Читать онлайн Глубокие воды, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Глубокие воды - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Глубокие воды - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Глубокие воды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Если вы не можете противостоять течению реки, плывите вместе с потоком.
Из дневника Хейдена Стоуна.
На следующее утро сразу после девяти Чарити поставила свой автомобиль недалеко от юридической конторы Филлис Дартмур. Выйдя из машины, она направилась в городскую аптеку. Чарити торопилась сделать кое-какие покупки, чтобы вовремя успеть открыть свой «Шепот».
Список этих покупок включал флакон шампуня, мыло, туалетную бумагу и несколько почтовых марок. «Жизнь продолжается, несмотря на то что некая женщина сделала секс своим хобби, соблазняемая загадочным мужчиной, а также на случившиеся в городе убийства», — мрачно подумала Чарити.
Сегодня ей предстоит длинный и трудный день, а она была отнюдь не в лучшей форме. Чарити так и не смогла как следует отдохнуть этой ночью. Во сне она то и дело видела тело Рика Свинтона, плавающее в безбрежном, непроницаемо черном море. Несколько раз за ночь она просыпалась и каждый раз невольно тянулась к теплому и сильному телу Илиаса, но его не было рядом с ней.
Чарити винила во всем себя. Она сама себя лишила спокойного сна в эту ночь. Не сразу ей удалось понять это. Когда Илиас оставил ее перед дверью коттеджа, все внутри у нее еще кипело после комментариев Хэнка Тиберна. Гнев придавал ей сил. Но немного позже, уже в постели, отвратительные кошмары, навеянные вечерними событиями, стали одолевать молодую женщину.
Единственным утешением было приглашение Илиаса сегодня вечером на обед. Когда Чарити осторожно заметила, что сегодня ее очередь готовить, он невозмутимо ответил, что хочет угостить ее в благодарность за защиту от нападок Тиберна.
Чарити не стала спорить. Она почувствовала желание Уинтерса сгладить трещину, возникшую между ними немного раньше, когда она отказала ему и наговорила всякого вздора.
Если он все-таки решит продолжить эту дружбу на почве секса, Чарити примет ее такой, какая она есть. Эта дружба станет тем основанием, рассуждала Чарити, на котором она сможет построить что-нибудь более значительное.
Чарити увидела небольшую группку людей, собравшихся в конце квартала перед почтой, и на секунду задумалась, стоит ли идти покупать марки. Можно было с уверенностью утверждать, что сегодня утром там обсуждают последнее убийство, а у нее не было ни малейшего желания отвечать на поток вопросов.
Стеклянная дверь юридической конторы с красочной надписью «Адвокат Филлис Дартмур» внезапно распахнулась, когда Чарити проходила мимо, Филлис посмотрела на нее потерянным и отчаявшимся взглядом:
— Чарити, я должна с вами поговорить. «А я не хочу с тобой разговаривать», — подумала Чарити. Ее сейчас никак не устраивала пространная беседа с Филлис. Но она не нашла удобного предлога отказаться. И Чарити неохотно остановилась рядом с дверью.
— Полагаю, вы уже слышали о Рике Свинтоне? — осторожно начала она.
— Да, конечно, как и все в городе. — Филлис окинула взглядом улицу, словно боялась, что кто-нибудь увидит ее вместе с Чарити. Убедившись, что за ними никто не наблюдает, она быстрым жестом пригласила Чарити:
— Зайдемте ко мне, пожалуйста, это крайне важно.
Чарити вздохнула и медленно прошла в офис.
— Я не смогу вам рассказать ничего нового. Знаю только, что Свинтона застрелили. Тиберн считает, что выстрел был сделан из того же пистолета, из которого убили Гвен, больше я ничего не знаю.
— Да, конечно, — сказала Филлис, присаживаясь за изящный, изысканно полированный стол и кладя руки на его поверхность. Этот стол, наверное, был семейной реликвией, изготовленной еще в прошлом веке. — Вы, несомненно, понимаете, что у меня был подходящий мотив для этого убийства.
Чарити, казалось, была оглушена этими словами, Она медленно опустилась на один из коричневых кожаных стульев.
— Вы имеете в виду те снимки, с помощью которых Свинтон пытался шантажировать вас?
— Да. — Жесткие подплечники льняного костюма цвета слоновой кости не могли скрыть напряженность шеи и спины Филлис. — Желание убить того, кто шантажирует вас, вполне естественно. Я не отрицаю, у меня словно гора с плеч свалилась, когда я впервые услышала, что Свинтон мертв.
— Но я и не обвиняю вас в этом.
