Читать онлайн Глубокие воды, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Глубокие воды - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Глубокие воды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Чтобы понять сущность водопада, необходимо посмотреть на мир сквозь него.
Из дневника Хейдена Стоуна.
Илиас внимательно разглядывал высокого, с мрачноватой внешностью человека, вальяжно расположившегося на стуле напротив прилавка. На нем была дорогая летняя льняная ветровка в спортивном стиле со вставками из шелка, сшитая, по всей видимости, на заказ. «Впрочем, Дэвис Трут может себе это позволить», — подумал Илиас. Светло-серая рубашка гостя и брюки в тон ей также казались весьма дорогими и изысканными. Да и весь облик Дэвиса, аристократические черты лица и манеры, как и у его сестры Мередит, говорили о благородном происхождении Трутов.
Однако сейчас нежданный гость выглядел воинственно. Было похоже, что он с трудом сдерживал себя, чтобы не наброситься с кулаками на хозяина лавки. Илиас первым решил нарушить молчание.
— Если вы прикидываете, как бы меня нокаутировать, — мягко сказал он, — то, думаю, вам лучше отказаться от своего намерения. Чарити всегда склонна огорчаться, когда люди нападают на меня, а мы оба знаем, что ей желательно поменьше расстраиваться.
— Черт побери, Уинтерс, не читайте мне лекции о здоровье моей сводной сестры! — раздраженно бросил Дэвис. Его сузившиеся глаза настороженно следили за каждым движением Илиаса, — Я знаю об этом куда больше вашего. Какого черта вы там возитесь? — спросил он с беспокойством в голосе, когда Уинтерс повернулся и зачем-то отошел в глубь магазина.
— Я только хотел немного разобраться здесь, — невинно махнул рукой Илиас на стол за прилавком, заваленный кучами пластиковых гамбургеров, фальшивых ледяных кубиков и разных прочих безделушек, — Мне кажется, что все это выглядит достаточно бестолково.
— Не более бестолково, чем эта чертова ситуация, в которой мы оказались, — проворчал Дэвис, немного успокаиваясь. — Я кое-что знаю о вас, Уинтерс, я навел справки. Однако оказалось не так-то легко раскопать информацию о вас. Я так и не смог узнать все интересующие меня детали.
Илиас кивнул:
— Очень приятно это слышать.
— Однако я получил достаточно сведений, — продолжал Дэвис, — чтобы быть уверенным, что чем бы вы ни занимались в Бухте Шепчущих Вод, это связано с большими деньгами и богатыми клиентами.
— Мне не хотелось бы расстраивать вас, Трут, — сказал Илиас дружелюбным тоном, — но ваши сведения устарели. Послушайте моего совета и не принимайте их слишком всерьез.
Дэвис нервно дернул узел на темно-сером шелковом галстуке, ослабляя его.
— Только не вздумайте выкручиваться, — сказал он жестким, непримиримым тоном. — Мередит сообщила мне, что вы соблазнили Чарити. И я хотел бы узнать: что вы делаете на этой пристани и зачем впутали в это мою сводную сестру?
Илиас ответил не сразу. Он рассеянно поднял руку и почесал голову попугая, переступающего по своей жердочке и тихо посвистывающего в надежде привлечь к себе внимание. Казалось, требовательный тон Дэвиса не произвел на него никакого впечатления.
— Послушайте, Трут, — наконец произнес Илиас, продолжая заниматься попугаем, — это же так просто. Я получил пристань и этот магазин в наследство и решил оставить свое прежнее дело. Мне показалось интересным освоить тонкое искусство ведения малого бизнеса.
— Ваш бизнес никогда нельзя было назвать малым, насколько я могу судить, — по-прежнему недоверчиво и сердито произнес Дэвис, — Если только он не являлся частью значительно более масштабной сделки. — Он наклонился немного вперед. — Уинтерс, мы оба деловые люди. Мне плевать, что вы замышляете провернуть в этой бухте. Но я не хочу, чтобы вы использовали в своих целях Чарити, Это вам ясно?
— Мои отношения с Чарити не имеют никакого отношения к бизнесу, — суховато произнес Илиас.
— Вы думаете, я поверю этому? — Дэвис вскочил со стула и с угрожающим видом шагнул к прилавку. — Мне известна ваша репутация, Уинтерс, — сказал он, набычившись и указывая пальцем на Илиаса, — и ничто не заставит меня поверить, что вы так просто забросите все, что выстроили, будучи владельцем «Дальних морей». И ради чего? Чтобы сбежать сюда и управлять этой паршивой лавкой всякого дерьма?
Отис громко заворчал, выражая недовольство угрожающим тоном Дэвиса.
— Не стоит называть этот магазин паршивой лавкой, — спокойно посоветовал Илиас. — Отис склонен принимать такие замечания на свой счет.
— Кто такой Отис, черт возьми?
— Вот этот попугай, — показал Илиас, продолжая поглаживать птицу как ни в чем не бывало. — Вы знаете, он очень капризный. Да вы спросите Чарити. Ведь это она выхаживала его. Сейчас-то с ним все в порядке, но если его что-то раздражает, он всегда злится.
— Да оставьте, к дьяволу, эту птицу! — Дэвис сердито откинул в сторону полы куртки и угрожающе подбоченился, сжав кулаки. — Мне нужны объяснения, и немедленно!
