опасении с убитым горем Ньюлином.
— Вы были правы, Ньюлин, — сказала Чарити, — Илиас Уинтерс довольно странный человек. Он был другом Хейдена Стоуна, и это говорит само за себя. Но тем не менее хорошей новостью для нас является то, что Уинтерс согласился присоединиться к нашему союзу для ведения переговоров о возобновлении аренды.
— Вы собираетесь позвонить в корпорацию «Дальние моря»?
— Да, прямо сейчас, так что перекреститесь.
— По-моему, это будет больше чем просто удача, если вы сумеете уговорить «Дальние моря» перезаключить договор об аренде. Особенно в том случае, если Питт или городской совет уже обращались к ним и сумели убедить, что пристань является весьма ценным недвижимым имуществом.
— Не будьте таким пессимистом, Ньюлин. Могу поспорить, что наш городской совет еще не знает, кто владеет пристанью Чокнутого Отиса, ведь мы сами выяснили это только две недели назад. Поэтому я предупредила всех на пристани, чтобы они сохраняли все в тайне.
— А что, если кто-нибудь из них уже проболтался?
— Надеюсь, что этого не произошло. — Чарити распахнула дверь кабинета, прошла внутрь и освободила себе место за столом, передвинув сложенные на нем стопками книги.
Усевшись за стол, она взяла телефон и быстро набрала номер корпорации «Дальние моря», который был указан в письме, присланном в магазин адвокатом Хейдена Стоуна.
Некоторое время в трубке был слышен только шум, потом раздался щелчок переключения, и наконец телефон зазвонил на дальнем конце линии. Чарити удивилась, что вызов был переключен на другую линию, и стала нетерпеливо дожидаться, когда кто-нибудь поднимет трубку. Неожиданно ей ответил знакомый голос:
— «Обаяние и достоинство», Уинтерс слушает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Глубокие воды - Кренц Джейн Энн



Очень милый роман, хотя и немного занудный. Метания героя между восточной философией и любимой женщиной это что-то! Хорошо написан и с юмором.
Глубокие воды - Кренц Джейн ЭннStefa
19.12.2013, 16.26





Да, согласна, что немного занудный. Однако читается и даже вполне захватывающий сюжет
Глубокие воды - Кренц Джейн Эннинна
7.04.2015, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100