— Однако, как я помню, вы видели фотографии и знаете, что Свинтон пытался шантажировать меня. Кроме того, вам известно, что у меня была причина убить этого негодяя. Чарити, мне необходимо знать, расскажете ли вы об этих снимках Тиберну.
— Нет, я, вне всякого сомнения, не собираюсь рассказывать о них. Филлис, я могу поклясться, что ни разу даже не подумала о том, что вы могли убить Свинтона. Но даже если бы я так и считала, то все равно не отступила бы от своих правил и не стала бы рассказывать о фотографиях Тиберну.
Выражение облегчения мелькнуло в глазах Фил-лис.
— Благодарю вас.
— Рик был противным маленьким зверем. Хэнк рассказал, что это Свинтон нанял двух молодых бандитов, чтобы учинить погром в моем доме месяц назад. И все только потому, что я не польстилась на него. Вы можете в это поверить?
Филлис вздохнула:
— Да, конечно.
— Рик сказал мне, что я еще пожалею об этом. Но мне и в голову не приходило, что он сможет зайти так далеко.
— Я уже говорила вам, он утверждал, что всегда сводит счеты с неугодными, не мытьем, так катаньем. Свинтон также похвалялся, что никому в жизни еще не удалось надуть его.
— Похоже, на этот раз кто-то сумел.
— Да. — Филлис потерла лоб, словно пытаясь избавиться от головной боли. — Черт возьми, я не понимаю, что я смогла найти в нем! Нет, это, наверное, не правда. Я все-таки знаю, что меня привлекало. Это секс в чистом виде, грубый и примитивный, лишенный всяких чувств.
Чарити поморщилась:
— Довольно основательная причина, А он любил готовить еду?
— Нет, — нахмурилась Филлис. — Но почему вы об этом спрашиваете?
— Просто так. Не судите себя так строго, Филлис. Вы не единственная женщина, которая находила Свинтона привлекательным.
— Я знаю. — Рот Филлис скривился в самоуничижительной улыбке, — Предполагаю, что он приводил в наше небольшое любовное гнездышко еще кого-то.
— И сколько же их было?
— По крайней мере была еще одна женщина. Хотя я точно не знаю, может быть, и больше. Удивительно, как мы не встретились друг с другом, приходя в старый дом Росситера и покидая его. Я часто находила салфетки в ванной, на которых были следы чужой губной помады. Однажды я нашла под кроватью порванные колготки. Если хорошенько подумать, то все это действительно вызывает отвращение. Но в то время меня интересовал только страстный секс, и я не обращала внимания на эти мелочи.
— Свинтон, возможно, приводил туда некоторых девушек из вояджеров. — Чарити вспомнила, что Арлин рассказывала о сексуальных домогательствах Рика Свинтона. — Мне говорили, что он развлекался, соблазняя молодых женщин в секте.
— Это не удивляет меня. Он действительно был весьма смазливым типом, не так ли? Чарити посмотрела на Филлис:
— Как вы думаете, он мог шантажировать еще кого-нибудь, кроме вас? Возможно, кого-то из вояджеров?
— Кто может знать, что делал этот противный маленький червяк? — засомневалась Филлис. — Подождите секундочку. Вы полагаете, что его убила какая-нибудь другая женщина?
— Не знаю, — произнесла Чарити, поднимаясь. — Это все-таки работа Хэнка Тиберна — расследовать подобные дела, вы согласны? Впрочем, пока Тиберн не прекратит преследовать Илиаса, эта женщина так и не попадет в его поле зрения. Извините, мне пора на работу. Не беспокойтесь, я ничего не скажу о тех снимках. Полагаю, вы их уже уничтожили?
— Вы шутите? Я сожгла их сразу после того, как вы ушли от меня.
— Вы поступили совершенно правильно, — Чарити подошла к двери и подняла одну руку в полушутливом салюте. — Увидимся на следующем собрании городского совета, госпожа председательница.
— Постойте, еще один вопрос.
Чарити обернулась и посмотрела через плечо:
— Что такое?
— Почему вы так уверены, что я не убивала Свинтона?
Чарити невесело улыбнулась:
— Вы, вероятно, мне не поверите, но у меня с вами есть что-то общее.
Филлис подняла одну бровь:
— Вы тоже любите пофантазировать в сексе?
— Пожалуй, нет. Мне сразу станет плохо, если кто-то свяжет меня и чем-нибудь пощекочет. Со мной случаются приступы клаустрофобии в… э-э… определенных ситуациях межличностного общения.
— Не отвергайте ничего, пока не попробуете.
Чарити перевела дыхание.
— Думаю, если бы кто-то попытался шантажировать меня, то я поступила бы точно так же, как и вы.
— Постарались бы испугать его?
— Да, а если бы это не сработало, то я обратилась бы в полицию.