— Дэвис! — вдруг раздалось у него за спиной. Чарити буквально ворвалась в магазин, а за ней по пятам влетели Ньюлин, Юппи и Тед.
Илиас с довольной усмешкой взглянул на эту спасательную команду.
— Что-то вы задержались, — сказал он, улыбаясь. Но Чарити даже не взглянула на него.
— Дэвис, — воскликнула она, даже не отдышавшись после бега, — что ты здесь делаешь? Не смей нападать на Илиаса, слышишь меня? Клянусь, я никогда тебе не прощу, если ты его хоть пальцем тронешь.
Пока она возбужденно произносила эту тираду, блестя глазами и отчаянно жестикулируя, Илиас с улыбкой смотрел на нее.
— Что я вам говорил? — обратился он к Дэвису, когда Чарити остановилась, чтобы перевести дыхание. — Она всегда такая.
Взбешенный и опешивший от такого напора, Дэвие повернулся к Чарити и прорычал:
— Не собираюсь я его трогать. По крайней мере пока. Но я намерен выяснить, что он здесь замышляет.
— Да ничего он не замышляет! — выпалила Чарити. Запыхавшаяся, взъерошенная, как воробей, она стояла перед Дэвисом. — По крайней мере совсем не то, что ты думаешь. Если ты хотел выяснить, что здесь происходит, тебе нужно было связаться со мной, а не вламываться сюда, чтобы разобраться с бедным Илиасом.
— Бедным Илиасом? Что я слышу? — насмешливо взглянул Дэвис на хозяина лавки. Тот скромно потупился.
Из группы лавочников, прибежавших вместе с Чарити и стоявших в дверях, тем временем вышел Ньюлин.
— Вам нужна какая-нибудь помощь? — спросил он Илиаса с хмурым видом, глядя на него сквозь свои маленькие очки.
— Нет. — Илиас благодарно кивнул Ньюлину, Юппи и Теду. — Все в порядке. Я не думаю, что Чарити позволит своему брату сломать мне нос. Но все равно спасибо вам за беспокойство. Можете с чистой совестью оставить нас одних.
— Смотрите, — с сомнением пробормотал Ньюлин. — Если вы так уверены…
— Да, я уверен, все в порядке.
Ньюлин повернулся к своим товарищам. Тед, многозначительно взглянув на Илиаса, произнес:
— Позовите, если понадобится.
— Хорошо, — просто ответил Илиас. Юппи обнял друзей за плечи и повернулся к выходу, махнув Уинтерсу на прощание рукой.
— Увидимся позже, — сказал он, и три друга, прибежавших на помощь Илиасу, покинули магазин. Он смотрел им вслед со странным и необычным чувством. Эти люди прибежали ему помочь, хотя совсем недавно боялись его и не доверяли ему.
Дэвис тем временем, казалось, даже не заметил присутствия трех посторонних мужчин. Он смотрел на Чарити, и глаза его сверкали яростью.
— Мередит говорила со мной после вашей встречи. Она сообщила мне, что ты связалась с Уинтерсом. Это правда?
Чарити решительно вздернула подбородок, что вызвало у Илиаса новую улыбку. Ему уже бью знаком этот ее своенравный жест.
— Да, это так, — подтвердила она звенящим голосом. — Ну и что?
Дэвис быстро провел пятерней по волосам.
— Черт побери, Чарити, — сказал он в некотором замешательстве. — Я же говорил тебе, когда ты интересовалась им, что этот парень не так прост, он игрок. Я же просил тебя быть осторожнее с ним. Он возьмет свое при любом раскладе. Один лишь Господь Бог знает, что именно, но это непременно случится.
— И что же тогда будет? — требовательно спросила молодая женщина.
— Когда его план будет выполнен, Уинтерс и его клиент, кем бы он ни был, будут владеть здесь всем. И я очень не хочу, чтобы он использовал в своих корыстных целях тебя.
— Я сама могу позаботиться о себе, — заявила Чарити.
— Еще год назад я бы с этим согласился. — Дэвис внезапно запнулся и раздраженно взглянул на Илиаса. Затем он продолжил, приглушив голос:
— Но после того что случилось с тобой, Мередит и я очень беспокоимся о тебе. Ты же знаешь, что тебе нельзя волноваться.
Возмущение, пылавшее огнем в глазах Чарити, стало понемногу исчезать и сменилось наконец удивленным недоверием. Ее губы дрогнули, и слабая улыбка заиграла на лице.
— Дэвис, — сказала она негромко, — так ты заявился сюда, чтобы защитить меня, правда?
Дэвис покраснел и буркнул:
— Ты же член нашей семьи.
— Ты такой сладкий, — мягко улыбнулась Чарити.
Илиас тяжело вздохнул.
— Вам не противно? — спросил он Дэвиса. Дэвис, все еще находившийся в мрачном настроении, не понял вопроса и переспросил, не поворачивая головы:
— Что именно?
— Ну вот это сюсюканье, когда она называет вас сладким, — уточнил Илиас, весело улыбаясь. — Меня это чертовски раздражает. Правда, по отношению к брату это, наверное, имеет совсем другой смысл.
Дэвис в замешательстве взглянул на Илиаса и снова повернулся к Чарити:
— О чем он говорит?