Филлис распрямила плечи, выглядевшие весьма широкими от подплечников.
— Вы правы. Я, конечно, так не сделала, но если бы угрозы продолжились, то обратилась бы к Тиберну или наняла частного детектива, чтобы разобраться с этим.
— И были бы правы, — сказала Чарити, пожав плечами. — Из-за Рика Свинтона не стоит рисковать и совершать убийство. Но даже если бы одна из нас решилась на такой опасный шаг, то у нее хватило бы здравого смысла не оставлять тело на своем пороге.
Филлис нахмурилась.
— Вряд ли убийца рассчитывал на то, что Свинтона найдут. Я слышала, его тело прибило к берегу волнами. Следовательно, кто-то выкинул его в бухте. Вероятно, тело сбросили с обрыва, рассчитывая, что его унесёт в открытое море.
— Все, кто прожил здесь больше нескольких месяцев, знают, что предметы, брошенные с обрыва, приливом выносит на берег бухты.
Филлис свела вместе свои мастерски подведенные брови, придав лицу сосредоточенное выражение.
— Вы правы.
Чарити продолжила свои рассуждения вслух:
— Таким образом, или убийце нет дела до того, найдут ли Свинтона, или он действительно хотел, чтобы труп обнаружили.
— Вряд ли. Почему кто-то должен хотеть, чтобы нашли тело? Слишком много улик можно получить, обнаружив труп. Скорее всего убийца не из местных и не знает ничего о приливах и отливах в нашей бухте.
— Вы думаете, кто-то рассчитывал, что тело Свинтона унесет в море и оно исчезнет навсегда?
— Да, — ответила Филлис, поигрывая роскошной авторучкой. — Полагаю, что след снова приводит нас к вояджерам, не так ли? Они были приезжими в городе, ничего не знали о приливах и отливах, и, наконец, у них был мотив для убийства. Может, тот же вояджер, убийца Гвендолин Питт, расправился и со Свинтоном. По тем же самым причинам. В конце концов Питт и Свин-тон сговорились, чтобы вместе облапошить членов своей секты.
— Верно. Но Тиберн утверждает, что все вояджеры имеют надежные алиби. Следовательно, он подозревает кого-то из местных, — добавила Чарити.
— А именно того, кто знал о приливах и отливах в бухте и кому было все равно, что тело рано или поздно обнаружат?
— Или того, кто был в таком бешенстве, что не задумывался о последствиях, нажимая на курок.
С этими словами Чарити вышла из кабинета и закрыла за собой дверь.
Еда и секс.
Неплохая идея создавать отношения на такой прочной и твердой основе, решил про себя Илиас. Еда и секс были как раз тем надежным фундаментом, на котором можно построить близкие отношения между мужчиной и женщиной. Не случайно им с Чарити доставляло огромное удовольствие заниматься и тем, и другим.
Было начало десятого. Илиас решил отправиться пораньше в город, чтобы успеть купить свежие овощи, а потом вовремя открыть «Обаяние и достоинство». Он уже убедился, что если поехать за овощами во второй половине дня, то в магазине остается отнюдь не лучший товар.
Илиас стоял у прилавка, раздумывая, брать ли темно-зеленую с пурпурным оттенком капусту брокколи. Капуста выглядела как раз такой, которая ему была нужна. Тем не менее он тронул несколько головок, выбирая самую лучшую.
На сегодняшний обед возлагались особые надежды. Илиас еще раз хотел убедиться, сохранились ли прежние отношения с Чарити. Он желал также, чтобы она наконец поняла, что их связь крепкая, настоящая и надежная. Гораздо более прочная, чем прошлый роман Чарити с Бретом Лофтусом, впрочем, как и любой другой роман, который, может быть, был у нее когда-нибудь.
Илиас подготовил простое деревенское меню. Длинные упругие макароны с маслинами и овощным салатом, свежая брокколи. Из Сиэтла он привез немного плотного, жестковатого хлеба, испеченного по-европейски. Такой хлеб хорошо окунать в оливковое масло и посыпать солью. С той же тщательностью было подобрано и вино — выдержанное ароматное каберне.
После обеда их будет ждать хороший, настоящий, надежный секс. Такой секс, после которого Чарити захочет остаться у него на всю ночь. Такой секс, который приведет ее к убеждению, что это одна из естественных основ их отношений.
Все эти мысли относительно основ их взаимоотношений с Чарити мелькали в голове Илиаса, пока он стоял у прилавка.
Наконец он положил отобранную капусту в пластиковый мешок и направился к кассе. Предстояло еще попасть домой, положить овощи в холодильник, забрать Отиса и затем ехать на пристань.