— Это сложно объяснить, — ответила Чарити, — но не беспокойся, все хорошо. Самое главное, что я действительно глубоко тронута твоей заботой обо мне, Дэвис. Я даже не могу сказать тебе, как много это значит для меня.
— Это не просто забота, — пробормотал Дэвис. — Мы с Мередит места себе не находим.
— Со мной все в порядке. — Чарити ободряюще пожала его руку. — За последнее время я научилась не поддаваться тревожным мыслям. Но послушай, у меня есть идея.
— Ну, держитесь, Трут, — добродушно проворчал Илиас.
Дэвис демонстративно повернулся к нему спиной, сосредоточивая все внимание на Чарити.
— Что за идея? — спросил он ее заинтересованно.
— Я думаю, вам обоим не помешает поближе узнать друг друга, — живо сказала Чарити. — Вам очень не хватает общения да и просто контактов.
— Вот насчет контактов у нас все обстоит гораздо лучше, чем ты думаешь, Чарити, — перебил ее Илиас. — Твой сводный брат желает набить мне морду, а я предпочел бы, чтобы он не делал этого. Как видишь, все очень просто и понятно.
Молодая женщина взглянула на часы, словно не замечая дурашливого тона Уинтерса.
— О, уже скоро шесть! Илиас, почему бы тебе не закрыть «Обаяние и достоинство»и не пригласить Дэвиса в городское кафе? На нейтральную территорию, так сказать. Вы могли бы посидеть вместе, выпить по чашке чая.
Илиас искоса взглянул на Дэвиса, который теперь был совершенно сбит с толку и старался действовать осмотрительно. Он совсем запутался. Илиас не показывал своей неприязни к Дэвису, но он, казалось, тоже был не в восторге от такой идеи.
— По чашке чая? — переспросил Дэвис осторожно.
Чарити подбадривающе улыбнулась:
— Я уверена, вам просто необходимо посидеть и поболтать, может быть, тогда вы все выясните. Шагайте. Я присмотрю за Отисом.
Попугай при упоминании его имени что-то тихо пробормотал.
Но тревожное настроение все не покидало Дэвиса.
— Чарити, — снова начал он, — я приехал сюда не чаи распивать с Уинтерсом. Я должен убедиться, что он не втянет тебя в паутину своих интриг и хитроумных комбинаций.
Чарити умоляюще посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
— Дэвис, я так мечтаю о том, чтобы вы с Илиасом сумели найти общий язык. Ну пожалуйста, дорогой!
Вид растерянного и взъерошенного Дэвиса заставил Илиаса почти пожалеть своего гостя. Он решил, что пора брать инициативу в свои руки. Выйдя из-за прилавка, Илиас похлопал Дэвиса по плечу и сказал:
— Ладно, уступите ей, Трут. Все равно она настоит на своем. Идемте поболтаем.
— Но я совсем не в настроении пить чай, черт возьми! — взорвался Дэвис, все еще не желая менять свое отношение к Уинтерсу.
— Мне тоже это не улыбается, — неожиданно поддержал его Илиас. — Но у меня есть идея получше. Не отправиться ли нам в кабачок у пристани, где я угощу вас неплохим пивом?
Это предложение застало Дэвиса врасплох. Он растерялся, не зная, что ответить.
— Как вам сказать… — начал было он и застыл с открытым ртом, наблюдая за Уинтерсом.
Илиас тем временем подошел к Чарити и, наклонившись, непринужденно и по-хозяйски поцеловал ее, Затем он достал из кармана брелок с ключами и протянул ей его со словами:
— Вот возьми. Закроешь здесь все.
— Прекрасно, — просияла Чарити. — Спасибо, Илиас, Я ценю твой поступок.
Он предупреждающе поднял палец:
— Только не называй меня сладким.
Чарити растерянно захлопала ресницами.
— Тебе не кажется, — спросила она Илиаса, — что ты чересчур чувствителен к этому слову?
— Конечно, я вообще чувствительный парень, — согласился тот, слегка подталкивая Дэвиса к выходу.
Хмуро взглянув на Чарити, Дэвис неохотно подчинился Уинтерсу.
— Я жду вас дома! — крикнула им вслед Чарити, поигрывая ключами от магазина.
Илиас, обернувшись, подмигнул ей и сказал:
— Не забудь про Отиса, когда будешь закрывать.
— Как будто о нем можно забыть, — фыркнула Чарити.
Отис согласно закудахтал на своей жердочке:
— Кхе-кхе-кхе.
Проводив мужчин, Чарити решила, что никакой причины торопиться домой у нее нет. Илиас с Дэвисом вернутся не так скоро, думала она, облокотившись на парапет и провожая глазами две мужские фигуры, двигавшиеся вдоль берега по направлению к городу, пока они совсем не скрылись в собирающемся тумане. Чарити убеждала себя, что Уинтерсу есть о чем поговорить с ее сводным братом, а пара кружек пива в любом случае облегчит их общение. Она не жалела, что вытолкала обоих мужчин в город.
Наконец Чарити оторвалась от парапета и не спеша побрела обратно к «Обаянию и достоинству» забрать Отиса. Попугай, вероятно, должен забеспокоиться, оставшись в одиночестве в магазине в конце дня. К нему могли вернуться его старые страхи оказаться покинутым. Отис и в лучшие свои дни не был покладистой птицей, а уж после пережитого стал просто невыносим.
Шаги Чарити гулким эхом разносились над дощатым настилом. Было около шести вечера, и магазины пристани Чокнутого Отиса опустели. Последние покупатели и праздные гуляки давно разошлись. На другом конце пристани одиноко возвышалась неподвижная карусель. Стоянка автомобилей также пустовала, если не считать «ягуара» Дэвиса, джипа Илиаса и небольшой «тойоты» самой Чарити.
Молодая женщина остановилась, чтобы послушать, как вода тихо плещется между сваями причала. Наступающий прилив сопровождался негромким рокотом волн, омывающих прибрежную гальку, Чарити была совсем одна на пристани. В такие минуты ей казалось, что она вот-вот услышит, о чем шепчут волны, и узнает тайну древней легенды.
Но сейчас ей больше всего хотелось, чтобы Илиас и Дэвис стали друзьями.
Чарити стояла, опираясь на ограду, довольно долго, пока у нее не затекли руки. Затем она не спеша потянулась, сбрасывая оцепенение, и, несколько раз глубоко вздохнув, продолжила свой путь.
Достигнув «Обаяния и достоинства», Чарити открыла дверь и крикнула:
— Не беспокойся, Отис, я все еще здесь. Тебя не бросили.
Отис отозвался со своей жердочки жалостливым ворчаньем.
— Собирайся, тебе придется на время вернуться в мой магазин, — сказала ему молодая женщина, пробираясь в темноте по проходу между стеллажами. — Зато ты сможешь посидеть на вешалке, как было до приезда Илиаса.
— Кхе-кхе-кхе, — закудахтал Отис, так что было совершенно непонятно, радует его такая перспектива или огорчает.
Обогнув прилавок, Чарити отыскала старое полотенце, которое она использовала раньше, чтобы защитить кожу от острых когтей попугая. Она обернула полотенцем руку и протянула запястье Отису:
— Перебирайся сюда, а я заберу твою миску. Отис, поворчав немного для виду, с достоинством перебрался на ее руку. Чарити с трудом удерживала руку на весу: попугай оказался не из легких.
— Только не обижайся, Отис, — сказала она, — но мне кажется, ты прибавил в весе.
Попугай глядел на нее блестящими глазами. Чарити захватила миску Отиса и направилась к выходу из магазина, неся птицу на руке.
— А в свою переносную клетку ты переберешься, когда мы поедем домой, — сказала она попугаю, который наконец совсем успокоился.
— Давайте начистоту, Уинтерс. Что вы делаете в этом захолустье? Это же не в ваших правилах. — Дэвис сделал глоток пива и поудобнее устроился за столиком. — Я не скажу ни слова, даже если вы продадите весь этот городишко кому-нибудь из ваших таинственных клиентов, но я не хочу, чтобы при этом пострадала Чарити.
— Клиенты уже не так много значат для меня, как раньше, — задумчиво произнес Илиас. — Было время, когда волшебные слова «прибрежная собственность» могли подвигнуть меня на любую сделку, но все это в прошлом.
Держа в руке кружку с пивом, он безучастно разглядывал немногочисленных посетителей кабачка.
Уже шел седьмой час вечера, и большинство местных бизнесменов и клерков, которых занесло сюда после работы, отправились домой к своим семьям. Местные жители рано ужинали в Бухте Шепчущих Вод.
Публика, собравшаяся в кабачке этим ранним вечером, была довольно разношерстной. Сюда заявились два водителя грузовиков, группа туристов, а также несколько городских одиночек, большинство из которых были убежденными холостяками. Похоже, что для этих людей вечер только начинался.
— Я жду ответа, Уинтерс, — нарушил молчание Дэвис, — и не уеду, пока не получу его. У Чарити и так нелегкая судьба.
— Я знаю.
— Она рассказала вам об этом? — удивился Дэвис. — О том, как она возглавила корпорацию Трута и без посторонней помощи сумела вытянуть ее из той дыры, в которую ухитрился засунуть компанию мой отец?
Илиас крепко обхватил рукой запотевшую кружку пива.
— Я знаю, что именно ее усилиями магазины были возрождены, — сказал он суховато. — Все в деловых кругах северо-запада знают эту историю.
— Но это еще не все. Вы не можете знать о том, что ей приходилось работать круглосуточно, чтобы удержать компанию на плаву. Мы с Мередит тогда еще учились в колледже. Да и толку от нас было немного: мы были слишком молоды и неопытны, чтобы помочь ей в те дни.
— Я знаю.
— Именно Чарити взяла на себя всю ответственность за повседневную, рутинную работу. Она перестроила бизнес Трута снизу доверху. У нее оказались потрясающие способности к маркетингу и управлению.
Илиас усмехнулся.
— Она всучила каждому клерку по перьевой щетке? — спросил он, улыбаясь уголками рта. — Чарити, несомненно, великий мастер по вытиранию пыли с товара.
— Что за дурацкие шутки, черт возьми? — возмутился Дэвис. — Не забывайте, мы говорим о моей сестре.
— Да-да, конечно, — примирительно произнес Илиас.