Через несколько минут, подходя к своему джипу, Илиас увидел Чарити, Она выходила из аптеки с бумажным пакетом в руке. Ее осунувшееся лицо обеспокоило Илиаса, «Наверное, Чарити провела беспокойную ночь», — подумал он.
Илиас направился наперерез. Чарити так ушла в себя, что ему пришлось дотронуться до ее плеча, чтобы обратить на себя внимание. Она наконец заметила Илиаса.
— Доброе утро, — поздоровался он. Чарити резко остановилась, поморгала, нахмурив брови, и только тогда ответила:
— Ох, доброе утро.
— Как ты считаешь, туман к полудню растает или нет? — любезно спросил Илиас.
— Ты думаешь, это смешно?
— Нет, я просто пытаюсь начать разговор, а погода всегда была самой безопасной темой.
Чарити покраснела от гнева. Илиас напомнил ей собственные размышления о погоде во время их вчерашней прогулки вдоль обрыва. «Мы с ней уже довольно хорошо понимаем друг друга», — подумал Уинтерс.
— Что у тебя в пакете? — сердито спросила Ча-рити.
— Обед, вернее, та его часть, которую я не купил вчера в Сиэтле. Между прочим, я хочу еще раз поблагодарить тебя за мое чудесное избавление от подозрений Тиберна. Ты так яростно меня защищала, что я просто поражен до глубины души.
Чарити нахмурилась:
— Хэнк не должен расследовать это дело, предполагая, что ты как-то связан с этими убийствами.
— Он только высказал парочку профессиональных наблюдений. На его месте я поступил бы так же.
— Он мог бы высказать аналогичные наблюдения и обо мне, но удержался.
— Ты живешь в этом городе намного дольше, и, кроме того, ты совсем не похожа на убийцу.
— Ты тоже не похож на убийцу, и вдобавок у тебя не было мотива для убийства.
— Благодарю за доверие, хотя кое-кто с тобой бы и не согласился. Я все-таки такой таинственный и непредсказуемый человек. Кто может сказать, какие темные силы движут мной?
Чарити, как всегда, внимательно и задумчиво посмотрела на Илиаса своими широко открытыми глазами:
— Я знаю, что ты не убивал Гвен Питт, поскольку была с тобой той ночью. И хотя ты на какое-то время оставался один вчера, когда, по мнению Тиберна, убили Свинтона, я знаю, что ты также не убивал и его.
Илиас был поражен твердой уверенностью в ее голосе.
— Ты думаешь, я не способен на убийство?
— Я этого не говорила. Думаю, при определенных обстоятельствах ты можешь и убить. Но здесь совсем другие условия. И кроме того, если бы ты и решил убить кого-нибудь из них, ты не стал бы использовать для этого пистолет.
— Не стал бы использовать пистолет?
— Да, не стал бы, — сказала Чарити, по-прежнему не отрывая от него взгляда. — Ты бы совершил это примитивное насилие совсем по-другому, убивая своих жертв голыми руками.
Илиас внимательно посмотрел ей в глаза. Он не знал, что сказать на это. Чарити и теперь не ошибалась, но Илиасу почему-то не хотелось подтверждать такого рода наблюдения о своем характере, тем более посреди тротуара.
— Очень приятно сознавать, что я располагаю твоей решительной поддержкой, — наконец сказал Илиас.
— Не стоит иронизировать по этому поводу, я сегодня не в настроении.
— Извини. — Недалеко от них открылась дверь, и Илиас смог увидеть, как Филлис Дартмур вышла из своей конторы, повернулась и пошла по улице, удаляясь от них. — Знаешь, если уж говорить о мотивах, то вот прошла женщина, имеющая довольно веский повод для убийства.
Чарити проводила глазами Филлис.
— Она очень переживает, что Тиберн окажется того же мнения, что и ты. Четверть часа назад она пригласила меня к себе в офис и поинтересовалась, собираюсь ли я рассказывать Хэнку о тех чудовищных снимках.
— И ты, естественно, сказала, что нет.
— Конечно, я успокоила ее. Она весьма предусмотрительно сожгла фотографии, так что улик больше нет. Но я все-таки сильно сомневаюсь, чтобы Филлис убила Свинтона. Кроме того, у нее, безусловно, не было мотива убивать Гвен Питт.
— Нет мотива, известного нам, — рассеянно поправил ее Илиас. Подняв глаза на Чарити, он заметил подъехавший на стоянку в центре квартала автомобиль Тиберна.
— Никогда не поверю, что Филлис Дартмур — убийца, — настаивала Чарити. — Не такой она человек.
— Сколько убийц ты встречала на своем веку?
— Совсем не оригинальный вопрос. Знаешь, Филлис поведала мне о двух небезынтересных моментах, которые заставили меня задуматься.