— Она была одержима идеей спасения магазинов Трута, потому что чувствовала ответственность за семью, Чарити не раз говорила, что магазины принадлежат Мередит и мне. Это — наше наследство, и она сохранила его для нас.
— Это так похоже на Чарити, — сказал Илиас все с той же загадочной улыбкой.
Дэвис нахмурился, но решил не обращать внимания на ухмылку собеседника.
— Черт возьми, я даже не думаю, что ей был по душе этот бизнес с супермаркетами, — продолжал он. — Она однажды сказала мне, что ответственность за такое большое количество людей и их работу не давала ей спать по ночам. Если бы не ее чувство долга, я думаю, Чарити продала бы магазины после смерти папы.
— Возможно, — согласился Илиас.
— Но с другой стороны, — сказал задумчиво Дэвис, — мы с Мередит сразу же после колледжа полноценно включились в дело. Хотя, естественно, руководить продолжала Чарити. Компания очень нуждалась в ней, и дела развивались стремительно. А тут еще появился Брет Лофтус со своей идеей слияния двух компаний.
— О дальнейшем мне известно, — кивнул ему Илиас.
— Мы с Мередит полагали, что они прекрасно подходят друг другу. Черт, да ведь и все считали их идеальной парой.
— Лофтус был слишком большим для нее, — заметил Илиас.
Дэвис споткнулся на полуслове и, нахмурившись, переспросил:
— Что значит большим?
— Да так, не важно, продолжайте.
— Казалось, все складывается замечательно, пока не настал тот вечер, когда они должны были обручиться. Это случилось год назад. — Дэвис окинул собеседника быстрым изучающим взглядом. — Полагаю, вы слышали, что произошло?
— Да, — подтвердил Илиас. Дэвис поморщился:
— Нужно хорошо знать Чарити, чтобы понять ту странную выходку, так непохожую на нее. Это было совсем не в ее характере. Она просто расклеилась перед собравшейся публикой. Многие и до сих пор не могут поверить в случившееся.
— Она сказала, что была не в себе.
— Да, у нее были какие-то приступы беспокойства, — вздохнул Дэвис, — К сожалению, только в тот злополучный вечер мы с Мередит впервые поняли, какой тяжелой ношей было для Чарити управление компанией Трута.
— Вы можете больше не беспокоиться о ней, Трут. Сейчас все складывается хорошо. Чарити полюбила свой книжный магазин. Она даже призналась мне, что малый бизнес — именно ее призвание.
— Хорошо, но это отнюдь не ваше призвание, Уинтерс, — с проснувшейся подозрительностью сказал Дэвис, прищурив глаза. — Так зачем же вы прикидываетесь удовлетворенным этой глупой лавкой древностей?
— Вы, кажется, так и не поняли, Трут, что я вовсе не прикидываюсь, — медленно вздохнул Илиас. — Но есть еще одна вещь, которую вам следует знать.
— Что же это?
— Я собираюсь жениться на Чарити. Если, конечно, она согласится.
Ближе к восьми Чарити оставила свои тщетные попытки сосредоточиться на заполнении бланков заказов. Закончить эту работу вопреки ее намерениям сегодня вечером явно не удастся. Она раздосадованно бросила ручку и откинулась на спинку кресла. Посидев так несколько минут, Чарити резко оттолкнулась ногой от пола, так что кресло повернулось вполоборота и она оказалась лицом к лицу с Отисом.
— Послушай, соня, — сказала она попугаю, дремавшему на вешалке, — у меня не выходит из головы тот обломанный кусочек акрилового ногтя. Это ведь был цвет «Малиновый Дженнифер».
Отис приоткрыл один глаз и окинул Чарити недобрым взглядом.
— Не хочешь ли пари на любое количество подсолнечных семечек, — спросила она, не обращая внимания на недовольство Отиса, — что Дженнифер была как-то связана с Риком Свинтоном?
Очевидно, поняв, что вздремнуть ему не удастся, Отис открыл второй глаз и расправил крылья.
— Все кругом убеждены, — продолжала рассуждать Чарити, — что Лейтон Питт имел веские причины для убийства как Гвен, так и Свинтона. Питт все потерял из-за них, даже свою новую жену. Но если хорошенько подумать, так ведь и Дженнифер тоже потеряла все.
— Кхе-кхе-кхе, — проворчал в ответ Отис, перебираясь с одной вешалки на другую, где была подвешена его миска с кормом.
— Кажется, никто не станет спорить, что Дженнифер вышла замуж за Лейтона из-за его денег. Он и сам понял это. И тут в город заявляется бывшая жена Лейтона с планом разорить его. Ее план сработал, конечно, не без умелой помощи Свинтона. И вот результат: Лейтон остался на мели, а Дженнифер при разводе не получит ни цента.
Отис, кося блестящим глазом, старательно щелкал семечки своим мощным клювом.
Чарити наклонилась вперед, подперев рукой подбородок.
— Если сравнивать мотивы, то Дженнифер ничуть не меньше Лейтона должна была желать мести обидчикам. Как он потерял все, так и она. Могу поспорить, что никто еще не проверил ее алиби в обоих случаях.
Попугай наконец закончил трапезу и не спеша вернулся на свою прежнюю вешалку-насест. Устроившись поудобнее, он затих, наполовину прикрыв глаза.
— Знаешь, Отис, у меня какое-то странное чувство. — Чарити вскочила и быстро прошлась по комнате. — Посмотри на факты. Все, кто лишил Дженнифер последних надежд, связанных с Лейтоном Питтом, или мертвы, или за решеткой. Тебе не кажется это удивительным?
Отис не отвечал.
— Эй, ну-ка не вздумай спать! — возмущенно повернулась к нему Чарити. — Нам нужно как следует все обсудить. Если Лейтону Питту удастся доказать свою невиновность, у нас снова появится повод для беспокойства. Я точно знаю, что Тиберн снова начнет кидать подозрительные взгляды на Илиаса.
Отис, проявляя очевидное равнодушие к такой возможности, начал закрывать глаза.
— Чем больше я думаю об этом, тем меньше мне все это нравится, — сказала Чарити, подойдя к вешалке с попугаем. — Так или иначе, мне необходимо поговорить с Хэнком Тиберном. Я хочу, чтобы он по крайней мере проверил алиби Дженнифер. Интересно, что она делала в те дни, когда произошли эти убийства? Как ты считаешь, это вполне приемлемая просьба каждого обеспокоенного гражданина или нет?
Она подняла истрепанное полотенце и накинула себе на предплечье, протянув руку попугаю.
— Спускайся, Отис. Трудно сказать, как долго проговорят Илиас с Дэвисом. Не лучше ли нам отправиться на поиски Хэнка?
Птица недовольно пробормотала что-то, но перебралась на обернутую полотенцем руку.
Чарити поморщилась.
— Отис, ты действительно собираешься превратиться лишь в пожирателя семечек? Нет, все-таки попугай зрелого возраста имеет довольно неприглядный вид.
С птицей на руке Чарити выключила свет и направилась к выходу. Когда она закрыла двери «Шепота», было уже почти восемь.
Поиски Тиберна и последующий разговор с ним заняли у Чарити около двух часов. За это время бухту окутал густой туман. Последний слабый луч сумеречного света утонул в тяжелой мгле, накрывшей все вокруг и пропитавшей влагой каждый глоток воздуха.
Пристань погрузилась в неестественный мрак. Было совершенно невозможно разглядеть что-либо в двух шагах за ближайшей оградой, только слышалось, как там, внизу, в черной пугающей бездне, что-то мрачно шептали волны. Чарити почудилось, что они с Отисом оказались в каком-то кошмарном, сюрреалистическом мире.
— Держись крепче, Отис, — произнесла Чарити, придерживая над попугаем свою куртку, чтобы хоть немного согреть его. Было не очень холодно, но промозгло и зябко от сырости, висевшей в воздухе. — Сейчас мы отправимся в «Обаяние и достоинство» за твоей переносной клеткой, — продолжала молодая женщина. — Я укрою тебя хорошим теплым одеялом, а затем мы заберемся в автомобиль и включим обогреватель. И все будет прекрасно.
Отис неприязненно проворчал что-то противным голосом. Чарити отчетливо послышалось, что попугай сказал ей, будто ему не так уж и холодно, а небольшой туман совсем не помешает.
— Неблагодарный петух, — буркнула Чарити, подходя к двери магазина Илиаса и выуживая из кармана юбки брелок с ключами, который он оставил ей. — Всегда пытаешься доказать свою независимость.
Она открыла дверь и вошла внутрь. Магазин, в котором и в ясный день при полностью включенном освещении царил полумрак, сейчас был погружен в глубокую тьму.
Шаря рукой по стене у входа в поисках выключателя, Чарити пробормотала:
— Я уже говорила Илиасу и еще сто раз повторю, чтобы он установил освещение получше.
— Кхе-кхе-кхе, — насмешливо отозвался Отис.
— Ладно, ты всегда на его стороне. — Она наконец нашла выключатель и щелкнула им. Над длинными рядами витрин слабо засветилось несколько ламп. Они бросали мрачные, тусклые лучи света, совсем не проникающие дальше захламленного прилавка.
Эффект был потрясающий, даже чересчур, с точки зрения Чарити. С трудом сдерживая дрожь, она понесла Отиса в дальний конец магазина. Там было совсем темно, так что Чарити едва могла разглядеть даже кассовый аппарат.
Внезапно молодая женщина почувствовала резкий знакомый запах:
— Отис, почему здесь пахнет бензином? — спросила она беспокойно. Странный холодок опасности, который она ощутила несколько минут назад, шагая сквозь туман, снова пробежал по спине Чарити, когда она подошла к прилавку. Ее охватил озноб. Отис, вероятно, почувствовал это и застыл на ее руке.
Это тревожное ощущение привело Чарити в глубокое смятение.
— Господи, — взмолилась она, — пожалуйста, только удержи меня от пучины страха! Пожалуйста. Мне было так хорошо в последнее время!
— Я рада, что хоть кому-то было хорошо, — вдруг раздался голос Дженнифер Питт, которая появилась из темноты, держа в руках пистолет. Отблески света зловеще играли на его гладком стволе. — Мне почему-то, черт возьми, в последнее время было совсем плохо!
Чарити с Отисом застыли как вкопанные. Они оба не смели взглянуть Дженнифер в глаза.