— О чем именно? — Илиас наблюдал, как из патрульной машины вышел Хэнк.
На широком лице Тиберна было довольно мрачное выражение. Выйдя на тротуар, он свернул направо и не спеша прошагал мимо конторы Филлис.
— Она рассказала мне, как Рик Свинтон однажды говорил ей, что всегда старается расквитаться со своими врагами, — продолжила Чарити. — Он также похвалялся, что никому еще не удавалось его надуть. У нас есть достаточно подтверждений справедливости этих слов. Например, погром в моей кухне и случай с теми двумя бандитами, которых он подослал отомстить тебе.
— А как же тогда Арлин Фентон? Она ведь тоже отказала ему.
— Свинтон больше досадовал на тебя за то, что ты остановил его в ту ночь, когда он пытался соблазнить Арлин, — возразила Чарити. — Однако Рик, возможно, считал себя квитым даже с Арлин, поскольку они с Гвен украли ее деньги.
— Хорошая мысль. — Илиас задумался над словами Чарити. — Кроме того, Свинтон подбросил тебе снимки, с помощью которых он неудачно пытался шантажировать Филлис, в надежде, что ты используешь их против нее.
— Верно. У него явно присутствовал некий комплекс мщения. Другим интересным моментом, о котором рассказала мне Филлис, является то обстоятельство, что Свинтон встречался в старом доме Росситера не только с ней, но и с кем-то еще.
— Дом Росситера? — Илиас увидел, как Хэнк остановился перед агентством «Недвижимость Питта». — Если мне не изменяет память, это то место, где Лейтон Питт встречался с Дженнифер до развода с Гвен?
Хэнк Тиберн немного помедлил у входа, потом собрался с духом, словно готовясь к чему-то неприятному, открыл дверь и вошел внутрь.
— Да, — ответила Чарити. — Старый, заброшенный коттедж у обрыва. Во всяком случае, это навело меня на мысль. Если Тиберн прав, допуская, что в обоих случаях действовал один и тот же убийца, тогда нужно искать человека, каким-то образом связанного и с Гвен Питт, и с Риком Свинтоном. Того, кто имел бы причины ненавидеть их обоих. Что ты об этом думаешь? Тогда сократится список подозреваемых.
Илиас увидел, как дверь агентства «Недвижимость Питта» открылась снова.
— Можешь теперь не пытаться составлять список подозреваемых. Думаю, что Тиберн только что арестовал подозреваемого номер один.
— Что? — Чарити внезапно поняла, что внимание Илиаса приковано к событию, происходившему за ее спиной. Она тут же обернулась кругом. — Бог мой! Лейтон Питт. Хэнк арестовывает Лейтона Питта!
Илиас наблюдал, как Хэнк усаживал удрученного Питта в полицейский автомобиль. Перед тем как закрылась дверца машины, на миг блеснули наручники на запястьях Лейтона.
— Точно, как ты и предполагала, — заметил Илиас. — Согласись, что этого надо было ожидать, рассуждая логически. У Питта было немало причин для ненависти к своей бывшей жене, впрочем, так же как и к Рику Свинтону. Ведь они вдвоем разорили его.
— Да, — согласилась Чарити, наблюдая, как Хэнк садится за руль патрульной машины.
— Ничего не поделаешь. — Илиас чувствовал глубокое сожаление и угрызения совести. — Полагаю, теперь мне больше не увидеть тебя в образе амазонки, бросающейся на мою защиту от Хэнка Тиберна.
— А я в этом далеко не уверена в отличие от тебя, Илиас. Все не так просто, — серьезно произнесла Чарити.
— Почему?
— Думаю, что Лейтон Питт не убивал свою бывшую жену или Свинтона.
Вечером около восьми Илиас сидел в позе лотоса на подушке перед низким столиком и наблюдал, как Чарити расправляется с последней порцией его искусно приготовленных макарон. Он обратил внимание, что Чарити съела все до последнего кусочка, но не сделала ни одного замечания о вкусе этого блюда. Ее мысли были заняты арестом Лейтона Питта.
Вернуться назад к основам их взаимоотношений не получилось. Илиас почувствовал себя угрюмым и раздраженным. События сегодня вечером развивались совсем не по его плану.
— Сегодня Тед сказал мне, что Тиберн нашел пистолет Лейтона в багажнике его автомобиля, как раз двадцать восьмого калибра. — Чарити отложила свою вилку и вопросительно посмотрела на Илиаса.
— Что такое? — спросил Илиас.
— Как ты думаешь, случайно ли Лейтон оставил орудие убийства в багажнике своего автомобиля? Я считаю, что здесь абсолютно отсутствует здравый смысл.