Высокая, со стройной фигурой, доведенной до совершенства занятиями в домашнем гимнастическом зале, Дженнифер Питт с оружием в руках выглядела в этом темном магазине так же неуместно, как и вся ее жизнь в Бухте Шепчущих Вод. Ее пышные волосы были уложены с помощью фена в калифорнийском стиле, множество локонов располагалось в затейливом беспорядке вокруг безукоризненно накрашенного лица. На Дженнифер была уютная красная замшевая жилетка поверх белой блузки и отороченные серебром джинсы. На волосах ее, как всегда, темнели поднятые очки.
Холодная ярость, сверкавшая во взгляде Дженнифер, выбивалась из ее привычного облика.
— Все дьявольски несправедливо, — прошипела Дженнифер. — Я приложила к этому столько труда, Я собралась покинуть город с полумиллионом долларов в кармане. Полмиллиона долларов, ты слышишь? А они все разрушили. Все мои планы, все пошло прахом!
Чарити пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем обрести возможность говорить.
— Дженнифер, — сказала она, не двигаясь и не отрывая глаз от пистолета, — не волнуйтесь. Постарайтесь воспринять это с легкостью.
— Ты понимаешь, что эта сука Гвен хотела отомстить? — воскликнула Дженнифер с лихорадочным блеском в глазах. — Лейтон не раз говорил мне о большом деле, которое он собирался провернуть. И я решила оставаться рядом, пока у него не появятся деньги. Большие деньги, по его словам. Это была бы крупнейшая сделка за всю его жизнь. Я собиралась бросить его, как только узнаю, что могу рассчитывать на наличные.
— Опустите ваш пистолет, Дженнифер. — по-прежнему не двигаясь, произнесла Чарити. — Это лишнее.
— Но Рик открыл мне всю правду. — Казалось, Дженнифер совсем не слышала слов Чарити. — Он предупредил меня, что у Гвен совсем другие планы. Она умело расставила ловушку и заманила в нее Лейтона, чтобы насладиться своей местью.
— Вы встретились с ней в ту ночь, когда все ожидали прилета космических кораблей, не так ли? — мягко спросила Чарити. — Вы отыскали Гвен в трейлере и выстрелили в нее?
— Я не собиралась убивать ее. — Речь Дженнифер стала отрывистой. — Но она смеялась надо мной, обзывала меня дурой. Сказала, что я никогда не получила бы от Лейтона даже десяти центов. А потом она ударила меня, и пистолет выстрелил.
— Это был несчастный случай, — быстро сказала Чарити, — а не убийство.
— Я только хотела напугать ее. Заставить ее отдать мне часть денег, которые она вытянула у Лейтона. Это были мои деньги, понимаешь? Я пожертвовала целым годом своей жизни, чтобы получить их. Ты не представляешь, как было противно, когда он лапал меня своими грязными руками! Я ненавидела это. Я ненавидела каждую минуту с ним, но должна была притворяться, что мне это нравится.
— Неужели Рик Свинтон был лучше? — спросила Чарити.
— Рик? Этот паршивый мешок с дерьмом? — сверкнула зубами Дженнифер, зловеще улыбаясь. — Я спала с ним только для того, чтобы узнать о планах Гвен в Бухте Шепчущих Вод. Я сразу поняла: она что-то замышляет, как только Гвен появилась в городе. И Рик в конце концов рассказал мне обо всем.
— Но к тому времени было слишком поздно останавливать ее, — продолжила Чарити.
— Да, слишком поздно. — Дженнифер подняла дуло своего пистолета. — Все всегда слишком поздно в этом проклятом городишке. Все, что я хотела, это поскорее убраться отсюда, а вместо этого попалась в ловушку.
— Я понимаю тебя, Дженнифер, — мягко сказала Чарити. Отис, сидевший на ее руке, сильно дрожал, но молодая женщина не смогла бы сказать, чья это была дрожь — ее или попугая. Может, у них обоих был приступ страха? Разве это не естественно в данных обстоятельствах?
— Когда Гвен умерла, этот ублюдок Свинтон пытался шантажировать меня. — В голосе Дженнифер появились истерические нотки.
— Шантажировать? — удивилась Чарити. — Но чем? — Что-то щелкнуло в ее мозгу. — О мой Бог! Пропавшая кассета.
— Да, проклятая кассета. Эта сука Гвен запустила ее в ту ночь, когда мы столкнулись. Я тогда об этом не знала, и на нее все оказалось записано. Любой, кто прослушает запись, узнает, что стреляла я.
— И Рик обнаружил ее вместе с телом?
— Он знал, где смотреть, и забрал ее, воспользовавшись неразберихой. Свинтон знал о привычке Гвен всегда записывать все, что происходит в этом чертовом домике на колесах. — Глаза Дженнифер сузились. — Между прочим, сначала он пытался заставить меня считать похитителем кассеты Уинтерса.
Чарити пристально посмотрела на нее:
— Илиаса?
— По его словам, Уинтерс, по-видимому, обнаружил кассету, когда зашел посмотреть, что случилось. В конце концов, он действительно находился там рядом с телом несколько минут. У него было достаточно времени, чтобы заметить магнитофон и сунуть кассету в карман.
— Илиас действительно заметил магнитофон, но пустой. Он потом рассказал об этом Тиберну.
— Как только меня стали шантажировать, я поняла, что угроза исходит от Рика и Уинтерс тут ни при чем.
Чарити прокашлялась.
— Я уверена, — сказала она, — что Илиасу польстит ваша вера в его честность.
— Да не в его честность, дурочка, а в твою.
— Мою? — удивленно воскликнула Чарити. — Но при чем здесь моя честность?
— Потому что у тебя роман с ним, все знают. Я поняла, что раз уж ты спишь с ним, он не может быть таким типом, который крадет улику, а потом кого-то шантажирует с ее помощью.
Чарити дважды открыла и закрыла рот, прежде чем ей удалось произнести:
— Понимаю.
— С другой стороны, — продолжала Дженни-фер, — шантаж был излюбленной манерой Рика Свинтона, его стилем. Он свалял дурака, надеясь, что я не узнаю, чьих это рук дело.
— Так вы убили и его?
— Я оставила выкуп на заднем крыльце старой хижины Росситера, как мне было предписано, и уехала. Но на самом деле я спрятала автомобиль и снова вернулась к хижине, чтобы подождать появления Рика. Он не заставил себя долго ждать.
— И вы сцепились с ним?
Дженнифер криво улыбнулась:
— Он орал на меня, говорил, что я еще пожалею, потому что он знает, как отомстить за себя, если с ним что-то случится, но я не поверила ему.
— Вы застрелили его и столкнули тело с утеса в воду?
— Я надеялась, что его унесет волнами в бухту. Это позволило бы повесить оба убийства на Лейтона. Но только сегодня утром я поняла, что означали слова Рика о мерах предосторожности. Я получила запечатанное письмо, отправленное срочной почтой его юристом из Сиэтла. В нем Рик просто описал, что он сделал. Ублюдок!..
Чарити снова начал мучить страх. Тщетно стараясь унять дрожь, она спросила:
— Что это означает? Какие меры мог предпринять Рик?
Дженнифер взглянула на нее с отчаянной решимостью.
— Он спрятал эту проклятую кассету где-то здесь, в «Обаянии и достоинстве»! — почти выкрикнула она. — Написал, что лучше тайника не придумать. Он знал, что если ее найдут, вся вина за шантаж ляжет на Уинтерса.
— Положение становится слишком серьезным, — прошептала Чарити, — Дженнифер, послушайте меня.
— Я пришла сюда сегодня вечером, чтобы найти кассету, — сказала, не слушая ее, Дженнифер, отчаянно озирая мрачное, загроможденное стеллажами и сваленными в кучу товарами торговое помещение «Обаяния и достоинства». — Но теперь я вижу, что в этом бардаке совершенно невозможно отыскать что-либо.
— Да, действительно невозможно, — согласилась Чарити. Ей вдруг пришла в голову какая-то мысль, и она горячо зашептала:
— Бегите, Дженнифер! Бегите, пока еще можно. Чего вы ждете?
— Ну уж нет, — жестко сказала Дженнифер, крепко удерживая пистолет. — Я так просто не уйду. Я все продумала и заранее подготовилась. — Ее глаза мрачно сверкали в тусклом свете горевших ламп, и казалось, что в них пляшут язычки огня. — У меня с собой канистра бензина. Я сожгу эту проклятую лавочку дотла, а с ней и всю пристань. И никто никогда не найдет эту чертову кассету.
Чарити почувствовала новый всепоглощающий приступ страха. Когти Отиса впились в ее руку с такой силой, что казалось, вот-вот проткнут насквозь полотенце, на котором сидел попугай. Последним усилием молодая женщина взяла себя в руки и, стараясь придать своему голосу как можно более убедительную интонацию — интонацию президента корпорации, — сказала:
— Дженнифер, послушайте внимательно. Если вы немедленно уедете, у вас еще будет шанс замести следы. Но если вы потеряете время, устраивая здесь пожар, вам не удастся скрыться из города.
— Заткнись! — грубо оборвала ее Дженнифер, кривя губы. — Ты должна умереть, поняла? Свидетели мне не нужны. — Ее рука крепче сжала пистолет, а глаза превратились в узкие щелочки, полыхавшие мрачным, отчаянным огнем.
Чарити приготовилась броситься в сторону. Она понимала, что у нее крайне мало шансов увернуться от выстрела, но это было единственным, что ей оставалось.
И в этот миг заорал Отис.
Его крик был пронзительным, страшным и таким громким, что в первое мгновение обе женщины оказались просто оглушенными. Так, должно быть, кричали предки Отиса в бескрайних джунглях.
Впервые с тех пор как Чарити узнала его, попугай произнес отчетливое и вполне понятное предложение.
— Пришло время расплаты! — визжал он голосом, до жути напоминавшим голос Хейдена Стоуна.
В следующий миг Отис сорвался с руки Чарити. и, широко расправив крылья и открыв свирепый клюв, понесся прямо на охваченное ужасом лицо Дженнифер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Глубокие воды - Кренц Джейн Энн



Очень милый роман, хотя и немного занудный. Метания героя между восточной философией и любимой женщиной это что-то! Хорошо написан и с юмором.
Глубокие воды - Кренц Джейн ЭннStefa
19.12.2013, 16.26





Да, согласна, что немного занудный. Однако читается и даже вполне захватывающий сюжет
Глубокие воды - Кренц Джейн Эннинна
7.04.2015, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100