— В убийстве вообще редко заключается какой-то смысл. Люди, которые убивают, обычно думают совсем не так, как мы.
— Да, я понимаю, но Лейтон совсем не глупый человек. Он, по-видимому, догадывался, что его прежде всего будут подозревать в этих убийствах. Почему он оставил пистолет у себя?
— Может быть, он собирался еще раз использовать его?
На лице Чарити на мгновение появилось выражение замешательства.
— Я как-то не подумала об этом, — сказала она, задумчиво насупившись. — Нет, в этом не было ровно никакого смысла. Гвен и Свинтон были единственными, кого он мог обвинить в своем разорении.
— Ты напрасно тратишь свое время, вникая во все подробности, Чарити. Связать все вместе — это работа Тиберна.
— Знаешь, что я думаю?
Илиас застонал:
— Нет, но догадываюсь, о чем ты хочешь мне сказать.
Чарити наклонилась вперед над столиком и посмотрела Илиасу в глаза суровым взглядом.
— Я считаю, что кто-то хочет свалить вину на Лейтона.
Илиас, немного помолчав, ответил:
— Вряд ли, конечно, но вполне возможно.
— А по-моему, даже очень возможно. У Лейтона Питта не было желания убивать. Он только искал способ, чтобы поправить свое финансовое положение, и совсем не собирался мстить.
— Ты можешь это засвидетельствовать? — сухо спросил Илиас.
— Лучше назовем это моей догадкой.
— Можешь называть это как хочешь. К чему ты клонишь, Чарити?
Она распрямила плечи.
— Тебе все еще грозит опасность, и поэтому я беспокоюсь.
— Я что-то не понял, объясни, пожалуйста.
— Если выяснится невиновность Лейтона, то подозрение опять падет на тебя, а мне это совсем не улыбается.
— И мне тоже, — согласился Илиас, — но сильно сомневаюсь, что подозрение падет на меня.
— Ты еще не понял всего, Илиас. Я думала об этом весь день и пришла к выводу, что мы должны предпринять некоторые защитные меры. Только тогда мы
Будем уверены, что никто не сможет обвинить тебя в этом грязном деле.
Илиас вдруг насторожился:
— Защитные меры?
— Да, защитные меры. — Чарити поднялась и одним движением сгребла со стола все тарелки. — Нам нужно самим проанализировать имеющиеся факты. Может, мы найдем ключ к разгадке.
— Ключ? — Настороженность Илиаса превратилась в тревогу. — Ты в своем уме? Дело уже закрыто, Тиберн отличный полицейский. Он никогда не арестовал бы Питта, не имея на то веских причин.
Чарити повернулась и посмотрела на Илиаса из кухни. В ее глазах по-прежнему сквозила тревога.
— Не все ли равно, какую улику Тиберн обнаружил в багажнике автомобиля Лейтона? Я не верю, что убийство Гвен и Рика — дело рук Лейтона. А раз так, настоящий убийца все еще на свободе, и пока его не найдут, тебе грозит опасность. Если Лейтон Питт сможет доказать свою невиновность, ты наверняка будешь следующим подозреваемым.
— Навряд ли.
— Но это так, Илиас! Поэтому нужно принять какие-то меры. Для начала нам необходимо получить как можно больше сведений. Если Свинтон шантажировал Филлис, то он мог шантажировать и других. Это разумное предположение, не так ли?
Чарити все это затеяла ради него, напомнил себе Илиас, немного успокаиваясь от этой мысли.
— И с чего ты предлагаешь начать? — осторожно спросил он.
— Со старого дома Росситера, — ответила Чарити, складывая посуду в раковину. — Моя тревога утихнет, если мы найдем какие-нибудь улики против еще кого-нибудь, так или иначе связанного со Свинтоном. Того человека, у которого, возможно, есть причины скрывать эту связь. Скоро уже стемнеет, а я хочу осмотреть это небольшое любовное гнездышко Рика Свинтона.
До старого дома Росситера было больше четверти мили от основной дороги. Он сгорбился в мрачной тени посадки раскидистых пихт. Немного дальше над ним возвышался уклон косогора, скрывая это полуразрушенное здание от случайных взглядов.
«Этот дом выглядит как жалкая, маленькая хижина», — подумал Илиас. Даже вечером было заметно, что постройка не знала ремонта уже много лет. Стреха ненадежно свисала над задним крыльцом, грозя вот-вот обрушиться.
— По-моему, нет нужды для беспокойства, что кто-то сможет увидеть наши фары, — бодро сказала Чарити, обойдя вокруг капота джипа и останавливаясь рядом с Илиасом. — Я считаю, что мы должны найти здесь что-нибудь интересное.
Илиас искоса взглянул на молодую женщину. На Чарити были джинсы и темный свитер. Ее волосы были сколоты затейливой заколкой. От нее так и веяло нетерпением и энтузиазмом, что не на шутку встревожило Илиаса.
— Чарити, предупреждаю, что пока не разделю до конца твои доводы, по которым нам следует обыскивать этот дом, я не стану тебя поддерживать.
— Я придиралась к тебе или жаловалась, когда ты обыскивал домик Свинтона?
— Разумеется, и не раз.
— Хорошо, но тогда было совсем другое дело. В ту ночь рядом с нами были припаркованы машины половины жителей города, а здесь мы одни.
— Чарити, какая в этом необходимость? Шансы найти здесь что-нибудь близки к нулю.
— Ты просто ничего не понимаешь. С этого придется начинать. Зайдем посмотрим, — сказала Чарити к решительно направилась к покосившемуся крыльцу черного входа.
Илиас тоскливо подумал о своих несбывшихся планах на сегодняшний вечер. Еда и секс. Это так просто, надежно и прекрасно. Сейчас они с Чарити должны были быть уже в постели. Но он готов был дать голову
На отсечение — ничто не могло заставить Чарити отказаться от ее намерений.
Внутренне сопротивляясь, он поднялся за ней по ступенькам крыльца. Чарити уже подошла к проему окна. Она направила луч фонаря на подоконник.
— Тебе никогда не приходилось взламывать окна? — спросила она, возясь с запором.
— Почему бы сначала не попробовать открыть дверь? — Илиас подошел к двери. — Да и кому понадобится запирать эту хибару?
Он взялся за ручку и с силой дернул за нее. Дверь с громким скрипом открылась.
— Хорошая мысль, — похвалила его Чарити.
— Спасибо на добром слове, мужчинам нравится чувствовать себя незаменимыми. — Илиас вошел в небольшой коттедж.
Чарити не отставала от него. Внутри стоял стойкий запах плесени.
— Фу! — сморщила нос Чарити. — Какой здесь ужасный запах. В этом доме свиданий пахнет совсем не духами, не правда ли?
— Да, уж точно не духами, — согласился Илиас. В доме чувствовалась застоявшаяся сырость, словно его довольно долго никто не проветривал. — Может быть, подружкам Рика нравилась такая затхлая атмосфера.
Фонари осветили грязные серые чехлы, закрывающие массивную мебель, которая, вероятно, потихоньку гнила на сыром полу. В кирпичном камине была черная пустота, не было заметно ни единого признака того, чтобы кто-нибудь недавно пользовался им.
— Здесь, наверное, было немного прохладно для Рика и его пассий, — пробормотал Илиас.
— Думаю, они согревались своим собственным теплом. — Половица скрипнула, когда Чарити подошла ко входу в другую комнату и заглянула внутрь. — Небольшая спальня и ванная комната. Только и всего.
— А что ты ищешь?
— Не знаю. Начнем со спальни. Главные события происходили там.
Не дожидаясь ответа, Чарити прошла в комнату. Через секунду до Илиаса донесся вздох изумления.
— В чем дело? — спросил он, заглядывая в открытую дверь. Взглянув на картину, освещаемую фонарями, он ухмыльнулся, несмотря на скверное настроение.
Чарити находилась в спальне, свет ее фонаря падал на прогнувшийся каркас древней железной кровати. На вытянутых пружинах лежал голый грязный матрас. На спинке кровати в изголовье покачивалась пара кожаных наручников.
— Не могу даже представить себе, чтобы кто-то согласился приковать себя к спинке, — прошептала Чарити.
— Это не настоящие наручники. От них можно очень легко и быстро избавиться: достаточно повернуть их в нужную сторону — и ты свободен.
— Откуда тебе это известно?
— Хороший продавец должен знать все о своем товаре, — ответил Илиас. — У меня есть несколько подобных наручников на прилавке «Обаяния и достоинства».
— Удивительно!.. — Чарити взглянула на Илиаса и нахмурилась. — Помоги же мне осмотреть здесь все хорошенько.
— Ах да, улики! Нам нужны улики, чтобы спасти мою шкуру, в случае если Тиберн устроит на меня охоту. — Илиас принялся бродить по небольшой спальне. — Что ты скажешь насчет наручников? Подумай, могут ли они быть полезной уликой?
— Когда ты оставишь свои шутки? — спросила Чарити, опускаясь на колени и заглядывая под кровать. — Не забывай, Илиас, ты в весьма затруднительном положении.
Он навел луч фонаря на ее соблазнительные округлые ягодицы, туго обтянутые джинсами.
— Перестань постоянно напоминать мне об этом, я сам хорошо знаю, в каком положении нахожусь.
— Иди проверь ванную.
— Слушаю и повинуюсь. — С коротким вздохом сожаления Илиас оторвался от захватывающего созерцания такого крутого зада. — Но должен сказать тебе, мне по-прежнему не нравится эта твоя затея. Нам не удастся найти здесь что-нибудь стоящее, и даже если мы и найдем что-нибудь, то эта находка окажется бесполезной, поскольку Тиберн уже взял подозреваемого под охрану.
— Если мы здесь найдем хоть какую-нибудь улику, — сказала Чарити, — я смогу почувствовать себя намного спокойнее.
— То есть задача поиска другого человека взамен Питта, у которого был повод убить Гвен, остается.
— В конце концов должен же быть другой подозреваемый. Ведь Питт сам рассказал нам о своих финансовых проблемах, когда Гвен уже была мертва. Стал бы он выкладывать их, если бы был убийцей? Ведь это равносильно тому, что он сам сообщил нам о мотиве своего убийства. Виновный человек никогда не позволит себе совершить такую непростительную глупость.
— Интересное наблюдение, — согласился Илиас. Он поплелся в обшарпанную ванную комнату и осветил потрескавшуюся и обитую раковину. — Чарити, я хочу у тебя что-то спросить.
— Что такое? — донесся приглушенный голос Чарити.
— Скажи, пожалуйста, ты затеяла все это, потому что я стал объектом твоего очередного спасательного проекта?
— Спасательного проекта?
— Ну да. Похожего на проекты по выводу Отиса из депрессии или по сохранению названия и статуса пристани.
— Я плохо тебя слышу, — отозвалась Чарити из спальни.
Илиас вышел из ванной комнаты.
— Я спрашиваю, ты занялась этой проблемой, потому что просто решила опекать меня? Если это так, то хочу заметить, что я совсем не бедный лавочник на пристани и не удрученный попугай, которых нужно спасать.
— Илиас, посмотри на это.
Илиас прошел в маленький коридор и увидел Чарити, стоящую в дверях спальни. Он направил фонарь сначала на ее возбужденное лицо, а затем — на небольшой предмет, зажатый между большим и указательным пальцами.
— Что это? — спросил Илиас.
— Точно не уверена, но думаю, что это кусочек миниатюрного акрилового ногтя.
— И всего-то? Многие женщины имеют такие ногти.
— Да, конечно, — сказала довольная Чарити, — Но в Бухте Шепчущих Вод наверняка этот ноготь сделан в салоне «Ногти от Рэдиенс».
— Не буду спорить с тобой относительно такого умозаключения, но вряд ли это сможет сослужить тебе службу.
— Это мы еще посмотрим. — Чарити достала из кармана носовой платок и аккуратно завернула туда свою находку. — Я с уверенностью могу сказать только одно: цвет этого кусочка не совпадает с лиловым цветом ногтей Филлис. Я поговорю утром с Рэдиенс, она подскажет, чей это ноготь.
— Прекрасно, поговори с Рэдиенс. Между прочим, ты подумала, как ответить на мой вопрос?
Чарити невинно подняла глаза:
— Что за вопрос?
Илиас почувствовал, как раздражение понемногу закипает у него внутри.
— Я хочу узнать, почему ты все это затеяла?
— А что, разве не ясно? Я занимаюсь этим, потому что ты мой друг.
— Ты уверена, что это единственная причина?
— А какая еще причина нужна для этого? — спросила Чарити.
— Откуда же мне знать? — пробормотал Илиас, доведенный до белого каления. — Я только подумал, что должна быть более личная причина твоей непомерной заботы о моем благополучии.
— Что может быть более личным, чем наша дружба? — вежливо поинтересовалась Чарити, проходя мимо Илиаса в прихожую.
От этих слов Илиас на мгновение потерял всякий контроль над собой, Гнев нахлынул на него с невероятной силой и полностью подавил чувство здравого
Смысла. Он повернулся кругом и направил фонарь на Чарити.
— Ты так самоотверженно беспокоишься обо мне, потому что дико, безумно и страстно меня любишь? — спросил Илиас с пугающей яростью.
— И поэтому тоже, — согласилась Чарити.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Глубокие воды - Кренц Джейн Энн



Очень милый роман, хотя и немного занудный. Метания героя между восточной философией и любимой женщиной это что-то! Хорошо написан и с юмором.
Глубокие воды - Кренц Джейн ЭннStefa
19.12.2013, 16.26





Да, согласна, что немного занудный. Однако читается и даже вполне захватывающий сюжет
Глубокие воды - Кренц Джейн Эннинна
7.04.2015, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100